Конфликты как борьба животных за жизненные ресурсы

В) основные направления современного этапа развития социальной мысли:

Структурный функционализм — методологический подход в социологии и социокультурной антропологии, состоящий в трактовке общества как социальной системы, имеющей свою структуру и механизмы взаимодействия структурных элементов, каждый из которых выполняет собственную функцию. Основоположниками структурного функционализма считаются известный американский социолог Толкотт Парсонс, социальный антрополог польского происхождения Бронислав Малиновский. Базовой идеей структурного функционализма является идея «социального порядка», то есть имманентное стремление любой системы поддержать собственное равновесие, согласовать между собой различные её элементы, добиться согласия между ними. Ученик Парсонса — Роберт Мертон — внес большой вклад в развитие данного подхода и его адаптации к практике. В частности Мертон уделял большое внимание проблеме дисфункций.

Структурные элементы — любые устойчивые образцы деятельности людей.

Недостатки теории

Парсонс недооценивал роль конфликтов, он их исключал;

У Парсонса нет развития, эволюции. Позднее он попытался исправить этот недостаток, но времени для основательной проработки вопроса было уже недостаточно;

Парсонс ограничил функции социальных подсистем четырьмя, которых, по его мнению, было достаточно для выживания системы в целом; возникает справедливый вопрос о необходимости существования других функций, присущих обществу и тем или иным способом влияющих на его жизнедеятельность.

Критики функционализма отмечали переусложнённость языка Парсонса и схоластичность теории. Также они показали практическую невозможность в рамках парсоновской версии функционализма описать значимые социальные трансформации, так как в ней возможность конфликта интересов различных социальных групп сводится к минимуму

Плюсы теории

Парсонс — бесспорный классик социологии, он внес огромный вклад в её развитие, он показал, как нужно строить теорию.

Толкотт Парсонс — американский социолог-теоретик, глава школы структурного функционализма, один из создателей современной теоретической социологии и социальной антропологии.

Структурный функционализм:

высокоабстрактное, жёстко кодифицированное теоретическое построение, претендующее на универсальное объяснение социальной реальности;

5 стр., 2162 слов

Вопрос 1. Роль социологии в системе общественных наук

... др. Наиболее полно основы функционализма сформулировал Т. Парсонс. Для его структурно-функциональной схемы характерно механистическое представление о нормативной обусловленности социального действия. Обосновывая главные положения ... следуют астрономия, физика, химия, биология и завершает систему позитивных наук социология. У О. Конта социологии отведено высшее место в структуре позитивных наук как ...

социология занимается изучением функций, выполняемых социальными институтами, и социальным действием индивидов, которые занимают определённое место в социальной структуре общества (статусы) и исполняют предписанные общественными нормами и ценностями социальные роли;

тесная связь между статикой и динамикой, социальной системой и социальной структурой.

Общество в структурном функционализме — любое социальное явление, учреждение или институт рассматриваемые с точки зрения их вклада в развитие общества; функционально взаимосвязанные переменные.

Требования к обществу:

Общество должно быть приспособлено к среде.

У общества должны быть поставлены цели.

Все элементы общества должны быть скоординированы.

Ценности в обществе должны сохраняться.

Структурно-функциональный анализ — принцип исследования социальных явлений и процессов как системы, в которой каждый элемент структуры имеет определенное назначение (функцию).

Функция в социологии — роль, которую выполняет определённый социальный институт или процесс по отношению к целому (напр., функция государства, семьи и т. д. в обществе).

Теория социального действия

Деятельность — процесс, выражающийся в целесообразном изменении и преобразовании человеком мира и сознания, включающий цель, средства и результат.

Поведение — система взаимосвязанных действий, осуществляемых субъектом с целью реализации определённой функции и требующих его взаимодействия со средой. В поведении проявляются личность человека, особенности его характера, темперамента, его потребности, вкусы; обнаруживаются его отношения к предметам.

Теория социального действия

Подсистемы социального действия:

4 стр., 1531 слов

Выявление профессионально важных качеств специалистов системы человек-техника

... – углублённое изучение пригодности к деятельности в системе “Человек-техника” - требует специального диагностического инструментария. Для ... эффективной деятельности в системе “человек – техника” важен моторный компонент деятельности, т. ... как интервал между появлением сигнала и ответным действием. Чаще всего изучают 2 вида простых сенсомоторных ...

биологический организм (индивидуальное психологическое состояние человека, включая инстинкты и биологические потребности, влияющие на поведение человека).

система личности («Эго»): мотивационная структура индивида; организм и система личности вместе образуют «базисную структуру» и представляют собой совокупность индивидуальных потребностей и диспозиций (целедостижение как удовлетворение потребностей).

социальная система — совокупность образцов поведения, социальное взаимодействие (интеракция) и социальные роли (интеграция).

система культуры — культурные ценности и социальные нормы, необходимые для стабильного функционирования общества.

Социальный порядок

Любая система стремится к равновесию, поскольку ей присуще согласие элементов; она всегда воздействует на отклонения так, чтобы скорректировать их и вернуться в равновесное состояние; система преодолевает любые дисфункции, а каждый элемент вкладывает нечто в поддержание её устойчивости.

У Парсонса элементом, упорядочивающим взаимодействующие части, стала структура (неподвижное единство находящихся в постоянном движении социальных действий).

Структура понимается как система социальных норм и статусов (или нормативный порядок).

Нормативный порядок включает: социальный порядок и социальные нормы (неизменные правила, которыми руководствуются большие массы людей в силу приданного нормам легитимного статуса).

Социальный порядок возникает под воздействием 2-х процессов:

Тенденции социальной системы к самосохранению.

Тенденции к сохранению определённых границ и постоянства по отношению к среде (гомеостатическое равновесие).

Типовые переменные — понятие, объединяющее социальное действие и социальную систему; фундаментальные дилеммы, с которыми сталкивается актор социального действия.

Партикуляризм (или универсализм) — акторы должны решить, оценивать ли человека с помощью общих критериев (универсализм) или использовать уникальные критерии, применимые лишь в отношении конкретного человека (партикуляризм).

22 стр., 10933 слов

Биологическое и социальное в человеке, уровни проявления

... понятие социальной функции человека, а точнее сказать, на понятие социальной роли ... социальных систем, как говорилось, являются люди. Включение человека в общество осуществляется через различные социальные общности, которые каждая конкретная личность персонифицирует: социальные группы, социальные институты, социальные организации и системы ... людей друг с другом. Конфликты и противоречия между людьми ...

Поступки человека — необходимо решить, оценивать ли людей по их поступкам или опираясь на их личные качества.

Аффективная нейтральность или аффективность — акторы могут находиться в определённых отношениях либо по причинам инструментальным, не затрагивающим их чувств (аффективная нейтральность), либо по эмоциональным причинам (аффективность).

«Диффузность» или специализация — индивидам в любой ситуации приходится выбирать между вовлечённостью наряду с другими индивидами в широкий спектр социальной деятельности («диффузность») и сосредоточенностью на достижении лишь специфических, структурированных целей (специализация).

Ориентация на себя или ориентация на группу — эгоистические и альтруитические действия.

Аскриптивное или достигнутое.

Социальные системы

Социальные системы — институциональные системы рассматриваемые как устойчивые комплексы правил, норм, установок, регулирующих человеческое поведение и преобразующих его в систему ролей и статусов.

Социальная система имеет структуру с взаимосвязанными уровнями: индивид — группа (коллективы) — институты — общество в целом. Каждому из этих уровней соответствует свой тип иерархии: технический, «менеджериальный», институциональный и социетальный.

На социетальном уровне социальная система организуется в виде слияния 4-х подсистем: экономической (функция — адаптации), политической (функция — целедостижение), «фидуциарной» (функция — латентность) и «социетальной общности» (функция — интеграции).

Социетальная общность — ядро всей социальной системы — это система или совокупность коллективов, организованных и упорядоченных на основе единых нормативных образцов, включает нормы, ценности и нормативные образцы. В качестве обобщённого средства взаимообмена между людьми здесь признаются «влияние» и «солидарность», а не деньги, власть или ценностные качества.

6 стр., 2812 слов

Понятие конфликта. Предмет конфликтологии

... конфликтологии -конфликт любой природы. Предмет конфликтологии -изучение особен.р-я, урегулирования, завершения и разрешения конфликта. Функции конфликтологии: 1)Создание теорий конфликтов; 2)Создание систем ... бы одна сторона представлена малой социальной группой. 30. Динамическая модель конфликта Модель конфликта динамическая - наивысший уровень моделей конфликта. Результат ее построения - ...

Ро́берт Ки́нг Ме́ртон — один из самых известных американских социологов двадцатого века. Большую часть своей карьеры преподавал в Колумбийском университете, где достиг звания профессора университета.

Структурный функционализм

Роберт Мертон считается одним из классиков структурного функционализма. С помощью этой парадигмы он обосновал конкретные теории — социальной структуры и аномии, науки, бюрократии. Эта парадигма ориентирована на теорию среднего уровня.

Основными понятиями теории структурного функционализма Мертона являются «функция» и «дисфункция». Функции — по Мертону, те наблюдаемые следствия, которые служат саморегуляции данной системы или приспособлению её к среде. Дисфункции — те наблюдаемые следствия, которые ослабляют саморегуляцию данной системы или её приспособление к среде.

Три постулата, которые Р. Мертон считал «спорными и ненужными для функциональной теории»:

функциональное единство;

функциональная универсальность;

функциональная обязательность (принудительность).

Роберт Мертон выступил продолжателем Э. Дюркгейма, значительно дополнив его концепцию социальной аномии.

Большое влияние на взгляды Р. Мертона оказали Питирим Сорокин, который пытался наполнить социологическое теоретизирование материалами эмпирических и статистических исследований, и Пауль Феликс Лазарсфельд, разрабатывавший проблематику методологии применения социальных и эмпирических наук в социологических исследованиях

Конфликтология — наука о закономерностях зарождения, возникновения, развития, разрешения и завершения конфликтов любого уровня.

Конфликт — весьма сложное социальное и психологическое явление, успешность изучения которого во многом зависит от качества исходных методологических и теоретических предпосылок и используемых методов.

Решение определённого круга проблем, вызвавших зарождение конфликта, может способствовать преодолению тех трудностей, которые уже обозначились в связи с определением сущности конфликта, объекта и предмета конфликтологии

15 стр., 7410 слов

Теории развития личности 2

... психологов и педагогов всего мира завоевала культурно-историческая теория развития личности нашего соотечественника Льва Семеновича Выготского(1896 ... исходил из убеждения, что индивид всегда находится в состоянии конфликта с обществом. Согласно Фрейду, биологические побуждения (особенно ... всеобщим законам, действующим как в мире растений и животных, так и в мире людей. Принцип природосообразности ...

Теоретические основы

Наиболее распространены два подхода к пониманию конфликта. При одном из них конфликт определяется как столкновение сторон, мнений, сил, то есть весьма широко. При таком подходе конфликты возможны и в неживой природе. Понятия «конфликт» и «противоречие» фактически становятся сопоставимыми по объёму. Другой подход заключается в понимании конфликта как столкновения противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия. Здесь предполагается, что субъектом конфликтного взаимодействия может быть либо отдельный человек, либо люди и группы людей.

Под социальным конфликтом понимается наиболее острый способ развития и завершения значимых противоречий, возникающих в процессе социального взаимодействия, заключающийся в противодействии субъектов конфликта и сопровождающийся их негативными эмоциями по отношению друг к другу. Если субъекты социального конфликта противодействуют, но не переживают при этом негативных эмоций (например, в процессе дискуссии, спортивного единоборства), или, наоборот, переживают негативные эмоции, но внешне не проявляют их, не противодействуют друг другу, то такие ситуации являются предконфликтными. Противодействие субъектов конфликта может разворачиваться в трёх сферах: общении, поведении, деятельности. Противодействие заключается в общении или действиях с целью выражения несогласия с оппонентом, блокировки его активности или нанесения ему материального (морального) ущерба.

Под внутриличностным конфликтом понимается выраженное негативное переживание, вызванное затянувшейся борьбой структур внутреннего мира личности, отражающее противоречивые связи с социальной средой и задерживающее принятие решения. В основе любого конфликта лежит противоречие, которое играет системообразующую роль как для различных видов конфликта, так и для различных уровней их изучения. На сегодняшний день исследования конфликта ведутся в рамках военных наук, искусствоведения, истории, математики, педагогики, политологии, правоведения, психологии, социобиологии, социологии, философии и некоторых других (например, психиатрии и экономики).

14 стр., 6844 слов

Конфликт. Классификация конфликтов

... конфликтов: конфликт ролей; конфликт, вызванный фрустрацией, конфликт целей. Межгрупповые конфликт — это, как правило, конфликты интересов групп в производственной сфере. Межгрупповые конфликты порождаются чаще всего борьбой ... военных столкновений несовпадение интересов враждующих сторон, стремление одних захватить территорию и покорить население и стремление других защититься, отстоять свое ...

Следует учитывать, что люди, органы управления имеют дело с целостными реальными конфликтами, а не с отдельными их психологическими, правовыми, философскими, социологическими и другими аспектами.

Эти соображения обосновывают необходимость выделения самостоятельной науки — конфликтологии. Объектом её комплексного изучения являются конфликты в целом, апредметом — общие закономерности их возникновения, развития и завершения. Конфликтологию должны интересовать два типа конфликтов: с участием человека (внутриличностные и социальные) и зооконфликты. К основным видам социальных конфликтов относятся: межличностные конфликты, конфликты «личность — группа», конфликты между малыми, средними и большими социальными группами, международные конфликты между отдельными государствами и их коалициями. Центральным объектом конфликтологии являются социальные конфликты, а их ядром — межличностные. Исследование межличностных конфликтов, менее сложных среди других социальных конфликтов, может вскрыть основные причины конфликтного взаимодействия. Социальные конфликты тесно связаны с внутриличностными конфликтами. Поэтому понимание мотивов социальных конфликтов будет затруднено без изучения тех процессов, которые происходят в психике и предшествуют конфликтному поведению человека. Каждая из одиннадцати частных конфликтологических наук имеет свой предмет в объекте общем для этих наук. Это та часть, сторона, тот уровень объекта, которые исследует данная наука. Однако и сама конфликтология не в состоянии описать и объяснить конфликты во всей их полноте.

Конфликты — неисчерпаемый объект познания, о котором нельзя узнать абсолютно все. Поэтому предметом конфликтологии являются те закономерности, стороны, характеристики конфликтов, которые в состоянии исследовать наука на данном этапе своего развития. Объект конфликтологии — гораздо более консервативное образование по сравнению с предметом. Объект может изменяться в результате своего собственного развития, кроме того, его границы могут уточняться в связи с более глубоким проникновением науки в суть исследуемых явлений. Объект конфликтологии — социальные, внутриличностные и зооконфликты — в обозримом будущем вряд ли претерпит существенные изменения.

Единая теория конфликта

Теоретический базис

Единая теория конфликта (ЕТК) — направление теории анализа и разрешения конфликтов, интенсивно развиваемое петербургским исследователем В. А. Светловым с начала нынешнего столетия.

Основным мотивом, побудившим к разработке ЕТК, послужил тот факт, что современная конфликтология не отвечает ни одному требованию, предъявляемому к научным теориям. Она разделена на множество ничем, кроме общего названия, не связанных друг с другом частных конфликтологий (политическую, экономическую, юридическую и т. д.), не имеет универсальных законов, точно очерченного круга решаемых проблем и специализированных методов их решения. Она использует понятие конфликта, основанное на здравом смысле; её выводы умозрительны и большей частью не общезначимы. Она замкнута исключительно на проведении переговоров и посредничестве, не имея серьёзного теоретического обоснования этого вида деятельности. Она игнорирует существование социально-психологических концепций, анализирующих конфликты в своих специальных терминах, — теории когнитивного баланса Ф. Хайдера, когнитивного диссонанса Л. Фестингера, структурного дисбаланса Ф. Харари и их многочисленные модификации и модернизации, объединившиеся в настоящее время в одно общее направление «Социальный сетевой анализ». Наконец, она пренебрегает не только математическим обоснованием своих выводов, но и адаптированными для массового применения методами и компьютерными программами моделирования и анализа конфликтов — классической теорией игр и её модификациями, теорией анализа конфликтов К. Хайпеля и его группы, теорией драмы Н. Ховарда и его единомышленников.

Математический базис ЕТК состоит из понятий, методов и теорем тех теорий, которые необходимы для создания и анализа рабочей (исследовательской) модели конфликта. Прежде всего, это понятия, методы и теоремы теории графов, теории вероятностей, логики высказываний, теории игр (и её разнообразных модификаций).

Расширение сферы применения ЕТК приводит, как правило, к расширению её математического базиса.

Теоретический базис ЕТК образует универсальная модель конфликта — обобщающее все виды нелогических противоречий определение конфликта вместе с множеством теорем о его свойствах и свойствах его альтернатив — синергизма и антагонизма. Объединение универсальной модели конфликта с математическим базисом порождает единую теорию конфликта в собственном смысле: ЕТК = МБ u УМК, где МБ — математический базис, УМК — универсальная модель конфликта.

В зависимости от целей исследования ЕТК позволяет выбрать и построить необходимую рабочую модель конфликта, с её помощью выявить и оценить структурные, сетевые, динамические, теоретико-игровые и иные особенности возникновения, развития и разрешения анализируемого конфликта. На этом этапе главная функция ЕТК состоит в том, чтобы оказать исследователю эффективную помощь в конструировании рабочей модели конфликта, оценке её валидности, выяснении её объяснительных и предсказательных возможностей, разработке стратегий управления разрешением конфликта, эмпирической проверке полученных теоретических выводов

Разрешение межгрупповых конфликтов

Разрешение конфликта в ситуации расхождения во мнении относительно определённого вопроса, как правило, осуществляется между двумя (или более) конфликтующими сторонами с участием человека, или группы, которая считается нейтральной в обсуждаемом вопросе. Часто случается, что последнее условие оказывается необязательным, когда посредник — группа или человек, которые пользуются уважением у всех противостоящих сторон. Разрешение конфликтов может включать примирение, посредничество, арбитрирование или судебный процесс.

Все эти методы нуждаются во вмешательстве третьей стороны. Метод разрешения, который происходит непосредственно между участниками спорного процесса, называется переговорами. Переговорный процесс, можно сопоставить с традиционным видом торга, где интересы сторон сводят на нет рабочие отношения, которые имеют место. Принципиальные переговоры, отдают важность, как взаимным интересам, так и деловым отношениям.

Возможно избежать конфликта фактически не прибегая к его разрешению, добившись взаимного осознания сторонами того, что их мнения расходятся, но на данный момент времени нет необходимости прибегать к дальнейшим действиям. В некоторых случаях, например в демократиях, расхождение во мнении может даже оказаться искомым результатом, таким образом, обнажая проблему, а тем самым давая возможность другим сформировать свою точку зрения: в таком случае стороны могут договориться расходиться во мнениях.

Виды межгрупповых конфликтов 1. Этнические конфликты 2. Политические конфликты 3. Национальные конфликты

Возможно также справиться с конфликтом, не избегая, но и активным образом не решая его

Конфликты у животных

Социальная жизнь животных сложна и многообразна. Человеку пока ещё очень мало известно о закономерностях взаимодействия животных. Внутривидовые конфликты также отличаются большим разнообразием. Однако конфликты трёх типов происходят гораздо чаще других. Кратко рассмотрим их особенности.

Существование отдельного животного, семьи животных или другого сообщества решающим образом зависит от обеспеченности их жизненными ресурсами. К основным жизненным ресурсам относятся территория, пища, источник воды и др. При недостатке или определении принадлежности жизненного ресурса между животными могут возникать конфликты, связанные с борьбой за обладание дефицитным ресурсом. В этологии наибольшее количество исследований посвящено борьбе животных за обладание определённой территорией. Такая борьба часто называется территориальным поведением животных.

Большинство видов животных делят жизненное пространство между собой, метят границы своей территории и защищают их. Территориальное поведение животных представляет собой систему различных форм активности животных, направленных на присвоение и использование определённого пространства (земли, воды, воздуха), которое обеспечивает выполнение всех или основных жизненных функций. В случае нарушения территориальных границ и попадания животного на «чужую» территорию может возникнуть конфликт между «хозяином» территории и «нарушителем».

Участки территории могут быть индивидуальными и групповыми, принадлежащими сообществу животных: семье, стае, стаду. Соответственно территориальные конфликты могут быть между двумя животными или между их группами. О занятости участка территории «хозяин» оповещает голосом, демонстративным показом самого себя, у млекопитающих — также нанесением на хорошо заметные предметы запаховых меток. Это способствует предупреждению территориальных конфликтов.

Часто между границами территорий существуют полосы «ничейного» пространства. Ширина этих пограничных полос у разных видов животных различна. Основные территориальные конфликты между животными происходят прежде всего на границах территории и в «ничейном» пространстве. До настоящих драк дело доходит редко. У большинства синиц, например, если один из самцов встречает другого на своей территории, то немедленно нападает на него, а тот спасается бегством. Однако если «победитель» в пылу погони оказывается на территории своего соседа, то их роли меняются. Теперь бывший беглец — правомочный владелец своей территории — нападает, а его преследователь улетает от него[4]. Территории семейных пар у луней разделены коридорами, по которым могут свободно пролетать все другие луни и сами соседи без опасности быть атакованными хозяевами территории. Члены каждого сообщества животных организуют и упорядочивают среду своего обитания. В первую очередь это индивидуальное присвоение территории и некоторых находящихся на ней предметов. Во вторую очередь происходит коммунальная персонализация среды[5].

У гиен нет индивидуальной территории, она принадлежит стае. Нет и пограничных зон между территориями соседних стай. Вся стая ревностно защищает свою территорию от посягательства сородичей, принадлежащих к другому клану. Наблюдалась ситуация конфликта, когда гиена, не принадлежащая ни к одной из конфликтующих стай, была вынуждена сидеть некоторое время в середине неглубокого озерца, чтобы избежать нападения собратьев из обоих кланов. Граница территории этих стай гиен проходила как раз через центр озерца. Только находясь в середине озерца, чужая гиена не провоцировала территориальный конфликт с представителями одной из стай. Эта гиена находилась в воде в пограничной зоне до тех пор, пока обе стаи гиен, завершив конфликт, не удалились вглубь своих территорий.

Вторым типичным конфликтом между животными, связанным с борьбой за жизненные ресурсы, является пищевая конкуренция. В сообществе хищников раздел пойманной добычи происходит в соответствии с иерархическим местом, занимаемым отдельной особью в группе. При попытке членов стаи, имеющих более низкий ранг, опередить хищников более высокого ранга между ними возникают конфликты, которые носят как пищевой, так и иерархический характер.

Крайняя форма борьбы за пищу — каннибализм, то есть поедание животными своих сородичей. Исследование каннибализма у бесхвостых земноводных показало, что он служит основным звеном внутрипопуляционного механизма, действие которого направлено на поддержание оптимальной численности популяции и сохранение её генетической разнородности. Каннибализм имеет девять различных типов агрессивного поведения. Нападение амфибии на своего сородича с целью его поедания происходит в том случае, если длина тела жертвы не превышает 63,5% длины тела агрессора (С. Писаренко).

У млекопитающих случаи нападения животных на своих сородичей, заканчивающиеся гибелью животного, достаточно редки. В таких ситуациях жертвой обычно выступает больное, раненое или ослабленное животное.

2. Конфликты, связанные с воспроизводством потомства

Этот (третий) тип внутривидовых конфликтов у животных также достаточно распространен и проявляется в разных формах: • конфликты между самцами, связанные с борьбой за самку. Справедливости ради необходимо отметить, что бывают конфликты и между самками, конкурирующими из-за самца; • конфликты между самцами и самками в период брачного поведения и воспитания потомства; • конфликты с сородичами, связанные с защитой детенышей от возможной агрессии со стороны чужаков; • интропсихические конфликты у животных, вызванные борьбой тенденций к агрессивному или половому поведению в период спаривания.

Конфликты между самцами, вызванные борьбой за самок, выполняют важную функцию выбора сильнейшего и предоставления именно ему возможности продолжить род. Они обычно носят ритуализированный характер. Содержание ритуала борьбы между самцами нацелено на то, чтобы выявить действительно более сильного из них, без нанесения серьёзных повреждений каждому из соперников. Самцы демонстрируют внушительность своих размеров, меряются силой до тех пор, пока мощь, быстрота и выносливость одного из них не будет доказана другому. Более слабый соперник обычно покидает место единоборства, чтобы через какое-то время испытать судьбу в борьбе с другим самцом из сообщества животных.

Конфликты между самцами и самками в период брачного поведения вызваны неоднозначностью реакции животного на близость особи противоположного пола. Приближение сородича может не только иметь целью намерение спаривания, но и таить опасность агрессии. Поэтому самка может не только продемонстрировать готовность к половому поведению, но убежать (улететь) или напасть на самца. Примером может служить поведение птицы, называемой зеленушкой. Из 102 «парящих приближений» самца, свидетельствующих о его готовности к спариванию, только 25 окончилось успехом. В семи ситуациях самка ответила на притязания самца агрессией.

Большинство животных защищает свое потомство, вступая в конфликты с сородичами, от которых исходит реальная или потенциальная угроза их детенышам. У некоторых видов животных, например медведей, опасность для детенышей может исходить даже от их отца. Конфликты, связанные с защитой родителями своего потомства, носят более жёсткий характер, нежели конфликты между самцами, вызванные борьбой за самку, или иерархические конфликты. Маленькие аквариумные рыбки, защищая своих недавно появившихся мальков, бесстрашно нападают на больших рыбок, приближающихся к малькам, и кусают их за плавники. Большие рыбки принадлежат к другому виду и по весу превышают нападающих на них рыбок-родителей более чем в 30—40 раз.

Внутрипсихичесие конфликты у животных, возникающие в связи с их активностью, обеспечивающей воспроизводство потомства, изучены в меньшей степени по сравнению с конфликтами между животными. Они вызываются столкновениями инстинкта самосохранения животного и необходимости вступить в борьбу за защиту потомства или самку. Возможны также другие виды интропсихических конфликтов.

3. Борьба животных за иерархическое место в группе

Социальная жизнь животных гораздо более сложна и разнообразна по сравнению с представлениями о ней, распространенными среди конфликтологов. Причина заключена в том, что конфликтологи представлены в основном учеными-гуманитариями, подготовка которых не предполагает изучение этологии — науки о поведении животных.

Один из важнейших аспектов социального взаимодействия животных — иерархическое строение их сообществ. Системы доминирования считаются этологами центральными стрежнями, на которых держится организация сообщества животных. Высказана гипотеза, что соподчиненность есть следствие различия социальных ролей в значительно большей степени, чем следствие высокой или низкой агрессивности. Структура сообщества животных представляет собой не жесткую иерархию особей, а относительно подвижную систему различных ролей. Среди них роли доминирующего или подчиненного животного не являются единственными.

Статус конкретной особи главным образом зависит от её возраста и от способности к размножению. По этим признакам всех животных в сообществе можно условно разделить на пять групп: • детеныши, которым необходима забота родителей; • молодняк, находящийся под контролем родителей, но уже способный к самостоятельному существованию; • молодые животные, ведущие самостоятельный образ жизни, независимые от родителей и часто живущие вне семьи. Однако они ещё неспособны к размножению; • взрослые животные, способные к размножению, но по каким-либо причинам не участвующие в нём; • взрослые животные, участвующие в воспроизводстве потомства.

Внутри каждой из групп также существует определённая структура ролей, выполняемых животными. Взаимодействие между двумя животными, представляющими различные группы и играющими различные роли в сообществе, подчинено определённым правилам. Все животные соблюдают данные правила, поскольку это обеспечивает сохранение целостности сообщества. Нарушение правил приводит к возникновению конфликтов.

Борьба за более высокое иерархическое место в группе, как и агрессия в целом, выполняет функцию, способствующую выживанию сообщества животных. Чем более сильный и развитый вожак стоит во главе сообщества, тем более оптимально его взаимодействие со средой обитания и другими сообществами. Другие животные, доминирующие в группе, также оказывают влияние на выживаемость сообщества. Со временем доминирующие животные в силу старения и других причин неизбежно перестают соответствовать требованиям той роли, которую они играют в группе. В процессе эволюции выработаны социальные механизмы, в силу действия которых животные, занимающие более низкое иерархическое место в группе, периодически «проверяют» степень соответствия доминирующих животных занимаемым ими «местам». Основной способ такой «проверки» — иерархический конфликт. В конфликте оцениваются силы, выносливость, ум животного. Если молодое животное в результате развития превзошло по своим качествам доминирующую особь, то претендент одерживает победу в конфликте и занимает новое, более высокое, иерархическое место. Проигравший смещается вниз по иерархической лестнице.

Этологами исследованы особенности развития иерархического взаимодействия у различных видов животных. В частности, для домовых мышей установлено повышение агрессивности молодых животных после длительного содержания их со старшими самцами. Доказано, что при экспериментальной дестабилизации внутригрупповой иерархической структуры происходит резкое снижение различий в поведении доминирующих и подчиненных животных. Это объясняется в основном заметным повышением активности особей, занимавших низкие и средние места в иерархии (С. Новиков, 1979).

Причиной такой активизации, по-видимому, является стремление особи занять более высокое иерархическое место, не вступая в конфликт за него с доминирующим животным. Ведь в результате дестабилизации групповой иерархической структуры однозначное соотнесение конкретных животных с конкретными доминирующими ролями оказалось нарушенным. Иерархическая структура группы животных существует во всех их сообществах. При этом достаточно жесткой и мало изменяемой является сама система иерархических мест и ролей. Конкретные же животные занимают всегда тот или иной иерархический статус временно. Относительный характер иерархического неравенства между животными неосознанно отражается в статусных конфликтах или является одной из их причин (Ю. Плюснин, 1994).

Борьба за высшее иерархическое место в группе обычно носит ритуализированный характер.

В 50-е годы сложилось особое конфликтологическое направление в современной социологии как своеобразная реакция на акцентирование структурным функционализмом согласия, стабильности, интеграции соц. систем и невнимание к соц. конфликтам, радикальным преобразованиям. Проблемой соц. конфликта занимались многие социологи прошлого (марксизм, Гумплович, Вебер, Паретто).

Речь идет о специальном и систематическом изучении соц. конфликтов в рамках особой «теории конфликтов», сложившейся и получившей распространение лишь во 2-ой половине 20 века. В этом особенно велика заслуга Милса, Козера, Дарендорфа, Рекса. Соц. конфликты изучают не только социология, но и психология, соц. философия и др. Конфликтология в целом — междисциплинарная отрасль научного знания, исследующая возникновение, становление, развитие и разрешение конфликтов. Конфликты признаются важным фактором общественного развития. В социальном подходе к конфликтам на первый план выдвигается изучение их места в роли социальной системе. Льюис Козер (1913) считается одним из основателей функционалистической теории социального конфликта. Он пытался соединить эволюционный функционализм и теорию социального конфликта. Социальные конфликты развиваются не вне, а внутри общества как соц. системы в результате усиления его дифференциации и роста обособления его структур. Делает акцент на позитивной роли соц. конфликтов (представители классического функционализма — негативно).

В работах «Функции соц. конфликта», «Продолжение исследования соц. конфликта» и др. он обращает внимание на важную роль соц. коллизий в интеграции и стабилизации общественной жизни и подчеркивает, что путь движения к устойчивому общественному порядку не исключает, а предполагает борьбу различных интересов личностей и соц. групп и соц. столкновения между ними, т.к. одновременно возрастает гибкость соц. системы и ее институтов, их способность преодолевать последствия этих конфликтов. В назревшем обновлении общества конфликт порождает новые соц. институты и нормы, стимулирует экон. и технологический прогресс. Ральф Дарендорф (1929) — крупнейший представитель современной конфликтологии, создал свою «конфликтную модель общества». Соц. конфликт всегда существует, это норма развития соц. системы, т.к. люди и их группы имеют разные интересы. Осн. труды: «Соц. классы и классовый конфликт в индустриальном обществе», «Общество и свобода», «Выход из утопии». Внес большой вклад в современную теорию соц. дифференциации и соц. конфликтов, показал, что классы — соц. группы людей, различающиеся участием и неучастием в господстве и находящиеся в конфликте, т.к. одни имеют власть и хотят ее сохранить, а другие — нет и хотят изменить существующее положение. Отношения господства и подчинения свойственны любому обществу. Обострение и взрыв соц. конфликта, суть которого заключается в противоборстве власти и безвластия, оказывающего сопротивление существующей власти, составляет источник и движущую силу соц. изменений, соц. прогресса. Сам конфликт вырастает из неравенства статусного положения людей и их групп, прежде всего по отношению к власти, управлению обществом. Признавая неизбежность, необходимость и полезность соц. неравенства, возможность сочетания соц. конфликта и мирного сосуществования конфликтующих, он отдает предпочтение конфликтной модели общества по сравнению с моделью общества всеобщего соц. равенства, соц. порядка и стабильности.

Важное значение в конфликтологии занимает постановка американским социологом Чарлзом Райтом Милсом (1916−1962 гг.) основных трех групп вопросов, которые социологи должны решать:

Какой является структура данного конкретного общества, обеспечивающая его целостность? Кем являются ее основные компоненты и каким образом они связаны между собой? Чем эта структура отличается от других вариантов общественного строя? Что в этой структуре содействует ее сохранению, а что, наоборот, требует преобразований?

Каким является место этого общества в истории человечества? Какое значение имеет это общество для развития человечества как целостной системы? Каким образом исследуемые нами явления влияют на данный исторический период и сами подлежат его воздействию? Какие основные черты данного периода? Каковы характерные для него способы творения истории?

Какие люди преобладают в данном обществе в данном периоде? Какие будут преобладать в будущем? Каким образом их отбирают и воспитывают, освобождают и репрессируют, делают восприимчивыми и тупыми? Какие изменения «человеческой природы» проявляются в поступках и характере людей, которых изучают в этом обществе в данный период? Какое значение для «человеческой природы» имеют особенности исследуемого общества?

Выполнение поставленных Милсом задач дает социологу картину общества со всеми его противоречиями, конфликтами и гармонией, порядком и беспорядком, прогрессом и регрессом в конретный исторический момент. Это методологическая установка составила основу современной социологической теории конфликта, альтернативу структурно — функциональному анализу.

Несмотря на то, что единой теории социального конфликта в западной социологии не существует и вряд ли она будет выработана, необходимо признать, что разность в исходных методологических установках, ни различия в понимании причин, природы, форм и способов преодоления конфликтов в обществе не могут приуменьшить вклад представителей «социологии конфликта» в развитие мировой обществоведческой мысли.

Символический интеракционизм

symbol interac-tionism) — теоретический подход в американской социологии по объяснению деятельности и интеракции с точки зрения результата значений, которые акторы вкладывают в вещи и в социальные действия… Символический интеракционизм иногда рассматривается как ориентированная на социологию социальная психология, ибо в самом деле описывался как первая «социальная» из всех ее видов

Символический интеракционизм — теоретическое направление в социологии, изучающее социальные взаимодействия преимущественно в их символическом содержании.

англ. interaction — взаимодействие) — теоретико-методологическое направление в социологии и социальной психологии (прежде всего, американской), кладущее в основу анализа социокультурной реальности социальные… …кладущее в основу анализа социокультурной реальности социальные (с акцентированием межиндивидуального аспекта) взаимодействия, взятые в их символическом (особенно языковом) выражении.

Чарльз Хортон Кули (1864—1929).

Он сам называл себя не социологом, а социальным психологом. Основная проблема, которая волновала интеракционистов — каким образом взаимодействие между индивидами формируют социальную структуру и как эти социальные структуры, выступая в роли сети взаимодействий, формируют индивидов. Человеческая природа по Кули — продукт коммуникации. Человек становится личностью и развивает свое «Я» посредством интеракции между людьми. Каждый индивид — продукт определенной специфической комбинации отношений между людьми. «Я» всегда динамично, оно находится в постоянном изменении.

Символический интеракционизм Дж. Г. Мида (1863—1931).

Мид ничего не писал сам, его книга написана с лекций студентов. Основной тезис Мида — что личность и социальное действие формируется с помощью символов, которые приобретаются в процессе социализации и взаимно подтверждаются и изменяются в процессе социального взаимодействия его участниками. В данном контексте основная способность человека — сознание и способность к интерпретации. Ввел в социологию понятие «Self» — «Самость». Оно означает что человек относится к себе как к объекту (рефлексия).

Наличие self позволяет интерпретировать мир. Self делится на I и Me. «Me» — воспринятая и усвоенная индивидом организованная совокупность социальных установок, норм, диспозиций. «I» — импульсивное Я. Me — требования к человеку, а I — реакция на это, нерефлексируемая часть.

Теория социального обмена (social exchange theory)

Т. с. о. опирается на предположение о том, что люди будут формировать и поддерживать отношения, если они считают, что вознаграждения, к-рые они извлекают из таких отношений будут превосходить затраты. Джордж Хоманс попытался объяснить поведение, определяемое в широком смысле как результат взаимодействия, в ходе к-рого индивидуумы приобретают, продают или обменивают ресурсы. Хотя Хоманс опирался при формулировке своих положений совр. теории обмена на бихевиоральную психологию и микроэкономику, аналогичные теории можно также обнаружить в антропологии и политологии. Несмотря на то, что Т. с. о, лучше всего объясняет взаимодействия между двумя лицами, она также была распространена на межгрупповые процессы. Хоманс сформулировал пять основных положений совр. теории обмена. Он попытался дать объяснение соц. поведения с использованием фундаментальных представлений о поведении, разработанных бихевиоральными психологами и неоклассическими экономистами. Бихевиористская модель оперантного обусловливания основывается на утилитаристском принципе, согласно к-рому индивидуумы будут стремиться к максимизации получаемого удовольствия и избеганию или сведению к минимуму боли. Предполагается, что индивидуумы будут реагировать прогнозируемым образом на вознаграждения и наказания. Любое взаимодействие предоставляет возможность для обмена ресурсами, в ходе к-рого каждый участник старается получить ресурсы, обладающие более высокой ценностью в сравнении с теми, к-рые он или она отдает или от к-рых отказывается. В широком смысле, соц. психологи называют ресурсами любые вещи, к-рые могут обмениваться. Хотя ресурсы могут представлять собой материальные и нематериальные предметы, Фоу и Фоу выделяют шесть классов обменных ресурсов: любовь, статус, информ., деньги, товары и услуги. Далее они говорят о том, что любой ресурс, подпадающий под один из этих шести классов, может быть описан в отношении одного из двух измерений: специализированность (particularism) и конкретность (concreteness).

Специализированность ресурсов — это степень, в которой их ценность зависит от конкретного чел., вовлеченного в процесс обмена. Напр., обмен любовью обладает большей ценностью в отношениях с любимым чел., нежели в отношениях с абсолютно незнакомым, в то время как обмен деньгами обладает более универсальной ценностью. Второе измерение, конкретность, связано со степенью материальной осязаемости того или иного ресурса, напр. увеличение оклада в сравнении с повышением своего профессионального статуса. В ходе дополнительных исслед., Фоу и Фоу обнаружили, что высокоспециализированные ресурсы имеют тенденцию обмениваться на ресурсы того же класса (напр., любовь на любовь, нежели деньги на любовь), но что менее специализированные ресурсы, как правило, обмениваются на ресурсы из других классов. Напр., деньги часто обмениваются на товары и услуги.

Хоманс развил пять общих положений, касающихся соц. поведения и обмена ресурсами. Три из них воспроизводят модель бихевиоральных психологов. Первое положение, непосредственно вытекающее из модели оперантного обусловливания, гласит: «В отношении любых действий, выполняемых людьми, чем чаще человек вознаграждается за конкретное действие, тем чаще этот человек будет выполнять такое действие». Второе положение связано с признанием роли прошлого опыта: «Если в прошлом появление конкретного стимула или набора стимулов создавало ситуацию, в которой действие человека вознаграждалось, то чем больше теперешние стимулы похожи на эти прошлые стимулы, тем чаще этот человек будет выполнять такое же или похожее на него действие в настоящем». Однако, третье положение гласит, что «когда за свои действия человек не получает ожидаемого вознаграждения или получает неожидаемое наказание, он приходит в ярость и может вести себя агрессивно».

Два последних положения более тесно связаны с экономической теорией. Микроэкономическая теория также уходит корнями в утилитаристские традиции. Одно из ее центральных допущений состоит в том, что в процессе максимизации удовольствия и избегания страдания, люди оказываются максимизаторами полезности (utility maximizers).

Иначе говоря, «для каждого человека любое состояние мира (state of the world) характеризуется конкретным уровнем полезности, где под полезностью понимается то, что чел. стремится максимально увеличить при помощи своих действий». По существу, четвертое положение гласит, что «чем больше выгоды человек получает в результате своих действий, тем вероятнее, что он будет вести себя таким образом». В терминах Хоманса, выгода (profit) яв-ся суммарным результатом выигрышей или вознаграждений, получаемых в ходе взаимодействия, за вычетом связанных с ним затрат.

Последнее положение отражает экономическое понятие снижающейся предельной полезности. Хоманс утверждает, что «чем чаще в недавнем прошлом человек получал конкретное вознаграждение, тем менее ценной для него становится любая последующая единица этого вознаграждения». Идея заключается в том, что можно пресытиться любым определенным благом, так что дополнительные его единицы больше не вызывают желания или сохраняют ту же самую ценность, к-рой они обладали изначально.

Соц. обмен и экономический обмен далее дифференцируются на основе взаимодействия. Тогда как экономические обмены осуществляются при явно заданных условиях затрат и прибылей для каждой участвующей стороны, соц. обмены никогда не бывают явными. Вдобавок, условия самого договора при экономическом обмене подлежат изучению, могут быть сделаны предметом переговоров и обеспечиваются правовой санкцией. В отношении соц. обменов, однако, считалось бы дурным тоном пытаться выторговать себе условия более выгодного обмена, и эти условия обмена не утверждаются в виде обеспеченного правовой санкцией договора, а порождают чувство личного обязательства и имеют внутреннее значение для его участников. Говорят, что соц. обмены влекут за собой неуточненные обязательства. «Один человек оказывает другому услугу, и хотя существует общее ожидание ответной услуги в некотором будущем, ее конкретный характер заранее точно не оговаривается».

Хотя Хоманс приложил немало усилий, чтобы предоставить убедительные доводы в объяснение того, почему конкретный чел. выбирает один образ действий или сохраняет определенные отношения, разрывая при этом другие, он не дает объяснения тому, что составляет выгоду для одного человека и затрату для другого. Приобретаемые ресурсы могут и не обладать независимой абстрактной ценностью, но оказываться ценными в связи с ожиданиями, обусловленными прошлой ассоц., текущими ожиданиями и сравнениями с тем, что получают другие в аналогичных взаимодействиях. Тибо и Келли представляют описание иерархий предпочтений (preference hierarchies), в к-ром принимаются в расчет биографии людей и социальные сравнения.

Разработка иерархии предпочтений. Т. с. о. можно рассматривать как теорию выбора поведения. Выбирая из ряда альтернатив, люди нуждаются в определенном стандарте или базисе, исходя из к-рого они могли бы судить о сравнительной ценности этих альтернатив. Каждый чел. делает выбор между альтернативами, «оценивая имеющийся или ожидаемый опыт в отношении каждой из них на основе ранжирования предпочтений и последующего выбора наилучшей альтернативы». Тибо и Келли обратились к проблеме ранжирования предпочтений в своей теории взаимодействия в малых группах. Они высказали предположение, что каждый чел. вырабатывает шкалу предпочтений, на основе к-рой он сравнивает варианты выбора. Средняя точка этой шкалы называется базой сопоставления, или, сокращенно, БС (comparison level, CL).

Тибо и Келли утверждают, что люди вырабатывают БС, представляющую собой норму, относительно к-рой чел. оценивает вознаграждения и затраты, связанные с включением в определенные отношения, с т. зр. восприятия их как «стоящих» (deserved) того. Отношения, исходы (последствия) к-рых превышают БС, будут представляться сравнительно «удовлетворяющими» и привлекательными для их участника; отношения, к-рые имеют исходы (последствия), оказывающиеся ниже БС, будут представляться сравнительно «неудовлетворяющими» и непривлекательными. На конкретное положение БС на индивидуальной шкале предпочтений будут влиять все те исходы (или последствия), к-рые знакомы данному участнику из непосредственного опыта или др. источников (напр., символической коммуникации).

Актуальный уровень исходов (= доходов), к-рый дает эта средняя точка шкалы удовлетворенности—неудовлетворенности, будет зависеть от уровня недавно пережитых последствий или тех последствий, за к-рые индивидуум нес основную каузальную ответственность. Люди будут удовлетворены, если они получат больше того, на что рассчитывали, и не удовлетворены, если получат меньше.

Помимо того, что каждый индивидуум обладает набором БС в отношении конкретных ресурсов, он также имеет базу сопоставления альтернативных ресурсов или альтернативных партнеров (БСальт).

Ценность конкретного ресурса, предлагаемого партнером в ходе обмена, зависит, в определенной степени, от наличия альтернативных партнеров пли ресурсов-заменителей. Напр., если чел. А предлагает человеку Б за работу $ 10, для предсказания его ответа нам необходимо знать, попадают ли эти $ 10 за подобную работу в интервал ниже или выше БС человека Б, и имеет ли чел. Б альтернативное предложение (БСальт).

Введение понятия БСальт приводит к дискуссии о власти в отношениях соц. обмена. В той степени, в к-рой одни из партнеров по обмену контролирует доступ к редким или желательным ресурсам, он обладает властью над др. партнером. В этой ситуации отсутствует альтернатива партнеру, но обмену или же имеющиеся альтернативы обеспечивают менее желательные исходы. Любой чел., для к-рого последствия складывающихся отношений оказываются ближе к его БСальт, будет обладать большей властью над другим. Предполагается также, что чел., оказывающийся в силу к.-л. причины наименее заинтересованным в поддержании отношений, будет обладать властью, позволяющей ему доминировать в этих отношениях. Это получило название принципа наименьшего интереса (principle of least interest) и позволяет сделать вывод о том, что «власть кроется в зависимости другого» (power resides implicitly in other’s dependency).

Эмерсон разработал теорию отношений власти—зависимости, основанную на простой идее: поскольку обмены предполагают наличие по меньшей мере двух сторон, то каждая из них, в некоторой степени, зависит от другой в осуществляемом взаимодействии. При односторонней монополии человек, А может лишь получать ресурсы от чел. Б. В отношении этого ресурса, чел. Б имеет полную власть над А. Чем больше разнообразных видов ресурсов, А получает от Б, тем в большей зависимости он оказывается от Б, и, следовательно, тем большей властью Б обладает над А. Эта теория была расширена с целью охватить вопросы образования коалиций, развития энергосистем и организационных связей.

Даже если испытуемые в исслед. с использованием платежных матриц полностью сознают преимущества взаимного сотрудничества, они склонны выбирать стратегию соперничества. Возникает впечатление, что испытуемые в этих экспериментах скорее заинтересованы в максимальном увеличении различий между собой и своими игровыми партнерами, нежели в максимальном увеличении своих собственных вознаграждений. Исключения из этого правила наблюдались в условиях, в к-рых существовала возможность коммуникации между игроками или когда два игрока оказывались в близких личных отношениях. В обоих случаях возникает основа для взаимного доверия, которая благоприятствует стратегиям сотрудничества.

Дополнительный источник власти в отношениях соц. обмена возникает в ситуации, в к-рой один из партнеров может оказывать влияние на исходы (последствия) для другого своими собственными действиями. Тибо и Келли утверждали, что человек может контролировать действия или поведение другого через свой собственный выбор двумя различными способами. Первый тип контроля через влияние, или власти, называется фатальным контролем (fatal control).

«Если, А посредством изменения своего поведения может воздействовать на последствия для Б независимо от того, что делает Б, то, А обладает фатальным контролем над Б». Вводя этот тип контроля, чел. сужает реакции доступные другому; Б оказывается в фатальной зависимости от действий А.

Второй тип контроля через влияние называется поведенческим контролем (behavior control).

«Если, А посредством изменения своего поведения может сделать желательным для Б тоже изменить свое поведение, то, А обладает поведенческим контролем над Б». Это происходит в ситуации, когда, А может инициировать выбор поведения, к-рый увеличивает выигрыш Б за специфическую реакцию или требует от Б больших затрат на альтернативную реакцию. Несмотря на то, что у Б все же остается возможность выбора поведения, А обладает способностью оказывать значительное влияние на последствия выбора Б и, как следствие, существенное влияние на поведение Б.

Расширения теории обмена. Хотя обсуждение Т. с. о. в рамках диадических отношений выиграло от той простоты, к-рую они дают, по всеобщему мнению, она требует расширения в применении к более сложным типам соц. взаимодействий. Одним из таких расширений явилась разработка теории справедливости (equity theory), к-рая утверждает, что при оценке удовлетворенности своим собственным успехом будут приниматься в расчет успехи др. людей. Мы рассматриваем свои результаты в сравнении с тем, что сделано другими в дополнение к нашим собственным вкладам. Предположение о том, что распределение вознаграждений должно осуществляться на основе индивидуальных достижений и вкладов, повлекло за собой разработку теорий дистрибутивной (распределительной) справедливости (theories of distributive justice).

Сети обмена (exchange networks) и степень контроля ресурсов — еще одно направление расширения Т. с. о. Исходя из проведенного Тибо и Келли анализа фатального и поведенческого контроля, можно предположить, что чел., контролирующий в сети обмена дефицитный ресурс, сохраняет источник власти над другими.

Т. с. о. тж рассматривалась в качестве важного шага в соединении микропроцессов с макроструктурами. Блау явился инициатором работы в этой области, к-рая продолжает привлекать внимание. Как уже ранее отмечалось, большая часть этого интереса оказывается на пересечении дисциплинарных границ со всеми видами общественных наук, исследующих ответвления Т. с. о.

Этнометодология (англ. ethnomethodology) — направление в социологии, занимающееся изучением обыденных норм, правил поведения, смыслов языка в рамках повседневного социального взаимодействия. Это направление универсализирует методы этнографии, распространяя их на повседневное поведение людей во всех, а не только архаических культурах.

Основоположник и автор термина «этнометодология» — американский социолог Гарольд Гарфинкель. В своей работе «Исследования по этнометодологии», 1967 он предложил методику изучения «этнометодов» (обыденных методов), которыми люди пользуются для того, чтобы осмыслить действия и речь других. Каждый человек неосознанно пользуется своими методами осмысления процесса взаимодействия. Верно понять смысл взаимодействия (разговора) можно только в том случае, если известен контекст ситуации, не представленный в самом взаимодействии.

Таким образом этнометодология показывает как взаимопонимание в социальном взаимодействии позволяет не «начинать с нуля» каждое взаимодействие

Спецификой этнометодологии является особое восприятие объекта и субъекта исследования. С точки зрения Г. Гарфинкеля и его последователей, социальная реальность не обладает объективными характеристиками, а конструируется в ходе речевой коммуникации. Исходя из этого, этнометодологи подчеркивают, что сам исследователь-социолог не может выступать в роли дистанцированного наблюдателя

Гарольд Гарфинкель (англ. Harold Garfinkel, 29 октября 1917, Ньюарк, Нью-Джерси — 21 апреля 2011, Пасифик-Пэлисейдс, Лос-Анджелес[1]) — американский социолог, исследовательповседневности, создатель этнометодологии.

Гарфинкель (Garfinkel) Гарольд (р. 1917) — американский социолог, создатель этнометодологии.

В книге «Исследования по этнометодологии» (1967) Г. была предпринята попытка распространить методы социальной антропологии и этнографии на всю сферу общественных дисциплин. Универсализируя способы организации повседневной жизнедеятельности людей в примитивных культурах, трактуя этнографические методы их изучения как «процедурные инварианты» социальных наук, Г., наряду с иными представителями этнометодологии, сформулировал нетрадиционное определение ее предмета. По их мнению, это — процедуры интерпретаций вкупе со скрытыми, неосознаваемыми, нерефлексированными механизмами социальной коммуникации между людьми.

Главной темой собственных социологических изысканий Г. считал проблему «рациональной описуемости практических действий как текущей практической реализации». Его интересовало то, каким образом возможно рациональное корректное описание практических повседневных социальных взаимодействий.

Важность и неоднозначность этой проблемной ситуации задается, по Г., рядом предпосылок. Во-первых, любое описание подобного рода явится осмысленным для воспринимающей аудитории лишь в том случае, если оно будет предполагать общее для всех участников знание контекста. Это знание может пониматься как молчаливо подразумеваемое свойство взаимодействия. Во-вторых, предполагается использование однозначных терминов для описания социальной ситуации (с целью предотвращения появления альтернативных объяснений).

В-третьих, с точки зрения Г., не все знание, включаемое в описание в целях выявления смысла действия, обнаруживает себя синхронно с объяснением данных. Некоторые элементы описания даже при явном их выражении могут быть полностью реконструированы лишь тогда, когда описание будет полностью завершено. В-четвертых, подобные описания должны конструироваться систематически и последовательно. И наконец, в-пятых, смысл материалов или элементов описания зависит от контекста, т. е. либо от порядка следования материалов в процессе описания, либо от биографии участника, либо от более широкого восприятия социальной ситуации.

Таким образом, с точки зрения этнометодологии Г., социология призвана изучать все аспекты повседневной социальной жизни и экстраординарные явления, будучи сама по себе весьма важной сферой повседневной деятельности людей. Все люди в обществе, по Г., являются социологами, ибо, приписывая значения действиям других и претендуя на их понимание, они выступают в качестве практических теоретиков.

Социологическую парадигму Г. толковал в контексте традиционного науковедческого подхода как общую систему отсчета данной дисциплины, именуя ее «набором фоновых ожиданий», конституирующим принимаемый на веру мир специалиста.

Именно поэтому, по Г., принимаемые нами в качестве объективных образований черты социальной реальности объективны лишь потому, что мы выражаем их в объективных категориях, т. е. в терминах их общих свойств. Традиционные формы социологического объяснения социолог трактует как нечто вроде специальных приспособлений, кодировальных таблиц, служащих для выделения и подчеркивания общих свойств явлений в ущерб особенным и уникальным их свойствам. Существенно важным компонентом гипотезы Г. было его мнение, что таково свойство любого объяснения: вырабатывая рациональные объяснения своих действий, индивиды делают эти действия рациональными, делая тем самым социальную жизнь упорядоченной и понятной.

Определение того, что есть индивид, Г. формулирует в духе подхода Т. Парсонса — «член коллектива». В основе же повседневных действий индивидов, по его мнению, лежит то, что «индивид предполагает сам, предполагает, что другой индивид точно так же предполагает, и предполагает, что как он предполагает относительно другого, так и другой предполагает относительно его самого».

Взаимное же понимание, согласно концепции Г., не есть частичное или полное согласие индивидов относительно существенного содержания предмета. Условия взаимного понимания всегда предполагают некое условие «поживем — увидим», которое позволяет социальному взаимодействию включать в себя все случайные характеристики. Взаимное понимание не сводится к формальным правилам регистрации явлений, служащим индивидам для предсказания будущего поведения друг друга. Оно является своего рода соглашением, служащим нормализации всего того, чем может на практике оказаться социальное поведение.

Социальное же взаимодействие, по Г., может быть корректно описано по аналогии с игрой. С этой точки зрения становится возможным выявить как совокупность основных правил, которые те, кто стремится им подчиняться, считают правилами нормального взаимодействия, так и способы осмысливания с помощью этих правил конкретных социальных ситуаций их участниками.

Хотя этимология слова «этнометодология» и предполагает изучение подходов, применяемых социологами, этот термин обозначает в принципе все практические действия и описания, осуществляемые индивидами в обществе. В данном контексте этнометодология выступает как поисковое исследование природы социальных действий и объяснений (как обыденных, так и профессиональных) социального процесса. Крайне важно в связи с этим, по Г., избежать подмены анализа практических теорий участников скрытыми предпосылками, понятиями и теориями наблюдателя. В противном случае социальный порядок «навязывается» ситуации извне, и главная проблема конструирования и поддержания участниками взаимодействия значимого массива представлений и действий становится «непроблемой». Рекомендуемый Г. подход требует рассматривать этот навязанный извне порядок как проблематичный.

Так, с точки зрения Г., приписывание индивиду определенного рода душевной болезни отвечает практическим требованиям, предъявляемым бюрократизированной системой медицинского обслуживания, и что даже пол индивида не является изначально данным, а формируется в ходе социального процесса (феномен трансвестизма).

Критически оценивая позитивистские ориентации в социологии, Г. обращал внимание на то обстоятельство, что убежденность позитивистов в объективной пригодности «научного» языка для раскрытия «реальных» свойств социального мира оборачивается неизбежной «документальной интерпретацией» (трактовкой явлений, действий и ситуационных факторов как отражения, свидетельства, документа лежащей в их основе матрицы значений, детерминирующей объективный характер социального мира).

Позитивисты, по Г., упускают из виду то обстоятельство, что в процессе социологических объяснений по типу самообоснования созидается мир, являющийся предметом их исследований.

Происходит это потому, что по сути толкования позитивистской социологии не выходят за рамки так называемого здравого смысла, это в реальности обыденные толкования, ибо в их основе лежит вера в объективный характер социального мира.

По мысли Г., обычно люди подходят к социальному миру с чисто прагматической установкой. Реконструируются лишь те его аспекты, которые касаются практической деятельности индивидов. В итоге соответствующие процедуры интерпретации носят характер предписаний для достижения целей этой деятельности. В рамках данного подхода мир интерпретирован верно, если индивид способен достичь необходимого результата на основе знания о том, как действуют вещи в этом мире. Таким образом, становятся допустимыми описание и объяснение социального мира в контексте любой произвольной практической цели. Социологи же позволяют членам общества (в том числе и самим себе) производить и сохранять социальный мир, который именно в силу этих процедур воспринимается и постигается как мир объектов. Они, следовательно, так же объективны или субъективны, как и процедуры социологов, и реальность, порождаемая ими, не может, по Г., рассматриваться более объективной или менее объективной, чем реальность, порождаемая социологами.

В целом же основные компоненты этнометодологии сводимы к правилам метода, доступным любому и используемым любым социальным деятелем в любом практическом действии, в котором он участвует. Основные принципы учения Г. не могут быть изъяты из контекста профессиональной деятельности социологов — его последователей и объективированы как таковые.

Подрывая три аксиоматичные черты традиционных способов социологического объяснения (естественно-научный характер его рациональности, объективность и обоснованность наличных обобщений), социология Г. потребовала немедленного коренного пересмотра эпистемологических и философских оснований социологического знания с целью как можно более точного отражения и фиксации чрезвычайно тонкой, двойственной, виртуальной и конструктивной природы социальных феноменов, составляющих его предмет.

3 Русская социологическая мысль

В целом процесс становления социологии в России был обусловлен ходом социального развития русского общества. Период правления Александра III в России связан с началом великих реформ. Именно в этот период зарождаются основы русской социологии. Как отмечал Н.О. Лосский, «в конце XIX и начале XX века значительная часть русской интеллигенции высвободилась из плена… болезненного моноидеизма. Широкая публика начала проявлять интерес к религии… идее нации и вообще… к духовным ценностям».(Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 197.)

Формирование социологии как науки происходило сразу в нескольких направлениях. Достаточно полно социологическая концепция русского исторического процесса была изложена представителями юридической школы Б.Н. Чичериным, К.Д. Кавелиным, А.Д. Градовским, В.И. Сергеевичем, С.А. Муромцевым, Н.М. Коркуновым; сравнительно-исторический метод в генетической социологии значительно обогатили М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев, Д.А. Столыпин, Н.П. Павлов-Сильванский; становлению политической социологии в России способствовали во многом Л.И. Петражицкий, П.Н. Милюков, М.Я. Острогорский, П.А. Сорокин; школа субъективистов — Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков — оказала значительное влияние на создание современной социологии интеракционизма; развитие экономической социологии во многом определили Н.Я. Данилевский, С.Н. Булгаков, М.И. Туган-Барановский, П.Б. Струве; основоположником ювенильной социологии в России по праву считается С.Н. Трубецкой, а этносоциологии — М.М. Ковалевский, Л.И. Мечников и П.А. Кропоткин.

Русские социологи, стремясь к познанию социальной действительности, использовали многообразные аналитические подходы. Такие известные ученые, как П.Л. Лавров и Н.К. Михайловский, в своих трудах отстаивали единство теоретической истины и этического идеала справедливости.

Михайловский был одним из первых критиков органической теории общества и социал-дарвинизма. Он разработал теорию внушения-подражания и психологии толпы. Данилевский стал основоположником теории культурно-исторических типов, которая получила дальнейшее развитие в трудах О. Шпенглера. Работа М. Энгельгардта «Прогресс как эволюция жестокости» является одной из самых оригинальных и глубоких работ в области «реалистической интерпретации социальной эволюции». B.C. Соловьев предпринял оригинальную попытку интерпретации контовского понятия «Великого Существа» в аспекте православной соборности. Труды по социальной философии К. Леонтьева не уступают лучшим работам Ж. де Местра и Т. Карлейля. По сути, русские социологи всех школ и направлений стремились создать всеобъемлющую универсальную модель социального познания.

Первые попытки систематического синтеза социологических идей О. Конта, Г. Спенсера и К. Маркса принадлежат Михайловскому — основателю «субъективной школы» в русской социологии. Туган-Барановский, Струве, Плеханов и Ленин посвятили много работ «экономическим проблемам истории и социальных явлений». Драматическую роль в российской социологии сыграл марксизм. Широкая популярность марксистских идей в России объясняется прогрессистскими настроениями общественного сознания и верой в науку. Эволюционная теория Ч. Дарвина и представление о закономерном развитии общества произвели сильное впечатление на русскую демократическую интеллигенцию.

Русская социология конца XIX — начала XX в. не только находилась на уровне мировой науки в целом, но по некоторым направлениям предопределила ее развитие.

Социологическая мысль в России развивается как часть общемировой социологической науки. Испытывая влияние со стороны различных течений западной социологии, она вместе с тем выдвигает оригинальные теории, в которых отражается своеобразие развития российского общества. В развитии социологической мысли в Россииследователи выделяют три основных этапа. Первый этап — с середины XIX века до 1918 года XX века, второй — с начала 20-х годов до конца 50-х годов, третий — с начала 60-х до наших дней. Кратко охарактеризуем каждый из этих этапов. Первый этап, прежде всего связан с творчеством таких крупных социальных мыслителей, как П. Л. Лавров (1829 — 1900) и Н. К. Михайловский (1822 -1904).

Развиваемое ими направление социальной мысли получило название субъективной социологии. Основополагающие идеи этого направления были впервые сформулированы в знаменитых «Исторических письмах» П. Л. Лаврова (1870).

Как и у других классиков теоретической социологии — О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, в центре внимания субъективной социологии стояли разработка учения об обществе в целом, выявление закономерностей и направленности его развития. Значительное внимание представители субъективной социологии уделяли разработке теории общественного прогресса. Сущность общественного развития, по Лаврову, состоит в переработке культуры, именно в переработке традиционных, склонных к застою общественных форм в цивилизацию, характеризующуюся гибкими, динамичными структурами и отношениями. Цивилизация истолковывается субъективными социологами как сознательное историческое движение. Это движение осуществляется, прежде всего, критической мыслью. Но поскольку мысль реально осуществляется только через действия личности, постольку, рассуждают они, главной движущей силой общественного развития выступа-т критически мыслящие личности, передовая интеллигенция. Личность в концепции субъективных социологов выступает только главной движущей силой общества, но и мерилом общественного прогресса. Идеалом общественного развития является сознание таких отношений, при которых бы были созданы предпосылки для всестороннего развития («разнородности») личности. Однако, по мнению субъективных социологов, история до сих пор шла по линия развития «разнородности» общества, его социальной дифференциации и разделения труда, что приводило к односторонности ЛИЧНОСТИ. Полноценное развитие личности, по мысли субъективных [синологов, возможно только в рамках социализма, где будут реализованы идеалы свободы, равенства и справедливости. Однако следует отметить, что концепция социализма в субъективной социологии довольно существенно отличалась от марксистской концепции социализма и, тем более, от так называемого «реального социализма», который был воплощен в СССР и других странах социалистического содружества. Н. К. Михайловский определял социализм как «творчество личного начала при посредстве начала общинного». В связи с этим в субъективной социологии значительное внимание уделяется разработке вопроса об особом пути России к социализму, при котором должны быть учтены особенности российского опыта. В связи с этим, субъективные социологи развивали учение о некапиталистическом пути развития России, в основе которого лежала идея о переходе к социализму через использование и преобразование коллективистских традиций докапиталистических форм устройства труда и быта — общины («мира»), артели и др. В тесной связи с общесоциологической теорией находилась и методология субъективной социологии. В ней подчеркивалась мысль о существовании принципиального различия между природными и общественными явлениями. Природные — это закономерные, повторяющиеся явления, общественные — неповторимые, индивидуальные, изменяющиеся. На основу этого разграничения утверждалась необходимость использования различных методов познания — научного и социологического. Естественнонаучный метод в своей основе — объективный метод. Социологический же должен быть субъективным методом. Обоснование необходимости использования субъективного метода в социологии строилось по такой схеме: основной единицей общества является не класс, группа, коллектив, а личность. Социальную деятельность личности определяют не какие-то внешние факторы, а ее субъективные помыслы и цели. Познать объективными методами эти помыслы и цели невозможно. Поэтому изучение личности социологом может быть осуществлено только по принципу «сопереживания», когда, по выражению Михайловского, «наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого». В соответствии с этой установкой разрабатывается субъективная концепция истины. Истина, по Михайловскому, не есть воспроизведение объективных свойств вещей самих по себе, она существует для человека и есть удовлетворение его познавательной способности. Но такой подход вел к отрицанию закономерности и, по сути дела, оправдывал произвольное истолкование общественного процесса. Чтобы избежать произвола мнений, Н. К. Михайловский выдвигает идею, что за критерий истины необходимо принимать познавательную способность «нормального человека», нормального не только физиологически, но и поставленного в благоприятные для нормального развития его личностных качеств социальные условия. Кроме того, позиция «нормального человека» должна отражать интересы подавляющей части общества, то есть трудящегося большинства. Поэтому социология должна начать с некоторой утопии, то есть с построения социального идеала общества, обеспечивающего полнокровное развитие человеческих способностей. В русле субъективной социологии шло изменение конкретных проблем политической социологии, механизма связи лидера и массы («Герои и. Толпа»), роль партии в общественной борьбе («Исторические письма») и др. Наряду с субъективной социологией, заметное место в социальной науке того периода занимают работы М. М. Ковалевского 1951- 1916).

Ведущую роль в своей социологической теории М. М. Ковалевский отводит учению о социальном прогрессе, сущность которого он видел в развитии солидарности между социальными группами, классами и народом. Одной из основных задач социологии М. М. Ковалевский считал выявление сущности солидарности, описание и разъяснение многообразных ее форм. В своих многочисленных работах М. М. Ковалевский активно использовал и развивал сравнительно-исторический метод, с помощью которого стремился выявить общее и особенное в социальных явлениях, осуществить познание различных исторических ступеней развития одного и того же явления и двух разных осуществляющих явлений. М. М. Ковалевский верил, что с помощью сравнительно-исторического метода через «параллельное изучение фактов и явлений общественной эволюции народов можно выявить общую форму поступательного движения общественной жизни». Параллельно с субъективной социологией и позитивизмом М. Ковалевского, в борьбе с ними в России развивалась социология марксизма, представленная два основными теориями. Ортодоксальный марксизм в тот период представляли две ведущие фигуры — Плеханов и Ленин, так называемый «легальный марксизм» П. Б. Струве, М.И. Туган-Барановский, Н. А. Бердяев и др. основные принципы марксистской методологии были изложены в предыдущем разделе, и представители ортодоксального марксизма России в целом их разделяют. Однако при решении конкретных проблем общественного устройства между Г. В. Плехановым и В. И. Лениным существовали серьезные различия, которые в преддверии Октябрьской революции перешли в стадию непримиримой борьбы. Так называемый «легальный марксизм» как течение социальной мысли носил временный, некультурный характер, связанный с увлечением либеральной интеллигенции марксистскими идеями в период кануна револю-1905 — 1907 гг. После ее поражения либеральная интеллигенция ушла от марксизма, и «легальный марксизм» прекратил свое существование. Следует также отметить, что в этот период в социологии накапливается большой фактический материал, шла отработка методов конкретно-социологического анализа с использованием достижений статистики, демографии и других смежных дисциплин. Например в 1869 г. вышла в свет работа известного общественного деятеля В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России». В этой работе автор обобщил значительный статистический материал в личные наблюдения, касающиеся социального и экономического положения рабочих и крестьян в различных губерниях России. Большое влияние на развитие социологии в России оказала опубликованная в 1899 году книга В. И. Ленина «Развитие капитализма я России». В первый период появляются также крупные работы российских социологов А. Богданова, В. Шулятикова, П. Сорокина, К. Тахтарева, посвященные проблемам социальной стратификации, теории классов. Второй период развития социологической имели в России характеризуется нарастанием процесса институционализации, приобретением социологической наукой статуса социального института. В1918−1919гг. в Петроградском и Ярославском университетах были созданы кафедры социологии, введена ученая степень по социологии. В 1919 г. был учрежден Социологический институт. В 1920 г. в Петроградском университете при факультете общественных наук было создано социологическое отделение, во главе которого стал Питирим Александрович Сорокин (1889 — 1968) — крупный ученый и общественный деятель, внесший существенный вклад в развитие отечественной и мировой социологии. На втором этапе продолжается развитие теоретической социологии. В 20-х годах издается обширная социологическая литература: Сорокин П. А. «Основы социологии (в 2-хтт., 1922 г.), Бухарин Н. А. «Теория исторического материализма. Популярный учебник марксистской социологии» (1922 г.), Салынский М. С. «Социальная жизнь людей. Введение в марксистскую социологию» (1923 г.) и др. Основная направленность этих работ состояла в выявлении соотношения истории русской социологической мысли и социологии марксизма, в стремлении сформулировать оригинальную социологию марксизма и определить ее место в системе марксизма. Наряду с разработкой теоретических вопросов разворачивались эмпирические социологические исследования. Центральное место в них занимают исследования по социальным и социально-психологическим проблемам труда и быта рабочих и крестьян. В этой области наиболее плодотворно работали А. К Гастев, С. Г. Струмилин, А. Ф. Журавскийи др. В тот период активно разрабатывались социальные проблемы города, народонаселения и миграции (Н. Анцифиров, А. Годулов, В Смулевич и др.), социальные проблемы культуры (И.Загорский, Н. Трояновский, Р. Елизаров).

Третий этап. В 30-х годах марксизм окончательно утвердился в качестве юридической основы общества, социология была объявлена философской наукой. Было провозглашено, что «исторический материализм — это и есть социология марксизма», и, следовательно, эмпирические конкретно-социологические исследования, как несовместимые со спецификой философской теории, выводились за пределы ИДЕОЛОГИИ. Это была теоретическая предпосылка разгрома социологии и ее полного упадка в СССР. Практическая же предпосылка упада связана с идеологией тоталитаризма. Социологические исследования, как научные исследования, опирающиеся на точные факты, были не нужны тоталитарному режиму, так как они вступали в противоречия с пропагандой так называемых «социалистических знаний». Начиная с этого времени, осуществляется идеологизация общественной жизни, в том числе и науки. В дискуссии, которая была проведена в 1929 г. Институтом философии Коммунистической академии по проблемам философии и социологии выявилась полная «теоретическая» переориентация философов и социологов. Никто из них уже не говорил, что исторический материализм является социологией марксизма. Более того, был сделан вывод о том, что «главная опасность у нас здесь в абстрактном, социологическом понимании исторического материализма, и поэтому сюда должны быть направлены главные удары». Социология была объявлена буржуазной лженаукой, не только несовместимой с марксизмом, но и враждебной ему. Фундаментальные и прикладные исследования в этой области были фактически прекращены. Само слово «социология» оказалось вне закона и было «изъято» из научного обихода, не говоря уже о том, что постепенно ушли в «небытие» социологи-профессионалы. Социология как социальный институт полностью прекращает свое существование. Отныне ее проблемы развиваются в рамках смежных дисциплин: исторического материализма, демографии, статистики, психологии. Перерыв в развитии социологической мысли в СССР продолжался до начала 60-х годов. Изданные в этот период монографии по историческому материализму анализировали социальные явления и процессы на крайне общем абстрактно-теоретическом уровне, в отрыве от реальной жизни. Философский детерминизм, отрицание социологического мышления имели своим следствием безграничное господство догматизма и схоластики в науке об обществе. Развитие социологической мысли в конце 30-х годов практически приостановилось. Четвертый этап. Возрождение социологии как науки начинается в конце 50-х — на-60-х годов, на волне «хрущевской оттепели». Ситуация в области социологической науки сложилась парадоксальная. Социологические исследования получили права гражданства, а социология как наука — нет. Поэтому во избежание бесконечных споров и конфликтов, которые отвлекали специалистов от реального дела, было введено в научный обиход определение социологии как науки, занимающейся конкретными социологическими исследованиями. В этот период были проведены масштабные социологические исследования по изучению влияния научно-технического прогресса на социальную и профессиональную структуру работников, их отношение к труду. Большое распространение получило «социальное планирование», составление планов социального и экономического развития промышленных предприятий, колхозов и совхозов и даже некоторых городов. В ходе этих исследований накоплен богатый фактический материал; отработаны методики оологического исследования, приобретены навыки проведения социологических исследований большим количеством социологов-самоучек. В 60-х годах социология вновь восстанавливает статус социального института. В середине 1960 года было создано первое социологическое учреждение — отдел социологических исследований в институте философии АН СССР и лаборатория социологических исследований при Ленинградском госуниверситете. В 1962 году была создана Советская социологическая ассоциация, а в 1964 году на философском факультете МГУ — кафедра конкретно-социологических исследований. В 1969 году был создан институт конкретно-социологических исследований АН СССР с отделениями в союзных республиках и крупных региональных центрах: Свердловске, Новосибирске, Ленинграде. С 1974 года начал выходить специализированный журнал «Социологические исследования». С 1988 г. образованы социологические факультеты в Московском, Ленинградском, Свердловском, Киевском университетах. В настоящее время существует ряд академических, вузовских и независимых социологических центров, проводящих широкие эмпирические и теоретические исследования в различных областях общественной жизни. Но новая «оттепель» продолжалась недолго. Бюрократической диктатуре Л.И.Брежнева социология была не нужна, более того, она вступила в конфликт с ведомственным отношением к социальной сфере жизнедеятельности общества. Новое административно-приказное «вторжение» в социологическую науку имело бы самые трагические последствия. Но оно было решительно пресечено в процессе «перестройки». Важным этапом в институционализации социологии был ХХVII съезд КПСС. Съезд обратил внимание на исследование различных проблем развития и функционирования социальной сферы как пространства жизнедеятельности человека, поставил вопрос об органической связи экономического и социального развития, о социальной эффективности экономического и об экономической эффективности социального развития. Вполне естественно встал вопрос о восстановлении в «гражданских» правах науки, которая занимается исследованием социальной сферы и социального развития общества в целом, т. е. о социологии. Был снят запрет на развитие теоретической социологии. Более того, был наложен запрет на административно-приказное вмешательство в развитие этой науки. Вполне закономерным был признан плюрализм точек зрения на предмет этой науки и ее место в системе социальных и гуманитарных наук. Вопрос о дальнейшем развитии социологии как самостоятельной науки и использовании социологических исследований в решении задач социально-экономического развития страны был поднят до общегосударственного уровня. Была поставлена задача развития как теоретических, так и прикладных фундаментальных социологических исследований. В 1984 г. на философском факультете МГУ было создано отделение социологии и открылись ряд социологических кафедр. На базе этого отделения в 1989 г. был создан первый в стране социологический факультет.

Питири́м Алекса́ндрович Соро́кин — российско-американский социолог и культуролог. Один из основоположников теорий социальной стратификации и социальной мобильности.

Питирим Александрович Сорокин (1889−1968) — один из виднейших представителей социологов-классиков, оказавший большое влияние на развитие всей социологии XX в. Иногда Сорокина называют не русским, а американским социологом. Действительно, хронологически «русский» период его деятельности жестко ограничен 1922 г.- годом его высылки. Однако становление взглядов Сорокина как социолога, а также его политической позиции происходило именно на родине, в условиях войн, революций, борьбы политических партий и научных школ. В основном труде «русского» периода, двухтомной «Системе социологии» (1920), он формулирует теоретические основы теории социальной стратификации и социальной мобильности (эти термины им же и были введены в научный оборот).

Основой социологического анализа Сорокин считал социальное поведение, социальное взаимодействие. Взаимодействие индивидов он определяет в качестве родовой модели и социальной группы, и общества в целом. Социальные группы делятся им на организованные и неорганизованные, причем особое внимание уделяется анализу иерархической структуры организованной социальной группы. Внутри групп существуют страты (слои), выделяемые по экономическому, политическому и профессиональному признакам. Сорокин утверждал, что общество без расслоения и неравенства — миф. Меняться могут формы и пропорции расслоения, но суть его постоянна. Стратификация существует и в недемократическом обществе, и в обществе «процветающей демократии».

Наряду со стратификацией Сорокин признает наличие в обществе и социальной мобильности двух типов — вертикальной и горизонтальной. Социальная мобильность означает переход из одной социальной позиции в другую, своеобразный «лифт» для перемещения как внутри социальной группы, так и между группами. Социальная стратификация и мобильность в обществе предопределены тем, что люди не равны по своим физическим силам, умственным способностям, наклонностям, вкусам и т. д., а кроме того, самим фактом их совместной деятельности. Совместная деятельность с необходимостью требует организации, а организация немыслима без руководителей и подчиненных. Поскольку общество всегда стратифицировано, то ему свойственно неравенство, но это неравенство должно быть разумным.

Общество должно стремиться к такому состоянию, при котором человек может развивать свои способности, и помочь обществу в этом могут наука и чутье масс, а не революции. В работе «Социология революции» (1925) Сорокин называет революцию великой трагедией. Революция сопровождается насилием и жестокостью, сокращением свободы, а не ее приращением. Она деформирует социальную структуру общества, ухудшает экономическое и культурное положение рабочего класса. Единственным способом улучшения и реконструкции социальной жизни могут быть только реформы, проводимые правовыми и конституционными средствами. Каждой реформе должно предшествовать научное исследование конкретных социальных условий, и каждая реформа должна предварительно «тестироваться» в малом социальном масштабе.

В своих поздних работах («Социальная философия в век кризиса», «Альтруистическая любовь», «Изыскания в области альтруистической любви и поведения», «Власть и нравственность» и др.) Сорокин проповедует идеи альтруистической любви, нравственного возрождения, этической ответственности и солидарности, культурных ценностей, т. е. те идеи, которые определяли этико-нравственную направленность русской социологической мысли в целом.

Макси́м Макси́мович Ковале́вский (27 августа (8 сентября) 1851, Харьков[1] — 23 марта (5 апреля) 1916, Петроград) — русский учёный, историк, юрист, социолог эволюционистского направления и общественный деятель, один из руководителей русскогомасонства[2], член I Государственной думы и Государственного совета. Академик Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук (1914).

Социологические концепции права и государства

Исторической закономерностью является необходимость продвижения каждого общества от низшей к более высокой стадии. Однако этому прогрессу противоречит «противопоставление бедности и богатства, рознь между имущими и неимущими». Для преодоления этого противоречия он полагал необходимым вмешательство государства в распоряжение собственностью в интересах земледельцев и рабочих, юридическое закрепление права на труд, свободную деятельность профсоюзов, их борьбу за социальные права.

При медленности общественных изменений прогресс более надежен, чем при их быстроте, эволюцию надо предпочитать революции; прогресс желателен только под условием сохранения порядка.

Ученики

Саккетти, Александр Ливериевич

Сорокин, Питирим Александрович

В труде «Происхождение современной демократии» (т. 1—4, 1895—97) — самой крупной в дореволюционной русской историографии попытке обобщающего освещения социальных и политических предпосылок Великой французской революции и ее начального этапа и в произведении «От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму» (т. 1—3, 1906) связывал развитие политических учений с борьбой за тот или иной общественный и государственный строй. Большой вклад внес К. в разработку крестьянского вопроса во Франции накануне Великой французской революции. Вслед за Н. И. Кареевым К. отвергал (в противоположность И. В. Лучицкому) тезис А. Токвиля о широком распространении в дореволюционной Франции мелкой крестьянской собственности. В труде «Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства» (т. 1—3, 1898—1903), рассматривая проблемы западноевропейского феодализма, ошибочно считал главным фактором изменений экономического строя рост народонаселения.

В социологии К. видел общую теорию социального развития и стремился изучать историю в социологическом разрезе («Современные социологи», 1905; «Социология», т. 1—2, 1910, и др.).

Идею эволюции, постепенного усовершенствования общественных учреждений К. сознательно противопоставлял марксизму. Выступая против субъективного метода в социологии, неокантианского противопоставления общественных наук естественным, К. считал основным социологическим законом закон прогресса, заключающийся в росте социальной солидарности. Классовую борьбу К. рассматривал как признак незрелости или, наоборот, «вырождения» того или иного общественного строя. На примерах истории Англии, Франции и др. стран он стремился показать опасность обострения социальных противоречий, неизбежно приводящего к революции. Отсюда вытекала и его политическая доктрина конституционной, или «народной», монархии, которой он приписывал миссию верховного посредничества между классами и защиты интересов народных масс. Если в своих более ранних конкретно-исторических трудах К. фактически придавал основное значение социально-экономическим процессам, то в более поздних социологических произведениях, написанных в основном в годы русской Революции 1905—07 и после неё, он подчёркивал положение о взаимодействии в историческом процессе ряда факторов, отводя немалую роль психологическим и биологическим факторам.

2.3. Основные направления развития социологической мысли в России (XIX — XX вв.)

Как и на Западе, социальная мысль в России изначально развивалась в русле социальной философии. Изменения общественных отношений, вызванные развитием капитализма, породили объективную необходимость возникновения различных социологических школ и направлений. Основные направления русской социологии: географическое, субъективистское, психологическое, диалектико-материалистическое, неопозитивистское.

Географическое направление было представлено

Л. И. Мечниковым, С. М. Соловьёвым, В. О. Ключевским. Так, Л. И. Мечников объяснял неравномерность общественного развития изменением значения одних и тех же географических условий, прежде всего водных ресурсов и путей сообщения, выделял три периода в истории цивилизации:

1) речной — со времени возникновения первых рабовладельческих государств в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы;

2) средиземноморский — от основания Карфагена;

3) океанический — после открытия Америки.

Усматривая критерий общественного прогресса в «нарастании общечеловеческой солидарности», Л.И. Мечни-ков считал неизбежным переход человечества от деспотического правления к свободе.

Субъективистское направление возникло в конце

60-х гг. XIX века и существовало до начала XX века.

Основоположником субъективной школы является

П.Л. Лавров (1828 — 1900 гг.).

В изучении социологии он опирался на философию, историю и этику. Пытался найти истоки общественности в животном мире, понять специфику именно человеческого общества, проследить разные состояния социокультурной эволюции, начиная с первобытных форм и кончая цивилизованными формами, включающими великие цивилизации древнего мира, культуру античности, средневековья и нового времени. В этом отношении он был одним из пионеров генетической и исторической социологии. Его, как и Конта, волновал процесс «подготовления» мысли — космические, геологические, физико-химические, биологические и психологические линии эволюции, вплоть до «сопутствующих» мысли социальных процессов, ибо мысль и культурное неотделимы от социального, как личность неотделима от общества.

«Ведущей силой социального прогресса, считал

П.Л. Лавров, является личность с её критическим сознанием". Он рассматривал личность как создателя и носителя нравственного идеала и как силу, способную изменить общественные формы. Единственно возможной целью прогресса, по мнению П. Л. Лаврова, является достижение солидарности во всех сферах общественной жизни. Капиталистический строй разъедает солидарность людей. Только новое общество — социализм — в состоянии установить истинную солидарность всех трудящихся.

Н. К. Михайловский (1842 — 1904 гг.) доказывал несостоятельность аналогий и параллелей между обществом и организмом. Считал, что история управляется постоянными законами. Исторические законы определяют необходимость и направление развития, а индивидуальная деятельность — скорость социального прогресса. Идея определяет не только выбор исторического направления, но и даёт «реальное содержание» законам истории.

Н. К. Михайловский был эволюционистом и пытался определить общее направление прогресса. Его знаменитая «формула прогресса» звучит следующим образом: «Прогресс есть постепенное приближение к целостности, неделимости, к возможно полному и всестороннему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми. Безнравственно, несправедливо, вредно, неразумно всё, что задерживает это движение. Нравственно, справедливо, разумно и полезно всё, что уменьшает разнородность общества, усиливая тем самым разнородность его отдельных членов». В этом определении главный упор делается на чисто метафизическую трактовку количественных моментов двух разновидностей разделения труда — «экономического» и «органического» на каждом этапе развития.

Ярким представителем психологического направления был Л. И. Петражицкий (1867 — 1931 гг.).

Социология, по его мнению, должна изучать именно человеческое участие в различных процессах общественной жизни, т. е. психическую деятельность индивидуального характера. Показал ущербность натуралистического редукционизма. Особое значение он придавал роли эмоций как автономному, нормативному, доминирующему фактору социального поведения. «Эмоции, — считал Л. И. Петражицкий, — являются генетической основой нашей психики. Воля, чувства, интеллект — это продукты эволюции эмоций. Благодаря взаимодействию индивидов образуется новый эффект — групповая, „народная психика“ с её „нормами — законами“, которые и определяют мотивацию».

Долгое время, объяснял Л.И.Петражицкий, взаимодействие «норм — законов», институтов и поведения людей осуществлялось бессознательно, но с возникновением социологии появилась возможность вести человечество сознательно, путём особой «политики права». Петражицкому принадлежит идея разделения права на «официальное» и «интуитивное». Первое — санкционировано государством, оно отстаёт в своём изменении от изменений духовной, экономической и социальной жизни, тогда как второе — свободно изменяется в соответствии с социокультурными сдвигами. «Интуитивное право» более «доброкачественно» в сравнении с «официальным».

Петражицкий отрицал объективный, естественно исторический характер общественных отношений. Содержание любого социального явления состоит не в объективном отношении, «оно существует реально в психике того, кто изучает его, переживает в данную минуту». Данный взгляд социолог применял при анализе самых разнообразных явлений — права, власти, идеала, наказания и т. п. Л.И. Пет-ражицкий создал «эмоциональную» психологию и на этой основе отразил своё понимание социального мира.

Марксистское направление в России стало получать всё большее распространение в конце XIX века. По праву «пионером» марксизма в России называют Г. В. Плеханова (1856 — 1918 гг.).

В своих работах «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия» он подверг резкой критике субъективистский подход русских народников к оценке общественного развития в пореформенной России. Оценил учение К. Маркса как новый этап в философии и социологии. Развил материалистическое понимание истории, разработал вопрос о соотношении роли личности и народных масс в истории. Не единицы, а народные массы играют решающую роль в историческом развитии. Народ должен стать героем истории. В то же время Плеханов утверждал, что выдающаяся личность, неразрывно связанная с массой при определённых исторических условиях, может сыграть огромную общественную роль и своей деятельностью ускорить движение общества. Плеханов блестяще раскритиковал идеалистический культ личности. В этом его большая заслуга как социолога.

В.И.Ленин (1870 — 1924 гг.) так же способствовал развитию теории и практики марксизма обширным рядом работ. Многие из них оказали значительное воздействие на социальные науки («Развитие капитализма в России», «Государство и революция», «Империализм как высшая стадия развития капитализма» и т. д.).

В работе «Что такое „друзья народа“ и как они воюют против социал-демократов» В. Ленин показал материалистическое понимание закономерностей развития общества, роль народных масс, классов и личности в истории, рассмотрел такие категории марксистской теории общества, как «общественная формация», «способ производства».

Несмотря на то, что В. Ленин многие теоретические и методологические вопросы, относящиеся к сфере социологического знания, поставил и разработал впервые, в его работах мы не найдём законченной концепции социологии.

Важной вехой в развитии русской социологической мысли были труды П. А. Сорокина (1889 — 1968), являвшегося представителем неопозитивистского направления в социологии. Особенно велик его вклад в понимание предмета, структуры и роли социологии; механизма и путей социального развития; социальной структуры общества и социальных перемещений; социокультурной динамики. Наиболее известные работы: «Социальная мобильность», «Социальная и культурная динамика», «Современная социологическая теория».

П.А.Сорокин не столько принимал преобладавшие эволюционные или связанные с развитием модели, сколько полагал, что общество лучше всего понимать как образец, подверженный циклическим, хотя и не регулярным изменениям.

Таким образом, российская социологическая мысль до начала 20-х годов XX века по своим методологическим установкам и теоретическим достижениям не уступала зарубежной.

После Октябрьской революции судьба социологии складывалась крайне противоречиво. Благодаря своей критичности социология не была «любимицей» среди наук в СССР, так как обращала слишком большое внимание на феномен власти. Впоследствии социология была объявлена «буржуазной лженаукой», а научные исследования в этой области были запрещены. Восстановление отечественной социологии началось только в конце 50-х годов XX века.

Предметом исследований социологов 50 — 60-х годов была социальная структура советского общества, бюджет времени рабочего класса, социальные проблемы труда, образования, семьи. В 1962 году была основана советская социологическая ассоциация. Создан отдел социологических исследований в институте философии Академии наук (АН) СССР и лаборатория социологических исследований при Ленинградском государственном университете.

В конце 60-х годов позитивные тенденции в развитии со-циологии были прерваны, и лишь только во второй половине 80-х годов начался новый этап в развитии социологии.

Институт социологических исследований АН СССР был преобразован в Институт социологии АН СССР, а в 1991 году создан и институт социально-политических исследований АН СССР. Вышли книги под общей редакцией Г. В. Осипова, учебники А. И. Кравченко, были переведены и изданы учебники, работы М. Вебера, Н. Смелзера, Э. Дюркгейма и т. п. Стали издаваться специализированные журналы, открываться вузовские кафедры, лаборатории, разрабатываться новые сферы исследований. На повестку дня поставлен вопрос о становлении нового социологического мышления.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector