Философия 97

Неопозитивизм

одно из основных направлений философии XX в. Возник и развивался как течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием современной науки. Это вопросы о роли знаково-символических средств научного мышления, о границе между научным и ненаучным знанием, об отношении теоретического аппарата и эмпирического базиса науки, о структуре теории, о природе и функциях математизации и формализации знания и др. Противопоставляя науку метафизике, представители Н. считали, что единственно обоснованным и достоверным знанием является специально-научное знание. Традиционные философские вопросы объявлялись Н. бессмысленной метафизикой на том основании, что они формулируются с помощью терминов, которые являются псевдопонятиями, ибо определения последних не поддаются проверке (как, напр., “абсолют”, “субстанция”).

В этом отношении Н. продолжал в новых формах традиции эмпиризма и феноменализма, восходящие к Дж. Беркли и Д. Юму. В отличие от классического позитивизма О. Конта и Г. Спенсера, неопозитивисты видели задачу философии не в систематизации и обобщении специально-научного знания, а в деятельности по анализу языковых форм знания. От психологической формы позитивизма Маха и Р. Авенариуса, которые считали осмысленной постановку вопроса о существовании объективной реальности и отношения сознания к этой реальности, Н. отличает трактовка данной проблемы как вне-научной метафизики, уводящей философский анализ в область псевдопроблем. Предметом философии, по мнению неопозитивистов, должен быть язык, и прежде всего язык науки, как способ выражения знания. Философия суть деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения в языке. Метафизика рассматривается не просто как ложное учение, а как нечто лишенное смысла с точки зрения логических норм языка. Основные идеи Н. сформировались в рамках деятельности Венского кружка. Именно здесь были выработаны концепции, ставшие особенно популярными в 30-40-х годах среди сциентистски ориентированных философов и самих ученых: сведение философии к логическому анализу языка науки, принцип верификации, трактовка логики и математики как формальных преобразований в языке науки и проч.

С этих позиций подвергались критическому анализу традиционная философия и научное знание. Эти взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства, которое сложилось в 30-х годах и к которому помимо логических позитивистов (Шлик, Карнап, Нейрат, Ф. Вайсман, Г. Фейгл и др.) примыкали представители Львовско-варшавской школы, Упсальской школы, Мюнстерской логической группы, ряд амер. представителей философии науки (Бриджмен, Ч. Моррис, Нагель) и др. Однако уже в 50-е годы обнаружилось, что та революция в философии, на которую претендовали неопозитивисты и основным стержнем которой была элиминация метафизики из философского и научного знания, не оправдала надежд. Классические метафизические проблемы оказались значимыми не только для осмысления человеческого бытия, но и для анализа самих эпистемологических вопросов. Кроме того, оказалось невозможным в полной мере формализовать язык науки. Выяснилось, что в структуре научных теорий имеются метафизические высказывания, которые невозможно проверить с помощью принципа верификации, несмотря на ряд усилий по его модификации, предпринимавшихся логическими позитивистами. Более того, само понятие полностью формализованной теории оказалось слишком сильной идеализацией, не соответствующей структурам реально функционирующих в науке теорий, и не только естественнонаучных, но и математических. Основополагающая установка неопозитивистов о том, что предложения логики и математики суть аналитические истины, была подвергнута обоснованной критике Куайном (см.: Эмпиризма догмы).

6 стр., 2622 слов

Философия и наука, философия и религия, философия и искусство

... их собственной науки». Философия и религия Религия (от лат. religio – совестливое отношение к чему-либо) – не менее сложное и многообразное явление, чем философия, наука или искусство. Его ... образ науки, проблема возникновения науки, структура научного знания, функции научного исследования, научные революции, идеалы научности, нормы и ценности научного сообщества и др. Философия и методология науки ...

Наряду с этим такие историки науки, как Койре, Мецжер, Флек и др. показали неадекватность неопозитивистской модели знания, анализируя оригинальные тексты выдающихся естествоиспытателей, из которых следовало, что роль метафизических идей в создании фундаментальных научных теорий была весьма велика. Начиная с 50-х годов поздние представители Н. стали отходить от первоначальных жестких принципов этого направления и начали отождествлять себя с общим движением аналитической философии. Разделяя общую антиметафизическую направленность Н., аналитики отказываются от жестких логических требований к языку. Более того, в след за Муром и поздним Витгенштейном они полагают, что объектом анализа должен быть естественный язык. Вместе с тем неопозитивистская идея о том, что философские проблемы возникают вследствие неправильного употребления языка, характерна для этого типа анализа. Влияние Н. сказывается и на современных исследованиях по философии науки. В 60-70-е годы во многом под влиянием идей Поппера сложился постпозитивизм (Лакатос, Фейерабенд, Кун, Тулмин и др.), который хотя и реабилитировал “метафизику” и резко критиковал неопозитивистскую эпистемологию, все же разделял некоторые установки Н. 

неопозитивизм

философское течение, современная форма позитивизма. Осн. его идеи восходят к позитивизму Конта и Милля, к англ, эмпиризму 18 в. и непосредственно – к эмпириокритицизму. Неопозитивизм возник в Венском кружке; несколько учеников Морица Шлика выступили в 1929 с программным соч. “Wissenschaftliche Weltauffassung – Der Wiener Kreis” и основали свой собственный журнал “Erkenntnis”. Находившийся под сильным влиянием Рассела, логистики и современной теоретической физики, неопозитивизм быстро распространился также за границей, когда члены Венского кружка бежали от национал-социализма в Англию и США и занялись там преподавательской деятельностью. Главными представителями неопозитивизма являются Мориц Шлик, Рудольф Карнап, Людвиг Витгенштейн и Ханс Рейхенбах. Совокупность учений неопозитивизма его представители называют унифицированной наукой.

12 стр., 5595 слов

1 Роль науки в развитии общества.Научная деятельность, научные знания

... требует все большего разделения труда между учеными. Фактор дифференциации научного знания способствует возрастанию самостоятельности науки, поскольку в условиях разветвленного и дробного разделения труда подготовка ученых и замена ...

Существенные черты основных философских направлений

а) «сверхрационализма» — неопозитивизма; сциентизма;

б) естественного иррационализма — философии жизни; философии человека; феноменологии;

в) мистически – религиозного иррационализма;

г)философии истории.

СЦИЕНТИЗМ

(от лат. scientia — знание, наука) — термин (употребляемый обычно как негативный), обозначающий взгляды людей, которые чрезмерно преувеличивают роль науки в культуре и обществе в целом. Обвинения в С. часто основываются на узкой, ограниченной концепции науки, якобы недоступной пониманию непосвященных, и противопоставлении ее искусству и др. формам общественного сознания. Критика С. с т.зр. философии науки может быть сведена к следующим тезисам.  1. Сторонники С. считают, что для понимания мира, в котором мы живем, наука имеет несравненно большее значение, чем искусство и др. формы общественного сознания. В современную эпоху научно-технической революции, когда достижения науки находят быстрое применение в технике и становятся непосредственной производительной силой, С. тесно смыкается с технократической т.зр. на развитие общества. Несомненно, наука играет всевозрастающую роль как в развитии технологии материального производства, так и в формировании рационального мировоззрения людей. Однако рациональное мышление нерасторжимо связано с эмоциональной и чувственной деятельностью, которые служат основой искусства, а тем самым художественного отображения мира. Недооценка, а тем более игнорирование этой стороны деятельности людей приводят к явно искаженному представлению о трудящихся как своего рода Homofaber или Homo euconomicus, все устремления которого направлены исключительно на производство материальных благ.  2.

Сциентисты утверждают, что только научная методология является интеллектуально обоснованной, поэтому искусство, мораль и др. формы общественного сознания, чтобы стать подлинной частью человеческого сознания, должны адаптироваться к этой методологии. При этом сциентисты позитивистского толка считают методологию естествознания, в частности теоретической физики как наиболее развитой его отрасли, научной методологией. Однако такая программа унификации всего научного знания не могла не потерпеть неудачу, т.к. она не учитывала различия наук, изучающих природу и общество. В природе действуют слепые, стихийные силы, в обществе выступают люди, одаренные сознанием и волей, ставящие себе определенные цели. Законы общества не могут осуществляться помимо деятельности людей, и поэтому науки об обществе и их законы не могут не отличаться от естествознания и законов природы. Тем не менее все они изучают единый объективный мир, и методы его исследования в целом не должны противоречить друг другу. Критический подход к гипотезам и теориям, проверка их следствий на опыте, использование единых принципов образования понятий и гипотез, широкое применение методов анализа и синтеза, системного подхода и др. методологических средств — все это свидетельствует о принципиально едином подходе естествознания и общественных наук к исследованию хотя и различных, но взаимосвязанных частей единого объективно реального мира.  В философии науки наиболее типичными представителями С. были логические позитивисты, многие из которых после 1960 стали сторонниками аналитической философии. Придерживаясь верификационного принципа, позитивисты считали научными только такие утверждения, истинность или ложность которых можно верифицировать или проверить на опыте. Все др. утверждения, в т.ч. филос. они объявляли лишенными смысла псевдоутверждениями.

7 стр., 3280 слов

Философия как наука. Роль сознания в социальном бытии

... сил нет. Человеческое сознание является продуктом длительной эволюции жизни на Земле. Идеализм - это философское направление, которое решает основной вопрос философии в пользу первичности сознания и вторичности материи. ... не отгорожена от других форм познавательной деятельности человека. Особенно это касается религии и науки. В принципе, у религии и философии одна задача - дать ответы на вопросы ...

ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ

— течение в философии кон. 19 — нач. 20 в., выдвигавшее в качестве исходного понятия «жизнь» как основополагающую основу мира. К этому течению относятся разные по типу философствования мыслители: Ф. Ницше, В. Дильтей, А. Бергсон, О. Шпенглер, Г. Зиммель, Л. Клагес, Т. Лессинг, X. Ортега-и-Гасет и др. Ф.ж. возникла как реакция на неокантианство и позитивизм и пыталась вместо абстрактных и неопределенных понятий «материя», «бытие», «дух» и т.п. найти фундаментальную, первичную основу всего сущего. Различают биологический и историцистский варианты Ф.ж. Первый наиболее ярко представлен Ницше и Бергсоном, второй — Дильтеем и Шпенглером.  Жизнь в философии Ницше — это органический процесс, постоянно совершенствующийся, превозмогающий самого себя, расширяющий свое господство, никогда не застывающий в конечных и ограниченных формах. Сознание, дух — только средства и орудия на службе у жизни. Подлинный человек — это человек, обладающий мощной жизненной силой, жизненными инстинктами, в котором не угасло и не подавлено дионисийское (экстатически страстное, хаотическое, оргиастически-иррациональное) начало. Там, где начинает преобладать интеллект, угасает жизнь, человек становится ручным животным, живущим по законам рабской морали и искусственным законам науки.  Жизнь, согласно Бергсону, подобна взлетающей ракете, сгоревшие остатки которой падают вниз, образуя материю.

Жизнь — космическая сила, «жизненный порыв», ведущий эволюцию, побуждающий к творчеству, порыв, никогда не воплощающийся окончательно ни в каких делах и свершениях, чистая длительность, постоянная изменчивость. Выражением чистой длительности в человеке является сознание как поток переживаний, внутренняя жизнь, где нет неподвижного окоченелого субстрата, нет различных состояний, которые проходили бы по нему, как актеры по сцене, а есть просто непрерывная, неделимая мелодия, которая тянется от начала и до конца нашего сознательного существования, никогда не повторяясь и постоянно изменяясь от каждого нового впечатления, как музыка от каждой новой присоединенной ноты. Поскольку мы живем больше в пространстве, нежели во времени, больше во внешней действительности, чем во внутреннем переживании, то весь мир является для нас разделенным на застывшие объекты, предметы и внешние отношения, и мы не замечаем, что они длятся, переходят друг в друга, что они текучи и динамичны.  С т.зр. Дильтея, не бытие, а жизнь есть первое и всегда современное. Метафизика — это проектирование тотальности жизни на бытие. Все метафизические истолкования и интерпретации мира покоятся на переживании жизни.

Переживание — основа наук о духе, в отличие от естествознания. Все продукты человеческой истории возникли из переживаний души, душевная связь, объективированная психическая жизнь лежит в основе мифа, литературы, искусства, исторических событий. Эта психическая жизнь имеет структурную взаимосвязь. Поскольку мы воспринимаем, внутренне переживаем эту структурную связь, охватывающую страсти, страдания и судьбы людей, постольку мы и понимаем человеческую жизнь, все ее глубины и противоречия. Любой интеллектуальный процесс поддерживается всей целостностью душевной жизни. Объясняем мы интеллектуально, но понимаем через взаимодействие всех душевных сил. Мы, по Дильтею, исходим из связи целого, данного нам живым, чтобы сделать постижимым единичное и отдельное, единичный факт, отдельный жест и однократное, неповторимое историческое событие. Поэтому человек всегда понимает больше, чем знает, и переживает больше, чем понимает. Т.о., внешние данные — только повод для работы воображения историка.  Шпенглер писал о противоположности судьбы и причинности в истории как о противоположности органической логики, логики жизни и логики неорганического, застывшего. Причинность относится к законам истории, но настоящая история имеет судьбу и не содержит в себе никаких законов.

13 стр., 6034 слов

Философия жизни 5

... схемы развития культуры, сопоставить и даже противопоставить цивилизацию и культуру. Историю философии жизни обычно начинают с Ницше. И действительно, обращение Ницше к понятию ... естествознание, а гуманитарные дисциплины — философия, психология, история, в том числе история духа, науки о языке, культуре, — образуют проблемный центр исследований философии жизни. И в этом отношении попытки ...

Судьба и причинность относятся друг к другу, как время и пространство. Причинность — это ставшая, превратившаяся в неорганическое, застывшая в формах рассудка судьба. Мы убиваем живущее, когда заключаем его в пространство, лишенное жизни и делающее все безжизненным. Шпенглер рассматривал историю как некую совокупность культур, каждая из которых представляет собой организм и подобно организму имеет свои стадии: рождение, расцвет, упадок, старость, умирание. Там, где все жизненные силы исчерпаны, культура превращается в цивилизацию, в нечто неживое, механическое, искусственное.  Общим для всех представителей Ф.ж. является противопоставление рациональному познанию в понятиях некоего рода мистической интуиции, схватывающей динамику жизни, индивидуальную природу предмета или исторического события. Бергсон называл интуицией особый род интеллектуального вчувствования, или симпатии, посредством которого человек проникает внутрь предмета, чтобы слиться с тем, что в нем есть единственного и невыразимого. Подобного рода интуиция возможна лишь для художника, обладающего развитым воображением. Идею судьбы, считал Шпенглер, в отличие от идеи причинности, может сообщить только художник портретом, трагедией, музыкой. Идея причинности требует разложения, идея судьбы — созидания. В этом коренится связь судьбы с жизнью, а причинности со смертью. Переживание и понимание выше знания, так же как искусство выше науки. Искусство выражает понимание живой спонтанной жизни и предшествует научному знанию.  Интуиции представителей Ф.ж. относительно душевной жизни и ее внутренних механизмов стали истоком ряда построений феноменологии и экзистенциализма. Многие принципы Ф.ж. были заимствованы персонализмом и нем. школой филос. антропологии, прежде всего М. Шелером, учение Бергсона о потоке переживаний оказало огромное влияние на литературу кон. 19 — нач. 20 в., на художественные эксперименты М. Пруста, Д. Джойса и др.

Феноменоло́гия (нем. Phänomenologie — учение о феноменах) — направление в философии XX века, определявшее свою задачу как беспредпосылочное описание опыта познающего сознания и выделение в нем сущностных, идеальных черт.

Основателем направления был Эдмунд Гуссерль, к непосредственным предшественникам можно отнестиФранца Брентано и Карла Штумпфа. Исходный пункт феноменологического движения — книга Гуссерля «Логические исследования», ядром которой выступает понятие интенциональности.

13 стр., 6437 слов

Цивилизация и исторический процесс. Понятия сознания, познания, ...

... ИСТОР. ПРОЦЕССА Три подхода к истории общества: Культурологический подход: Н.Данилевский, Шпенглер, П.Сорокин. НИЦШЕ. ГЕРДЕР. Исторический процесс есть смена культур, социальных отношений и совокупности ... личностей. Личности взаимодействуют в области культуры в соответствии с принятыми ...

Главные моменты в развитии феноменологии: возникновение её многообразных интерпретаций и противостояние её основных вариантов, учений Гуссерля и Хайдеггера; применение феноменологического метода в психологии и психиатрии (БинсвангерБазальяСавенко), этике (Шелер), эстетике (Ингарден), праве(Райнах) и социологии (феноменологическая социология А. Щюцасоциальный конструктивизм), философии религии, онтологии, философии математики и естествознания, истории и метафизике (Ландгребе), теории коммуникаций (Вилем Флуссер); влияние на экзистенциализмперсонализмгерменевтику и другие философские течения; широкое распространение в Европе, Америке, Японии и некоторых других странах Азии. Крупнейшие центры феноменологии — Архивы Гуссерля в Лувене (Бельгия) и Кёльне (Германия), Международный институт перспективных феноменологических исследований и образования (США), издающий ежегодник «Analecta Husserliana» и журнал «Phenomenology Inquiry».

Феноменология началась с тезиса Гуссерля «Назад, к самим вещам!», который противопоставляется распространенным в то время призывам «Назад, к Канту!», «Назад, к Гегелю!» и означает необходимость отказаться от построения дедуктивных систем философии, подобных гегелевской, а также от редукции вещей и сознания к каузальным связям, изучаемым науками. Феноменология, таким образом, предполагает обращение к первичному опыту, у Гуссерля — к опыту познающего сознания, где сознание понимается не как эмпирический предмет изучения психологии, но как «трансцендентальное Я» и «чистое смыслообразование» (интенциональность).

Выявление чистого сознания предполагает предварительную критику натурализмапсихологизма иплатонизма и феноменологическую редукцию, в соответствии с которой мы отказываемся от утверждений относительно реальности вещественного мира, вынося его существование за скобки.

Феноменология — одно из основных направлений в философии XX в.; можно утверждать, что она останется таковым и в XXI в.

Ее предмет — фундаментальные феномены человеческого бытия:

  • сознание и самосознание,
  • любовь и ненависть,
  • познание и художественное творчество,
  • воля и желание,
  • страх и совесть,
  • свобода и смерть,
  • история и историчность,
  • личностное и ценностное бытие,
  • бытие другого и собственное бытие и др.

В основе феноменологического метода лежит дескрипция, а не конструкция или воображение.

Феноменологическая стратегия состоит в том, чтобы отказаться редукционизма и описать вещи (в самом широком смысле) такими, какими они проявляют себя, не отсылая к чему-то другому, т.е. описать их как феномены.

Основной принцип феноменологии — «к самим вещам», что означает: преодолеть предрассудки и предвзятые мнения, освободиться от привычных установок и навязываемых предпосылок, отстраниться от методологических шаблонов и клише и обратиться к первичному, изначальному опыту сознания, в котором вещи предстают не как предметы уже имеющихся теорий, точек зрения, установок, не как нечто, на что мы смотрим глазами других, но как нечто, что само раскрывается перед нами в раскрывающемся в нас первичном опыте. Сами вещи раскрываются нам, когда мы сами раскрываемся им навстречу, когда мы не мешаем им предстать пред нами такими, каковы они суть — так же как другой человек раскрывает себя нам, когда мы внимаем ему, а не оцениваем его, когда мы лишены предвзятости и обретаем особую настроенность, меняя наши привычные, обыденные установки. «Сами вещи» — это не кантовские «вещи в себе», но это и не порождение нашего воображения. Ясно, что если мы хотим принять данность предмета такой, какой она к нам приходит, мы не должны что-либо добавлять в этот предмет «от себя», «вкладывать» в этот предмет определенные структуры нашего разума. Феноменология предлагает изучать субъективность для того, чтобы четко различить, что же принадлежит нашему сознанию, а что — предмету. Лишь описание предмета, или вещи (опять-таки в самом широком смысле) может нам дать «саму вещь».

12 стр., 5554 слов

2. Специфика объекта социального познания

... есть одна наука - история. Между науками происходит обмен методами познания. Все чаще родившееся из ... самостоя­тельные отрасли науки. Изменилась в ходе исторического раз­вития и структура самого философского ... своих близких, за свой народ, за судьбу культуры, за жизнь чело­вечества). Но бывают и ... и социология, занимающаяся кладными научными исследованиями. Социальная филос решает те же проблемы, но в ...

В академическом плане возникновение феноменологии во второй половине XIX — начале ХХ века было связано с проблемами разделения

  1. предметов и методов психологии и естествознания,
  2. психологии и философии (в аспекте проблемы сознания)
  3. психологии и логики.

ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ

— раздел философии, дающий филос. интерпретацию исторического процесса. Элементы филос. осмысления истории содержались еще в антич. филос. и историографических работах. В Средние века филос. исследование истории не отделялось сколько-нибудь ясно от теологических представлений об истории. Как особый раздел философии Ф.и. сложилась только в 18 в. Сам термин «Ф.и.» был введен Вольтером в 1765. В работах И.Г. Гердера Ф.и. конституировалась как автономная дисциплина. Важный вклад в последующее ее развитие внесли Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс, О. Конт, Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби, П.А. Сорокин, К. Ясперс и др.  Содержание и проблематика Ф.и. существенно изменялись с течением времени. В круг основных задач современной Ф.и. входят:  исследование развития человеческой истории, на какие она делится эпохи, цивилизации, культуры, выявление ее общей схемы;  анализ общей формы исторического процесса, указывающий на характер отношений между прошлым, настоящим и будущим (к этой теме относятся теории, согласно которым история имеет форму прямой линии, в силу чего времена не могут повторять друг друга, или форму круга, не несущего с собой никакой принципиальной новизны, или форму спирали, сочетающей линейное и кругообразное движение, или форму колебаний между некоторыми достаточно устойчивыми полюсами, и т.д.);  изучение главных факторов исторической эволюции (предопределенность истории волей Бога, историческими законами, детерминация ее системой ценностей, взаимодействием материальной и духовной культуры, и т.д.);  исследование смысла истории, ее направления и ее целей, если предполагается, что такие смысл, направление и цели существуют;  изучение процесса постепенного формирования единого человечества и, соответственно, мировой истории;  предсказание общих линий или тенденций будущего развития;  анализ предмета науки истории и выявление тех факторов, которые связывают многообразные исторические дисциплины (политическая история, экономическая история, история культуры, история религии, история искусства и т.д.) в определенное единство.  В решении этих задач Ф.и. и наука история должны тесно взаимодействовать. Нередко возникающая между ними полемика и взаимное непонимание не могут поставить под сомнение то, что им трудно, если вообще возможно, обойтись друг без друга. Перефразируя известное выражение, можно сказать, что Ф.и. без науки истории пуста, а наука история без Ф.и. слепа.  Наука история и Ф.и. принципиально различаются в своих подходах к реальной истории. Историк стремится заниматься прошлым и только прошлым. Он не делает прогнозов и не заглядывает в будущее. Он рассматривает только имевший место ход событий и неодобрительно относится к мысленному эксперименту в истории, к анализу, наряду с реальным, также возможного хода событий («история не имеет сослагательного наклонения»).

27 стр., 13357 слов

Психологические аспекты преподавания в системе современного образования ...

... Аналогичная ситуация с информационным разрывом между субъектами познания. Острота проблемы объективности исторического образования подкрепляется политической борьбой вокруг советского ... Таким образом, индуктивно исследуются основные психологическо-методологические составляющие преподавания истории: познавательная деятельность, системно-деятельностный подход, модульное планирование и личностно ...

Историк смотрит в прошлое из настоящего, что определяет перспективу его видения. Хотя истории, написанной с «вневременной» или «надвременной» позиции, не существует, историк стремится максимально ограничить воздействие на свои суждения о прошлом не только своего будущего, но и своего настоящего. Т.зр. Ф.и. является более широкой. Выявляя определенные линии развития событий в прошлом, Ф.и. стремится продолжить их в будущее. Представления не только о настоящем, но и о будущем определяют общие рамки философ-ско-исторического рассуждения. Ф.и. рассматривает также являвшиеся возможными, но не осуществившиеся варианты исторического развития, хотя и относится к такой «истории мыслимых миров» с известной осторожностью. Как и история, Ф.и. исходит из настоящего, но оно существенно шире, чем настоящее историка. В частности, историк избегает вербализации своих представлений о настоящем, стремясь максимально отстраниться от него. Ф.и. открыто высказывается о настоящем как моменте между прошлым и будущим. Наука история, как говорят, ничему не учит, точнее, стремится не учить современников, усматривая в этом — и не без основания — один из залогов своей объективности. Ф.и., связывающая прошлое с будущим через настоящее, учит уже самим фактом установления такой связи.  Более широкий, чем у истории, кругозор Ф.и. таит в себе многие опасности и объясняет, почему она нередко вырождается в утопию, как это было у Платона, или в антиутопию, как у Ж.Ж. Руссо. Вместе с тем широта кругозора позволяет Ф.и., представляя основные линии развития человеческого общества, наметить ту точку их схода на горизонте, которая, не будучи видима сама, создает более широкую, чем у науки истории, перспективу исторического изображения и в большей мере упорядочивает реальное историческое пространство. Погружая исторические события в широкий контекст не только прошлой, но и настоящей и будущей культуры, Ф.и. очищает эти события от исторических случайностей, отделяет важное от второстепенного и, подчеркивая основные линии исторического развития, придает реальной истории недостающие ей ясность и схематичность. Конструкции Ф.и. всегда являются идеализациями, или образцами, но образцами, сопоставление с которыми реальных событий и их последовательностей позволяет яснее понять суть последних.  Хорошее представление о современной Ф.и. дают созданные в 20 в. концепции Ф.и. Тойнби, Сорокина и Ясперса. Теория цивилизаций Тойнби продолжает линию Шпенглера и является, можно сказать, классическим вариантом теории локальных цивилизаций. По Тойнби, история слагается из множества самостоятельных, слабо связанных друг с другом цивилизаций, каждая из которых проходит, подобно живому организму, путь от рождения до смерти. В числе этих цивилизаций егип., андская, кит., шумерская, эллинская, зап., православная христианская (в России), арабская, индуистская, вавилонская и др. «Число известных цивилизаций невелико. Нам удалось выделить только 21 цивилизацию, но можно предположить, что более детальный анализ вскроет значительно меньшее число полностью независимых цивилизаций — около десяти» (Тойнби).

5 стр., 2268 слов

Природные и общественно-исторические предпосылки возникновения ...

... образом, не является признаком всей живой материи, она возникает на определенном этапе исторического развития материи. С появлением психики возникает сигнальное, образное отображение действительности в виде идеальных ... не возникал: оно жило своей собственной жизнью, развивалось, продолжало явления природы и истории. Идеалисты утверждали, что сознание может быть понятым только из самого себя. В ...

Рост цивилизации состоит в прогрессивном и аккумулирующем внутреннем ее самоопределении или самовыражении, в переходе от более грубой к более тонкой религии и культуре. Позицию Тойнби можно охарактеризовать как культурологический плюрализм — убеждение, что человеческая история представляет собой совокупность дискретных единиц социальной организации. Каждая из них проходит свой уникальный путь и имеет своеобразную систему ценностей, вокруг которой складывается вся ее жизнь.  Сорокин выделяет три основных типа культуры, или мировосприятия, в истории человечества: идеационную, идеалистическую и чувственную. Эти типы можно назвать также «религиозным», «промежуточным» и «материалистическим». Основу религиозной культуры составляет представление о Боге как всепроникающей реальности, которой подчинено земное существование человека (напр., культура западноевропейского Средневековья).

Материалистическая культура основывается на противоположном принципе: реально существует только то, что поддается восприятию органами чувств. Промежуточная культура соединяет в себе элементы как религиозной, так и материалистической культур. Вся человеческая история истолковывается как смена этими тремя типами культур друг друга. В антич. Греции вначале господствовала религиозная культура, на смену ей пришла греко-римская материалистическая культура. Эта эпоха сменилась христианской религиозной культурой. Затем, после сравнительно непродолжительной промежуточной культуры, утвердилась материалистическая культура. Теперь эта культура находится уже в глубоком кризисе, предвещающем становление новой, более совершенной формы религиозной культуры. «Ночь переходной эпохи начинает спускаться на нас, с ее кошмарами, пугающими тенями, душераздирающими ужасами. За ее пределами различим, однако, рассвет новой великой идеационной культуры, приветствующей новое поколение — людей будущего» (Сорокин).  Основная тема Ф.и. Ясперса — тема единства мировой истории. Ясперс скептически относится к популярной в 1920—1930-е гг. теории культурных циклов и подчеркивает, что человеческая история имеет единые истоки и общую цель. Научно доказать это невозможно, единство истории может быть только предметом веры, но не религиозной, а филос. веры. Всю историю человечества Ясперс делит на доисторию, историю и мировую историю. Особую роль в фазе истории играет период, называемый Ясперсом осевым временем. В этот период между 800 и 200 гг. до н.э. произошел самый резкий поворот в истории, появился человек нового типа, сформировалась как бы ось мировой истории. Начало третьего периода, продолжающегося и сейчас, связано с возникновением науки и техники, внутренне и внешне революционизировавших мир. «Целостная концепция философии истории, которую мы пытаемся дать, направлена на то, чтобы осветить нашу собственную ситуацию в рамках мировой истории. Задача исторической концепции — способствовать осознанию современной эпохи» (Ясперс).  В последние два десятилетия оживились два старых предрассудка, касающихся Ф.и. Первый из них, реанимированный под влиянием постмодернистской моды, сводится к мысли, что филос. исследование истории не способно породить никаких общих идей, касающихся человеческой истории и тем более связных концепций исторического развития. Оно должно ограничиваться разрозненными деталями и мелочами. Др. предрассудком, сложившимся когда-то в недрах неокантианства, является утверждение, что одной из главных задач Ф.и. является изучение своеобразия исторического познания. Ф.и. истолковывается в результате как раздел теории познания. Первый предрассудок связан с разрушением грандиозных философско-исторических построений 19 в. и надеждой на то, что на смену филос. осмыслению истории вот-вот придет некая новая, более научная и более критическая теория развития общества. Однако надежда на создание теории общественной эволюции, не являющейся филос. и не вызывающей, подобно всем филос. концепциям, ожесточенных споров, является иллюзорной. Идея включить в число общих проблем Ф.и. и проблему своеобразия исторического познания, кажется приемлемой только на первый взгляд. Во-первых, если пойти по такому пути, придется для каждой из многочисленных социальных и гуманитарных наук создавать свою собственную «теорию познания» («теорию экономического познания», «теорию психологического познания» и т.п.).

Но таких теорий нет, и очевидно, что их никогда не будет. Есть лишь общая, хотя и весьма слабая пока, эпистемология социальных и гуманитарных наук. Во-вторых, наука история является одной из гуманитарных наук, и обсуждать проблемы исторического познания в отрыве от общего контекста гуманитарного и социального познания непродуктивно. Особая «теория исторического познания» неизбежно окажется набором поверхностных советов, как писать книги по истории, включая рекомендации, как трактовать антич. историю, историю зарождения капитализма и т.д. Обе указанные идеи не соответствуют реальной эволюции Ф.и. 20 в., которая не выдвинула никаких «критических научных теорий» и не проявила заметного интереса к своеобразию исторического познания.

Философия — Стр 2