Функционализм в американской психология

Функционализм в американской психология

Не являясь ни школой, ни системой, функционализм стал одним из главных течений американской психологии. Его рождение было результатом взаимодействия запросов логики развития науки с социальной практикой.

Обостренный интерес к возможности использовать достижения психологии на практике был характерен для исследователей поведения в США, где нарастающий на рубеже XIX—XX вв. промышленный подъем и обострение капиталистической конкуренции создавали культ практицизма, предприимчивости и личного успеха. Здесь и сложилось функциональное направление*. Его про-

грамма определялась задачей изучить, каким образом индивид посредством психических функций приспосабливается к изменчивой среде, и найти способы возможно более эффективного приспособления.

Структурализм с его стерильным анализом сознания был бессилен решить эту задачу. Но вопреки структуралистской геории быстро развивавшиеся отрасли психологии — тестология, патопсихология, зоопсихология, детская психология и другие — «наводили мосты» между внутренним и внешним, субъективным и объективным. В гуще исследовательской работы шла стимулируемая эволюционно-биологическим подходом переориентация психологической мысли, требовавшая новых теоретических форм. Эги тенденции-социальные и научные-и запечатлело функциональное направление.

У его истоков стоял Вильям Джеме (1842−1910).

Он родился в Нью-Йорке, в обеспеченной семье. Впечатлительный, неуравновешенный, с широкими переменчивыми интересами, он увлекался в юности то искусством, то естественными науками (химией, биологией).

Его обучение прерывалось поездками в Западную Европу. (Он часто болел, а отец его придерживался мнения, что при заболевании нужно не ложиться в госпиталь, а путешествовать.) В 1867 г., будучи в Берлине, он слушал лекции по физиологии и сделал из них вывод, что «психология начинает превращаться в науку» (4, 140).

Идея создания психологии как самостоятельной науки созревала прежде всего в Германии. Именно здесь физиология (в особенности физиология органов чувств) развивалась наиболее интенсивно, создавая предпосылки для опытной разработки психических явлений.

2 стр., 801 слов

Психология развития. Что такое психический процесс. Определение: внимание, память, мышление, речь, воображение, ощущение, эмоции, чувства

... начала XX века. В современной психологии принято считать, что психические процессы тесно взаимосвязаны и, строго говоря ... 1. Что такое психический процесс? Психический процесс - психическая функциональная система в действии. Все психические процессы взаимосвязаны между ... ощущениями, представлениями. Ощущение как процесс - это психическое отражение отдельных свойств и состояний внешней среды, ...

Напомним, что в этом же 1867 г. во время командировки в Германию Сеченов набрасывает проект «медицинской психологии» и размышляет о постановке психологических опытов. Уже вышли «Элементы психофизики» Фехнера, вундтовские «Лекции о душе человека и животных», классические исследования Гельмгольца о слуховых и зрительных ощущениях. Но Джемса не удовлетворял тот подход к душевным явлениям, который складывался под воздействием психофизики и физиологического изучения рецепторов. Он обращается

веты на вопросы. «Что люди делают?» и «Почему они это делают?» (43, 13) По справедливому замечанию американских историков, «при такой слабои спецификации границ функционализма это направление будет существовать до тех пор, пока не исчезнет ii.n.ia лингвистическая привычка спрашивать „как?“ и „почему^“» (.-' ,)Ч)

322

к эволюционно-биологическому объяснению психического (утвердившемуся первоначально не в Германии, а в Англии).

В 1872 г. Джеме становится преподавателем анатомии и физиологии в Гарварде, а через несколько лет читает курс «Об отношениях между физиологией и психологией», руководствуясь «Основами психологии» Спенсера. В этот же период Джеме примкнул к группе молодых «интеллектуалов», образовавших в Гарварде «метафизический клуб». Душой клуба был философ Чарльз Пирс.

В статье «Как сделать наши идеи ясными?» (1878) Пирс предложил следующий ответ: постройте гипотезы о том, какие эффекты могут вызвать в объекте наши операции над ним. Совокупностью представлений об этих эффектах исчерпывается истинное значение объекта, дается полное понятие о нем*.

6 стр., 2814 слов

Значение психологии в деятельности сотрудников ГПС МЧС России

... Тема: Значение психологии в деятельности сотрудников ГПС МЧС России Оглавление ... или иной социальный объект. Эта ориентация предшествует действию и выражает предрасположенность действовать определенным образом относительно данного объекта. Психология установки наиболее ... У каждого есть право на собственное мнение. Заключение: Значение психологии в деятельности сотрудников ГПС МЧС России очень велико. ...

Пирс полагал, что тем самым удасгся преодолеть субъективно-идеалис гическую интерпретацию объекта как комплекса ощущений. Ведь за исходное принимались не элементы сознания, а практические действия. Действие в отличие от элемента сознания доступно внешнему наблюдению. Каждый может его повторить и проверить, тогда как происходящее в сознании субъекта не способен проследить никто, кроме него самого. Перенос акцента с образа на действие позволял, казалось, выйти за пределы заколдованного круга феноменов сознания. Но это

* Пирс предполагал, как отмечает Дж. Миллер, что тем самым преодолеваются трудности «британского эмпиризма» берклианского типа Для Беркли и его последователей значение объекта идентично образу. Но концепция «образа» беспомощна перед проблемой «общих идей», т. е. абстрактных понятий. Значение треугольника, например, не сводится к чувственным представлениям о нем, которые у разных субъектов различны. Чтобы установить значение этого понятия, следует построить ряд гипотез о возможных результатах некоторых действий: егли сосчитать количество углов, образуемых тремя пересекающимися прямыми линиями, их окажется три, если сложить градусы этих углов, их окажется 180 и т. п. «При этом, согласно прагматику Пирсу, для значения этого понятия совершенно безразлично, можно или нельзя найти в снаряжении ума абстрактный образ. В 1878 году (год публикации статьи Пирса. — М. Я.) сознание все еще расчленялось интеллектуальными потомками Беркли на элементарные ощущения, образы, чувствования. Вклад Пирса в логику имел поэтому потенциально большое значение для психологии» (29, 78).

Это значение состояло в критике взгляда на сознание как «вместилище» образов. Поскольку, однако, никакой позитивной трактовки психологической «ипостаси» сознания не предлагалось, открывался простор для концепций, лишавших сознание предметного содержания, подменявших умственный образ объекта системой операций. По этому пути пошли сперва Дждмс, а затем и бихевиористы.

II*

323

была иллюзия, поскольку само действие мыслилось производным от интересов, гипотез, верований индивида"".

2 стр., 676 слов

Под сиюминутно возникающими и часто сменяющими друг друга мотивационными состояниями, отвечающими изменяющимся условиям выполнения действия, в психологии п

... друг друга мотивационными состояниями, отвечающими изменяющимся условиям выполнения действия, в психологии понимают а) мотивы и потребности б) эмоционально- ... в) галлюцинация г) иллюзия 4. Целостное отражение в сознании человека предметов или явлений в совокупности их свойств и ... г) импульсивность   13. Под этим понятием в психологии понимают силу, скорость и глубину ответной реакции (переживания) ...

Подобная субъективистская трактовка действия пронизывает все творчество Джемса как в области психологии, так и в облзсти философии, где он выступил одним из лидероч прагматизма (от греч. «прагма» — действие) — идеалистического течения, широко распространившегося в Соединенных Штатах и оказавшего влияние на функционализм и бихевиоризм в психологии. Оба этих психологических направления утвердили культ действия, созвучный идеологическим запросам капиталистической Америки.

В 1890 г. вышли двухтомные «Основы психологии/) Джемса (22).

В них психология определялась как естественная, биологическая наука, предметом которой слу-чсат «психические (ментальные) явления и их условия» Уже само определение говорило о несогласии Джемса с господствовавшими тогда среди западноевропейских психологов представлениями. Сфера психологических исследований существенно расширялась. Она включала теперь и «условия», т. е. нечто лежащее за пределами сознания. Какие условия имелись в виду? Историки высказывают мнение, что Джеме под условиями подразумевал телесную, нервную структуру сознания. «Признание воздействия мозга на сознание — одна из наиболее уникальных особенностей подхода Джемса к психологии» (32, 135).

Согласно другим авторам, «для него (Джемса. — М. Я.} условия означают нервную систему» (27, 145).

В этих оценках верно только то, что Джеме неустанно указывал на взаимосвязь психического и телесного, на важность обращения исследователя сознания к выводам физиологии.

Но, во-первых, в те годы это было общим местом

* Здесь в философском плане отображение реального объекта (образ) подменялось действием, а действие ставилось в зависимость о г интересов личности. Поэтому знание субъективировалось: иегинои считалось все, что соответствует интересам индивида. Если понятие «работает» в смысле обеспечения этих интересов, то оно является истинным. Мы отмечали, что Пирс, перенося упор с образа на действие, надеялся избежать ловушки субъективизма.

2 стр., 515 слов

Взгляды Р. Декарта на мышление и их значение для психологии сознания.

... , рефлексия (мышление о своем мышлении). Предмет и задачи научной психологии с позиций психологии сознания. Сознание как сумма сложных образований, составленных из элементов, соединенных по ... поведения, проявляющийся без влияния внешних видимых раздражителей. Оперантное обусловливание –изменение действий испытуемого в результате подкрепления. Оно может быть положительным и отрицательным ...

Толкование действия Джемсом показало, что поскольку автором действия является заинтересованный субъект, то лишь в контексте учения об общественно-исторической практике возможно преодолеть субъективизм в интерпретации активности личности. Пирс стремился отмежеваться or Джемса и в этих целях переименовал свою концепцию в «прагматипизм», надеясь, что эгот термин «достаточно безобразен, чтобы быть похищенным обманным путем».

324

в психологической лигерлтуре. Ведь даже такой бескомпромиссный интроспекционист, как Титченер, полагал, что за ответом на вопрос «почему?» психологу надлежиг обращаться к сведениям о нервной системе. Во-вторых, единственно оригинальным физиологическим нововведением Джемса являлось его учение об эмоь^ях. Однако именно оно показывает, что под «условиями», которые включались им в состав психологии, следует понимать не только вяутрителесные процессы (они остаются предметом физиологического познания), но также явления, предст? гляющие иную, действительно психологическую категорию — категорию действия.

Учение Джемса об эмоциях, удивившее своей парадоксальностью, было первоначально изложено в 1884 г, з журнальной статье под названием «Что такое эмоция?». Вопреки казавшемуся неоспоримым представлению о том, что эмоция служит источником физиологических изменений в различных системах — мышечной, сосудЕ: стой ц др. Джеме предложил рэссм";?ивать ее не как ьервопричину, а как результат этих изменений. Внешний раздражитель вызывает в организме (мышцах и внутренних органах) пертурбации, которые переживаются субъектом в форме эмоциональных состояний. «Мы опечалены, потому что плачем, приведены в ярость, потому что бьем другого» (2, 288).

4 стр., 1542 слов

Основные категории психологии (психика, сознание, личность, деятельность.

... и неразрывно связано с ним.   Основные категории психологии (психика, сознание, личность, деятельность. Психика – совокупность психических процессов, кот. поддерживаются НС и обеспечивают ... , мышление, воображение. Различаются еще эмоциональные процессы (чувства), волевые процессы и действия. Место психологии в системе наук: помимо гуманитарных и естественных наук ...

Почти одновременно датский анатом К. Ланге высказал сходную гипотезу, предположив, что мы обязаны нашим радостям н печалям. нашим несчастливым и счастливым часам вазомоторной (сосудистой) системе. И Джеме, и Ланге предлагали своим возможным оппонентам убедиться в справедливости нового воззрения просгым способом: вычесть из эмоции все сопутствующие ей гелесные реакции. В ре-зультаге такой операции от нее ничего не осюется.

Одновременное появление одних и гех же концепгпй, выдвигаемых независимо друт от др>га различными ав-юрами,-показатель обусловленное! и динамики научных идей объективной ситуацией в развитии познания. Пафос выступлений Джемса и Ланге состоял в том, чтобы превратить эмоциональные состояния в объект, доступный естественнонаучному постижению*. Решили они эту задачу путем редукции (сведения) субъективно переживаемого к телесному. Их гипотеза носила умозри-

* Напомним, что другие психическре 'фсчомгны — ощущения, восприятия, действия — уже стали к тому вре' геяи объектом естественро-нэучнсто анализа.

325

тельный характер*, но в свое время она сыграла роль катализатора новых воззрений на эмоциональные процессы.

Между тем в поисках телесного механизма «страстей человеческих» Джеме лишил эмоции издавна признанной за ними роли могучего побудителя поведения. Он перевел их в разряд явлений, не имеющих отношения к мотивации. Он снял с повестки дня поставленный Дарвином вопрос о биологическом (адаптивном) смысле эмоций. Не категория мотивации, а категория действия владела мышлением Джемса при разработке этой гипотезы.

Действие заинтересованного субъекта — такова ось, вокруг которой вращалась вся совокупность психолого-философских воззрений Джемса. Применительно к эмоциям эго представление о возможности управлять внутренним через внешнее: при нежелательных эмоциональных тенденциях субъект способен их подавить, совершая внешние действия, имеющие противоположную направленность. Если, скажем, он разгневан, но производит действия, характерные для человека, который находится в благодушном настроении, его гнев должен пройти. В качестве конечного причинного фактора в новой физиологической схеме, утверждавшей обратную связь между двигательным актом и эмоцией, выступала древняя «сила воли», не имеющая оснований ни в чем, кроме как в самой себе.

4 стр., 1696 слов

23-Понятие личности в психологии. Структура личности

... к строению личности. Автор первого учебника “Психология”, переведенного на русский язык; ввел понятие “поток сознания”, самоактуализирующаяся личность, личностная норма. Личность – вместилище блоков. Структура личности собирается из ... продукты труда (“дом англичанина – его крепость”). Очень важен по мнению Джемса, но приоритет отдается сознательному управлению телом. Социальное Я - социальный субъект ...

* Первым проверил эту гипотезу экспериментально Ч. Шерринг-тон. Он рассекал спинной мозг и нервы вагуса у собак, прерывая связи головного мозга со всеми внутренними органами. После операции у всех животных, несмотря на отсутствие импульсов, за счет которых Джеме и Ланге относили эмоциональное поведение, наблюдались реакции ярости, страха, отвращения. В дальнейшем другой выдающийся физиолог — ученик Джемса У. Кеннон проверил гипогезу на симпа-тоэктомированных животных (т. е. животных с удаленным симпатическим отделом нервной системы).

Оперированная кошка в присутствии собаки поднимала лапу с выпущенными когтями, издавала угрожающие звуки, оскаливала зубы. Джеме писал: «Я совершенно не могу представить себе, что за эмоция страха останется в нашем сознании, если устранить из него чувства, связанные с усиленным сердцебиением, коротким дыханием, дрожью губ, с расслаблением членов и… с возбуждениями во внутренностях» (2, 291).

Взглянув на симпатоэктомированную кошку в кенноновской лаборатории, Джеме мог бы убедиться в том, что это животное проявляло аффект страха, не испытывая (из-за удаления симпатических ганглиев) никаких изменений в сосудистой системе, дыхании и других телесных системах. Кеннон, которого многие считали приверженцем теории Джемса — Ланге, выступил с ее критикой, противопоставив ей вслед за Бехтеревым (от работ которого он отправлялся) гипотезу о том, что субстратом эмоций является таламус (по современным представлениям — гипоталамус, или «висцеральный мозг»).

326

Это же характерно и для другого любимого детища Джемса — учения об идеомоторном акте. Любая мысль переходит в движение, если этому не препятствует другая мысль. Лежащий утром в постели человек не встает сразу же лишь потому, что мысленно подаваемая команда «Встать!» тормозится другими представлениями. Гипотеза о прямом переходе идеи о движении в реальное движение возникла в недрах рефлекторной теории (ее высказал В. Карпентер).

Джеме, ставя вопрос о причинах, по которым одна из нескольких идей оттесняет другие и благодаря этому овладевает мышечным аппаратом, оставляет последнее слово за волевым усилием. Субъект говорит: «Да будет!» — и ему подчиняется «машина тела». Научной психологии нечего было делать с такой формулой.

Попытка Джемса выйти за пределы феноменов сознания и включить в круг научно-психологических объектов несводимое к этим феноменам реальное, устремленное к внешней среде предметное действие, не удалась. Она не удалась из-за несовместимых с принципами научного познания филосо4юких установок — индетерминизма и субъективизма. Тем не менее в психологическую теорию вводилась чуждая структуралистам проблема адаптивного двигательного акта, в связи с которой Джеме по-новому подходит к проблеме сознания. Его вдохновляла воспринятая от Спенсера идея о предназначении сознания в выживании вида.

Сознание вообще не могло бы возникнуть, если бы не выполняло биологически важной функции, не служило инструментом приспособления. Оно бесполезно, когда для приспособления (предполагающего двигательные контакты организма со средой) достаточно наличного запаса реакции (рефлексов, навыков и привычек).

Оно вступает в игру, когда возникают трудности адаптации. В этом случае оно начинает выполнять ряд важных работ: фильтрует стимулы, отбирает из них значимые, сопоставляет их между собой и регулирует поведение индивида в новой, непривычной ситуации. Понятие о проблемной ситуации и сознании как орудии ориентации в ней стало в дальнейшем ключевым в функциональной психологии*.

Другим аспектом анализа сознания у Джемса являлась установка на то, чтобы соотнести сознание не толь-

* К нему, как мы видели, пришли вюрпбургцы, идя другим, интроспективно-экспериментальным путем.

327

ко с адаптивным действием, но и со структурой лично-с.и. Относя к личности «все, чго человек считает своим», Джеме вычленяет четыре формы Я (Self): материальное Я (мое тело, одежда, имущество и т. д.), социальное Я (все, что относится к притязаниям на престиж, дружбу, положительна: о оценку со стороны других), духовное Я (процессы сознания, психические способности) и, наконец, чистое Я, или чувство личной идентичности, основой которого служат органические (висцеральные и мышечные) ощущения. Тем самым он сделал шаг вперед от чисто гносеологического понимания Я к его системно-психологической трактовке, к его поуровневому анализу

Понятие о социальном Я (которому Джеме отвел в намеченной им иерархии среднюю позицию) указывало на включенность индивида в сеть межличностных отношений. Эта форма Я определяется, по Джемсу, осознаваемыми мной реакциями других лиц на мою персону Одним я кажусь детям, другим — моим коллегам и т. д. Поэтому у каждого человека имеется несколько социальных Я. Все они распадаются на разряды соответственно числу групп, мнением которых я дорожу и в глазах которых стремлюсь утвердиться.

Обсуждая вопрос о самооценке личности, о факторах, определяющих чувство собственного достоинства, удовлетворенность или неудовлетворенность человека жизнью. Джеме предложил ставшую популярной формулу: самоуважение равно успеху, деленному на притязания. Это означает, что степень самоуважения ставилась в зависимость or возрастания числителя (успеха) либо oi уменьшения знаменателя — уровня притязаний. Иначе говоря, предполагалось, что оценка личностью самой себя будет возрастать как при действительном успехе, так и при отказе от стремлений к нему. Джеме отдавал предпочтение второму пути: «Всякое расширение наше1 о Я составляет лишнее бремя и лишнее притязание» (2, 139).

Этот вывод звучал парадоксально в сопоставлении с прагматическими установками Джемса, с его исходным стремлением утвердить культ действия и личного успеха. Однако за внешней парадоксальностью имелась определенная логика. Если успех понимать чисто формально — только как стремление оказаться впереди других, безо1-носительно к содержанию достигаемых целей, — то ни о каком обогащении личности, ее «расширении» путем практических действий в реальных социальных ситуациях и*речи быть не может. И Джеме соответственно этой ло-

328

гике делает вывод о бессмысленности расширения эмпирического социального Я, перенося источник подлинных ценностей личности в область религии". Эмпирическому социальному Я он противопоставляет «особое потенциальное социальное» Я, которое реализует себя лишь в «социуме мира идеального» (см. 2, 143), в общении со всевышним, с Абсолютным Разумом «Этот вид личности и есть окончательный, наиболее устойчивый, истинный и интимный предмет моих стремлений» (2, 143).

Речь идет, таким образом, о некоем особом социальном Я, отличном от эмпирического социального Я с его референтными группами, уровне,! притязаний. В своем анализе Джеме выдвинул ряд положений, предвосхитивших современные представления об уровне притязаний, о мотиве достижения успеха, самооценке и ее динамике, референтной группе и др. Что касается личностного уровня, то здесь его мысль поглощал мистический туман, закрывавший горизонты научно-психологического познания.

Вместе с тем стремление Джемса трактовать личность как духовную тотальность, созидающую себя «из ничего», оказалось в дальнейшем созвучным умонастроениям приверженцев экзистенциализма. «Именно Джеме был тот, кого мы сегодня должны назвать экзистенциалистом», — утверждает один из американских авторов (10, 5).

Итак, оставаясь в пределах психологии сознания с ее субъективным методом, Джеме придал трактовке сознания новую ориентацию, соотнеся его с телесным действием как инструментом приспособления к среде и с особенностями личности как системы, несводимой к совокупности ощущений, представлений и т. п.

Это было несовместимо с вундтовской традицией, блестящим критиком которой выступил Джеме. Он подчеркивал, что никаких дискретных психических элементов. погоней за которыми в ту эпоху были заняты десятки лабораторий, не существует, что сознание представляет поток (отсюда оборот: «поток сознания»), членить который так же бессмысленно, как «резать ножницами воду». В этот поток невозможно вступить дважды. Экс-

* Прямая связь прагматизма с религией подчеркнута В. И Лениным Отмечая реакционность прагматизма, который «превозноси-i опыт и только опыт… и… преблагополучно выводиг изо всего этого бога в ц? т_ях практических, только для практики, без всякой метгфизи-ки, без всякою выхода за пределы опыта»), Лерин витэчрует Джемса. как тпччного представителя этого направления (1, 363).

329

перимент же предполагает повторение, воспроизведение явлений. Из этого вытекало, что бесполезно экспериментировать над сознанием. Традиционная экспериментальная психология оказывалась пустым занятием. Наряду с устойчивыми («субстантивными») состояниями сознания Джеме выделял переходные («транзитивные»).

Сознание подобно полету птицы. Обычно психология замечает лишь «остановки в полете» — дискретные чувственные образы или идеи, но не менее важны их обертоны.

Однако сколь бы остро и тонко Джеме ни критиковал структуралистов, он в понимании сознания как сущности, коренящейся в самом субъекте, стоял на той же позиции. И если в «Основах психологии» он стремился передать динамизм и неповторимость сознания, его жизненную значимость для субъекта и т. п., то через полтора десятилетия он задается вопросом: «Существует ли сознание?» Так были озаглавлены его статья и доклад на V Международном психологическом конгрессе в Риме (1905).

Вопрос этот не был неожиданным. Он следовал из общей логики движения субъективистской мысли. Задолго до Джемса он возник у Авенариуса, обвинившего нормальных людей в «интроекции» — в том, что они вкладывают («интроецируют») в мозг все богатство познаваемого мира. Считающееся принадлежностью сознания (чувственные образы), согласно Авенариусу, а затем Джемсу, идентично реальным вещам и должно быть возвращено на «свое» место.

В воображении субъективного идеалиста независимые от сознания предметы превратились в комплексы ощущений. Что же тогда осталось на долю сознания, опустевшего после того, как из него оказались изъятыми эти комплексы (образы)? «Транзитивные», летучие, беспредметные состояния*. Вслед за материей исчезло сознание, а с ним и предмет психологии. Таков был итог ложной философской версии, отрицавшей различие между образом и предметом, игнорировавшей отражательную природу сознания. Эта версия вскоре выступила в облике так называемого неореализма. В психологии же разру-

* Испытывая неудовлетворенность столь эфемерным остатком, Джеме выдвинул «моторную теорию сознания», в которой моторный акт (переживаемый в форме мышечных ощущений) выступал как эквивалент изгнанного из сознания образа. Подобно тому как у Джемса в теории эмоций моторный акт (квазидействие) подавил мотив, в теории сознания он подавил образ. Воззрению на мир как конструкцию индивида был придан моторно-биологический характер. Утверждалось, что в структурах и категориях познания не отражается ничего, кроме особенностей нашего биологического устройства.

330

шительная работа, проделанная Джемсом, готовила почву для учения, потребовавшего покончить с сознанием как предметом психологии.

Нужно различать личное и надличное в пути исследователя. Разочаровавшись в психологии *, Джеме оставил ее и на два десятилетия погрузился в разработку философии прагматизма. Но выдвинутые им проблемы не исчезли бесследно, так как они не являлись фиктивными. Их унаследовали молодые психологи следующего поколения. Те из них, кто вместе с проблемами воспринял и Джемсову интерпретацию сознания, образовали функциональное направление.

Наряду с Джемсом предтечей этого направления принято считать Джона Дьюи (1859−1952).

Приобретя в XIX в. большую известность как философ и педагог, он начинал свою карьеру в XIX в. в качестве психолога. Его книга «Психология» (1886) была первым американским учебником по этому предмету. Но не она определила его влияние на психологические круги, а небольшая статья «Понятие о рефлекторном акте в психологии» (1896) (9).

В ней он резко выступил против представления о том, что основными единицами поведения служат рефлекторные дуги.

Никто в психологии этого представления и не отстаивал. Тем не менее Дьюи требовал перейти к новому пониманию предмета психологии, признать таковым целостный организм в его неугомонной, адаптивной по отношению к среде активности. Сознание — один из моментов в этом континууме. Оно возникает, когда координация между организмом и средой нарушается, и организм, чтобы выжить, стремится приспособиться к новым обстоятельствам.

В 1894 г. Дьюи был приглашен в Чикагский университет, где под его влиянием формировалась группа психологов, вскоре объявивших себя в противовес исследователям Вундта и Титченера функционалистами. Их теоретическое кредо высказал Джеймс Энджелл (1869−1949) в президентском адресе к Американской психологической ассоциации — «Область функциональной психологии»

* Позднее (1892) он издал в виде учебника сокращенный вариант «Основ психологии», а также популярные «Беседы с учителями о психологии» (1899).

Остальные работы носили философский характер. С 1889 г. он был профессором психологии в Гарварде, но для руководства лабораторией пригласил из Германии Г. Мюнстерберга, которого резко критиковал Вундт, а для Джемса это было лучшей рекомендацией.

331

Ярошевский М.Г. История психологии. — 3-е изд., дораб. — М.: Мысль, 1985.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector