Милетская школа

Содержание Введение….3 Фалес. Первооткрыватель психики и философии… 4 Анаксимандр. Идея нейтральной материи… 8 Анаксимен. Изменение без личности… 16 Заключение… 1 Введение. Становление собственной греческой философии происходит в 7 в до н.э. Это столетие ознаменовано важными революционными процессами, переменами. В это время появляются выдающиеся мыслители, зак онодатели, художники, ко торые в своей деятельности выражали интересы нового общ ества.

Они известны как, «7 мудрецов». Среди них — ос нователь милетской философской школы Фалес. Ми летская школа известна как первая философская школа. В ней впервые был сознательно поставлен вопрос о перво ос нов ах всего сущего. И хотя философия в этот период представляет, собственно, совокупность всех видов и форм познания (как теоретического, так и практического),главный интерес всех представителей школы охватывает определенный круг проблем. На первом месте здесь стоит вопрос о сущности мира. И хотя отдельные представители школы решают этот вопрос по-разному, их взгляды имеют общий знаменатель: ос нову мира они видят в определенном материальном принципе. Можно сказать, что эта первая греческая философская школа тяготеет к материализму.

Представители этой школы интуитивно понимали мир как материальный, но вместе с тем еще не ставился вопрос о взаимодействии материально го и духовно го принципов. Вместе со стихийным материализмом появляется и «наивная» диалектика (развитие во всей его сложности, мно гообразии форм и противоречивости).

При помощи диалектики милетские представители стремятся постичь мир в динамике его развития и перемен.

При помощи принятого ими материализма, они как бы преодолевали религиозно-мифологические представления о мире. На ос нов ной вопрос о перво ос нове мира они давали вполне материалистический ответ, хотя еще и наивный. Цель этого реферата — показать, насколько важен был шаг, сделанный первыми натурфилософами в Древней Греции.

Они изменили сознание людей того времени. Фа лес, Анаксимандр и Анаксимен по лож или начало новому типу мышления. Они произвели переворот в греческой мысли- они сов ер шили «греческое чудо», так его называет ученый и антиков ед Эрнест Ренан. До появления философии люди представляли мир, со образовывая его с мифом (точнее с представлениями о мире, ко торые были прописаны Гомером и Гесиодом), теперь же люди становятся причастны к «логосу». Традиционная мысль претерпевает критику.

Люди задумываются, насколько справедливо и обязательно то, что осталось от неписанных зак онов их предков. Задумываясь, люди стараются найти свой ответ на этот вопрос. Теперь люди стараются решать те или иные вопросы, по большей части, руководствуясь разумом, а не традицией. 1.

10 стр., 4744 слов

150 вопросов с ответами по Философии

... и теоретический. - все перечисленные. Вопрос 7. В отличие от мифологии и религии, философия опирается на: - теоретико-логическое размышление человека о мире. - веру и размышление. - ... критическое осмысление уже сложившихся представлений о мире. - мысли о бытии. Вопрос 8. Философия и ...

Фалес. Первооткрыватель психики и философии

Греки считали Фалеса великим изобретателем за его успехи инженера. Насколько они недооценивали его, видно по тому, что Фалес мог бы не без ос нова­ний назвать своими изобретениями понятия «мате­рия», «физика», «наука» и «философия». Как ни странно это звучит, все эти понятия надо было открыть.

И чтобы открыть их, надо было рас­статься с мифологией. Утверждение Фалеса, что «все вещи — вода», может показаться мало обещаю­щим началом для тех науки и философии, ко торые мы знаем сегодня. Но по сравнению с мифологией, внут­ри ко то рой оно родилось, это была революция. Раз­рыв с мифологией не был, да и не мог быть полным. Фа лес еще не мог представить себе материю как нечто абстрактное и отделить понятие о ней от мысленно го образа морской воды: одно было не отъем­лемо от другого.

А его представление об изменении еще ос новывалось на чувстве, что «все полно богов». Но Фалес задал вопрос нового типа, и этот вопрос придал четкую форму западной мысли. В одной старинной китайской книге сказа но: «Все, что сущ ествует, находится в пространстве; и все, что находится в пространстве, имеет звук». Сегодня мы вряд ли согласимся со вто рым из этих высказываний, но первое более правдоподобно.

В число тем, ко то­рыми сейчас занимаются наши ученые-исследователи, входят вопросы о природе пространства и материи, о способах превращения массы в энергию, новые кон ст­рукции циклотронов и т. д Мы считаем все это «на­укой», и порой мы — или, по крайней мере, научные обозреватели наших газет — пишем, что сегодняшняя наука занята поисками глубочайшей приро дной ос но­вы нашей действительности. Так ли это на самом деле, зависит от того, истинно ли утверждение, что все су­ществующее в мире распо ложено в пространстве и со стоит из вещества, а это скорее общефилософский вопрос, чем узко научный.

Именно Фалеса из Милета мы должны благодарить за возникновение на Западе и философии, и науки. Как бывает в большинстве случаев при рождении чего-то нового, появление философии на свет выглядело достаточно скромно; и как во многих случаях бывает с тем, что старо, ее историю трудно выделить из потока ин­формации и восстановить. Фактически наш главный источник сведений о Фалесе — это ко роткая цитата из Аристотеля, ко то рая начинается словами: «Фалес из Милета учил, что все вещи — вода». До Фалеса никто в Древней Греции и на Ближнем Востоке не пытался ответить, «что такое все вещи». Ранние греки на примитивном уровне своей культуры считали, что мир природы населен обожествленными сущ ествами, похожими на людей, толь­ко живущими далеко и большими по размеру, ко то­рые «делают то, что происходит». А Фалес, наоборот, пытался формулировать объяс­нения в терминах причинно-следственных связей меж­ду сущ ествующими в пространстве и времени предме­та ми, а не в терминах субъективных ассоциаций между идеями.

Давайте рассмотрим ближе тот фундаментальный вопрос, на ко торый ответил Фалес. Поиск ответа на вопрос «Что такое все вещи?» требовал огромной проницательности и огромной силы воображения, по­скольку этот вопрос под разумевает, что все в мире — это части едино го мира «бытия» и что все вещи име­ют какое-то общее свой ст во.

10 стр., 4721 слов

Древнегреческая натуРФилософия. Вопрос 1 философия милетцев, ...

... мира. Философия Пифагора строится вокруг понятий:Космоса,числаигармонии. Всё в мире проявляется через число (онтологическая сущность, физическая реальность),число есть начало всех вещей. ... самые разнообразные формы. Ученик Фалеса Анаксимандр (611-546 до н.э.) ... происхождения и эволюции сознания человека до самосознания, смерти и ... всех вещей, оно, согласно Ницше, выражает три философские идеи: вопрос ...

Он влечет за собой воп­рос о том, что такое «бытие», в отличие от менее об об­щенных вопросов о том, что такое те или иные конкретные живые сущ ества.

И прежде чем ответить на этот вопрос, Фалес пред по лож ил, что бесконечное разнообразие того, что сущ ествует в мире, структури­ровано настолько, что позволяет дать какой-то один ответ. С этого допущения и началась философия. Философия в том смысле, в ко то ром мы будем при­менять этот термин, кроме всего прочего — попытка найти единственное интуитивное определение бытия, единственную систему реально го мира, ко то рая могла бы синтетически объединить и скрепить мно гочислен­ные специализированные компоненты наших знаний и нашей общ ественной структуры. Нет никаких указа­ний на то, что кто-либо до Фалеса занимался этим вопросом или ожидал, что если бы кто-то заинтере­совался им, то наблюдения над физическим миром и их об общение могли бы дать на него ответ.

Ближне­восточные легенды, в ко торых описано, как мир под­ни мается из воды после Всемирно го потопа, отвечают на другой вопрос: как возник мир? Они не задаются вопросом о том, что он такое.

Они дают ответ друго­го рода: «кто-то сделал мир». Нет, определенные вещи всегда действуют определенным образом. В греческом языке эпохи Фалеса слово hydor (вода) означало не только Н20, но применялось и для обозначения «любого жидкого вещества». Что привело Фалеса к его идее? Хотя мы этого не знаем, мы можем пред по ложить, что к его теории имеют отношение четыре фактора. Во-первых, он был инженером. Ми лет был центром обучения инженеров персидской армии, а в рассказах о Фалесе говорится, что он был человеком этой профессии.

Во-вторых, он был из Милета. В Милете, где смешивались в одной толпе греческие, персидские, египетские и лидийские купцы и путешественники, отбросить принять в Гре­ции представления было легче, чем где — либо еще. В-третьих, он был путешественником и морякам: из бо­лее поздних рассказов мы узнаем о его путешествиях и созданных им новых правилах навигации.

Как и у других ионийских греков, центром его мира было Эгейское море. В-четвертых, вода в этой части мира не была чем-то, что дается даром. Ее огромное значение для всех живых сущ еств и ее вкус здесь оценивали по достоин ству: через сто лет после Фалеса поэт Пиндар написал: «Лучшая из всех вещей — вода». Как бы ни сочетались между собой эти стимули­рующие компоненты прошлого опыта, в любом слу­чае из них родилась новая идея — мысль, что различия между вещами каким-то образом обусловлены преобразованиями воды — ее переходами из жидко­го со стояния в огненное, иначе говоря, газообразное, или твердое, а именно: что в ос нове этих различий лежит определенная зак оно мерность, потому что все вещи, сущ ествующие в природе, — это материя в покое или в движении.

Если говорить ко рот ко, то Фалес определил ос нов­ные сущностные свой ства материи как такие, ко торые отвечают на его новый философский вопрос; поэтому он имеет право называться первооткрывателем не только философии, но и науки.

Вто рой отрывок мысли Фалеса — это снова ко рот­кая цитата из его высказываний, сохраненная Аристоте­лем: «магнит имеет душу («психе»), потому что двигает железо». Так же, как слово «гидор» в греческом язы­ке времен Фалеса не всегда означало только один вид жидкости, так и «психе» не имело того значения «созна­тельное «я», ко то рое сразу же подсказывает нам перевод «душа». Для Фалеса «психе» могло означать всего лишь источник движения, внутреннюю силу. (Другую такую же силу-душу Фалес видел, когда наблюдал за электро­статической силой притяжения предметов к янтарю).

14 стр., 6701 слов

Бытие, материя, сознание, как исходные философские категории

... некоей первовещью, лежащей в их основании, заключалась в том, что последняя (вода Фалеса, воздух Анаксимена, огонь Гераклита, апейрон, или беспредельное, Анаксимандра) не обладала, по ... определение необоснованно претендует на противостояние идеализму как таковому. "...Единственное "свойство" материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, ...

Но эта информация все же показывает, что «жидкая мате­рия» Фалеса все-таки была в какой-то степени живой и что изменения и действия, происходящие в природе, ча­стично объяснялись тем, что материя живая.

Представ­ления о безличной природе, в ко то рой нейтральная ма­терия автоматически передает импульсы движущих сил, не возникало у Фалеса. Поэтому мы не совсем правы, когда, говоря о его идеях, применяем термины «природа», «материя» или «автоматические причинно-следственные отношения». Полное разграничение представлений о природе как о чем-то механическом и представлений о природе как о чем-то живом произошло только через восемьдесят лет после него. То, что слова «жидкость» и «душа» были такими дву­смысленными в греческом языке во времена Фалеса, не случайно.

До него никто даже не вступал на путь фор­мирования ясно го представления о материи, а без поня­тия «материя» никому не могли прийти на ум ни понятие «физика» (изучение движущейся материи), ни понятие «материализм» (философский взгляд, согласно ко то ро­му все, что сущ ествует, материально).

У греков тогда еще не было ясно го представления о человеческом «я», оно же душа, оно же сознание; они склонялись к тому, что­бы отождествлять «я» человека с его телом.

Представ­ление о душе человека как внутреннем «я», отдельном от тела, появилось на сцене философии почти через два столетия после Фалеса. Не ко торые философы будут спорить с этим, дока­зывая, что ясновидение и проведение четких границ несовместимы.

Они полагают, что философия неизбеж­но теряет дар ясновидения по мере того, как наука, жизнь и учеба создают эти четкие границы. Рассмат­ривая историю мысли, мы должны спросить себя, дей­ствительно ли факты показывают, что такое противо­по ложение обязательно, то есть сущ ествует всегда. 2.

Анаксимандр. Идея нейтральной материи

Фалес стал для греков великим перво­проходцем в области мысли. Но современные ученые скорее выберут своим героем его преемника, более по­этично го и пылкого Анаксимандра.

Анаксимандр пошел дальше блестящего, но про­ст ого утверждения, что все вещи сделаны из од­ной и той же материи, и показал, как глубоко должно проникать средствами объективно го анализа в реальный мир. Он сделал четыре четко опреде­ляемых крупных вклада в понимание людьми мира: 1. Он понял, что ни вода и никакое другое обычное, как она, вещест во не может быть базовой формой материи. Эту базовую форму он представлял себе — правда, довольно смутно — в виде более сложно го органично го нечто (ко то рое назвал «апейрон»).

Его теория прослужила науке двадцать пять веков. 2. Он перенес понятие закона из человеческого общ ества в физический мир, и это было полным разрывом с прежними представлениями о капризной анархической природе. 3. Он первым догадался применять механические модели, чтобы облегчить понимание сложных при­родных явлений. 4. Он сделал в зачаточной форме вывод о том, что Земля изменяется с течением времени и что высшие формы жизни могли развиться из низших.

10 стр., 4609 слов

Юнита Психология как наука. Природа и качественные особенности психики человека

... однако многие философы подчеркивают материалистический характер его учения. Анаксимандр оставил в качестве ученика и преемника Анаксимена, который ... возможность творить, исследовать и подчинять себе мир, какова природа его разума, каким законам подчиняется его внутренняя, ... вечно живой огонь, мерно возгорающийся, мерно угасающий”. Материя и движение, таким образом, по Гераклиту, неотделимы друг ...

Каждый из этих вкладов Анаксимандра — откры­тие первой величины.

Мы можем получить представ­ление о том, насколько они важны, если мысленно убе­рем из нашего современно го метода мышления все, что связа но с понятиями, что такое нейтральная материя, законы природы, вычислительный аппарат масштабов и моделей и что есть эволюция. Мало что осталось бы в этом случае от науки и даже от нашего здравого смысла.

Анаксимандр был младшим земляком Фалеса, осознал и высоко оценил новизну его идей и развил их — как именно, уже было ска­за но. Анаксимандр был философом в том смысле, что занимался в числе интересовавших его вещей и фи­лософскими вопросами. Он был первым греческим геогра­фом, ко торый составил карту; то, что он видел высоко в горах окаменевших рыб, говорит о том, что он, веро­ятно, поднимался в горы Малой Азии и внимательно всматривался в то, что видел вокруг. Добавляя к этому традиции Милета, родины инженеров, и то, что Анак­симандр применял технологические приемы, когда кон­струировал инструменты, карты и модели, мы также можем пред по ложить, что он, как и Фалес, был по меньшей мере знатоком инженерно го дела, а возмож­но, и профессиональным инженером.

Первым крупным вкладом Анаксимандра в науку были его новый метод анализа и понятие «материя». Он соглашался с Фалесом в том, что все в мире со­стоит из какого-то одно го вещества, но считал, что это не могло быть ни одно привычное для человека ве­щест во вроде воды, скорее это было «безграничное нечто» (апейрон), в ко то ром изначально содержались все формы и свой ства вещей, но ко то рое само не имело никаких ха рактерных для него конкретных признаков.

В этом месте Анаксимандр сделал в своих рассуж­дениях интересный ход: если все сущ ествующее в дей­ствительности — материя с определенными свой ства­ми, эта материя должна иметь возможность быть в одних случаях горячей, в других холодной, иногда мок­рой, а иногда сухой.

Анаксимандр считал, что все свой­ства материй группируются в пары противопо ложно­ст ей. Если отождествить материю с одним свой ст вом из такой пары, как сделал Фалес, сказав «все вещи — вода», то из этого последует вывод: «быть — значит быть мокрым. А что же тогда происходит, когда вещи становятся сухими? Если материя, из ко то рой они со стоят, всегда мокрая (так Анаксимандр определил Фалесово слово гидор), высыхание уничтожило бы материю в вещах, они стали бы нематериальными и перестали сущ ест вовать.

Точно так же материю нельзя отождествить ни с каким одним качест вом и тем самым исключить его противопо ложность. Отсю­да следует, что материя есть нечто безграничное, ней­тральное и неопределимое. Из этого «резервуара» вычленяются противопо ложные качества: все конкрет­ные вещи возникают из безгранично го и в него воз­вращаются, когда перестают сущ ест вовать. Это движение философской мысли от примитивно­го определения материи, как гидор (вода), к понима­нию материи как бесконечной субстанции — огром­ный шаг вперед.

Ввод Анаксимандром моделей в астрономические и географические исследования был не менее важным переломным шагом в развитии науки. Очень мало людей понимают, как велико значение моделей, хотя мы все их используем и не можем обойтись без них. Анаксимандр пытался кон струировать предметы, вос­производя присущие им линейные соотношения, но в меньшем масштабе. Одним из резу ль татов этого ста­ла пара карт: карта земли и карта звезд. Карта пока­зывает расстояния до различных мест и направления, в ко торых надо к ним двигаться.

23 стр., 11247 слов

Переговоры в ситуации конфликта. Модели ведения переговоров

Выводы…………………………………………………………………...28 8. Список литературы……………………………………………………...29 1. Ведение В настоящее время исследования конфликтов в современной зарубежной психологии ведутся по следующим направлениям: * теоретико-игровое (М. Дойч); * теория организационных систем (Р. Блейк, Дж. Мутон); * теория и практика переговорного процесса (Д. Прюитт, Д. Рубин, Р. Фишер). Мы подробнее остановимся на ...

Если бы людям приходилось узнавать, где находятся другие города и страны, по дневникам путешественников и собствен­ным впечатлениям, то путешествия, торговля и геогра­фические исследования были бы очень тяжелыми занятиями. Анаксимандр построил также модель, вос­производившую движения звезд и планет; она со сто­яла из колес, вращавшихся с разными скор остями. Подобно проекциям в наших современных планетари­ях, эта модель позволяла ускорять видимое движение планет по их траекториям и находить в нем зак оно­мерности и определенные соотношения скор ост ей.

Чтобы ко рот ко объяснить, сколь многим мы обязаны применению моделей, достаточно напомнить, что атом­ная модель Бора сыграла ключевую роль в физике и что даже химический эксперимент в пробирке или опыт над крысами в биологии — это применение тех­ники моделирования. Первая астрономическая модель была довольно простой и безыскусной, но при всей своей примитив­ности она была прародительницей современно го пла­нет ария, механических часов и множества других родственных им изобретений.

Анаксимандр пред по­лож ил, что земля имеет форму диска, распо ложена в центре мира и окружена полыми трубчатыми кольца­ми (современный дымоход — хорошее подобие того, что он имел в виду) разно го размера, ко торые враща­ются с разными скор остями. Каждое трубчатое коль­цо полно огня, но само со стоит из твердой оболочки вроде скорлупы или коры (эту оболочку Анаксимандр называет флойон), ко то рая позволяет огню вырывать­ся наружу только из нескольких отверстий (дыр для дыхания, из ко торых огонь вырывается, словно его раз­дувают кузнечные мехи); эти отверстия — то, что мы видим как солнце, луну и планеты; они движутся по небу, когда вращаются круги.

Между круглыми коле­сами и землей распо ложены темные облака, ко торые вызывают затмения: затмение происходит, когда они закрывают отверстия в трубах от наших глаз. Вся эта система в целом вращается, делая оборот за один день, и, кроме того, каждое колесо движется само по себе. Было ли в этой модели такое толкование и для не­подвижных звезд, не вполне ясно. Похоже, что Анак­симандр скон струировал глобус неба, но нам неизвестно, как это расширение области применения техники карт и моделей было связа но с движущимся меха низ­мом из колец и огня. Великим вкладом Анаксимандра в науку была об­щая концепция моделей, ко торые он применял таким же образом, как мы применяем ее теперь.

В состав­лении первой карты известно го ему мира он проявил то же самое сочетание технической изобретатель нос­ти и научной интуиции.

Точно так же, как движуща­яся модель может показать соотношения длительных астрономических периодов в меньшем масштабе, в ко то ром их легко наблюдать и контролировать, карта представляет собой модель расстояний между объек­та ми и их взаимно го распо ложения в меньшем масш­табе, так что человек может охватить все это одним взглядом; карта избавляет его от необходимости пу­те шест вовать долгие месяцы или пытаться разобраться в разрозненных заметках, где путешественники описы­вали свои маршруты, чтобы определить распо ложение мест, расстояния и направление движения.

19 стр., 9470 слов

35. Групповая социальная работа: общая характеристика, сферы ...

... тация «от проблемы» весьма характерна для американских моделей социальной работы, ко­торые не актуализируют, по крайней мере на уровне ... группах как агент социа­лизации, активно обучает, задает модели соци­ального поведения, помогает ускорить научение новым соци­ ... его социализации» [81, c. 153]. Кстати, европейс­кая модель социальной работы в большей степени, связана с традициями социально-педагоги ...

Мир у Анаксимандра имел форму круга с центром в Дельфах (где священный камень, как считали греки, отмечал точный центр Вселенной) и был окружен океаном. Как и колеса-«дымоходы», эта карта стала примитивным предком огромно го потомства: она прародительница карт и чертежей, ко торые сделали возможным сущ ест вова­ние современной навигации, изыскательских работ в географии и геологии. «Карта звезд», возможно, еще более яркий пример того, как работал этот оригиналь­ный научный по своей природе древний ум: мысль нанести небо на карту вместо того, чтобы смотреть на узоры, в ко торые складываются звезды, как на пред­знаменования или украшения, под разумевает, что земные и небесные явления имеют одинаковую природу, и означает попытку понять мир не путем эстетической фантазии и не безответственным путем религиозно­го суеверия.

Но это применение моделей для дублирования изу­чаемых зак ономерност ей природы, какой бы огромной ни оказалась их роль за прошедшие с тех пор века, всего лишь побочное дополнение к более общей идее о том, что природа регулярна и предсказуема.

Эту идею Анаксимандр выразил в своем определении при­ро дно го закона: «Все вещи возникают из безгранич­но го они возмещают друг другу ущерб, и одна платит другой за свою вину перед ней, когда сов ершает неспра­ведливость, согласно счету времени». Хотя, кажется, что Анаксимандр повторяет идеи вы­со кой трагедии, в ко то рой «гиб рис» (избыток горд ос­ти) неизбежно приводит к «немесис» (падению-воз­мездию), он говорит чисто юридическим языком, позаимст во ванным из судебной практики, где вред, ко­торый один человек причиняет другому, компенсиру­ется уплатой денег.

Здесь он использует в качестве модели для периодической смены природных явлений не часы, а маятник. «Все вещи», ко торые по очереди нарушают закон и расплачиваются за это, — это те противопо ложные друг другу качества, ко торые «вы­членяются» из безгранично го.

События в природе и в самом деле часто имеют форму постоянно го движения от одно го крайнего со стояния к другому, противопо­ложному, и обратно; наглядные примеры этого — прилив и отлив, зима и лето. Это движение и стало моделью для «зак онов природы» Анаксимандра: одно качест во пытается развиться больше, чем следу­ет, вытесняя свою противопо ложность, и поэтому «справедливость» отбрасывает его назад, наказывая за вторжение на чужую территорию.

Но с течением вре­мени та из противопо ложност ей, ко то рая проигрывала вначале, становится сильнее, в свою очередь пересту­пает запретную черту и, «согласно счету времени», дол­жна быть возвращена в свои законные пределы. Это было огромным прогрессом по сравнению с миром Фалеса, где за изменения и движение отвеча­ли индивидуальные «псюхе» вещей, хотя склонность к наделению всего человеческими свой ствами и мифо­логическому мышлению не угасла полностью.

С исто­рической точки зрения интересно, что определение закона природы возникло как перенос в другую об­ласть уже сложившегося в общ естве представления о судебном праве: мы скорее стали бы ожидать проти­вопо ложно го, поскольку природа кажется нам гораздо более упорядоченной, чем человеческое общ ест во. Однако Анаксимандру свод зак онов показался самой лучшей моделью, какую он мог найти, чтобы пояснить свою новую интуитивную идею точной периодичнос­ти и зак оно мерности естественно го порядка.

8 стр., 3899 слов

Философское направление, приписывающее активную, творческую роль ...

... nbsp;   двойственна 4   Познаваем ли мир? нет 5   Сущность мира неизменна? нет 6     да ... агностицизм в) индивидуализм г) плюрализм   18. Окружающий мир враждебен человеку, а его бытие иррационально и лишено смысла ... – учение о бытии. Происхождение и устройство мира. Современные онтологические представления. Пространство, время, причинность, целесообразность Задание 1 ...

К идее эволюции Анаксимандра привели знаком ст во с окаменелыми останками ископаемых животных и на­блюдения за младенцами. Высоко в горах Малой Азии он видел в толще камня окаменевших морских живот­ных. Отсюда он сделал выводы, что эти горы когда-то находились в море, под водой, и что уровень океана по­степенно понижался. Мы видим, что это был частный случай его закона чередования противопо ложност ей: разлив и высыхание разлившейся воды. Он сов ершен­но верно рассудил, что если когда-то вся земля была покрыта водой, то жизнь должна была зародиться в этом древнем океане.

Он говорил, что первыми и прост ейши­ми животными были «акулы». Мы не имеем объясне­ния, почему именно они, но, вероятно, потому, что, во-первых, акулы казались ему похожими на ископаемых рыб, ко торых он видел, и, во-вторых, очень жесткая кожа акул казалась ему признаком примитивности. Глядя на чело­веческих детей — у него был, по меньшей мере, один собственный сын, — он пришел к заключению, что ни одно такое беспомощное живое сущ ест во не могло вы­жить в природе без защищающего окружения.

Жизнь на суше произошла от морской жизни: по мере того как вода высыхала, животные приспосабливались к этому, от­ращивая колючие шкуры. Но людям из-за их долгой беспомощности в детстве был нужен еще какой- то до­полнительный процесс. Но перед этой задачей Анакси­мандр встал в тупик: он смог лишь пред по ложить, что люди, может быть, развивались внутри акул и освобож­дались из них, когда акулы умирали, а сами к этому вре­мени становились более способны к самостоятельной жизни.

Анаксимандр, сочетавший в себе любознательность учено го, богатое воображение поэта и гениальную дерз­кую интуицию, несомненно, может разделить с Фалесом честь стоять у истоков греческой философии. После Анаксимандра греческие мыслители смогли увидеть, что новые вопросы, поставленные Фалесом, под разумевают нечто такое, что выходит далеко за пределы тех ответов, ко торые предлагали и Фалес, и сам Анаксимандр.

Мы словно видим, как наука и философия на миг замерли перед только что открывшимся для них новым миром — миром отвлеченной мысли, ко торый ждал своих иссле­дователей. 3.

Анаксимен. Изменение без личности

Фалес и Анаксимандр стали первооткрывате­ля ми нового мира естественных наук и философии. Но все же они не были свободны от старых мифо­логических методов мышления: за изменения, про­исходящие в мире, у них отвечали персонифициро­ванные силы: душа-«психе» у Фалеса и богиня Дике у Анаксимандра.

Человеком, преодолевшим послед­ние остатки мифа, был Анаксимен, третий фило­соф из Милета. Он открыл, что изменения в при­роде можно объяснить механическими процессами. Анаксимен считал, что все изменения в мире вы­зываются изменением — в резу ль тате конденсации или разрежения — плотности едино го для всего мира вещества-ос новы, ко то рое он называл «аэр». Огромным достоин ст вом этой новой идеи было то, что она дала ученым почву для новых экспериментов, модели и чет­кие физические объяснения происходящих в природе изменений и их причин.

12 стр., 5644 слов

По способу перемещения воздуха различают системы естественной ...

... микроклимата на раб. местах в производственных помещениях. По способу перемещения воздуха различают системы естественной и механической вентиляции. Естественная вентиляция.Это система ... и аэрации. Инфильтрация(естественноепроветривание) − неорганизованная естественная вентиляция. Она осуществляется сменой воздуха в помещениях через неплотности в ограждениях и элементах строительных конструкций ...

Этого образа мыслей мы придерживаемся и сегодня. Когда в наши дни чело­век задает себе вопрос, почему вода превращается в пар, он уже думает не о «душе» или «грехе гордыни», а об огне, ко торый создает давление, то есть силу, «раздви­гающую в сто роны» молекулы воды. И Анаксимен доказывал, что различные качества и со стояния веще­ства, ко торые можно наблюдать,— это просто резу ль­таты сдвигов давления, создающих различные плотно­сти. Его объяснение все же оставляет желать лучшего в смысле точности, поскольку представление о том, что вещест во со стоит из частиц, ко торые могут быть бли­же придвинуты одна к другой или отодвинуты друг от друга, появилось лишь через столетие после Анаксимена.

У этого философа вещест во скорее было не­прерывным и растягивалось каким-то образом, ко то­рый он определял не очень точно. Прикладное применение этой новой идеи в астро­номии позволило улучшить первую модель Вселенной, принадлежавшую Анаксимандра.

Введя в нее «вращающийся вихрь», по-гречески дине, Анаксимен смог описать, как более плотные и потому более тяжелые клочья сжатого веще­ства собираются в центре этого вихря, подобно тому, как палка втягивается в центр водоворота, а более легкое ве­щест во выталкивается ближе к краям вихря. Одновре­менно с этим, по его мнению, происходили изменения и столкновения, ко торые постоянно меняли со стояние этой системы, поскольку нагревание и охлаждение изменяли плотность отдельных участков ее внешней части и цент­ра. Если не считать необходимости объяснить, как на­чал ось движение, эта вихревая модель представляет со­бой полную и самоочевидную систему природы: для ее объяснения не нужны ни души, ни боги, а только дви­жущаяся материя.

Модель вращающегося мира, сов ер­шенствуясь в деталях, оставалась ключевой схемой его строения в астрономии и физике в течение десяти веков после Анаксимена. Чтобы осознать величие и важность достижений трех милетских философов, каждый из ко торых глуб­же предыдущего проникал в мир и лучше видел его материальность, одноро дность и механический ха рак­тер причинно-следственных отношений в нем, — со­временный читатель должен понять, что перед нами — далекие предшественники современной физики и аст­рономии.

Кроме идеи о механическом ха рактере изменений в природе, Анаксимен выдвинул еще одну идею: что веще­ст во, ко то рое является ос новой мира, — не вода и не нечто безграничное, а то, что он называл «аэр», то есть воздух. То, что такой гениальный человек, каким про­явил себя Анаксимен, мог посчитать такое представле­ние о материи шагом вперед, кажется движением назад и может озадачить.

Но мы должны помнить, что наше понятие материи очень далеко от милетского понятия ос новы всех вещей. Если «безграничное» у Анаксимандра действительно было серым туманом, мы можем по­нять, почему слово «аэр» могло показаться Анаксимену более точным обозначением этого вещества без опреде­ленных свой ств. В то время воздух не считался «телес­ным». Только через пятьдесят лет греческие ученые до­казали, что воздух все же занимает место в пространстве и в сжатом со стоянии оказывает сопротивление другим телам.

В самом деле, по сравнению с водой или землей воздух действительно кажется лишенным определенных свой ств и невещественным: он свободно пропускает че­рез себя звуки и свет, и, если он не движется с большой скор остью, кажется, что он не оказывает сопротивления, когда мы проходим сквозь него. Анаксимен мог выбрать воздух еще и потому, что в те времена понятие «воздух» содержало в себе идею дыхания, души, дающей жизнь людям и живот­ным. Признание воздуха ос новой вещей под разуме­вало связь между жизнью и материей.

Тем не менее, переход от понимания материи как безграничной субстанции к определению материи как «воздуха» был временным шагом назад. «Безгранич­ное» — термин, побуждающий нас выходить в науч­ных исследованиях за пределы наглядных образов, а «воздух» сов ершенно не подходит для этого. Обсуждая новую идею Анаксимена, мы указали на то, как сильно милетское представление о вращающем­ся мире похоже в своей ос нове на картину мира, при­нятую в нашей современной физике и астрономии.

Но понятие «аэр» указывает на большую качественную разницу между прозрениями ученых на том раннем этапе и теми же идеями сегодня.

Заключение

Милетская школа — первая из древнегреческих философских школ (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен) – сосредоточила свое внимание на поиске причины всего сущего – того первоначала, из ко то рого произошло мно гообразие видимого мира. Отличительной их особенностью было то, что искали они это первоначало в материальном мире вещей.

Как бы ни определяли мыслители эту перво материю — как воду ли (Фалес), как апейрон (Анаксимандр) или как воздух (Анаксимен), едины они были в убеждении, что в мире сущ ествует лишь оно, а единичные вещи суть только сгущение этого первоначала Милетские «физики» – философы ранней греческой философии, ко то рым Аристотель дал собирательный образ, назвав их «физиками», философами, ко торые изучают природу. Именно они пытаются первыми увидеть мир умственным взором и пытаются начать поиск единства с миром.

По их убеждению не было бы сущ ественным ничего, что не было бы природой. Люди, божества, мир образуют единый универсум, весь находящийся как бы в единой плоскости – они суть части или аспекты одной и той же природы, в ко то рой действуют одни и те же силы. Ми летских физиков считали материалиста ми, потому что они ограничивались одной причиной бытия – материальным первоначалом, чем у Фалеса являлась вода, у Анаксимандра – «беспредельное», у Анаксимена – воздух.

Но у Анаксимандра можно встретить сущ ественный шаг вперед. В их суждениях просматривается некая зак оно мерность, ко торую они пытаются объяснить уже рациональной мыслью. Ми летская школа важна не своими достижениями, а исканиями. Она была вызвана к сущ ест вованию благодаря контактам Греции с Вавилонией и Египтом. Философские построения Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена следует рассматривать, как научные гипотезы.

Список использованной литературы. 1.Брамбо Роберт С. Философы Древней Греции 2.Эдуард Целлер. Очерк истории греческой философии 3.Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии.