16. Сравнительно-историческое языкознание 19 века (Потт, Курциус, Кун, Бенфей, Шлейхер, Шмидт)

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ — область языкознания, имеющая целью реконструкцию синхронных (см. Синхрония) состояний отдельных языков, не засвидетельствованных письменностью, диахронических (см. Диахрония) процессов в истории отдельных языков, истории группы родственных языков, в тысяча число, числительное установление происхождения языковых семей, языков и отдельных элементов их системы, установление генетического родства между языками (происхождение из одного источника).

Использует сравнительно-исторический и другие методы исследования.

Потт (Pott) Август Фридрих (14.11.1802, Неттельреде, Ганновер, — 5.7.1887, Галле), немецкий языковед, доктор философских наук (1827).

Учился в Гёттингенском университете (1821—25).

Профессор университета в Галле (с 1838).

Один из основоположников сравнительно-исторического языкознания. Установил ряд строгих звуковых соответствий между индоевропейским языками. Основная работа — «Этимологические исследования в области индогерманских языков» (т. 1—2, 1833—36), в которой П. сопоставлял слова родственных языков, отказавшись от этимологизирования по внешнему сходству. Занимался также вопросами общего языкознания, ономастикой, исследованием цыганского и др. языков, индоевропейской мифологии и культуры.

Курциус

Был профессором в Праге, Киле и Лейпциге; стремился применить данные сравнительного языковедения к классической филологии.

Об этом его работы:

«Die Sprachvergleichung in ihrem Verhältniss zur klassischen Philologie» (нов. изд., Б., 1848);

«Sprachvergleichende Beiträge zur griechischen und lateinischen Grammatik» (I, Б., 1846);

«Grundzüge der griechischen Etymologie» (5 изд Лейпциг, 1879) — интересный труд, в котором он решал задачу нахождения строгой научной основы для греческой лексикографии;

«Das Verbum der griechischen Sprache» (2 изд., I — II Б., 1877-1880).

Последнее его сочинение: «Zur Kritik der neuesten Sprachforschung» (Лейпциг, 1885) обращается против воззрений и стремлений младшего поколения индогерманистов (младограмматиков), которые, часто исходя от взглядов Курциуса, зашли гораздо дальше его и, по его мнению, ошибались.

После его смерти Э. Виндиш опубликовал: «Kleine Schriften von Georg Curtius» (Лейпциг, 1886-1887).

В языкознании второй половины 19 в. заметное место занимает Георг Курциус(1820—1885) как выдающийся продолжатель А. Шлайхера, перешагнувший рубеж нового периода развития компаративизма. Ему принадлежат тонкие исследования древнегреческого основообразования. Он признаёт два периода развития индоевропейской языковой структуры — “период организации”, когда создаются все основные типы языковых форм, и “период совершенствования”, когда изменения происходят в твёрдых границах типа. Им учитывается важность изучения позднейших процессов, но главная цель видится всё же в выявлении первоначальных составных частей существующих форм и в распознании “бессознательных целей творившего языкового духа”. Г. Курциус понимает (в духе бопповской теории агглютинации) морфологические процессы в период организации языка как присоединение к глагольным и именным основам односложных местоимённых основ поодиночке или группами. Он ставит вопрос о хронологической последовательности этих процессов и выдвигает важное понятие языковой хронологии. Выделяются 7 периодов развития общеиндоевропейской морфологической структуры (период корней, период детерминативов, первичный глагольный период, период образования тематических основ, период сложных глагольных форм, период образования корней, период образования наречий).

16 стр., 7634 слов

Внеклассная работа по русскому языку как форма организации учебно-воспитательной ...

... содержание внеклассной работы рассмотреть методические приемы проведение внеклассных мероприятий Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложения. Глава 1. Внеклассная работа по русскому языку как форма организации учебно-воспитательной работы в национальной школе 1.1. Организация внеклассной работы по русскому языку ...

Различаются “правильные” (регулярные) и “спорадические” (нерегулярные) звуковые изменения. Г. Курциус создаёт фактически первый этимологический словарь греческого языка (1858—1862).

Лингвистические построения А. Шлайхера и Г. Курциуса знаменовали собой завершение очередного (второго) периода развития сравнительного языкознания, в течение которого на гигантском эмпирическом материале были обоснованы положения о родстве индоевропейских языков и полностью утвердился принцип историзма. Среди достижений этого периода можно ещё назвать публикацию Августом Фиком (1868) “Сравнительного словаря индоевропейских языков”, существенно дополнившего компендиум А. Шлайхера. Другие достижения второго этапа компаративизма состоят в следующем: включение в исследование ведийских, древнеперсидских, авестийских, гомеровских, италийских текстов; лингвистическая интерпретация балтийских языков и старославянского; появление новых сравнительно-исторических исследований по отдельным группам языков; зарождение науки об индоевропейских древностях и сравнительной мифологии (Адальберт Кун, А. Пикте).

http://www.classes.ru/grammar/134.Reformatsky/worddocuments/77.htm

ШЛЕЙХЕР, АВГУСТ (Schleicher, August) (1821–1868), немецкий лингвист, представитель сравнительно-исторического языкознания.

В своих работах, посвященных как индоевропеистике, так и общему языкознанию, Шлейхер продолжал деятельность индоевропеистов первого поколения: Ф.Боппа, Я.Гримма и др.; в общетеоретических вопросах испытал влияние В. фон Гумбольдта. На Шлейхера повлияли передовые для того времени естественнонаучные идеи, особенно дарвинизм. Это влияние проявилось как в представлениях о языке как живом организме, проходящем те же стадии развития, так и в переносе на развитие языков дарвинистских представлений о естественном отборе, борьбе за существование и др., т.е. во всем том, что впоследствии было названо организмической метафорой. В связи с этим Шлейхера рассматривают как ярчайшего представителя натурализма в языкознании.

9 стр., 4076 слов

Московская школа языкознания Ф.Ф. Фортунатова

... одной из важнейших заслуг Фортунатова в истории языкознания. Проблема формы в языке занимала Фортунатова на протяжении всего периода его научной деятельности. Он ее разрабатывал и ... исследования: работа состоит из введения, двух глав, заключения, и списка использованной литературы. Названия глав отображают их содержание. Глава 1. История становления языкознания 1.1 История развития языкознания как ...

Вслед за Гумбольдтом Шлейхер пытался выявить общие закономерности развития языков, выделяя языковые стадии. «Доисторический» период языкового развития он, как и Гумбольдт, понимал как движение от простого к сложному. Согласно Шлейхеру, наибольшей «зрелости» достигали древнегреческий, латинский языки и санскрит, обладавшие максимальной морфологической сложностью. Более поздний исторический период Шлейхер, в отличие от Гумбольдта, рассматривал как «регресс» по аналогии с процессом старения живых организмов; этот «регресс» отражается в упрощении морфологии современных индоевропейских языков по сравнению с древними. Стадиальные идеи Шлейхера были отвергнуты последующим развитием науки.

Гораздо большее значение для лингвистики имело развитие в работах Шлейхера сравнительно-исторического метода. Шлейхер фактически разработал метод реконструкции, на котором основывается вся последующая компаративистика, а также впервые четко сформулировал концепцию родословного древа, заимствованную из биологической систематики. Согласно ей, развитие языков идет лишь одним способом: языки и языковые группы могут дробиться и расходиться, но не могут скрещиваться между собой; такой подход в целом сохраняется и в современной лингвистике, несмотря на неоднократные попытки его ревизии. В соответствии с этой концепцией все родственные, в частности индоевропейские языки восходят к единому праязыку. Шлейхер впервые четко сформулировал понятие индоевропейского праязыка (раньше часто считали, что индоевропейские языки восходят к санскриту) и на основе регулярных соответствий между известными нам языками предпринял первые попытки его реконструкции (он даже считал, что этот язык им полностью восстановлен, и написал на нем басню).

Велика заслуга Шлейхера и в исследовании отдельных ветвей индоевропейской семьи, особенно германских, славянских и балтийских языков. Шлейхер первым начал систематически исследовать литовский язык, а также литовский фольклор.

Х.Шухардт и Й.Шмидт предложили так называемую «теорию волн»-идею распространения языковых инноваций из центров, где они возникают, к периферии, подобно кругам, расходящимся по воде от брошенного камня и постепенно затухающим. В результате взаимовлияния смежных языков и диалектов границы между ними оказываются не столь четкими, возникают сходства, которые не могут быть объяснены общим происхождением. Каждый такой диалект, постепенно развивающийся в родственный язык, представляет собой сочетание («пучок») волн (изоглосс)При исчезновении промежуточных звеньев (диалектов или языков) могут наблюдаться более четкие различия между родственными языками. При сохранении таких звеньев различия между родственными языками (например, западно-романскими: французский, провансальский и др.) являются непрерывными и родственные языки постепенно переходят друг в друга через ряд промежуточных диалектов, позднейшие контакты которых делают особенно сложным разграничение древних и более поздних диалектических связей. Так, в рамках индоевропейской семьи италийские языки (к которым относится прежде всего латынь) по одним признакам объединяются с кельтскими, по другим — с германскими, по третьим — с греческим, и эти сходства в каждом случае не обязательно связаны с общим прошлым языков (существованием периода общности именно данных групп языков), а могут объясняться более поздними контактами на основе территориальной близости. Таким образом, очень трудно решить, с какой ветвью индоевропейской семьи италийские языки следует сгруппировать в первую очередь при создании индоевропейского генеалогического древа.

2 стр., 834 слов

Н.В. Крушевский, И.А. Бодуэн де Куртенэ, В.А. Богородицкий

... фонологические) процессы, проходившие в конкретные периоды развития конкретных языков или конкретных языковых семей. В «Очерке науки о языке» Крушевский рассматривает проблемы закона в Я. более подробно. ... Они м.б. «статические», определяющие общие свойства языка, и «динамические», определяющие закономерности ...

17. Принципы и методы младограмматизма. Лейпцигский кружок

МЛАДОГРАММАТИКИ И МЛАДОГРАММАТИЗМ

Второй период в развитии сравнительно-исторического и педологи­ческого языкознания связан с деятельностью Лейпцигской лингвисти­ческой школы. Ее молодые представители открыто выступили против догм сравнительного языкознания, защищаемых их учителем Шлейхе-ром. Ф. Царнке назвал молодых языковедов Junggrammatiker — младо­грамматики. Это шутливое название Бругман применил к обозначению научного направления (die jungste Richtung), и «младограмматизм» стал лингвистическим термином, обозначающим лингвистическую кон­цепцию, сыгравшую значительную роль в развитии языкознания.

Манифестом младограмматиков стало предисловие К. Бругмана и Г. Остхофа к первому тому непериодического издания «Морфологи­ческие исследования» (1878).

Основные работы: «Введение в изучение -индоевропейских языков» (1880) Б. Дельбрюка, «энциклопедия младо-грамматизма» — «Принципы истории языка» (1880, рус. пер. 1960) Г. Пауля, «Основы сравнительной грамматики индогерманских языков» (1886—1900) К- Бругмана и Б. Дельбрюка, «Грамматика древнеболгар-ского (церковнославянского) языка» (1909, рус. пер. 1915) А. Лескина.

Младограмматические идеи получили широкое распространение. Их можно обнаружить во Франции — у М. Бреаля («Опыт семасиологии», 1897), в Италии — у Г. Асколи, в Америке — у У. Уитнея, в Швейца­рии _ у ф. де Соссюра, в России — у Ф. Ф. Фортунатова и И. А. Бо-дуэна де Куртенэ. Младограмматизм сказывается особенно явно в исто­рической фонетике и грамматике конкретных языков, диалектологи­ческих исследованиях.

Младограмматизм представляет историко-сравнительное психологическое языкознание. Историзм и психологизм — два основных принципа, которые определяют младограмматическую систему взглядов на природу языка, предмет языкознания и методику научного исследования.

18. Бодуэн де Куртенэ: основные положения теории языка

Труды И. А. Бодуэна де Куртене рассеяны по бесчисленным и часто малодоступным изданиям (преимущественно периодическим), вследствие чего чрезвычайно трудно дать характеристику его научной деятельности, учитывая к тому же почти полную неизученность его научного наследства и нередкую противоречивость суждений.

Говоря в общем плане, следует отметить, что в своих работах он часто предвосхищал положения и теории, которые в дальнейшем оказывались основополагающими для целых лингвистических направлений.

Еще до младограмматиков он стал последовательно применять к изучению звуковых процессов принципы аналогии (его называют даже иногда одним из основоположников младограмматизма), но он же подверг резкой критике механистическое понимание младограмматиками звуковых законов, указав на то, что они являются результатом действия разнообразных и часто противоречивых факторов, почему их вообще нельзя называть законами. Он выступал также против проповедуемого младограмматиками универсально-исторического подхода к изучению фактов языка и защищал права «описательного» исследования языка. В связи с этим находится и его положение о законности двух точек зрения на язык — статической и динамической, которые позже появляются у Ф. де Соссюра под именем синхронической и диахронической лингвистик.

25 стр., 12338 слов

Сопоставление терминологических систем английского и русского ...

... 1975: 28) Термин -- это единица какого-либо конкретного естественного или искусственного языка (слово, словосочетание, аббревиатура, символ, сочетание слова и букв-символов, сочетание слова и цифр-символов), обладающая в ... (позднелат. terminus -- термин, от лат. terminus -- предел, граница) слово или словосочетание, призванное точно обозначить понятие и его соотношение с другими понятиями в пределах ...

И. А. Бодуэн де Куртене критиковал компаративистов за схематическую прямолинейность их реконструкций и призывал отдавать предпочтение изучению живых языков и диалектов, на материале которых можно отчетливей вскрыть связь явлений, причины их изменений и всю совокупность факторов, управляющих развитием языка. Он много способствовал укреплению в языкознании психологической точки зрения («Объяснение языковых явлений может быть только психологическим или в известных пределах физиологическим»), но в то же время стремился внедрить социальный подход к языку («Язык как в целом, так и во всех своих частях имеет только тогда цену, когда служит целям взаимного общения между людьми»).

В развитие этого общего положения он задолго до возникновения социологической школы указывал на социальную дифференциацию языка.

И. А. Бодуэн де Куртене был также одним из первых языковедов, основательно занявшихся фонетикой. В этой области он также достиг выдающихся успехов, в первую очередь своей оригинальной теорией фонемы, развившейся в дальнейшем в фонологию, которая ныне имеет огромную литературу.

Перечисленные научные заслуги И. А. Бодуэна де Куртене не исчерпываются даже применительно к общеязыковедческим проблемам, но дают представление о размахе его исследовательской деятельности. Как уже указывалось, в целом он примыкал к психологическому направлению в языкознании, но все же «…заслуги Бодуэна не в психологизме, а в гениальном анализе языковых явлений и не менее гениальной прозорливости, С которой он усматривал причины их изменений» (Л. В. Щерба).

— Ученик И. А. Бодуэна де Куртене, рано умерший языковед Николай Вячеславович Крушевский (1851 — 1887) за свою недолгую жизнь успел опубликовать немного работ. Основными являются «Очерк науки о языке» (1883) и изданные посмертно «Очерки по языковедению. Антропофоника» (1893).

Но и в этом немногом он проявил себя как талантливый и глубокий ученый.

http://homepages.tversu.ru/~ips/Hist_08.htm

19. Система языка в понимании Крушевского

Научное мировоззрение Крушевского

Крушевский «видел всю свою задачу и вообще задачу лингвистов в высшем стиле в одних только обобщениях…» И.А.Бодуэн де Куртенэ

Мысли о существовании в языке разных типов отношений высказывались уже в трудах И.А.Бодуэна де Куртенэ и Н.В.Крушевского. Более подробно эти отношения рассматривает Крушевский. Существенной чертой учения Крушевского было стремление к обобщениям, что во многом объяснялось его мировоззренческой позицией.

Мировоззрение Крушевского складывалось под влиянием набирающих силу естественных наук и идеалистической позитивистской философии, сводящей задачи науки к описанию явлений на основе субъективных ощущений или представлений. Следствием этого для философской концепции Крушевского был характерен дуализм: Крушевский понимал язык как соединение физических и психических начал, связываемых ассоциацией, а языкознание – как естественную науку – индуктивно-дедуктивную.

23 стр., 11032 слов

1. Аспекты изучения языка (социологический, психологический, ...

... языковые процессы, приводящие к удовлетворению потребностей общества. 3. Суть социологического изучения языка. Основные принципы социологического изучения. Основные вопросы, находящиеся в компетенции социолингвистики ... с другой отражает многообразие социальных ситуаций. Социолингвистику интересует вопрос взаимодействия языка и культуры. В кругу исследуемых проблем также проблема языковой политики. ...

Философская концепция Крушевского нашла отражение в понимании им закономерностей развития языка. Он впервые в русской науке поставил вопрос о системности словообразования. По Крушевскому, «соответствие мира слов миру мыслей есть основной закон развития языка», поэтому он утверждал, что в зависимости от обозначаемых ими понятий слова входят в ряд структурных типов: наиболее общими из них являются признанные грамматикой склонение и спряжение. Вместе с тем Крушевский обращал внимание и на то, что не признавалось «традиционной» грамматикой, специально подчеркивая: «Все то, что известно в грамматиках под общим именем словообразования, представляет массу систем, не настолько выдающихся в необозримой массе слов, составляющих язык, чтобы быть замеченными при поверхностном наблюдении» [5, с.109].

Подходя «обобщенно» к языку, Крушевский рассматривает словообразование как стройную систему одинаково организованных типов слов со свойственными им закономерностями. Логическим объяснением этому является то, что, по Крушевскому, система языка связана с процессами типизации – способностью человеческого мышления классифицировать и обобщать предметы и явления объективного мира в определенные системы и типы понятий.

Крушевский считал, что законы языка подобны законам природы, поэтому призывал изучать то, как устроен язык вообще, а не отдельные языки [4].

Этим важным призывом Крушевский предвосхитил возникновение идей американских генеративистов, занимавшихся проблемами выделения «ядерных» конструкций и их разворачиванием в тексте, то есть, по сути, появление парадигматической концепции в синтаксисе, выдвинувшей понятие синтаксической парадигмы.

Таким образом, важным вкладом Крушевского в науку о языке был поставленный им вопрос о системности словообразования, предусматривающий «обобщенный» взгляд на предметы и явления объективного мира. Это привело к естественному выводу о том, что парадигматический аспект применим к языковым единицам разных уровней и что он может быть использован как для отождествления рассматриваемых единиц, так и для описания их реального употребления.

20. Учение о словосочетании и сравнительно-исторические исследования ф.Ф. Фортунатова. Проблема слова у Пешковского

Учение о словосочетании в отечественной лингвистике.

Создание теории словосочетания по праву считается заслугой оте­чественных лингвистов, так как начиная с самых ранних работ по грамматике (XVIII в.) этот вопрос привлекает внимание исследова­телей. Первые упоминания о словосочетании носят скорее практи­ческий характер, но конец XIX в. и особенно начало XX знаменуют собой возникновение подлинно научной теории словосочетания и связаны с именами таких выдающихся ученых, как Ф. Ф. Форту­натов, А. А. Шахматов и А. М. Пешковский. На протяжении дли­тельного периода своего развития теория словосочетания в оте­чественной лингвистике претерпевала ряд изменений. До 50-х гг. XX в. господствовало широкое понимание термина «словосочета­ние», и любая синтаксически организованная группа, независимо от ее состава и типа синтаксических отношений между составляю­щими, рассматривалась как словосочетание.

3 стр., 1341 слов

12. Московская школа. Лингв-е взгляды Фортунатова

... (формы отдельных слов по отношению к словосочетанию). Так понимает ФФФ языковедение как науку о языке. Язык – совокупность знаков, главным образом для мысли ... концепции формы слова. Распределение слов по грамматическим классам у Фортунатова выглядит следующим образом. Выделяются: 1) слова с формами словоизменения; 2) ... словоизменения. Оказал влияние на синтетические воззрения Шахматова, Пешковского.

Эта точка зрения принята многими отечественными лингвистами в настоящее время, в том числе и в данной работе.

Однако к 50-м гг. XX в. в современном отечественном языкозна­нии возникла иная трактовка этой проблемы, и термин «словосоче­тание» приобрел чрезвычайно узкое значение и стал применяться только в отношении тех сочетаний, которые включают не менее двух знаменательных слов, находящихся в отношениях подчинения. Сочинительные группы либо совсем исключаются из учения о сло­восочетании, либо включаются с многочисленными оговорками. Предикативные и предложные группы полностью исключены из учения о словосочетании. Эта точка зрения была сформулирована акад. В. В. Виноградовым и поддержана многочисленными отече­ственными языковедами.

Для представителей советской лингвистической школы, придер­живающихся такого узкого понимания словосочетания, характерно стремление максимально сблизить слово и словосочетание.

Несмотря на то, что эта точка зрения не разделялась многими ведущими отечественными языковедами (акад. В. М. Жирмунский, проф. Б. А. Ильиш и др.), она стала господствующей в середине XX в., и традиционное понимание словосочетания в отечественной лингвистике в настоящее время ограничивается только подчинитель­ными структурами.

Следует еще раз напомнить, что в настоящей работе принята иная точка зрения, согласно которой любая синтаксически органи­зованная группа рассматривается как словосочетание.

2.0.3. Учение о словосочетании в зарубежной лингвистике. На­учная теория словосочетания возникла за рубежом значительно позже, чем у нас. Теоретическое осмысление этой проблемы полу­чило окончательное завершение лишь в 30-е гг. XX в. и наиболее известно по работам американского лингвиста Л. Блумфилда. Л. Блумфилд понимает словосочетание очень широко и не счи­тает нужным ограничивать сферу словосочетания каким-то особым родом словесных групп. Аналогично отечественным лингвистам XIX и начала XX вв., а также значительной группе современных отечественных лингвистов, Блумфилд считает любую синтаксиче­ски организованную группу, рассматриваемую с точки зрения ее .линейной структуры, словосочетанием. Согласно теории Блум­филда, словосочетания любого языка распадаются на две основные группы: 1)эндоцентрические и 2)экзоцентричес к и е. Блумфилд относит к эндоцентрическим все те словосочета­ния, в которых одна или любая из составляющих может функцио­нировать в большей структуре так же, как и вся группа. Например, poor John представляет собой зндоцентрическое словосочетание, так как составляющая John может заменить сочетание poor John в более развернутом построении: Poor John ran away — John ran away. Сочетание Тот and Mary, согласно Блумфилду, также пред­ставляет собой эндоцентрическую структуру, так как любая из со­ставляющих может заменить все словосочетание в большем постро­ении: Тот and Mary ran away — Tom ran away; Mary ran away. To, что при этом глагол в настоящем времени меняет свою форму в единственном числе (ср. Тот and Mary run away — Tom runs away; Mary runs away), Блумфилд не считает существенным для вы­деляемых типов словосочетаний.

19 стр., 9271 слов

Изучение вклада Ф.А. Сохина в область речевого развития дошкольников

... школу, созданную Ф.А. Сохиным; рассмотреть реализацию идей Ф.А. Сохина в области развития и обучения родному языку современных дошкольников. Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, двух ... ] Ушакова О.С. является одним из ведущих специалистов в области речевого развития дошкольников. Ею разработана система обучения родному языку детей от 3-х до 7-ми лет, на базе ...

Экзоцентрические структуры, согласно Блумфилду, характери­зуются тем, что ни одна из составляющих не может заменить всю группу в большей структуре: John ran или beside John. Деление словосочетаний на эндоцентрические и экзоцентрические основано на поведении группы в большей структуре и не учитывает ее вну­треннего строения. Несмотря на отличие во внутреннем построении групп poor John и Тот and Mary, обе эти разновидности оказываются объединенными в один тип, так как их поведение в расширенном по­строении одинаково. Однако по своей внутренней структуре эти сло­восочетания разнотипны. Дальнейшую классификацию словосоче­таний Блумфилд проводит с учетом внутренней структуры анали­зируемых групп и делит все эндоцентрические структуры на два типа: подчинительные poor John и сочинительные Тот and Mary.

Деление экзоцентрических структур на подгруппы проводится по иному принципу и дает возможность выделить предикативные словосочетания John ran away и предложные beside John.

Субкатегоризация экзоцентрических групп страдает некоторой непоследовательностью, так как предикативные группы выделяются на основании типа синтаксической связи, устанавливаемой между элементами, а предложные группы выделяются на основании мор­фологического признака части речи одной из составляющих — пред­лога. Однако эта субкатегоризация удобна в обращении, так как четко выделяет характерные признаки каждого из рассматриваемых типов словосочетаний.

.2. Ф.Ф. Фортунатов и фортунатовское течение в языкознании

Неизгладимый след в истории русского языкознания оставил выдающийся учёный-лингвист, индоевропеист-компаративист, славист, индолог, литуанист, знаток многих индоевропейских языков (ведийский, санскрит, пали, греческий, латинский, старославянский, готский, литовский, латышский, армянский, бактрийский), специалист в области сравнительно-исторической фонетики и акцентологии, палеографии и орфографии, теоретической грамматики, воспитатель блестящей плеяды языковедов Филипп Фёдорович Фортунатов (1848—1914), научная деятельность которого длилась 43 года (начиная с изучения литовских говоров в 1871).

Ему принадлежат 37 научных трудов, изданных в основном в специальных журналах или литографическим способом (для студентов Московского университета); значительной по объёму была редакторская работа. Он создаёт первые в России систематические лекционные курсы индоевропейской и славянской сравнительно-исторической грамматики. Во многом Ф.Ф. Фортунатов был близок к методологическим принципам младограмматического направления, предлагая одновременно оригинальное решение многих теоретических вопросов. Многие существенные результаты в области сравнительной фонетики и сравнительной морфологии ставили Ф.Ф. Фортунатова впереди немецкой лингвистики периода младограмматизма. Он фактически различает синхронический и диахронический подходы. Им принимается младограмматический постулат о безысключительности звуковых законов и тут же подчёркивается необходимость при описании фонетических процессов учитывать структурные особенности языков и конкретные исторические условия, хронологию изменений в языке. Указывается на общественный характер языка и связь истории языка с историей общества. Ф.Ф. Фортунатова характеризуют внимание к живому языку, бережное отношение к произведениям народного творчества, подчёркивание важности для истории языка изучения территориальных народных говоров, нередко сохраняющих черты глубокой древности и различающихся между собой даже на незначительном расстоянии в этимологическом, фонетическом и лексическом отношении. Выдвигалось требование высокой степени точности фактического материала и его глубокого теоретического осмысления. Учёный стремился к созданию целостных описаний диалектов (на материале литовского языка, которым Ф. Ф. Фортунатов занимался всю жизнь).

6 стр., 2798 слов

Задачи, решаемые в области военной психологии

... в большинстве гражданскими психологами - М.П.Феофановым, С.Л. Рубинштейном, М.Д. Левитовым, М.А.Коноваловым, Г.А. Фортунатовым. После второй мировой войны развитие военной психологии шло в разных направлениях, основными ... и т.д. Цель данной работы - дать характеристику основным задачам, решаемым в области военной психологии. 1. СТАНОВЛЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВОЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ Военная психология ...

Изменения языка во времени характеризуются как способ существования языка. Ф.Ф. Фортунатов предполагал наличие диалектного членения, территориального варьирования и в общеиндоевропейском, на реконструкцию которого были направлены усилия А. Шлайхера и его последователей. Он отказывался сводить развитие языка к его дроблению на наречия и призывал считаться и с противоположным процессом сближения и соединения наречий. Им была предпринята разработка теории дивергентно-конвергентной эволюции языков. Он развивал также идею языковых (“общественных”) союзов. Ему принадлежит призыв к различению внешних и внутренних факторов развития языка.

Ф.Ф. Фортунатову принадлежат специальные исследования в области древнеиндийского языка. Он изучал тексты ведийских памятников в связи с подготовкой к изданию текста Samaveda, его толкованием и переводом, составлением словаря. Исследователь стремился не вносить исправления в сам текст, используя для этой цели комментарии. Он открыл получивший большой резонанс в мировой лингвистике того времени звуковой закон, касающийся соотношения между древнеиндийскими церебральными и группой l+зубная в других индоевропейских языках. Позднее он выдвинул предположение о существовании в общеиндоевропейскую эпоху (на основании разных рефлексов в отдельных индоевропейских языках) не двух, а трёх плавных. Он сделал ряд открытий, касающихся состава индоевропейского вокализма, лабиального ряда заднеязычных, слабой ступени аблаута, связи долготы и характера слоговой интонации, относительной хронологии первой и второй палатализации в праславянском. Вёл он исследования и в области славяно-балтийской акцентологии. Он открыл закон передвижения ударения от начала к концу слова в определённых фонетических позициях (закон Фортунатова—Соссюра).

Ф.Ф. Фортунатов активно разрабатывал учение о грамматической форме вообще и грамматической форме слова в частности. Он фиксировал наличие формы лишь там, где она имеет специальный морфологический показатель и выводил форму из наличия в языке соотносительных рядов слов, сходных и различающихся по формальным признакам. Допускалось существование слов, не имеющих формы. Ему принадлежит сугубо формальная классификация частей речи (без учёта семантических и функционально-синтаксических критериев).

Получило развитие учение о формах словосочетаний. Предложение было отнесено к числу словосочетаний. Формализм как методологическое кредо Ф.Ф. Фортунатова и его последователей отразился впоследствии в иммантентизме Ф. де Соссюра и особенно Л. Ельмслева.

Вокруг Ф.Ф. Фортунатова сложилась Московская (фортунатовская) лингвистическая школа. Его учениками были: в России — Алексей Александрович Шахматов (1864—1920), Григорий Константинович Ульянов (1859—1912), Вячеслав Николаевич Щепкин (1863—1920), Михаил Михайлович Покровский (1868 или 1869—1942), Борис Михайлович Ляпунов (1862—1943), Виктор Карлович Поржезинский (1870—1929), Александр Иванович Томсон (1860—1935), Дмитрий Николаевич Ушаков (1873—1942), Николай Николаевич Дурново (1876—1937), Степан Михайлович Кульбакин (1873—1941), Евгений Фёдорович Будде (1859—1929), Михаил Николаевич Петерсон (1885—1962), Александр Матвеевич Пешковский (1878—1933), Василий Михайлович Истрин (1865—1937); из зарубежных учёных — Олаф Брок, Торе Торнбьёрнссон, Хольгер Педерсен, Николас ван Вейк, Краузе ван дер Коп, Поль Буайе, Ф. Сольмсен, Эрих Бернекер, Александр Белич, Йоан Богдан, Иосиф Юлиус Миккола, Матиаш Мурко. Эта школа внесла большой вклад в исследования в области реконструкции праславянского языка, присущих ему тенденций к палатализации и к открытому слогу, в области праславянской акцентологии, морфологии, этимологии, лексикологии. Они разграничивали буквы и звуки, графику, орфографию и орфоэпию. Ими создавались системные описания русских говоров и первые диалектологические карты восточнославянских языков. По инициативе А.А. Шахматова была образована Московская диалектологическая комиссия (1903—1931).

В неё входили Н. Н. Дурново, Н. Н. Соколов, Д. Н. Ушаков, и она функционировала по существу в качестве лингвистического общества, объединявшего московских учёных и контактировавшего с Московским лингвистическим кружком. На её заседаниях выступали с докладами А.И. Соболевский, А.М. Селищев, Г.А. Ильинский, Н.Ф. Яковлев, Е.Д. Поливанов, Р.О. Шор, Р.И. Аванесов. Н.С. Трубецкой с опорой на учение Ф.Ф. Фортунатова об „общественных союзах” разграничил понятия языковых семей и языковых союзов. Фортунатовцы строго разграничивали формы словоизменения и словообразования. Они многое сделали в разработке основ современной морфологии, заменившей “этимологию” с её зыбкими границами между современным и историческим словообразованием, между собственно этимологией и морфологией. Был заимствован бодуэновский термин морфема. Критерий морфологического строения слова использовался в типологической классификации языков, которой был придан динамический подход. Чисто генетический подход к реконструкции древнейшего состояния языка был заменён подходом генетико-типологическим. Получил развитие теоретический синтаксис (А.А. Шахматов, А.М. Пешковский, М.Н. Петерсон).

Выделилась в самостоятельную дисциплину семасиология, исследующая законы семантических сдвигов с учётом системных связей — синонимии, места в семантическом поле, морфологического оформления (М.М. Покровский).

Было принято противопоставление — вслед за И.А. Бодуэном де Куртенэ и Н.С. Трубецким — фонетики и фонологии. Наметилось разграничение сравнительно-исторической грамматики славянских языков и грамматики общеславянского языка, исторической грамматики и истории литературного языка. В научных исследованиях и университетском преподавании утверждался приоритет синхронического подхода к языку. Был создан ряд университетских курсов по введению в языкознание, продолжающих традицию фортунатовского курса сравнительного языковедения (А.И. Томсон, В.К. Поржезинский, Д.Н. Ушаков, А.А. Реформатский, О.С. Широков).

Методы исследования, выработанные в фортунатовской школе, в нашей стране переносились в финно-угроведение, тюркологию, кавказоведение, германистику.

Фортунатовская школа представляла собой школу формальной лингвистики, которая способствовала закладыванию основ лингвистического структурализма. Её формализм заключался в стремлении исходить не из внешних по отношению к языку категорий логики, психологии, истории, физиологии, а из фактов самой языковой системы. Впоследствии многие представители этой школы отказывались от крайностей формализма. фортунатовской школы. Эта школа оказала влияние на деятельность Московского лингвистического кружка (1915—1924), Пражской лингвистической школы, Копенгагенского лингвистического кружка, массачусетской ветви американского структурализма (Р.О. Якобсон).

В основном в русле фортунатовского направления, но с существенной опорой на идеи И.А. Бодуэна де Куртенэ, Л.В. Щербы, Н.С. Трубецкого происходило формирование и развитие Московской фонологической школы (Александр Александрович Реформатский, 1900—1978; Пётр Саввич Кузнецов, 1899—1968; Владимир Николаевич Сидоров, 1902 или 1903—1968; Рубен Иванович Аванесов, 1902—1982; Алексей Михайлович Сухотин, 1888—1942; давший итоговое обобщение её идей в 60-х—70-х гг. Михаил Викторович Панов, 1920).

Представители МФШ опирались на учения И.А. Бодуэна о фонеме и альтернациях, на идеи Николая Феофановича Яковлева (1892—1974) и постоянно полемизировала с Ленинградской / Петербургской фонологической школой (Л.В. Щерба и его ученики и последователи), критикуя её за учёт “внеязыковых” факторов, в первую очередь за психологизм и интерес к звуковой субстанции. МФШ преимущественно ориентировалась на формальные, имманентно-структуралистские критерии. Здесь понятие фонемы было соотнесено с понятием морфемы (а не слова в тексте, словоформы, как в щербовской школе), что обусловило более абстрактный и в силу этого более удалённый от физической реальности уровень фонологического анализа. Было принято понятие нейтрализации фонологических оппозиций, выдвинутое пражцами. Было принято различать сильные и слабые фонологические позиции. Допускалась возможности пересечения в одной слабой позиции (позиции нейтрализации) двух или более фонем. Были введены понятия гиперфонемы, слабой фонемы, фонемного ряда.

Пешковский, Александр Матвеевич

Вклад в науку

Книга «Русский синтаксис в научном освещении» занимает особое место в русистике: она написана не академическим учёным для узкого круга коллег, а преподавателем, обеспокоенным слабой «научной обеспеченностью» своего предмета, для широкого круга читателей (в том числе и для учащихся).

Отсюда простой и ясный стиль изложения, особое внимание к подбору иллюстративного материала, темпераментные и почти публицистические интонации во многих местах книги. Эти качества обеспечили многолетний успех книги у разнообразной аудитории. Современные русисты также оценивают книгу Пешковского высоко: не найдя ответы на многие занимавшие его вопросы у академических коллег (главным образом, исследователей доминировавшей тогда консервативной школы Ф. И. Буслаева), Пешковский вынужден был во многих случаях выступать как первопроходец и сумел найти проницательные решения многих трудных проблем русского синтаксиса (пусть и сформулированные часто намеренно «бесхитростным» и «ненаучным» языком).

На концепцию Пешковского в какой-то степени повлияли взгляды А. А. Шахматова; имеется определённая общность между концепцией Пешковского и возникшими несколько десятилетий спустя фундаментальными идеями Л. Теньера.

К основным идеям Пешковского принадлежит характерное и для последующей русской традиции представление о «семантичности» синтаксиса, то есть стремление выделить значения, выражаемые синтаксическими конструкциями, а не простое формальное описание этих конструкций. Пешковский вплотную подошёл к использованию «древесного» представления синтаксической структуры в виде дерева зависимостей; он один из первых широко пользовался лингвистическим экспериментом и «отрицательным» языковым материалом. Пешковский также может считаться одним из открывателей необычайно важной для русского языка области «малого синтаксиса» и идиоматичных синтаксических конструкций, глубокое исследование которой по существу началось только в последней трети XX века. Наконец, Пешковский — один из пионеров изучения русской интонации, как в книге, так и в ряде специальных статей (например, «Интонация и грамматика», 1928) доказывавший ее фундаментальную роль для описания русского синтаксиса.