Общая характеристика мотивационной сферы человека

32

Мотивация — 1. это психическое образование, которое раскрывает причины поведения человека, побуждает и направляет его активность; 2. система факторов, детерминирующих поведение (потребности, мотивы, цели, интересы, желания, намерения, стремления); 3. характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определённом уровне.

Пятиклассник Андрей постоянно дерется? Почему? Потому что ему кажется, что его постоянно обижают? (защитная агрессия) Или для того, чтобы привлечь к себе внимание (демонстративная агрессия)? Или потому, что считает, что именно в умении драться проявляются качества «настоящего мужчины», которым ему так хочется быть? Именно ответы на вопросы «почему» и «зачем» и раскрывают сущность мотивации.

Термин «мотивация», взятый в широком смысле слова, используется во всех отраслях психологии, исследующих причины и механизмы целенаправленного поведения не только человека, но и животных. Такую взаимосвязь можно проследить потому, что мотивация как психическое образование основана на физиологии организма.

Если содержание сахара в крови повышено или понижено, сигналы об этом поступают в центр, регулирующий потребление пищи, — он находится в латеральной зоне гипоталамуса. Этот центр, в свою очередь, посылает обратные сигналы, вызывающие освобождение печенью глюкозы и возбуждающие чувство голода. Если разрушить этот центр у крысы, то она перестанет есть, и без искусственного питания погибнет от голода. Если же ее кормить искусственно, она будет сохранять постоянный вес ниже своего нормального.

Рецепторы, сигнализирующие о насыщении, находятся в пищеварительной системе — во рту, кишечнике и печени, и как только организм получит достаточное количество углеводов и жиров, они сообщают гипоталамусу, что потребление пищи может быть прекращено. Животное, у которого центр насыщения разрушен, при наличии пищи будет продолжать есть в избытке, пока не достигнет определенной степени ожирения, которая в дальнейшем будет поддерживаться. У крыс вес тела будет в 3 раза больше исходного.

15 стр., 7055 слов

2. Мотивация как вид психической регуляции

... . е. особый вид психи­ческих процессов, регулирующих деятельность. Мотивация понимается как специфический вид психической регуляции деятельности, как особая форма внутренней актив­ности ... двойственное строение: 1) «функциональное содержание», задающее общую зону предметной отнесенности активности личности 2) специфичное (или конкретное) содержание. Обобщенные устойчивые мотивы личности ...

Потребностно-органический уровень мотивации является условием выживания человека, и без удовлетворения соответствующих ему потребностей представить себе возникновение более сложных (социальных или духовных) потребностей довольно сложно. Все это позволяет рассматривать мотивацию как психофизиологическое психическое образование.

Мотивация человеческих действий, будучи по своей сути психофизиологичной, имеет биологические основания, которые просматриваются в многочисленных сходствах мотивации человека и животных. Но также между мотивацией человека и животных существуют и различия. Рассмотрим их.

Таблица 1

Различия и сходства в мотивации человека и животных

Мотивация животных

Мотивация человека

Сходства

У человека и животных при организации своего поведения наблюдается избирательность (предпочтение)

Если крысам давать пищу, лишенную витамина В, а затем предложить на выбор несколько видов пищи, в том числе с витамином В, они выберут нужную витаминизированную пищу. Но некоторые продукты крысы выбирают не по принципу «полезности», а по связанным с ними вкусовым ощущениям — «аппетитности».

Роль аппетитности в избирательном пищевом поведении человека очевидна. Однако иногда срабатывает фактор полезности. В литературе описан случай с ребенком, у которого в возрасте 1 года обнаружилась страсть к соли. Слово «соль» было первым, которое он научился понимать и произносить. Он знал, где соль хранится в доме, постоянно просил ее. В возрасте 1,5 лет его положили в больницу на обследование. Там ему назначили нормальный режим питания, и ребенок вскоре скончался. При вскрытии оказалось, что у него была опухоль на коре надпочечника, в результате чего из организма вымывалась соль.

У человека и животных при организации своего поведения наблюдается ситуативная активность — поведение, детерминированное окружающей обстановкой.

Амеба демонстрирует поведение позитивного фототропизма — всегда всплывает в сторону источника света.

Человек в супермаркете покупает красиво разложенные, но совершенно ему не нужные мелочи просто потому, что они попались на глаза.

Различия

Диапазон объектов, которые выступают у животных в качестве удовлетворителей потребностей задан от природы, жестко ограничен.

У человека диапазон объектов, которые выступают в качестве удовлетворителей значительно шире, а также расширены возможности добывания средств удовлетворения потребностей.

У животных удовлетворение потребностей происходит на непроизвольном уровне. Только в некоторых моментах поведения высокоорганизованных животных можно усмотреть зачатки произвольности. Основной вопрос, на который отвечает поведение животных, может звучать: «Зачем это нужно для выживания?»

Собака зовет хозяина к кормушке, чтобы ее покормили.

У человека побуждения обладают смыслообразующей функцией. Основной вопрос, на который отвечает поведение человека: «Зачем это нужно мне?»

Неосознанная функция продолжения рода в человеческой жизни преобразуется в любовь, заботу и ответственность.

-

Важной особенностью мотивации человека является социализированность его потребностей.

Поедая пищу, человек удовлетворяет не только физиологические, но и эстетические потребности (предпочитается вкусная, красиво сервированная еда).

И только для сильно изголодавшегося человека пища перестает существовать в человеческой форме.

-

У человека можно наблюдать и надситуативную активность — активность, выходящую за рамки ситуации, поднимающуюся над уровнем ее требований, позволяющую человеку ставить цели, избыточные с точки зрения исходной задачи.

В эксперименте 3-летний и 7-летний малыши по очереди побывали в комнате, в которой с потолка свисала на веревочке конфета. Каждый из них, обнаружив конфету, съедал ее. Однако когда тех же детей поместили в комнату, попросив старшего присмотреть за младшим, то 7-летний ребенок в ответ на предложение 3-летнего достать конфету и поделить ее, как правило, менял свой взгляд на эту проблему, отвечая: «Нельзя, это чужое!»

В целом мотивированное поведение человека не является суммой реакций на раздражители в виде рефлексов. Поведение человека в основном обусловлено не физиологическими механизмами, а психическими функциями, обеспечивающими целенаправленность деятельности, что связано в эволюции с социализацией потребностей и способов их удовлетворения.

Функции мотивации

Мотивационные психические образования выполняют целый ряд важнейших функций: активизирующую, побудительную, стимулирующую, целеполагающую, направляющую и регулирующую. Рассмотрим каждую из них.

Активизирующая функция мотивации

Мотивация в самом широком смысле может быть определена как совокупность побуждений, вызывающих определенную активность живого существа.

Активность — всеобщая характеристика живых существ, представляющая собой их собственную динамику как источник преобразования или поддержания ими жизненно значимых связей с окружающим миром. В жизнедеятельности человека она может быть направлена как на приспособление к среде, так и на ее преобразование.

Активность человека осуществляется на разных уровнях его функционирования. В середине ХХ века появилась одна из первых биологических теорий мотивации — теории импульсов, согласно которой источником активности является нарушение гомеостаза (равновесия) в организме. Например, голод или нехватка кислорода автоматически приводят к появлению соответствующей потребности и к возникновению биологического импульса, который как бы толкает индивидуума к его удовлетворению. Благодаря этому возникает серия координированных действий, направленных на восстановление равновесия. Чем дольше баланс остается нарушенным, тем сильнее мотивация и тем сильнее активируется организм. Равновесие восстанавливается лишь после удовлетворения данной потребности. Вслед за этим исчезает вызванная этой потребностью активность.

Теория импульсов не объясняет, почему человек совершает бесцельные действия (когда сытый человек ест или когда голодный отказывается от еды).

Американские психологи Е. Даффи и Д. Хэбб в экспериментах на животных показали, что организм стремится поддерживать оптимальный уровень активации, который позволяет ему функционировать наиболее эффективно. Этот уровень не соответствует абсолютному нулю, а зависит от физиологического состояния конкретного человека в данный момент. Таким образом, некоторые люди нуждаются в более сильном притоке стимулов, чем другие, способные выносить их лишь в ограниченном количестве.

Эта потребность в стимулах изменяется также в зависимости от психического состояния человека. Оптимальный уровень активации во время сна или в состоянии задумчивости отличается от уровня активации во время творчества.

Кроме этого, у каждого индивида есть привычный уровень активации, на фоне которого преимущественно и разворачивается его деятельность.

Однако теории, основанные на исследованиях организма, нельзя переносить на уровень личностной активности человека, поскольку они не позволяют понять, что происходит с людьми в их повседневной жизни, где у человека обычно есть выбор возможных действий.

В начале ХХ века А.Ф. Лазурский отмечал, что существует общая ненаправленная активность человека — спонтанная активность его нервной системы, отчасти объясняющая различия в уровне направленной активности людей. Выделяют, например, приспособительскую или преобразовательную, созидательную или разрушительную, индивидуальную или коллективную, ориентированную на себя или направленную вовне активности. Именно виды активности человека и предопределяют особенности его мотивации.

В психологии человека активность выступает как условие деятельности и характеризуется через оппозиции произвольности-непроизвольности, ситуативности-надситуативности, устойчивости-неустойчивости. Личностная активность проявляется в его способности производить преобразовательные действия в среде с помощью творчества, волевых усилий, общения. Благодаря ей, человек расширяет сферу своей деятельности, выходя за рамки ситуативных и ролевых ограничений.

С точки зрения биологических теорий мотивации довольно трудно объяснить поведение заядлого рыбака, который готов в единственный выходной встать с петухами и, не выспавшись, отправиться на озеро с удочкой: вряд ли в этой ситуации им движет острый голод.

Стимулирующая функция мотивации

Стимулирующая функция мотивации (с лат. — остроконечная палка, которой подгоняли животных) отражает тот факт, что мотивация относится к проявлениям психической и поведенческой активности как причина к следствию.

Исследования этой функции начались в начале ХХ века в рамках бихевиоризма, представители которого (Дж. Уотсон, Б. Скиннер, Э. Толмен и др.) разделяли стимулы, как характеристики среды, и реакции, как ответы организма на эти стимулы. В своих исследованиях бихевиористы отказались от идеи автономности человека, функционирующего на основе внутренних побуждающих факторов. Исследования формирования тех или иных вариантов поведения с помощью различных подкреплений (например, поощрений — пищевых вознаграждений или наказаний — ударов электрическим током) легли в основу идей о том, что голуби, крысы, обезьяны, собаки, дети демонстрируют схожий путь освоения различных знаний и навыков. Внутренняя мотивация поведения при таком подходе выступает в качестве «надуманного объяснения», не поддающегося эмпирической проверке. Для бихевиоризма исходным пунктом мотивации является проблемная ситуация, то есть такая, для приспособления к которой организм не имеет готового ответа и вынужден строить его собственными усилиями. Организм активно действует в поисках решения и выучивает его путем упражнения.

В экспериментах Э. Торндайка использовался «проблемный ящик», в который помещались подопытные животные. Попав в ящик, они могли из него выйти и получить подкормку лишь тогда, когда приводили в действие специальное устройство (нажимали на пружину, тянули за петлю и т. д.).

Было показано, что поведение животных было однотипным. Они совершали множество движений: бросались в разные стороны, царапали ящик, кусали его и т. п., пока одно из движений случайно не оказывалось удачным. При последующих пробах число бесполезных движений уменьшалось, животному требовалось меньше времени, чтобы найти выход, пока наконец оно не научалось действовать безошибочно.

В современной психологии человека, отказавшейся от идеи прямого переноса закономерностей поведения животных на поведение людей, распространилось мнение о том, что стимул — это побуждение, эффект которого опосредован психикой человека, его взглядами, чувствами, стремлениями. Можно выделить ряд различных по своей сути стимулов, побуждающих человеческое поведение: 1) стимулы, заложенные в унаследованном биологическом потенциале организма человека (еда, питье, сексуальные раздражители и др.), 2) социогенные стимулы — навыки, привычки, традиции и т. д., 3) индивидуальные стимулы, которые вытекают из непосредственного взаимодействия с людьми и, в отличие от первых двух видов, являются ситуативными.

Целеполагающая функция мотивации

Целеполагающая функция мотивации связана с преднамеренностью действий человека, направленных на удовлетворения актуальных потребностей. Цель — осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлены те или иные действия. Цель является основным объектом внимания, который занимает значительный объем оперативной памяти. С ней преимущественно связан разворачивающийся в данный момент мыслительный процесс и большая часть эмоциональных переживаний.

Мотивы преобразуются в мотивы-цели посредством их осознания и формирования временной перспективы соответствующей деятельности.

В психологии известен эффект «градиента цели». Например, у работающих людей физиологи труда выявили эффект «конечного порыва», когда приближение финиша увеличивает работоспособность. Аналогичные результаты были получены в другом исследовании: у детей проявляется разная степень интереса и старательности при изготовлении бумажных изделий в зависимости от обещания отдать им эти изделия сразу или через неделю — во втором случае она снижалась.

Направляющая функция мотивации

Принято различать цель деятельности и жизненную цель, отражающую направленность личности в целом и лишь частично раскрывающуюся в каждой конкретной деятельности. Под направленностью личности в психологии понимается совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности и относительно независимых от наличной ситуации. Это направляющая функция мотивации, взаимосвязанная с мировоззрением, идеалами и убеждениями личности.

Регулирующая функция мотивации

В итоге мотивация регулирует поведение человека, направляя его активность в соответствии с внутренними побуждениями.

Компоненты мотивации

Компонентами мотивации являются разновидности активно-пристрастного оценочного отношения человека к действительности. Базисными компонентами мотивационных психических образований выступают потребности и мотивы.

Потребности и мотивы как базовые компоненты мотивационных психических образований

Человек, как и другие живые существа, нуждается для своего существования и деятельности в опре­деленных условиях и средствах. Он должен иметь контакт с внешним миром, пищу, общение с представителями другого пола, книги, развлечения и т. д.

Потребность в широком смысле слова — это то, без чего существо не может нормально функционировать. Ее предметом может быть что-либо необходимое для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности или социальной группы.

Существует несколько взаимодополняющих подходов к трактовке сущности потребностей. В отечественной психологии наиболее распространен подход к рассмотрению потребности как нужды организма или личности (С.Л. Рубинштейн, Д.Н. Узнадзе, Л.И. Божович).

Нужда — своеобразная пустота физиологического или психологического свойства: не хватает еды, внимания, присутствия близкого человека и т. д. Предметы, которые могут удовлетворить эту нужду, отражаются в сознании человека, причем по мере развития и накопления жизненного опыта образуется широкий круг ассоциаций между потребностями и предметами, их удовлетворяющими.

Согласно трактовке В.С. Магуна, потребность — результат отсутствия чего-либо, воспринимаемого как блага (потребность как ценность).

Удовлетворить потребность означает получить такой объем недостающего блага, который соответствует силе потребности. Чем сильнее потребность, тем больший объем благ нужен для ее удовлетворения. Удовлетворение потребности может вести не только к ее исчезновению, но и, наоборот, к ее усилению. Это происходит тогда, когда потребность становится знаемой и приобретает статут ценности.

Часто человек в процессе удовлетворения потребности может быть ориентирован не на ее исчезновение, а на продолжение. Аналогичная ситуация наблюдается и в поведении животных: опыты Д. Олдза с самораздражением крыс при вживлении им электродов в «центры удовольствия». Такие же явления наблюдались в клинике Н.М. Бехтеревой у больных, которым по медицинским показаниям вживлялись в мозг электроды, и проводилась электростимуляция.

Потребность субъективно переживается человеком как некоторое напряжение и это позволяет рассматривать ее как состояние. Потребностное состояние складывается из возбуждения различных сенсорных центров, реагирующих на воздействие того или иного раздражителя, возбуждения центров эмоций, которые придают этому состоянию модальность удовольствия или неудовольствия, а также формирования доминантного очага, требующего своего разрешения и тем самым вызывающего напряжение.

В опытах И.П. Павлова собаке зашили вход в желудок, а пищевод вывели наружу. Предполагалось, что она должна постоянно есть, так как голод не удовлетворяется. Однако собака съела свою привычную суточную норму и отходила от кормушки (хотя через несколько минут снова шла к ней и ела).

Таким образом, удовлетворение потребности складывается не только их объективного получения недостающего и желаемого, но и из эмоционального удовлетворения от процесса и/или результата действий.

В психологии существует множество классификаций потребностей (по подсчетам К. Обуховского, их в 1970-х гг. было более 120).

Остановимся на некоторых из них.

Е.П. Ильин предлагает разделять потребности организма и потребности личности, которые различаются степенью осознанности: потребности организма (физиологические нужды), в отличие от личностных потребностей, зачастую не осознаются. Часть нужд организма, например, потребность в определенных минеральных веществах или витаминах, не будучи осознанными, могут не переходить в потребности личности.

Рисунок

Потребности организма и потребности личности (Е.П. Ильин, 2000)

Потребности организма (нужды)

Не осознаваемые

(не ощущаемые)

Осознаваемые (ощущаемые)

биологические

Осознаваемые (понимаемые)

социальные

Потребности личности

Различия между нуждой (биологической потребностью) и потребностью личности можно увидеть при рассмотрении сна человека: потребность организма в сне проявляется тогда, когда человек засыпает против своей воли (при чтении книги, при просмотре телепередачи); потребность же личности может проявиться, когда человек решает заснуть (ложиться раньше, чтобы раньше встать).

Американский психотерапевт и один из основоположников гуманистического направления современной психологии А. Маслоу считает, что у человека с рождения последовательно появляются и сопровождают его взросление 7 классов потребностей.

По его мнению, потребности человека имеют иерархическую структуру, в зависимости от степени социальной обусловленности соответствующих потребностей, и делятся на первичные (нужды) и вторичные (потребности роста).

К первичным относятся физиологические потребности и потребности в безопасности.

Физиологические потребности (пища, питье, кислород, сон и секс) — самые насущные, самые сильные и неотложные из всех потребностей. Человек, живущий в крайней нужде, обделенный радостями жизни, будет движим, прежде всего, потребностями физиологического уровня. Если человеку нечего есть и если ему при этом не хватает уважения и самоактуализации, то все-таки в первую очередь он будет стремиться утолить свой голод, а не стремиться сочинять музыку или делать карьеру.

Потребность в безопасности включа­ет в себя потребность в организации, стабильности, в защите, в свободе от страха, потребность в структуре, порядке, в предсказуемости событий, действующих в законах и в окружающей среде, не содержащей угрозы для жизни, здоровья и т. д. Потребность в безопасности проявляется в критических или экстремальных ситуациях (войны, болезни, стихийные бедствия, социальные кризисы).

А. Маслоу предположил, что проявление потребностей в безопасности проще всего можно наблюдать уже у младенцев: они резко реагируют на внезапную угрозу — на шум, яркий свет, незнакомых людей, потерю матери и т. д. Центральную роль в процессах формирования чувства безопасности у ребенка играют родители и семейная среда. Потребность в безопасности взрос­лого человека, как правило, удовлетворена. Поэтому у людей, живу­щих в мирном, стабильном, отлажено функционирующем обществе, не боящихся хищников, жары, морозов, потребность в безопасности мо­жет проявляться, например, в виде предпочтения устроиться на надеж­ную работу со стабильным заработком, возможностью создания сберега­тельных счетов, существованием различных видов страхования (медицинское, страхование от потери работы или утраты трудоспособности, пенсионное страхование).

После того, как первичные потребности достаточно удовлетворены, актуализируются вторичные потребности: в любви и принадлежности, уважении, познании, эстетике и красоте, самовыражении.

Потребность принадлежности и любви выражается в стремлении человека принадлежать к какой-либо группе, в стремлении установить отношения привязанности с другими, потребность в одобрении другими людьми и в теплых взаимоотношениях с членами своей группы, в при­знании и принятии. Для подростков характерно стремление стать чле­ном какой-то группы или компании, вызывающей их восхищение, в которой находятся общие интересы и с помощью которой они могут разобраться в себе, самоутвердиться и избавиться от характерного для данного возраста чувства одиночества. Маслоу выделяет два виды люб­ви взрослых: дефицитарная и бытийная. Дефицитарная или эгоистическая любовь характеризуется стремлением получить то, чего не хватает, при этом человек берёт от другого, не давая ничего взамен. Бытийная любовь основана на осознании человеческой ценности другого, без желания изменить его или использовать.

Потребность в уважении выражается в желании общественного при­знания со стороны окружающих, желании занять достойное место сре­ди других и может являться одним из самых мощных стимулов, опре­деляющих наши поступки. Каждый человек нуждается в признании, в устойчивой и, как правило, высокой оценке собственных достоинств, каждому из нас необходимо и уважение окружающих нас людей. Потребности этого уровня подразделяются на два класса. В первый вхо­дят желания и стремления, связанные с понятием «достижение». Че­ловеку необходимо ощущение собственного могущества, адекватности, компетентности, ему нужно чувство уверенности, независимости и сво­боды. Во второй класс потребностей включаем потребность в репута­ции или в престиже (Маслоу определяет эти понятия как уважение окружающих), потребность в завоевании статуса, внимания, призна­ния, славы.

А. Маслоу разделяет потребность в уважении на два основных типа: самоуважение и уважение другими. Удовлетворение потребности само­уважения порождает чувство собственной значимости, осознание своей полезности и необходимости, что впоследствии порождает чувство уве­ренности в себе. Неудовлетворенная потребность, напротив, вызывает чувства неполноценности, бессмысленности, слабости, беспомощности, которые, в свою очередь, служат почвой для уныния, чувства неуверен­ности в себе.

Познавательные потребности играют важную роль в обеспечении нормальной, успешной жизни и деятельности. Потребность в познании жизни, объективного мира реализуется по следующим основным на­правлениям, путям:

— через науку. Здесь целью познания является истина, объектив­ность знаний. Чем более близким к истине, научным является знание людей, тем более оно становится объективным, не зависящим от субъек­тивных предпочтений человека;

— через искусство, в котором проявляется стремление к непосред­ственному, образному, субъективному восприятию и пониманию жизни. Во всех видах искусства представлено субъективное видение конкретно­го человека, социальной жизни. Искусство (литература, поэзия, музы­ка, кино, живопись и др.) является одним из источников познания психики людей, так как его центральная проблема — человек, его ин­тересы, переживания, мысли, поступки, действия;

— через религию, так как множество людей живет с религиозным мироощущением и миропониманием;

— через собственный социальный, этнический, профессиональный и другой опыт.

Стремление к познанию всегда предшествует стремлению к понима­нию. Человек стремится к пониманию, систематизации и организации, к анализу фактов и выявлению взаимосвязей между ними, к построе­нию некой упорядоченной системы ценностей.

Эстетические потребности проявляются в стремлении к гармонии, красоте и порядку, которые создают положительный эмоциональный фон жизни, гармонизируют мироощущение. Их неудовлетворенность может вести к душевному разладу, ощущению утраты важной составляющей собственно человеческой жизни.

Однако даже при условии, что все перечисленные потребности удовлетворены, человек все еще чувствует разочарованность и некую незавершенность до тех пор, пока не испытает потребность в самоактуализации. Потребность в самоактуализации проявляется в реализации своих целей, способностей, в стремление человека к самовоплощению, к акту­ализации заложенных в нем потенций, в самовыражении — в полном использовании своих возможностей, достижении целей, в личном росте. К разных людей эта потребность выражается по-разному. Один человек желает стать идеальным родителем, другой стремится достичь спортив­ных высот, третий пытается творить или изобретать.

Исследовав сначала 3000 студентов, а потом 18 известных общественных деятелей (А. Линкольн, Б. Спиноза, А. Эйнштейн и др.), Маслоу выделил 15 характерных черт самоактуализирующейся личности: эффективное восприятие реальности, принятие себя и других, непосредственность и естественность, сосредоточенность на проблеме в противоположность сосредоточенности на себе, потребность в уединении, независимость от социальных штампов, свежесть восприятия, чувство общности с другими, глубокие взаимоотношения с людьми, демократичность, этические принципы, чувство юмора, креативность, способность к мистическим и вершинным переживаниям.

По мнению Маслоу, любой человек удовлетворяет свои потребности, начиная с первичных и поднимаясь вверх по иерархии, причем система приоритетов устраняет конфликты между мотивами. Вышележащие потребности начинают управлять поведением человека только после того, как будут реализованы потребности более низкого уровня. По Маслоу, особое значение высшим потребностям человек придает лишь с возрастом. Некоторые люди не могут превзойти в своем развитии определенный уровень и выбирают стиль жизни, соответствующий удовлетворению только потребностей низших уровней. Способы удовлетворения потребностей более высокого уровня более разнообразны, нежели способы удовлетворения потребностей низшего уровня. При этом человек всегда испытывает действие каких-либо потребностей: место реализованной потребности занимает другая актуализированная потребность, обычно также проявляющаяся в системе многих других.

Польский психолог К. Обуховский выделил 5 видов потребностей: 1) потребность в самосохранении (еда, питье, отдых, безопасность, продолжение рода); 2) потребность в сохранении вида; 3) ориентировочные потребности (познавательные у человека); 4) потребность в эмоциональном двустороннем контакте с другими людьми; 5) потребность в смысле жизни.

П.В. Симонов выделяет 3 группы первичных потребностей: витальные (биологические), социальные и идеальные. В каждой из выделенных групп различают потребности сохранения и развития. Помимо перечисленных 3 групп существуют вспомогательные потребности — потребность в вооружении и потребность в преодолении препятствий.

Согласно другой теории, автором которой является Дэвид Макклеланд, людям присущи три типа потребностей: власти, успеха и причастности. Потребность власти выражается в желании воздействия на других людей. Чаще всего люди с такой потребностью откровенны и энергичны, они не боятся конфликтов и стремятся отстаивать первоначальные позиции. Это хорошие ораторы. У таких людей отсутствует склонность к авантюризму и тирании, главное для них — проявить свое влияние на других. Потребность в успехе или достижении цели удовлетворяется доведе­нием работы до успешного завершения. Люди с такой потребностью рискуют умеренно, любят ситуации, когда они могут взять на себя личную ответственность за поиск решения проблемы. Они хотят, чтобы достигнутые ими результаты поощрялись вполне конкретно. Люди, для которых характерна потребность в причастности или аффилиации, заинтересованы в компании знакомых, оказании помощи другим и налаживании дружеских отношений. Их привлекает работа, которая будет давать им обширные возможности социального общения.

Потребности выполняют ряд важнейших функций:

1) они сигнализируют о появлении определенного органического или личностного диссонанса, отражаемого как желанность, нужность чего-либо;

2) потребности побуждают психическую активность, связанную с целеполаганием;

3) даже та потребность, которая утратила в силу удовлетворения свою актуальность, закрепляется в структуре жизненного опыта и становится узнаваемой.

Каждый живой организм, для того чтобы жить, нуждается в определенных условиях и средствах, доставляемых ему внешней средой.

Мотивы — это те внутренние силы, которые связаны с потребностями лично­сти и побуждают ее к определенной деятельности.

Мотивы — это осознанные, осмысленные и прочувствованные потребности.

А.Н. Леонтьев рассматривал мотив как объект, отвечающий той или иной потребности, и считал, что они выполняют двоякую функцию: 1. побуждают и направляют деятельность (мотивы-стимулы), 2. придают деятельности субъективный характер, «личностный смысл» (смыслообразующие мотивы).

Обобщая различные подходы, можно говорить о том, что мотив в отличие от потребности, представляет собой синтез внешних и внутренних причин, побуждающих и направляющих активность человека. В мотиве происходит осознанное отражение будущего на основании использования опыта прошлого. Например, испытывая чувство голода как неприятное состояние, человек начинает перебирать возможности: чем можно перекусить. В итоге формируется конкретная цель и намерение ее достичь. На этом примере очень хорошо видны этапы формирования мотива.

На первом этапе происходит осознание потребности, которая в данный момент актуальна и переживается как дискомфорт. Предмет удовлетворения потребности не конкретизирован, он выступает как абстрактная цель: что-нибудь съесть.

Переход к поиску конкретного предмета удовлетворения потребности знаменует начало второго этапа — этапа поисковой активности. Она может быть внешней, связанной с поиском реального объекта в среде (характерна для незнакомой человеку ситуации), или внутренней, связанной с мысленным перебором возможных предметов удовлетворения потребности, взвешиванием различных вариантов. Задачами этого этапа является определение субъективной вероятности достижения успеха при различных способах поведения и деятельности, а также предвидение последствий выбираемого пути достижения цели. На этот процесс влияют: представление о собственных возможностях в данный момент, интересы и склонности, умения и навыки, последствия поступка, нравственные принципы и т. д.

На третьей стадии происходит выбор конкретной цели и формирование намерения достичь ее. Выбор конкретного предмета и способа удовлетворения потребности связан с принятием решения, которое порой может быть мучительным для человека.

Американские психологи Ш. Айенгар и М. Леппер показали, что если в супермаркете человек выбирает между 6 сортами джема, то он сделает покупку в 30% случаев, а при выборе из 24 сортов этот показатель падает до 3%.

Как видно, границами мотива как психического образования являются, с одной стороны, потребность, а с другой стороны, намерение и побуждение к действию по ее удовлетворению.

Другие компоненты мотивационных психических образований

Среди других компонентов мотивации необходимо назвать влечения, желания, интересы, склонности и установки. Все они характеризуют различные этапы и формы мотивационного процесса.

Начальный момент мотивации характеризуется формированием влечений — психологических состояний, выражающих недифференцированную, неосознанную или недостаточно осознанную потребность. Именно потребности лежат в основе влечений, что позволяет считать их внутренне детерминированными (окружающая среда — «поле» служит в этом случае не источником, а объектом активности).

Примерами влечения могут служить поведение кошки, которая знает, какие травы для нее обладают лечебным эффектом, или ребенка, который жует мел или штукатурку при недостатке кальция.

В эксперименте семилетним детям в условиях летнего лагеря разрешили самостоятельно строить свое питание. Естественно, дети тут же отказались от манной каши и питались в основном фруктами, йогуртами и конфетами. Тем не менее, подсчет показал, что в результате в их недельном рационе оказа­лись все необходимые вещества, витамины и микроэлементы.

Влечение переживается человеком как эмоционально напряженное состояние. Однако оно представляет собой проходящее явление, поскольку представленная в нем потребность из-за неопределенности не может перерасти в деятельность. На уровне влечения человек не понимает, что ему нужно достичь и как это сделать. Поэтому влечение, как правило, либо осознается, либо угасает.

Осознание потребности, лежащей в основе влечения, лежит в основе формирования желания. Желание представляет собой отражающее потребность переживание, перешедшее в действенную мысль о возможности чем-либо обладать или что-либо осуществить. Обладая побуждающей силой, желание обостряет осознание цели будущего действия и способствует построению его плана, поскольку в нем отражается не только осознаваемая потребность, но и возможные пути ее удовлетворения.

Еще одним компонентом мотивации являются интересы — форма проявления познавательных потребностей, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности благодаря более глубокой ориентировке в ситуации. Интересы способствуют более полному и глубокому пониманию действительности, ознакомлению с новыми фак­тами, которые связаны с теми или иными жизненными задачами. Особенностью интересов является их социальная опосредованность: сами интересы и способы их удовлетворения обусловлены социальным контекстом жизни человека. Об этом свидетельствует, в част­ности, своеобразная «мода на интересы»: астрология, фэн-шуй, древние языки др.

Интерес переживается человеком как своеобразная эмоциональная окраска процесса познания, обеспечивающая дополнительное внимание к познаваемым объектам. Важным признаком интересов является тот факт, что при удовлетворении не происходит угасания, но, напротив, возникают новые интересы, соответствующие более высокому уровню познавательной деятельности.

Принято различать непосредственный и опосредованный (косвенный) интересы. Непосредственные интересы вызываются самими объектами, на которые они направлены, в то время как в случае косвенных интересов эти объекты являются средствами на пути дости­жения целей. Очень ярко различия между непосредственными и косвенными интересами можно проследить, в частности, на таком примере: интерес к произведениям живописи фламандских мастеров XVIIIв. может проявлять и искусствовед, посвятивший этой про­блеме всю свою жизнь, и человек, планирующий ограбление музея ради наживы. На этом, как и на любом другом, примере, очевидно, что интересы отражают субъективно значимые потребности.

Другая классификация интересов — по их направленности — позволяет выделить материальные, общественные и духовные интересы. Материальный интерес может проявляться в стремлении к жилищным удобствам, гастрономическим изделиям, к одежде и т. д. Духовные интересы характеризуют высокий уровень развития личности. Это, прежде всего, познавательные интересы, интересы к разным видам искусства. Общественные интересы включают интерес к общественной работе, к организационной деятельности.

Интересы личности различаются по степени их устойчивости, которая выражается в длительности их сохранения и интенсивности. Важный признак устойчивости интересов — готовность к преодолению трудностей в осуществлении деятельности, которая сама по себе не интересна человеку, но является необходимым условием для удовлетворения актуаль­ного интереса.

Интерес в динамике своего развития может превращаться в склонность — проявле­ние потребности в осуществлении определенной деятельности. Ее основа — устойчивая потребность человека в той или иной деятельности, создающая позитивный эмоциональный фон при ее реализации (эмоциональный компонент склонностей).

Другим признаком склонности выступает стремление постоянно совершенствовать знания, умения и навыки, связанные с данной деятельностью (когнитивный компонент склонностей), и готовность преодолевать препятствия на пути ее осуществления (волевой компонент).

Таким образом, становясь склонностью, интерес создает так называемый «рабочий цикл», в котором вознаграждает сам себя, обретает потенциал самоподдержания и саморазвития.

Устойчивый и целенаправленный характер деятельности по отношению к тем или иным объектам обеспечивают и установки — состояния психологической готовности человека реагировать определенным образом на внешние воздействия. Установка возникает при предвосхищении человеком определенного объекта или ситуации, то есть еще до момента взаимодействия с ними.

Понятие установки охватывает широкий спектр психологических явлений. Так, еще в кон­це XIXв. оно использовалось немецкой школой экспериментальной психологии для обозна­чения поведения, обусловленного фактором прошлого опыта. Другой пример установки — некоторые иллюзии восприятия. Или состояние готовности к деятельности, возникающее при постановке за­дачи, которое не осознается субъектом, однако организует работу его психических процессов.

В социальной психологии в начале XXв. появилось понятие социальной установки — аттитюда. Это понятие обозначает субъективные ориентации человека как члена той или иной общности людей на определенные способы поведения.

Так, например, в 1934 г, исследователь Ла-Пьер разослал письма более чем в сто американских оте­лей с вопросом, готовы ли они принять в качестве гостей китайцев. Учитывая, что в США в то время было распространено негативное отношение китайцам, неудивительно, что лишь один ответ был положителен. Однако когда Ла-Пьер со своими китайскими помощниками полгода путешествовал по Америке, они столкнулись с реальной ситуацией отказ только один раз. Очевидно, что при ответе на письма играли роль одни социальные установки, а в реальном взаимодействии — другие.

В общей психологии установка изучается в исследованиях целенаправленного поведения животных и человека, адаптационных реакций организма и психики на предвос­хищаемые ситуации, избирательности и направленности психических процессов и др. По­скольку эффекты установки непосредственно проявляются только при изменении условий протекания деятельности, для их изучения чаще всего используются приемы прерывания деятельности.

Например, испытуемому предлагают два предмета, отличающихся друг от друга по объему, причем один (например, меньший)в правую, а другой (больший) — в левую руку. Через определенное число повторных воздействий (обычно 10−15) субъект получает в руки пару равных по объему предметов с заданием сравнить их между собой. Испытуемый, как правило, не замечает равенства этих объектов: наоборот, ему кажется, что один из них явно больше другого, причем в большинстве случаев в направлении контраста, то есть большим кажется ему шар в той руке, в которую в предварительных опытах он получал меньший по объему шар [Узнадзе, 1966].

Общепсихологическая теория установки создана в рамках грузинской школы психологии под руководством Д.Н. Узнадзе. В ее основе идея о том, что в основе целесообразной избирательной активности индивида лежит его готовность к восприятию будущих событий и совершению действий в определенном направлении. Установка возникает при встрече двух факторов — потребности и ситуации ее удовлетворения. В том случае, если импуль­сивное поведение, наталкиваясь на препятствия, прерывается, начинает функционировать механизм объективации, благодаря которому человек понимает свою отдельность от объ­ективно существующего мира и готов продолжать осуществление прерванных действий.

Установка выполняет ряд важнейших функций. Во-первых, она обеспечивает устойчивый и целенаправленный характер деятельности, гарантируя ее стабильность в изме­няющихся ситуациях. Во-вторых, она освобождает человека от необходимости принимать решения в уже известных, стандартных для него обстоятельствах. Эта функция, безусловно, облегчает человеку жизнь, однако может обусловливать инертность, косность деятельно­сти и тем самым затруднять приспособление человека к новым ситуациям.

А.Г. Асмолов приводит несколько примеров установок, иллюстрирующих эти функции. Так, бегун, столкнувшийся в ходе состязаний с неожиданным препятствием, при попытке остановиться падает или резко наклоняется вперед. Человек, читающий набранный латинским шрифтом текст, прочитывает слово «чепуха» как «реникса». Из этих примеров явственно следует, что тенденция к сохранению движения в определенном направлении присуща самым различным формам движения и имеет две стороны. С одной стороны, это необходимый внутренний момент процесса деятельности, обеспечивающий его стабильность. С другой стороны, тенденция к сохранению движения в определенном направлении проявляется в том, что субъект деятельности становится «слепым» по отношению к другим возможностям.

Содержание установки зависит от ее места в структуре деятельности (мотив—цель—усло­вия).

Соответственно, выделяют уровни смысловой, целевой и операциональной установки.

Смысловая установка выражает отношение личности к тем объектам, которые обладают для нее личностным смыслом — «значением-для-меня». Она отражает взгляды человека на мир и образ того, к чему он стремится (когнитивный компонент), симпатии и антипатии по отношению к значимым объектам (эмо­циональный компонент), а также готовность действовать по отношению к ним определенным образом (поведенческий компонент).

В отличие от целевых и операциональных установок, изменяющихся в ходе обучения благодаря речевым воздействиям, смысловые установки мо­гут изменяться только благодаря изменению деятельности, перестройке системы ее мотивов.

Больного с поражением руки никак не удавалось убедить пользоваться поврежденной рукой в работе, хотя это было необходимо для скорейшего восстановления ее функций. Однажды этот больной попал в бригаду, которая занималась переправой материалов через реку. Неожиданно он взял на себя всю инициативу и стал активно пользоваться больной рукой. Оказалось, что большую часть своей жизни онпрожил и проработал на реке. После этого изменилось его отношение к работе, установка на щажение руки была «сдвинута.

Смысловые установки выступают в роли фильтров по отношению к целевым и операциональным установкам, представляющим собой нижележащий уровень.

Целевые установки определяются целью деятельности и обеспечивают устойчивый характер протекания действия. Цель, представленная в виде образа желаемого результата дей­ствия, обеспечивает готовность человека к ее достижению, тем самым, определяя направлен­ность действия. В случае прерывания деятельности именно они обеспечивают так называе­мый эффект незавершенного действия — явление, связанное с тем, что прерванные задачи в силу сохраненного мотивационного напряжения запоминаются лучше, чем завершенные.

Примером действия целевой установки является, в частности, такой трагический случай на охоте. В поздний час охотник подстерегал в засаде кабана. И вот, наконец, дрогнули ветки куста, охотник выстре­лил и кинулся к подстреленному кабану, но вместо кабана увидел девочку. Сила целевой установки была столь велика, что образ девочки трансформировался в его восприятии в образ кабана.

Целевая установка проявляется в тех случаях, когда на пути протекания действия возникают препятствия, и осуществляет функцию стабилизации деятельности в этих ситуаци­ях. В отличие от них, операциональные установки обнаруживаются в знакомых человеку ситуациях и проявляются как на психологическом (например, в стереотипности мышления), так и на психофизиологическом (преднастройки в сенсорной и моторной сферах) уровнях. Они предшествуют развертыванию тех или иных способов осуществления действия.

Так, контролер после многократного предъявления билета ожидает вновь увидеть именно билет, а не другой предмет. У него формируется установка по отношению к способу действия с билетом. Поэтому велика вероятность, что в час пик он пропустит пассажира, предъявившего похожую на билет бумажку. Это будет обусловлено «образом действия», типичным для данной ситуации.

В целом установки представляют собой направленность психики на определенную активность, причем необходимыми условиями их возникновения являются потребности и соответствующие им ситуации.

Мотивация различных видов деятельности

Обратимся к специфике мотивации конкретных видов деятельности. В психологии в связи с нуждами практики особое внимание в этой связи уделяется учебной, профессиональной и спортивной деятельности.

Учебная деятельность занимает практически весь период становления личности человека и по праву является одним из центральных предметов исследования возрастной и педагогической психологии. Ее эффективность во многом обусловлена теми мотивами, которые заложены в ее структуре.

Мотивы учебной деятельности зачастую путают с мотивами посещения школы. Однако это не одно и то же. Для первоклассника, например, мотивами посещения школы могут служить такие отвлеченные от учебной деятельности вещи, как возможность избежать не­обходимости укладываться спать в тихий час или покрасоваться новым портфелем. Мотивы собственно учебной деятельности представляют собой совокупность факторов, обусловли­вающих проявления учебной активности.

Эти факторы меняются на протяжении всего периода обучения человека, Для учеников начальной школы характерна так называемая социальная мотивация, беспрекословность выполнения требований учителя, который на время становится самым авторитетным чело­веком в их жизни, ориентация на оценку.

В педагогической психологии показано, что положительные оценки подбадривают школьника, сти­мулируют его учебную деятельность. Однако нужно учитывать, что похвала за слабые ответы может подчеркнуть некомпетентность ученика в глазах его одноклассников. Щадящие оценки эффективны, когда разрыв между оценкой и реальным результатом невелик. Отрицательные оценки — более слож­ная проблема. Оценка учебной работы, «переходящая на личность», всегда болезненно воспринимается детьми. Отрицательная оценка должна направлять и корректировать учебные действия ученика.

К окончанию начальной школы роль учителя и значимость оценки снижаются, закладываются основы дифференциации мотивов учения в зависимости от отношения к пред­метам. Этот процесс продолжается и в средней школе, где на первый план выходит мотив найти свое место среди одноклассников.

В старшей школе интерес к предмету заменяется его целесообразностью — важностью для подготовки к поступлению в выбранное учебное заведение. Сохраняется и мотивация самоутверждения и достижения определенного статуса среди одноклассников.

В структуре учебной деятельности студентов наблюдается сохранение мотива лично­го престижа, прагматических мотивов, а также появляются профессиональные мотивы, связанные с овладением будущей профессией. В этом случае студент проходит путь от поиска однозначной истины, «рецептов» работы по специальности к выбору собственных профессиональных взглядов и ценностей.

Очевидно, что перечисленные мотивы учебной деятельности вслед за сторонниками деятельностной теории обучения (П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, Н.Ф. Талызина и др.) в зависимости от отношения человека к получению знаний можно разделить на внешние и внутренние.

Внешняя мотивация — это не синоним «плохой мотивации», у нее есть и свои достоинства. Так, известно, что «престижная», соревновательная мотивация и даже мотивация «учебы за вознаграждение» нередко приводят к неплохим результатам в учебе. Однако слабой стороной учебной деятельности, поддерживаемой внешней мотивацией, является то, что устойчивая система научных представлений о мире не образуется: для этого не­обходима истинная познавательная мотивация.

Специфика познавательной мотивации состоит в том, что она появляется в процессе фор­мирования у ребенка учебной деятельности. Если какие-то ее компоненты не сформированы (например, отдельные учебные действия, самооценка, рефлексия результатов и т. д.), можно говорить не об учебной деятельности, а только лишь об учебе (действительно, педагогическая психология предлагает разделять учебу и учебную деятельность).

Здесь ситуация напомина­ет замкнутый круг. Учебная деятельность имеет место только тогда, когда она побуждается познавательным мотивом, который может существовать на трех различных уровнях. Пер­вый уровень представлен широким познавательным мотивом, то есть направленностью на усвоение новых знаний. Второй уровень характеризуется как учебно-познавательный мотив, побуждающий к овладению способами добывания знаний. Третий уровень представлен моти­вом самообразования. В идеале для младшего школьника должны быть характерны широкие познавательные мотивы. В средней школе дети в большей степени должны ориентироваться на способ получения знаний. При этих условиях в старших классах можно ожидать появления зрелых познавательных мотивов — мотивов самообразования.

Многочисленные исследования убедительно показали, что главный путь формирования познаватель­ных мотивов лежит через правильную организацию учебной деятельности школьников, через отработку всех ее компонентов. Наиболее продуктивным по всем параметрам является обучение, в котором соблюда­ются следующие условия. Во-первых,ребенку сообщаются базовые (инвариантные) знания. В результате ученик оказывается в состоянии самостоятельно решить конкретную учебную задачу. Во-вторых,ученика знакомят с обобщенными способами работы с базовыми знаниями применения этих знаний к различным задачам. В-третьих,усвоение знаний происходит в процессе их практического применения. Решая учебные задачи, ребенок одновременно усваивает знания и приобретает умения. Если все условия соблюдаются, то обучение приобретает творческий характер. Ученик, обладающий базовыми предметными знаниями, чув­ствует, что он в состоянии справиться с конкретными учебными заданиями. Как правило, успех окрыляет ребенка, и у него возникает потребность в получении новых знаний.

Не менее важное место в жизни человека занимает и трудовая деятельность. Ответ на вопрос «Зачем человек работает?» в значительной мере связан с эффективностью его профессиональной деятельности, а во многих случаях и с личностным благополучием.

Перед тем как начать работать, человек должен определиться в выборе своей будущей профессии. Про­цесс профессионального самоопределения для многих настолько труден, что уже в начале XX века в США, Англии, Франции, Германии появились первые частные службы профориентации молодежи, позже были созданы многочисленные бюро, кабинеты и институты профориентации во многих городах мира.

Условия успешного выбора профессии крайне разнообразны. К ним относится, во-первых, информированность человека о сути тех или иных профессий, их востребованности в обществе, возможностях и конкретных путях получения соответствующего профессионально­го образования. Во-вторых, человек должен соотносить требования профессии с состоянием своего здоровья, психическими и психологическими возможностями, личностными качествами, способностями. Рассогласования между требованиями профессии и возможностями челове­ка в будущем грозят ему профессиональной дезадаптацией и могут разрушить даже вполне устойчивую мотивацию к работе по избранной профессии. И, наконец, в-третьих, должен быть сформирован мотивационный фундамент для профессионального самоопределения.

Мотивы выбора профессии современной молодежью очень вариативны. Помимо так называемых общественно значимых мотивов (сближение профессиональных намерений с потребностями народного хозяйства страны, конкретного экономического района в кадрах), которые встречаются довольно редко, среди них можно назвать интересы, сформи­ровавшиеся в период учебы, общественный престиж (мода на профессии), экономическую целесообразность, уступки выбору родителей или друзей (в последнем случае профессия выбирается «за компанию») и т. д.

Все эти первоначальные мотивы, различаясь по степени самостоятельности и осознанности совершаемого выбора, в дальнейшем могут привести к успешной адаптации чело­века в профессии при условии формирования устойчивых профессиональных интересов к конкретной области деятельности. Однако, безусловно, наибольшие шансы в этой связи имеют те люди, которые выбирали профессию самостоятельно, на основе личных инте­ресов или убеждений, и обладают сформированными профессиональными намерениями.

Исследованиями также показано, что немаловажную роль играет и практический опыт в рамках выбранной профессии (кружок, факультатив, стажировки и т. д.).

Не менее важную роль играет и выбор места работы. Среди мотивов здесь лидируют оценка карьерных перспектив, оценка своих возможностей, оценка условий работы и оценка возможностей для закрепления и совершенствования профессиональных навы­ков. Аналогичные мотивы выявлены социологами и при исследовании профессиональной мобильности — смены человеком места работы или получения им второго, третьего или даже четвертого профессионального образования.

В структуре собственно трудовой деятельности можно выделить три группы мотивов. К ним относятся, во-первых, побуждения общественного характера, включающие в себя осознание необходимости приносить пользу людям, связанную с общественной установкой на значимость профессиональной деятельности. Вторую группу мотивов профессиональ­ной деятельности составляют мотивы самореализации, которые связаны с тем, что человек по природе не только потребитель, но и созидатель. В третью группу входят мотивы по­лучения определенных материальных благ для себя и своей семьи. Эти мотивы побуждают человека к тому, чтобы более или менее активно включаться в трудовую деятельность и работать с определенной степенью эффективности.

Следует отметить, что применительно к отдельным профессиям эти мотивы являются неоднознач­ными стимулами, что связано со спецификой того или иного вида деятельности. Есть эта специфике и у так называемых помогающих профессий, в число которых входят профессии врачей, педагогов, психо­логов и др. Во-первых, неоднозначное влияние на эффективность деятельности оказывает установка на необходимость приносить пользу людям. Чрезмерная потребность быть полезным может перерасти в комплекс спасательства, благодаря которому человек обрекает себя на быстрое профессиональное выгорание. Аналогичным образом мотив самореализации, будучи сильно преувеличенным, способен привести к излишней концентрации на процессе деятельности и выпадению из поля внимания его результата, что снижает эффективность профессиональной деятельности. И, наконец, ориентация на удовлетворение материальных потребностей посредством профессиональной деятельности может при­вести к ее формализации, выхолащиванию процесса взаимодействия с людьми.

Большое внимание в психологии уделяется и спортивной деятельности. Это связано, во-первых, с изучением проблем так называемого любительского спорта: потребность в движении является базовой потребностью человека, определенный объем движений необходим для успешной жизнедеятельности, в то время как гиподинамия, напротив, разру­шительна не только для соматического, но и для психологического здоровья человека. И для любителей, и для начинающих профессионалов (прежде всего, детей) основными мотивами в этой связи являются стремление к здоровому образу жизни, удовольствие от движения, а также в некоторых случаях стремление к самоутверждению или самовоспитанию.

Во-вторых, спортивных психологов интересуют проблемы профессионального спорта, в котором человек проходит несколько этапов. На этапе учебно-спортивной деятельности мотивы в общих чертах соответствуют учебным мотивам. На стадии специализации появляется мотивация на достижение результата, связанного с длительной работой. Основ­ные мотивы стадии спортивного мастерства — достижение и поддержание определенного статуса, вплоть до того, что спортсмен может отказываться от участия в соревнованиях, на которых его статусу может быть нанесен урон. Завершение периода активных выступлений (которое часто связано не с физическими возможностями спортсмена, а с его эмоциональным сгоранием) актуализирует мотивацию выбора новой сферы деятельности, аналогичную мо­тивации профессиональной мобильности. Некоторые спортсмены после завер­шения карьеры стремятся остаться в спорте в роли тренера, судьи, комментатора и т. д., од­нако для многих жизнь в профессиональном спорте развивается параллельно с получением профессионального образования и построением перспективных профессиональных планов.

Мотивация и эффективность деятельности

В популярной психологии закрепилось представление о том, что сила желания пря­мо связана с вероятностью его осуществления: чем больше чего-то хочешь, тем больше вероятность, что ты это получишь. Однако результаты многочисленных психологических экспериментов опровергают это мнение.

В опытах Р. Йеркса и Дж. Додсона (1908) еще в начале XXв. было показано, что зависимость продуктивности деятельности от уровня связанной с ней активации может быть описанаU-образной кривой: по мере увеличения мотивации продуктивность вначале растет быстро, а затем ее рост замедляется и начиная с некоторого критического уровня мотива­ции снижается, вначале медленно, затем резко. Мотиватором в их экспериментах выступали удары электрическим током различной силы, которые испытуемые получали за неправильные решения задач.

Существует множество модификаций этого эксперимента. Например, младших школьников просили постукать рукой по клавиатуре сперва «быстро», а потом «как можно быстрее». Во втором случае 60% испытуемых выполнили задание хуже, чем в первом. Взрослые оказались несколько устойчивее: их показатели снижались в два раза реже (29%).

Описываемая закономерность замечательно иллюстрируется высказыванием спортсменки — олим­пийской чемпионки по плаванию: «Рекорд — это ориентация не на секунды, а на технику».

В психологических исследованиях большое внимание также уделено влиянию внешней и внутренней мотивации на эффективность деятельности. Показано, что внешнее поощре­ние (деньги, оценки и т. д.) может терять свой мотивирующий потенциал, если оно остается на одном и том же уровне.

В одном из экспериментов на основе результатов предварительного опроса студентов им стали пла­тить деньги за посещение тех лекций, которые они считали интересными. Когда через полгода провели повторный опрос, оказалось, что ранее интересные студентам лекции для большинства из них перестали быть таковыми.

Внешнее поощрение также теряет свою эффективность в том случае, если оно отсрочено. Это очень хорошо чувствуют на себе студенты, которые, попадая в вуз, сталкиваются с тем, что оценки теперь выставляются не на каждом занятии, а только в сессию. Для очень многих студентов это является фактором, резко снижающим их учебную мотивацию. Веро­ятно, именно с учетом этой закономерности в царской России заработную плату выдавали еженедельно, а в современных условиях практикуется система авансовых выплат.

Внешние стимулы могут использоваться двумя способами; с целью контроля («За каждую пятерку будешь получать десять рублей!») и с целью информирования об успехах («Молодец! Давай сегодня отметим твои прекрасные отметки в кафе»).

Информирующие стимулы, в отличие от контролирующих, способству­ют развитию компетентности и приводят к формированию внутренней мотивации.

Внутренняя мотивация является более эффективной, нежели внешняя. Это наглядно видно в следующем примере.

Ученый жил в квартире на первом этаже, ее окна выходили во двор, где постоянно громко кричали дети, мешая ему работать. Ученый сделал «ход конем». Однажды, выйдя к ним во двор, он попросил их в вечерние часы кричать погромче, потому что ему приятнее работать под их крики, но он глуховат и не очень хорошо их слышит. За эту услугу он обещал платить им по рублю в день и несколько дней подряд выполнял это обещание. Затем, сославшись на временную нехватку денег, несколько дней платил им по пятьдесят копеек, а затем, извинившись, перестал платить вовсе. В ответ на это дети сообщили ему, что «Просто так они кричать не собираются», и во дворе наступила тишина.

Неоднозначные данные получены в исследованиях влияния на эффективность деятел­ности таких мотиваторов, как присутствие других людей, соревнование, предшествующие успехи или неудачи.

«Эффект аудитории» изначально считался однозначно положительным мотиватором поведения. Еще в 1880-х гг. он был зафиксирован как один из первых фактов социально-психологического знания: Н. Трипплет обнаружил, что средняя скорость велосипедиста на треке выше перед трибунами, чем в других секторах гоночного круга. Разнообразные эксперименты, проведенные позже, показали, однако, что эта закономерность встречается не всегда и характерна не для всех людей, что привело В.М. Бехтерева к попыткам классификации людей на «социально-возбудимых», «социально-тормозных» и «социально-ин­дифферентных».

Аналогично дело обстоит и в вопросе соревнований. Показано, что многие спортсмены добиваются наивысших результатов именно в условиях соревнований, а не на обычных тренировках, что объясняется достижением ими оптимума мотивации и возникновением так называемой мобилизирующей тревоги. Однако эта закономерность характерна не для всех: некоторые спортсмены в условиях соревнований, напротив, не могут полностью рас­крыть свой потенциал. То же самое можно наблюдать и при реализации различных сорев­новательных технологий учителями в процессе организации учебной деятельности, и во многих других ситуациях.

Также нельзя дать однозначный ответ на вопрос о том, как повлияет на эффектив­ность деятельности человека успех или, напротив, неудача, как реальные, имевшие место в прошлом опыте, так и ожидаемые. В связи с этими видами мотивационной стимуляции (эффект аудитории, соревнования, успеха или неудачи) большой прогностической ценностью обладает теория мотивации достижения и избегания неудач, предложенная в середине 1950-х гг. американским психологом Д. Макклелландом и продолженная X. Хекхаузеном и Дж. Аткинсоном.

Еще в экспериментах Ф. Хоппе более 80 лет назад было показано, что поведение людей различает­ся в ситуациях потенциального успеха или неудачи. Испытуемым предлагалось решить семь задач на сообразительность, самостоятельно выбирая карточки с их условиями из трех стопок: легких, средних и трудных задач. Перед началом эксперимента испытуемым предлагалось угадать, сколько задач из семи они сумеют решить. Оказалось, что люди, которые первоначально занижали свои возможности, выбирали более легкие или самые сложные задачи, а те, кто оценивал свои возможности адекватно, выбирали преимущественно задачи среднего уровня сложности, но готовы были отступить от «золотой середины», если задачи казались им слишком легкими или сложными.

Мотивация достижения и избегания неудач представляет собой довольно устойчивую мотивационную тенденцию личности. Мотивация достижения проявляется как потребность субъекта в достижении успеха в различных видах деятельности, особенно в условиях со­ревнования с другими людьми. Мотивация избегания неудач, напротив, связана со стремле­нием человека избегать тех ситуаций, в которых, как он полагает, велика вероятность про­вала. Эти тенденции формируются в течение жизни человека, прежде всего, под влиянием стиля семейного воспитания. Их основу составляют ассоциации, связывающие поведение ребенка и его переживания: если ребенок часто получает поощрения за свои успехи, то вероятность формирования мотивации достижения усиливается, и наоборот.

Таблица 2

Особенности людей с мотивацией достижения успеха и избегания неудач

Критерии сравнения

Мотивация достижения

Мотивация избегания неудач

Ситуация достижения

Активно ищут и принимают участие в таких ситуациях, не боятся ситуаций кон­куренции, соревнования, в которых можно проявить максимум способностей и уме­ний. Готовы принимать личную ответ­ственность за исход ситуации. Избегают рискованных и непредсказуемых ситуаций

Избегают подобных ситуаций, а если попадают в них, то пассивно подчиняются их требованиям. Избегают ответственности, иногда идут на неразумный риск

Выбираемые цели деятельности

Выбирают цели несколько выше средней трудности, успех при достижении которых позволяет подтвердить свою самооценку

Ставят перед собой очень легкие или трудные цели, успех или неуспех не влияет на самооценку

Характер действий по достижению целей

Настойчивы и упорны в реализации своих целей, самостоятельно достигают их, используя различные способы и меняя стратегии в случае необходимости

В случае постановки реалистичных целей склонны к поиску помощи или использованию однозначных стратегий. В случае нереалистичных целей могут отказаться от их достижения

Результат действий

Эффективны в достижении реалистичных целей. В случае неудачи несколько снижают трудность задачи, в случае успеха — повышают

Более эффективны в достижении легких целей и менее — целей средней сложности. После неуда­чи выбирают более сложную цель, после успеха — легкую

Отношение к оценке окружающих

Стремятся к обратной связи, используют ее для улучшения деятельности

Избегают обратной связи, боятся критики

Самооценка и атрибуция причин

Самооценка устойчива. Успехи приписывают себе, неудачи склонны списывать на обстоятельства («адаптивная интернальность»)

Неадекватная, неустойчивая самооценка. Успех оценивается как стечение обстоятельств, неудача — как подтверждение собственной несостоятельности

Планирование временной перспективы

Умеренная ориентация на будущее

Узкое планирование будущего либо глобальная постановка жизненных целей

Причины фор­мирования

Родители и педагоги оказывают помощь в развитии, поощряют самостоятельность

Родители и учителя действуют методом запретов и разрешений

Сформировавшись, мотивация достижения или избегания неудач начинает действовать по принципу «самоподтверждающегося пророчества».

В эксперименте Р. Вайзмана участвовали две группы людей: те, которые считали себя счастливчи­ками, и те, которые считали себя неудачниками. Каждый участник получал толстую газету и задание сосчитать точное количество фотографий в ней. Одна из страниц этой газеты была смоделирована ученым, и вместо банального рекламного объявления в нее был вмонтирован текст размером в полстра­ницы: «Скажите экспериментатору, что вы увидели ЭТО, и получите награду в 250 фунтов!» Ни один из испытуемых, заявивших о своей невезучести, не заметил этого объявления, поскольку все они были заняты строгим выполнением инструкции — подсчетом фотографий. А большинство «везунчиков» под­твердили свою удачливость.

Эффект «самоподтверждающегося пророчества» в этом случае основан на том, что уда­ча — это не простое стечение обстоятельств, но еще и умение ими воспользоваться. Люди с мотивом избегания неудач часто оказываются «закрыты» для благоприятных возможностей.

Ассимиляция мотивационных психических образований в качествах личности

Согласно представлениям А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна и других корифеев отечественной психологии, мотивы и способы их формирования, становясь устойчивыми, закрепляются в структуре личности и являются, таким образом, предпосылкой формирования многих личностных свойств. В их числе можно назвать решительность, безрассудство, убежденность, любознательность, широту и устойчивость интересов и др.

Решительность и безрассудство — это качества, имеющие тенденцию проявляться в ши­роком диапазоне жизненных ситуаций, в которые попадает человек, в самых разнообразных сферах его жизнедеятельности. Решительность представляет собой способность человека самостоятельно принимать ответственные решения и реализовывать их в деятельности. Эта личностная черта особенно отчетливо видна в тех ситуациях, когда поступок связан с риском и необходимостью выбора из нескольких альтернатив. Решительность также про­является в способности брать на себя ответственность за принятые решения, осуществлять своевременные действия, быстро исполнять или задерживать их. Для этого необходим определенный уровень склонности к риску, которую большинство исследователей считают довольно устойчивой чертой личности.

Риск представляет собой ситуационную характеристику деятельности, связанную с неопределенностью ее исхода или возможных последствий, особенно в случае неудачи. Посколь­ку даже ближайшее будущее человека в принципе не может быть ему полностью подконтроль­но, элементы рискованного поведения зачастую обеспечивают успешность деятельности.

Так, экономист Г. Лэнот проанализировал поведение участников телевизионной игры «Кто хочет стать миллионером?». Из 515 участников первых одиннадцати сезонов на британском телевидении две трети вышли из игры сами, и только треть — из-за неправильного ответа. Построив математическую модель, исследователи пришли к выводу, что если бы люди проявляли больше склонности к риску, они в общей сложности уносили бы с собой больше денег.

Исследованиями выявлено, что люди обнаруживают более высокий уровень риска в тех ситуациях, которые связаны с навыком, а не с шансом, то есть в тех ситуациях, которые вос­принимаются как относительно подконтрольные. Однако чрезмерная склонность к риску, частые проявления немотивированного или неоправданного рискованного поведения могут свидетельствовать о безрассудстве человека как устойчивой личностной черте.

В эксперименте на дно глубокого рва насыпали битое стекло. Испытуемым показывали этот ров, что­бы они могли убедиться, что лучше туда не падать. Затем их отводили ото рва примерно на пять метров, завязывали глаза и предлагали подойти к краю рва. В этой ситуации люди вели себя по-разному. Не­которые делали несколько уверенных шагов вперед и затем замедляли скорость; другие смело шагали к самому края рва, и их даже приходилось удерживать от падения; третьи с первого же шага начинали проявлять повышенную осторожность.

Два последних варианта поведения обнаружили связь с предрасположенностью к несчастным слу­чаям. Если, к примеру, посадить таких людей за руль автомашины, то «сверхосторожные» люди будут пугаться каждой мелочи, их внимание будет отвлекаться на второстепенные детали, и это может при­вести к аварии. Не менее опасны и «сверхрисковые» люди, склонные к излишнему и необоснованному риску. В отличие от них, хороший водитель, не предрасположенный к несчастным случаям, уверенно делает два-три шага вперед, а потом либо совсем отказывается идти, либо идет, проявляя достаточную и постепенно возрастающую осторожность.

Ряд мотивационных свойств личности связан с устойчивостью содержания мотивационной сферы человека. К их числу относится, прежде всего, убежденность — личностное свойство, определяющее общую направленность всей деятельности человека и его цен­ностных ориентаций. Убежденность выражается в отношении личности к своим поступкам и убеждениям, связанном с уверенностью в правоте своих взглядов, ценностей и идеалов. Она основывается на знаниях мировоззренческого характера, которые составляют мотивы личности и формируют ее установки.

Мировоззрение — это интегральное образование. В нем принципиально важна связь его ком­понентов, их «сплав». В состав мировоззрения входят и играют в нем важную роль обобщенные знания — повседневные, или жизненно-практические, профессиональные, научные. Чем солид­нее запас знаний в ту или иную эпоху, у того или иного народа или отдельного человека, тем более серьезную опору может получить соответствующее мировоззрение. Наивное, непросвещенное со­знание не располагает достаточными средствами для четкого, последовательного, рационального обоснования своих взглядов, обращаясь часто к фантастическим вымыслам, поверьям, обычаям. Кроме знаний о мире (включая и мир человека), в мировоззрении осмысливается также весь уклад человеческой жизни, выражаются определенные системы ценностей (представле­ния о добре и зле и другие), выстраиваются образы прошлого и проекты будущего, получают одобрение или осуждение те или иные способы жизни, поведения.

Именно мировоззрение, а точнее, один из его фрагментов, касающийся отношения к смерти, опреде­ляет различия поведения в бою русского гусара, японского самурая и шахида.

Некоторые мотивационные свойства личности связаны с ее познавательными потребностями. Одно из них, любознательность, — необходимое условие формирования устой­чивых интересов. Она уже с первых месяцев жизни человека проявляется как активное познавательное отношение к действительности, особенно ко всему новому.

Существует множество фактов, свидетельствующих о том, что удовлетворение биологических потреб­ностей — в пище, кислороде и пр. —приводит лишь к успокоению ребенка, к состоянию удовлетворен­ности, но не вызывает радостных эмоций, таких как удовлетворение потребности в новых впечатлениях. Отсутствие впечатлений даже у вполне здорового, сытого, хорошо ухоженного ребенка вызывает крик, который прекращается лишь вместе с появлением новых впечатлений. И наоборот, если дети начинают плакать под влиянием боли или голода, то очень часто, если боль и голод не достигли слишком большой интенсивности, плач можно затормозить, показывая ребенку яркие, блестящие игрушки.

Первые проявления любознательности можно наблюдать в ориентировочно-исследовательских действиях младенца, позже — в познании отношений предметов и людей, не данных в непосредственном чувственном опыте. Первоначально эту цель преследуют многочисленные детские вопросы, задаваемые взрослым, в школьном возрасте этот про­цесс продолжается в познании законов природы и жизни общества.

Развитию любознательности способствует внимательное отношение взрослых к познавательным потребностям детей, организация соответствующих им ситуаций и занятий. Отсутствие соответствующих условий приводят к обеднению сферы интересов.

В эксперименте макаки-резус вообще утратили способность испытывать любопытство даже по отно­шению к новым объектам. Для этого оказалось достаточным поместить их на первые два месяца жизни в темную комнату, лишив таким образом зрительных впечатлений, и лишь пять минут в день показывать им яркие картинки.

Широта и устойчивость интересов, в свою очередь, также являются мотивационным личностным свойством, формирующимся в процессе жизни человека и напрямую отражающим те виды деятельности, в которые человек вовлечен сейчас или был вовлечен ранее: действительно, трудно предположить, что некто увлекается чем-то, о существовании чего не имеет ни малейшего представления.

Подводя итог характеристике отдельных мотивационных свойств личности, нужно отметить, что между мотивационными психическими образованиями и личностью существует обоюдная связь: с одной стороны, свойства личности влияют на особенности мотивации, с другой сторо­ны, особенности мотивации, закрепившись в структуре личности, могут становиться ее чертами.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector