ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ ХХ ВЕКА в философии

МЕТАФОРА В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ

Термин “метафора” является древнегреческим по происхождению. Он произведен от глагола “metajerw” (“переносить”) и означает в переводе “перенесенное слово”, “слово в переносном значении” и был введен в состав словаря риторики и философии одним из учеников софистов Горгия и Продика – Исократом (436-338 до н.э.), известным афинским оратором, публицистом и учителем красноречия.

Первая философская трактовка метафоры была предложена Аристотелем (384-322 до н.э.), древнегреческим философом, сформулировавшим классическое определение метафоры в трактате “Поэтика”. Понимание Аристотеля оказало наибольшее влияние на представления о метафоре в течение последующих веков и определило отношение к ней философов. Понимание метафоры Аристотелем тесно связано с основными положениями его философского учения. Аристотель осуществил жесткое разделение риторики и логики, слитое еще у софистов, которые нередко пользовались в процессе логических доказательств чисто риторическими приемами, играя на многозначности слов, на неопределенности значений. Для Аристотеля же логика и поэтика представляют собой абсолютно различные сферы.

Метафора же была отнесена Аристотелем исключительно к сфере риторики и поэтики. В своей работе “Поэтика” Аристотель дает определение метафоре, где трактует ее как феномен своеобразной замены слов, как обмен, осуществляющийся на уровне лексики. Для Аристотеля “метафора – это несвойственное имя, перенесенное с рода на вид, с вида на род, или с вида на вид или по аналогии”. С метафорой, согласно Аристотелю, мы имеем дело, если вещи придается имя ей не принадлежащее, а перенесенное от какой-либо другой вещи. (Поэтика 1457 г.)

Аристотель заложил основу и для другой важнейшей черты в понимании метафоры, пронесенной через всю историю риторики и философии и состоящей в том, что основой метафоры признается принцип сходства или подобия. Аристотель считал, что основанием для возможного переноса слов из одной области в другую является сходство между предметами. По Аристотелю “придумывать хорошие метафоры – это значит хорошо подмечать сходства”.

ТЕОРИИ МЕТАФОРЫ ХХ ВЕКА

Осуществившиеся в ХХ веке изменения в философии, состоящие в отступлении от линии классического рационализма и появлении ряда иррационалистических учений (философия жизни, экзистенциализм), исходящие из признания в качестве основы мира начал, неподвластных логике, привели к существенному изменению представлений о метафоре. Такое появление новых, нетрадиционных взглядов на метафору является, по нашему мнению, прямым следствием изменения фундаментальных философских представлений. Изменение отношения к метафоре во многом связано также и с «лингвистическим поворотом», означающим, что, в отличие от классической философии, где язык не представлял особой философской проблемы, а понимался только как оболочка, в которой воплощается чистое мышление, философия ХХ века обратилась к языку как таковому. Язык вышел в центр философского анализа, он предстал неотделимым от человеческого сознания и опыта. В ХХ веке изменилось и соотношение позиций по отношению к метафоре: доминирующая линия «риториков» – «логиков», задающая отношение к метафоре на протяжении всей истории философии и идущая еще от Аристотеля, стала вторичной, и, наоборот, позиция, являющаяся менее влиятельной, связанная с именами Вико, Руссо и Ницше, стала определять новое понимание метафоры. Следует, правда, отметить, что в ХХ веке наряду с новыми воззрениями были достаточно сильны и взгляды позитивизма, продолжающего традицию «логиков», и новое, нетрадиционное понимание метафоры длительное время сосуществовало наряду с традиционной, позитивистской моделью. Вплоть до 50-х годов ХХ столетия были весьма влиятельными модели метафоры, созданные под влиянием позитивистских настроений.

13 стр., 6008 слов

Философия 98

Объект и предмет философии. Специфика философского знания. Объект – философская категория, выражающая нечто существующее в реальной действительности. Предмет - наиболее общие законы развития и формы бытия природной, социальной и духовной реальности, особенности их восприятия в сознании человека и роль в выборе его жизненной позиции. Знание1 – достоверные данные об окружающем мире, которые мы ...

В нетрадиционных теориях метафоры, которые стали преобладать во второй половине ХХ века, был совершен выход к новому уровню понимания метафорического процесса. Ими был сделан серьезный шаг от изучения феномена языковой метафоры к рассмотрению стоящих за ней более глубоких процессов сознания. Метафора стала рассматриваться в тесной связи с процессом сознания, и, более того, в отношении к постановке гносеологических и даже метафизических проблем. Такое новое открытие метафоры осуществилось, прежде всего, в англоязычной философской литературе и было тесно связано с именами А. Ричардса, М. Блэка, М. Бирдсли, Дж. Лакоффа, М. Джонсона и других теоретиков, а также с именем глубокого французского философа П. Рикера.

Наиболее важными достижениями современных теорий метафоры в философском отношении являются, по нашему мнению, следующие:

9 стр., 4451 слов

Зубкова. Метафора в философской парадигме

... имеют своим результатом выбор того или иного основания метафоры» [Блэк 1990: 158]. Значение метафоры представляет собой результат взаимодействия двух мыслей, бьющих в одну точку. Таким ... образом, М. Блэк рассматривал метафору как результат семантического изоморфизма между двумя ...

I. Указание на метафорический характер мышления. Согласно сторонникам новых воззрений, метафора является не просто языковым явлением, как традиционно предполагалось прежде, но она представляет собой форму мышления. В современных теориях утверждается, что метафоры языка являются производными от более глубоких процессов, происходящих в мышлении. Так, А. Ричардс (1898-1979) – английский философ, литературовед, лингвист, родоначальник интерактивного подхода к метафоре пишет: “Метафорична сама мысль, она развивается через сравнение, и отсюда возникают метафоры в языке”.

Представители нетрадиционной позиции понимают под метафорой не столько внешнюю форму языка, сколько стоящие за ней глубинные структуры мысли. Фигуры, обороты языка рассматриваются ими как внешнее проявление фундаментальных смысловых процессов.

Рассмотрение метафоры как формы мысли стало возможным, по нашему мнению, с появлением более широких воззрений на мышление, которое стало пониматься не только как формально-логическое, но и как обладающее творческим характером. С другой стороны, понимание метафоры как мыслительной формы в немалой степени способствовало изменению привычных взглядов на сознание, разрушению сложившихся стереотипов.

В рамках новой модели метафора преимущественно понимается как взаимодействие идей. Приведем здесь характерные цитаты: “Метафора – есть взаимодействие внутри одного слова двух мыслей о двух различных вещах” (А. Ричардс).

“Тайна метафоры кроется в соединении, во взаимодействии двух мыслей, бьющих в одну точку. Значение метафоры – результат такого взаимодействия” (М. Блэк).

Подобные теории получили название интерактивных моделей метафоры (от interaction (англ) – взаимодействие) – господствующее направление в теории метафоры ХХ века, трактующее метафору как взаимодействие идей

Согласно А. Ричардсу, действие метафоры осуществляется по следующему принципу: в метафоре различимы две идеи: первая характеризуется как “содержание” (“tenor”), другая же предстает как своего рода “оболочка” (“vehicle”).

“Содержанием” называется подразумеваемая идея, “оболочкой” же является идея, которая призвана выражать данное содержание. Значение метафоры в результате является итогом одновременного сосуществования “оболочки” и “содержания”, оно возникает только в их взаимодействии. При этом предполагается, что “оболочка”, не является просто выражением содержания, которое остается неизменным, но “оболочка” и “содержание” дают в своем взаимодействии значение гораздо более богатое, чем каждый из этих компонентов в отдельности. Кроме того, может различаться роль “оболочки” и “содержания”: главным субъектом метафоры, в зависимости от ситуации, может быть как тот, так и другой компонент.

14 стр., 6773 слов

Развитие творческого воображения в изобразительной деятельности детей дошкольного возраста

Развитие творческого воображения в изодеятельности детей дошкольного возраста План Введение Глава 1. Исследование творческого воображения детей дошкольного возраста в психолого-педагогической литературе 1.1 Творческое воображение, его развитие в дошкольном возрасте 1.2 Изобразительная деятельность как способ развития творческого воображения Глава 2. Экспериментальные исследования развития ...

В противовес традиционным воззрениям, согласно которым метафора является своего рода сравнением и основывается прежде всего на сходстве, А. Ричардс показывает, что в метафоре сходство предполагается далеко не всегда. Значение метафоры, напротив, является результатом особого взаимодействия различных контекстов. “Свести вещи в неожиданном и поражающем единстве” – для эффекта метафоры, согласно Ричардсу, это не менее значимо, и часто более существенно, чем наличие между вещами сходных черт.

М. Блэк, крупнейший представитель нетрадиционной модели, предлагает рассмотрение метафоры как особого рода фильтра. По аналогии с закопченным стеклом, рисующим нам совершенно определенную картину звездного неба, М. Блэк трактует и метафору. Он задает вопрос: “Нельзя ли считать метафору таким же стеклом, а систему общепринятых ассоциаций фокусного слова сетью прочерченных линий?”. М. Блэк утверждает, что мы как бы “смотрим” на главный субъект сквозь метафорическое выражение, или, по-другому, главный субъект “проецируется” на область вспомогательного субъекта.

М. Блэк утверждает, что постижение метафоры не есть просто способ сравнения объектов. Напротив, мы используем одну целостную систему характеристик (например, в метафоре “человек есть волк” – характеристики волка), чтобы отфильтровать или организовать наше понимание какой-либо другой системы (“человек”).

Взаимодействие предполагает демонстрирование одной системы признаков с помощью другой, чтобы создать новую концептуальную организацию или новую перспективу видения объекта.

14 стр., 6619 слов

Развитие творческого воображения дошкольников средствами изобразительной деятельности

Содержание Введение Глава 1. Теоретическая часть исследования творческого воображения дошкольников средствами изобразительной деятельности 1.1 Характеристика творческого воображения и воображения в целом 1.2 Развитие воображения с момента рождения до конца жизни 1.3 Изобразительная деятельность как средство развития воображения дошкольников Глава 2. Практическое исследование развития творческого ...

Идея о том, что метафора представляет собой особую форму мысли, обыгрывалась в различного рода теориях взаимодействия, исследующих механизм действия метафоры. Представителями данных теориях был сделан вывод, что мыслительная деятельность, стоящая за метафорой, есть, по преимуществу, деятельность воображения. Метафора стала пониматься как продукт особой, когнитивно-имагинативной активности.

Теории взаимодействия, активно привлекающие деятельность воображения, были предложены, например, современными англоязычными философами, в числе которых В. Олридж, М. Хэстер, П. Хэнс. Действительно, исследование процессов, стоящих за метафорой, показало, что в осуществлении метафоры воображение играет важнейшую роль. Поэтому центральная идея М. Блэка о том, что при создании метафоры какая-либо система используется как фильтр или экран, через который воспринимается другая система, некоторыми англоязычными авторами была проинтерпретирована в терминах “аспектного видения” Л. Витгенштейна (1889-1951).

Смысл данной теории “аспектного видения” в том, что действие метафоры осуществляется по принципу гештальт-переключения, позволяющего увидеть некую конфигурацию как какой-либо предмет. “Аспектное видение” состоит в том, что одно и то же заданное построение (типа “утка-кролик”) может быть увидено первоначально как одна вещь, а затем как другая. Эта деятельность понималась Л. Витгенштейном как включающая игру воображения. По его мнению, человек воспринимает в данном случае лишь формальную конфигурацию, но для того, чтобы представлять какой-либо один аспект (например, утку) или другой (кролика), необходима активность воображения.

Вывод, который необходимо сделать, познакомившись с современными моделями метафоры, состоит в том, что мыслительная деятельность, стоящая за метафорой, есть имагинация, деятельность воображения. Причем воображение следует рассматривать прежде всего не со стороны психологических характеристик, но под призмой его семантического значения.

14 стр., 6506 слов

Воображение и творческое мышление

... мышление понимается как мышление на основе творческого воображения. Следует отметить, что в советской литературе встречаются возражения ... С.241-243. 20. Ортега-и-Гассет, Хосе. Две великие метафоры//Теория метафоры. М., 1990. С.68-81. 21. Плотинский Ю.М. ... «функция системы», «подсистема», «структура», «элемент», «целостность», «связи», «отношения» и др. [6]. Главная проблема системного анализа ...

Герменевтический подход в теории метафоры был осуществлен французским исследователем П. Рикером (р. 1913).

Рикер предложил герменевтическую модель метафоры – модель, опирающуюся на идеи философской герменевтики и связывающую метафору с наиболее глубоким взглядом на мир, скрытым нашей повседневностью П. Рикер утверждает, что не может быть адекватной теории метафоры без учета процессов воображения и ощущения, но, вместе с тем, он настаивает на семантическом, а не психологическом понимании этих процессов. Поставив задачей усовершенствовать теорию метафоры и опираясь на семантическое понимание воображения, П. Рикер выделяет три этапа осуществления метафорического процесса:

  1. Первый этап представляет собой некое схематизированное измерение. На данном этапе Рикер трактует воображение как своего рода “видение”, влияющее на логическое сближение различных идей.
  2. Вторым этапом воображения является его изобразительное измерение. П. Рикер показывает, что для осуществления предикативной ассимиляции появление образов становится просто неизбежным, т.к. новые связи будут прочитываться именно в них. Он полагает, что изображение и воображение представляют собой конкретную среду, наподобие текучих потоков образов, в которой и сквозь которую можно увидеть сходства; через образы, кроме того, осуществляется сближение идей и изменение логических расстояний. По Рикеру, воображать – значит проявлять связи через изображения. П. Рикер показывает, что именно образы приводят метафорический процесс к конкретному завершению. Значение метафоры здесь позволяет прочитать себя на образе.
  3. На третьем этапе теории метафоры П. Рикера, где происходит упразднение обыденной референции, присущей буквальному языку, воображению также отводится крайне важная роль. Функция воображения заключается здесь в том, чтобы задать приостановке буквальных смыслов конкретное измерение.

Современные исследователи, в связи с этим, заняты поиском наиболее оптимального определения метафоры. Можно назвать целый ряд таких определений, между которыми, вместе с тем, наблюдается некоторое сходство. Так, в различных теориях метафора определяется либо как сходство между областями «темы» и «носителя» (А. Ортони, А. Тверски), либо как взаимодействие между данными областями (М. Блэк, Р. Стернберг), либо как атрибуция черт из области носителя в область темы (Д. Гентнер, Д. Лакофф и М. Джонсон), либо как утверждение включенности в некоторый класс (С. Глаксберг).

8 стр., 3873 слов

Обеспечение эффективной обратной связи в дидактическом информационном взаимодействии педагога и ребёнка 6-7 лет

Обеспечение эффективной обратной связи в дидактическом информационном взаимодействии педагога и ребёнка 6-7 лет Последние десятилетия проблема обратной связи привлекает внимание учёных. Исследования подтверждают важность наличия обратной связи в любом социально-информационном взаимодействии как необходимого условия эффективности его протекания. От её оптимального функционирования во многом зависит ...

Следует также заметить, что основное число определений метафоры является семантическим по своему характеру в противовес прагматическим определениям, лишающим ее всякого когнитивного значения и считающим метафорическое значение или бессмыслицей, или заменой прямого значения в прагматических целях (Д. Дэвидсон).

В основе современного изучения метафоры, кроме того, лежит гипотеза, выдвинутая американскими исследователями Д. Лакоффом и М. Джонсоном, согласно которой метафора, рассматриваемая как осмысление одного явления в терминологии, присущей другим явлениям, является важнейшим способом создания языковой картины мира. Понимаемые таким образом метафоры, которые получили название концептуальных, рассматриваются в качестве глубинных оснований, формирующих представления человека о действительности.

В результате новейших исследований, посвященных метафоре, были описаны ее важнейшие функции, среди которых следует назвать: функцию создания сходства между двумя различными областями объектов (С. Глаксберг), функцию обеспечения способа понимания новой малоизученной области (Г. Родигер), а также функцию формирования особых межличностных отношений между говорящим и слушающим (Т. Коэн).

Последний этап исследования метафоры, начавшийся в последние 20-30 лет ХХ века, является междисциплинарным: он характеризуется рассмотрением метафоры не только с точки зрения лингвистики и философии, но также психолингвистики, когнитивной лингвистики, нейропсихологии и других наук. Следует отметить, что практически все исследователи (лингвисты, философы, психологи) сходятся в том, что метафора представляет особые когнитивные схемы, которые раньше считались присущими только поэтическому языку, и которые являются центральными для функционирования языка и речи.

Для изучения метафоры и ее познавательной ценности важную роль играет привлечение данных психологии. В психологических исследованиях метафора рассматривается как отличительная особенность человеческого интеллекта в сравнении с искусственным (Б. Бек; во многих направлениях современной психологии экспериментально подтверждается высокий когнитивный статус метафоры. Психологи также осуществляют поиск нейрофизиологического субстрата метафорического мышления.

Представляет большой интерес позиция Л. Марка и М. Борнстайна, рассматривающих в качестве основы метафоры явление синестезии, под которым понимается врожденная способность к пересечению потоков информации, получаемой человеком от различных органов чувств (умение “слышать цвета”, “видеть звуки”).

Более того, метафоры в психологии начинают рассматриваться как отражение связей нейронных структур, сформировавшихся у целых поколений человеческого общества (Э.Р. Маккормак), что позволяет соотнести их с архетипической основой психики, в свое время открытой К.Г. Юнгом. Важным моментом исследования метафор является также установление их связи с работой преимущественно правого полушария (Р.Е. Гаскел).

В психологии изучение метафор проводится также в соотношении с областью бессознательного и в связи с лечением психически больных (Р.Х. Браун, Р.М. Биллоу, Дж. Россман).

В связи с признанием высокого когнитивного статуса метафоры были осуществлены исследования, в результате которых была достаточно полно освещена ее роль в области познания, и, в основном, в сфере науки. Современные философы, среди которых большинство англоязычных, изучают функционирование метафор практически во всех фундаментальных и прикладных науках: математике (Р. Джонс), физике элементарных частиц (М. Хэссе), Р. Хоффман, биологии (Грубер), психологии (Д. Брунер, Д. Грудин, Э. Кохран), социологии (Р. Браун), историографии (Уайт), палеонтологии (С. Гоулд).

Результатом изучения научных метафор было выделение их важнейших функций (Р. Хоффман), описание соотношения метафор с моделями и аналогиями (Р. Харе), утверждение значительных эвристических возможностей метафоры в ситуации научного поиска (Г. Кулиев), а также конституирующей роли метафоры по отношению к научным теориям (Г. Гентнер).

Последнее десятилетие ознаменовалось появлением своего рода итоговых работ, рассматривающих феномен метафоры максимально полно, от освещения общего механизма ее действия до анализа конкретного ее использования в текстах различной природы (научных, художественных, политических).

Здесь следует назвать прежде всего труды А. Гоутли “Язык метафоры” и Р. Гиббса “Поэтика Сознания”.

Следует отметить, что параллельно с научным (лингвистическим, нейропсихологическим) анализом метафоры и опирающимися на него исследованиями лингвистической философии происходило освоение метафоры представителями философии постмодернизма. В соответствии с тезисом о неизбежной поэтичности всякого мышления постмодернизм отстаивает идею о сущностной метафоричности любого, в том числе и философского, и даже научного языка. В рамках постмодернистской традиции, например, в работе “Философские маргиналии” Ж. Деррида, были предприняты попытки представить философию как особый литературный жанр и описать ее метафоры.

в отечественной философской литературе (как академической, так и постмодернистской) метафора изучалась явно недостаточно. Отечественные исследования метафоры были во многом вторичными, они проводились в рамках теоретических положений, сформулированных англоязычными авторами, среди которых наибольшее значение имели теория взаимодействия Ричардса – Блэка и теория Лакоффа и Джонсона о способности метафор структурировать образ реальности. Кроме того, в работах отечественных авторов, среди которых необходимо назвать прежде всего труды Арутюновой Н.Д., Гака В.В., Телия В.Н., преобладал интерес не столько к концептуальной, сколько к языковой метафоре. В качестве оригинальных работ, посвященных метафоре, следует назвать, прежде всего, исследования Лотмана Ю.М., который рассматривал метафору и другие тропы в связи с целостной природой творческого мышления. Некоторые исследователи, например, Петров В.В., Гусев С.С., Кулиев Г.Г., внесли свой вклад в изучение функционирования метафор в науке, который состоял в исследовании ими важнейших функций научных метафор, а также освещении роли метафор в формировании научной терминологии и в ситуации совершения научных открытий. К сожалению, в отечественной литературе почти не было сколько-нибудь значительных исследований, посвященных роли метафор в философии.

Кроме того, в отечественной литературе до сих пор фактически нет работ, представляющих междисциплинарное исследование метафоры и интегрирующих в себе результаты различных наук. Здесь можно назвать лишь труды Налимова В.В., рассматривающего присутствие метафор в науке как требование сформулированного Н. Бором принципа дополнительности. Одной из немногочисленных попыток привлечь для осмысления природы метафоры результаты современной науки является работа «Введение в лингвосинергетику» Герман И.А. и Пищальниковой В.А., в которой предлагается понимание метафоры с привлечением понятийного аппарата теории самоорганизации сложных систем.

madrace.rufilosofiyametafori/kurs-filosofskaya…