Тема 3 личность в группе как проблема социальной психологии

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Опорный конспект лекции

В лекции рассматриваются следующие вопросы:

  1. Специфика социально-психологической проблематики личности.
    1. Аспекты изучения личности в социальной психологии.
    2. «Я-концепция».
  2. Понятие социализации личности.
    1. Сущность процесса социализации
    2. Механизмы и институты социализации.
    3. Стадии социализации.
    4. Процесс десоциализации личности.
  3. Проблема социальных установок.
    1. Определение термина.
    2. Функции социальных установок.
    3. Практическое изучение аттитюдов.

3.1. Специфика социально-психологической проблематики личности

В настоящее время сложился целый ряд подходов к проблеме личности.

1. Биологический подход: развитие личности есть результат развертывания генетической программы.

2 Социологический подход: личность – это продукт культурно-исторического развития. Недостатком его является отрицание роли активности личности, поскольку в рамках данного подхода личность лишается субъектности.

3. Индивидуально-психологический подход: развитие личности определяется врожденными особенностями индивида. К их числу относятся конституциональные различия, тип нервной системы и так далее.

4. Социально-психологический подход, разговор о котором пойдет дальше.

3.1.1. Аспекты изучения личности в социальной психологии

Для того чтобы понять специфику социально-психологического подхода в понимании личности, нам следует обратиться к тому пониманию термина «личность», которое сегодня сложилось в нашей науке. Личность – это специфическое образование, продукт социальных обстоятельств, структуры этих обстоятельств, совокупности ролевых функций индивида и степени его влияния на групповую жизнь.

Специфика социально-психологического подхода к пониманию личности позволяет ученому объяснить механизмы социализации личности; раскрыть социально-психологическую структуру личности. Более того, принятое в нашей науке определение позволяет диагностировать данную структуру характеристик личности и целенаправленно влиять на нее.

Сложившееся в сегодняшней социальной психологии понимание личности имеет интересные культурологические связи и своеобразное смысловое наполнение. В западных языках, сформировавшихся на основе классической латыни, личность – это персона. Между тем «персоной» называли густо набеленную маску, с характерной мимической гримасой, надеваемую актером древнего театра, для того, чтобы зрители дальних рядов лучше различали изображаемые эмоции. Таким образом, персона – что-то неподлинное, ненастоящее, но публичное проявление человека. Сходный смысл имеет и древнерусская «личина» — маска скоморохов, надеваемая во время представления. Для скоморохов личина была жизненно необходимым атрибутом, поскольку мракобесы-церковники всячески преследовали актеров. Среди прочих использовался и запрет хоронить актеров внутри кладбища. Это означало, что актер умирает на всегда, и, «в день Страшного Суда не восстанет из мертвых». Другая культурологическая связь выводит термин «личность» на слово «лик». Лик – это изображение Бога, уровень Бога, как некоего идеала. К этому уровню можно и должно стремиться, но достигнуть его, не дано никому. Человек не может стать Богом.

5 стр., 2044 слов

Социализация личности. Этапы социализации личности

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………..…….3 1. Социализация личности. Этапы социализации личности……………….4 2. Структура личности…….………………………………………………….10 3. Формы социализации личности…………………………………………...12 ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….14 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………….15   ВВЕДЕНИЕ   Человек в своем реальном социальном бытие является, с одной стороны, создателем и ...

Заметим также, что в предложенном нами определении личности, оценку того, стал индивид личностью или нет, осуществляет группа. А для группы главное – выполнение возложенных на индивида функций. Если в русской деревни мужик не женился, не выполнял своей основной функции, он никогда не рассматривался как взрослый. Его место было в конце лавки, среди подростков, обращались к нему пренебрежительно, уменьшая его имя до Ивашки, вместо Ивана, например. При переделе земли его интересы учитывались в самую последнюю очередь.

Кроме того, принятое в социальной психологии определение позволяет уйти от проблемы возрастных границ, позволяет вводить понятия «десоциализации» и «ресоциализации», которые просто невозможны в рамках общепсихологического подхода.

Существуют различные социально-психологические теории личности: американские, восточные, отечественные. Если же перейти на уровень научных школ и ориентаций, можно выделить психодинамические, бихевиоральные, когнитивные, гуманистические, ролевые теории личности, теорию А. Маслоу (теорию самоактуализации «я»), теорию зеркального «я» («Я – концепция»), экзистенциальные подходы.

Среди отечественных социально-психологических концепций можно выделить: теорию отношений В. Н. Мясищева, теорию установки Д. Н. Узнадзе, диспозиционную концепцию регуляции социального поведения личности В. Ядова, теорию интегральной индивидуальности. С определенной долей условности сюда же можно отнести и теоретические представления К.К. Платонова о структуре личности. Оговорка о доле условности объясняется включением в К. Платоновым в свою схему блока опыта, что противоречит методологии социальной психологии. Тоже самое, можно сказать и о взглядах Б. Ананьева. Вместе с тем, все эти теории позволяют говорить о личности не только как об индивидуальном, но и как о типичном социально-психологическом явлении.

2 стр., 834 слов

Повышение действенности и результативности социально-педагогической и психологической службы (СППС) учреждения высшего образования

Методические рекомендации в учреждениях высшего образования на 2015 – 2016 учебный год Повышение действенности и результативности социально-педагогической и психологической службы (СППС) учреждения высшего образования Деятельность социально-педагогической и психологической службы учреждения высшего образования организуется в соответствии с Законом Республики Беларусь от 1 июля 2010 г. № 153-З «Об ...

Что касается признаков личности, то мы склонны согласиться с Ю. Гиппенрейтер, выделяющей две сущностные характеристики такого социально-психологического феномена, как личность. Во-первых, это наличие определенной иерархии мотивов. Личность всегда умеет выйти за пределы актуальной ситуации, всегда умеет работать на отсроченный результат. Во-вторых, осознание этой иерархии. Если человек не может вербализовать свои мотивы, не спешите записывать его в личности. Слишком многое мы получаем от родителей, из школы, из ближайшего социума. И далеко не все наши мотивы являются нашими по своему происхождению.

Исследование личности, ее качеств и свойств имеет давнюю традицию в социальной психологии, однако до сих пор не разработаны четкие принципы построения системы качеств личности, хотя и намечены подходы к решению этой проблемы.

Г. М. Андреева полагает, что наиболее продуктивным является подход, согласно которому непосредственная среда деятельности личности – группа – наделяет личность определенными свойствами. В пользу такого подхода приводятся два довода.

1. Результат активности каждой личности, продукт ее деятельности выступают как некоторая реальность – группа, поэтому личность неизбежно оценивается другими членами группы. Выделяются четыре процесса межличностного оценивания: интериоризация (усвоение личностью оценок со стороны других членов группы); социальное сравнение (сравнение с другими членами группы); самоатрибуция (приписывание себе качеств, выполняемое на основе двух предшествующих процессов); смысловая интерпретация жизненного переживания.

2. Совместная деятельность в группе предполагает набор обязательных ситуаций взаимодействия, в ходе которых усилия каждой личности сопрягаются с усилиями других членов группы.

7 стр., 3499 слов

Тема 5. Деятельность человека – оператора. Психомоторные качества человека

Тема 1. Инженерная психология и эргономика, история становления, их место в системе в системе наук. 1. Определение понятий «инженерная психология» и «эргономика». 2. Система «человек-машина». 3. Предмет и задачи инженерной психологии и эргономики. 4. История становления инженерной психологии и эргономики. 5. Современные направления исследований в области эргономики и инженерной психологии. 6. ...

Существуют различные подходы к вопросу о структуре личности, что позволяет выделить важную методологическую проблему. Неоднозначность употребления понятий «социальные свойства личности» и «социально-психологические свойства личности» приводят к тому, что границы между социальным и психическим исчезают. Социальная психология, таким образом, теряет свой объект, теряет свою специфику.

Принципы построения структуры личности различны. Это могут быть качества, изучаемые при помощи личностных тестов, индивидуально-психологические особенности человека или полный набор самых разнообразных свойств человека. Однако в некоторых исследованиях выделяются именно социально-психологические качества, которые рассматриваются как «вторичные» по отношению к «базовым». Эти качества сведены в четыре группы:

1) обеспечивающие развитие и использование социальных способностей (социальной перцепции, воображения, интеллекта, характеристик межличностного оценивания);

2) формирующиеся во взаимодействии членов группы и в результате ее социального влияния;

3) более общие, связанные с социальным поведением и позицией личности (активность, ответственность, склонность к помощи, сотрудничеству);

4) связанные с общепсихологическими и социально-психологическими свойствами (склонность к авторитарному или демократическому способу действия и мышления, к догматическому или открытому отношению к проблемам).

А. Н. Сухов, А. А. Бодалев, В. Н. Казанцев и другие включают в социально-психологическую структуру личности следующие качества:

  • ментальность;
  • ценностно-смысловую сферу;
  • мотивационную сферу (направленность, жизненные цели, планы);
  • когнитивные характеристики (картины мира);
  • «Я – характеристики» («Я – концепцию», «Я – образ», самоотношение, самооценку);
  • локус контроля;
  • социально-психологическую компетентность личности;
  • статусно-ролевые характеристики личности;
  • эмоционально-психические состояния и социальные чувства личности.

Еще более неразработанным является понятие социально-психологические способности личности. Эти способности связаны с проявлением личности в общении и часто определяются через такие широкие понятия, как «социально-психологическая компетентность», «межличностная компетентность», «социально-перцептивный стиль».

4 стр., 1805 слов

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ЕЕ ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ.ИНДИВИДНЫЕ СВОЙСТВА ЧЕЛОВЕКА, КАК ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ.СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ КАК ИСТОЧН

... свойства человека, как предпосылки развития личности Личность – человек, взятый в системе таких его психологических характери-стик, которые социально обусловлены, ... БИХЕВИОРАЛЬНЫЙ ПОДХОД Б. СКИННЕРА К ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ 37 36. КОНЦЕПЦИЯ ПОДКРЕПЛЕНИЯ В ТЕОРИИ Б. СКИННЕРА 38 ... деятельности в ходе жизненного пути личности). Ось исторического времени образа жизни личности в данном обществе дает ...

Социально психологические качества – это качества, формирующиеся в реальных социальных группах, в условиях совместной деятельности и общения. А.Г. Ковалёв ставит вопрос о целостном духовном облике личности, его происхождении и строении как вопрос о синтезе сложных структур: — темперамента (структуры природных свойств); — направленности (система потребностей, интересов, идеалов), — способностей (система интеллектуальных, волевых и эмоциональных свойств).

Все эти структуры возникают из взаимосвязи психических свойств личности, характеризующих устойчивый, постоянный уровень активности, обеспечивающий наилучшее приспособление индивида к воздействующим раздражителям вследствие наибольшей адекватности их отражения. В процессе деятельности свойства определенным образом связываются друг с другом в соответствии с требованиями деятельности.

В.Н. Мясищев единство личности характеризует: направленностью (доминирующие отношения: к людям, к себе, к предметам внешнего мира), общим уровнем развития (в процессе развития повышается общий уровень развития личности), структурой личности и динамикой нервно-психической реактивностью (имеется в виду не только динамика высшей нервной деятельности (ВНД), но и объективная динамика условий жизни).

С этой точки зрения структура личности – лишь одно из определений ее единства и целостности, т.е. более частная характеристика личности, интеграционные особенности которой связаны с мотивацией, отношениями и тенденциями личности.

По Ю.В. Щербатых, понятие личности включает в себя две пары диалектически-противоречивых характеристик, без понимания которых трудно понять данный термин.

1. Личность любого человека представляет собой совокупность индивидуальных и специфичных характеристик человека, отличающих его от других людей.

2. В то же время, в каждом конкретном обществе личности людей несут общие черты, которые определяются историческими, национальными, политическими или религиозными особенностями конкретной социальной общности.

7 стр., 3112 слов

Концепция здорового образа жизни

... образом те люди, у кого недостает физических и душевных силдля того, чтобы в действительно сложных условиях борьбы за самореализацию личности ... так важны лекции, конференции,семинары, обмен опытом.Необходимо выработать общую концепцию. В настоящее время особенно важными в охране ... Режим дня Неодинаковыеусловия жизни, труда и быта, индивиду­альные различия людей не позволяют рекомендовать один вари­ант ...

3. Личность имеет относительно устойчивую структуру, в которой отдельные черты личности взаимосвязаны между собой в сложную иерархическую систему.

4. Личность человека не является чем-то застывшим и неизменным, а развивается и меняется в процессе индивидуального развития и воздействия на нее внешних обстоятельств.

3.1.2. «Я-концепция»

Психология «Я-концепции» как одна из социально-психологических схем личности в теоретико-концептуальном плане в целом опирается на положения феноменологического подхода или гуманистической психологии, символического интеракционизма и в незначительной степени психоанализа. «Я-концепция» личности— это сложный составной образ или картина, включающая в себя совокупность представлений личности о себе самой вместе с эмоционально-оценочными компонентами этих представлений. «Я-концепция» личности формируется в процессе жизни человека на основе взаимодействия со своим психологическим окружением и реализует мотивационно-регуляторную функцию в поведении личности.

Термин «Я-концепция» появился в научном языке на рубеже ХIХ-ХХ веков в связи с представлениями о дуальной природе человека как познающего субъекта и познаваемого объекта. Американский психолог У. Джеймс («Принципы психологии», 1890 г.) первым предложил идею «Я-концепции» и внес существенный вклад в ее разработку. Согласно Джеймсу, «глобальное Я» (личность) содержит в себе два аспекта: эмпирический объект (Ме), познаваемый субъективным оценивающим сознанием (I).

«Я» как объект состоит из четырех аспектов: «духовное Я», «материальное Я», «социальное Я» и «телесное Я», которые и образуют для каждого человека уникальный образ или совокупность представлений о себе как личности.

Феноменологический подход к поведению (гуманистическая психология), в котором теория «Я-концепции» стала связующим интегративным принципом, интерпретирует повеление на языке феноменального поля субъекта как субъективно воспринимаемой и осознаваемой реальности индивида (К. Левин), а не на языке аналитических категорий, конструируемых внешним наблюдателем. В целом теория «Я-концепции», разработанная в рамках феноменологического подхода, сводится к следующим положениям:

2 стр., 913 слов

Билет 2.1. Человек, индивид, личность, индивидуальность, субъект

Персона, личина – то, что обращено к другим людям, или что защищает, отграничивает внутреннее пространство индивидуума от внешнего мира на раннем этапе возникновения сознания и культуры (К.-Г.Юнг). Именно отличение личного опыта от опыта жизнедеятельности племени, закрепленного в ритуальных действиях, ознаменовалось применением этой маски (персоны) как указания на то, что отмеченный ею индивидуум ...

  • Поведение есть продукт восприятий индивида, которые по своей природе феноменологичны: психологическая реальность индивида — это не объективная реальность как таковая, а продукт его субъективных восприятий в момент поведения.

  • Центральной, интегрирующей точкой феноменального поля является «Я-концепция», вокруг которой организуются все субъективные восприятия индивида.

  • «Я-концепция» является одновременно и продуктом восприятий, и совокупностью представлений, в которой содержатся ценности, привнесенные из социокультурной среды.

  • С формированием «Я-концепции» поведение в целом начинает регулироваться ею.

  • «Я-концепция» относительно согласована во времени и ситуативных контекстах, в этом состоит ее прогностическая ценность.

  • Потребность в положительном отношении к себе от других людей возникает параллельно с формированием «Я-концепции». Потребность в положительном отношении к себе самому (потребность в положительной самооценке) возникает через усвоение опыта положительной оценки себя другими людьми.

  • Для снятия расхождений между данными текущего жизненного опыта и «Я-концепцией» используются различные защитные стратегии.

  • Существует одно главное мотивационное побуждение человека — потребность в самоактуализации, в поддержании и повышении ценности своей «Я-концепции».

Дальнейшее развитие теории «Я-концепции» шло в направлении унификации концептуально-терминологического аппарата для описания «Я-концепции» и поиска надежных эмпирических референтов для измерения.

1. Каждая социальная ситуация воспринимается и оценивается в соответствии с теми компонентами «Я-образа», которые актуализируются этой ситуацией и которые необходимо проявлять индивиду (постигать, поддерживать, защищать, избегать и т, д.).

2. На основе базовой потребности в самоактуализации, поддержании и защите своего Я, потребности в положительной самооценке, а также (и это самое главное) в зависимости от субъективной значимости для индивида тех параметров «Я-концепции», которые активизированы ситуацией, формируется и выбирается конкретная форма поведения в данной ситуации.

Из многочисленных источников формирования «Я-концепции» человека, по-видимому, наиболее жизненно важными являются следующие, хотя их значимость, как показывают исследования, меняется в различные периоды жизни человека:

  • представление о своем теле («телесное Я»);
  • язык — как развивающаяся способность выражать словами и формировать представления о себе и других людях;
  • субъективная интерпретация обратной связи от значимых других о себе;
  • идентификация с приемлемой моделью половой роли и усвоение связанных с этой ролью стереотипов (мужчина—женщина);
  • практика воспитания детей в семье.

«Телесное Я» и образ тела. Рост, вес, телосложение, цвет глаз, пропорции тела тесно связаны с установками индивида к себе, самочувствием и переживаниями своей адекватности и принятия себя. Образ своего тела, подобно другим компонентам «Я-концепции», субъективен, но ни один другой элемент так не открыт для внешнего обозрения и социальных оценок, как тело человека. Исследования дают совершенно убедительные свидетельства тому, как различные телосложения человека вызывают различные, но согласованные реакции других лиц. В целом исследования подобного плана выявляют общую тенденцию: чувства и эмоциональные оценки, которые испытывает индивид в отношении своего тела, совпадают с чувствами, которые он испытывает к самому себе в целом, как к личности, Общий уровень удовлетворенности своим телом пропорционально соизмерим с общим уровнем принятия себя.

Таким образом, высокая самооценка личности сильно коррелирует с удовлетворенностью своим телом. Другими словами, так же, как для каждого из нас существует идеальная «Я-концепция» себя, существует, по-видимому, и идеальный образ тела. Этот идеальный образ формируется на основе усвоения индивидом культурных норм и стереотипов. Чем ближе образ тела к идеалу, тем вероятнее наличие у индивида высокой «Я-концепции» и целом. Эти идеальные представления меняются со временем и между культурами. Отсюда следует и практический вывод: нельзя судить о других людях только по их внешности при взаимодействии с ними.

Язык и развитие «Я-концепции». Значение языка для развития «Я-концепции» очевидно, поскольку развитие способности ребенка к символическому отражению мира помогает ему выделить себя из этого мира («Я», «мое», и т. д.) и дает первый толчок к развитию «Я-концепции». Другими словами, «Я-концепция» осознается человеком в языковых терминах и ее развитие осуществляется посредством языковых средств.

Обратная связь от значимых других. Приобретение опыта принятия себя другими (в любви, уважении, привязанности, защите и т. п.) — другой важный источник формирования «Я-концепции». Чтобы переживать и осознавать это, индивид должен воспринимать лицо, жесты, вербальные высказывания и другие знаки от значимых других, особенно родителей, которые сигнализировали бы ему о его принятии этими другими. Большинство исследователей согласны с тем, что стандарты, устанавливаемые значимыми другими (родителями, учителями, ближайшей социальной средой) жизненно важны для развития у подростка «Я-концепции». С помощью этих стандартов индивид удостоверяется, в какой мере другие заинтересованы в нем, принимают его или отвергают. Существует много исследований, посвященных этому вопросу, результаты которых позволяют выделить общую закономерность. Если индивид принимается, одобряется, признается другими людьми, пользуется их уважением, получает больше положительных подкреплений, и осознает это, то у него, вероятнее всего, развивается положительная «Я-концепция». Если другие отвергают его, выставляют на посмешище, принижают, больше критикуют (т.е. он получает больше негативных подкреплений), то, вероятнее всего, у него будет развиваться отрицательная «Я-концепция». В качестве значимых других выступают родители, сверстники, учителя. Не подлежит сомнению, что первичная группа сверстников (школьные группы и др.) имеет огромное значение для формирования и «оформления» центральных «Я-установок» в подростковом возрасте.

Воспитание детей в семье. Не подлежит сомнению, что практика воспитания детей в семье оказывает огромное влияние на развитие «Я-концепции» личности. Большинство психологов разделяют ту точку зрения, что первые 5 лет жизни являются периодом, когда закладывается базовая основа личности и Я-концепции человека. Первые человеческие отношения, которые ребенок познает в семье, выступают для него прототипом будущих отношений с другими людьми. Психологами предпринимались многочисленные попытки категоризации различных типов воспитания с формированием различных типов личности. Но в реальной жизни воспитание трудно подогнать под чистые категории. Вместе с тем, исследования доказали существование определенных корреляций и тенденций в формировании типов личности в зависимости от отношения родителей к ребенку.

Зарубежные авторы выделяют две возможные модели взаимодействия с ребенком.

Во-первых, авторитарность, безразличие, отвержение, вседозволенность.

Во-вторых, теплота, забота, уважение детей, разумный контроль, проявляемые родителями в воспитании детей.

Некоторые из основных результатов указанных исследований кратко можно свести к следующему резюме. Родители детей с высокими «Я-оценками» постоянно проявляют искреннюю заинтересованность в благополучии ребенка, теплоту и заботу о нем. Они проявляют меньше снисходительности, вседозволенности, опираются на высокие стандарты поведения и подкрепляют их соответствующими правилами. В практике воспитания больше применяются поощрения, чем наказания. Четко устанавливаемые ребенку границы поведения допускают применение родителями менее жестких форм наказания. Существование ограничений обеспечивает ребенку тот социальный мир, в котором он может достигать успеха.

Наоборот, родители детей с низкими «Я-оценками», как правило, придерживаются второй из тенденций. Они проявляют такие качества, как применение жестких наказаний, безусловность подчинения ребенка требованиям родителей в сочетании с элементами вседозволенности. Такие родители чаще демонстрируют эмоциональную холодность, они безразличны и малообщительны, противоречивы во взаимоотношениях с детьми. Несогласованные реакции родителей такой ребенок воспринимает как подтверждение отвержения, враждебности и отсутствие принятия его со стороны родителей.

Социальная психология признает детерминированную и, следовательно, поддающуюся воздействиям природу «Я-концепции», в то же время во многом игнорирует стабилизационные и объединяющие качества, приписываемые ей в гуманистических формулировках. Такой взгляд во многом обязан школе символического интеракционизма в социальной психологии. В частности, Ч. Кули (1902 г.) предложил концепцию зеркального Я. В его подходе считается, что «Я-концепция» формируется на основе субъективно интерпретируемой обратной связи от других как основного источника данных о себе в процессе символического взаимодействия между индивидом и его различными первичными группами.

Г. Мид (1934г.) в своей теории «обобщенного другого» главным предусловием развития «Я-концепции» считал способность индивида принимать роль другого. Процесс этот существует для того, чтобы установки другого по отношению к индивиду могли бы быть им оценены и интериоризированы. Объединение таких оценочных представлений «обобщенного другого» и есть главный источник формирования «Я-концепции» и внутренней регуляции поведения индивида. Однако представление о «Я-концепции» как о преимущественно интерпсихическом феномене может привести к экстремальному ситуационизму. Хотя есть много свидетельств тому, что Я-концепция индивида подвержена изменениям при целенаправленных воздействиях извне (например, при психотерапии), нельзя игнорировать также многократно эмпирически подтвержденный факт о трансситуациональной согласованности Я-концепции здоровой личности.

Психологический термин «Я» в русском языке неоднозначен. С одной стороны, «Я» — это, как уже говорилось, результат выделения человеком самого себя из окружающей среды, что позволяет ему ощущать и переживать собственные физические и психические состояния, осознавать себя субъектом деятельности. С другой стороны, собственное «Я» человека является для него и объектом самопознания. В этом случае в состав «Я» человека входит его самовосприятие и самопонимание. Иначе говоря, то, каким данный человек видит себя и как он истолковывает себе свои действия, составляет «Я-концепцию» личности. Каждый из нас не только видит себя определенным образом, но также оценивает себя и свое поведение. Такой оценочный аспект «Я» называется самооценкой. Для измерения ее используется шкала самооценки, которая позволяет выявить общую самооценку, которую индивид дает себе. По данным исследований, люди с высокой самооценкой думают о себе хорошо, ставят перед собой соответствующие цели, принимают во внимание мнения других людей для увеличения своих успехов, хорошо справляются с трудными ситуациями. Люди с низкой самооценкой, с другой стороны, не очень хорошо думают о себе, часто выбирают нереалистические цели или вообще уклоняются от каких-либо целей, с пессимизмом смотрят в будущее и враждебно реагируют на критику или другие виды негативной обратной связи.

Исследования показывают, что уровень самооценки личности связан с когнитивными аспектами «Я-концепции». У тех людей, для которых позитивные аспекты Я являются более важными, подразделение информации о себе на позитивную и негативную может быть частью процесса, способствующего исключению, в конце концов, негативной информации из памяти. А это, в свою очередь, удаляет такую информацию из «Я-концепции». С другой стороны, людям, которым негативные аспекты Я кажутся более важными, психологически более приемлемо смешивать в своем сознании вместе позитивные и негативные аспекты Я.

Рассматривая проблемы самосознания, исследователи выделяют его два типа. Частное самосознание – это временное состояние осознания индивидом скрытых, частных аспектов своего Я, в то время как общественное самосознание – это временное состояние осознания индивидом общественных аспектов Я. Люди, которым в большей степени присуще частное самосознание, много думают о себе, пытаются понять себя, и более внимательны к своим внутренним чувствам. Люди, которым более свойственно общественное самосознание, озабочены собственной независимостью и вопросами идентичности.

Проблема идентичности тесно связана с «Я-концепцией». Э. Аронсон говорит, что идентичность – это продукт, результат процесса идентификации. Этот процесс есть реакция индивида, вызванная желанием походить на человека или группу, оказывающих социальное влияние.

В СССР впервые проблему идентичности начал изучать Ю.Емельянов, который употреблял в качестве синонима также термин самотождественность. С его точки зрения, идентичность – это чрезвычайно тонкое чувство уверенности в своей собственной определенности. Мы далеко не всегда связываем наше Я со всей совокупностью происходящих с нами событий, и идей, нас посещающих. Мы отождествляем себя только с теми событиями и идеями, которые поддаются согласованию и упорядочиванию. Изменения должны быть преобразованы в непрерывность, воспринимаемую как непротиворечивая целостность. Наше Я должно переживаться нами как постоянная величина, как возможное полное подобие самому себе. Успокоительное чувство самотождественности индивид испытывает до тех пор, пока ему удается придавать изменениям смысл непрерывности, обеспечивая устойчивость «Я-образов» относительно актуального поведения и «идеального Я». Ю. Емельянов считал, что реакцией индивида на действия и позицию социального окружения может быть возникновение четырех форм идентичности.

1. Предписанная идентичность. Возникает в тех социальных условиях, когда индивид вынужден принять ту или иную форму тождественности.

2. Негативная идентичность, внешним проявлением которой выступают нецензурные выражения, черный юмор, моральное отупение. Часто возникает у мигрантов, представителей группы риска, невротиков. Такая форма идентичности возникает в случае посягательств внешней среды на присвоенную индивидом ценность. Рассуждения человека в этом случае строятся по следующей схеме. «Если окружение не хочет признавать меня в заявленном мною ценностном качестве, то пусть я буду таким, каким они меня считают, или еще хуже».

3. Полемическая идентичность. Выступает как вариант активной защиты выбранной идентичности. В этом случае субъект агрессивно завышено оценивает себя, отстаивая достоинства принадлежности к той или иной группе. Полемический накал может привести к тому, что присваиваемые общности свойства оказываются весьма далекими от реальности.

4. Символическая идентичность. Выражается в избирательном невнимании к сигналам реальности. «Я-концепция» индивида нагружается символизмом в той мере, в какой освобождается от реальности. Индивид больше озабочен тем, чтобы избавиться от сообщений реальности, чем необходимостью получить информацию о том, что происходит в действительности.

Д. Майерс считает, что ощущение самих себя лежит в центре нашего мира. Рассматривая себя обычно как центральное звено, мы обычно переоцениваем, в коей мере поведение других направлено на нас. И часто берем на себя ответственность за события, в которых играем лишь небольшую роль. Это иллюзия имеет и позитивную сторону, поскольку именно на ней базируется наше самоуважение или чувство собственного достоинства. Содержательная часть идентичности очень сильно зависит от культуры, в которой живет индивид. Западный тип идентичности – это информация о самом себе, о своих особенностях. Здесь оценка себя и своей группы другими не имеет большого значения. Восточный тип идентичности – это информация о группах, членом которых является индивид. Японские психологи называют его взаимозависимым Я. Главной целью индивида с восточным типом идентичности является достижение гармонии в отношениях с сообществом и получение его поддержки.

3.2. Понятие социализации личности

С самого рождения и до смерти человек является частью многочисленных групп, которые формируют его личность. Человек не рождается социальным существом, именно благодаря включению в разнообразные группы он становится полноправным и адаптированным членом современного ему общества. Этот процесс получил название «социализация личности». Понятие это было введено в социальную психологию в 1940-1950-е годы в работах А. Бандуры, Дж. Кольмана и других. В настоящее время процесс социализации широко изучается в рамках многих гуманитарных наук: педагогики, философии, социологии, культурологи. В современном обществе социализация приобретает специфические черты: изменяются критерии социальной зрелости, происходит усложнение самих институтов социализации, изменяется соотношение семейного и внесемейного воспитания, взаимоотношения поколений и полов. Все эти факторы делаю проблему социализации сложной и многогранной, а ее изучение актуальным для социальной психологии.

3.2.1. Сущность процесса социализации

Сам термин «социализация» имеет различные толкования в рамках разных направлений психологии. Впервые пристальный научный интерес к процессу социализации отмечался в психоанализе, который решающим для социализации считал период раннего детства. Именно в этом возрасте Супер-Эго ребенка бессознательно усваивает социальные нормы и стандарты, существующие в обществе. Этот процесс происходит в ходе воспитания ребенка родителями. Представители фрейдизма рассматривают общество как враждебную личности структуру, провоцирующую неврозы. Представители других психологических школ имеют свои взгляды на этот процесс. Так, необихевиоризм трактует социализацию как социальное научение, символический интеракционизм — как результат социального взаимодействия, гуманистическая психология — как процесс самоактуализации «Я-концепции». Подобные разногласия связаны с тем, что социализация является многогранным феноменом, и каждое из указанных направлений акцентирует внимание на одной из сторон изучаемого феномена.

Одно из первых употреблений и объяснений этого термина в рамках отечественной социальной психологии было дано Б.Д. Парыгиным. В. Ядов разрабатывал проблему социализации в рамках диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности. Данная концепция рассматривает систему регуляции социального поведения, в зависимости от степени включенности личности в общественные отношения.

В ходе социализации человек приобретает также необходимые социальные нормы, осваивает важнейшие социальные роли, культурное наследие, учится правилам взаимодействия с другими людьми и социальными группами. Г.М. Андреева дала устоявшееся в нашей науке определение процесса социализации. Приведем его. Социализация — это двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоении индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей; с другой стороны, процесс активного воспроизводства этой системы социальных в личной социальной активности.

При этом важно подчеркнуть одно обстоятельство. Социализации реализуется личностью, через и благодаря, процессу интериоризации, представляя собой, перевод внешних социальных норм и правил в собственную внутреннюю структуру ценностей, знаний и установок. Тут возможна одна ошибка, часто совершаемая, преднамеренно или случайно, педагогами: социализацию путают с воспитанием. Это глубоко ошибочное мнение. Социализация, конечно же, может происходить как в условиях стихийного воздействия на личность различных социальных ситуаций, так и в условиях воспитания, в процессе целенаправленного формирования личности. Именно поэтому, в отечественной социальной психологии, термин социализация тесно связан по содержанию с понятиями «развитие личности» и «воспитание», которые включают в себя изучение влияния социальной среды на личность. Важно отметить, что воспитание предполагает целенаправленное воздействие субъектов воспитательного процесса на личность, в то время как социализация может происходить и под влиянием стихийных и неформальных агентов социализации. В процессе социализации индивид имеет больше возможностей для проявления своей автономии и независимости, имеет больше возможностей для творческого самовыражения, что отличает социализацию от воспитания.

С. Беличева (Москва) справедливо указывает на три сущностных различия между этими процессами.

1. Социализация относительно «стихийный» процесс. В нем далеко не всегда удается предусмотреть целенаправленное влияние среды, еще труднее его запланировать.

2. При социализации происходит непреднамеренное усвоение социальных норм и ценностей.

3. Более широкая самостоятельность субъекта социализации в отношении среды общения, выбора референтных групп и так далее.

К числу главных факторов, оказывающих непосредственное влияние на процесс социализации, и наполняющих тот процесс конкретным содержанием, относятся.

1. Материальные факторы социальной среды. В их число включаются политические, экономические, жилищные, финансовые и бытовые условия жизни индивида.

2. Социально-психологические факторы. В их число включаются такие показатели, как тип семьи, состав контактной группы, состав учебного класса.

3. Личная свобода индивида, свобода его личного выбора.

Г.Андреева указывает, что процесс социализации идет одновременно в трех сферах. При этом приоритетность данных сфер для самого процесса гибко изменяется в зависимости от возраста индивида и тех задач, которые ставит ему социальное окружение. К числу указанных сфер относятся: сфера деятельности, распадающаяся на труд, игру и учебу; сфера самосознания и сфера общения. Рассмотрим сущностные особенности процесса социализации в этих сферах.

Сфера деятельности характеризуется тем, что современный человек все больше и больше играет. Игра позволяет человеку легче усваивать сложные по структуре деятельности, снижая страх наказания за неудачу в деятельности. Кроме того, игра снижает жесткость моральных предписаний и это обстоятельство активно используется социальными технологами-манипуляторами. Сегодня выявлена жесткая связь между предпочитаемыми в группе играми и уровнем ее, группы, стабильностью. Если выбираются игры имитационные, конкурентные, азартные, эта группа стабильна. Но она быстро развалится в условиях резко изменяющихся внешних условий. Если же в группе предпочитаются креативные игры, то стабильность ее ниже. Но ситуацию любого кризиса эта группа перенесет с наибольшим успехом для себя и своих членов.

Кроме того, современный человек все больше и больше учится. Россия, к сожалению, в этом вопросе катастрофически отстала от мирового сообщества. У нас только 4% лиц, получивших высшее образование, проходят дополнительную подготовку. В Австралии же, занимающей по уровню качества жизни место в первой пятерке, доля таковых составляет 75%. В США почти две трети населения посещают разного рода кружки, курсы, клубы по интересам, группы поддержки. Реальность такова, что в современном постиндустриальном обществе объем информации удваивается каждые четыре года. И научится один раз и на всю жизнь, как это было 30 лет назад, сегодня просто невозможно. Кроме того, исследования американских социальных психологов показывают, что человек, периодически обучающийся чему-то для себя новому, чувствует себя в мире более счастливым и более довольным. Что касается социализации в сфере труда, то у индивида изменяется представление о себе, стабилизируется самооценка. Деятельность приобретает личностный смысл, человек идентифицирует себя с ней. Его жизнь отныне обретает смысл.

Социализация в сфере сознания приводит в формированию четырех компонентов самосознания. Во-первых, формируется осознание своего отличия от внешнего мира. Во-вторых, появляется осознание индивидом того факта, что он сам является источником своих своих реакций. В-третьих, формируется осознание социально-психологических свойств своей личности. В-четвертых, формируется самооценка, о которой мы говорили выше.

Социализация в сфере общения приводит к тому, что индивид расширяет набор тактик своего общения. Отрабатываются: умение войти в разговор и выйти из него, формируются навыки презентации своего Я, умения настоять на своем видении проблемы, регулируется степень доверительности в разговоре. Именно в процессе социализации вырабатывается способность работать с «рамкой и сюжетом диалога» (М. Бахтин).

Напомним, что сюжет – это содержание, фабула диалога. А вот рамкой называются эмоциональные межличностные отношения между партнерами по общению. Мы можем говорить о погоде, но рамкой будут наши любовные чувства. Блестящей иллюстрацией соотношения рамки-сюжета являются диалоги героев М. Тереховой и М. Боярского в советском фильме «Собака на сене».

Считаем необходимым подчеркнуть один важный момент. Процесс социализации предусматривает обмен опытом. Однако в самом опыте надо различать жесткие и гибкие элементы. Жесткие элементы опыта позволяют группе существовать и развиваться при наличных условиях самого разного плана: политических, экономических, юридических, климатических и так далее. Однако любое изменение любых из условий ставит группу в тупик. И тут понадобятся гибкие элементы социального опыта, то поведение «про запас», которое всегда существует в группе. Носителями гибкого опыта являются «чудаки», отличающиеся от остальных индивидов «неправильным», «ненормальным» поведением. Только в их арсенале может найтись поведенческая модель, способная спасти группу в условиях кризиса. Вспомним сказку П. Ершова «Конек-Горбунек». В нормальных условиях группу, семью, содержат старшие братья, носители жесткого опыта, а младший – Иван-дурак, ведет себя неподобающим образом и стоит вопрос о его изгнании из семьи. Но, появляется огненная кобылица и старшие братья демонстрируют неспособность справиться с проблемой. Благосостояние семьи спасает носитель гибкого опыта Иван. Именно его усилиями прекращается потрава пшеницы – основы хозяйственной деятельности семьи. Более того, братья получают сумму денег, достаточную для женитьбы и отделения от отца для самостоятельной жизни. Пример этой сказки показывает нам, насколько важны для любой группы чудаки. Именно в чудаках заключен потенциал спасения группы в ситуациях кризиса. Хотя личная судьба чудаков часто бывает безрадостной, далеко не всегда их идеи оказываются востребованными группой. Так что Иван-дурак должен быть благодарен огненной кобылице, она спасла его от социального аутсайдерства.

Семья является важнейшим институтом социализации личности. Именно в семье человек получает первый опыт социального взаимодействия. На протяжении какого-то времени семья вообще является для ребенка единственным местом получения такого опыта. Затем в жизнь человека включаются такие социальные институты, как детский сад, школа, улица. Однако и в это время семья остается одним из важнейших, а иногда и наиболее важным, факторов социализации личности. А.А. Реан полагает, что семью можно рассматривать в качестве модели и формы базового жизненного тренинга личности.

Социализация в семье происходит как в результате целенаправленного процесса воспитания, так и по механизму социального научения. В свою очередь сам процесс социального научения также идет по двум основным направлениям. С одной стороны приобретение социального опыта идет в процессе непосредственного взаимодействия ребенка с родителями, братьями и сестрами, а с другой — социализация осуществляется за счет наблюдения особенностей социального взаимодействия других членов семьи между собой. Кроме того, социализация в семье может осуществляться также посредством особого механизма социального научения, который получил название викарное научение.

Викарное научение связано с усвоением социального опыта за счет наблюдения научения других. Существует достаточно много исследований, описывающих влияние фактора неполной семьи на личность ребенка. Так установлено, что мальчики гораздо острее девочек воспринимают отсутствие отца. В таких семьях мальчики более беспокойны, более агрессивны и задиристы. Особенно сильно заметна разница между мальчиками в семьях с отцами и без них в первые годы жизни детей. В одном из исследований было показано, что двухлетние дети, чьи отцы умерли еще до их рождения, живя с матерями-вдовами, были менее самостоятельны, проявляли тревожность и агрессивность в большей степени, чем дети, у которых были отцы. При изучении детей старшего возраста выяснилось, что поведение мальчиков, чье детство прошло без отцов, оказалось менее мужественным в сравнении с теми, у кого были отцы. С другой стороны оказалось, что поведение и личностные особенности девочек, выросших только с матерями, мало чем отличается от тех, кто жил в полной семье.

Долгое время считалось, что структурная деформация семьи является важнейшим фактором, ответственным за нарушение личностного развития ребенка. Это подтверждалось и статистическими данными (как зарубежными, так и отечественными), из которых следовало, что выборки подростков просоциальной и асоциальной, в том числе и криминальной, направленности существенно отличаются между собой по критерию «полная — неполная семья».

В настоящее время все большее внимание уделяется фактору психологической деформации семьи. Многочисленные исследования убедительно свидетельствуют, что психологическая деформация семьи, нарушение системы межличностных отношений и ценностей в ней оказывают мощнейшее влияние на негативное развитие личности ребенка, подростка, приводя к различным личностным деформациям — от социального инфантилизма до асоциального и делинквентного поведения.

Политическая социализация — это совокупность процессов становления политических взглядов и установок личности, проявления политической активности. Сам термин “политическая социализация” был впервые введен в 1959 г. американским ученым Г. Хайменом. В ходе политической социализации человек идентифицирует себя с определенной политической общностью (государством, страной, нацией), усваивает ее символы, получает знания о функциях и деятельности различных политических институтов. В процессе политической социализации человек накапливает и расширяет собственный политический опыт. Другими словами, политическая социализация сводится к усвоению политических ценностей и норм, необходимых для адаптации в сложившейся политической системе и выполнения различных видов политической деятельности. Политическая социализация является одним из направлений общего процесса социализации индивидов.

Основными агентами политической социализации выступают такие социальные институты, как образование, средства массовой информации, семья и другие. Агентами политической социализации являются также общественно-политические и молодежные организации, армия. Опосредованную роль на формирование политической социализации оказывают литература и искусство. Большую роль в процессе политической социализации в современном обществе выполняют политологи и политология, как научная и образовательная дисциплина.

Среди агентов социализации на начальном этапе развития теории наибольшее внимание исследователей было уделено двум: семье и группе сверстников. Многие ученые, занимавшиеся в 1960-70-е годы проблемой политической социализации, придерживались тезиса, что семья индивида является главным социализирующим агентом на этапе латентной политической социализации.

На фоне политических перемен, произошедших в мире в конце ХХ века, изменились и теоретические подходы к определению политической социализации. Так, в последние десятилетия прошлого века социализация теряет свой “вертикальный” характер в связи с тем, что в традиционных обществах появляются черты модернизации. Например, одной из таких черт становится снижение роли авторитета возраста – более старший возраст родителей, учителей не становится основанием для уважения и подражания; то же самое происходит и в отношении родства – роль родственных связей снижается. Кроме того, социализационный процесс идет не только в “одну сторону” — от социализирующих агентов к социализируемым, от старшего поколения к младшему – но и наоборот — сейчас есть данные о том, что молодые люди ретранслируют свои собственные политические ориентации родителям.

Теоретическим ответом на запросы изменившейся социальной и политической реальности стала предложенная в 1986 году Р. Мерелманом принципиально новая модель механизма усвоения и ретрансляции политических ценностей и установок. Согласно его идее “горизонтальной” (lateral) политической социализации, этот процесс представляет собой непрерывный выбор из широкого числа возможных и конкурирующих между собой образов мира и моделей поведения, количество которых постоянно увеличивается в результате взаимоотношений между “равными” участниками процесса социализации на “горизонтальном” уровне. В “горизонтальной” социализации отношения между объектом и агентами социализации добровольные, равные и временные. Личность социализируемого объекта становится центром модели, в отличие от модели “вертикальной” социализации, где личность оказывалась своеобразным “концом” цепочки влияний. Ф. Васбурн предлагает свою модель процесса политической социализации. Она включает:

  • стадии жизненного цикла, на которой находится индивид (детство, подростковый возраст, юношество, зрелость и старость);
  • агентов социализации (семья, в которой воспитывался индивид, школа, церковь, СМИ, семья самого индивида, его работа и политический опыт).

Считается, что эти два компонента представляют собой интерактивные системы. Между агентами социализации существуют комплексные взаимоотношения на всех стадиях жизненного цикла, и относительная значимость каждого из агентов социализации может варьироваться от одного периода жизненного цикла до другого. Политические ориентации индивида в любой точке жизненного цикла определяются личными природными особенностями, периодом жизненного цикла, который переживает человек, его предыдущим опытом социализации, а также тем положением, которое он занимает в социальной структуре.

3.2.2. Механизмы и институты социализации

Еще З. Фрейд выделял ряд психологических механизмов социализации: имитацию, идентификацию, чувство стыда и вины. В основе современных представлений о механизмах социализации лежит теория социального научения. Согласно данной теории поведение человека есть результат его общения и взаимодействия с другими людьми, наблюдение за ними, подражание их поведению, обучение новым эффективным образцам поведения.

Теория социального научения отрицает абсолютную зависимость поведения индивида от его внутренних потребностей, утверждая, что внешний мир оказывает решающее влияние на социализацию. Вторым важным положением теории социального научения является признание того факта, что любые формы социального поведения человека, если оно не имеет в своей основе генетических предпосылок, усваивается в результате использования системы поощрений и наказаний. Поощрения стимулируют и подкрепляют соответствующее социальное поведение, наказания, наоборот, подавляют нежелательные для социума виды социального поведения. Так следует отметить, что новые формы социального поведения могут быть приобретены человеком не только в результате поощрений и наказаний, но и при наблюдении за поведением других людей («викарное научение») благодаря тому, что человек, как и многие высшие животные, имеет врожденный механизм научения, называемый «подражанием».

Важный механизм социализации – идентификация. Для детей раннего возраста важнейшей моделью иденитификации выступают родители. В общении и взаимодействии с родителями, ребенок усваивает ценности, установки, социальные навыки и нормы поведения родителей. В более позднем возрасте образцом для идентификации могут выступать сверстники, значимые взрослые, представители различных социальных групп, несущие в себе ценные качества и формы поведения. Идентификация продолжается на протяжении всего жизненного пути человека.

Подражание – еще один механизм социализации, который является врожденным. Подражание существует и в мире животных. Подражание – это сознательное или бессознательное воспроизведение человеком опыта и особенностей поведения других людей. Важнейшую роль подражание играет в младенческом и дошкольном возрасте. По мере взросления п. теряет свою ведущую роль. У взрослых людей по сравнению с другими механизмами с. п. играет второстепенную роль.

Внушение – это механизм социализации, посредством которого ребенок неосознанно воспроизводит образцы поведения, образ мыслей, усваивает родительские сценарии. Особой внушающей силой обладают послания, идущие от авторитетных для ребенка людей.

Конформность в социальной психологии рассматривается как важнейший механизм социализации и адаптации человека к условиям социальной среды. Конформным называют такое поведение человека, при котором он, осознанно расходясь во мнениях с окружающими людьми, тем не менее, внешне соглашается с ними. От других социально-психологических механизмов социализации конформность отличается наличием у человека внутреннего конфликта между тем, что он думает, и тем, как он ведет себя на самом деле, тем, во что он реально верит и ценит.

Социальная фасилитация – это механизм социализации, благодаря которому окружающие люди оказывают развивающее и стимулирующее влияние на индивида. Социальная фасилитация обычно сопровождается подражанием и внушением и происходит в кругу близких людей, с которыми ребенок чувствует себя комфортно. В обстановке напряженности, при общении с незнакомыми враждебными людьми, у ребенка может наблюдаться противоположное явление — социальная ингибиция (ингибиция — торможение).

Социальная ингибиция препятствует приобретению нового социального опыта и замедляет процесс социализации.

Механизмом социализации можно также считать прогностические способности человека, благодаря которым люди имеют возможность заранее оценивать возможные последствия своих поступков и возможные реакции на них окружающих.

В отдельную проблему, требующую соединения механизмов социализации с институтами социализации, сегодняшние социальные психологи выделяют половую социализацию. Половая социализация – это процесс приобретения индивидом психологии и поведения, характерных для людей одного с ними пола. Половая роль включает в себя набор предписаний и ожиданий, которые предъявляет общество к индивиду в соответствии с его половой принадлежностью. Процесс половой социализации начинается с момента рождения ребенка и строго регламентируется обществом. Культурные традиции общества задают основное направление половой социализации ребенка в зависимости от его пола. Отношение индивида к собственной половой принадлежности и к атрибутам соответствующей роли выражается в его полоролевой позиции. Важнейшим периодом половой социализации является дошкольное детство. Уже в младенческом возрасте ребенок проявляет различные реакции на мужчин и женщин. В возрасте полутора лет ребенок знает, к какому полу он принадлежит, а к трем годам может определять половую принадлежность окружающих его людей.

В пубертатный период процесс половой социализации выражен наиболее ярко. У подростков с появлением вторичных половых признаков возникает осознанный интерес к противоположному полу и формируется его психосексуальные ориентации. В этом возрасте подростки наиболее остро переживают степень своего несоответствия половой роли.

В ранней юности половое развитие завершается, психосексуальные установки и ориентации приобретают относительную устойчивость. Для этого периода характерны эротические фантазии, первая влюбленность и первый сексуальный опыт. В этом возрасте процесс половой социализации в основном завершается, хотя под влиянием различных социальных групп и ситуаций он может развиваться всю жизнь.

Основную функцию в половой социализации выполняют родители. Они служат ребенку моделью для подражания. Родители передают детям установки и образцы поведения, характерные для определенного пола. Родители формируют у детей необходимые половые роли, используя поощрения и наказания соответствующих форм поведения, присущих данному полу. Так ругать за беспорядок в комнате будут скорее девочку, чем мальчика, а умение сдерживать эмоции, скорее будет причиной поощрения мальчика, чем девочки. Родители также влияют на формирование половой роли детей через игрушки, одежду, аксессуары, а также через распределение между детьми разного пола обязанностей по дому. В семьях отцы обычно отвечают за воспитание сыновей, за девочек преимущественно отвечает в семье мать. Становясь старше, дети больше времени проводят с родителем одного с ними пола. Родители направляют половую социализацию, покупая ребенку соответствующие полу игрушки, одежду, аксессуары, поощряя соответствующие полу хобби и увлечения. В нашем обществе для мальчиков больше поощряются мускулинные виды спорта — карате, борьба, футбол, для девочек — менее соревновательные и более феминные – хореография, гимнастика, рукоделие. Дети чаще идентифицируют себя с доминантным членом семьи. Это может привести к сложностям в процессе социализации, если в семье, где растет мальчик, доминирует мать. У мальчиков в такой семье возникают трудности с развитием мужских форм поведения.

Источником для формирования у детей половых ролей являются также сверстники, которые предъявляют к их поведению требования, соответственные поведению представителей соответствующего пола. Социализация происходит благодаря распределению ролей в детских играх: мальчики играют в войну, а девочки в дочки-матери. Такое резкое разделение детей в процессе совместной деятельности и общения на однополые объединения называется «половая сегрегация». Явление половой сегрегации имеет глубокие исторические корни. Во всех архаичных культурах воспитание мальчиков и девочек, начиная с 5-13 лет, проводилось раздельно. Например, в Древней Греции любое жилище имело две половины – мужскую и женскую, и детям запрещалось находиться на территории, не соответствующей их полу. Это было связано с жесткой поляризацией и иерархией половых ролей, существующей в древних культурах. Благодаря половой сегрегации ребенок приобретает основные характеристики психологического пола и начинает более четко осознавать половые различия. Пиком половой сегрегации, помимо старшего дошкольного возраста, является средний школьный возраст. В этом возрасте подросток заново осмысливает собственную половую идентичность в группе сверстников своего пола. Референтная для подростка группа сверстников предъявляет жесткие критерии соответствия своему полу и подвергает критике любые проявления поведения, характерные для противоположного пола. Подобные строгие нормативы половой роли задаются ребенку обществом сверстников на всех возрастных этапах.

При этом группа сверстников выполняет следующие функции в процессе половой социализации:

  • способствует утверждению собственной половой принадлежности ребенка и осознанию им психологических отличий между полами;
  • в общении и совместной деятельности происходит уточнение и отработка поведения в соответствии с половой ролью;
  • именно здесь ребенок получает значительную долю информации и о сексуальной жизни;
  • общество сверстников обеспечивает необходимый эмоциональный контакт и способствует установлению взаимоотношений с представителями противоположного пола.

Л. Столяренко имеет собственный взгляд на механизмы социализации. Фактически, в ее подходе также соединены механизмы и институты социализации. Соответственно, она выделяет следующие социальные образования, именуя их, впрочем, механизмами социализации.

  1. Традиционный механизм. Сюда включается усвоение норм и ценностей в семье и в ближайшей контактной группе.
  1. Институциональный механизм. Здесь Столяренко размещает процесс взаимодействия с такими институтами общества как школа, клубы, СМИ, армия.
  1. Стилизованный механизм. Он включает в себя процесс взаимодействия с представителями различных субкультур. Субкультура может быть возрастной, профессиональной, досуговой.
  1. Межличностный механизм. Он действует в процессе контактов со значимыми лицами.
  1. Рефлексивный механизм, представленный в виде внутреннего диалога.

Институты социализации (агенты, средства социализации) – это конкретные социальные группы, в которых личность приобщается к системе норм и ценностей и которые выступают трансляторами социального опыта. Термин «институт» в данном случае используется как социологическое понятие – как естественная форма отношений между людьми, сложившаяся в ходе развития общества. Что касается опыта, то он может быть горизонтальным – внутрипоколенным – опытом и вертикальным – межпоколенным опытом. В качестве основных источников социализации выступают семья, школа, общественные институты и организации, различные официальные учреждения печать, радио, телевидение, система образования.

Процесс социализации идет главным образом через общение людей друг с другом. Социальный институт представляет собой относительно самостоятельное социальное образование, которое имеет свою внутреннюю логику развития. С этой точки зрения, социальный институт следует рассматривать как организованную социальную подсистему, характеризующуюся устойчивостью структуры, интегрированностью ее элементов и функций. Основными элементами социальных институтов являются, прежде всего, системы ценностей, норм, идеалов, а также образцов деятельности и поведения людей в жизненных различных ситуациях. Социальные институты согласовывают и направляют в единое русло устремления индивидов, устанавливают способы удовлетворения их потребностей, способствуют расширению социальных конфликтов, обеспечивают стабильность существования конкретных социальных общностей и общества в целом. Сама по себе фиксация социокультурных ценностей в форме социальных институтов еще не обеспечивает их эффективного функционирования. Для того чтобы они «работали», необходимо, чтобы эти ценности стали достоянием внутреннего мира человека и получили признание со стороны социальных общностей. Усвоение членами общества социокультурных ценностей составляет содержание процесса их социализации, огромная роль в которой отводится институту образования.

Важнейшим институтом социализации является семья. В эпоху кризиса, который переживает современная семья, агентами социализации в данном возрасте начинают выступать социальные организации, дошкольные учреждения, средства массовой информации. Семья – основной социальный институт, через который общество осуществляет первичный социальный контроль над поведением людей и регламентацию их взаимной ответственности и взаимных обязательств. Одновременно семья является той неформальной «судебной инстанцией», которой предоставлено право применения моральных санкций к членам семьи за несоблюдение или за ненадлежащее соблюдение норм общественной и семейной жизни. Именно в семье дети приобретают первые навыки взаимодействия, осваивают первые социальные роли (в том числе — половые роли, формирование черт маскулинности и фемининности), осмысливают первые нормы и ценности. Роль семьи как института социализации, естественно, зависит от типа общества, от его традиций и культурных норм.

Во втором периоде ранней стадии социализации основным институтом является школа. Школа дает ученикам знания, помогающие им в дальнейшей профессиональной адаптации в обществе, а также представляет широкую возможность для общения со сверстниками, которые сами выступают как важнейший фактор социализации. Школа также способствует формированию гражданской позиции и политической социализации. Высшие учебные заведения также могут быть рассмотрены как институты социализации, поскольку включают молодежь с студенческую субкультуру и различные студенческие сообщества.

Работа во всех культурах является важнейшим окружением, в котором происходит процесс социализации, хотя только в индустриальных обществах огромное число людей «ходят на работу» — т. е. каждый день проводят несколько часов на рабочем месте, отделенном от дома. В индустриальных и постиндустриальных странах начало «хождения на работу» подразумевает большие изменения в жизни человека, масштаб которых значительнее, чем начало трудовой деятельности в традиционных обществах. Обстоятельства работы выдвигают непривычные требования, вынуждая человека принципиально менять мировоззрение и поведение. На трудовой стадии важнейшим институтом социализации является также трудовой коллектив, особенно личность руководителя, его стиль и ценности, а также референтная группа, оказывающая наибольшее влияние на работника в плане его дальнейшей социализации.

Средства массовой информации и электронные коммуникации также являются мощным агентом социализации. Э. Гидденс сообщает, что британские дети проводят в течение года за экраном телевизора время, эквивалентное ста школьным дням. Взрослые тратят на это примерно столько же времени. Исследования показывают, что в случае, если освещение событий газетой и телевидением различается, телевизионной версии верят вдвое больше людей. Но не подлежит сомнению, что средства массовой информации оказывают глубочайшее воздействие на установки и мировоззрение людей. Они передают все то многообразие информации, которое невозможно получить иным способом. Газеты, книги, радио, телевидение, фильмы, музыкальные записи и иллюстрированные журналы позволяют нам приобщиться к опыту, о котором мы иначе не имели бы ни малейшего представления. Агентов социализации, помимо уже упомянутых, существует так же много, как групп и социальных контекстов, в которых индивиды проводят сколько-нибудь значительную часть своей жизни. Для сельских жителей агентом социализации будет выступать местная или религиозная община. В развитых современных городах институтами социализации выступают различные добровольные общества, клубы, церкви, организации досуга, Интернет — сообщества, которые оказывают огромное воздействие на мысли и действия тех, кто принимает участие в их деятельности.

3.2.3. Стадии социализации

Стадиальность социализации признается и отечественными, и зарубежными социальными психологами. Однако в рассмотрении этих стадий существуют определенные различия. Л. Столяренко вводить пятистадиальную модель социализации, привязываясь к основным возрастным периодам человека. В западной социальной психологии большей популярностью пользуется модель Э. Эриксона, предусматривающая восемь стадий развития личности.

Г.М. Андреева выделяет три основные стадии социализации: дотрудовую, трудовую и послетрудовую. Дотрудовая стадия включает в себя весь период жизни человека от рождения до начала трудовой деятельности. Эта стадия разделяется на два периода: первый период – ранняя социализация, от рождения ребенка до поступления в школу (период детства), второй – стадия обучения в учебном заведении – школе, колледже, вузе и т.д. (период юности).

Многие отечественные и западные психологи считают, что наибольшее влияние на личность социализация оказывает в периоды детства, отрочества и юности. О.Г. Брим (1966) одним из первых высказал мысль о том, что социализация происходит в течение всей жизни. Он выделил следующие различия между социализацией детей и взрослых.

  1. Социализация взрослых выражается главным образом в изменении их внешнего поведения, в то время как детская социализация связана с усвоением внутренних базовых ценностей.
  1. Взрослые люди могут оценивать нормы, дети способны только некритично усваивать нормы.
  1. Социализация взрослых часто связана со способностью понимать ограниченность любых норм и правил и уметь видеть за рамками этих правил индивидуальность и богатство человеческой личности, видеть множество оттенков «серого цвета».
  1. Социализация взрослых направлена на то, чтобы помочь человеку овладеть определенными социальными навыками, необходимыми для поиска своего места в обществе; социализация детей формирует главным образом мотивацию их поведения. Например, на основе социализации взрослые могут строить свою профессиональную карьеру, детей же учат выполнять правила, быть вежливыми, слушаться старших.

Психолог Роджер Гоулд (1978) предложил теорию, согласно которой социализация взрослых не является продолжением социализации детей, она представляет собой процесс преодоления детских стереотипов и сценариев, сложившихся в детстве. Это происходит в процессе рефлексии, самоанализа и наблюдений взрослых за окружающим миром. В результате формируются более реалистичные установки взрослых людей. Р. Гоулд считает, что успешная социализация взрослых связана с постепенным преодолением детской уверенности во всемогуществе авторитетных лиц и в том, что другие обязаны заботиться о твоих нуждах. Преодолев детские мифы, люди становятся терпимее и добрее, обретая в итоге большую внутреннюю свободу.

Общий принцип деятельности, принятый в отечественной психологии, а также признание того, что именно трудовая деятельность является ведущим фактором развития личности, позволяет выделить трудовую стадию социализации. Трудовая стадия социализации охватывает весь период трудовой деятельности. Если рассматривать развитие личности в аспекте деятельности, то можно заметить, что в процессе социализации человек приобретает все больше и больше знаний, умений и навыков для освоения все новых видов деятельности, то есть происходит процесс расширения возможностей индивида как субъекта деятельности.

Основанием для выделения в отдельную стадию с. – пожилой возраст — может служить классификация возрастных периодов, предложенная Э.Эриксоном. Эриксон выделяет период после 65 лет, который называет «зрелость». Этот период характеризуется проявлением мудрости и соответствует окончательному становлению идентичности. В ходе данного периода осуществляется послетрудовая стадия социализации. Особенности данной стадии изучены в современной психологии недостаточно. Однако, увеличение продолжительности жизни, увеличение границ пенсионного возраста, бурное развитие геронтологии и гериатрии, свидетельствуют об актуальности изучения процессов социализации в пожилом возрасте. В тоже время следует отметить, что темпы социализации в послетрудовой стадии ниже, чем на предыдущих стадиях развития личности. Большинство социальных психологов считают, что социализация в пожилом возрасте часто неэффективна. Это связано с уменьшением эмоциональных впечатлений в жизни пожилых людей, снижением социальной активности, потери друзей и близких, а вследствие этого все большее переживание одиночества.

Социализация пожилых людей также отличается от социализации на предыдущих стадиях нарушением ролевой структуры личности. В пожилом возрасте исчезают профессиональные роли, а семейные часто редуцируются. Роли пожилых людей в обществе размыты и мало связаны с определенными нормами. Даже если роль, которую играет в системе общественных и личных отношений пожилой человек достаточно ясна для него, ослабление физических и психологических возможностей оказывает влияние на данный процесс.

Л. Столяренко значительно расширяет подходы, рассматривая стадии социализации:

  1. Первичная социализация, или стадия адаптации (от рождения до подросткового периода ребенок усваивает социальный опыт некритически, адаптируется, приспосабливается, подражает).
  1. Стадия индивидуализации (появляется желание выделить себя среди других, критическое отношение к общественным нормам поведения).

    В подростковом возрасте стадия индивидуализации, самоопределения «мир и я» характеризуется как промежуточная социализация, так как все еще неустойчиво в мировоззрении и характере подростка. Юношеский возраст (18-25 лет) характеризуется как устойчиво концептуальная социализация, когда вырабатываются устойчивые свойства личности.

  1. Стадия интеграции (появляется желание найти свое место в обществе, «вписаться» в общество).

    Интеграция проходит благополучно, если свойства человека принимаются группой, обществом. Если не принимаются, возможны следующие исходы:

  • сохранение своей непохожести и появление агрессивных взаимодействий (взаимоотношений) с людьми и обществом;
  • изменение себя, «стать как все»;
  • конформизм, внешнее соглашательство, адаптация.
  1. Трудовая стадия социализации охватывает весь период зрелости человека, весь период его трудовой деятельности, когда человек не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его за счет активного воздействия человека на среду через свою деятельность.
  1. Послетрудовая стадия социализации рассматривает пожилой возраст как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта, в процесс передачи его новым поколениям.

В современной социальной психологии используется такое понятие как степень социализированности личности. Считается, что индивид, успешно прошедший процесс социализации, характерный для своего возраста, ею, социализированностью, обладает. Под этим термином понимается степень соответствия индивида социальным требованиям, предъявляемым к нему как к личности на данном возрастном этапе. Также социализированность свидетельствует о наличии у индивида личностных и социально-психологических предпосылок, обеспечивающих дальнейшую социальную адаптацию. Последнее означает, что человек:

  • способен адекватно воспринимать новые социальные требования;
  • способен избирательно реагировать на социальные воздействия;
  • имеет низкую социальную ригидность;
  • у него сформировались личностные предпосылки для следующего этапа социализации.

3.2.4. Процесс десоциализации личности

Важно отметить, что несоциализированных людей нет, асоциальное поведение является следствием недостатков и упущений в ходе социализации. Одним из проявлений нарушенной социализации является десоциализация. Десоциализация (лат. de (отсутствие, устранение чего-либо) + фр. socialisation (социализация)) — процесс, противоположный социализации, означающий утрату индивидом определенных социальных ценностей и норм и сопровождающийся отчуждением индивида от определенной группы. Причинами возникновения десоциализа́ции может быть, например, длительная болезнь, отпуск, психическое расстройство, изоляция, членство в криминальных сообществах и в тоталитарных сектах. Десоциализация может достигать различных уровней, от лёгкой дезориентации в социальных ситуациях, до полной потери связи с социальной средой. В случае сильной десоциализации личность, зачастую, уже не может восстановить утраченные ценности, нормы и роли в полном объёме. Ярко выраженная десоциализация имеет место при попадании индивида в экстремальные условия. Именно с такими условиями сталкиваются те, кто попадает в концентрационные лагеря, тюрьмы и колонии, психиатрические больницы, психоневрологические интернаты, а в некоторых случаях и проходящие службу в вооружённых силах. В качестве агентов десоциализации могут выступать различные социальные субъекты. Это и тоталитарные секты или деструктивные культы: сайентологи, иеговисты и прочие Агентами десоциализации признаны сегодня экстремистские и криминальные сообщества.

В настоящее время социальные психологи все большее внимание уделяется процессу психологической деформации семьи, который может способствовать десоциализации детей и подростков. Многочисленные исследования свидетельствуют, что психологическая деформация семьи, нарушение системы межличностных отношений и ценностей в ней оказывают мощнейшее влияние на негативное развитие личности ребенка, подростка, приводя к различным личностным деформациям — от социального инфантилизма до асоциального и делинквентного поведения.

Крупнейший отечественный специалист в области криминальной психологии В.Ф. Пирожков в одной из своих работ раскрыл работу психологических механизмов, позволяющих криминальным сообществам оказывать десоциализирующее влияние на современных подростков. Рассмотрим их.

1. Нормы и ценности криминальной субкультуры максимально учитывают состояние возрастного одиночества подростка. Подросток ведь переживает кризис идентичности. Он не защищен ни физически, ни финансово, ни морально. От старых ценностей, ценностей семьи он пытается отказаться, но новых ценностей, своих ценностей выработать и предложить подросток пока не умеет. А став членом криминальной группы он все эти защиты обретает, обретает новую стройную систему ценностей.

2. Включаясь в криминальную субкультуру, подросток получает широкое поле для самоутверждения, для самореализации. Так изживается негативный опыт от неудач, постигших подростка в обществе. Ведь в социуме на первом месте часто стоят возможности и достижения наших родителей и близких родственников. А в криминальном сообществе ценятся личные умения подростка, что он может, а не его папа.

3. В криминальной культуре нет двойной морали, которой пронизано наше общество. Власть два раза в год чествует ветеранов Великой Отечественной войны, но при этом за 65 лет с момента ее окончания до сих пор не предоставили всем им отдельное комфортабельное жилье. Много говорится о подвиге блокадного Ленинграда, но пенсия блокадников в разы уступает пенсиям солдат фашистских армий, душивших город 872 дня. Правительственный официоз радостно трубит о «достижениях» России, в то время как ВВП на душу населения составляет всего 15900 долларов США. А в проигравшей войну Германии этот же параметр равен 35900 долларов, согласно данным аналитического доклада ЦРУ. В криминальной субкультуре мораль античеловеческая, но она единая, и поэтому воспринимается подростком как более честная и справедливая.

4. Социализация в криминальной среде насыщена элементами физического и социального риска. А для подростка очень важно — проверить себя с точки зрения риска: могу ли я? Поведение сразу окрашивается в романтические тона, проступок приобретает черты благородной мести против несправедливости мира.

5. В криминальной субкультуре подросток быстрее получает сексуальный опыт, который имеет в этом возрасте скорее символическое значение. Наслаждаться сексом человек начинает позже, для подростка важнее, что «это» у него уже было.

6. Криминальная субкультура активно использует символику и атрибутику, что для подростков очень важно, ведь большая часть их поступков носит символический, знаковый характер. Подросток не просто совершает действие, этим действием он предъявляет миру сам факт своего существования, сигнализирует о своих желаниях, интересах, потребностях.

Что касается проблем десоциализации в тоталитарных сектах, то тут приоритет остается за западными социальными психологами. Р. Лифтон выделял 8 основных механизмов, позволяющих сектантам десоциализировать своих адептов. К их числу относятся:

1. Контроль окружения, который предусматривает регулирование общения и селекцию информации.

2. Мистическое манипулирование, означающее придание всем культовым институтам атмосферы великой тайны и божественности.

3. Требование чистоты. Предполагается, что все, лежащее за пределами культа грязно, «духовно невежественно», и, значит, должно игнорироваться адептами.

4. Культ исповеди. Исповедь строится так, что не способствует освобождению от чувства вина, а, наоборот, способствует нагнетанию этого чувства.

5. «Святая наука». Догмы культа объявляются абсолютной, полной и вечной истиной, что поднимает их на «священный уровень». Любая информация, которая противоречит этой истине, объявляется враждебной.

6. «Зарядка языка». Тщательно разрабатывается и развивается специальная терминология, которая позволяет быстро и упрощенно отвечать на любые сомнения и затруднительные вопросы.

7. Доктрина выше личности. Предполагается, что личный опыт не в состоянии опровергнуть факты в том виде, как они преподносятся доктриной.

8. Освобождение от существования. Проводится четкая грань между теми, чье право на существование может быть признано, и теми, кто такого права не имеет.

Доказано, что пребывание в тоталитарных сектах не просто десоциализирует личность. Происходит множественное разрушение личностных механизмов, разрушение навыков социального поведения. К числу таковых принято относить:

1. Ослабление воли и потеря контроля над собственной жизнью.

2. Развитие зависимости и возвращение к поведению, подобному детскому (регресс в инфантильность).

3. Потеря непринужденности и чувства юмора.

4. Неспособность организовать близкие отношения вне культа.

5. Ухудшение физического состояния: пищеварительные расстройства, головные боли, нарушения состояния кожи.

6. Ухудшение психического состояния: тревожность, галлюцинации, дезориентация, расщепление личности.

Проблема социальных установок

    Итак, мы рассмотрели проблемы социализации и десоциализации личности. Однако, до сих пор, мы «двигались» со стороны группы. Теперь настало время оценить процесс со стороны самой социализирующейся личности. Поэтому разговор теперь пойдет об установках личности, через которые усваиваются нормы и ценности группы. При исследовании личности в социальной психологии важнейшее место занимает проблема социальной установки. Если процесс социализации объясняет, каким образом личность усваивает социальный опыт и вместе с тем активно воспроизводит его, то формирование социальных установок личности отвечает на вопрос: как усвоенный социальный опыт преломлен личностью и конкретно проявляет себя в ее действиях и поступках? Только при условии изучения этого механизма можно решить вопрос о том, чем же конкретно регулируется поведение и деятельность человека. Для того чтобы понять, что предшествует развертыванию реального действия, необходимо прежде всего проанализировать потребности и мотивы, побуждающие личность к деятельности. В общей теории личности как раз и рассматривается соотношение потребностей и мотивов для уяснения внутреннего механизма, побуждающего к действию. Однако при этом остается еще не ясным, чем определен сам выбор мотива. Этот вопрос имеет две стороны: почему люди в определенных ситуациях поступают так или иначе? И чем они руководствуются, когда выбирают именно данный мотив? Понятие, которое в определенной степени объясняет выбор мотива, есть понятие социальной установки.

    3.3.1. Определение понятия

    Строго говоря, проблему установок впервые начинают изучать в немецкой психологии, причем достаточно давно – в конце XIX-го века. В советской психологии установки активно изучались, прежде всего, в тбилисской школе психологии, сложившейся вокруг Д.Н. Узнадзе. Выпускник Лейпцигского университета, он хорошо усвоил основные положения немецкой школы психологии. Многие разработки зарубежных психологов тщательно проверялись в тбилисской школе. Кроме того, понятие «установки» часто использовалось для скрытого существования бессознательного, отношение к которому в официальной советской психологии было настороженным. Кроме того, взгляды грузинской школы психологии выступали своеобразным примирительным началом в отечественной психологии советского периода. Московская школа делала упор на категории «деятельность», ленинградская школа – на категории «личность». Тбилисская школа успешно объединяла «деятельность» и «личность» через категорию «установка».

    Первоначально у Узнадзе начиналось все с интереса к психофизической установке. Был проведен ряд экспериментов, доказавших реальность существования данной категории. Интерес к проблеме «социальной установки» возникнет много позже, уже после смерти самого Узнадзе. Трудами его учеников было сформулировано следующее определение. Социальная установка – это внутренняя позиция личности, предрасположенность личности действовать определенным образом по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Факт существования социальных установок закреплен в нашей речи в виде определенных словестных формулировок. Например, Петров не поедет на рыбалку, он не любит рано вставать в выходные дни. В тбилисской школе считается, что социальная установка является одним из первичных элементов, определяющих структуру и направленность психики человека. Внешнее совпадение терминов «установка» и «социальная установка» приводит к тому, что иногда содержание этих понятий рассматривается как идентичное. Тем более что набор определений, раскрывающих содержание этих двух понятий, действительно схож: «склонность», «направленность», «готовность». Вместе с тем необходимо точно развести сферу действия установок, как их понимал Д.Н. Узнадзе, и сферу действия «социальных установок».

    Уместно напомнить определение установки, данное Д.Н. Узнадзе: «Установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности, состоянием, которое обусловливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией». Настроенность на поведение для удовлетворения данной потребности и в данной ситуации может закрепляться в случае повторения ситуации, тогда возникает фиксированная установка в отличие от установки ситуативной. На первый взгляд как будто бы речь идет именно о том, чтобы объяснить направление действий личности в определенных условиях. Однако при более подробном рассмотрении проблемы выясняется, что такая постановка вопроса сама по себе не может быть применима в социальной психологии. Предложенное понимание установки не связано с анализом социальных факторов, детерминирующих поведение личности, с усвоением индивидом социального опыта, со сложной иерархией детерминант, определяющих саму природу социальной ситуации, в которой личность действует. Установка в контексте концепции Д.Н. Узнадзе более всего касается вопроса о реализации простейших физиологических потребностей человека. Она трактуется как бессознательное, что исключает применение этого понятия к изучению наиболее сложных, высших форм человеческой деятельности. Это ни в коей мере не принижает значения разработки проблем на общепсихологическом уровне, так же как и возможности развития этих идей применительно к социальной психологии. Такие попытки делались неоднократно. Однако нас интересует сейчас различие в самих основаниях подхода к проблеме в школе Д.Н. Узнадзе и в ряде других концепций, связанных с разработкой аналогичной проблемы.

    Сама идея выявления особых состояний личности, предшествующих ее реальному поведению, присутствует у многих исследователей. Прежде всего, этот круг вопросов обсуждался И.Н. Мясищевым в его концепции отношений человека. Отношение, понимаемое «как система временных связей человека как личности-субъекта со всей действительностью или с ее отдельными сторонами», объясняет как раз направленность будущего поведения личности. Отношение и есть своеобразная преддиспозиция, предрасположенность к каким-то объектам, которая позволяет ожидать раскрытия себя в реальных актах действия. Отличие от установки здесь состоит в том, что предполагаются различные, в том числе и социальные объекты, на которые это отношение распространяется, и самые разнообразные, весьма сложные с социально-психологической точки зрения ситуации. Сфера действий личности на основе отношений практически безгранична.

    В специфической теоретической схеме эти процессы анализируются и в работах Л.И. Божович. При исследовании формирования личности в детском возрасте ею было установлено, что направленность складывается как внутренняя позиция личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Хотя эти позиции могут быть различными по отношению к многообразным ситуациям и объектам, в них можно зафиксировать некоторую общую тенденцию, которая доминирует, что и представляет возможность определенным образом прогнозировать поведение в неизвестных ранее ситуациях по отношению к неизвестным ранее объектам. Направленность личности сама по себе может быть рассмотрена также в качестве особой преддиспозиции — предрасположенности личности действовать определенным образом, охватывающей всю сферу ее жизнедеятельности, вплоть до самых сложных социальных объектов и ситуаций.

    Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятием социальной установки. С этим понятием можно связать и идеи А.Н. Леонтьева о личностном смысле. Когда в теории личности подчеркивается личностная значимость объективных знаний внешних обстоятельств деятельности, то этим самым ставится вопрос также о направлении ожидаемого поведения (или деятельности личности) в соответствии с тем личностным смыслом, который приобретает для данного человека предмет его деятельности. Не вдаваясь сейчас в подробное обсуждение вопроса о месте проблемы установки в теории деятельности, скажем лишь, что предпринята попытка интерпретировать социальную установку в этом контексте как личностный смысл, «порождаемый отношением мотива и цели». Такая постановка проблемы не исключает понятие социальной установки из русла общей психологии, как, впрочем, и понятия «отношение» и «направленность личности». Напротив, все рассмотренные здесь идеи утверждают право на существование понятия «социальная установка» в общей психологии, где оно теперь соседствует с понятием «установка» в том его значении, в котором оно разрабатывалось в школе Д.Н. Узнадзе. Поэтому дальнейшее выяснение специфики социальной установки в системе социально-психологического знания можно осуществить, лишь рассмотрев совсем другую традицию, а именно: традицию становления этого понятия не в системе общей психологии, а в системе социальной психологии.

    В западной социальной психологии схожие проблемы начинают разрабатываться в начале XX-го века. Речь идет о таком понятии как аттитюд. Заметим, что в отечественных публикациях 1960 – 1970-х годов использовалось написание аттитьюд. Итак, в 1918 году начинается выпуск серии работ под общим названием «Польский крестьянин в Европе и в Америке». Идея этого развернутого исследования принадлежала ученому Чикагского университета У. Томасу. Для большей надежности и валидности результатов из Польши был приглашен Ф. Знанецкий. В рамках данного научного проекта впервые и вводится понятие аттитюд. Томас и Знанецкий раскрывают данный термин следующим образом. Аттитюд – это определенное состояние сознания и нервной системы, организованное на основе предшествующего опыта, выражающее готовность к реакции и оказывающее направляющее и динамическое воздействие на поведение личности.

    Как мы видим, в терминах «социальная установка» и «аттитюд» есть много общего, но встречаются и разночтения. Перечислим их.

    Во-первых, в определение аттитюда включено «состояние нервной системы», чего нет в установке.

    Во-вторых, аттитюд формируется «на основе предыдущего опыта», в то время как социальную установку можно сформировать и с помощью пропагандистских усилий, с помощью усилий СМИ.

    В-третьих, аттитюд более глобален и потому более неопределенен в своих управляющих усилиях.

    Мы не будем в данном учебном пособии воспроизводить те теоретические споры, которые ведутся в отечественной социальной психологии по поводу соотношения категорий «социальная установка» и «аттитюд». Скажем только, что, с определенной долей условности, их можно использовать и как синонимы. Вообще-то считается, что две указанные категории органически соединяются в диспозиционной концепции регулирования социального поведения личности, предложенной В. Ядовым. В этом случае, диспозиция есть результат соединения потребности и ситуации ее удовлетворения, выражающее готовность к действию. Поскольку диспозиции иерархичны, то первому, начальному уровню соответствуют психофизиологические установки, «сет», в зарубежной терминологии. А вот аттитюд – это второй уровень диспозиций. Возникают в ситуациях группового общения и регулируют поступки личности в привычных ситуациях. Два последующих уровня диспозиций и являются собственно социальными установками. Третий уровень диспозиций возникает в ситуациях устойчивой социальной деятельности человека и регулируют поступки, требующих преодоления сопротивления социальной среды. Четвертый уровень диспозиций представлен системой ценностных жизнеориентаций личности. Связаны с жизнью человека, как с некой целостностью, и регулируют целостность поведения, раскрываемого через смысл жизни. Доказано, что в стабильных социумах жизнь человека регулируется, преимущественно вторым и третьим уровнями диспозиций. А вот в обществах, находящихся в ситуации кризиса, на первое место выходят диспозиции четвертого и первого уровней.

    Для того чтобы понять, как формируются установки и в какой мере их можно изменить, обратимся к различным теоретическим подходам, развиваемым в американской психологии.

    Теория научения. Основы теории научения были заложены работами К. Ховланда и его сотрудниками в Йельском университете. В соответствии с этой теорией установки приобретаются во многом таким же образом, как и другие привычки. Люди узнают информацию о различных объектах отношений, они также усваивают чувства и ценности, связанные с этими фактами. Так, ребенок узнает, что живое существо, которое он постоянно видит у себя дома, называется собакой и что собаки дружелюбны. В конце концов, ребенок учится любить собак. Итак, ребенок приобретает и знание и чувства. Связанные с объектом установки. Ребенок усваивает все это посредством тех же самых процессов и механизмов, которые контролируют и другие виды научения. Это означает, что основные процессы научения должны быть применимы к формированию установок. Мы можем усваивать информацию и чувства посредством ассоциаций. Процесс ассоциаций может приводить к тем или иным установкам и относительно людей, и относительно вещей. Люди могут научиться чему-нибудь, просто наблюдая за поведением других. Эти другие могут выражать те или иные установки, которые затем принимаются индивидом, являющимся очевидцем данных проявлений. Взгляд на установки, исходя из теории научения, сравнительно прост. При этом люди рассматриваются главным образом как пассивные. Им экспонируются некоторые стимулы, которые в итоге усваиваются посредством ассоциаций, подкрепления или имитации, и этот процесс научения определяет установки личности.

    Когнитивное соответствие. Еще одним важным теоретическим подходом при изучении установок является когнитивное соответствие. Такой подход подразумевает, что люди стремятся к согласованности и осмысленности своих знаний. Утверждается, что люди, имеющие несколько мнений или ценностей, которые не согласуются друг с другом, стараются согласовать их. Аналогично этому, если знания являются согласованными и они встречаются с новым знанием, вызывающим несогласованность, они стремятся минимизировать данную несогласованность. Попытка человека самому установить или восстановить когнитивное соответствие является первичным мотивом, лежащим в основе рассматриваемого подхода. Теории когнитивного соответствия имеют дело главным образом с самоубеждением, т.е. с ситуацией, в которой мы сами изменяем свои установки, в противоположность ситуациям, когда кто-то другой пытается изменить их.

    Теория баланса является самой ранней в рамках данного подхода. Ф. Хайдер был первым их исследователей, развивающих концепцию когнитивного соответствия с целью объяснить. Как люди рассматривают свои взаимоотношения с другими людьми и окружением. Для простоты Хайдер ограничил свой анализ 2 индивидами: первым (П) и вторым (В) и объектом установки (Х).

    При этом имеются три оценки:

    1) оценка первым индивидом другого;

    2) оценка первым индивидом объекта установки;

    3) оценка другим индивидом объекта установки.

    В качестве объекта установки может выступать та или идея, какое-нибудь третье лицо или какой-нибудь предмет. Предполагается, что если первому индивиду нравится другой индивид, то установка последнего должна быть такой же, как и у первого. Таким образом состояние сбалансированности должно выглядеть так: П позитивен по отношению к В, П позитивен по отношению к Х, а В точно так же оказывается позитивным по отношению к Х. Если бы эти два индивида имели различные взгляды по данному поводу, тогда можно было бы говорить о несбалансированном состоянии. Можно сказать, что в сбалансированной системе вы согласны с человеком, который вам нравится, или не согласны с человеком, который вам не нравится.

    Теория когнитивного диссонанса. Предложенная Л. Фестингером, она исходит их того, что индивид испытывает давление в направлении соответствия. Теория диссонанса рассматривает несоответствие между установками индивида и его поведением. Когнитивный диссонанс определяется как состояние дискомфорта, испытываемое индивидом, когда его поведение не соответствует его установкам. Диссонанс создает психологическое напряжение, и индивид ощущает определенное давление, побуждающее его ослабить это напряжение или избавиться от него. Если индивид не может отказаться от каких-либо своих действий, которые не согласуются с ее установками, то основной способ ослабления диссонанса для него состоит в том, чтобы изменить собственные установки. Состояние диссонанса также мотивирует индивида избегать информации, которая может его увеличить. При этом Фестингер отмечал, что люди будут стремиться уменьшить несоответствие между своими установками и поведением только в тех случаях, когда речь идет о важных для них вещах.

    В истории исследований аттитюдов в западной социальной психологии выделяются четыре периода:

    1) от введения этого термина в 1918 г. до второй мировой войны (характерная черта этого периода — бурный рост популярности проблемы и числа исследований по ней);

    2) 40—50-е гг. (характерная черта — упадок исследований по данной проблематике в связи с рядом обнаружившиихся затруднений и тупиковых позиций);

    3) 50—60-е гг. (характерная черта возрождение интереса к проблеме, возникновение ряда новых идей, но вместе с тем признание кризисного состояния исследований);

    4) 70-е гг. (характерная черта — явный застой, связанный с обилием противоречивых и несопоставимых фактов) (П. Шихирев, 1979).

    Подчеркнем, что мы, действуя исключительно в учебных целях, будем использовать термины «социальная установка» и «аттитюд» как синонимы.

    3.3.2. Функции социальных установок

    Сегодня в социальной психологии традиционно выделяются четыре функции социальных установок (аттитюдов).

    1. Приспособительная функция. Социальная установка направляет индивида только к тем объектам, которые служат достижению его цели. Если я уже успешно взаимодействовал с этим объектом, он удовлетворял мои потребности, у меня мало времени, то нет никаких оснований менять объект удовлетворения потребностей. В качестве примера могу привести случай, рассказанный мне одной из коллег. Отдыхала она летом на Кипре, в группе была пара бизнесменов из Екатеринбурга. В жару, на Кипре, они упорно употребляли в качестве спирного напитка только виски. На недоуменный вопрос, почему же виски, бизнемены ответили просто: «Мы знаем, что виски – это здорово. А экспериментировать с кипрским вином мы не хотим, вдруг оно нам не понравиться».

    2. Функция знания. Социальная установка дает упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному социальному объекту. Я примерно знаю, как надо взаимодействовать с «бабушками», с «милиционерами», с «продавцами в спортивных магазинах», с «водителями маршруток» и так далее. Конечно, в случае реального контакта, на основе механизма обратной связи, я модифицирую свое поведение в зависимости от индивидуальных реакций партнера.

    3. Функция выражения. Социальная установка освобождает индивида от внутреннего напряжения, возникающего из проблемы выразить себя как личность. Наиболее наглядно эта функция представлена у подростков. Столкнувшись с проблемой самовыражения, с проблемой выделения себя из группы, подростки прибегают к использованию внешних атрибутов. Отсюда и обильная косметика, сигарета в руках, бутылка пива, ненормативная лексика. С точки зрения подростка, все это – признаки взрослого человека.

    4. Функция защиты. Социальная установка способствует разрешению внутренних конфликтов личности. Если я действую, я уже не колеблюсь, не раздумываю. Само действие снимает внутренне напряжение, снимает внутренний конфликт. Сам процесс действия, процесс соединения субъекта с объектом разрешает многие внутренние проблемы.

    3.3.3. Практическое изучение аттитюдов

    Впервые появившись в начале XX-го века, аттитюд быстро привлек к себе внимание, прежде всего американских ученых. Уже в 1935 году Г. Олпорт насчитывает 17 определений данного понятия. В некоторых из них термин «аттитюд» фактически сливается с термином «комплекс», предложенным К.Г. Юнгом. После того, как Л. Тёрнстоун предложил первую шкалу для измерения аттитюдов, интерес к проблеме только возрос. Поэтому просто невозможно перечислить все те эксперименты, в которых изучались разнообразные проявления аттитюдов во всевозможных социальных ситуациях. Сосредоточимся на некоторых ключевых моментах.

    В 1942 году М. Смит устанавливает трехкомпонентную структуру аттитюда. Компоненты эти достаточно типичны для психологии: — когнитивный, аффективный, конативный (поведенческий).

    Что это значит? Когнитивный компонет содержит в себе осознание объекта социальной установки. Аффективный компонент включает в себя эмоциональную оценку объекта, выявляет чувства симпатии или антипатии по отношению к объекту. Конативный компонент содержит в себе модель последовательного поведения по отношению к объекту. В 1944 году все тот же М. Смит предлагает рассматривать расизм как аттитюд и проводит изучение уровня расизма в воюющей американской армии. В итоге было установлено следующее. Когда армия находилась на передовой, вела боевые действия, уровень расизма в войсках падал. В этом случае важнее была совместная деятельность по отпору врагу, а не расовая или этническая принадлежность соседа. Но, когда войска выходили на переформирование и отдых, расистские аттитюды оживали и оказывали свое воздействие на поведение американских солдат.

    К числу наиболее популярных экспериментов с аттитюдами относится эксперимент Р. Ла Пьера 1934 года. Ла Пьер, профессор Нью-Йоркского университета в компании с двумя своими ассистентами-китайцами проехал по южным штатам США – узаконенному заповеднику расизма. Посещались гостиницы, всего 252, на предмет возможного размещения в них. В 251 случае отказа не последовало, более того, уровень обслуживания соответствовал всем нормам сервиса. Спустя почти год Ла Пьер написал в эти гостицы письмо, в котором сообщал, что намерен посетить данный город и просит предоставить возможность разместиться в гостинице с двумя ассистентами-китайцами. Ответ пришел только из 128 гостиниц, но согласие содержалось только в одном из них. 127 ответов содержали решительный отказ. Сложившаяся ситуация получила в социальной психологии название «парадокс Ла Пьера» и поставила под сомнение сам факт существования аттитюдов. Были даны различные толкования этому парадоксу, но, наш взгляд, наиболее убедительное объяснение предложено М. Рокичем. Он считает, что надо различать «аттитюды на ситуацию» — гостиничный клиент; и «аттитюды на социальный объект» — китайцы. Интересно, что во время первой чеченской войны в Москве был воспризведен эксперимент Ла Пьера. Результаты оказались анологичны первоисточнику. В то время вышло распоряжение властей о запрете селить чеченцев в московские гостиницы. Два журналиста-брюнета, русские по национальности, сначала звонили в гостиницу и получали жесткий отказ. Однако, когда журналисты оказывались перед стойкой портье, они тут же получали ключи от номера, сопровождаемые, правда, просьбой, никому не говорить, где они живут.

    Второе интересное объяснение «парадокса Ла Пьера» предложено американскими психологами Д. Кацом и Э. Стотлендом. Они считают, что в момент контакта китайцев с портье у последнего активизируется когнитивный компонент аттитюда. А вот в момент получения письма на первое место выходит эмоциональный компонент аттитюда, что и включает негативные действия по отношению к китайцам.

    Литература

    1. Андреева Г.М. Социальная психология, М., Асток-Пресс, 2006
    2. Аронсон Э. Общественное животное, М., Академия, 1999
    3. Майерс Д. Социальная психология, СПб, Питер, 2009
    4. Столяренко Л.Д. Социальная психология, Ростов-на-Дону, 2006
    5. Лабунская В.А. Социальная психология личности в вопросах и ответах, М., Гадарики, 2000

    37