Клиническая психология вопросы для подготовки к зачету

Марина

13.Клинические формы патологии психического развития: умственная отсталость, задержки психического развития (пограничные и парциальные), искажения и другие нарушения психического развития, аутистические расстройства

Кирилл

19.Типы реагирования на болезнь без нарушения социальной адаптации

Настя Н

14.Клинические формы патологии психического развития: акселерация, инфантилизм, соматопатии, особые формы психического дизонтогенеза у детей из групп высокого риска по психической патологии.

Настя К

21. Типы реагирования на болезнь с нарушением социальной адаптации по интерпсихическому варианту

Лена

23. Типы личностной реакции на заболевание

Альбина

12.Клинические формы девиантного поведения: сверхценные психологические увлечения, характерологические и патохарактерологические реакции, коммуникативные девиации, безнравственное, аморальное и неэстетическое поведение

Таня

24. Психосоматика как раздел клинической психологии

Вера

11. Клинические формы девиантного поведения: агрессивное и аутоагрессивное поведение, злоупотребление веществами, вызывавшими состояния измененной психической деятельности, нарушение пищевого поведения, сексуальные девиации и перверсии

Алина

7.Аномалии личности. Типологии аномалий личности П.Б. Ганушкина, К. Леонгарда, А.Е. Личко

Ксюша

5.Виды психопрофилактических задач

Наташа

4.Зарождение и становление клинической психологии

6.Классификация личностных расстройств

Эти вопросы уже есть, редактируйте под себя сами. 1. Объект, предмет клинической психологии

2.Цели клинической психологии. Разделы клинической психологии

3.Взаимосвязь клинической психологии с другими науками

8.Задачи и методы патопсихологического исследования личности

9.Понятие нормального и отклоняющегося поведения

10.Типы девиантного поведения

15.Общие принципы лечения и профилактики психического дизонтогенеза

16.Понятие объективной тяжести и внутренней картины болезни

17.Влияние социально-конституциональных факторов на концепцию болезни

18.Влияние индивидуально-психологических факторов на концепцию болезни

20. Типы реагирования на болезнь с нарушением социальной адаптации по интрапсихическому варианту

22. Внутренняя картина болезни

25. Психосоматические заболевания

КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЗАЧЕТУ

1.Объект, предмет клинической психологии

Предметом общей клинической психологии являются:

1) основные закономерности психологии больного, психологии медицинского работника, психологические особенности общения больного и врача, а также влияние психологической атмосферы лечебно-профилактических учреждений на состояние человека;

2) психосоматические и соматопсихические взаимовлияния;

3) индивидуальность (личность, характер и темперамент), эволюция человека, прохождение им последовательных этапов развития в процессе онтогенеза (детство, отрочество, юность, зрелость и поздний возраст), а также эмоционально-волевые процессы;

4) вопросы врачебного долга, этики, врачебной тайны;

5) психогигиена (психология медицинских консультаций, семьи), в том числе психогигиена лиц в кризисные периоды их жизни (пубертатный, климактерический), психология половой жизни;

6) общая психотерапия.

Частная клиническая психология изучает конкретного больного, а именно:

1) особенности психических процессов у психических больных;

2) психику пациентов в период подготовки к хирургическим вмешательствам и в послеоперационном периоде;

3) особенности психики больных, страдающих различными заболеваниями (сердечно-сосудистыми, инфекционными, онкологическими, гинекологическими, кожными и т. д.);

4) психику больных с дефектами органов слуха, зрения и т. п.;

5) особенности психики больных при проведении трудовой, военной и судебной экспертизы;

6) психику больных алкоголизмом и наркоманией;

7) частную психотерапию.

Б. Д. Карвасарский в качестве предмета клинической психологии выделил особенности психическойдея-тельности больного в их значении для патогенетической и дифференциальной диагностики болезни, оптимизации ее лечения, а также предупреждения и укрепления здоровья.

Что же является объектом клинической психологии? Б.Д. Карвасарский считает, что объектом клинической психологии является человек с трудностями адаптации исамореализации, которые связаны с его физическим, социальным и духовным состоянием.

cribs.me/klinicheskaya-psikhologiya/predmet-i-obekt-issledovaniya-klinicheskoi-psikhologii

2.Цели клинической психологии. Разделы клинической психологии

Основные разделы клинической психологии.

Разделы клинической психологии в себя включают:

1. психология больных людей;

2. психология лечебного взаимодействия;

3. норма и патология психической деятельности;

4. психология девиантного поведения;

5. психосоматика, то есть проблемы связанные с соматическими расстройствами;

6. неврозология или причины возникновения и протекания неврозов.

3.Взаимосвязь клинической психологии с другими науками

Базисными науками для клинической психологии являются общая психология и психиатрия. На развитие клинической психологии также оказывают большое влияние неврология и нейрохирургия.

Психиатрия — медицинская наука, но она теснейшим образом соприкасается с клинической психологией. Эти науки имеют общий предмет научных исследований — психические расстройства. Но кроме этого, клиническая психология занимается такими нарушениями, которые по своей значимости не равноценны болезни (например, по проблемам супружества), а также психическими аспектами соматических расстройств. Однако психиатрия как частная область медицины большеучиты-вает соматическую плоскость психических расстройств. Клиническая же психология делает акцент на психологических аспектах.

Клиническая психология связана с психофармакологией: и та, и другая изучают психопатологические расстройства и способы их лечения. Кроме того, употреб-лениелекарственных средств всегда оказывает на пациента положительное или отрицательное психологическое действие.

Успешно развивается медицинская педагогика — смежная с медициной, психологией и педагогикой область, в задачи которой входит обучение, воспитание и лечение больных детей.

Психотерапия как самостоятельная медицинская специальность тесно связана с клинической психологией. Теоретические и практические проблемы психотерапии разрабатываются с опорой на достижения медицинской психологии.

На Западе считается, что психотерапия является частной областью клинической психологии, и таким образом подчеркивается особая близость между психологией и психотерапией.

Однако положение об особой близости психотерапии и клинической психологии нередко оспаривается. Многие ученые считают, что с научной точки зрения психотерапия ближе к медицине. При этом приводятся следующие аргументы:

1) лечение больных является задачей медицины;

2) психотерапия является лечением больных. Отсюда следует, что психотерапия — это задача медицины. Данное положение опирается на тот факт, что во многих странах право заниматься ею получают только врачи.

Клиническая психология близка и к ряду других психологических и педагогических наук — экспериментальной психологии, трудотерапии, олигофренопедагогике, тифлопсихологии, сурдопсихологии и др.

Таким образом, очевидно, что в процессе работы клиническому психологу необходимо применять комплексный подход.

www.e-reading.club/chapter.php/99 876/4/Vedehina_-_Klinicheskaya_psihologiya.html

4.Зарождение и становление клинической психологии

5.Виды психопрофилактических задач

6.Классификация личностных расстройств

7.Аномалии личности. Типологии аномалий личности П.Б. Ганушкина, К. Леонгарда, А.Е. Личко

8.Задачи и методы патопсихологического исследования личности

Б. Д. Карвасарский выделяет следующие основные задачи клинического психолога при исследовании личности:

1. Изучение роли личности в происхождении нервно- психических и соматических болезней.

2. Определение значения личностного фактора в патогенезе болезней и формировании клинических картин.

3. Выявление особенностей изменения личности при разных заболеваниях.

4. Разработка эффективных личностно-ориентированных методов психопрофилактики, психотерапии и реабилитации.

Что касается методов патопсихологического исследования личности, то среди них выделяют два главных — клинический и лабораторный. Первый основан на наблюдении за больным, бе­седах, изучении истории болезни; второй предполагает исполь­зование разнообразных тестов.

Клинический подход к изучению личности предполагает изучение истории жизни человека с помощью биографического и анамнестического методов.

Анамнез — это получение совокупности сведений о жизни обследуемого, перенесенных им заболеваниях, начале и течении болезней, об условиях жизни, работе и лечении.

Анамнез может быть субъективным и объективным. Первый имеет особое значение в случаях, когда надо выяснить отношение больного к значимым событиям его жизни и состоит в получении информации от самого больного. Второй может иметь место в тех случаях, когда субъективный анамнез затруднен или невозможен вследствие временного или хронического психического рас­стройства, сенсорных затруднений и т. п. Субъективный и объек­тивный анамнез обычно дополняют друг друга. В клинике многое можно узнать о личности больного также из реальных взаимо­действий с ним во время психотерапии и коррекционных меро­приятий, а также во время тестирования.

Лабораторный метод. К числу наиболее распространен­ных тестов, применяемых для исследования личности больного, можно отнести:

1. Метод исследования уровня притязаний. Больному пред­ лагают ряд задач, пронумерованных по степени сложности. Ис­ пытуемый сам выбирает посильную для себя задачу. Экспери­ ментатор искусственно создает ситуации успеха-неуспеха для больного, при этом анализирует его реакции в этих ситуациях. Для исследования уровней притязаний применяют разные зада­ ния (например, кубики Кооса).

2. Метод Дембо-Рубинштепна. Используется для исследо­ вания самооценки. Испытуемый на вертикальных отрезках, символизирующих здоровье, ум, характер, счастье и т. д. отме­ чает, как он оценивает себя по этим показателям. Затем отвечает на вопросы, раскрывающие его представление о содержании понятий «ум», «здоровье» и пр.

3. Метод фрустрации Розенцвейга. С помощью этого мето­ да исследуются характерные для личности реакции в стрессовых

ситуациях, что позволяет сделать вывод о степени ее социаль­ной адаптации.

4. Метод незаконченных предложений. Тест относится к группе вербальных полупроективных методов. Один из вариан­ тов этого теста включает 60 незаконченных предложений, кото­ рые испытуемый должен дописать по своему усмотрению. Предложения разделены на 15 групп, в результате исследуются отношения испытуемого к лицам противоположного пола, на­ чальству, подчиненным, и т. д.

5. Тематический апперцептивный тест (ТАТ) состоит из 20 сюжетных картин. Испытуемый должен составить рассказ по каждой картине. Можно получить данные о восприятии, вооб­ ражении, способности осмысливать содержание, об эмоцио­ нальной сфере, способности вербализации, о психотравме и т. д.

6. Метод Роршаха. Состоит из 10 карт с изображением симметричных одноцветных и полихроматических чернильных пятен. Тест используется для диагностики психических свойств личности. Испытуемый отвечает на вопрос, на что это может быть похоже. Оценка ответов проводится по 4 категориям: 1) расположение или локализация; 2) детерминанты (форма, движение, цвет, полутона, диффузность); 3) содержание; 4) по­ пулярность, оригинальность.

7. Миннесотский многопрофильный личностный опросник (MMPI). Предназначен для исследования свойств личности, осо­ бенностей характера, физического и психического состояния испытуемого. Больной должен отнестись (положительно или отрицательно) к содержанию предлагаемых в тесте утвержде­ ний. В результате специальной процедуры строится профиль личности, отражающий соотношение исследуемых личностных особенностей (ипохондрии — сверхконтроля, депрессии — на­ пряженности, истерии — лабильности, психопатии — импульсив­ ности, мужественности — женственности, паранойи — ригидно­ сти, психастении — тревожности и т. д.).

8. Подростковый диагностический опросник Личко (ПДО). Используется для диагностики психопатий и акцентуаций

характера у подростков.

9.Тест Люшера. Включает в себя набор из восьми карт -четыре с основными цветами (синий, зеленый, красный, жел­тый) и четыре с дополнительными (фиолетовый, коричневый, черный, серый).

Выбор цвета в порядке предпочтения отражает направленность испытуемого на определенную деятельность, его настроение, функциональное состояние, а также некоторые наиболее устойчивые черты личности.

http://mybiblioteka.su/9−115 008.html

9.Понятие нормального и отклоняющегося поведения ритерии определения понятия «отклоняющееся поведение»

Какое же поведение можно считать «нормальным», а какое «отклоняющимся»? Как считают многие психиатры, «границы „нормального“ поведения столь же относительны, как и границыздоровья или границы „нормального“ характера» (В.Т. Кондратенко, С.А. Игумнов).

П.В. Ганнушкин отмечал, что в социальной жизни участвует большое количество людей, «находящихся на границе между психической болезнью и психическим здоровьем». В силу размытости границ оценивать различные поступки, правонарушения необходимо с позиций комплексного биопсихосоциального подхода.

Под нормальным поведением, как правило, понимают нормативно-одобряемое поведение, не связанное с болезненным расстройством, характерное для большинства людей. Анормальное поведение можно разделить на нормативно-неодобряемое, патологическое, нестандартное (Е.В. Змановская).

«Нормальным» считается все, что соответствует норме-эталону. Способы получения нормы называют критериями. Одним из самых распространенных является статистический критерий (метод), который позволяет определить норму для любого явления с помощью подсчета частоты, с которой оно встречается в популяции. С точки зрения математической статистики, нормально все, что встречается часто, т. е. не реже чем в 50 процентах случаев.

Статистический критерий сочетается с качественно-количественной оценкой поведения по степени его выраженности и степени угрозы для жизни.

Наряду со статистическим критерием в гуманитарных науках также используются специальные критерии оценки нормальности/аномальности поведения личности: психопатологический (используется в медицине), социально-нормативный (используется в общественной жизни) и индивидуально-психологический (отражает индивидуальность каждой личности).

Ведущим показателем нормальности поведения, с точки зрения социально-нормативного критерия, является уровень социальной адаптации личности. Нормальная, успешная адаптация характеризуется оптимальным равновесием между ценностями, особенностями индивида и правилами, требованиями окружающей социальной среды. Дезадаптация — это состояние сниженнойспособности (нежелания, неумения) принимать и выполнять требования среды как личностно значимые, а также реализовывать свою индивидуальность в конкретных социальных условиях.

Выделяют социальные (конфликты с законом) и индивидуальные проявления дезадаптации (негативная внутренняя установка по отношению к социальным требованиям, неудовлетворенность собой, завышенные претензии к окружающим при стремлении самому избегать ответственности).

В связи с этим основополагающими качествами личности можно назвать ее внутреннюю позицию по отношению к внешнему миру и себе, способность принимать решения и делать выбор, а также личную ответственность за собственное поведение.

Отклоняющееся поведение выражает социально-психологический статус личности на оси социализация — дезадаптация — изоляция поведение нередко заменяется синонимом -девиантное поведение. Сложность определения изучаемого понятия обусловлена, прежде всего, его междисциплинарным характером.

По определению В.Д. Менделевича, психология девиантного поведения — это междисциплинарная область научного знания, изучающая механизмы возникновения, формирования динамики и исходов отклоняющегося от разнообразных норм поведения, а также способы и методы их коррекции, терапии и профилактики.

Отклоняющееся поведение по мнению американского психолога А. Коэна, -это «…такое поведение, которое идёт вразрез с институционализированными ожиданиями, т. е. с ожиданиями, разделяемыми и признаваемыми законными внутри социальнои системы».

Рассмотрим отклоняющееся поведение, прежде всего, как проявление индивидуальной активности и отметим его особенности.

1. Отклоняющиеся поведение личности это поведение которое не соответствует общепринятым или официально установленным социальным нормам (законам, правилам, традициям и социальным установкам).

Определяя девиантное поведение как поведение, отклоняющееся от норм, следует помнить, что социальные нормы, изменяются, что придает отклоняющемуся поведению исторически преходящий характер. Следовательно девиантное поведение — это нарушение не любых, а наиболее важных для данного общества в данное время социальных норм.

2. Девиантное поведение и личность, его проявляющая, вызывают негативную оценку со стороны других людей. Негативная оценка может иметь форму общественного осуждения, социальных санкций, в том числе уголовного наказания; с другой стороны, она может приводить к такому негативному явлению, как стигматизация личности — навешивание на нее ярлыка. Постепенно ярлык девианта (наркоман, преступник, самоубийца и т. п.) формирует девиантную идентичность (самоощущение).

3. Особенностью отклоняющегося поведения является то, что оно наносит реальный ущерб самой личности или окружающим людям, существенно снижая качество жизни. Это причинение морального и материального ущерба, физическое насилие и причинение боли, ухудшение здоровья. Угрозу для жизни несёт, например, суицидальное поведение, насильственные преступления, употребление «тяжелых» наркотиков.

4. Рассматриваемое поведение можно охарактеризовать как стойко повторяющееся (многократное или длительное).

Данное правило имеет исключения. Например, даже однократная суицидальная попыткапредставляет серьезную опасность и может расцениваться как отклоняющееся поведение личности.

5. Для того чтобы поведение можно было квалифицировать как отклоняющееся, оно должно согласовываться с общей направленностью личности. При этом поведение не должно быть следствием нестандартной ситуации (например, поведение в рамках посттравматического синдрома), следствием кризисной ситуации (например, реакция горя в случае смерти близкого человека в течение первых месяцев) или следствием самообороны (например, при наличии реальной угрозы для жизни).

6. Особенностью отклоняющегося поведения является то, что оно рассматривается в пределах медицинской нормы. Оно не должно отождествляться с психическими заболеваниями или патологическими состояниями, хотя и может сочетаться с последними. При определенных условиях отклоняющееся поведение может переходить в патологическое. Например, зависимое поведение может перерасти в системное заболевание — алкоголизм, наркоманию. Таким образом, личность с отклоняющимся поведением может занимать любое место на психопатологической оси «здоровье — предболезнь — болезнь».

7. Особенностью отклоняющегося поведения является то, что оно сопровождается различными проявлениями социальной дезааптации. Данное поведение вызывает или усиливает данное состояние, хотя оно, в свою очередь, может являться вызывающей причиной отклоняющегося поведения личности.

8. В качестве последнего признака отклоняющегося поведения можно отметить его выраженное индивидуальное и возрастное половое своеобразие. Следовательно, отклоняющееся (девиантное) поведение — это устойчивое поведение личности отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а также сопровождающееся ее социальной дезадаптацией.

Изменения в обществе приводят к изменению норм, а также видов поведенческих девиаций. Но сами нормы и отклонения от них являются неотемлемой частью любой социальной системы. Следовательно, на социальном уровне отклоняющеесе поведение — это только одна из возможных форм взаимоотношения между обществом и личностью, на личностном уровне — это социальная позиция личности, выступающая в форме девиантного стиля и образа жизни.

И, наконец, следует уяснить, что девиации могут быть нормальными и полезными для общества, поскольку стимулируют прогрессивные изменения в нем, ломая устаревшие нормы.

psyera.ru/kriterii-opredeleniya-ponyatiya-otklonyayushcheesya-povedenie-501.htm

10.Типы девиантного поведения

Типология девиантного поведения Мертона основывается на представлениях о девиации как разрыве между культурными целями и социально одобряемыми способами их достижения. В соответствии с этим он выделяет четыре возможных типа девиации:

  • инновация, предполагающая согласие с целями общества и отрицание общепринятых способов их достижения (к «инноваторам» относятся проститутки, шантажисты, создатели «финансовых пирамид», великие ученые);
  • ритуализм, связанный с отрицанием целей данного общества и абсурдным преувеличением значения способов их достижения, например бюрократ требует, чтобы каждый документ был тщательно заполнен, дважды проверен, подшит в четырех экземплярах, но при этом забывается главное — цель;
  • ретретизм (или бегство от действительности), выражающийся в отказе и от социально одобренных целей, и от способов их достижения (пропойцы, наркоманы, бомжи и т. п.);
  • бунт, отрицающий и цели, и способы, но стремящийся к их замене на новые (революционеры, стремящиеся к коренной ломке всех общественных отношений).
  • www.grandars.ru/college/sociologiya/deviantnoe-povedenie.html

11. Клинические формы девиантного поведения: агрессивное и аутоагрессивное поведение, злоупотребление веществами, вызывавшими состояния измененной психической деятельности, нарушение пищевого поведения, сексуальные девиации и перверсии Типология девиантного поведения

Проблема классификации поведенческих отклонений является дискуссионной. Трудности заключаются в междисциплинарном характере проблемы поведенческих девиаций. Термин «девиантное (отклоняющееся) поведение» используется в разных науках в различных значениях, поэтому и существуют многообразные классификации поведенческих отклонений. Условии можно выделить три основных подхода к проблеме классификации поведенческих отклонений: социально-правовой, клинический и психологический.

В зависимости от способов взаимодействия индивида с реальностью и нарушения тех или иных норм общества девиантное поведение разделяется на пять типов (по В.Д. Менделевичу): — Делинквентный тип девиантного поведения (преступления, проступок).

— Аддиктивный (сексуальные взаимодействия, трудоголизм, фанатизм).

— Патохарактерологический (психопатии и акцентуации характера).

— Психопатологический (психические расстройства и заболевания).

— Основанный на гиперспособностях (математических, музыкальных, художественных и иных).

Выделяются клинические формы девиантного поведения: — Агрессия. — Суицид. — Злоупотребление веществами, вызывающими состояния измененной психической деятельности (алкоголизм, наркотизация, табакокурение и др.).

— Нарушение пищевого поведения (переедание, голодание).

— Аномалии сексуального поведения (девиации, перверсии, отклонения психосоциального развития).

— Сверхценные психологические увлечения («трудоголизм», «гем-блинг», фанатизм, коллекционирование).

— Сверхценные патопсихологические увлечения (разновидность маний, сутяжничество и др.).

— Характерологические и патохарактерологические реакции (эмансипации, группирование и др.).

— Коммуникативные девиации (аутизация, гиперобщительность, конформизм, фобическое, нарцисстическое поведение).

— Безнравственное, аморальное поведение (алчность, зависть, прелюбодеяние, тщеславие и др.).

— Неэстетическое поведение (девиация стиля речи — заикание, дислалия, афазия), девиация стиля взгляда, движений и др.

Следует привести и типологию Ц.П. Короленко и Т.А. Донских. — Антисоциальное поведение (хулиганство, бродяжничество, кражи, преступность, проституция, вандализм, граффити).

— Аддиктивное поведение (наркомания, токсикомания, курение, компьютерные и азартные игры, сексуальная аддикция, фетишизм, трансвертизм, вуареизм, эксбиционизм), длительное переедание или голодание, прослушивание музыки, основанной на ритме; полное погружение в какой-то вид деятельности, забывая о жизненно важных проблемах).

— Суицидное поведение. — Конформистское поведение. — Нарцисстическое поведение. — Фанатическое поведение. — Аутистическое поведение.

http://psyera.ru/tipologiya-deviantnogo-povedeniya-393.htm

12.Клинические формы девиантного поведения: сверхценные психологические увлечения, характерологические и патохарактерологические реакции, коммуникативные девиации, безнравственное, аморальное и неэстетическое поведение

13.Клинические формы патологии психического развития: умственная отсталость, задержки психического развития (пограничные и парциальные), искажения и другие нарушения психического развития, аутистические расстройства

14.Клинические формы патологии психического развития: акселерация, инфантилизм, соматопатии, особые формы психического дизонтогенеза у детей из групп высокого риска по психической патологии

15.Общие принципы лечения и профилактики психического дизонтогенеза

16.Понятие объективной тяжести и внутренней картины болезни

Внутренняя картина болезни

Углубление знаний о психологической стороне заболеваний в отечественной теории и практике медицины привело к появлению к настоящему времени множества различных концептуальных схем, раскрывающих структуру внутреннего мира больного человека. Многообразие терминов, в которых описывается субъективная сто­рона болезни, характерно и для зарубежных исследователей. Однако в большинстве современных психологических исследований внут­ренней картины заболевания при различных нозологических формах болезней в ее структуре выделяется несколько взаимосвязанных сторон (уровней):

  1. болевая сторона болезни (уровень ощущений, чувственный уровень) — локализация болей и других неприятных ощущений, их интенсивность и т. п.;
  2. эмоциональная сторона болезни связана с различными видами эмоционального реагирования на отдельные симптомы, заболева­ние в целом и его последствия;
  3. интеллектуальная сторона болезни (рационально-инфор­мационный уровень) связана с представлениями и знаниями больного о его заболевании, размышлениями о его причинах и последствиях;
  4. волевая сторона болезни (мотивационный уровень) связана с оп­­ре­де­ленным отношением больного к своему заболеванию, необ­ходимостью изменения поведения и привычного образа жизни, ак­туализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья.

На основании этих сторон у больного создается модель заболева­ния, т. е. представление о ее этиопатогенезе, клинике, лечении и про­гнозе, которая определяет «масштаб переживаний» и поведение в целом.

Между истинным положением дел со здоровьем и «моделью бо­лезни» больного часто нет знака равенства. Значение болезни в вос­приятии больного может как преувеличиваться, так и приумень­шаться.

При адекватном типе реагирования (нормонозогнозия) больные правильно оценивают свое состояние и перспективы, их оценка со­впадает с оценкой врача.

При гипернозогнозии больные склонны переоценивать значи­мость отдельных симптомов и болезни в целом, а пригипонозогнозии — склонны их недооценивать.

При диснозогнозии у больных наблюдаются искажение восприятия и отрицание наличия болезни и ее симптомов с целью диссимуляции или из-за страха ее последствий. Анизогнозия — полное отрицание болезни как таковой, типична для больных с алкоголизмом и онкологическими заболеваниями.

Внутренняя картина болезни, характеризуя целостное отноше­ние к заболеванию, тесно связана с осознанием больным своей бо­лезни. Степень осознанности своего заболевания во многом зависит от образованности и общего культурного уровня пациента, хотя пол­ного соответствия здесь часто не наблюдается (как, например, при анизогнозиях).

Даже при психических заболеваниях больной не мо­жет не давать естественных, психологически понятных и характерных для его личности реакций на свое заболевание. Причем при этом у некоторых больных имеется иногда смутное и неотчетливое осозна­ние своей болезни, но бывает и так, что отчетливое осознание болез­ни может сочетаться с безразличным, тупым отношением к ней.

Степень осознанности своей болезни больным может нару­шаться при некоторых очаговых поражениях мозга. Например, по­ражениям задних отделов левого полушария чаще сопутствует адекватная внутренняя картина болезни, в то время как при пора­жении задних отделов правого полушария наблюдалось сочетание адекватного когнитивного уровня осознания внутренней картины болезни с неадекватным эмоциональным представлением больных о своих перспективах, расхождение между планами на будущее и реальными возможностями. Неадекватная внутренняя картина бо­лезни (неполное представление о своем состоянии) в сочетании с недостаточным ее эмоциональным переживанием характерна для лиц с поражением левой лобной области, а поражение правой лоб­ной доли мозга также сопровождается расхождением между когни­тивными и эмоциональными планами внутренней картины болез­ни (Виноградова Т.В., 1979).

Задача врача — коррекция модели болезни, коррекция «масшта­ба переживаний». Однако при коррекции внутренней картины бо­лезни следует учитывать множество факторов. Например, если для успешного лечения алкоголизма анизогнозию требуется ликвидиро­вать, то надо ли устранять таковую при онкологических заболеваниях, однозначного ответа нет.

http://www.rae.ru/monographs/90−3156

17.Влияние социально-конституциональных факторов на концепцию болезни

Влияние социально-конституциональных факторов на концепцию болезни (пол, возраст, профессия).

Пол С болезнью обычно связаны такие неприятные явления, как боль, потеря крови, ограничение подвижности, повреждение (или даже потеря) отдельных органов и др. Мужчины и женщины не всегда одинаково реагируют на эти явления, что и обусловливает некоторые тендерные различия при формировании типа реагирования на болезнь. К особенностям, имеющим корреляции с полом человека, можно отнести известные факты лучшей переносимости женщинами болевого ощущения, состояний длительной ограниченности или полной обездвиженности. Этот факт может быть объяснен как психофизиологическими особенностями пола, так и психологическими традициями роли женщины и мужчины в определенных обществах и культурах. Например, у народов стран Запада считается, что роды связаны с одними из самых сильных болевых ощущений, которые может испытать человек. Вследствие этого формируется определенное отношение к боли, готовность ее испытать и собственно выраженные болезненные ощущения женщин. Противоположное отношение к родам наблюдается у женщин ряда африканских народностей. Там, ожидающая ребенка женщина, продолжает активно физически трудиться, относясь к родам как к обычному явлению, не сопряженному с болевыми ощущениями. Фактически подобная предиспозиция к болевому ощущению способствует и более легкой переносимости родов. Наблюдения в травматологической клинике показывают, что когда пациенту приходится находиться в вынужденной позе в течение нескольких месяцев, то мужчины значительно хуже, чем женщины эмоционально переносят длительный период ограничения движений. К сожалению, в клинике нередки случаи, когда болезнь (или травма) приводят к потере пациентом того или иного органа. В связи с этим в одном исследовании 1000 мужчин и 1000 женщин было предложено квалифицировать в соответствии с их значимостью 12 частей тела. Обе выборки на первое место поставили глаз и руку. Однако выявлены и различия. Мужчины оценили половой член, яички и язык как наиболее важные. Эта оценка не зависела от возраста, лишь у старых людей несколько снижалась оценка половых органов. У женщин оценки оказались менее определенными, лишь у тех, кому было за 70, язык стабильно оказывался на первом месте (S. Wienstein).

Было замечено, что ценность отдельных телесных качеств может изменяться также под влиянием общественных процессов. Так, у японок во время второй мировой войны в образе тела полностью обесценилась грудь, а идеальной считалась плоская грудная клетка (женщины носили мужскую военную форму).

Однако после войны под влиянием западной культуры образ тела радикально изменился, и в 50-х годах японские женщины стремились иметь грудь «голливудских» размеров. Возраст Известно, что для каждой возрастной группы существует свой реестр тяжести заболеваний — своеобразное распределение болезней по социально-психологической значимости и тяжести. Для. детей, подростков и молодежи наиболее тяжелыми в психологическом отношении оказываются болезни, которые изменяют внешний вид человека, делает его непривлекательным. Связано это с системой ценностей, расстановкой приоритетов, имеющихся у молодого человека, для которого наивысшую ценность приобретает удовлетворение основополагающей потребности — «удовлетворенность собственной внешностью». Таким образом, наиболее тяжелые психологические реакции могут вызывать болезни, не носящие с медицинской точки зрения угрозы для жизни. К ним относятся любые болезни, негативно, с точки зрения подростка, изменяющие внешность (кожные, аллергические), калечащие травмы и операции (ожоги).

Ни в каком другом возрасте не наблюдается столь тяжелые психологические реакции человека на появление у него на коже лица фурункулов, прыщей, веснушек, родимых пятен, бледности и т. п. Ярким примером отражения повышенной психологической значимости внешности для самоутверждения подростка и молодого человека и реагирования его на внешнюю непривлекательность, связанную с болезнями, может служить существование только в данной возрастной группе такого психопатологического синдрома, как дисморфомания. Дисморфомания — это ложная убежденность человека (чаще девушки) в наличии у него уродства. Ложная убежденность, как правило, распространяется на оценку полноты или диспропорций тела. Многие девушки-подростки считают, что окружающие обращают на них внимание и даже «подсмеиваются» в связи с излишней полнотой. Данное убеждение толкает девушек на поиск способов похудения. Они начинают истязать себя строжайшими диетами, голоданием, тяжелыми физическими упражнениями. При дисморфоманиях речь идет о тех случаях, когда фактически по медицинским критериям не обнаруживается признаков избытка веса. Некоторые пациентки, убежденные в том, что у них уродливое, бросающееся в глаза окружающим строение носа, глаз или ушей, ног или рук активно добиваются хирургической коррекции мнимого дефекта. Лица зрелого возраста психологически более тяжело будут реагировать на хронические и инвалидизирующие заболевания. Это связано также с системой ценностей и отражает устремленность человека зрелого возраста удовлетворять такие социальные потребности, как потребность в благополучии, благосостоянии, независимости, самостоятельности и пр. Именно удовлетворение подобных потребностей может быть заблокировано появлением любой хронической или приводящей к инвалидности болезни. Второй повышенно значимой группой заболеваний для зрелого человека считаются так называемые «стыдные» болезни, к которым обычно относят венерические и психические заболевания. Психологическая реакция на них обусловлена оценкой их, не как угрожающих здоровью, а связана с переживаниями по поводу того, как изменится социальный статус и авторитет заболевшего в случае, если об этом станет известно окружающим. Список «стыдных» заболеваний не исчерпывается венерическими и психическими. К ним могут относиться многие заболевания, носящие оттенок субъективной непрестижности. К примеру, для некоторых людей стыдно болеть (или слыть больным) геморроем, стыдно проводить прерывание беременности (аборт).

Существуют группы населения (в первую очередь, люди, занимающие руководяшде посты) для некоторых из которых стыдными являются болезни сердца (инфаркт), что связано с ограничением возможности продвижения по службе. Для пожилых и престарелых людей наиболее значимыми является болезни, которые могут привести к смерти. Инфаркт, инсульт, злокачественные опухоли страшны для них не тем, что могут приводить к потере трудо- или работоспособности, а тем, что ассоциируются со смертью. Профессия Человек, особенно зрелого возраста, очень часто оценивает тяжесть болезни, исходя из влияния симптомов заболевания на его настоящую и будущую трудоспособность. Значимым становится профессионально обусловленная ценность того или иного органа. К примеру, оперный певец может психологически более тяжело относиться к ангине или бронхиту, чем к гастриту и язве желудка. Это связано с тем, насколько существенно влияют симптомы болезни на качество исполнения профессиональных обязанностей. Для спортсмена или человека, занятого активным физическим трудом, повышенно значимым может оказаться скорее остеохондроз позвоночника, нежели депрессия, а для человека творческой профессии — наоборот. Вполне вероятно, что машинист башенного крана более остро будет переживать гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз с симптомом головокружения, чем представители «сидячих» наземных профессий.

vk.com/pages?oid=-34 334 512&p=20._%D0%92%D0%BB%D0%B8%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%83%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D1%84%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2_%D0%BD%D0%B0_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%BF%D1%86%D0%B8%D1%8E_%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D0%B8_(%D0%BF%D0%BE%D0%BB%2C_%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%82%2C_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F).

18.Влияние индивидуально-психологических факторов на концепцию болезни Влияние индивидуально-психологических факторов на концепцию болезни

Темперамент

Темперамент — это характеристика индивида со стороны динамических особенностей его психической деятельности, т. е. темпа, ритма и интенсивности отдельных психических про­цессов и состояний.

К значимым для выработки определенного типа психиче­ского реагирования на заболевание параметрам относят такие зависящие от темперамента особенности, как эмоциональность, переносимость боли и обездвиженность.

Известно, что экстраверты и интроверты различно реагиру­ют на боль. По мнению Айзенка, экстраверты воспринимают все уровни стимуляции (в том числе болевой) менее интенсивно, чем интроверты.

Нередко порог болевой чувствительности коррелирует с уровнем эмоциональности. В рамках четырех (по Гиппократу) типов темперамента более низкие болевые пороги у холерика и меланхолика, по сравнению с сангвиником и флегматиком.

Следующей составной частью темперамента является пара­метр общей двигательной активности. Отсюда ограничение под­вижности или обездвиженность, вызванные болезнью (прико­ванность к постели, необходимость соблюдать постельный режим), могут служить психологической фрустрацией для лиц, двигательный режим которых нацелен на быстроту действий, склонность к интенсивным физическим нагрузкам — это преж­де всего холерики и сангвиники.

Характер

Если темперамент — это характеристика того, как человек преимущественно действует, то характер — это ответ на вопрос о том, в каком направлении он действует.

Характерологически обусловленное субъективное отноше­ние к болезни формируется главным образом в процессе семей­ного воспитания. Причем существуют две противоположные семейные традиции воспитания субъективного отношения к бо­лезням — «стоическая» и «ипохондрическая».

В рамках первой ребенок постоянно поощряется за поведе­ние, направленное на самостоятельное преодоления недугов и плохого самочувствия. Его хвалят, когда он, не обращая внима­ния на имеющуюся боль, продолжает заниматься тем, чем зани­мался до ее возникновения.

Противоположна ей «ипохондрическая» семейная традиция нацелена на формирование сверхценного отношения к здоро­вью. Родителями поощряется внимательное отношение к со­стоянию своего здоровья, тщательность в оценке болезненных проявлений, выявление у себя первых признаков заболевания. В семье ребенок привыкает при малейшем изменении самочувст­вия обрашать собственное внимание и внимание окружающих (вначале родителей, а затем воспитателей, учителей, супругов и пр. лиц) на болезненные симптомы.

Семейные традиции определяют своеобразное ранжирова­ние болезней по степени их тяжести. К примеру, к наиболее тя­желым могут относиться не «объективно» тяжелые, а те, от ко­торых чаще всего умирали или которыми чаще болели члены семьи. Вследствие этого, субъективно наиболее значимой бо­лезнью может оказаться гипертоническая болезнь, а не рак или психическое заболевание. Получается, что психологу нелишне знать и «семейный анамнез».

Личность

Среди личностных особенностей, влияющих на формирова­ние субъективного отношения к болезни, в первую очередь сле­дует отметить мировоззрение и философскую позицию по пово­ду смысла жизни и жизни после смерти. Психологические реак­ции на заболевание разнятся также у глубоко верующих людей и воинствующих атеистов.

Так, первые более адекватно, психологически комфортно относятся к болезням, ведущим к смерти («бог дал, бог взял»).

Атеисты же нередко реагируют на появившуюся болезнь, кото­рая может привести к утрате трудоспособности или даже к смерти, обидой. Они начинают искать виновников заболевания, создают вокруг себя враждебную обстановку и сами психологи­чески неадекватно реагируют на болезни.

Выделяется еще несколько мировоззренческих установок в отношении происхождения заболеваний.

Первая связывает причины возникновения болезней с пове­дением человека, его нравственностью:

— болезнь как кара;

— болезнь как испытание;

— болезнь как назидание другим;

— болезнь как расплата за грехи предков.

При таком подходе подчеркивается пассивная роль индиви­да. Считается, что он не способен противостоять болезни и у него нет другой возможности, кроме как кардинально изменить свое поведение, искупить вину, замолить грехи, вся его актив­ность будет направлена именно в эту сторону.

Другой мировоззренческой установкой является представ­ление о болезнях, как вызванных наследственными или средо-выми причинами:

— болезнь как неизбежность; болезнь как стечение обстоятельств;

— болезнь как роковая ошибка.

В рамках этого мировоззрения все процессы в организме (в том числе и происхождение болезней) рассматриваются в русле наследственной обусловленности. Так, многие люди убеждены в том, что «дурная наследственность» является главным фактором в генезе заболеваний. Все, что происходит с человеком, тракту­ется с точки зрения наследственно-конституциональных факто­ров («И твой отец так хромал», «Вся в мать — дальнозоркая»).

Однако существует и противоположная тенденция, которая полностью отрицает значение наследственности и объясняет позникновение болезней исключительно внешними факторами и

поведением человека («Говорила тебе — не жуй жвачку — вот и заболел СПИДом»).

Обе представленные позиции отражают обывательскую точку зрения, являются крайне стойкими и кон­сервативными.

Позиция «Сам виноват» обычно связана с интернальным «локусом контроля» человека, а «Виновата наследственность» — с экстернальным.

Третья мировоззренческая платформа оценки механизмов происхождения заболеваний базируется на мистическом подхо­де к процессам патогенеза:

— болезнь вследствие зависти;

— болезнь вследствие ревности.

В рамках подобного подхода источники болезней видятся в предвзятом отношении близких и окружающих (соседей, знако­мых, родственников, сослуживцев) к человеку. Процесс возник­новения болезней рассматривается как экстраполяция «негатив­ной энергии» ревнующего или завидующего на реципиента.

К особенностям личности, влияющим на выбор типа психо­логического реагирования на заболевание, относятся и околоме­дицинские суеверия. Спектр их широк и включает мистическое (иррациональное) истолкование истоков их болезни: «сглазили», «навели порчу», «подействовал энергетический вампир» и т. д. Мистическая концепция болезни носит характер убежденности: пациент не способен критически оценивать свои высказывания и требует от врача не лечения, а «снятия порчи» и тому подоб­ных мистических манипуляций.

К числу личностных параметров, важных для понимания психического реагирования на болезнь, относится так называе­мая «антиципационная состоятельность».

Антщипационная состоятельность — это способность больного предвосхищать ход событий, предвидеть поведение окружающих и собственные реакции на течение болезни.

К антиципационной состоятельности относится способность построения программы собственных действий, к примеру, в случае появления тяжелой болезни, которая может изменить обычный жизненный стереотип, привести к инвалидности или

смерти. В антиципационную программу включается готовность к любому исходу болезни (худшему, нежелательному или луч­шему, желательному).

Пациент, обладающий антиципационной состоятельностью, создает несколько программ и готовит себя ко всем. Его размышления носят характер предположений типа: «Что я буду делать, если у меня выявят рак?», «Учитывал!, что у меня возможно тяжелое заболевание, которое не позволит мне в дальнейшем профессионально заниматься моим любимым де­лом, чем я буду заниматься?» и т. д.

Если пациент не вырабатывает антиципационной програм­мы, нацеливается лишь на один — желанный — исход событий («это не онкологическое заболевание, врачи ошибаются»), то реальный факт болезни может стать для него серьезной психи­ческой травмой и вызвать неадекватный тип психологического реагирования на болезнь вплоть до психоза.

Уровень образования человека и уровень его культуры, как личностные свойства, также оказывает влияние на оценку субъ­ективной тяжести болезни. Особо это касается уровня медицин­ской образованности и культуры. Причем негативными в психо­логическом отношении оказываются обе крайности: как низкая медицинская культура, так и высокая, которые с одинаковой вероятностью способны вызвать психологически тяжелые реак­ции. Однако механизмы их будут разниться. В одном случае, это будет связано с недостатком, в другом — с избытком информа­ции о болезнях, их объективной тяжести, течении и исходах.

19.Типы реагирования на болезнь без нарушения социальной адаптации

20. Типы реагирования на болезнь с нарушением социальной адаптации по интрапсихическому варианту

Ипохондрический Сосредоточение на субъективных болезненных и иных неприятных ощущениях. Стремление постоянно рассказывать о них окружающим. Переоценка действительных и выискивание несуществующих болезней и страданий. Преувеличение побочного действия лекарств. Сочетание желания лечиться с неверием в успех. Требования тщательного обследования в сочетании с боязнью вреда и болезненности диагностических процедур. Пациент с ипохондрическим типом реагирования склонен к эгоцентризму. При беседе с любым человеком обращает внимание собеседника на необычность и тяжесть имеющихся у него болезненных признаков. Ипохондрик испытывает облегчение, если собеседник относится к нему участливо и сочувственно. При таком типе реагирования появляется склонность к детализации своего самочувствия при описании его врачам или иным слушателям. Мотивом подробного изложения собственных жалоб является страх упустить что-то важное, существенное для понимания специалистом его состояния и правильной диагностики. Негативную реакцию ипохондрика вызывает недоверие к его жалобам со стороны окружающих, их упреки в симуляции и преувеличении тяжести расстройства с целью извлечь из этого выгоду. Тревожный Непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагоприятного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни, вероятных осложнениях, методах терапии, непрерывный поиск медицинских «авторитетов». В отличие от ипохондрии, больных больше интересуют объективные данные о болезни (результаты анализов, заключения специалистов), чем собственные ощущения. Поэтому они предпочитают больше слушать высказывания других, чем без конца предъявлять свои жалобы. Настроение тревожное., угнетенное. Тревожный тип психического реагирования на заболевания является одним из наиболее распространенных. Тревога проецируется в будущее и вызвана часто опасениями, что болезнь надолго и существенно изменит привычный стереотип жизни. Проявлением тревоги может быть повышенный интерес пациента к медицинской литературе, придирчивость к медицинскому персоналу, нацеленность на перепроверку получаемых от врачей сведений о болезни. Меланхолический или депрессивный Удрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения. Активные депрессивные высказывания вплоть до суицидальных мыслей. Пессимистический взгляд на все окружающее. Неверие в успех лечения даже при благоприятных объективных данных. Меланхолический, или депрессивный тип реагирования на болезнь нередко обусловлен имеющейся у пациента негативной информацией о невозможности излечения от недуга. Нередко он встречается у медицинских работников в силу их разнообразных знаний, полученных в процессе обучения и практики. Нацеленность на худший исход, неспособность видеть и использовать механизмы саногенеза, пессимистическая оценка будущего приводят иногда больных к суицидальным намерениям. Апатический Апатия в подлинном смысле — это полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам и лечению только при настойчивом побуждении извне. Утрата интереса ко всему, что ранее волновало. Собственно апатический, т. е. с утратой интереса ко всему, в соматической клинике встречается крайне редко. Поэтому апатический тип психического реагирования правильнее обозначить как гипопатическии. Как правило, безразличие обусловлено депрессией и фиксацией на собственном состоянии. У пациента пропадает интерес и активность в отношении всех сторон жизни за исключением здоровья.

vk.com/pages?oid=-34 334 512&p=24._%D0%A2%D0%B8%D0%BF%D1%8B_%D1%80%D0%B5%D0%B0%D0%B3%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%BD%D0%B0_%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D1%8C_%D1%81_%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC_%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D0%BF%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8_%D0%BF%D0%BE_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83_%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%82%D1%83.

21. Типы реагирования на болезнь с нарушением социальной адаптации по интерпсихическому варианту

22. Внутренняя картина болезни Вну́тренняя карти́на боле́зни (ВКБ) — совокупность представлений человека о своём заболевании, результат творческой активности, которую проделывает пациент на пути осознания своей болезни[1]. Феномен ВКБ представляет собой один из самых разработанных в психосоматическом поле[1]. Термин ввёден Р. А. Лурией в 1935 году. Исследования ВКБ развиваются преимущественно в русле российской клинической психологии.

Врач, учитывающий внутреннюю картину болезни пациента, имеет возможность более полно понять этиологию, патогенез болезни и скорректировать ход лечения, основываясь на особенностях личности больного[2][1]. Этот феномен представляет оценку болезни и субъективного здоровья, что может оказывать влияние на дальнейшее представление о своём состоянии в ходе течения болезни[3]. Динамика феномена зависит от пола, возраста, тяжести болезни, её продолжительности, так и от характеристик личности, таких как, например, система ценностей и мотивов[1].

Коррекция позиции по отношению к своей болезни психологическими средствами ведет к улучшению состояния, профилактике рецидивов, облегчению тяжести страданий, а также снятию тревоги[4]. Изучение внутренней картины болезни является значимой областью не только для медицинских работников и психологов, но и становится центральным звеном в анализе личностной проблематики больного: для исследователей субъективная картина болезни начинает выступать в качестве увеличительного стекла, позволяющего заглянуть во внутренний мир больного[5].

Внутренняя картина болезни и внутренняя картина здоровья

Внутренняя картина здоровья (ВКЗ) не «обратное» понятие внутренней картине болезни, а представляет собой самостоятельный результат познавательной активности человека. ВКЗ можно определить как совокупность представлений человека о своем нормальном и патологическом состоянии, так и образ динамики и тяжести своей болезни, понимание своих ресурсов психических и физических. ВКБ, согласно определению, представляет собой часть феноменологии, охваченного ВКЗ[6].

Общая характеристика внутренней картины болезни

Содержание и динамика внутренней картины болезни не обнаруживает свою специфичность в зависимости от болезни[1]. ВКБ является динамичной и содержательно изменяется в зависимости от возраста, пола, тяжести болезни или её длительности, прогнозов в отношении болезни и т. д[1]. Влияние психологического фактора на начальном этапе развития болезни особенно велико[7][1], что происходит из-за того, что познавательная активность больного начинается на этой стадии и здесь же обнаруживает личностную специфичность[1]. На поздних этапах длительной болезни влияние личностного фактора снижается[8], однако внутренняя картина болезни становится поддерживающим условием больного, но может стать и дополнительным фактором в формировании аномалий личности[1]. Содержание внутренней картины болезни само по себе может провоцировать психогенные расстройства[5] или быть провокатором дополнительных болезненных ощущений[1].

ВКБ и внешняя картина болезни, которую описывает врач, могут не совпадать, представление пациента могут казаться неадекватными с точки зрения врача, то есть отличаться от медицинской модели болезни[5].

История введения понятия

Термин «внутренняя картина болезни» был введён врачом-терапевтом Романом Альбертовичем Лурией в 1935 году в книге «Внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания». Он выделял:

  1. Внешнюю картину болезни, под которой понимал объективные данные, которые врач получает с помощью специальных методов исследования, все то, что можно зафиксировать и описать;
  2. Внутреннюю картину болезни, под которой он понимал переживания больного по поводу болезни, всю совокупность ощущений и общее самочувствие, представления о причинах болезни. Это «весь огромный внутренний мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущений, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм»[2].

Сам феномен «субъективная картина болезни» впервые описал врач А. Гольшейдер (1926 г.), назвав его «аутопластическая картина болезни»[9]. В течение 20 века возникло большое количество терминов от разных авторов: «аутопластическая картина»; «внутренняя картина болезни»; «переживание болезни»[10]; «реакция адаптации»[11][12]; «позиция к болезни»[13]; «отношение к болезни»[14]; «сознание болезни» (Краснушкин 1950, Познанский 1966); «образ собственного заболевания»[15]; «аутогенное представление о болезни» (М.Балинт, 1960).

Все эти авторы описывали тот или иной аспект явления, самым интегративным и всеобъемлющим из них является концепция «внутренней картины болезни»[1].

Модели внутренней картины болезни Развитие теоретического осмысления психологических аспектов внутренней картины болезни Модель р. А. Лурия

Роман Альбертович Лурия в своей работе «внутренняя картина болезни и иатрогенные заболевания» (1977) продолжил развивать идеи А. Гольдшейдера об «аутопластической картине заболевания». Его представление о структуре ВКБ отображалось в введении двух компонентов[1]:

  • Сензитивный включает в себя ощущения, исходящие из конкретного заболевания или патологического изменения общего состояния больного, причем именно те, что переживает субъект[1].
  • Интеллектуальный создается больным в размышлении о своей болезни, самочувствии и состоянии (по другому называется рациональной оценкой болезни), причем бывает, что данные представления не имеют реальной соматической базы. Он является надстройкой над сензитивным уровнем[2].

Данное разделение отражает дихотомию соматического и психического, которая существовала в медицине на тот момент[1].

Информационно-кибернетическая модель внутренней картины болезни, представленная т. Н. Резниковой и в. М. Смирновым

В данной модели центральным понятием является «церебральное информационное поле болезни» (представлено чувственной тканью, сензитивностью, так и культуральными убеждениями относительно болезни, собственным опытом), которое дает развитие и материал для развития «психологического информационного поля болезни» (условно можно представить как означение чувственной ткани, которое человек совершает).

Основой оценки является собственная «схема тела». Внутренняя картина болезни рассматривается здесь как элемент самосознания, сформированный в результате самопознания[16].

Через «модель болезни», «модель результатов», «модель ожидаемых результатов лечения», «модель полученных результатов лечения» как составляющие «психологического поля болезни» проходит формирование отношения к болезни, которое может быть, согласно модели, «адекватным» и «неадекватным». Данная модель так же содержит указание на влияние личностных факторов, а именно потребностей и эмоционального опыта[16].

Концепция в. В. Николаевой

Данная модель включает в себя четыре компонента[1]:

  1. Сенсорный — совокупность всех ощущений, основной материал предъявляемых жалоб. Включает в себя собственно телесные ощущения и эмоциональный тон ощущений, представляясь в виде образа телесного самочувствия, обремененного негативными характеристиками[1].
  2. Эмоциональный — эмоциональная реакция на болезнь[1].
  3. Рациональный, интеллектуальный — совокупность информации о болезни у больного, выраженная в представлениях и знаниях о болезни, собственном опыте болезни и ожидаемых результатах лечения[1].
  4. Мотивационный — связан с определенным отношением больного к своему заболеванию, с изменением поведения и образа жизни в условиях болезни и актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья. Включает в себя личностный смысл, встраивание болезни в смысловую структуру личности[1].

Концепция внутренней картины болезни а. Ш. Тхостова, г. А. Ариной

В данной концепции процесс формирования внутренней картины болезни изучается как форма познавательной деятельности, что относит изучение феномена к накопленным в общей психологии представлениям о процессе, так и снимает разобщенность интеллектуального и эмоционального компонента. Модель внутренней картины болезни предполагается как многоуровневое образование, основу которого создает взаимодействие чувственной ткани, первичного и вторичного означения, личностного смысла[1].

Предполагается, что в становлении внутренней картины болезни можно условно выделить несколько этапов:

  1. Появление чувственной ткани, что проявляется в неопределенном характере телесных ощущений без четкой локализации. Чувственная ткань представляется как основа построения образа болезни.
  2. Этап первичного означения чувственной ткани — этап, при котором идет опосредование качества телесного переживания, в результате которого приобретается определенность, конкретность ощущений, появляется возможность осознания. Как результат появляется соматоперцептивный образ, который может определять изменение интенсивности чувственной ткани.
  3. Этап вторичного означения характеризуется опосредованием телесных проявлений системой культурных представлений о болезни, стереотипов. В результате меняется качество ощущений, телесные проявления становятся симптомами болезни. На этом этапе рождается концепция болезни.
  4. Порождение личностного смысла болезни определяет индивидуальное качество восприятия болезни и заключается в том, что образ болезни связывается с центральными смыслами, стержневыми мотивами и ценностями индивида. Например, довольно распространенным является смысл болезни как преграды на пути самореализации, ограничение[17].

То есть было предложено рассматривать внутреннюю картину болезни как сложное отношение уровней психического отражения: чувственного, эмоционального, интеллектуального и мотивационного (или уровеня личностных смыслов).

Связь между компонентами позволяет оценить динамику развития внутренней картины болезни, предполагает симметричность отношений от чувственной ткани к личностному смыслу идет через означение, также от личностного смысла к чувственной ткани[18].

Модель житейского смысла г. Левинталя (Common Sense Model)

Данная модель видит пациента в роли конструирующего понимание своего состояния на основании приобретенного культурного опыта относительно данной болезни, реакции ближайшего окружения (в том числе и врача) и собственного опыта с целью осмысления болезни. Процессы интерпретации и оценки своих переживаний, симптомов и их модификации представляют собой процессы саморегуляции, проходят с целью выбора копинг-стратегии. Объектом саморегуляции выступают эмоции, ощущения, симптомы, настроение, представление которых идет на уровне эмоций и представлений. В ответ на каждый уровень представления объекта предлагаются репрезентации и копинг-стратегии, процессы на каждого могут конкурировать между собой[19]

Выделяются несколько типов содержания представлений, каждый из которых протекает на указанных ранее двух уровнях[19]: идентичность болезни (система категориальных обозначений ощущений), причина, временное течение болезни, прогноз, процесс лечения. Специфика репрезентаций на каждом из представлений определяет психическое благополучие, эмоциональные переживания и особенности функционирования[19].

На основе данной модели был составлен опросник «когнитивных представлений о болезни». Он применяется для психодиагностики «оценки эффективности совладания в ситуации болезни» для отображения результатов в контексте саморегуляции. Вопросы отображают шкалы «беспомощность», «принятие», «воспринимаемые преимущества», связываясь с локусом контроля, тревожно-депрессивной симптоматикой и стратегиями совладающего поведения[20]

Концепция внутренней картины болезни в контексте саморегуляции

В модели, представленной совместно А. Ш. Тхостовым, Г. А. Ариной, В. В. Николаевой, внутренняя картина болезни рассматривается следствие взаимодействия таких механизмов саморегуляции, как:

  • Телесное опосредование как отражение динамики влияния особенностей интрацептивной перцепции на отношение к болезни;
  • Эмоциональное опосредование как влияние особенностей эмоциональной реакции на отношение к болезни;
  • Когнитивное опосредование представлено теми убеждениями, знаниями, представлениями, которые опосредуют отношение к болезни;
  • Мотивационно-смысловое опосредование, которое представляется в данной модели в узком ключе.

Введение в контекст общей системы саморегуляции организма, однако в особой социальной ситуации развития, позволяет связать данный феномен с социокультурными факторами, что дает основу для изучения кросс-культурных различий[21].

Семиотическая модель внутренней картины болезни а. Ш. Тхостова

В данной модели в качестве центрального постулата, через который модель разворачивается, выводится, что обозначение симптома предполагает указание не только на собственно телесные ощущения, но и на то, что не входит в них, а именно на болезнь. К разъяснению появления на основе означаемого (телесные ощущения) и означающего (телесный конструкт, сформированная схема тела) знака (означенное телесное ощущение, которое может быть конкретным и поддающимся сравнению) приводится цитата Р. Барта: «означающее само по себе лишено содержания, знак же содержателен, он несет смысл» (Барт, 1989).

Таким образом, появление знака является свидетельством трансформации означаемого[22].

Отношение означаемого и означающего может быть подвергнуто изменению, открывая становление вторичной семиологической системы, иначе мифологической (Барт, 1989).

В этой системе полученный в результате означения знак (означенное телесное ощущение) становится сам означаемым и приводит в соединении с означающим (концепция болезни) к появлению знака (симптом) в этой вторичной мифологической системе[22].

Субъективная картина болезни обретает значение и возможность осознания только преломляясь в структуре мотивов. Конфликтность личностного смысла в силу неоднозначности значения болезни по отношению к иерархии мотивов определяет сложную динамику формирования образа болезни, который вследствие ряда выборов между условной выгодой (позитивный личностный смысл болезни) и отторжением (негативный личностный смысл болезни) все менее становится приближенным к первичному интрацептивному восприятию[22]

Развитие представления об отношении к болезни

Следующие концепции развивают представление о сознании болезни, связывая факторы, относящиеся к «гнозису болезни» (ощущения, знания о болезни, личный опыт) и отношению к болезни (личностные особенности, специфика заболевания и социальной среды и прочее)[1]

Типология реакций на болезнь а. Е. Личко, н. Я. Иванова

Данная типология построена исходя из предполагаемого влияния таких факторов, как природа заболевания, отношение к болезни и тип личности. Блок типов отношений, которые не предполагают нарушение адаптации[23]:

  • Гармоничный тип реагирования предполагает отсутствие переоценки и недооценки тяжести заболевания, активное содействие рекомендациям по лечению и их исполнение, гибкость в изменении интересов в сторону доступных, забота об окружающих в случае неблагоприятного исхода[23].
  • Эргопатический тип предполагает увеличение количества рабочих часов, «уход в работу»[23].
  • Анозогнозический тип реагирования состоит в активном отрицании тяжести и прогноза болезни, приписывании причин случайным обстоятельствам, отказе от лечения[23].

Типы реагирования на болезнь, для которых характерно наличие психической дезадаптации[23]:

  • Тревожный тип реагирования характеризуется мнительным беспокойством относительно течения и прогноза болезни, что подталкивает таких пациентов к постоянному поиску новой информации о болезни, новых методов лечения, результатов обследования, авторитетного мнения[23].
  • Ипохондрический тип реагирования предполагает преимущественную ориентацию на собственные ощущения, имеющие болезненное или неприятное качество, их преувеличенное значение. Для пациентов с таким типом реагирования характерно сочетание упорного стремления лечиться и опасения получения вреда от процесса лечения[23].
  • Неврастенический тип реагирования предполагает непереносимость боли, реагирование по типу «раздражительной слабости», когда вспышка гнева на почве недомогания сменяется слезливым раскаянием[23].
  • Меланхолический тип реагирования характеризуется пессимистическим видением прогнозов и их активной трансляции несмотря на объективные данные, опровергающие данную точку зрения[23].
  • Эйфорический тип реагирования предполагает необоснованно повышенное настроение, которое создает ощущение искусственного, чрезмерно легкомысленное отношение к болезни[23].
  • Апатический тип реагирования — особое безразличное отношение пациентов к своему состоянию здоровья, резко суженный круг их интересов[23].
  • Обсессивно-фобический тип предполагает фиксацию на крайних, маловероятных вариантах негативного течения болезни и лечения, так и активным привлечением ритуалов к защите от возникающей тревоги[23].
  • Сенситивный тип реагирования характеризуется страхами неприятия в связи со своей болезнью[23].
  • Эгоцентрический тип занят привлечением к себе максимального количества внимания за счет выставления тяжести и сложности переживания болезни в качестве особого права на исключительную заботу[23].
  • Паранойяльный тип характеризуется стремлением объяснить для себя болезнь и неприятные переживания в течение лечения результатом злобного умысла[23].
  • Дисфорический тип представляет собой тоскливо-озлобленное настроение[23].

Нозогении в концепции а. Б. Смулевича

А. Б. Смулевич предполагает «нозогении», или психогенные реакции, возникающие в ответ на психотравмирующие влияния соматического заболевания, как одну из 4 групп состояний, которые можно отнести к психосоматическим расстройствам. Выделяются психологические, конституциональные, биологические и социальные детерминирующие факторы психогенных реакций. В психологическом измерении первостепенную роль играет отношение к болезни, которое предполагает наличие двух полярностей: переоценки болезни, или гипернозогнозии, и недооценки болезни, или гипонозогнозии[24].

В соответствии с типологией А. Б. Смулевича рассматриваются три группы синдромов нозогений[24]:

  1. Невротические, представленные гипернозогнозией и гипонозогнозией. Гипергнозии предполагают навязчивости и истероипохондрию, что выражается в демонстративности, развернутых жалобах и сопутствующих конверсионных расстройствах. Гипонозогнозия проявляется как диссоциация соматизированной тревоги и небрежного отношения к лечению, то есть синдромом «la belle indifference»[24].
  2. Аффективные синдромы также представлены в двух вариантах. Гипернозогнозия проявляется как синдром ипохондрической депрессии. Гипонозогнозия представлена как синдром «эйфорической псевдодеменции»[24].
  3. Патохарактерологические синдромы. Гипернозогнозия характеризуется проявлением сверхценных идей (ипохондрия здоровья), наряду с которым выделяется синдром «патологического отрицания болезни»[24]

Возрастные особенности внутренней картины болезни Особенности становления внутренней картины болезни в детском возрасте

Согласно представлению В. В. Николаевой, опирающейся на модель онтогенеза телесности, условно можно выделить несколько периодов[1]:

  • 5 — 10 лет. Этот период выделяется в связи с тем, что высшие психические функции недостаточно сформированы, как следствие, не хватает средств для того, чтобы обозначить телесный опыт. Внутренняя картина болезни начинает строиться без опоры на собственный телесный опыт, но через осознание ограничений поведения, с которыми сталкивается ребенок. Следовательно, в данный период большую роль в становлении внутренней картины болезни играет ближайший значимый взрослый или врач, которые с позиции своего опыта и представлений формируют и структурируют внутреннюю картину болезни[25].
  • 11 — 16 лет. Возможно изменение поведения по двум направлениям. Во-первых, со стороны возможности реализации ведущей деятельности данного возраста, общения[26]. При ограничении возможна реакция в виде сочетания враждебности с агрессивными тенденциями или в виде вторичной аутизации (произвольный, осмысленный отказ от контактов из-за комплекса неполноценности).

    Во-вторых, подростковый возраст — возраст направленности в будущее, построения дальнейших планов. Неопределенность прогноза не дает невозможность строить планы, что также остро переживается[25].

Особенности становления внутренней картины болезни в пожилом возрасте

В пожилом возрасте эмоциональный компонент внутренней картины болезни выходит на первый план, дезорганизуя остальные уровни. Внутренняя картина болезни может продолжаться с окончанием болезни как инструмент привлечения внимания и заботы, но возможен вариант анозогнозии — многое также зависит от преморбидных характеристик личности[27].

Внутренняя картина болезни и ятрогении

Понятие ятрогения (иатрогения) было введено О. Бумке в статье «Врач как причина душевных расстройств» для обозначения тех искажений внутренней картины болезни, которые может привнести врач используя свое влияния на пациента. Р. А. Лурия в своей монографии выделяет два типа подобных заболеваний[2]:

  1. Первый тип характеризуется тем, что пациент не имеет серьезного органического заболевания, но скорее функциональные расстройства, но неправильно понимает слова врача, принимаю свою болезнь за неизлечимую или тяжелую[2];
  2. Второй тип определяется как наличие у пациента тяжелого заболевания, которое усугубляется вслед за состоянием ухудшающеся неосторожными словами врача[2]

23. Типы личностной реакции на заболевание

24. Психосоматика как раздел клинической психологии

25. Психосоматические заболевания Психосомати́ческие заболева́ния (от др.-греч. ψυχή — душа и σῶμα — тело) — группа болезненных состояний, появляющихся в результате взаимодействия психических и физиологических факторов. Представляют собой психические расстройства, проявляющиеся на физиологическом уровне, физиологические расстройства, проявляющиеся на психическом уровне, или физиологические патологии, развивающиеся под влиянием психогенных факторов.

Содержание

История

Проблема психосоматических соотношений — одна из наиболее сложных проблем современной медицины, несмотря на то, что тесная взаимосвязь психического и соматического замечена и изучается на протяжении многих веков, со времен Гиппократа и Аристотеля. Однако сам термин «психосоматика» был введен И. Хайнротом лишь в 1818 году, а вошел в употребление примерно с 1934—1936 гг. после работ Дэнбар, Джелиффа, Александер, Вольфа и др. М. М. Кабанов подчеркивает необходимость преодоления искусственного противопоставления биологического и психосоциального и определяет психосоматические заболевания как «чисто человеческие» (1990).

В первое время в психосоматической медицине преобладали психоаналитические концепции, согласно которым соматическое здоровье обусловлено состоянием психики (депрессивный аффект может способствовать телесному заболеванию у предрасположенной к этому личности, а чувство удовольствия — оказывать омолаживающее действие на тело).

Существует большое количество теорий, описывающих причины и механизмы возникновения и развития психосоматических заболеваний с позиций различных научных школ.

Классификация

Психосоматические расстройства можно разделить на несколько больших групп[1]. Симптомы различают по патогенезу, смыслу симптома и по функциональной структуре психосоматической связи, находящей отражение в психосоматическом расстройстве[2].

Конверсионные симптомы

Человек бессознательно начинает демонстрировать болезненные симптомы, которых объективно нет. Это часто наблюдается тогда, когда невротический конфликт получает вторичный соматический ответ в виде демонстрации симптомов как попытки решения социального конфликта. Конверсионные проявления затрагивают произвольную моторику и органы чувств (например, истерический паралич, парестезии («ползание мурашек»), психогенная слепота и глухота, психогенная рвота, болевые феномены).

Функциональные синдромы

Речь идет о функциональном нарушении отдельных органов или систем. Какие-либо патофизиологические изменения в органах не обнаруживаются. У больного наблюдается пестрая картина неопределенных жалоб, которые могут затрагивать сердечно-сосудистую систему, желудочно-кишечный тракт, двигательный аппарат, органы дыхания и мочеполовую систему (например, парестезии, ком в горле, неприятные ощущения в области сердца, нейроциркуляторную дистонию, функциональные расстройства желудка, пароксизмальные нарушения сердечного ритма различного генеза и т. д.).

Все это сопровождается внутренним беспокойством, депрессивными проявлениями, симптомами страха, нарушением сна, снижением сосредоточенности и психическим утомлением.

Психосоматозы

Психосоматические болезни в более узком смысле. В основе их лежит первично телесная реакция на конфликтное переживание, сопровождающаяся изменениями и патологическими нарушениями в органах. Соответствующая предрасположенность может влиять на выбор поражаемого органа или системы. Исторически к этой группе относят классические психосоматические заболевания («holy seven» — «святая семерка») — бронхиальную астму, язвенный колит, эссенциальную гипертензию, нейродермит, ревматоидный артрит, язвенную болезнь желудка и язва двенадцатиперстной кишки[3]. В настоящее время к этим заболеваниям еще относят — ишемическую болезнь сердца, психосоматический тиреотоксикоз, сахарный диабет 2 типа, ожирение и соматоформные расстройства поведения. Однако, исходя из концепции изменения функциональной асимметрии мозга, сопровождающейся нарушением функций физиологических систем, имеющих временнỳю функциональную асимметрию, как причины психосоматозов, предлагается добавить к психосоматическим заболеваниям также радикулиты, мигрень, кишечные колики, синдром раздраженного кишечника, дискинезию желчного пузыря, хронический панкреатит, витилиго, псориаз и бесплодие при исключённой патологии репродуктивной системы.

Основные концепции психосоматической медицины

В этом разделе перечисляются теории возникновения и развития психосоматических заболеваний[4]

Клинико-эмпирический подход

(Разработан W. Osler, Р. Конечный, М. Боухал), рассматривающий психосоматические отношения как со стороны психосоматического процесса, определенного психического состояния или смены состояний, которые вызывают регистрируемую физиологическую реакцию организма, так и со стороны соматопсихического процесса — определенного состояния организма, вызывающего психическую реакцию.

Классический психоанализ

Классический психоанализ как теоретическая база психосоматических представлений (З.Фрейд, К. Юнг, A. Adler).

Эта концепция открыла для клиницистов защитные механизмы личности, методический доступ к бессознательному через сновидения, свободные ассоциации, описки и оговорки, а также теорию коллективного бессознательного, из которого вышла «теория символического языка органов» (S.Ferenczi).

Теория эмоционального конфликта

Теория «специфического эмоционального конфликта», основателем которой был F. Alexander, показавший решающее значение эмоциональных состояний напряжения (эмоциональных конфликтных ситуаций и их физиологических коррелятов) на функцию органов.

Концепция личностных профилей

Концепция специфических личностных «профилей», радикалов, стереотипов поведения (F.Dunbar), пытавшаяся установить корреляцию между соматическими типами реакций и постоянными личностными параметрами в виде определенных личностных радикалов, паттернов и стереотипов поведения, что нашло свое наибольшее выражение в популярной концепции поведенческого типа «А» (D.Friedman).

Неспособность к эмоциональному резонансу

Теории «алекситимии» (неспособности к эмоциональному резонансу) и «оперативного мышления» (конкретного мышления, свободы от сновидений), в соответствии с которыми психосоматические больные имеют особый патогномонизм интрапсихической переработки внутриличностных конфликтов и специфику вербального поведения (I.Ruzov).

Последствия стресса

Экспериментально-психологические, клинико-физиологические, биохимические и цитологические исследования последствий эмоционального стресса (Г.Селье, Ф. З. Меерсон и др.), устанавливающие влияние экстремальных стрессовых ситуаций на восприимчивость и особенности патогенеза, течения и терапии психосоматических заболеваний. Причем, в данном направлении отмечается весьма большое число отдельных направлений изучения психосоматической патологии (стресс и адаптационные реакции, стресс и стрессорные повреждения, стресс-факторы и картина их субъективного переживания и т. д.).

Психофизиологическое направление

Психофизиологическое направление (A.S.Gevins, R. Jonson, Ф. Б. Березин, Ю. М. Губачев, П. К. Анохин, К. В. Судаков и др.), в основе которого лежит стремление установить взаимосвязи между отдельными психофизиологическими характеристиками (например, некоторые неокортикально-лимбические характеристики или симпатико-парасимпатикотрофные проявления) и динамикой висцеральных проявлений (активацией органных функций).

Принципиальной основой концепции является положение о функциональных системах.

Психоэндокринное и психоиммунное направление

Психоэндокринное и психоиммунное направление исследований (В. М. Успенский, Я. С. Циммерман, В. А. Виноградов, И. П. Мягкая), изучающее широкий спектр нейроэндокринных и нейрогуморальных феноменов у больных психосоматическими заболеваниями (психоэндокринное тестирование особенностей и уровня синтеза катехоламинов, гипофизарных и тиреоидных гормонов, специфика иммунограмм).

Поиск «специфического нейрогормонального обеспечения» эмоционального реагирования, показал, что высокий уровень личностной и ситуативной тревожности связан с разнонаправленными нейрогормональными сдвигами.

Нейрофизиологическое направление

Нейрофизиологическое направление (И. Т. Курцин, П. К. Анохин, Н. П. Бехтерева, В. Д. Тополянский), изучающее нейрофизиологическое обеспечение стойких патологических состояний и объясняющее возникновение психосоматических расстройств нарушенными кортиковисцеральными взаимоотношениями. Суть этой теории заключается в том, что нарушения кортикальных функций рассматриваются как причина развития висцеральной патологии. При этом учитывается, что все внутренние органы имеют свое представительство в коре головного мозга. Влияние коры больших полушарий на внутренние органы осуществляется лимбико-ретикулярной, вегетативной и эндокринной системами.

Поведенческая медицина

В рамках «поведенческой медицины» предлагается модель патогенеза, основанная на «висцеральном обучении», а также поведенческом обучении. Данная модель патогенеза психосоматических расстройств объясняется прежде всего образом жизни человека и особенностями его личности (Б. Д. Карвасарский; Ю. М. Губачев).

Функциональная асимметрия мозга

Теория нарушения «функциональной асимметрии мозга» как причина психосоматической патологии (Н. И. Косенков).

По мере социальной адаптации происходит увеличение функциональной асимметрии мозга, которая не переходит определенной границы — «критической зоны».

В случае социальной дезадаптации функциональная асимметрия мозга достигает «критической зоны» и это приводит к возникновению психосоматической патологии. Изменяется работа функционально асимметричных (имеющих временную асимметрию в секреторной и двигательной деятельности) физиологических систем организма, что способствует выходу функциональной асимметрии мозга из «критической зоны». Это приводит к возникновению фазы ремиссии психосоматической патологии, которая может иметь различную длительность течения. Возникает порочный круг психосоматической болезни, запустить который могут как изменения в центральной нервной системе, так и патологические нарушения в периферических органах и системах, вовлеченных в болезненный процесс.

ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%B7%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector