Задачи исследования: 7

38

ВВЕДЕНИЕ

1 ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ПОДХОДОВ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ОДИНОЧЕСТВА В ПСИХОЛОГИИ

1.1 Концептуальные и операциональные определения одиночества

1.2 Перспективы, модели и подходы к проблеме одиночества

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

2 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ И ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОДИНОЧЕСТВА

2.1 Психологические причины и механизмы возникновения одиночества

2.2 Возрастные аспекты одиночества

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

3

5

5

12

20

21

21

23

32

33

35

Введение

Психологическое одиночество рассматривается как дефицит доверительных, близких отношений, как тяжелое чувство потери близкой связи с людьми. Одиночество в психологии понимается не как разрыв социальных связей, а как тягостное ощущение, переживаемый субъективной отъединенности, неудовлетворительности и поверхностности сложившихся взаимоотношений, то есть своеобразное психологическое одиночество.

Речь идет о том одиночестве, которое человек испытывает среди дружеской компании или в семье, которое он «носит с собой». Такое понимание психологического одиночества предполагает наличие синдрома личностных свойств одинокого человека. Синдром затрудняет общение, препятствует установлению полноценных контактов доверительного общения, формирует тип самовосприятия и приводит к ощущению надрывы, душевного нездоровья, которые в свою очередь, приводят к различным психосоматическим заболеванием.

Актуальность изучаемой проблемы обусловлена с одной стороны все большим распространением феномена субъективного ощущения одиночества. С другой стороны, в практическом аспекте — необходим поиск эффективных методов помощи в преодолении одиночества.

Цель исследования: выделить и обобщить подходы к проблеме одиночества в психологии.

Задачи исследования:

1. Выделить концептуальные и операциональные определения одиночества.

2. Раскрыть перспективы, модели и подходы к проблеме одиночества.

3. Рассмотреть психологические механизмы одиночества.

2. Охарактеризовать возрастные особенности одиночества.

Объект исследования — феномен одиночества в психологии.

Предмет исследования: основные модели, психологические механизмы и половозрастные особенности одиночества.

Гипотеза исследования: одиночество представляет собой сложный социально-психологический феномен, имеющий свои причины, механизмы, возрастные особенности.

Методологическая основа исследования

Методологической и теоретической основой исследования послужили представления об одиночестве как субъективно переживаемой неудовлетворительности и поверхностности сложившихся взаимоотношений (Р.Вейс, М. Кларк, Б. Эндерсон, А. Садлер, Т. Джонсон и др.).

Методы исследования:

На теоретическом уровне применялись следующие методы:

— анализ литературы;

— обобщение, сравнение.

В работе дан теоретико-психологический анализ феномена одиночества. Проанализированы перспективы, модели и подходы к проблеме одиночества.

Практическая значимость данного исследования позволит усилить внимание к профилактике одиночества, находить эффективные модели в его преодолении.

1 Характеристика основных подходов к определению одиночества

  1. Концептуальные и операциональные определения одиночества

По мнению многих исследователей, чувство одиночества является важной составляющей эмоционального развития. Представи­тели различных психологических направлений по-разному опреде­ляют сущность этого феномена. Так, для К. Роджерса одиночество — это реакция на страх быть отвергнутым другими. Для когнитивного психолога Э. Пепло — субъективно переживаемое несоответствие между наблюдаемой реальностью и идеальным состоянием. Для неофрейдиста X. Салливана — реак­ция на неадекватное удовлетворение потребности в тесных челове­ческих связях. Несмотря на выраженные различия трактовок, большинство исследователей согласны с тем, что одиночество — это «переживание, „острая“ или „особая“ форма самосознания» [12. с. 63 — 64].

М. Кларк и Ю. Эндерсон в своей работе «Одиночество и старость» утверждают: «Американская культура четко определяет душевное здоровье как вовлеченность в общение; в минуты личного горя социальное взаимодействии и поддержка со стороны других людей очень важны для здоровья стареющего человека». Еще более справедливы эти слова по отношению к человеку взрослеющему, осваивающему новое социальное пространство, новые роли [цит по 10, с. 368].

Одиночество следует понимать как состояние и как свойство, также как в случае с застенчивостью, тревожностью, или агрессивностью [3].

Наиболее часто с одиночеством ассоциируются такие эмоциональные состояния как отчаяние, тоска, депрессия, жалость к себе, невыносимая скука.

На основе этих представлений В. Вейс определяет одиночество как «эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения» [12, с.123].

Переживаемое острое чувство одиночества влечет за собой общение, которое можно назвать дефицитным и дефектным. И не всегда удается установить, что здесь является причиной, а что — следствием [10, c. 369].

С.Г. Трубникова отмечает, что одиночество как психическое явление может быть классифицировано как субъективное психическое состояние, имеющее три основных вида: отчуждающее, самоотчуждающее, уединенность [28].

Многие авторы отмечают, что это чувство нельзя однозначно оценить как позитивное или негативное. Одиночество может переживаться и как полезное, благоприятное и желанное состоя­ние (если, например, человеку нужно «собраться с мыслями»), и как негативное состояние, в крайних случаях приводящее к депрессиям и суицидам.

И все же имеются сведения о том, что чувство одиночества отнюдь не необычное явление. В обзорном исследовании Брэдберна респондентам был задан вопрос, чувствовали ли они за предшествующие несколько недель, что «очень одиноки и далеки от других людей». Двадцать шесть процентов опрошенных ответили утвердительно. Здесь должно быть срабатывает защитная реакция: исследователи, преуменьшающие или отрицающие свое собственное одиночество, также обходят вниманием и одиночество у других людей.

Кроме того, исследователи, возможно, уклонялись от изучения этой проблемы, не желая, чтобы про них подумали, будто и они страдают от оди­ночества, как людей, изучающих отклонения в половом поведении, могут заподозрить в том, что и сами они со странностями. Но есть другое, более доступное объясне­ние: проблема одиночества просто не была в ходу у ученых. Почти никто над ней не работал, и поэтому не был определен и предмет обсуждения, не было кол­лег, на чьи работы можно было бы откликнуться или опереться, не проводились конференции, мало было журнальных публикаций, не была обозначена область исследования как таковая.

За последние годы многое изменилось. Сейчас нет недостатка в серьезных исследователях, изучающих природу одиночества, его распространение и сопутствую­щие ему обстоятельства. И теперь мы можем установить, какие проблемы требуют внимания.

Многие авторы по-разному ставят ряд вопросов по изучению рассматриваемой проблемы. Мы акцентируем наше внимание на перечне вопросов, которые дает Р. Вейс в своей статье «Сколько существует форм одиночества» [12].

При ответе на поставленный вопрос Р. Вейс убежден, что существует фактически два эмоциональных состояния, которые люди, пережившие их, склонны расценивать как «одиночество». Он называет эти состояния соответственно эмоциональной изоляцией и социальной изоляцией. Первое, как ему кажется, вызвано отсутствием привязанности к конкретному человеку, а второе — отсутствием доступного круга социального общения.

Вследствие чего одиночество обнаруживает свои характерные особенности?

Почему так часто особым признаком одиночества, обусловленного эмоциональной изоляцией, бывает тревожное беспокойство, а особым признаком одиночества, порожденного социальной изо­ляцией, — ощущение намеренного отторжения. Имеется хорошо разработанная теория, которая может помочь нам понять одиночество эмоциональной изоляции при условии, что мы будем связывать эмоциональную изо­ляцию с отсутствием привязанности,

То, что социальная изоляция вызывает у человека ощущение бессмыслен­ности своего существования и собственной незначитель­ности, а также напряженное состояние и скуку, кажется почти очевидным; и все же нам важно точнее разобрать­ся, откуда у личности возникает потребность в общении, в каком объеме оно необходимо и при каких обстоятель­ствах, с тем чтобы симптомы одиночества ослабли.

Какие факторы, ситуативные и характерологические, способствуют одиночеству? Как взаимодействуют ситуа­тивные и характерологические факторы?

В настоящее время у нас существует два направления в исследовании факторов, связанных с одиночеством. Одно из них рассматривает ситуации, при которых возникает вероятность одино­чества: личные обстоятельства разведенных и овдовев­ших, ситуации общения у людей, находящихся в больни­це или сменивших недавно место жительства. Второе направление в исследовании факторов, связанных с оди­ночеством, изучает характер личности: сосредоточенность на своем внутреннем мире, застенчивость, низкую само­оценку и т. д. Когда мы наблюдаем за относительно по­стоянными ситуациями межличностного общения индиви­дов, например при изучении первокурсников колледжа, живущих в общежитии, мы, естественно, приходим к рас­смотрению характерологических факторов. Когда же нам не удается получить данные о личности, обычно в случае широкомасштабных наблюдений, нам остается полагаться на ситуацию как на единственный источник объяснения.

Ни в ситуативных, ни в характерологических исследо­ваниях пока что не была сделана попытка точно определить, что же именно вызывает одиночество [12].

На каком-то этапе нам следует изучить взаимосвязь ситуации и характера как равнозначных факторов одино­чества. Встречаются люди, у которых чувство одино­чества возникает мгновенно, но оно возникает только в обществе тех людей, которые им незнакомы; у других людей одиночество появляется временами при любых об­стоятельствах Одни склонны рассматривать любую ситуацию как закрытую для межличностного общения, другие могут быть настроены более оптимистично и дольше сопротивляться наступающему одиночеству. Личная утрата или лишения в прошлом могут повлиять на то, как оценивается личностью данная ситуация, но возмож­но и то, что некоторые люди способны справляться с этими ситуациями и совершенно неспособны справиться с другими.

Каково естественное развитие одиночества, какова последовательность эмоциональных состояний, через ко­торые оно проходит в своем развитии?

Р. Вейс склонен рассматривать одиночество как эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремле­нием иметь дружеские или интимные отношения. Автор допускает, что одиночество претерпевает опре­деленные изменения в том случае, если оно становится хроническим: одиночество постепенно превращается в безнадежную апатию. Бывает, однако, и так, что хро­нически одинокие люди привыкают не обращать внима­ния на свое нелегкое положение, подобно тому, как вдо­вы и вдовцы часто привыкают не поддаваться чувствам, вызванным потерей близких. Необходимо более серьезно исследовать изменяющуюся природу одино­чества, когда оно представляет собой непрерывно для­щееся состояние, и выяснить, проявляется ли хрони­ческое состояние одиночества отличным образом от острого чувства одиночества.

Необходимо также больше узнать о том, как с воз­растом меняется подверженность риску одиночества. Почти определенно можно сказать, что одиночество более распространенное явление в юности, чем в более зрелом возрасте, и сильнее ощущается среди молодежи, хотя мы пока еще не располагаем необходимым количест­вом данных, которые бы представили убедительные до­казательства в пользу именно этого наблюдения. И все же есть данные обследования, показывающие, что раз­веденные и овдовевшие люди старшего возраста склон­ны реже считать себя одинокими, чем разведенные и овдовевшие молодые люди.

Каковы косвенные причины возникновения одино­чества?

Р. Вейс, полагает, что одиночество всегда развивалось так, чтобы подготовить человека к отношениям, в которых были бы заинтересованы обе стороны; быть может, оно эволюционно сформировалось потому, что те, кто обладал этой особенностью, с большой вероятностью включали себя в парное отношение с теми, с кем, возможно, вступить в устойчивую, постоянную связь. Одиночество, по всей вероятности, давало стимул вступать в такой прочный союз, при котором в нуклеарной (небольшая семья) социальной ячейке насчитывалось бы больше одного человека для воспи­тания ребенка [12].

Требования эволюции, приведшие к большей склон­ности к воспроизводству потомства у тех индивидов, которые обладают способностью испытать одиночество, — это не тот вопрос, который легко изучить эмпирически.

Выяснение того, «каким образом человек как вид приобретал способность к одиночеству, может не иметь непосредственного применения, но это может способствовать рассмотрению одиночества в качестве явления, такого же естественного и такого же значимого, как голод» [12, c.124].

В психологии рассматриваются понятия одиночества в связи с таким понятием, как привязанность. Считается, что лучший способ познать одиночество эмоциональной изоляции — изучить привязанность чело­века. Поскольку указанная форма одиночества вызвана отсутствием преданного человека, то для того, чтобы понять одиночество, нам нужно было бы понять всю систему привязанностей. Наверное, на этом нам и сле­дует сосредоточить свое внимание с самого начала.

В психологии подвергаются психологическому анализу и такие понятия как одиночество и уединение. И первым, кто это сделал в 1938 году был Зилбург. Он считает, что уединённость — нормальное настроение ума, оно возникает у человека, когда ему чего-либо или кого-либо не хватает. Одиночество — это уже непреодолимое ощущение, которое длится постоянно. И неважно, чем человек занят, где и в какой компании находится. Это состояние метафорично отражено в современной поэзии:

«Среди толпы быть одинокой

Как это грустно, как жестоко!" (Р. Грибович)

В современной отечественной психологии Н.В. Калитов трактует вышеизложенные понятия следующим образом: «при одиночестве юноша как будто случайно попадает в стихию одиночества и, страдая, стремится вернуться обратно. При уединении же, он сознательно приходит в стихию одиночества, стремясь найти новую полноту жизни, еще неведомую роду» [1, c. 68].

Представляет интерес на эту проблему и взгляд К. Кастанеды, который пишет о том, что нельзя путать одиночество и уединение… Одиночество — понятие психологическое, душевное, уединенность — физическое. Первое отупляет, второе успокаивает. Уединение как акт физической отстраненности от людей может сопровождаться и переживанием чувства одиночества, и переживанием любых других эмоций (например, ученый нередко радуется, когда ему наконец-то удается в «одиночестве» погрузиться в размышления об увлекающем его предмете исследования).

Исходя из вышесказанного, мы принимаем следующее рабочее определение. Одиночество — это негативное переживание, возникающее в результате неудовлетворения потребностей в разделении чувств, общении и понимании человека значимыми людьми.

Как видим, уединение — это желанное, необходимое состояние человека. В любой момент времени он может покинуть это состояние. Одиночество — навязчивое, поглощающее личность состояние, освободиться от которого очень сложно.

Благодаря анализу вышеизложенных позиций попытаемся познать одиночество эмоциональной изоляции. Одиночество — сигнал тревоги в рамках определенной системы.

1.2. Перспективы, модели и подходы к проблеме одиночества

В течение многих лет психологи и социологи выска­зывали свои суждения об одиночестве. В дидактических целях мы классифицируем их рассуждения на восемь групп: психодинамические, феноменологические, экзис­тенциально-гуманистические, социологические, интеракционистские, когнитивные, интимные и теоретико-си­стемные.

Естественно, сравнивать интерпретации одиночества можно по многим аспектам.

Сделаем попытку определить природу одиночества и определить общие критерии для всех вышеперечисленных подходов. Во-первых, является ли одиночество нормальным состоянием? Позитивный или негативный опыт оно представляет? Во-вторых, определим причины возникновения состояния одиночества. В-третьих, на основании каких эмпирических или интеллектуальных традиций формулировалась теория одиночества.

Необходимо учитывать, что разные авторы занимают свои позиции. Например, Дэниел Перлман и Летиция Энн Пепло выделяют три стадии развития одиночества [20].

На первой стадии обосновывается важность понятия одиночества. На второй стадии понятие изучается и предпринимаются попытки выявить его сход­ство и различия с другими явлениями. И только на третьей стадии появляются теории одиночества. Такие теории включают как систему понятий, так и логиче­ски совместимые суждения о соотношении составных ча­стей теории. Как отмечают Дерлега и Маргулис, боль­шинство рассуждений об одиночестве не идут дальше первой и второй стадии. Подавляющее число моделей одиночества не представляет собой полного и системати­ческого истолкования на уровне настоящей теории.

Итак, сделаем анализ восьми подходов к одиночеству.

Психодинамическая модель

Хотя сам 3. Фрейд не писал об одиночестве, некото­рые последователи психодинамической традиции выска­зывались по этой проблеме. Это Бартон, Рубинс, Салливан, Зилбург и др.

Зилбург опубликовал, вероятно, первый психологический анализ одиночества. Он различал одиночество и уединенность. Уединенность — «нормальное» и «преходя­щее умонастроение», возникающее в результате отсут­ствия конкретного «кого-то». Одиночество — это непрео­долимое, постоянное ощущение. Неважно, чем человек занят, но одиночество, как «червь», разъедает его сердце. Согласно Зилбургу, одиночество становится отраже­нием характерных черт личности: нарциссизма, мании величия и враждебности. Одинокий человек сохраняет инфантильное чувство собственного всемогущества, он эгоцентричен и пускает пыль в глаза публике с тем, что­бы «изобличить» других. «Одинокий индивид, как пра­вило, проявляет болезненную скрытность или открытую враждебность», направленную как вовнутрь, так и вовне.

Зилбург проследил происхождение одиночества, на­чиная с детской колыбели. Ребенок узнает радость быть любимым и вызывать восхищение вместе с потрясением, порожденным тем, что он — маленькое, слабое существо, вынужденное ждать удовлетворения своих потребностей от других.

Салливан также усматривал корни одиночества взрослого в его детстве. Он установил движущую силу потребности в человеческой близости. Впервые эта потребность появляется в стремлении ре­бенка к контакту. В подростковом возрасте она при­нимает форму потребности в приятеле, с которым можно обменяться своими сокровенными мыслями. У подрост­ков, испытывающих недостаток социальных навыков вследствие неправильных взаимоотношений с родителями в детстве, как правило, возникают трудности при уста­новлении приятельских отношений со сверстниками. Эта неспособность удовлетворить подростковую потребность в интимности может привести к глубокому одиночеству.

Статья Ф. Фромм-Рейхман, наверное, цитируется чаще других ранних публикации об одиночестве. Фромм-Рейхман признает влияние Салливана на ее понимание данной проблемы и соглашается с его точкой зрения о том, что одиночество — «чрезвы­чайно неприятное и гнетущее чувство». Основываясь на результатах своей работы с шизофрениками, Фромм-Рейхман считает одиночество экстремальным состоянием: «Тип одиночества, который я имею в виду, — разруши­тельный и он в конечном итоге приводит к развитию психотических состояний. Одиночество превращает людей в эмоционально парализованных и беспомощ­ных"[12, с. 55].

С точки зрения трех вышеупомянутых критериев позиция сторонников психодинамических теорий ясна. В своем анализе одиночества они исходят главным образом из их клинической практики и, вероятно, поэтому склонны рассматривать одиночество как патологию.

Феноменологическая перспектива

Карл Роджерс, разработавший сконцентрированную на личности больного терапию, является наиболее известным сторонником феноменологического направления. Роджерс дважды обращался к теме одиночества в 60-е и 70-е годы.

Его анализ основан на «Я-теории» личности. Роджерс полагает, что общество вынуждает индивида действовать в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу действия образцами. Это ведет к противоречию между внутренним истинным «Я» индивида и проявлениями «Я» в отношениях с другими людьми. Одно лишь исполнение социальных ролей, неважно, насколько оно адекватно, ведет к бессмысленному существованию индивида [25].

Индивид становится одиноким, когда, устранив охра­нительные барьеры на пути к собственному «Я», он, тем не менее, думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других. Роджерс говорит об этом так: «Одиночество… наиболее резко и болезненно проявляется у тех индивидов, которые по той или иной причине оказываются — будучи лишенными своей привычной защиты — уязвимыми, испуганными, оди­нокими, но обладающими истинным „Я“ и уверенными в том, что будут отвергнуты всем остальным миром» [25, с. 156].

Согласно Роджерсу, уверенность в том, что истинное «Я» индивида отвергнуто другими, «держит людей замк­нутыми в своем одиночестве». Страх быть отвергнутым приводит к тому, что человек придерживается своих социальных «фасадов» (ролей) и поэтому продолжает испытывать опустошенность.

Роджерс рассматривает одиночество как проявление слабой приспособляемости личности. Он считает, что причина одиночества находится внутри индивида, в феноменологических несоответствиях представлений индивида о собственном «Я». Согласно Роджерсу, содержание опыта одиночества составляют текущие влияния, которые испытывает личность [25].

Экзистенциальный подход

Ярким представителем этого подхода стал Мустакас. Он подчеркивает значение различия между «суетой одино­чества» и истинным одиночеством. Суета одиночества — это система защитных механизмов которая отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов и которая постоянно побуждает его стремиться к активности ради активности совместно с другими людьми. Истинное одиночество проистекает из конкретной реальности одинокого существования и из столкновения личности с пограничными жизненными ситуациями (рождение, смерть, жизненные перемены, тра­гедия), переживаемыми в одиночку.

Экзистенциалисты принимают в качестве точки отсчета тот «факт», что люди изначально одиноки. Никто другой не может разделить с нами наши чувства и мысли; разъединенность есть сущностное состояние наших переживаний. Сторонники данной точки зрения зачастую сосредоточиваются на вопросе о том, как люди могут

жить, будучи одинокими. Экзистенциалисты не прослеживают причинных корней одиночества в привычном смысле слова. Их особенно не интересуют факторы, увеличивающие или уменьшающие вероятность одиночества; для них оно изначально имманентно человеческому существо­ванию [12].

Социологические толкования

Дж. Рисмен, — представитель социологического подхода к одиночеству, связывает свой анализ одиночества с изучением американского характера и одновременно анализирует способность общества удовлетворять потребности его членов.

Можно сказать, что Рисмен не столько оценивает одиночество как нормальное или ненормальное состояние, сколько считает одиночество норматив­ным — общим статистическим показателем, характеризующим общество.

Когда он рассматривает одино­чество в качестве черты американского характера, он объясняет это модальное качество личности как продукт социальных сил. Таким образом, причину одиночества Рисмен изначально помещает вне индивида.

Эти теории в соотнесенности со временем подчеркивают значение социализации (причина исторического типа), но многие факторы (например, влияние средств массовой информации), способствующие социализации, оказывают постоянное негативное воздействие, на личность.

Формулируя свою точку зрения, Рисмен использовал в качестве источников рассуждений прежде всего худо­жественную литературу, статистические данные и данные средства массовой информации.

Интеракционистская точка зрения

Роберт Вейс — главный выразитель интеракционистского подхода к проблеме одиночества. Его объяснение одиночества может быть расценено как интеракционистское по двум причинам. Во-первых, он подчеркивает, что одиночество — это не только функция фактора личности или фактора ситуации. Одиночество — продукт их комбинированного (или интерактивного) влияния.

Во-вторых, Вейс описывал одиночество, имея в виду социальные отношения, такие как привязанность, руководство и оценка. Такая точка зрения подразумевает, что одиночество появляется в результате недостаточности социального взаимодействия индивида, взаимодействия, которое удовлетворяет основные социальные запросы личности.

Вейс установил два типа одиночества, которые по его мнению имеют различные предпосылки и различные аффективные реакции. Эмоциональное одиночество представляется результатом отсутствия тесной интимной привязанности, такой как любовная или супружеская. Эмоционально одинокий человек должен испытывать нечто вроде беспокойства покинутого ребенка: неспокойствие, тревогу и пустоту. Социальное одиночество становится ответом на отсутствие значимых дружеских связей или чувства общности. Социально одинокий человек переживает тоску и чувство социальной маргинальности. Вейс рассматривает одиночество как нормальную реакцию, имеющую как внутренние так и внешние причины. Автор особо подчеркивает текущие события в жизни личности как ключевой фактор формирования одиночества. А также Вейс допускает возможность участия инстинкта в формировании одиночества [12].

Когнитивный подход

Энн Пепло стала главной пропагандисткой когнитивного подхода. Наиболее характерный аспект этого подхода состоит в том, что он акцентирует роль познания как фактора, опосредующего связь между недостатком социальности и чувством одиночества [20]. Как и Вейс, Пепло интересовалась явлением одиночества среди «нормального» населения. Важную роль в ее теоретических формулировках играли эмпирические данные обследований и экспериментов. К поискам причин одиночества Пепло подходит достаточно широко: она исследует как характерологические, так и ситуативные факторы, способствующие его возникновению, а также влияние как прошлого, так и настоящего на формирование личности. Когнитивные факторы — отличительный аспект ее теоретизирования — это процессы, происходящие внутри индивида, согласовывающего свою деятельность с реальностью.

Интимный подход

Представители этого подхода Дерлега и Маргулис употребляют понятия «интимность» и «самораскрытие» для истолкования одиночества. Подобно Вейсу, они полагают, что социальные отношения, бесспорно, способст­вуют достижению индивидом различных реальных целей. Одиночество же обусловлено отсутствием соответствующего социального партнера, который мог бы способствовать достижению этих целей. Одиночество, вероятнее всего, наступает тогда, когда межличностным отношениям индивида недостает интимности, необходимой для доверительного общения.

В основе интимного подхода лежит предположение о том, что индивид стремится к сохранению равновесия между желаемым и достигнутым уровнями социального контакта.

Дерлега и Маргулис расценивают одиночество как нормальный опыт в условиях сплошной атомизации общества. Их внимание к непрерывному процессу балансировки желаемого и достигнутого уровня социальных контактов акцентирует текущие детерминанты одиночества личности. Тем не менее, их позиция оставляет место и для воздействия на него прошлого развития.

Общая теория систем

Ярким представителем этого подхода является Фландерс. Он формулирует общесистемный подход к проблеме одиночества. Основное положение в том; что поведение живых организмов отражает переплетение влияний нескольких уровней, действующих одновременно как система.

Уровни распо­лагаются от клеточного до межнационального. С этой точки зрения одиночество представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду, или обществу сохранить устойчивый оптимальный уровень человеческих контактов.

Фландерс расценивает одиночество как потенциально патологическое состояние, но считает его также и полезным механизмом обратной связи, который в конечном результате может способствовать благополучию индивида или общества. Системная теория соподчиняет оба мотива поведения — индивидуальный и ситуативный. Системная теория по существу представляет собой модель, в которой мотивы пове­дения включены в развивающуюся динамику общей структуры [12].

Большинство тео­ретических рассуждений об одиночестве было связано с клинической практикой или же вытекало из уже сущест­вующей теории. Многие исследователи считают одиноче­ство по своей сути извращенным и неприятным переживанием; и лишь некоторые из них рассматривают одино­чество как чисто патологическую реакцию. Для основной массы специалистов одиночество является феноменом, свойственным широким и самым различным слоям насе­ления. Только сторонники психодинамического подхода акцентируют исключительно детские предпосылки возник­новения одиночества. В большинстве теоретических ис­следований подчеркивается роль наличных факторов, обусловливающих одиночество.

Выводы по главе 1

Таким образом, в психологии одиночество рассматривают как эмоциональное состояние, тесно связанное с отчаянием, тоской, депрессией, жалостью к себе. Одиночество — это острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения. Переживаемое острое чувство одиночества влечет за собой общение, которое можно назвать дефицитным и дефектным. Одиночество как психическое явление имеет три основных вида: отчуждающее, самоотчуждающее, уединенность.

Психодинамический подход склонен рассматривать одиночество как патологию. Представители феноменологического направления причину одиночества находят внутри индивида, интеракционисты считают, что одиночество появляется в результате недостаточности социального взаимодействия индивида, взаимодействия, которое удовлетворяет основные социальные запросы личности.

2 Психологические механизмы и возрастные особенности одиночества

2.1 Психологические причины и механизмы возникновения одиночества

Большую роль в возникновении чувства одиночества играет застенчивость и невозможность адаптироваться. К.И. Кутрова приводит психологический портрет одинокого студента университета: «недостаточно уверенный в себе при общении, застенчивый и чувствительный при отказе в контакте». Автор показала также, что субъективная удовлетворенность отношениями — фактор более значимый, чем количество друзей и частота контактов с ними. Чувство одиночества уменьшается при интенсивном общении, оно может сократиться и даже исчезнуть лишь в доверительных отношениях с ощущением эмоциональной и человеческой близости партнера [цит. по 10, c. 372].

Одинокий, не находя друзей, становится аутистичным, чрезмерно закрытым, отчужденным. Человек, выпадающий из привычных, сложившихся социальных связей (при переезде, смене работы, жительства, распаде семьи), свою временную отъединенность может переживать как глобальное одиночество, как личностный крах, может впасть в депрессию.

Джефффри Янг выделил 12 причин возникновения хронического чувства одиночества [10, c.372−373]:

1. Неспособность переносить вынужденное уединение.

2. Низкое самоуважение («Меня не любят, Я — зануда»).

3. Социальная тревожность (боязнь насмешек, осуждения, чувствительность к чужому мнению).

4. Коммуникативная неуклюжесть, неумелостью

5. Недоверие к людям (изоляция, разочарование).

6. Внутренняя скованность (неспособность раскрыться).

7. Поведенческий компонент (постоянный выбор неудачных партнеров).

8. Страх перед соперником, страх быть отвергнутым.

9. Сексуальная тревожность (невозможность расслабиться, чувство стыда, тревоги).

10. Страх перед эмоциональной близостью.

11. Неуверенная пассивность, нет инициативы, неуверен в своих желаниях.

12. Нереалистические притязания (все или ничего, выбор по образцу).

Одиночество и нарциссизм

Некоторые исследователи связывают переживание одиночества с проявлением нарциссизма. В работе «Комплекс Бога» психоаналитик Эрнест Джонс первым из авторов психоаналитического толка изобразил наиболее явно грандиозный тип нарциссической личности. Джонс описал тип человека, характеризующийся эксгибиционизмом, отчужденностью, эмоциональной недоступностью, фантазиями о всемогуществе, переоценкой своих творческих способностей и тенденцией осуждать других. Нарциссически структурированные люди на некотором уровне осознают свои психологические слабости. Они боятся отделения, одиночества, резкой потери самоуважения или самосоответствия (например, при критике) или внезапных сильных чувств, как никто другой. Они чувствуют, что их идентичность слишком хрупка, чтобы не рассыпаться и выдерживать некоторое напряжение. Их страх фрагментации внутреннего «Я» часто смещается в сторону озабоченности своим физическим здоровьем. Таким образом, эти люди склонны к ипохондрической озабоченности и к болезненному страху смерти.

Одиночество и интроверсия

Интровертный тип личности сосредоточен на реальности собственного внутреннего мира. Это тип, согласно К.Г. Юнгу, держится в стороне от окружающих и индифферентен к ним. В данном случае К.Г. Юнг, вероятно, в качестве прототипа имел в виду себя [31, c.204].

Ключевые признаки интровертов:

1. Рефлексия, связь с внутренней реальностью — впечатлениями, которые вызывает у него (субъекта) объект.

2. Оборонительная позиция, склонность удаляться от объектов.

Особенности поведения:

1. Застенчивость и определенное недоверие к объектам проявляется в нерешительности и некоторой трудности в приспособлении к внешнему миру.

2. Держится в стороне от внешних событий, не вступает в них.

3. Необщительный. Стремится к уединению, близкие отношения устанавливает только с ограниченным числом людей. Испытывает отчетливую неприязнь к обществу, как только оказывается среди большого количества людей: чем многолюдней коллектив, тем сильнее возрастает его сопротивление. Не проявляет никакого радостного энтузиазма от людской сплоченности. Интроверт всегда должен доказывать, что все им делаемое, основывается на его собственных решениях и убеждениях, и что никто никогда на него не влияет, а он не стремится кому-то понравится или примирить чье-то лицо или мнение. Лучшая работа делается им с помощью собственных ресурсов, по собственной инициативе, собственным путем.

2.2 Возрастные аспекты одиночества

Одиночество почти всегда воспринимается нами как трагедия. И мы бежим с его вершины вниз, не в силах вынести общение с собственным Я.

Но бегство от одиночества есть бегство от самого се­бя. Ибо только в одиночестве мы можем понять свое су­ществование как нечто нужное близким и заслуживаю­щее небезразличия и общения. Только пройдя врата одиночества, человек становится личностью, которая мо­жет заинтересовать мир. Лишь так женщина обретает достоинства женщины, а мужчина достоинство мужчины. Ибо одиночество — это ось, пронизывающая нашу жизнь. Вокруг нее вращается детство, молодость, зрелость и старость. По сути дела, человеческая жизнь есть бесконечное разрушение одиночества и углубление в него…

Одиночество есть прозрение. В его безжалостном све­те замирает обыденность и проступает все самое главное в жизни. Одиночество останавливает время и обнажает нас.

Анализируя одиночество мы всегда распахиваем перед собой двери бездны. В одиночестве мы встречаемся с Богом или дьяволом, обретаем себя или падаем вниз. Поэтому тема одиночества является запретной для нашего сознания.

Сделаем попытку анализа самого очевидного — отношения к одиночеству женщин и мужчин.

Самым сензитивным периодом для осознания и овладения одиночеством является юность. Через переживание одиночества в юности проходят практически все. Одиночество есть врата из подросткового бесполого бытия в жизнь юноши и девушки. Благодаря одиночеству в юности происходит осознание пола и вра­стание в него. Перед девушкой и юношей проступает их неповторимость как женщины и мужчины, и они пытают­ся войти в нее. Это попытка найти стиль женщины и мужчины.

Одиночество в юности есть стремление к уединению, столь непостижимое для предшествующего подросткового возраста. Уединение позволяет подготовиться к будущим чувствам влюбленности и любви, которые могут воспри­ниматься только наедине с собой.

Одиночество есть тайна юности. Из него вырастает трагическое чувство самопознания. Одиночество раздвига­ет материю социальных инстинктов, окружающих нас с рождения.

Одиночество в юности многофункционально, это и способ верификации ценности сложившихся отношений, и проба самостоятельности, путь и средство самопознания, и одновременно с этим — очень глубокое переживание. Д. Рассел показал, что с возрастом одиночество убывает.

А. Садлер и Т. Джонсон определяют одиночество следующим образом: «Одиночество — это переживание, вызывающее комплексное и острое чувство, которое выражает определенную форму самосознания, и показывающее раскол основной реальной сети отношений и связей внутреннего мира личности [26, с. 27].

Чувство это чрезвычайно остро переживается именно в юношеском возрасте. Вот что пишет в своем дневнике 14-летняя девочка: «Днем я такая же как все: хожу в школу, общаюсь с друзьями, строю какие-то приемлемые отношения со взрослыми — в общем как все. Одиночество приходит ночью. Чувствую себя как раздавленная посреди дороги собака. Лежу посреди дороги, а мимо несутся люди. Наступают мне на лапы, на шею, не грудь, кричат о чем-то, и никто друг друга не слышит и не хочет понять, а я все лежу и лежу…» [цит. по 10, 369].

Литературных источников, которые бы адресно были посвящены проблеме одиночества мужчины недостаточно. Считается, что женщина всегда тяжелее переносит одиночество. Одиночество для нее — та оскалившаяся реальность, которой она стремится избе­жать. Именно поэтому тема одиночества для женщины всегда нечто более очевидное, чем для мужчины. Девушка созревает значительно раньше и в большей мере несет в юности черты самодостаточной личности. Этот самодостаточный харак­тер подарен ей всей эволюцией вида «гомо сапиенс»; юный же мужчина достигает самодостаточности благодаря индивидуальному волевому порыву. Такой порыв в значительно большей степени предполагает одиночество, более того, требует его. Видимо, этим и объясняется недостаток литературы по проблеме мужского одиночества.

Одиночество избавляет юношу от чувства вины перед родителями, которым обладает любой ребенок. Но это не простое чувство вины за преждевременные сексуальные фантазии, сжавшиеся перед догадками взрослых (как считают психоаналитики).

Чувство вины гораздо глубже к связано с самим фактом рождения, который расстраивает любовную пару родителей. Одиночество юноши как само­познание и самотворение помогает ему выйти из прост­ранства вины за пределы родительской семьи, стать из привязавшегося существа самодостаточной личностью. Юноша овладевает стихией одиночества, «преобразует ее в уединение, и тем самым создает внутри себя космос и зажигает в этом космосе свет» [27, c. 66].

По некоторым данным, количество юношей и девушек, испытывающих состояние одиночества, примерно одинаково. Мужчинам сложнее, т.к. у большинства юношей практически отсутствует опыт проговаривания своих эмоциональных переживаний в присутствии других. Мужчины склонны чаще уходить в себя, они осознают свои чувства, но не пытаются проанализировать их.

Некоторые исследователи проблемы одиночества считают, что девушки не нуждаются в одиночестве так, как юноши. К одиночеству может стремиться только необычная, странная девушка. Речь идет не об одиночестве девушки-изгоя, не сумевшей вписаться в общность сверстников и страдающей от этого, а об одиночестве добровольно и сво­бодно принятом, одиночестве-отстраненности.

Уединение и отстраненность девушки, — так же, юноши, — проявляется через мечты. И если мечты одино­кого юноши могут находить воплощение в роде, то мечты странной девушки всегда выходят за его границы. Девушка, прошедшая испытание одиночеством, способ­на к абсолютно неповторимому взгляду на мир. Такова, например, Елена Блаватская, «развернувшая свою девичью странность до странной картины Вселенной и развившая одинокую софийность юности до теософии, утвердившей­ся в мире мужчин».

В отличие от Н.В. Халитова Н.В., который вводит понятие «странной девушки», кандидат психологических наук Н.В. Самоукина смотрит на эту проблему несколько иначе, как она сама отмечает «по-современному».

«В последние годы меняется отношение к одиночеству, особенно у женщин. Если раньше оно было только негативным, то сейчас оно стало раз­ным, не только отрицательным, но и положитель­ным» [27, c. 67].

Экономическая независимость делает совре­менную женщину свободной. Она получила воз­можность сравнивать и выбирать ту жизнь, кото­рая кажется ей лучше и удобнее. Современная за­мужняя женщина стала чаще принимать решение в пользу одиночества, если ее брак оказался не­удачным и приносит ей и детям тяжелые пере­живания.

Одиночество и старость.

Характеристика психологических особенностей людей пенсионного возраста [25, c.480].

В когнитивной сфере происходит ухудшение сенсорных функций, хорошо развито мышление. Динамика характеристик когнитивной сферы зависит от субъективных факторов.

В эмоциональной сфере — тенденция к эксцентричности, уменьшение чуткости, погружение в себя, снижение адаптивных способностей, пассивность мужчин, агрессивность женщин, мысли о смерти. Пожилые люди склонны к негативным эмоциям, в основе которых лежат физиологические и социально-экономические факторы. Эти реакции порождают стресс и, следовательно, соматические заболевания, которые усиливают степень психической дезадаптации. Эмоциональные реакции на стрессовые обстоятельства жизни проявляются в виде депрессии, которую люди могут даже отрицать.

В пожилом возрасте круг социальных связей человека сужается до отношений с семьей, главным образом с супругой, детьми и внуками и, возможно, также с братьями и сестрами, и отношения эти оказывают огромное воздействие на качество жизни и ее оценку. Возможность принимать участие в жизни семьи, хотя бы регулярно встречаться с ней, оказывать взаимную помощь и разного рода услуги вызывают у старого отца или матери не только естественное удовлетворение от проявления своей сердечности, но и чувство безопасности и признания своей роли в семье и обществе.

В большинстве случаев имеет место усиление внутрисемейной деятельности, которое соответствует ориентациям, установкам и ожиданиям пожилого человека. В тоже время довольно значительная часть пенсионеров сталкиваются с трудностями в адаптации к новым семейным ролям и возрастанию объема некоторых своих функций.

Социально-психологический анализ современной пожилой семьи подробно представлен в работе Г. А. Парахонской [19]. По данным автора в браке состоит около 50% пожилых людей. С увеличением возраста доля состоящих в браке резко падает после 70-летнего рубежа. Большое различие в брачности наблюдается между полами. 71% мужчин состоит в браке, тогда как среди женщин имеют супруга только 29,9%. Такое положение наблюдается во всех возрастных группах.

Низкий уровень брачности среди женщин в старших возрастах объясняется значительными потерями мужского населения в годы Великой Отечественной войны, а также более низкой продолжительностью жизни мужчин по сравнению с женщинами. Многие женщины не имели возможности создать семью, а вышедшие замуж чаще становились вдовами, чем мужчины — вдовцами. Свою роль играет и то, что вдовцы гораздо чаще женятся повторно.

Основная масса пожилых детей имеют детей. Не имеющие детей мужчины встречаются гораздо реже, чем бездетные женщины. Эта закономерность характерна для всех возрастных групп.

В качестве одного из факторов, влияющих на социальное самочувствие пожилого человека, рассматривается фактор условий проживания (одинокое или в семье).

По данным Г. А. Парахонской одиноко проживают 40,9% респондентов. Особенно много проживающих одиноко среди перешедших 70-летний рубеж (52,2%, в более молодых возрастных когортах 33−35%).

Менее пятой части тех, кто не состоит в браке, живут с семьей [19].

В основе семейных связей лежат три критерия:

— брачный статус,

— наличия детей или отсутствия детей;

— условия проживания.

Исходя из этих критериев можно выделить три группы пожилых людей, которые представлены в таблице 2.1.

Таблица 2.1 — Семейные связи пожилых людей

1.Группа А

пожилые люди, не состоящие в браке, бездетны, проживают одиноко

2. Группа Б

пожилые люди, не состоящие в браке, имеющие детей и проживающие одиноко

3. Группа В

пожилые люди, не состоящие в браке, имеющие детей и проживающие с семьей

4. Группа С

пожилые люди, состоящие в браке, имеющие детей и проживающие с семьей

Исследование О.В. Лазарянц показало, что люди пожилого возраста, так же как и молодые, дорожат уединением и независимостью, и рассматривают жизнь в одиночку как преимущество, а не как отвержение. Проживание в одиночку старых людей не приводит обычно к одиночеству или социально-изолированной жизни — 80% из них регулярно общаются с людьми, когда прогуливаются в парках или сидят на скамейках. Общаются с соседями из дома, в котором живут. Контакты с друзьями приносят больше удовлетворения, чем с родственниками [13, c. 102].

Самопризнание в одиночестве не носит черты всеобщности для людей старших возрастных категорий, только меньшая часть обследованных страдает от полного или длительного одиночества [13, c. 102].

Необходимо добавить, что к одиночеству стремятся люди с определенными чертами характера:

-они чувствуют свою обособленность от других и говорят примерно такие слова: «Я не такой, как все!»;

— пассивными они бывают чаще, чем активными;

— бывают медлительными, заторможенными, долго думают, медленно за­поминают;

--бывают упрямыми;

— хорошо успокаиваются и отдыхают в одиночестве, когда их никто не беспокоит;

— любят уединение;

— имеют свои увлечения и хобби, не связанные с интенсивным общением с людьми (например, коллекционирование бабочек или блуждание по компь­ютерной сети);

— часто испытывают психологическую усталость от людей.

Следовательно, существуют определенные черты характера, располагающие к тому, что человек выбирает либо одинокую жизнь, либо ту жизнь, в которой будет минимальное количество людей и в которой общение с ними будет занимать немного времени. Это чаще всего люди самоуглубленные, ма­лообщительные, медлительные. И наоборот, одиночество стремятся преодолеть люди активные, подвижные и общительные, любящие разнообразные контакты и интенсивное общение.

Психологи пытаются сделать попытку определить позитивные стороны одиночества:

— возможность построения своей жизни так, как хочется, без обязательно­го учета интересов и желаний партнера;

— возможность дома расслабиться, побыть «самим собой» и отдохнуть;

— присутствие в доме тишины и спокойствия;

— отсутствие необходимости «разрываться» между работой и семьей;

— отсутствие отрицательных переживаний из-за разочарования в своем партнере;

— возможность жить культурной жизнью: ходить на выставки, в театры, музеи, путешествовать, иметь хобби и увлечения;

— возможность свободного общения с подругами и друзьями (по телефо­ну или реально).

Как видим, на сегодняшний день еще не совсем ясно соотношение одиночества и пола. В ряде работ, посвященных данному вопросу, среди считающих себя одинокими выявлено больше женщин, чем мужчин. Различие такого соотношения, подмеченное в этих работах, небольшое, но оно постоянно прослежи­вается по разным демографическим группам. Однако некоторыми исследователями, в частности Э. Пепло и Расселу не удалось установить никакого расхождения меж­ду полами в связи с одиночеством [12]. Разница в полу­ченных данных может быть обусловлена несхожестью исследованных групп населения или примененных ме­тодов изучения. Тенденция здесь такова, что сущест­венный разброс обнаруживается при изучении больших групп населения, а отсутствие различий — при изу­чении специфических групп, например студентов; но исследований проведено недостаточно, чтобы было возможным сделать точные выводы.

Выводы по главе 2

Психологические исследования выделяют такие основные причины одиночества: низкое самоуважение, социальная тревожность, неразвитость коммуникативных навыков, недоверие к людям, страх быть отвергнутым, страх перед эмоциональной близостью, нереалистические притязания (все или ничего, выбор по образцу).

Более склонна к одиночеству личность интровертного типа, которая сосредоточена на реальности собственного внутреннего мира. Человек склонный к одиночеству, застенчив и испытывает определенное недоверие к внешнему миру, он проявляет нерешительность и некоторые трудности в социальной адаптации.

Одиночество имеет возрастные особенности: одиночество в юности есть стремление к уединению, позволяющее подготовиться к будущим чувствам влюбленности и любви. Одиночество является спутником пожилого возраста, когда нарушаются привычные социальные связи, пожилой человек ощущает разобщенность с социумом, покинутость, эмоциональную отчужденность.

Заключение

Таким образом, обобщив теоретические представления об одиночестве, можно сделать следующие выводы:

Определение одиночества дано Р. Вейсом как «эпизодически острое ощущение беспокойства и напряжения, связанное со стремлением иметь дружеские или интимные отношения». Наиболее часто с одиночеством ассоциируются такие эмоциональные состояния как отчаяние, тоска, депрессия, жалость к себе, невыносимая скука. Одиночество — это негативное переживание, возникающее в результате неудовлетворения потребностей в разделении чувств, общении и понимании человека значимыми людьми.

Представители психодинамического подхода к одиночеству исходят главным образом из их клинической практики и склонны рассматривать одиночество как патологию. Представители феноменологического направления причину одиночества находят внутри индивида, в феноменологических несоответствиях представлений индивида о собственном «Я», интеракционисты считают, что одиночество появляется в результате недостаточности социального взаимодействия индивида, взаимодействия, которое удовлетворяет основные социальные запросы личности.

В качестве основных причин одиночества указывают на низкое самоуважение, социальную тревожность, неразвитость коммуникативных навыков, недоверие к людям, страх быть отвергнутым, страх перед эмоциональной близостью, нереалистические притязания (все или ничего, выбор по образцу).

Одиночество имеет возрастные особенности: одиночество в юности есть стремление к уединению, позволяющее подготовиться к будущим чувствам влюбленности и любви. Одиночество является спутником пожилого возраста, когда нарушаются привычные социальные связи, пожилой человек ощущает разобщенность с социумом, покинутость, эмоциональную отчужденность.

Таким образом, осуществленный теоретический анализ проблемы одиночества позволяет считать доказанной гипотезу исследования: одиночество представляет собой сложный социально-психологический феномен, имеющий свои причины, механизмы, возрастные особенности.

Психологическая помощь при одиночестве заключается в предоставлении человеку возможностей личностного роста и совершенствования, актуализации процессов самопознания и рефлексии, развитии ответственности, формировании навыков саморегуляции, образовании новых конструктов сознания, в т. ч. в осмыслении истоков, причин своего одиночества и осознании возможностей его преодоления или конструктивного его использования.

Список использованных источников

1. Демина, Л.Д. Учебное пособие «Психическое здоровье и защитные механизмы личности» / Л.Д. Демина, И.А. Ральникова. — Изд-во алтайского ун-та, 2000.

2. Еникеев, М.И. Энциклопедия. Общая и социальная психология / М.И. Еникеева. — М.: Изд-во «ПРИОР», 2002. — 560 с.

3. Зимбардо, Ф. Застенчивость / Ф.Зимбардо. — М.: Педагогика, 1991.

4. Карнеев, Р.К. Индивидуально-личностные факторы диалогического общения: автореф. дисс. канд. психол. наук / Р.К. Карнеев. — Москва, 1996.

5. Квин, В. Прикладная психология / В. Квин. — СПб., 2000.

6. Козлов, А.А. Старость: социальная разобщенность или целостность? / А.А. Козлов // Психология старости. Хрестоматия / Под ред. Д.Я. Райгородского. — Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2004. — С.584−612.

7. Крайг, Г. Психология развития / Г. Крайг. — СПб.: Питер, 2000.— 992 с.

8. Краснова, О.В. Социальная психология старения как основная составляющая социальной геронтологии / О.В. Краснова // Психология старости. Хрестоматия / Под ред. Д.Я. Райгородского. — Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2004. — С.426−442.

9. Куницына, В.Н. Трудности межличностного общения: дис.докт.психол.наук / В.Н. Куницына. СПб, 1991. — 358с.

10. Куницына, В.Н. Межличностное общение / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. — СПб.: Питер, 2001. — 544 с.

11. Курилович, Н.В. Технологии активизации пожилых людей в учреждениях социальной защиты населения / Н.В. Курилович. — М., 2005.

12. Лабиринты одиночества / Пер. с англ.; составление, общая редакция и предисловие Н. Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. — 624 с.

13. Лазарянц, О.В. Старость и одиночество // Вестник интегративной психологии. — 2008. — Выпуск 196. — С. 101−102.

14. Лебедев, В.И. Психология и психопатология одиночества / В.И. Лебедева, О. Н. Кузнецов. — М.: Медицина, 1972.

15. Лидерс, А.Г. Кризис пожилого возраста: Гипотеза о его психологическом содержании / А.Г. Лидерс // Психология зрелости и старения. — 2000. — № 2 (10).

— С.6−11.

16. Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер. с англ. / Н. Мак-Вильямс. — М.: Независимая фирма «Класс», 2003. — 480 с.

17. Мискарян, К. Сто лиц одиночества / К. Мискарян. — М., 1996.

18. Муздыбаев, К. Эгоизм личности / К. Муздыбаев // Психологический журнал. — 2000. — № 2.

19. Парахонская, Г. А. Адаптация пожилых людей в современных условиях и социальная политика (на материалах Тверского региона): Моногр. / Твер. гос. ун-т; Науч. ред. В.А.Гусев; Рецензенты: Б.Л.Губман, М.В.Блохина. — Тверь: ТвГУ, 2003. — 288 с.

20. Перлман, Д. Теоретические подходы к одиночеству / Д. Перлман, Л. Пепло // Лабиринты одиночества / Пер. с англ.; составление, общая редакция и предисловие Н. Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. -624 с.

21. Психология человека от рождения до смерти / Под общ. ред. А.А. Реана. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. — 656 с.

22. Психология здоровья: Учеб. для вузов / Под ред. Г. С. Никифорова. — СПб.: Питер, 2003. — 607 с.

23. Райгородский, Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие / Д.Я. Райгородский. — Самара: Изд. Дом «БАХРАХ-М», 2000. — 672 с.

24. Радугин, А.А. Психология. Учеб. пособие для высш. учеб. заведений / А.А. Радугин. — М.: Центр, 2001. — С. 265−270.

25. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека / К. Роджерс. / Общ. ред. И.Е. Исенина. — М.: Прогресс, 1994. — 479 с.

26. Садлер, У. А., Джонсон Т. Б. От одиночества к аномии / У. А. Садлер, Т.Б. Джонсон // Лабиринты одиночества. — М.: Прогресс, 1989. — С. 21−51

27. Самоукина, Н.В. «Женское одиночество: полноценная жизнь или страдание?» / Н.В. Самоукина. — М., «АСТ-Астрель», 2003. — 252 с.

28. Трубникова, С.Г. Психология одиночества: генезис, виды, проявления: дисс. канд. психол. наук / С.Г. Трубникова. — М., 1995 — 195 с.

29. Степанов, С.С. Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — 672 с.

30. Швалб, Ю.М. Одиночество: социально-психологические проблемы / Ю.М. Швабл, О.В. Данчева. — Киев, 1991.

31. Юнг, К.Г. Психологические типы / Пер. с нем.; Под общ. ред. В.В.Зелинского / К.Г. Юнг. — Мн.: ООО «Попурри», 1998. — 656 с.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос