Физиологические основы психической деятельности

Еще Чарльз Дарвин и Иван Михайлович Сеченов обратили внимание на то, что организм без внешней среды существовать не может. Поэтому Сеченов писал, что в определение организма должна входить и среда, влияющая на него. Этот же взгляд разделял и Иван Петрович Павлов. Он подчеркивал, что организм постоянно приспосабливается к среде при помощи нервной системы, «уравновешивает» ее влияние.

Механизмы приспособления организма к среде на разных уровнях эволюции различны. Так, на низших ступенях развития лишь непосредственное соприкосновение организма с пищей вызывает ее захват. На более высоких эволюционных уровнях животного мира отдельные признаки, сопутствующие пище, могут стать ее сигналами. А для человека такими сигналами, кроме всего прочего, могут быть слова.

Чтобы выжить, организму необходимо ориентироваться во внешней среде. В этом ему помогают нервная система и органы чувств.

Организм не может обойтись без пищи, потому что с ней поступают вещества и энергия, необходимые для его жизнедеятельности. Организм также не может обойтись и без информации об окружающей среде, так как ему непрерывно приходится искать пищу, воду и другие условия жизни, уходить от неблагоприятных факторов среды. Организм при помощи анализаторов непрерывно воспринимает и перерабатывает сигналы, поступающие из внешней среды. На один из них он отвечает немедленной реакцией, на другие ответ наступает позднее. Очевидно, принятые сигналы не только поступают в нервную систему, но и перерабатываются ею. Они сохраняются в нервной системе длительное время в виде каких-то «следов», которые в любой момент могут быть мобилизованы и использованы организмом в его деятельности.

В быту мы часто употребляем выражения «усвоилась пища», «усвоились знания», и это в какой-то мере правомерно. Если усвоенные элементы пищи становятся частью нашего тела, то усвоенные знания становятся частью нашего поведения. Они определяют характер и поступки человека, его жизнь в обществе.

Наша нервная система не только сохраняет знания, приобретенные в результате индивидуального опыта, но и использует опыт, накопленный нашими предками в виде безусловных рефлексов, доставшихся нам по наследству.

3 стр., 1347 слов

Презентация на тему: Психика и организм

... а) природное, связанное с саморегуляцией организма (непроизвольное); б) социально обусловленное, связанное ... , связанное с преодолением внутренних и внешних препятствий. Эмоции – своеобразное выражение ... психологический процесс с открытием «нового» знания на основе переработки полученной информации. Обобщение ... (способность осознанно адаптироваться к окружающей среде). Сумма данных (о чём думаем ...

Психофизиология ставит перед собой задачу изучить закономерности и механизмы работы мозга, благодаря которым осуществляется взаимодействие организма с внешней и внутренней средой.

Психофизиология — это междисциплинарная область знаний, занимающаяся конкретно-научным исследованием связи психики и мозга, нервной системы. В ней сосредоточены знания по психологии и физиологии нервной системы в той части, где исследуются нервные процессы, реализующие психические функции: ощущения, восприятие, память, внимание, мышление, речь, эмоции и т. д. Поэтому психофизиология — это отрасль психологии и одновременно область физиологии. Об этом говорит и название науки, составленного из корня «ПСИХО», означающее душевные переживания и «ФИЗИО», означающее телесные изменения, с которыми эти переживания связаны.

Одним из важных психофизиологических открытий явилось представление о том, что психика связана с работой мозга.

Алкмеон, древнегреческий врач из Кротоны в результате наблюдений и хирургических операций пришел к выводу, что мозг — это орган души. Он считал, что именно мозг поставляет душе ощущения слуха, зрения, обоняния, из них возникает память и представления, а из памяти и представлений, достигших прочности, рождаются знания.

Древнегреческий врач Гиппократ, которому принадлежит идея темперамента, также утверждал: «Человек должен в полной мере осознавать тот факт, что именно из мозга происходят наши ощущения. Мы мыслим мозгом и с его помощью можем видеть и слышать и способны различать уродство и красоту…».

Заметной вехой в развитии психофизиологических знаний явилась концепция рефлекса, которую предложил французский философ и врач Рене Декарт. У этой концепции было долгое и славное будущее. В идее рефлекса констатировалась нервно-мышечная связь между восприятием определенных чувственных сигналов и двигательным реагированием. Правда, рефлекторная связь не предполагала каких-либо психических явлений. Она была неодушевленной. Начиная с середины 19 века, идея рефлекса распространилась на все виды деятельности мозга.

19 стр., 9019 слов

Физиология промежуточного мозга. Психофизиология речи и мыслительной деятельности

Тема: Физиология промежуточного мозга. Психофизиология речи и мыслительной деятельности План Введение 1. Физиология промежуточного мозга 2. Гипоталамо-гипофизарная система 3. Психофизиология речи и мыслительной деятельности 4. Онтогенез ... , реакции на эти словесные раздражения выражаются тоже в словах; высшие нервные процессы происходят теперь главным образом во второй сигнальной системе. Если у ...

В России пропагандистом этой идеи был Иван Михайлович Сеченов, работа которого «Рефлексы головного мозга» опубликованная в 1866 году в общественно-политическом журнале «Современник» стала значительным событием в общественной и культурной жизни. Сеченов утверждал, что в основе психических процессов лежал процессы физиологические. И все психические процессы по способу происхождения являются рефлексами. В прошлом веке были получены очень важные результаты в исследовании органов чувств: слуха, зрения, кожной чувствительности. В результате долгое время физиология отождествлялась с физиологией органов чувств и ощущений.

Еще в первой половине 20 столетия термин «психофизиология» был достаточно неопределенным. В дальнейшем психофизиология стала развиваться по нескольким направлениям: физиология высшей нервной деятельности (Иван Петрович Павлов), рефлексология (Владимир Михайлович Бехтерев), физиологическая психология (Питер Милнер), нейропсихология (Александр Романович Лурия).

Физиология высшей нервной деятельности первоначально представляла собой учение об условных рефлексах, в настоящее время это раздел нейрофизиологии, который рассматривает закономерности нервных процессов, имеющих то или иное психическое и поведенческое проявление.

Физиологическая психология исследует преимущественно поведение животных при различных экспериментальных воздействиях на физиологические процессы. Например, для того, чтобы изучить функцию затылочной доли мозга исследователь может ее разрушить и после этого обнаружить у животного расстройство зрения. Или же для изучения эмоциональных реакций он вводит животному вещество, влияющее на механизм передачи электрохимического сигнала от нейрона к нейрону и прослеживает, как реагирует на это животное.

4 стр., 1660 слов

Влияние различных видов деятельности на психическое развитие детей дошкольного возраста.

... . Экзаменационные материалы по дисциплине «Психология» Влияние различных видов деятельности на психическое развитие детей дошкольного возраста. Содержание: Значение психологических знаний для ... первый уровень общего образования. Образовательные стандарты (ФГОС). Образовательная деятельность. Участники образовательного процесса. Практический вопрос: 1. Проанализируйте предложенную ситуацию и обоснуйте ...

Когда завоевала признание Дарвиновская теория происхождения человека, практика экспериментов над животными получила теоретическое оправдание. Психофизиолог часто обращается к данным, полученным в опытах над животными, но главный предмет его внимания — поведение человека в обычных условиях.

Нейропсихологию роднит с психофизиологией то обстоятельство, что для нее центральной является проблема «мозг как субстрат психических процессов». При этом речь идет и человеческом мозге и психической активности человека. Характерной особенностью нейропсихологии является то, что она изучает нейропсихологические синдромы, возникающие при поражении того или иного участка мозга. Глубокая тайна психологических процессов, лежащих в основе человеческого сознания и поведения, еще только начинает раскрываться.

Психофизиология как самостоятельная дисциплина сравнительно молодая. Ее повсеместное признание состоялось в 60-е годы 20 века. В 1964 году вышел первый номер журнала «Психофизиология» в издании американского общества психофизиологов. В мае 1982 года в Монреале состоялся Первый международный психофизиологический конгресс, на котором была создана Международная психофизиологическая ассоциация, которая в свою очередь учредила международный журнал психофизиологии.

Предмет и задачи психофизиологии.

Предметом психофизиологии являются:

— нейронные механизмы психических процессов, состояний и свойств личности;

— связи между психической активностью человека и физиологическими процессами.

Психофизиология изучает роль всех этих процессов организма в поведении и осознаваемых психических процессах. Сегодня в сферу интересов психофизиологии входит нейронные механизмы ощущений, восприятия, памяти и обучения, мышления и речи, эмоций, мотивации и сознания. Психофизиология занимается изучением индивидуальных различий между людьми.

2 стр., 553 слов

Блок мозга (Блок регуляции тонуса коры и состояний бодрствования).

... . шульте, счет, решение задач, ассоциативные ряды, раскладывание серии картинок.   Блок мозга (блок приема, хранения и переработки информации). 1. Обработка кинестетической информации — праксис ... праксис, кубики Кооса, зрительная память, понимание логико-грамматических конструкций.   блок мозга (Блок регуляции тонуса коры и состояний бодрствования). оценивается при выполнении всех ...

Психофизиологическая культура личности предполагает умение декодировать физиологические сигналы и видеть за ними переживания и намерения людей.

В наше время психофизиологические процессы при различных психических заболеваниях чаще всего изучаются с использованием полиграфа — электронного прибора, регистрирующего незначительные изменения электрических потенциалов.

Системный подход в психофизиологии.Мозг как система систем. Головной мозг представляет собой часть нервной системы, наиболее крупное сосредоточение нервных клеток, защищенное со всех сторон костями черепа и рядом мозговых оболочек. Вместе со стволом мозга и спинным мозгом он образует центральную нервную систему. Все остальное — нервные волокна, нервные узлы и сплетения, расположенные в разных участках тела и чувствительные нервные окончания, выполняющие функции рецепторов, образуют периферическую нервную систему. ЦНС связана с внешним миром через периферическую нервную систему, получая информацию о нем и осуществляя взаимодействие. Человек, не имея периферической слуховой системы, ничего не мог бы слышать, а периферической зрительной системы — видеть. Мозг принято называть субстратом психических процессов. Он представляет собой единое целое, состоящее из множества систем более специального назначения. Мозг является парным образованием, состоящим из двух полушарий, которые функционально нессиметричны. В большинстве случае левое полушарие обеспечивает речевые функции и абстрактное мышление, а правое полушарие связано с функциями образного, целостного моделирования реальности. Многочисленные данные свидетельствуют о роли коры больших полушарий в мозговой организации психических процессов. Признаком этого служит высокая степень дифференциации его строения и функций.

7 стр., 3041 слов

Физиология высшей нервной деятельности и сенсорных систем

... педагогики Кафедра ППР Контрольная работа «ФИЗИОЛОГИЯ ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СЕНСОРНЫХ СИСТЕМ» Выполнила: студентка гр. Симанова А.С. ... нейрон, направляющий отростки в кору головного мозга. Рис. 2. Блок-схема проводящих путей тактильной чувствительности Теории кожной ... и др.). Важное значение в познании механизмов деятельности головного мозга с давних времен имеют пороговые реакции, позволяющие ...

Александр Романович Лурия на основе нейропсихологических исследований предложил структурно-функциональную модель мозга как органа психической деятельности. Эта модель характеризует закономерности работы мозга как единого целого и является основой для объяснения его интегративной деятельности. Согласно данной модели весь мозг подразделяется на три структурно-функциональных блока: а) энергетический блок или регуляция уровня активности мозга, Б) блок приема, переработки и хранения приходящей извне информации и В) блок программирования, регуляции и контроля протекания психической деятельности. Каждая форма психической деятельности осуществляется при помощи всех трех блоков мозга.

Как известно, психическая деятельность имеет определенную структуру. Начинается с мотивов, намерений, замыслов, которые потом превращаются в определенную программу деятельности, включающую «образ результата» и представление о способах реализации программы. После чего, все продолжается при реализации программы с помощью определенных операций. Завершается деятельность фазой сличения результата с исходным «образом результата».

В случае несоответствия этих результатов, психическая деятельность продолжается до нужного результата. Эта структура может быть соотнесена с мозгом следующим образом.

На первичной стадии формирования мотива в любой сознательной деятельности принимает участие преимущественно первый блок мозга, обеспечивая оптимальный уровень активности мозга и избирательные формы активности, а также ответственен за эмоциональное «подкрепление» психической активности — переживание успеха-неуспеха.

Стадия формирования программ связана в большей степени с третьим блоком мозга также, как и стадия контроля за реализацией программы. Операциональная стадия деятельности осуществляется с помощью второго блока мозга.

Поражение любого из трех блоков отражается на психической деятельности, приводя к нарушению какого либо этапа реализации программы.

6 стр., 2794 слов

Адаптация— эффективное взаимо­действие организма со средой.

... эмоции и др.) процессы. Адаптация— эффективное взаимо­действие организма со средой. уровень социальной адаптации Социальная адаптация — ... состава преступлений, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности: занятие такой деятельностью без государственной регистрации юридического или физического ... расположены в здании и объединены в один блок. Допускается вход и выход через помещения ...

Блок приема, переработки и хранения информации.

Включает: зрительную, слуховую и кожно-кинестетическую системы корковые зоны которых расположены в задних отделах больших полушарий.

Этот блок обеспечивает модально-специфические процессы и интегративные формы переработки информации, необходимых для познавательных психических функций.

Модально-специфические пути проведения информации имеют несколько другую структуру, чем неспецифические пути. Они имеют особенную нейронную организацию и четкую избирательность в реагировании лишь на определенные раздражители. Этот блок мозга обладает определенной модальной специфичностью. Входящие в него структуры специализированы на приеме зрительной, слуховой и кинестетической информации. Это означает, что нейроны зрительной коры реагируют только на сигналы от органов зрения, органы слуховой коры только на сигналы, несущие слуховую информацию. В то же время отдельные области затылочной коры несут большое количество мультимодальных нейронов, которые реагируют на разные сигналы. Все три системы этого блока состоят из периферического и центрального отделов.

Центральный отдел включает в себя несколько уровней, последний из которых — кора больших полушарий.

Периферические отделы осуществляют анализ стимулов по их физическим качествам: интенсивности, частоте, длительности.

В коре задних отделов мозга выделяют: первичные, вторичные и третичные поля.

Функция первичных полей состоит в максимально тонком анализе физических параметров стимулов определенной модальности, причем клетки детектора этих полей реагируют только на свой стимул и не проявляют признака угасания реакции на повторение стимула.

Вторичные корковые поля осуществляют синтез раздражителей, объединение разных сенсорных зон, принимая непосредственное участие в обеспечении познавательной психической деятельности.

Третичные поля не имеют непосредственной связи с периферией и связаны лишь с корковыми зонами. С их участием осуществляются такие сложные виды деятельности, как символическая, интеллектуальная, речевая деятельность.

Блок регуляции тонуса и бодрствования

Этот блок является энергетическим и включает неспецифические структуры разных уровней: ретикулярную формацию ствола мозга, неспецифические структуры среднего мозга, лимбическую систему и медиобазальные отделы коры лобных и височных долей. Данный блок мозга регулирует два типа процессов активации: общие изменения уровня активности мозга и локальные избирательные изменения, необходимых для осуществления высших психических функций.

Первый тип процесса активации связан с длительными (тоническими) сдвигами в режиме работы мозга.

Второй тип активации — это преимущественно кратковременные локальные избирательные изменения в работе отдельных систем мозга.

Неспецифические структуры мозга подразделяются на восходящие, проводящие импульсы от периферии к центру, и нисходящие, отправляющие возбуждение от центра к периферии. Восходящие и нисходящие отделы включают в себя и активационные и тормозные пути.

Значение блока регуляции тонуса заключается в том, что он обеспечивает общий активационный фон, на котором разыгрываются все психические функции. Это имеет непосредственное отношение к процессам внимания, а также сознания в целом. Во-вторых, он поддерживает процессы памяти. Многочисленные наблюдения за больными с поражениями неспецифических структур головного мозга подтверждают влияние этих структур на запечатление, хранение и переработку информации разных модальностей. Причем высшие уровни связаны преимущественно с произвольными видами памяти. В-третьих блок осуществляет мотивационные процессы и состояния. Лимбические структуры мозга, входящие в этот блок, участвуют в регуляции прежде всего таких эмоций как страх, радость удовольствие, гнев, а также мотивационных процессов, связанных с различными потребностями организма. Это связано с тем, что блок регуляции тонуса и бодрствования воспринимает и перерабатывает информацию о состояниях внутри среды организма и регулирует эти состояния с помощью нейрогуморальных (биохимических) структур организма.

Блок программирования, регуляции и контроля деятельности

Человек не только пассивно реагирует на поступающие сигналы, он формирует планы и программы действий, контролирует их выполнение, сличая промежуточные результаты с исходными намерениями. Эти действия обеспечивают структуры блока программирования, контроля и регуляции протекания сложных видов деятельности. Системы данного блока расположены в передних отделах больших полушарий и включает моторные, премоторные и префронтальные области коры лобных долей мозга и занимает 24% площади больших полушарий. Здесь представлены функции все двигательных органов человеческого тела. Двигательный человечек Пенфилда. Этот человечек имеет непропорционально большие губы, рот, руки, но маленькие туловище и ноги в соответствии со степенью управляемости тех или иных групп мышц и их участием в деятельности.

В лобной коре выделяют моторную и немоторную области. Эти области имеют различное строение и функции. Моторная кора составляет ядерную зону двигательного анализатора и характеризуется хорошо развитым слоем моторных клеток пирамиды. Здесь находится знаменитая зона Брока, двигательные клетки которой управляют речевыми движениями. Таким образом лобные доли характеризуются большой сложностью строения и большим числом двусторонних связей с корковыми и подкорковыми структурами. Многочисленные корково-корковые и корково-подкорковые связи коры лобных долей мозга обеспечивают с одной стороны возможности переработки и интеграции самой различной информации, а с другой стороны осуществляют регуляцию различных процессов.

Анатомическое строение этого блока мозга обусловливает его ведущую роль в программировании и контроля протекания психических функций, в формировании замыслов и целей деятельности, в регуляции и контроле поведения.

Теория функциональных систем П. К. Анохина.Разработанная академиком Петром Кузьмичем Анохиным концепция функциональных систем представляет собой компактный способ описания нервных процессов в организме, взаимодействующих со средой. Исходным понятием концепции является понятие функции. Под функцией понимается процесс достижения организмом приспособительного результата во взаимодействии со средой.

Функциональная система — это совокупность взаимосвязанных физиологических процессов, ориентированных на выполнение определенной функции (акт дыхания, глотания, движения).

Каждая функциональная система, будучи до известной степени замкнутой, связана с периферическими органами, получает от них афферентные сигналы, которые направляют и корректируют ту или иную функцию.

Функциональная система является единицей интегративной деятельности организма, обеспечивая его саморегуляцию. Функциональная система избирательно привлекает структуры и процессы так, чтобы была выполнена заранее намеченная функция или форма поведения. Как бы ни сложилась функциональная система, она обязательно должна закончиться комбинированным возбуждением периферических органов, приспосабливающих организм к условиям существования.

Состав ЦНС не ограничивается центральными нервными структурами, которые естественно выполняют наиболее тонкую, интегрирующую роль в ее организации, придавая ей соответствующее биологическое качество. Эта интегрирующая роль непременно проявляется в закономерностях центрально-периферических отношений, благодаря которым рабочая периферия определяет и реализует качество функциональных систем, приспосабливающих организм к данной динамической системе.

Все функциональные системы принципиально общие характеристики: это конечный приспособительный эффект, специфический рецептор, воспринимающий этот эффект, обратная афферентация, поступающая в центр о приспособительном эффекте, центральные воспринимающие и исполнительные аппараты.

Полезный приспособительный результат является цен \тральным звеном в динамической организации любой функциональной системы. Функциональная система, обеспечивающая тот или иной приспособительный акт организма складывается в каждом случае в зависимости от внешней ситуации, исходного состояния организма и предшествующего опыта.

Для того, чтобы понять, каким же образом в центральной нервной системе формируется состояние, определяющее цель действия, необходимо рассмотреть механизмы центральной архитектуры функциональных систем организма.

Наиболее ответственной стадией является стадия афферентного синтеза. Нарушение гомеостаза ведет к возбуждению специальных рецепторов, которые направляют в центральную нервную систему потоки афферентных импульсов На это основе формируется мотивационное возбуждение.

Поскольку организм живет во внешней среде, то наряду с воздействиями со стороны внутренней среды, он подвергается внешним раздражениям. Поэтому возникшее под влиянием внутренней среды потребность взаимодействует на этой стадии с возбуждениями, обусловленные обстановочными раздражителями внешней среды. Далее возбуждение, обусловленное действием внешних и внутренних раздражителей, взаимодействует с механизмами памяти, т. е. прошлым опытом индивида по удовлетворению соответствующей потребности.

Для построения приспособительной деятельности, кора головного мозга должна выбрать из всех возбуждений, обусловленных внешними и внутренними раздражителями, наиболее важные для удовлетворения соответствующей потребности. На стадии афферентного синтеза решаются несколько вопросов: Что делать? (на основе сопоставления внешних и внутренних раздражителей), Как делать? (на основе памяти), Когда делать? (на основе действия специальных пусковых раздражителей).

Стадия афферентного синтеза заканчивается принятием решения. Здесь имеет место формирование цели действия. Этот процесс реализуется при помощи специального механизма, который в лаборатории Петра Кузьмича Анохина назван сначала «Акцептор действия», а затем акцептором результата действия.

Акцептор результатов действия возникает всякий раз, как только принимается решение к действию и формируется исполнительное действие. Акцептор результатов действия программирует результаты будущих действий. На основе врожденного и индивидуального опыта акцептор содержит в себе свойства внешних раздражителей, необходимых для удовлетворения соответствующих потребностей организма. Благодаря этому акцептор результатов действия оценивает поступающие в центральную нервную систему сигналы о результатах и параметрах совершенного действия, сравнивает их со свойствами раздражителя. Таким образом, акцептор результата действия является механизмом предвидения и оценки результатов деятельности. Предвидение результатов деятельности и свойств раздражителей, удовлетворяющих ту или иную потребность организма, является материальным процессом постановки цели к действию. Каждая цель претворяется в действие. Реализация целей также представляет собой сложный интегративный процесс, который избирательно объединяет комплекс исполнительных механизмов, в которых есть соматический и вегетативный компонент. В результате всех этих процессов формируется целенаправленное поведение, которое сопровождается вегетативными реакциями. Это поведение строится на основе постоянного оценивания организмом результатов совершенных действий и сравнение их со свойствами акцептора результатов действия. Результат любой деятельности организма, прежде всего, оценивается с той точки зрения, как он удовлетворяет исходную потребность организма.

Человеческая душа, или психика (от греч. Психе — душа), представляет исключительный по богатству содержания и разнообразию форм внутренний мир человека, как отражение внешнего мира.

Мы не только видим, слышим, чувствуем, осязаем, одним словом, ощущаем и воспринимаем различные явления внешнего мира, но и оцениваем их.

Таким образом, мы подошли к рассмотрению высшей формы человеческого отражения действительности, к сознанию, которое выражает отношение человека к окружающей среде. Это своеобразное объединение более простых форм отражения: восприятий, ощущений, представлений, понятий, чувств и действий, иначе говоря, такая обобщающая форма отражения действительности, в которой с наибольшей полнотой выражено то, что составляет специфику человека, коренным образом отличающую его от животных.

Сознание как свойство мозга

Все основные психические процессы (ощущения, восприятие, мышление, внешняя и внутренняя речь) неразрывно связаны с таким фундаментальным понятием психологии как сознание. Производные этого понятия — сверхсознание, интуиция, инсайт (озарение), сознательное, бессознательное, неосознаваемое и т. д. Не вдаваясь в детальное рассмотрение всех аспектов сознания, включая и научное определение этого слова, отметим, что сознание является интегральным понятием, отражающим одну очень важную сторону всех психических процессов — это четкое субъективное представление о конечных результатах происходящего.

В психофизиологии понятие «сознание» определяется по-разному. Часто оно определяется как непрерывно меняющаяся совокупность образов, предстающих перед субъектом и предвосхищающих его деятельность. Проблема сознания в психофизиологии имеет два аспекта. Первый аспект заключается в выявлении особенностей мозга человека, отличающих его от мозга животных. Выделено несколько параметров, по которым человеческий мозг превосходит мозг животного: общая величина поверхности коры больших полушарий, а в ней — новой коры — лобной, височной, нижнетеменной; степень упорядоченности нейронного строения коры; общее количество нервных элементов и контактов между ними (синапсов).

Особенно важен факт установления у человека специфических областей, связанных с речью и высшими функциями мышления. Правда, все эти количественные и качественные отличия еще ничего не говорят об особенностях процесса развертывания сознания в соответствующих мозговых структурах. И второй аспект проблемы сознания человека связан с той сложной картиной нервной активности, которая реализует данное состояние сознания. Сознание в этом аспекте рассматривается как определенное состояние бодрствующего мозга, определенный уровень его активности, динамической организованности, работоспособности.

Теории сознания. В психофизиологии понятие сознание используется по-разному.

1. П. В. Симонов говорит о том, что сознание представляет собой знание, которое в абстрактной форме может быть передано другим людям. Передача сведений от одного человека к другому происходит лишь путем абстракции, т. е. в виде знаков. Такой формой знакового общения является речь, формирующаяся в процессе общения. На основе общения возникает и сознание как высшая форма психики, свойственная только людям.

2. А. М. Иваницкий отмечает, что термином «сознание» обозначаются два понятия, которые различны по смыслу. В более элементарном значении сознание есть просто бодрствование с возможностью контакта с внешним миром и адекватной реакцией на происходящие события, т. е. то, что утрачивается во время сна и нарушается при некоторых болезнях. В этом же значении слово «сознание» иногда применяется и к животным. Вторая трактовка слова «сознание» означает высшее проявление психики, связанное с абстракцией, отделением себя от окружающей среды и с социальнаями контактами с другими людьми. В этом значении термин «сознание» применяется обычно только к человеку.

Виды сознания.

О бодрствующем нормальном человеке обычно говорят, что он находится в сознании. Это означает, что его мозг выполняет все психические процессы, присущие в состоянии бодрствования. В норме ясность и широта сознания соответствуют уровню бодрствования.С уровнем бодрствования связывают такую характеристику сознания как содержание сознания. Например, при возрастании уровня бодрствования содержание сознания становится все более насыщенным. В то же время при очень сильном эмоциональном напряжении, когда уровень бодрствования достигает наиболее высоких значений, содержание сознания начинает страдать, происходит его своеобразное «сужение».

Известный психолог Э.Б.Титченер выделял у бодрствующего здорового человека два слоя, или уровня сознания, из которых «верхний слой» относится к зоне ясного видения, а нижний — к зоне смутного видения.

При относительно низких уровнях бодрствования, например во сне, можно говорить лишь о частичном сознании, т. е. мозг не осознает в полной мере все, что происходит вокруг человека или внутри него. Именно поэтому сон предлагается квалифицировать какизмененное состояние сознания. Также гипнотическое и медитативное состояние рассматривают как особое состояние сознания.

Физиология сна. Человек всегда находится в состоянии бодрствования или сна. Только тратя 1/3 жизни на сон, человек сохраняет до глубокой старости физическую и умственную работоспособность. Естественный (физиологический) сон носит периодический характер. Некоторые животные, например, медведь, для своего длительного существования вынужден зимой погружаться в зимнюю спячку.

Длительность бодрствования и сна, характер их чередования на временной оси жизни — все это определяется механизмами мозга, которые по своему происхождению являются врожденными. Это дает основание рассматривать механизм, регулирующий смену сна и бодрствования как наиболее консервативный комплекс безусловных рефлексов, или инстинктов, тщательно охраняемый природой от различных воздействий, способных нарушить их.

Сон является еще одним важным периодом циркадного ритма, при котором реализуется важный для человека инстинкт — инстинкт сновидений, благодаря которому в своих «мыслях» во сне человек избавляется от мучающих его во время бодрствования внутренних проблем. Этот инстинкт можно рассматривать как чисто человеческое приобретение, которое появилось одновременно с сознанием.

Виды сна: У человека и многих животных периоды естественного сна и бодрствования приурочены к суточной смене дня и ночи. Как правило, взрослый человек спит один раз в сутки. Такой сон называется монофазный. Если же смена сна и бодрствования происходит несколько раз в сутки, сон называютдифазный(2 раза в сутки),полифазный(несколько раз, характерен для новорожденных).У ряда животных наблюдается также сезонный(зимняя или летняя спячка животных).

При нарушениях механизмов сна и бодрствования может развитьсяпатологическийсон. У одних людей это выражается появлением периодической спячки по типу сезонной спячки животных, у других сон затягивается на месяцы или годы (летаргический сон).

Также существуетгипнотический сон (будем говорить о нем позднее) и искусственный (наркотический, лекарственный) сон. Искусственный сон вызывается у человека и животных введением в организм барбитуратов, транквилизаторов и других снотворных веществ (лекарственный сон), эфира, хлороформа, закиси азота и других наркотических веществ (наркотический сон), воздействием слабого электрического тока на мозг (электронаркоз).

Фазы сна: 1) переходнаяпереход от состояния бодрствования ко сну. При этом преобладает альфа -ритм и появляются тета-и- дельта- ритмы — низкоамплитудные колебания. Продолжительность первой стадии 10−15 минут. Это период дремоты с полусонными мечтаниями.

2).

Парадоксальная.Величина рефлексов на сильные раздражители выше, чем на слабые. Появляются дельта- и- тета- ритмы (сонные веретёна), сознания нет. В промежутках человека можно разбудить.

3) Ультрапарадоксальнаянаблюдается реже, чем другие фазы. Заключается в том, что на отрицательные условные раздражители, обычно не вызывающие ответной реакции, возникает условная реакция, а на прочно выработанные, не возникает.

.После этих фаз наступает

4) фаза — торможения при которой отсутствует условнорефлекторная деятельность — глубокий сон. 2−4 фазы медленный сон. В это время разбудить человека трудно, при пробуждении в этой фазе он плохо ориентируется. Дельта сон преобладает в первую половину ночи. В это время возникают сновидения, возможны приступы лунатизма и ночные кошмары. На протяжении всех 4-х фаз все процессы замедлены.

5) фаза. Появляются быстрые колебания бета- ритмы. Это напоминает состояние бодрствования. Глазные яблоки совершают быстрые движения. Это фаза быстрогосна, это время сновидений. Сны хорошо запоминаются. В эту фазу происходит «вегетативная буря». Учащаются сердечные сокращения, учащается дыхание, повышается обмен веществ и т. д.

Каждый цикл длится 1−1,5 часа. В каждом последующем цикле глубина сна уменьшается. Мозг активен во время сна, хотя это активность другого рода, чем при бодрствовании, т.к. во время сна отключаются сенсорные системы.

Потребность в сне по мере взросления уменьшается. После 70 лет наблюдается невротическая бессонница — редуцированный медленный сон, нарушается цикличность сна. Если длительность ночного сна уменьшить на 1−1,5 часа, то это сказывается на состоянии бдительности днём.

Депривация — искусственное лишение сна. 96 часов депривации -приводит к смерти, хотя мировой рекорд — 284 часа, поставил 17-летний американский студент.

Явления летаргического сна и сомнамбулизма не нашли научного объяснения.

Функции сна. 1) Во время медленного сна происходят восстановительные процессы, рост.

2) происходит упорядочивание информации из блоков кратковременной памяти в долговременную, что снижает информационную перегруженность мозга.

3) Восстанавливает деятельность органов вегетативной и соматической н.с.

4) Быстрый сон выполняет роль «клапана выпускающего пар».

5) Творческое значение сна.

6) Фаза быстрого сна может быть использована в гипнопедии (обучение во сне).

Она эффективна только во время быстрого сна, что ограничивает возможность этого метода.

Человек, лишённый быстрого сна и возможности видеть сны, впадает в безумие, т.к. масса обрывочных мыслей накапливается и подавляет нужные мысли.

Решение проблем продолжается и во сне.

7) Диагностическое значение сна.

Нарушения сна: 1. Диссомния —нарушение засыпания и продолжительности сна.

2 Гиперсомния— сонливость, чрезмерная продолжительность сна.

3.Нарушение цикла сон— бодрствование и др. нарушения.

4. Инсомния— нарушение ночного сна.

5. Парасомния— нарушение связи со сном — снохождение, разговор во сне, скрежетание зубами (бруксизм), ночные кошмары, эпилептические припадки (используется медикаментозное регулирование).

Центры сна. Область среднего мозга, моста, продолговатого мозга, ретикулярной формации, гипокамп. По П.К. Анохину центры сна в течение бодрствования находятся под тормозящим влиянием коры, когда при утомлении коры импульсы прекращаются, центры сна активизируются.

При травмах головного мозга, а также при ряде других состояний, связанных с резко выраженной недостаточностью снабжения головного мозга кислородом и/или глюкозой возникает «потеря сознания», которая называется комой, или коматозным состоянием. Кома — это состояние глубокого нарушения сознания. Кома характеризуется угнетением функций ЦНС, нарушением регуляции жизненноважных центров в головном мозге. У находящегося в коме человека полностью отсутствуют реакции на внешние раздражители, заторможены все рефлексы, отсутствует двигательная активность, нарушено функционирование внутренних органов. Степень выраженности нарушений зависит от глубины комы:

1. Быстрая (в пределах 10−15 минут) нормализация мозгового кровообращения, снабжения кислородом и глюкозой до необходимых значений может сопровождаться полным или частичным восстановлением сознания.

2. Как особое состояние выделяется запредельная кома. Она представляет собой искусственное продление вегетативных функций организма после наступления «мозговой» смерти. Это продление достигается вентиляцией легких, медикаментозным стимулированием кровообращения. При этом полностью и необратимо нарушены все психические функции, а электроэнцефалограмма представлена ровной линией.

Физиологические основы сознания.

Механизм, лежащий в основе сознания, является итогом взаимодействия двух сигнальных систем — первой и второй. Для реализации сознания необходимо взаимодействие центров второй сигнальной системы, в частности центров речи, с центрами первой сигнальной системы. С этих позиций сознание в чистом виде является функцией левого полушария головного мозга. Входящая в мозг информация активирует ретикулярную формацию, неспецифические ядра таламуса, базальные ядра переднего мозга (хвостатое ядро), что вызывает локальную активацию проекционных зон коры. Если сигнал не несет важной для организма информации, то длительность активации не превышает 300 мс и осознания сигнала не происходит. Значимый же сигнал вызывает более продолжительную активацию коры больших полушарий, что приводит к его осознанию. Такое представление объясняет причину того, что огромное количество самой разнообразной информации, поступающей в наш мозг через различные рецепторы, не вызывает перегрузки сознания.

Сознание и межполушарная ассиметрия.

Еще в середине прошлого века известный психолог и психофизик Г. Фехнер рассматривал сознание как атрибут мозговых полушарий и полагал, что целостность мозга является существенным условием единства сознания. Одновременно Г. Фехнер полагал, что каждое полушарие вносит свой специфический вклад в этот процесс. Доказательством положения о том, что именно мозг в целом является носителем сознания, служат клинические наблюдения о том, что у правшей при поражении правого полушария чаще всего наблюдается нарушение сознания с явлениями утраты чувства реальности и собственной личности. Окружающий мир для них теряет свое значение. В некоторых случаях больные воспринимают только половину внешнего мира, причем расположенную справа от них, а левая половина воспринимаемого мира заменяется прошлыми воспоминаниями. При поражении левого полушария возникают иные состояния сознания с «провалами мыслей» или напротив, переживанием множества мыслей, мешающих друг другу. Нередки случаи кратковременного отключения сознания или так называемые сумеречные состояния сознания, при которых больной может сохранять психомоторную активность.

У левшей — другая картина. Особенности нарушения сознания не в такой степени зависят от стороны повреждения мозга. Преобладают многократно повторяемые галлюцинаторные феномены (зрительные, слуховые, осязательные и т. д.), которые почти равны силе реальных событий. Иногда у этих больных наблюдаются особые способности, например, видение кожей, восприятие того, что не находится в пределах достигаемости зрительного пространства и др. Все это позволило авторам утверждать, что сознание есть свойство пространственно-временной организации работы двух полушарий головного мозга, из которых правое полушарие адресуется к настоящему и прошлому опыту человека, а левое — к настоящему и будущему.

Согласно данным Р. Сперри, у больных с рассеченным мозгом психика оставалась в пределах нормы, но появились особенности в поведенческих реакциях. Например, когда больной эпилептик с «расщепленным» мозгом пытался одеваться, то правой рукой он застегивал пуговицы пижамы, одевал и шнуровал ботинки, в то время как его левая рука совершала противоположные действия — она расстегивала только что застегнутые правой рукой пуговицы пижамы, расшнуровывала и снимала ботинки. Поэтому больной для завершения одевания вынужден был привязывать левую «хулиганящую» руку брючным ремнем к туловищу. Второй пример: у больного с рассеченным мозгом при игре в шахматы (сам с собой) ходы правой рукой, управляемой левым полушарием, контролируются им, а ходы левой рукой, управляемой правым полушарием, не контролируются; при этом обычно партию выигрывает правая рука. Таким образом, у пациентов с рассеченным мозгом одновременно осуществляются две разнонаправленные поведенческие реакции: одна из них, производимая правой рукой и контролируемая левым полушарием, осуществляется сознательно, а вторая реакция, осуществляется левой рукой и контролируется правым полушарием, является бессознательной. Все эти опыты дают основание заключить, что у человека каждое полушарие головного мозга обладает своим индивидуальным способом переработки информации, своим способом формирования поведенческих реакций и своим собственным типом мышления. И в случае рассечения мозга и выключения правого полушария поведенческая реакция может быть откорректирована левым полушарием, то в случае выключения левого полушария поведенческая реакция становится неконтролируемой, т. е. бессознательной.

Одним из важных вопросов психофизиологии — это влияние на сознание человека.

Физиологические основы гипноза и медитации.

Термин «гипноз» (в переводе с греч. — сон) предложил английский хирург Джеймс Бред в 1843 году в книге «Нейрогипнология» для обозначения особого состояния человека, при котором человек способен выполнять любые приказания врача. Он рассматривал гипноз как разновидность сна.

Одно из теоретических обоснований гипноза было дано И. П. Павловым. Он рассматривал гипноз как частичный сон. По мнению Павлова, слабые раздражители, длительно действующие на корковые нейроны зрительного, слухового, тактильного анализаторов, вызывают утомление этих нейронов, что приводит к формированию очага торможения, который распространяется по коре больших полушарий, вызывая частичный сон. В эксперименте на животных или в клинических наблюдениях на людях условно-рефлекторным путем в головном мозге испытуемых создавали так называемый сторожевой центр, или очаг активного стойкого возбуждения, через который осуществлялся контакт с гипнотизером. Остальные зоны коры были заторможены. Активность сторожевого центра вполне достаточна для гипнотизера и пациента, однако, эта связь осуществляется на подсознательном уровне и недостаточна для осознания пациентом реальной ситуации.

Следует отметить, что, по-видимому, первые сведения о возможности перевода организма в состояние гипноза исходят от иезуитского ученого монаха Кирхера, который в 1646 году посредством резкого переворачивания курицы на спину вызывал у нее оцепенелость мышц, приведшую животное в состояние полной обездвиженности.

Современные представления о гипнозе.

Считается, что гипноз по своей сущности резко отличается от состояния ночного сна. Это не сон и не промежуточное состояние между сном и бодрствованием. С позиции современной теории сознания, гипноз — это особое состояние сознания, которое возникает под влиянием внушения и самовнушения. Оно обусловлено доминированием образных компонентов мышления (отвечает правое полушарие), что ведет за собой снижение функции левого полушария. При гипнозе появляется возможность влиять на неконтролируемые сознанием психические процессы и тем самым увеличивать объем памяти, изменять содержание сновидений, вызывать галлюцинаторные представления и т. п. Наконец, при гипнозе (или после него) повышается творческая активность. Все указанные проявления гипноза могут быть объяснены ограничением вербально-логических компонентов мышления и раскрепощением его образных компонентов. Такое объяснение подтверждается и тем, что существует очень большое сходство между принятием решения в состоянии гипноза и при патологии, связанной с расщеплением мозга. Этому представлению не противоречит и картина ЭЭГ, наблюдаемая при гипнозе: при вхождении пациента в состояние гипноза наблюдается сдвиг ЭЭГ- активация в правополушарном направлении. Это изменение указывает на то, что гипнотическое состояние — это особое состояние бодрствования, которое, скорее всего, обусловлено снижением функции левого полушария.

Стадии гипноза.

Гипноз характеризуется различной глубиной изменений в состоянии ВНД. В связи с этим предложено выделять различные стадии гипноза.

1. Стадия гипноидности, которая сопровождается легкой дремотой, мышечным и психическим расслаблением (релаксацией), миганием и закрыванием глаз, но при этом сохраняется способность к произвольным движениям. Иначе говоря, пациент может сознательно управлять своими движениями.

2. Стадия легкого транса: для нее характерна спонтанная, и внушаемая каталепсия (восковая гибкость) конечностей, те конечности могут длительное время находиться в необычном положении. На этой стадии происходит утрата возможности совершения произвольных движений.

3. Стадия среднего транса: при ней возникает амнезия и изменения личности; в этой стадии возможны простые гипнотические внушения.

4. Стадия глубокого транса: именно в эту стадию возможен сомнамбулизм (снохождение) и развивается максимальная способность к внушению, так как в эту стадию сохраняется способность слышать врача, в то время как остальные виды информации — зрительная, тактильная — не доходят до сознания. Иначе говоря, именно эта стадия является собственно гипнозом, т.к. при ней нарушается работа ассоциативных зон коры левого полушария, за счет которых в обычном бодрствующем состоянии сознание осуществляет оценку реальности происходящего, в том числе, как говорил Бехтерев, оно совершает «критику» речи. Все сказанное позволяет заключить, что гипноз — это такое состояние сознания, при котором существенно нарушается деятельность ассоциативных зон коры (левого полушария), в результате чего человеку можно вводить любые мысли без критики, а на их основе вырабатывать комплекс условных рефлексов.

Следует несколько подробнее остановиться на явлении кататонии и сомнамбулизма. У животных возможно достижение при гипнозе только стадии гипнотического сна и кататонии. Считается, что кататоническое состояние, при котором возникает необычайно высокий и необычайно резко выраженный тонус мышц, является генетически запрограммированной реакцией, вызываемой воздействием на организм различных раздражителей, способных привести к гибели организма. Т. е. кататония рассматривается как реакция на страх смерти. Ощущая невозможность спастись бегством от опасного для жизни раздражителя, например, при погоне хищника, животное переходит в состояние оцепенения, т. е. в состояние полной обездвиженности, имитируя смерть. Этим оно зачастую предотвращает нападение преследователя. В состояние кататонии можно перевести и человека под воздействием монотонных движений гипнотизера (пассы), его словесных приказов (раппорты).

В состоянии кататонии мышцы человека настолько повышают свой тонус, что тело его может быть положено на две подставки — под голову и под пятки — и в таком положении удерживаться довольно длительное время, неся на себе дополнительную нагрузку в виде различного рода значительных тяжестей, налагаемых на грудь и живот гипнотизируемого. В состояние кататонии может перевести себя и сам человек, используя приемы специальной тренировки по системе йоги. Такой человек по достижении кататонии, согласно учению йоги, вступает в наиболее тесную связь с высшими космическими силами, черпая от них необходимую для жизни энергию. Вот, например, как описывает Блаватская в своей книге «Из пещер и джунглей Индостана» фактиров, достигших состояния кататонии. «В пагоде … мы заметили трех совершенно голых и весьма древних факиров. Черные, сморщенные, худые как скелеты, с седыми, как лунь, шиньонами на головах, они сидели или, скорее, стояли в самых, как нам показалось, невероятных позах. Один из них, опираясь буквально одной правой ладонью в землю, стоял перпендикулярно вытянувшись головой вниз и ногами вверх: тело его было также неподвижно, как если бы вместо живого человека он был сухим деревянным сучком. Голова не касалась земли, но приподнималась немного вверх в самом ненормальном положении, закатывая глаза, таращила их прямо на солнце. Нас уверяли, что этот аскет проводит в подобной позе все дни своей жизни от полудня до солнечного заката. Мы провели с факиром ровно час и двадцать минут и во все это время факир не пошевелил ни одним мускулом».

Таким образом, состояние кататонии является, возможно, общим состоянием для человека и животных. В данное состояние могут быть переведены представители различных видов животных, стоящих на разных ступенях эволюции — насекомые, ракообразные, рыбы, рептилии, амфибии, млекопитающие и приматы — то есть животные, как обладающие корой полушарий головного мозга, так и целиком лишенные ее. В прямых опытах было показано, что крыс, предварительно лишенных коры головного мозга операционным путем, можно перевести в состояние кататонии значительно быстрее и легче, чем контрольных животных. С другой стороны, было показано, что при раздражении некоторых центров ретикулярной формации, обеспечивающей регуляцию тонуса мышц высших животных и человека, достигается более быстрое формирование кататонии. Отсюда можно сделать вывод о том, что кора головного мозга не играет главенствующей роли при формировании кататонии — своеобразной стадии гипнотического состояния.

Исходя из имеющихся экспериментальных данных, ряд авторов объясняет развитие кататонии прекращением восприятия мозгом проприоцептивной импульсации, что увеличивает приток к мышцам эфферентных сигналов.

Стадия сомнамбулии может быть достигнута только у человека. В этот период находящийся под гипнозом человек отчетливо различает и оценивает словесные установки гипнотизера. Посредством этих установок можно навязать испытуемому любое действие, которое, однако, не должно восприниматься им как действие аморальное. Сроки выполнения навязанного установкой действия могут быть отодвинуты во времени на месяцы и даже на годы, но многочисленные наблюдения над людьми в состоянии сомнамбулии показывают, что данные действия обязательно будут осуществлены. В состоянии сомнамбулии из недр памяти испытуемого может быть извлечена очень обширная и детальная информация о событиях далекого прошлого. Типичный пример: получение информации от 60-летнего каменщика обо всех трещинах в кирпичах, которые он укладывал в стены построенных им домов. В состоянии сомнамбулии человек по установке точно осуществляет реакции, характерные для давно прошедшего детства. Очень интересно наблюдать за взрослыми людьми, когда на установку гипнотизера о необходимости написать что-то, характерное для 5−7-летнего ребенка, испытуемые заявляют, что они либо не умеют писать вообще, так как еще не ходили в школу, либо же чертят на бумаге сугубо детские каракули. Имеются данные, что посредством гипнотической установки можно у человека вызвать рефлекторные реакции, относящиеся к периоду грудного возраста.

Ввиду того, что формирование поведенческих реакций гипнотизируемого возникает под влиянием словесных приказов гипнотизера, становится совершенно очевидным, что в формировании стадии сомнамбулизма решающую роль играют нейроны височной и лобной долей левого полушария головного мозга, входящие в состав центров Вернике и Брока как центров, обеспечивающих понимание смысла словесных сигналов и моторику членораздельной речи вообще. Но, естественно, возникает вопрос — почему слово гипнотизера приобретает характер безусловности исполнения? Почему гипнотизируемый, находясь после сеанса гипноза во вполне сознательном состоянии, совершает тем не менее, в урочный, определенный установкой час, навязанное ему действие или поступок? Отвечая на эти вопросы, мы должны остановиться на различиях в воздействиях словом и материальными факторами внешней среды на организм человека.

По И. П. Павлову, обладающее смыслом слово является специфическим раздражителем второй сигнальной системы действительности, достигающей наибольшей степени выраженности только у человека. Слово, являясь абстракцией от реального раздражителя внешней среды, обладает способностью к построению абстракций все возрастающего порядка и, в то же время, способностью к формированию общностей. Каждый человек, говорящий на этом же языке, способен к самостоятельному вызову условного рефлекса на любое слово. Отсюда, вследствие создания общности, словесный раздражитель воздействует на кору головного мозга значительно сильнее, чем отдельный материальный фактор внешнего мира, создавая в коре очень большой доминантный очаг возбуждения, подчиняющий все очаги, все нервные центры, деятельность которых направлена на осуществление менее значимых поведенческих реакций. Достичь же подобного, необычайно резко выраженного уровня доминантности нервного центра от словесной установки помогает уже отмеченное раньше торможение путей обратной афферентации во время стадии кататонии.

Психофизиологические основы познавательной деятельности

Психофизиология сенсорных систем. Физиологические процессы, связанные с особенностями восприятия.

Основным вопросом в науке о мозге, поставленном еще в глубокой древности, является вопрос о том, как физические явления вне мозга, а затем физические явления внутри мозга рождают сознательные ощущения, образ реальности.

Иван Петрович Павлов задавал этот же вопрос: Каким образом материя мозга производит субъективные явления? Многие ученые прошлого: Рене Декарт, Джон Локк, Константин Дмитриевич Ушинский, Эрнст Геккель и другие считали этот вопрос принципиально неразрешимым. Немало психофизиологов и сегодня настроены в этом отношении скептически. Питер Милнер, например, акцентирует внимание только на механизмах, связывающих активность рецепторов с реакциями, которые она вызывает.

Сенсорной системой принято называть комплекс мозговых структур различных уровней (кокковых и подкорковых), нервов, рецепторов и органов чувств, которые обеспечивают мозг информацией, связывая его с внешней и внутренней средой организма. Для обозначения отдельных сенсорных систем служит понятие «модальность»: кинестетическая, зрительная, слуховая и т. д.

С возрастанием сложности нервной системы происходит соответствующее усиление взаимодействия между сенсорными модальностями. У высших животных двигательная система получает информацию от всех сенсорных систем.

В совокупность физиологических процессов, развертывающихся в сенсорных системах, обеспечивающих процесс восприятия, входит:

1. формирование нервного сигнала, несущего сырую информацию об объекте, и его распространение от его рецепторной области к центру нервной системы;

2. безусловно-рефлекторная и условно-рефлекторная регуляция органов восприятия, их установка на воспринимаемый объект;

3. обработка, анализ и обобщение нервного сигнала по мере его продвижения к центру;

4. Эмоциональная оценка сенсорного сигнала, придание ему эмоциональной окраски, а также формирование эмоций и включение мотивационной системы;

5. Взаимодействие сигнала данной модальности с сигналами других модальностей об одном и том же объекте.

6. Взаимодействие сенсорной информации с сигналами памяти.

7. категоризация сенсорной информации (отнесение полученной информации к той или иной категории), на этой основе осознание, формирование сознательного образа.

8. Переключение сенсорной информации на двигательную систему.

Обработка информации в сенсорных системах подчиняется некоторым принципам:

1. Принцип специфических нейронов заключается в указании на существование специализированных нейронов на различных этажах сенсорной системы, которые возбуждаются только в ответ на поступающие сигналы определенной конфигурации.

2. Принцип поэтажного обобщения информации: чем выше уровень сенсорной системы, тем более обработана информация. Чем ближе информация к центру, тем больше она обобщена.

3. Принцип многоканальности сенсорной системы. Согласно этому принципу модальность информации определяется теми областями коры, куда она приходит. Любые сигналы, пришедшие в зрительную кору интерпретируются как зрительные.

Структура и функции анализатора

Анализатор в сенсорной системе имеет вертикальное многоуровневое строение. Каждый уровень представлен определенной совокупностью нейронов. Чем выше уровень сенсорной системы, тем больше здесь нейронов.

В ходе передачи возбуждения от нижних уровней к верхним информация обобщается и структурируется. В центре, на высшем уровне наступает процесс осознания, формирование образа ощущений или восприятия. Основание анализатора — это воспринимающая поверхность или рецептор. Вершина — тот уровень, где процесс обработки нервных импульсов завершается и начинается процесс использования полученной информации в поведении или иных формах познавательной деятельности.

Между основанием и вершиной может быть несколько промежуточных уровней обработки сенсорной информации. Главные из них — центры спинного или продолговатого мозга, таламус и другие подкорковые структуры. В центре сенсорной системы обработкой информации занимаются три зоны коры головного мозга: первичная, вторичная и третичная. Нейроны первичной или проекционной коры обладают высокой специфичностью. Для каждого нейрона существует свой раздражитель, который вызывает максимальное возбуждение данного нейрона, максимальную частоту разряда. Такой раздражитель называется адекватным.

Нейроны вторичных (гностических) зон не имеют выраженной специфичности. Здесь много ассоциативных нейронов — нейроны с короткими аксонами. Поступающие возбуждения здесь могут комбинироваться, объединяться в ансамбли соответственно предметной характеристике внешнего мира.

Познавательная деятельность, как известно, опирается на деятельность многих сенсорных систем. Эту работу осуществляют нейроны третичных зон. Эти зоны расположены на границе затылочной и височной и задне-теменного отдела коры. Третичная зона соответствует переходу от непосредственного наглядного синтеза к уровню символических процессов, где осуществляется оперирование значениями слов, сложными логическими структурами, таким образом, имеет место переход он наглядного восприятия к отвлеченному мышлению и памяти.

Важнейшей частью анализатора являются рецепторы. Единичный рецептор — это микроскопическое телесное образование, преобразующее энергию внешнего раздражения в форму рецепторного потенциала. Рецептор — это посредник между внешней средой и нервной системой. Рецепторы собирают информацию как из внешней среды, так и из внутренней среды организма. Рецепторы по характеру возбуждения делят на две группы: механорецепторы и хеморецепторы. Механорецепторы — это чувствительная клетка, которая возбуждается при изменении ее формы в следствии давления или изгибания. Хеморецептор возбуждается в связи с определенными химическими процессами. Хеморецепторами являются: обонятельные, вкусовые, внутримозговые, зрительные, температурные. Рецепторы специализируются соответственно органам чувств: зрительные, вкусовые и т. д. А также внутри данной модальности: одни рецепторы реагируют на красный цвет, другие — на зеленый, одни на кислое, другие — на сладкое. Количество рецепторов в разных сенсорных системах различное. Больше всего их в зрительной системе — 250 миллионов в обоих глазах, в том числе около 10 миллионов рецепторов цвета (колбочек).

Слуховая система обладает 60 тысячами рецепторов, по 30 тысяч на каждое ухо.

Обонятельных рецепторов — около 60 миллионов.

Вкусовых у человека — около 10 тысяч рецепторов.

Кожная чувствительность обеспечивается различными рецепторами в следующих количествах:

  • Прикосновение — 14−120 рецепторов на кв.см.
  • Тепло — 0,4 — 1 рецептор на кв.см.
  • Холод — 6−13 рецепторов на кв.см.
  • Боль — 44−203 рецептора на кв.см.

Процессы, обеспечивающие внимание

Как известно, познавательная деятельность характеризуется избирательностью, сосредоточенностью на одних объектах и отключением от других. Это свойство познания называется вниманием.

Внимание — это направленность и сосредоточенность психической деятельности на определенном объекте или объектах, которые обеспечивают более эффективное восприятие приоритетной информации. Внимание можно рассматривать как наиболее активное состояние бодрствования. Внимание не имеет собственного продукта или своего особого содержания, так как оно отражает процесс познавательной деятельности.

Внимание характеризуется определенными физиологическими показателями. Его динамика сопровождается изменениями в сердечной деятельности, сужением периферических сосудов, кожно-гальванической реакцией, десинхронизацией или депрессией альфа-ритмов и другими показателями.

Одна из первых гипотез внимания принадлежало Алексею Алексеевичу Ухтомскому и была связана с его учением о доминантных очагах возбуждения в головном мозге, которые не только подавляют очаги с меньшей интенсивностью возбуждения, но и усиливаются за их счет, что и позволяет познавательным процессам концентрироваться на избранном предмете и виде деятельности.

В 50−60-е годы 20 века существовали сравнительно простые представления о процессах, обеспечивающих избирательную направленность психических процессов, т. е. внимания. Так, одно из первых представлений было сформулировано Д. Е. Бродбентом (1958) в его теории фильтра. Автор полагал, что нервная система работает как коммуникационный канал, на входе которого осуществляется фильтрация сенсорной информации, т. е. выбирается только необходимая (желаемая) в данный момент времени информация. Характер такой избирательности определяется свойствами самих событий, состоянием организма, а также физическими признаками сенсорного стимула. Невостребованная информация, согласно автору, поступает в блок кратковременного хранения, находящийся перед фильтром. При изменении ситуации она может быть использована после предварительной фильтрации.

Другая модель (А. Трейсман, 1964) предполагает, что весь поток информации поступает через множество параллельных каналов на фильтр, который селективно усиливает сигналы одного какого-либо канала и ослабляет сигналы всех других каналов. Все сигналы проходят через логический анализатор, представленный нейронами, активность каждого из которых связана с определенным словом, составляющим словарь индивида, и приводит к осознанию субъектом слов. Эти нейроны активизируются неослабленными сигналами, а некоторые из них с достаточно низким порогом чувствительности могут быть активированы и ослабленными сигналами.

Во всех этих моделях предполагалось, что «фильтрация» сенсорной информации происходит на этапах переключения путей, т. е. в релейных ядрах. Однако в последующем было доказано, что сенсорные сигналы при отсутствии внимания все же достигают высших корковых центров. Следовательно, выбор наиболее важной информации, т. е. формирование внимания, происходит именно в коре на основе имеющихся здесь механизмов внимания.

Одной из признанных концепций, объясняющих этот процесс «селективной фильтрации», является «нервная модель стимула», предложенная Е. Н. Соколовым еще в 1979 году.

Концепция Е. Н. Соколова.

Эта концепция базируется на представлении о том, что основу непроизвольного внимания составляет безусловный ориентировочный рефлекс. Этот рефлекс открыл и подробно изучил И. П. Павлов. Он описал его как комплекс двигательных реакций, который возникал на неожиданное появление нового стимула с целью его наилучшего восприятия. При этом собака поворачивала голову, глаза, настораживала уши в направлении нового раздражителя, а ее условнорефлекторная деятельность тормозилась. В лаборатории Соколова было установлено, что у животных и человека при реализации ориентировочного рефлекса в условиях многократного повторения стимулов наблюдается многокомпонентная реакция активации. В частности на ЭЭГ имеет место блокада альфа-ритмов, усиление бета- и гамма- колебаний, что сопровождается увеличение возбудимости, реактивности нейронов коры головного мозга. Вегетативные компоненты рефлекса — это расширение зрачков, увеличение кожной проводимости, снижение частоты сердечных сокращений, изменение дыхания, увеличение дыхательной аритмии, расширение сосудов головы и сужение сосудов рук. В моторной сфере ориентировочный рефлекс представлен поворотом головы, движением глаз, настораживанием ушей в направлении нового стимула и увеличением мышечного тонуса, обеспечивающего повышенную готовность к моторным реакциям. Под влиянием данного рефлекса сенсорная чувствительность анализаторов увеличивается, что получило название сенсорного компонента ориентировочного рефлекса. В целом, все это указывает на то, что ориентировочный рефлекс обеспечивает лучшее восприятие вызвавшего его стимула и готовность быстро реагировать, если того требует ситуация.

Е. Н. Соколов выявил две формы проявления ориентировочного рефлекса — генерализованную и локальную.

Первоначально новый стимул вызывает генерализованный рефлекс (это обусловлено активацией ретикулярной формации) и активизирует всю кору. Однако после 10−15 применений стимула генерализованный рефлекс угасает и на этом фоне наблюдается локальный ориентировочный рефлекс. Он более устойчив к угашению и требует 30 и более применений стимула. Его наличие связывают с активацией неспецифического таламуса. При локальном рефлексе реакция ЭЭГ — активации сохраняется в сенсорной коре, соответствующей модальности повторяемого раздражителя. При длительном повторении стимула возникает полное угашение ориентировочного рефлекса.

Для объяснения угашения Е. Н. Соколов предположил, что в процессе повторения стимула без специального подкрепления в мозге формируется его нейрональная или нервная модель. Это многомерная модель, фиксирующая все параметры сенсорного стимула, все его признаки — от простого до сложного, в том числе его интентенсивность, а также биологическую значимость. Мозг замечает малейшее отклонение от параметров повторяющегося стимула благодаря его сравнению с моделью, хранящейся в памяти (изменение интенсивности, длительности, цвета, формы, частоты и т. д.).

Ориентировочный рефлекс возникает в тех случаях, когда обнаруживается рассогласованность между действующим стимулом и сформированным следом, т. е. «нервной моделью». Если действующий стимул и нервный след, оставленный предшествующим раздражителем, идентичны, то ориентировочный рефлекс не возникает. Если же они не совпадают, то рефлекс возникает и оказывается до известной степени тем сильнее, чем больше различаются предшествующий и новый раздражители. Таким образом, новизна стимула и является инициатором ориентировочного рефлекса, в результате которого происходит активация структур, причастных к формированию отбора сенсорной информации.

Следует, однако, подчеркнуть, что для появления ориентировочного рефлекса важно не только различие в физической силе сенсорного сигнала, но и биологическая значимость этого различия — нередко более выраженную реакцию рассогласования могут вызвать ничтожные изменения ситуации, если они прямо адресованы к основным потребностям человека. Иначе говоря, высоко значимый стимул может вызвать мощную ориентировочную реакцию, имея небольшую физическую интенсивность. Таким образом, ориентировочный рефлекс возникает не на любой новый стимул, а только на такой, который предварительно оценивается как биологически значимый. В противном случае ориентировочные рефлексы возникали бы непрерывно, так как новые раздражители действуют на нас постоянно.

Ориентировочный рефлекс лежит в основе ориентировочной деятельности.

Ориентировочная деятельность — это обследование окружающих предметов с целью формирования образа того пространства, в котором осуществляется предметное действие. Ориентировочная деятельность является звеном в организации поведения. Она состоит в определении положения организма и личности в системе пространственно-временных координат — физических и социальных. Ее психофизиологической основой служит комплекс целенаправленных реакций в ответ на неожиданные изменения условий или на новый раздражитель. Существенной составляющей ориентировочной деятельности является опережающее отражение реальности. В число механизмов ориентировочной деятельности как раз и входит ориентировочный рефлекс. Ориентировочный рефлекс является одной из важнейших реакций организма.

Ориентировочная реакция возникает не на сам стимул как таковой, она является (как мы уже говорили) результатом сличения стимула со следом, оставленным в нервной системе предшествующими раздражителями. Если предъявленный стимул и след, оставленный в нервной системе предшествующими раздражениями, совпадают, то ориентировочной реакции не возникает. А если стимул не совпадает со следом предшествующих раздражителей, то ориентировочная реакция возникает. Форма следа, оставленного в нервной системе, в результате повторения раздражителя, фиксирует параметры сигнала. Это значит, что нервная система путем изменения своих элементов строит модель внешнего стимула. Модель внешнего стимула, построенная в результате изменения элементов нервной системы, называют нервной моделью стимула. Нервная модель стимула является фильтром в структуре ориентировочного поведения.

Итак, мы рассмотрели основные теории, объясняющие возникновение внимания.

Расстройства внимания.

Наиболее мягкие случаи расстройства внимания — это повышенная отвлекаемость, быстрое прекращение активной, направленной деятельности, легкое всплывание побочных ассоциаций. Закон силы, по которому сильные раздражители вызывают сильные, а слабые — слабые реакции, нарушается: разные по интенсивности разражители вызывают одинаково слабые реакции. Привыкание к новому раздражителю также претерпевают грубые изменения. Все эти признаки первичного нарушения внимания могут в той или иной степени компенсироваться речевой инструкцией, т. е. включением высших уровней структуры внимания. Однако, эта компенсация имеет лишь временный характер и избирательность быстро теряется. Тем не менее, сохранность высших произвольных форм внимания при нарушении его элементарных форм является одним из важных признаков, характеризующих разные формы внимания.

Особую роль в организации внимания играют лобные доли головного мозга. Они участвуют в торможении реакций на побочные раздражители и в сохранении направленного поведения. Невозможность сосредоточиться на инструкции и затормозить реакции на побочные раздражители становится видна и при клинических наблюдениях над больными с массивными поражениями лобных долей головного мозга. Обычно такие больные начинают выполнять предложенные им задания, но первая же помеха вызывает у них непроизвольное отключение. Эта повышенная отвлекаемость больных с поражением лобных долей становится источником глубоких нарушений его целенаправленного поведения.

Воля.

Когда человек принимает решение и собирается его реализовать, т. е. добиться желаемого успеха, то ему нужно для этого совершить действие. Однако часто совершение такого действия сопряжено с различного рода препятствиями. Порой они бывают настолько сильны, что преодолеть их невозможно. Иногда эти препятствия ничтожны, пустяковые. Но во всех этих случаях нужен специальный механизм, позволяющий осознать препятствия и преодолеть их. Такой механизм существует в мозге, а его внешним проявлением является особый психический процесс, получивший название «воля». Существуют различные определения этого важнейшего компонента человеческой психики:

1. воля — это регулирующая сторона сознания, благодаря которой человек способен совершать преднамеренные действия, преодолевая при этом различные трудности, препятствия;

2. Воля — это пусковой и тормозной процесс, направленный на достижение цели;

3. воля — это осознанный контроль поведения

4. воля — это процесс, благодаря которому происходит стабилизация поведения, направленного на удовлетворение доминирующей потребности;

5. воля — это процесс осознания необходимости достижения цели, несмотря на препятствия. Навязывание своей воли другому человеку называется внушением.

По мнению И. П. Павлова, физиологической основой воли является «рефлекс свободы», или «рефлекс сопротивления». Этот врожденный рефлекс представляет собой реализацию потребности преодоления препятствий, в том числе преодоления других мотиваций. Современная физиология предполагает, что лобная кора совместно с гипоталамусом является тем субстратом, который осуществляет контроль поведения, т. е. волю. Именно взаимодействие этих двух структур приводит к стабилизации поведения, направленного на удовлетворение доминирующей потребности. При повреждении этих структур наблюдается безволие.

Среди таких понятий ВНД как потребность, мотивация, действие, цель, положительные и отрицательные эмоции, подкрепление понятие «воля» занимает важное место, так как за счет воли потребность порождает мотивацию; одновременно за счет воли реализуется действие, направленное на удовлетворение потребности. Возникающие при достижении цели положительные эмоции служат своеобразной наградой, или подкреплением, для волевого механизма. Отрицательные эмоции, возникающие при отсутствии видимого достижения цели, также служат стимулом для реализации волевого усилия, так как они повышают психическую, вегетативную и соматическую активность.

Воля представляет собой условнорефлекторный процесс, сформированный на базе безусловного рефлекса свободы. Очевидно, что существует множество образовавшихся в онтогенезе условных рефлексов, составляющих сущность контроля поведения. Например, человек может обладать огромной волей в достижении трудовых успехов и быть почти безвольным в обыденной жизни. Подкрепление в виде положительных эмоций, вероятно, играет исключительно важную роль в формировании рефлекса воли.

С этой точки зрения, как и любые другие условные рефлексы, рефлексы контроля поведения проходят стадию генерализации, стадию специализации и стадию автоматизации; тем самым формируются волевые умения и навыки. Внешнее и внутреннее торможение играет важную роль в реализации рефлексов контроля поведения.

Волевой процесс отражается следующими положительными и отрицательными (при отсутствии воли) качествами личности:

  1. целеустремленность или слабоволие,
  2. настойчивость и упорство или упрямство и негативизма,
  3. решительность и смелость или нерешительность, трусость,
  4. инициативность и самостоятельность или безинициативность, зависимость,
  5. выдержка и самообладание или невыдержанность, вспыльчивость
  6. дисциплинированность или разболтанность,

При явной патологии наблюдается абулия, или апраксия, т. е. отсутствие побуждения к действию.

Память

Память следует рассматривать как непременный атрибут жизни. Жизнь не могла бы возникнуть и развиваться на Земле, если бы живое не обладало способностью запоминать свою собственную структуру и воспроизводить подобные структуры в будущих поколениях, не могло бы, накапливая, храня и используя опыт, адаптироваться к изменяющимся условиям среды. Память определяет собой всю деятельность человека, что было понято очень давно. Так, у древних греков наиболее почитаемой богиней была Мнемосина — богиня памяти. Древние прекрасно осознавали, что никакая деятельность человека не может быть осуществлена без памяти, и они в своих мифах распространили влияние Мнемосины на все сферы деятельности вольного человека, сделав ее матерью нескольких муз, каждая из которых была покровительницей определенной формы науки или искусства.

Физиологические механизмы памяти.

Вопрос о механизмах, лежащих в основе процесса памяти, является одним из основных в психофизиологии.

Выделение структурных образований мозга, участвующих в хранении и воспроизведении энграмм (следов памяти) — одна из сложнейших задач в области разработки проблемы памяти. Известный исследователь Карл Лешли один из первых попытался с помощью хирургического вмешательства в мозг дать ответ о пространственном расположении памяти — по аналогии с речевыми, моторными или сенсорными зонами. К. Лешли обучал разных животных решать определенную задачу. Потом он удалял у животного один за другим различные участки коры — в поисках места расположения энграмм (следов памяти).

Однако независимо от того, какое количество корковой ткани было удалено, найти то специфическое место, где хранятся энграммы, Карлу Лешли не удалось. Свою классическую статью он закончил выводом о том, что память одновременно находится в мозгу везде и нигде. Впоследствии этим фактам было найдено объяснение. Оказалось, что в процессах памяти участвуют не только кора, но многие подкорковые образования и, кроме того, следы памяти широко представлены в коре и при этом многократно дублируются.

В настоящее время считается, что механизмы памяти реализуются с участием различных структур коры больших полушарий, включая лобные и височные доли. В процессах запоминания и воспроизведения принимают участие гиппокамп, гипоталамус и другие структуры лимбической системы. Важную роль играет ретикулярная формация ствола мозга как активатор коры больших полушарий. Повреждение этих структур, как правило, отражается на процессах памяти.

Существует множество гипотез и концепций, которые можно разделить на две большие группы. Первая группа рассматривает механизмы памяти в рамках представлений о временной организации процессов запоминания. Вторая группа теорий исходит из представлений о наличии активной и пассивной памяти и о существовании нейронных кодов памяти.

Концепция о временной организации памяти.

Концепция временной организации памяти предполагает, что в начале в иконической памяти на основе деятельности анализаторов возникают сенсорные следы (зрительный, слуховой, тактильный и т. д.), которые составляют содержание сенсорной памяти. На втором этапе, т. е. на этапе краткосрочной памяти сенсорная информация направляется в высшие отделы головного мозга. В корковых зонах, а также в гиппокампе и лимбической системе происходит анализ, сортировка и переработка сигналов с целью выделения из них новой для организма информации. Есть данные, что гиппокамп совместно с медиальной частью височной доли играет особую роль в процессе консолидации следов памяти, выполняет роль селективного входного фильтра. Он классифицирует все сигналы и отбрасывает случайные, способствуя оптимальной организации сенсорных следов в долговременной памяти. Он участвует также в извлечении следов из долговременной памяти под влиянием мотивационного возбуждения. Роль височной области предположительно состоит в том, что она устанавливает связь с местами хранения следов памяти в других отделах мозга, в первую очередь в коре больших полушарий. Другими словами, она отвечает за реорганизацию нервных сетей в процессе усвоения новых знаний. Когда реорганизация закончена, височная область в дальнейшем процессе хранения участия не принимает. На третьем этапе следовые процессы переходят в устойчивые структуры долговременной памяти. Перевод информации из кратковременной памяти в долговременную, по некоторым предположениям, может происходить как во время бодрствования, так и во сне.

Таким образом, в рамках концепции о временной организации памяти общая схема процессов, лежащих в основе памяти, может быть представлена следующим образом:

  1. восприятие и запечатление сигнала в сенсорной памяти;
  2. передача энграммы по нейронным сетям в кратковременную память,
  3. перевод энграммы в долгосрочную память на хранение с помощью химической модификации нейронных сетей;
  4. хранение энграммы;
  5. воспроизведение энграммы (по мере необходимости или спонтанно);
  6. стирание энграммы.

Рассмотрим подробнее сведения об иконической (сенсорной), краткосрочной и долгосрочной памяти.

Иконическая (сенсорная) память. Мгновенная (иконическая) память заключается в образовании мгновенного отпечатка действующего стимула в рецепторной структуре. Этот отпечаток (энграмма внешнего стимула) отличается высокой информативностью, полнотой признаков и свойств (отсюда и название «иконическая память», т. е. четко проработанное в деталях изображение) действующего сигнала. Для такого отпечатка характерна высокая скорость угасания — если он не подкрепляется, не усиливается повторным или продолжающимся стимулом, то сохраняется в пределах всего 100−400 мс (однако по некоторым данным этот процесс может продолжаться до 4 секунд).

Продолжительность и выраженность этих следовых потенциалов определяется силой действующего стимула, функциональным состоянием, чувствительностью и лабильностью воспринимающих мембран рецепторных структур. Стирание следа памяти происходит за 100−150 мс. По своей сущности сенсорная память представляет прямолинейно направленный процесс в виде продвижения сформированных потенциалов действия на центральную нервную систему по афферентным нервным стволам. Отсюда понятно, что сенсорная память как электрический процесс может подавляться некоторыми ядами, блокирующими передачу нервной импульсации через синапсы, может блокироваться механическими повреждением проводящих путей.

Объем сенсорной памяти определяется пропускной способностью и лабильностью рецепторных структур и нервных стволов афферентных путей. С учетом того, что воспринимаемый сигнал может оцениваться различными рецепторными образованиями (одновременное восприятие световых и звуковых волн, характеристик запаха и т. п.), считают, что емкость сенсорной памяти практически безгранична.

Полагают, что возможность извлечения информации из сенсорной памяти приближается к нулю.

Биологическое значение иконической памяти заключается в обеспечении анализаторных структур мозга возможностью выделения отдельных признаков и свойств сенсорного сигнала, распознавания образов. Иконическая память хранит в себе не только информацию, необходимую для четкого представления о сенсорных сигналах, поступающих в течение долей секунды, но и содержит несравненно больший объем информации, что может быть использовано и реально используется на последующих этапах восприятия, фиксации и воспроизведения сигналов. Ряд исследователей считает, что за период нахождения информации в сенсорной памяти происходит оценка биологического значения и новизны информации мозговыми структурами. Ненужная информация стирается, а значимая — переходит в кратковременную память.

Кратковременная память.

Это память на только что минувшие события; с помощью этого вида памяти обеспечивается выполнение текущих поведенческих и мыслительных операций. За счет этого вида памяти информация удерживается в мозговых структурах в пределах 0,5 часа; при необходимости либо переходит в долговременную память, либо забывается. Кратковременная память, таким образом, является своеобразным буфером, через который проходит вся информация, длительно хранящаяся в мозгу. Извлечение информации из кратковременной памяти обычно происходит без затруднений.

Считается, что кратковременная память связана с деятельностью лобных долей и гиппокампа. При удалении гиппокампа человек становится неспособным к запоминанию чего-либо нового. В основе краткосрочной памяти лежит повторная многократная циркуляция импульсных разрядов по круговым замкнутым цепям нервных клеток лобной доли коры. Возникающая при механической или электрической травме мозга ретроградная амнезия, т. е. невозможность воспроизведения событий, имевших место в пределах 15−30 минут до травмы, рассматривается как доказательство правильности представлений и многократной циркуляции нервных импульсов как основе кратковременной памяти.

Многократная циркуляция нервных импульсов осуществляется следующим образом. В структурах мозга существуют замкнутые нейронные цепи. Это обусловлено тем, что аксоны нейронов соприкасаются не только с дендритами других нейронов, но могут и возвращаться обратно к телу своей же клетки. Благодаря такой структуре нервных контактов появляется возможность циркуляции нервного импульса по постепенно затухающим кругам возбуждения разной сложности. В результате возникающий в клетке разряд возвращается к ней либо сразу, либо через промежуточную цепь нейронов и поддерживает в ней возбуждение. Эти стойкие круги, совершающиеся нервным импульсом не выходят за пределы определенной совокупности нервных клеток и рассматриваются как физиологический субстрат сохранения энграмм. Именно в этом круге возбуждения происходит переход из кратковременной памяти в долговременную.

Таким образом, при прохождении этого круга одни нервные клетки мозга воспринимают сведения о раздражителе, другие — управляют ответными реакциями, а промежуточные, или вставочные нейроны, находящиеся между ними, обрабатывают всю информацию. В результате многократного прохождения импульсов по кольцевым структурам в них постепенно образуются стойкие изменения, закладывающие основу последующего формирования долгосрочной памяти.

Показано, что длительность циркуляции зависит от биологической важности и новизны информации: новая и важная информация быстрее переходит в долгосрочную память, и для этого требуется меньше времени на циркуляцию (примерно 15 минут).

Емкость кратковременной памяти невелика. Эббингауз первым показал, что при кратковременном (1 минута) предъявлении зрительных или слуховых стимулов в кратковременной памяти может находиться 7+2 бит информации (сейчас этот показатель известен как число Миллера).

Мы запоминаем и можем относительно легко воспроизвести 7 предъявленных нам логически несвязанных между собой слов, цифр, семантических понятий. Но неоднократно подтверждаемая многими исследователями такая емкость кратковременной памяти не позволяет объяснить факты оперирования отдельными людьми огромным числом бит информации в небольших промежутках времени.

Долговременная память.

Долгосрочная память — это память на события, которые происходят и происходили в жизни человека. В этой памяти хранится все без исключения — образы, события, знания, умения, навыки. Долгосрочная память является основным видом памяти человека, благодаря которой он может существовать как индивидуум. Долгосрочная память — основа условнорефлекторной деятельности. Успешность освоения учебного материала определяется объемом долгосрочной памяти и способностью к воспроизведению информации, хранящейся в этом виде памяти.

Изучение физиологических механизмов, лежащих в основе долгосрочной памяти, главным образом, проводилось на примерах образования и закрепления условных рефлексов. Новые исследования показывают, что феномен долговременной памяти шире, а механизмы, включающие условнорефлекторные процессы, разнообразнее и сложнее.

В любом случае, для долгосрочной памяти характерны такие этапы как:

  1. формирование энграммы, т. е. фиксация информации,
  2. сортировка и выделение новой информации,
  3. долговременное хранение значимой для организма информации,
  4. воспроизведение информации по мере необходимости (произвольная память) или случайно (непроизвольная память).

Концепция А. Н. Лебедева о нейронных кодах памяти.

Понятие о кодах.

Как известно, кириллица состоит из 33 букв, таблица Менделеева содержит чуть больше 100 различных атомов и т. д. Какое количество «букв» и «слогов» содержится в нейронном коде памяти, а также сам характер этих кодовых значений — вопрос, который сегодня интенсивно изучается. Теоретической базой поиска нейронных кодов памяти является представление о том, что все психические процессы реализуются не за счет работы отдельных нейронов, а за счет функционирования нейронных ансамблей.

Согласно концепции Лебедева, каждому приобретенному образу памяти (слову, предмету, явлению и т. п.) соответствует свой нейронный ансамбль. Нейроны ансамбля, хранящие один образ, активизируются согласованно и циклически. Колебания клеточных потенциалов, связанные с импульсацией нейронов, создают повторяющийся узор биопотенциалов. Каждому образу соответствует свой собственный узор.

Число нейронов в каждом ансамбле варьирует. Чем больше нейронов вовлекается в ритмы какого-то ансамбля, тем выше вероятность осознания соответствующего образа. Минимальное количество нейронов, обеспечивающее устойчивость ансамбля, составляет 100−300 клеток. В отношении максимального числа нейронов в ансамбле — вопрос пока открыт: не исключено, что это величина составляет тысячу нейронов, или десятки или даже сотни тысяч нейронов. Указанные количественные характеристики клеточного состава нейронного ансамбля, вероятно, зависят от индивидуальных особенностей человека. Нейроны одного ансамбля не обязательно размещаются рядом: часть нейронов любого ансамбля располагается в ретикулярной формации ствола и промежуточного мозга, другие нейроны размещаются в коре, в ее первичных, вторичных и третичных зонах.

Некоторые нейроны ансамбля могут «замолкать» или включаться в работу другого ансамбля, другого образа. При этом ансамбль может не только приобретать нейроны (повторение), но и терять их (забывание).

В процессе кодирования информации или ее актуализации (воспроизведения) в активное состояние вовлекаются все «буквы» нейронного кода, т. е. все группы нейронного ансамбля.

Объем долговременной памяти, согласно концепции А. Н. Лебедева, определяется длиной кодовых цепочек, т. е. общим суммарным числом отдельных нейронных ансамблей, которые могут последовательно вовлекаться в процесс памяти. Это число — огромно, и в то же время оно зависит от индивидуальных особенностей человека.

Представления о системах управления и регуляции памяти.

Существует два вида памяти — непроизвольная и произвольная (в первом случае запоминание и воспроизведение происходит без усилий, во втором — в результате осознанной мнестической деятельности).

Косвенно это свидетельствует о наличии системы управления мнестическими процессами, а также о том, что эти процессы имеют разное мозговое обеспечение.

Считается, что система управления и регуляции памяти в головном мозге включает неспецифические и специфические компоненты. При этом выделяются два уровня регуляции:

1. неспецифический (общемозговой) — сюда относят ретикулярную формацию, гипоталамус, неспецифический таламус, гиппокамп и лобную кору,

2. модально-специфический (локальный), связанный с деятельностью анализаторных систем.

По современным представлениям, неспецифический уровень регуляции участвует в обеспечении практически всех видов памяти. Из клиники очаговых поражений мозга известно, что существуют так называемые модально-неспецифические расстройства памяти, когда ослабление или утрата функций памяти не зависит от характера стимула. Они возникают при поражении глубоких структур мозга, ретикулярной формации ствола, диэнцефальной области, лимбической системы, гиппокампа. В случае поражения гиппокампа возникает известное заболевание — корсаковский синдром, при котором больной при сравнительной сохранности следов долговременной памяти утрачивает память на текущие события.

Установлено также, что при активации ретикулярной формации формирование энграмм происходит эффективнее, а при снижении уровня активации, напротив, ухудшается как непроизвольное, так и произвольное запоминание любого нового материала, независимо от его сложности и эмоциональной значимости. Наряду с этим улучшение кратковременной памяти (увеличение объема при предъявлении информации в быстром темпе) может наблюдаться при электрической стимуляции таламокортикальной системы. В то же время при разрушении ряда областей таламуса возникают затруднения в усвоении новой информации или сохранении заученной ранее. В обеспечении произвольного запоминания ведущую роль играют лобные доли коры, особенно левой лобной доли.

Таким образом, система регуляции памяти имеет иерархическое строение и полное обеспечение функций и процессов памяти возможно лишь при условии функционирования всех ее звеньев.

Нарушения памяти.

Когда в кинофильмах люди, потерявшие память, приходят в себя на больничной койке, они, как правило, ничего не помнят о своей прошлой жизни. Такое представление о ситуации, строго говоря, неверно. Амнезия может принимать разные формы, но утрата всех воспоминаний если и встречается, то в очень редких случаях. Различают нарушение памяти на текущие события (фиксационная амнезия, при алкоголизме, при нарушениях функций гиппокампа), нарушение памяти на бывшие события (ретроградная, антероградная, антероретроградная амнезии) и общее нарушение памяти (прогрессирующая амнезия).

У больных, страдающих эпилепсией, наблюдается потеря памяти, однако, воспоминания о событиях, происшедших за три года до проведения у них оперативного лечения эпилепсии, не нарушаются. Например, описан случай у больного Н. М., у которого она проявлялась в нарушении перевода информации из кратковременной памяти в долгосрочную. Больной был не в состоянии запомнить новые факты, но вполне мог освоить выполнение различных действий. Его ретроградная амнезия — результат хирургической операции, при которой у него была удалена большая часть обоих гиппокампов и миндалин.

Другой известный случай амнезии описан у больного Н.А., получившего проникающее ранение мозга во время фехтовального поединка. Долговременная память на события, предшествовавшие несчастному случаю, у данного больного также не была затронута. Амнезия у него проявлялась в неспособности к усвоению нового материала, особенно вербального, т. е. фиксационная амнезия. К примеру, Н.А. быстро забывал списки слов или логическую прозу, но в то же время он легче запоминал человеческие лица и места в окружающем пространстве. При ранении у него было повреждено левое ядро таламуса — очень небольшой участок мозга.

Амнезия также встречается у больных с синдромом Корсакова. Это болезнь хронических алкоголиков, которые часто подолгу обходятся без еды. Она возникает в результате нехватки витамина В1 (тиамина) и обычно прогрессирует. Больные с корсаковским синдромомне только испытывают трудности при усвоении нового материала, но и страдают амнезией на те события, которые происходили в их жизни до развития патологического процесса.

Мышление.

Мышление — один из важнейших компонентов познавательной деятельности, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности, это высшая форма психической деятельности, благодаря которой отражается сущность, взаимосвязи и отношения. Мышление выходит за рамки чувственного познания, т. е. ощущения и восприятия и осуществляется на уровне сознательного (преимущественно с помощью слова как простейшего способа обобщения) и бессознательного. В основе мышления лежит процесс образования элементарных или сложных ассоциаций.

Выделяют элементарное (конкретное) мышление и абстрактное мышление. Элементарное мышление — это свойственная животным форма отражения внешнего мира, представляющая собой мышление в действии и проявляющаяся в целесообразном адекватном поведении, направленном на удовлетворение потребностей. Физиологическую основу элементарного, конкретного мышления составляет первая сигнальная система. Абстрактное мышление — это отвлеченно-понятийное мышление, свойственное только для человека. Оно развивается в связи со становлением речи и связанной с этим функцией отвлечения и обобщения. Центральным для абстрактного мышления является функциональное употребление слова или знака в качестве средства для расчленения и выделения признаков, их абстрагирования и нового синтеза, в результате чего образуется понятие и на его основе — обобщение.

Физиологические основы мышления.

С точки зрения физиологии, мышление — это создание элементарных или сложных ассоциаций, это процесс оперирования символическими единицами (признаками — в левом полушарии, образами — в правом).

Считается, что символические единицы (признаки, образы) формируются в задних отделах коры (ассоциативные зоны), а оперирование ими осуществляется в передних отделах коры. Уровень развития мышления зависит как от богатства и разнообразия признаков и образов, так и от скорости оперирования ими.

С этих позиций, мышление (т.е. создание признаков и образов, оперирование символическими единицами) можно рассматривать как условнорефлекторный процесс, реализуемый с участием второй сигнальной системы в соответствии с общими закономерностями условнорефлекторной деятельности.

Касаясь современных представлений о мозговых процессах, лежащих в основе мышления, следует отметить, что в целом проблема физиологических основ мыслительной деятельности разработана еще недостаточно глубоко. До настоящего времени не существует общепризнанных концепций, объясняющих сущность протекающих событий в коре больших полушарий в процессе мышления. В то же время накоплены результаты многочисленных эмпирических исследований, в том числе полученных при регистрации динамики физических показателей в ходе умственной деятельности.

При умственной деятельности происходит перестройка всех основных ритмов ЭЭГ — от дельта до бета. У взрослых выраженность бета-ритма при решении стереотипных умственных заданий снижается, а при решении задач, содержащих элемент новизны, возрастает, особенно в левом полушарии при успешном решении вербальных тестов на зрительно-пространственные отношения.

Наиболее существенные изменения ЭЭГ при умственной деятельности касаются пространственно-временных характеристик ЭЭГ — в этом случае резко увеличивается число участков коры, корреляционная связь между которыми по различным составляющим ЭЭГ имеет высокую статистическую значимость. Однако картина возникающих межзональных отношений зависит от характера задачи и способа ее решения. Так, при решении вербальных задач возрастает степень синхронизации биопотенциалов в лобных и центральных отделах левого полушария, в то время как при решении арифметических задач дополнительно возникает фокус активации в теменно-затылочных отделах. При выполнении легкого по алгоритму действия возрастает степень синхронизации в задних отделах левого полушария, а при трудном алгоритмическом действии фокус активации перемещается в передние зоны левого полушария. При решении одной и той же математической задачи разными способами фокусы активации располагаются в разных участках коры: при использовании арифметического способа — в правой префронтальной и левой теменно-височной, а при использовании пространственного метода — сначала в передних, а затем в задних отделах правого полушария. При стандартном решении задачи преимущественно преобладает активность левого полушария, а при нестандартном — активность правого полушария (особенно лобных отделов).

Расстройства мышления.

Важным для понимания физиологической основы мыслительной деятельности являются данные клиники, которые свидетельствуют о наличии широкого спектра вариантов нарушения мышления, что указывает на достаточно высокую «ранимость» этой высшей психической функции мозга человека. Иногда эти расстройства мимолетны, они могут наблюдаться у психически здоровых людей. Но могут быть стойкими и отражать определенную патологию ВНД. К патологическим видам мышления относят ускоренное, замедленное и задержанное мышление, разорванное мышление, бессвязное мышление, инертное, аутистическое, резонерское, символическое, паралогическое, фабулирующее мышление (в основе которого лежат вымышленные факты).

Кроме того, к расстройствам мышления относятся навязчивые мысли, сверхценные идеи, бред. Приведенные варианты расстройств мышления наблюдаются при шизофрении («расщепление» мышления), маниакально-депрессивном психозе, эпилепсии, реактивном психозе.

При недоразвитии коры больших полушарий наблюдается олигофрения (малоумие, слабоумие), т. е. умственная отсталость. Наиболее глубокая степень олигофрении (глубокая умственная отсталость) — идиотия. При выраженной форме идиотии мышление и речь почти не развиты: больные произносят лишь нечленораздельные звуки и, как правило, не понимают смысла обращенной к ним речи. Имбецильность — средняя степень слабоумия, при которой речь и мышление развиты больше, чем при идиотии: больные способна составлять несложные фразы, но они не способны обучаться даже во вспомогательных школах. Дебильность — легкая степень слабоумия; у таких людей уровень развития речи относительно высок, но словарный запас очень беден. В связи с наличием хорошо развитой механической памяти, люди с легкой степенью слабоумия способны к обучению во вспомогательных школах и могут овладеть несложными трудовыми операциями. Причинами олигофрении являются генетические нарушения (например, болезнь Дауна), а также дефекты внутриутробного развития, обусловленные вирусной инфекцией, воздействием токсических веществ, радиации.

Речь.

Основное отличие человека от животных — наличие речи. Человек дал себе много определений, это: человек разумный (homosapiens), человек игривый, даже если речь идёт о труде (H.ludeus), (H/ socialis) — человек общественный, и это определение больше соответствует сути, т. к. человек не может развиваться вне общества. (H.culturalis) — человек культурный, выделившись из животного мира, создаёт культурные ценности, нечто такое, что сохраняется, развивается и передаётся из поколения в поколение. Она является основой для развития речи устной и письменной, а также интеллекта. Речь настолько характерна для человека, что правильнее было бы назвать его как — человек говорящий. Этим подчёркивается различие между ВНД человека и животных.

Две сигнальные системы действительности.

Животное воспринимает окружающий мир в результате воздействия на него материальных факторов (раздражителей).

На основе этих воздействий у животных формируются условные или безусловные рефлексы. Совокупность этих конкретных сигналов внешнего мира И. П. Павлов предложил назвать первой сигнальной системой действительности. Систему нейронов мозга, воспринимающих эти сигналы и формирующих ответные реакции на них, он рассматривал в качестве материальной основы первой сигнальной системы. Итак, первая сигнальная система — это совокупность нейронов коры больших полушарий, принимающих участие в обработке всех конкретных сенсорных сигналов внешней и внутренней среды. Сами эти сигналы можно назвать сигналами первой сигнальной системы. Анализ сенсорных сигналов в этой системе — это процессы первой сигнальной системы. В первой сигнальной системе все формы поведения, включая способы и средства взаимного общения, базируются исключительно на непосредственном восприятии действительности и реакции в ответ на непосредственные раздражители. Также первая сигнальная система обеспечивает формы конкретно-чувственного отражения.

Человек воспринимает внешний мир также, как и животные — на основе деятельности первой сигнальной системы. Но помимо этого, человек воспринимает его и на основе деятельности второй сигнальной системы, специфическим раздражителем которой является слово с заложенным в нем смыслом, которое обозначает предметы и явления окружающего мира. Под второй сигнальной системой И.П. Павлов понимал совокупность словесных раздражителей, а также нервные процессы, возникающие в больших полушариях головного мозга в результате сигнализации окружающего мира речевыми обозначениями предметов и явлений природы, раздражающими органы чувств. В предлагаемой трактовке, вторая сигнальная система — это совокупность нейронов, участвующих в восприятии слова.

Для животного слово представляет собой набор звуковых волн и является раздражителем первой сигнальной системы, на который можно выработать условный рефлекс. Однако, слово для животного не несет смысловой нагрузки. Например, если выработать условный слюноотделительный рефлекс у собаки и человека на звонок и должным образом закрепить его, а затем звучание звонка заменить словом «звонок», то у человека слюноотделение произойдет, а у собаки нет. Для человека звучание звонка и слово «звонок» одинаковы в качестве условных раздражителей. Для собаки слово «звонок» — набор звуковых волн.

У человека слова приобретают смысл в результате возникновения прочной связи в коре больших полушарий между центрами возбуждения, возникающими под воздействием конкретных сигналов окружающего мира, и центрами возбуждения, возникающими на слова. Т.о. слова приобретают смысл на основе механизма установления условно-рефлекторных связей в коре больших полушарий головного мозга. В результате образования таких связей слова могут заменить конкретные раздражители окружающей среды, становясь их символами.

Считается, что первая и вторая сигнальные системы функционируют в полном взаимодействии. Так, если мы, как уже говорили, выработали условный рефлекс на звучание звонка, то при замене этого сигнала на слово «звонок» рефлекс сразу же, при первом предъявлении слова будет воспроизводиться. Это означает, что имеет место переход из первой сигнальной системы во вторую и обратно.

Физиологические основы речи.

Речь основана на работе различных механизмов, среди которых можно условно выделить мозговые и периферические. К мозговым относят собственно систему речи, или вербальную систему, благодаря которой реализуется суть речевого процесса. Именно работа этой системы до настоящего времени представляет наименее разработанную область физиологии высшей нервной деятельности. Кроме того, к мозговым механизмам следует отнести и сенсорные системы, прежде всего слуховую, зрительную, тактильную и двигательную, с помощью которых происходит опознание и порождение речевых сигналов.

К периферическим механизмам относят периферические системы обеспечения внешней, в том числе устной и письменной речи. Устная речь — это сложнейший физиологический акт, при котором за счет артикуляции и фонации произносятся в определенной последовательности звуки — фонемы, слова и предложения, несущие в себе соответствующий смысл. Произношение отдельных звуков, т. е. артикуляция, и озвучивание слов, т. е. фонация, осуществляется благодаря согласованной деятельности мышц языка, губ, мягкого неба, глотки, гортани дыхательной мускулатуры. Все это составляет речедвигательный аппарат, обеспечивающий звуковую организацию речи.

Среди систем, участвующих в фонации, выделяют три основные. Среди них:

1. энергетическая система дыхательных органов, необходимая для возникновения звука (легкие и главная дыхательная мышца — диафрагма);

2. генераторная система — звуковые вибраторы, при колебании которых образуются звуковые волны (голосовые связки гортани, а также щели и затворы, получающиеся во рту при артикуляции);

3. резонаторная система (носоглотка, гортань, грудная клетка).

Артикуляция — это совместная работа органов речи, регулируемая речевыми зонами коры и подкорковыми образованиями.

Письменная речь обеспечивается работой двигательного аппарата, в том числе мышц кисти ведущей руки.

Во всех случаях управление периферическим аппаратом речи осуществляется благодаря работе вербальной мозговой системы.

Внутренняя речь. Выделяется три иерархически организованных уровня внутренней речи.

1. первый уровень связан с механизмами действия и владения отдельными словами, обозначающими события и явления внешнего мира.

2. Второй уровень — это образование множественных связей между базовыми элементами и материализованной лексикой языка.

3. Третий уровень — это динамический уровень, который «оживляет», индивидуализирует и придает динамичность вербальной сети.

Мозговые центры речи.

Выполнение речевых движений регулируется специализированными центрами, расположенными в коре больших полушарий; они получили название центров речи. Эти центры не только планируют и реализуют внешнюю и внутреннюю речь, но и обеспечивают хранение речевых образов, звуковых и письменных символов, благодаря чему люди накапливают опыт и могут узнавать и понимать обращенную к ним устную и письменную речь, а также анализировать собственную речь.

Выделение специализированных структур коры и подкорковых образований, ответственных за способность произносить и понимать речь, основана на клинических данных, полученных во время операций на головном мозге. В частности, широкую известность получили исследования У. Пенфилда. Вл время операций на открытом мозге, которые иногда выполняются под местной анестезией, У. Пенфилд с помощью слабых токов раздражал речевые зоны коры, в том числе центры Брока и Вернике, и получал изменения речевой активности пациентов. Благодаря работам Пенфилда и других исследователей было установлено, что с помощью электростимуляции можно выделить все зоны и участки коры, включающиеся в выполнение той или иной речевой задачи. В целом, сегодня нет оснований сомневаться в наличии центров речи, в том числе моторного центра речи Брока, сенсорного центра речи Вернике, которые относят к центральному органу речи, а также центра письма, центра заученных движений, оптического центра речи и центров речевой памяти.

Центр Брока находится в лобной области у основания нижней, или третьей лобной извилины. Часто его называют речедвигательным центром. Кроме того, в лобной доле находятся центры движения губ и языка, а также центры письма. При поражении этих центров (афазия Брока) собственная речь нарушается, а понимание чужой речи сохраняется почти полностью. Больные с такой афазией осознают большую часть своих речевых ошибок. Они могут общаться с большим трудом и лишь незначительную часть времени.

Центр Вернике находится в височной области в задней трети верхней (или первой) височной извилины. Этот центр называют сенсорным центром речи. Он обеспечивает способность человека к анализу и синтезу речевых звуков, т. е. фонематический слух. Благодаря такому слуху человек может воспринимать фонемы данного языка. При нарушении этого центра возникает сенсорная афазия. Это утрата способности понимать речь при сохранении способности говорить. У таких больных появляются затруднения в понимании устной речи, в письме под диктовку. В тяжелых случаях больные с афазией Вернике воспринимают родной язык как неизвестный им иностранный язык. Речь таких больных достаточно беглая, но обычно бессмысленная, так как больные не замечают своих дефектов.

Афазия как результат постепенного (например, при атеросклерозе головного мозга) или внезапного (например, при инсульте) поражения центров речи приводит к социальной изоляции больного. Он утрачивает способность общаться с окружающими, а те в свою очередь не могут понять, что нарушение речи связано не с изменением структуры его личности, а с повреждением его мозговых центров речи. Таки больные страдают вдвойне или даже втройне: от афазии, от ложного истолкования природы их заболевания и от отсутствия (или неверно назначенного) лечения.

Эмоции

Эмоция в переводе с латинского — возбуждать, волновать.

Уильям Джеймс был одним из первых, кто попытался более 100 лет назад дать научное определение термину «эмоция» и объяснить физиологические механизмы, лежащие в основе этого важнейшего процесса, характерного для человека и высших животных. С тех пор в литературе дано много различных определений слову «эмоция» и предложено много теорий, однако до настоящего времени полной ясности в этом вопросе не существует. Значительный прогресс в понимании физиологических основ эмоций связан с именем выдающегося отечественного физиолога Павла Васильевича Симонова, автора наиболее признанной сегодня потребностно-мотивационной теории эмоций.

Большинство авторов приходят к выводу о том, что эмоции представляют собой особую форму психического отражения, при которой субъект выражает свое отношение ко всему происходящему во внешней или внутренней среде (хорошая или плохая ситуация).

У человека эмоции чаще всего осознаются, т. е. вербализуются в виде определенного чувства и настроения, хотя кроме субъективного компонента эмоции сопровождаются поведенческими, вегетативными и эндокринными компонентами.

Физиологическая роль эмоций.

Эмоции играют важную роль в жизни человека и животных. Все психологи и физиологи едины во мнении, что эмоции выполняют не одну, а несколько функций. Конкретное формулирование этих функций, в определенной степени, основано на представлении о физиологических механизмах, лежащих в основе эмоций, и биологической роли эмоций.

Все авторы признают, что эмоции служат для общения между людьми (или животными), т. е. выполняют коммуникативную функцию. Для человека эта функция выражается в передаче сообщений о внутреннем психическом состоянии человека другим людям (с помощью мимики, жестов, характера речи и в целом поведения) и восприятие подобных сообщений от других людей.

Отражательная или оценочная функция означает, что с участием эмоций происходит оценка вероятности достижения цели, т. е. удовлетворения актуальной потребности, совершается обобщенная оценка внешних или внутренних событий. Например, за счет этой функции эмоции (тревога, страх) защищают нас от опасности.

Побуждающая функция заключается в том, что эмоции побуждают совершение действия, направленного на удовлетворение потребности.

Переключательная функция отражает причастность эмоции к выбору наиболее важной мотивации из числа конкурирующих в данный момент мотиваций. Иначе говоря, конкретная поведенческая реакция определяется наиболее сильно выраженной, т. е. доминантной эмоцией. Доминантная эмоция может быть не только отрицательной, но и положительной. Попутно отмечу, что для детей дошкольного и среднего школьного возраста в организации поведения более значимы положительные эмоции, а для подростков — отрицательные.

Подкрепляющая функция означает, что положительные эмоции способствуют выработке условного рефлекса, т. е. они являются наградой за правильно выполненное действие, а отрицательные эмоции препятствуют этому процессу, являясь важнейшим механизмом выработки внутреннего торможения.

Тот факт, что эмоции одновременно могут выполнять не одну функцию, а несколько, объясняет многообразие проявлений эмоций и механизмов, участвующих в их формировании.

Кроме того, надо отметить, что у человека эмоции могут выполнять не только полезную роль. Во многих случаях именно отрицательные эмоции могут стать причиной стресса, инфаркта миокарда, язвенной болезни, инсульта, стойкой гипертонии и других болезней, а в отдельных случаях — смертельных исходов. Положительно окрашенные эмоции, как правило, таких резких отрицательных воздействий на организм не оказывают, но к их формированию следует также относиться бережно — чрезмерно выраженная положительная эмоция может нанести вред здоровью. Во многом это связано с наличием выраженного вегетативного компонента при формировании эмоций, особенно, при чрезмерной активации симпатической нервной системы. Кроме того, положительные эмоции могут способствовать формированию патологического пристрастия (наркомании).

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector