6 субъект деятел подход

6. Субъектно-деятельностный подход в отечественной психологии.

Субъектно-деятельностный подход в отечественной психологии. Школа С.Л.Рубинштейна (понятие деятельности, принцип единства сознания и деятельности, классификация видов деятельности, структура деятельности, структура личности).

Развитие идей С.Л. Рубинштейна в отечественной психологии: Л.И. Анциферова, К.А. Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский и др.

Деятельность как методологический принцип, общее понятие о деятельности, её видах. (С.Л. Рубинштейн); структура и освоение деятельности, понятие ведущего вида деятельности.

(А.Н. Леонтьев); понятие субъекта деятельности, характеристики человека как субъекта деятельности (Б.Г. Ананьев); психические процессы как внутренние компоненты деятельности, психическая регуляция деятельности. Понятие произвольной и непроизвольной регуляции (Б.Ф. Ломов).

Начало создания субъектно-деятельностного подхода Рубинштейном историки относят к 1917-1918 гг.:

С определённой уверенностью можно утверждать, что субъектно-деятельная концепция возникла как результат многолетних поисков объективного метода в философии и психологии, предпринятого Рубинштейном. Кроме того, данная концепция была ответом на одностороннее понимание деятельности, идущее от Канта: « … широко распространенное, закрепленное Кантом, но одностороннее понимание деятельности, согласно которому «субъект лишь проявляется в своих деяниях, а не ими также сам создается»

Субъектность, понимаемая Рубинштейном как онтологическая сущность деятельного человеческого индивида, осуществляется, формируется и развивается в условиях деятельности: « … По мнению Рубинштейна, деятельность характеризуется прежде всего следующими особенностями: 1).

Это всегда деятельность субъекта (т.е. человека, а не животного и не машины), точнее, субъектов, осуществляющих совместную деятельность; 2).

Деятельность есть взаимодействие субъекта с объектом, т.е. она необходимо является предметной, содержательной; 3).

она всегда – творческая и 4).

самостоятельная … »

В субъектно-деятельностной концепции деятельность всегда понималась как связь субъекта с внешним объектом: « … Деятельность … означает неразрывную связь человека с внешним миром … » .Часто деятельность трактовалась как воздействие на окружающую действительность с целью получения продукта: « … изначально практическая деятельность, производящая материальные продукты, всегда есть целенаправленное воздействие, изменение, преобразование людьми окружающей действительности в ходе взаимодействия субъекта с материальным объектом …

25 стр., 12123 слов

Предмет, задачи, структура и система основных понятий педагогической психологии. Ее связь с другими науками

Лекция 1. Основы педагогической психологии. 1.1. Образование как социальное пространство формирования личности. 1.2. Современные тенденции развития образования. 1.3. Предмет, задачи, структура и система основных понятий педагогической психологии. Ее связь с другими науками. 1.4. Основные понятия педагогической психологии. 1.5. Методология педагогической психологии.   Образование как ...

Таким образом, в субъектно-деятельностной концепции за деятельностью закрепилось понимание субъект-объектного взаимодействия, причём, для объяснения самой деятельности необходима активность: « … деятельность, т.е. взаимодействие субъекта с объектом, людей с вещами, никак не исчерпывает всей активности человека, всего взаимодействия людей с объективной действительностью. А потому основоположник деятельностного подхода в психологии Рубинштейн помимо деятельности выделял и изучал ещё и другие виды и уровни активности людей: поведение (не в бихевиористском смысле), созерцание (например, эстетическое) и т.д. … » Несмотря на то, что субъектно-деятельностная концепция – это прежде всего концепция деятельностного опосредования, её собственным содержанием является не деятельность, а активность. Такую точку зрения разделял сам Рубинштейн, такую точку зрения разделяют и его современные последователи: « … конечно, концепция Рубинштейна и его школы не сводится к теории деятельности; он всегда был против «деятельностного редукционизма», т.е. против сведения всей активности человека лишь к деятельности.

субъектно-деятельностная концепция (С.Л.Рубинштейн).

Понятие «субъект» активно используется в философии, где человек рассматривается в системе отношений «субъект–объект», и отчасти противопоставляется активное, субъективное, познающее начало, присущее человеку, внешне заданной объективной реальности. Психология рассмотрения субъекта предполагает несколько иной ракурс рассмотрения проблемы: раскрытие сущности данного феномена как психологического, его структуры, механизмов становления и развития, взаимосвязи с личностью и т.д. Взгляд на процесс становления и развития человека через его субъектные свойства был впервые системно разработан в отечественной психологии в рамках субъектно-деятельностного подхода С.Л. Рубинштейна. Выдвигаемый им тип детерминизма психических явлений задал перспективы изучения психологии субъекта деятельности. Таким образом, трудами С.Л. Рубинштейна в отечественной психологии была заложена психология, раскрывающая родовое качество человека (как Homo sapiens) — самодетерминацию, которая определяет способность человека к саморегуляции и саморазвитию, овладению своими особыми природными качествами и их развитием в деятельности, авторское отношение к своей жизни, способность выбирать свой жизненный путь и управлять им, постепенно обретая позицию «хозяина своей жизни». В целом субъектно-деятельностный подход задан следующими базовыми принципами: детерминизма, субъектности, единства сознания и деятельности, единства функционирования и развития.

2 стр., 741 слов

Современный взгляд на проблему РАЗВИТИЯ СУБЪЕКТНОЙ ПОЗИЦИИ дошкольникА

ГуманИТАрно-педагогический институт Кафедра дошкольной педагогики и психологии _______________________ международная заочная научно-практическая конференция   «Психолого-педагогические и технологические аспекты организации образовательной среды в условиях реализации ФГОСов» 7 – 28 ноября 2016 г. Информационное письмо   Уважаемые коллеги! Кафедра дошкольной педагогики и психологии ТГУ ...

В концепции С.Л. Рубинштейна личность является безусловным субъектом, прежде всего, своей деятельности: «…личность, бесспорно, является субъектом деятельности и сознания — тем, кто мыслит, чувствует, действует, от кого исходят действия» .

В его представлениях разложение сознания на пучок функций является не менее механистической концепцией, чем разложение его на совокупность элементов или «явлений», если сознание рассматривается только как простая сумма или связка функций. По его мнению, ребенок не созревает сначала и затем воспитывается и обучается; он созревает, воспитываясь и обучаясь. Развитие не только обусловливает обучение и воспитание, но и само обусловлено ими. В конечном счете положение о единстве развития и обучения, развития и воспитания раскрывается в своем психологическом содержании как утверждение о взаимосвязи и взаимообусловленности развития личностных свойств индивида и деятельности, в ходе которой он овладевает новыми знаниями, умениями и формами взаимоотношений.

Также он полагал, что возрастные особенности существуют лишь внутри индивидуальных, в единстве с ними. По его мнению, различные периоды в развитии личности определяются различием образа жизни, формами существования. В отличие от Л.С. Выготского, он утверждал: «Конкретно онтогенетическое развитие каждого человека совершается по мере того, как он проходит свой индивидуальный жизненный путь… В итоге развития в жизнь вступает и в жизни дальше формируется личность — субъект практической и теоретической деятельности»

3 стр., 1398 слов

Проанализировать значения игровой деятельности в развитии личности дошкольника, разработать рекомендации по организации игровой деятельности в дошкольном у

Введение. Детская игра, очень важный момент развития ребенка, способ, посредствам которого он познает окружающий мир. Игра учит ребенка общению, учит быть добрым, смелым, подвижным, прививает чувство ответственности. Игра сближает взрослых и детей помогает им лучше понять друг друга. Игры очень нужны в раннем возрасте: они дарят малышу радость, уверенность в себе и в своих возможностях, возбуждает ...

В работах С.Л. Рубинштейна уделяется большое внимание процессам рефлексии и самосознания. В частности, он пишет: «…Проблема психологического изучения личности не заканчивается на изучении психических свойств личности — ее способностей, темперамента и характера; она завершается раскрытием самосознания личности»

Вместе с тем он отмечает, что «самостоятельность субъекта никак не исчерпывается способностью выполнять те или иные задания. Она включает более существенную способность самостоятельно, сознательно ставить перед собой те или иные задачи, цели, определять направление своей деятельности. Это требует большой внутренней работы, предполагает способность самостоятельно мыслить, и связано с выработкой цельного мировоззрения»

С.Л. Рубинштейн выделяет два способа жизнедеятельности человека: «слитный» и «отстраненный» (рефлексивный).

Именно второй способ, по его мнению, является субъектным, так как дает возможность самостоятельно, инициативно выбирать свой жизненный путь и управлять им. Первый способ существования отличается тем, что человек вырабатывает определенное отношение к дискретным событиям жизни, но не к целостному жизненному пути. Он не способен понять смысл жизни, поставить жизненные цели и задачи, составить долгосрочную программу действий. При таком способе жизни наличествует тактика действий в отдельных жизненных ситуациях, но отсутствует единая стратегия жизненного пути. Не человек управляет и распоряжается своей жизнью, а напротив, жизненные обстоятельства поглощают человека и диктуют ему свои «требования». Здесь человек весь внутри жизни, всякое его отношение — это отношение к отдельным явлениям, но не к жизни в целом. Второй способ жизни характерен для субъекта жизни. Его развитие приурочено к развитию механизмов рефлексии жизненного пути и формированию смысла жизни. Личность способна встать в познавательное и практическое отношение к целостному жизненному пути и конструировать его на сознательной, осмысленной основе. Эти новообразования в системе психической регуляции коренным образом меняют характер детерминации жизненного пути личности. С появлением рефлексии связано философское отношение к жизни. Сознание выступает здесь как разрыв, как выход из полной поглощенности непосредственным процессом жизни для выработки соответствующего отношения к ней, занятия позиции над ней, вне нее для суждения о ней. С этого момента каждый поступок человека приобретает характер философского суждения о жизни, связанного с ним общего отношения к жизни. Второй компонент — это смысл жизни, жизненные ценности и проистекающие от них смыслы жизненных ситуаций, в которых участвует человек .

7 стр., 3134 слов

Человек как субъект, индивидуальность, личность

... жизни личности относительно постоянным и устойчивым, несмотря на изменчивость черт характера или ценностных ориентации в опре­деленные периоды жизни. С. Л. Рубинштейн ... едины и взаимосвязаны его свойства как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют при­родные ... механизмов, которые подавляют и вытесняют из сознания личности побуждения и импульсы, противо­речащие требованиям ...

Давая различные определения личности, в связи с развитием самосознания С.Л. Рубинштейн указывает: «Личность в ее реальном бытии, в ее самосознании есть то, что человек, осознавая себя как субъекта, называет своим «я». «Я» — это личность в целом, в единстве всех сторон бытия, отраженная в самосознании… Личностью, как мы видим, человек не рождается; личностью он становится. Поэтому, чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности, человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? – что я сделал? – чем я стал?» Рубинштейн, выявив ключевую проблему, без решения которой кризис не мог быть преодолен, – проблему сознания и деятельности, сумел вскрыть внутреннюю связь этих категорий благодаря раскрытию их единства через категорию субъекта. Введя субъекта в состав онтологической структуры бытия, он одновременно стремился углубить и конкретизировать понимание объективности в подходе к субъекту как проблему метода всего гуманитарного знания и более конкретно – психологии. Понимание деятельности не как замкнутой в себе сущности, но как проявления субъекта, позволяет Рубинштейну сформулировать тезис об объективной опосредствованности сознания, т.е. распространить объективный подход на понимание субъективного. Диалектика объективирования и субъективирования – это не гегелевское саморазвертывание сущности субъекта, а объективно-деятельностное и субъективно-сознательное соотнесение данного субъекта с другими, с продуктами его деятельности и отношениями, которые эту деятельность детерминируют.

4 стр., 1842 слов

Детский самодеятельный коллектив субъект творческого развития личности

Содержание Введение……………………………………………………….………………….3 Глава 1. Теоретико-методологические основы детской коллективной деятельности…………………………………………………………...…………8 1.1. Детский самодеятельный коллектив: понятие, сущность, закономерности развития……………………………………….……...………..8 1.2. Социально-культурное функционирование детского самодеятельного коллектива…………………………………………………………….…………14 1.3. Роль детского ...

Таким образом, связь сознания и деятельности не просто постулируется, а раскрывается. Позднее Рубинштейн квалифицировал этот принцип следующим образом: «Утверждение единства сознания и деятельности означало, что надо понять сознание, психику не как нечто лишь пассивное, созерцательное, рецептивное, а как процесс, деятельность субъекта, реального индивида, и в самой человеческой деятельности, в поведении человека раскрыть его психологический состав и сделать таким образом самую деятельность человека предметом психологического исследования». Однако следует подчеркнуть, что реализация Рубинштейном деятельностного (как его позднее назвали) подхода к сознанию, который фактически совпадал в этом значении с принципом субъекта деятельности, не означала сведения специфики сознания и психики в целом к деятельности. Напротив, принцип единства сознания и деятельности базировался на их понимании как различных модальностей, а деятельностный подход служил цели объективного выявления специфики активности сознания.

Одновременно с этим Рубинштейн осуществляет методологическую конкретизацию философского понятия субъекта: он выявляет именно того субъекта, который осуществляет и в котором реализуется связь сознания и деятельности, изучаемая прежде всего психологией. Таким субъектом является личность. Психика и сознание не самодостаточны, не существуют в себе, а принадлежат человеку, более конкретно – личности. Личность в рубинштейновском понимании, исходящем из категории субъекта, одновременно оказывается самым богатым конкретным понятием, благодаря которому преодолевается безличный, бессубъектный, а потому абстрактный характер связи сознания и деятельности. Через личность Рубинштейн раскрывает систему различных связей сознания и деятельности: в личности и личностью эта связь замыкается и осуществляется. Сама личность определяется через триединство – чего хочет человек, что для него имеет привлекательность (это так называемая направленность как мотивационно-потребностная система личности, ценности, установки, идеалы), что может человек (это его способности и дарования), наконец, что есть он сам, т.е. что из его тенденций, установок и поведения закрепилось в его характере. В этом триединстве непротиворечиво соединены и динамические характеристики личности (направленность, мотивы) и ее устойчивые качества – характер и способности. Перефразируя это определение сегодня, можно сказать, что личность как субъект вырабатывает способ соединения своих желаний, мотивов со способностями в соответствии со своим характером в процессе их реализации в жизни, соответственно ее целям и обстоятельствам. Для Рубинштейна личность – это и основная психологическая категория, и предмет психологического исследования, и методологический принцип.

4 стр., 1542 слов

Основные категории психологии (психика, сознание, личность, деятельность.

... ним.   Основные категории психологии (психика, сознание, личность, деятельность. Психика – совокупность психических процессов, кот. ... особенности и закономерности возникновения, формирования и развития (изменения) психических процессов (ощущение, восприятие, ... числе через деятельность субъекта, в процессе которой субъект развивается. Леонтьев уточняет положение Рубинштейна: «Сознание не ...

Сама деятельность субъекта также рассматривается в процессе ее становления и совершенствования: на разных этапах усложнения жизненного пути деятельность принимает новые формы и перестраивается. Вот почему Рубинштейн, во-первых, возражает против сведения роли деятельности в психическом развитии только к тренировке, не создающей никаких новых структур, и показывает, что на разных уровнях развития психические процессы строятся различным образом, приобретают новые мотивы, новое качество и включаются в новый способ деятельности, используя старые психические образования лишь в преобразованном, снятом виде. Во-вторых, он противопоставляет свою концепцию всем попыткам понять психическое развитие как чистое созревание, при котором заложенные от природы задатки функционируют независимо от условий конкретной деятельности.

Принцип единства сознания и деятельности, сформулированный Рубинштейном, выступает в конкретизированном и расчлененном виде. Данный принцип предполагает раскрытие этого единства в аспекте функционирования и развития сознания через деятельность. Здесь нужно подчеркнуть его совершенно особенное содержание соотносительно с обычным генетическим пониманием развития, принятым в психологии. В традиционном понимании развитие рассматривалось как прохождение некоторых последовательных, т.е. следующих во времени одна за другой, стадий, носящих необратимый характер. Детерминация этих стадий связывалась иногда с действием имманентных – лишь внутренних – условий; тогда развитие понималось как созревание. В других случаях, напротив, абсолютизировалась роль внешних условий, и тогда развитие сводилось к механистически понятой заданности извне – тренировке и т.д. Рубинштейн в своей классической формуле связи сознания и деятельности интерпретирует сущность развития через диалектику субъекта и объекта, а тем самым развитие сближается с функционированием: проявление сознания в деятельности есть одновременно (а не последовательно) развитие сознания через деятельность, его формирование.

Такие стабильные формы, как характер и способности, Рубинштейн исследует на уровне личности. И характер, и способности, и воля рассматриваются не только в своих статических формах, но и в динамике, которая является конкретным выражением процессуальности развития. И для этих форм единство устойчивого и динамического раскрывается в генезисе. Устойчивость, определенность форм не есть их фиксированность. Устойчивость и стабильность проявляются в функционировании, которое содержит бесконечные возможности к изменчивости. Характер проявляется в деятельности, в поведении, но в нем же и формируется. Динамика формирования связана с возможностью возникновения в каждой новой ситуации нового способа поведения, который из отдельного поступка может затем превратиться в черту характера.

Сознание может выступать как регулятор деятельности только в силу его нетождественности последней, в силу своей особой модальности: в сознании представлена вся объективная действительность (во всяком случае свойственная сознанию идеальность позволяет индивиду руководствоваться всем, что отдалено во времени и пространстве, что составляет не лежащую на поверхности сущность бытия).

Именно потому, что в сознании дано все существующее в мире, все отдаленное во времени и пространстве, все, с чем человек никогда не вступал и не сможет вступить в непосредственный контакт, личность не замкнута в узком мире своего «я» и оказывается способной выходить бесконечно далеко за пределы этого «я». Она может задавать свою систему координат относительно значимого для нее в этом мире и тем самым регулировать свои действия и реализовать переживания. Идея о регуляторной роли сознания восходит к марксистскому философскому пониманию его активности, с одной стороны, а с другой – к естественно-научным представлениям о регуляторной роли психики. Однако последнюю зависимость как принципиальную непрерывную линию отечественной психологии Рубинштейн начал детально обосновывать уже после выхода в свет второго издания «Основ общей психологии», т.е. с середины 40-х гг.

В отличие от реакции действие – это акт деятельности, который направлен не на раздражитель, а на объект. Отношение к объекту выступает для субъекта именно как отношение, хотя бы отчасти осознанное и потому специфическим образом регулирующее всю деятельность. «Сознательное действие отличается от несознательного в самом своем объективном обнаружении: его структура иная и иное его отношение к ситуации, в которой оно совершается; оно иначе протекает».

Действие отлично не только от реакции, но и от поступка, что определяется прежде всего иным выражением отношений субъекта. Действие становится поступком в той мере, в какой оно регулируется более или менее осознаваемыми жизненными отношениями, что, в частности, определяется степенью сформированности самосознания.

Таким образом, единство сознания и деятельности конкретно проявляется в том, что различные уровни и типы сознания, вообще психики раскрываются через соответственно различные виды деятельности и поведения: движение – действие – поступок. Сам факт хотя бы частичного осознания человеком своей деятельности – ее условий и целей – изменяет ее характер и течение. Цели и мотивы характеризуют и деятельность в целом и систему входящих в нее действий, но характеризуют по-разному.

Единство деятельности выступает в первую очередь как единство целей ее субъекта и тех его мотивов, которые к ней побуждают. Мотивы и цели деятельности в отличие от таковых для отдельных действий обычно носят интегрированный характер, выражая общую направленность личности. Это исходные мотивы и конечные цели. На различных этапах они порождают разные частные мотивы и цели, характеризующие те или иные действия. Мотив человеческих действий может быть связан с их целью, поскольку мотивом является побуждение или стремление ее достигнуть. Но мотив может отделиться от цели и переместиться 1) на саму деятельность (как бывает в игре) и 2) на один из результатов деятельности. Во втором случае побочный результат действий становится их целью.

Итак, в 1935-1940 гг. Рубинштейн уже выделяет внутри деятельности разноплановые компоненты: движение – действие – операция – поступок в их взаимосвязях с целями, мотивами и условиями деятельности. В центре этих разноуровневых компонентов находится действие. Именно оно и является, по мнению Рубинштейна, исходной «клеточкой, единицей» психологии.

По Рубинштейну, деятельность определяется своим объектом, но не прямо, а лишь опосредованно, через ее внутренние специфические закономерности (через ее цели, мотивы и т.д.), т.е. по принципу «внешнее через внутреннее» (такова альтернатива, в частности, бихевиористской схеме «стимул-реакция»).

Например, в экспериментах, проведенных учениками Рубинштейна, было показано, что внешняя причина (подсказка экспериментатора) помогает испытуемому решать мыслительную задачу лишь в меру сформированности внутренних условий его мышления, т.е. в зависимости от того, насколько он самостоятельно продвинулся вперед в анализе решаемой задачи. Если это продвижение незначительно, испытуемый не сможет адекватно использовать помощь извне. Так отчетливо проявляется активная роль внутренних условий, опосредствующих все внешние воздействия и тем самым определяющих, какие из внешних причин участвуют в едином процессе детерминации жизни субъекта. Иначе говоря, эффект внешних причин, действующих только через внутренние условия, существенно зависит от последних (что обычно недостаточно учитывается теми, кто анализирует рубинштейновский принцип детерминизма).

В процессе развития – особенно филогенетического и онтогенетического – возрастает удельный вес внутренних условий, преломляющих все внешние воздействия. С этих позиций Рубинштейн дает глубокое и оригинальное решение проблемы свободы (и необходимости).При объяснении любых психических явлений личность выступает, по Рубинштейну, как целостная система внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия (педагогические и т.д.).

Внутренние условия формируются в зависимости от предшествующих внешних воздействий. Следовательно, преломление внешнего через внутреннее означает опосредование внешних воздействий всей историей развития личности. Тем самым детерминизм включает в себя историзм, но отнюдь не сводится к нему. Эта история содержит в себе и процесс эволюции живых существ, и собственно историю человечества, и личную историю развития данного человека. И потому в психологии личности есть компоненты разной степени общности и устойчивости, например общие для всех людей и исторически неизменные свойства зрения, обусловленные распространением солнечных лучей на земле, и, напротив, психические свойства, существенно изменяющиеся на разных этапах социально-экономического развития (мотивация и др.).

Поэтому свойства личности содержат и общее, и особенное, и единичное. Личность тем значительнее, чем больше в индивидуальном преломлении в ней представлено всеобщее. С таких позиций Рубинштейн разработал свое понимание предмета социальной и исторической психологии. Если общая психология изучает общечеловеческие психические свойства людей, то социальная психология исследует типологические черты психики, свойственные человеку как представителю определенного общественного строя, класса, нации и т.д., а историческая психология – развитие психики людей того поколения, на время жизни которого приходятся качественные преобразования общества. Однако в любом случае психология изучает психику людей только в ходе их индивидуального онтогенетического развития и постольку, поскольку удается раскрыть прежде всего психическое как процесс, изначально включенный в непрерывное взаимодействие человека с миром, т.е. в деятельность, общение и т.д.По Рубинштейну, процесс есть основной способ существования психического. Другие способы его существования – это психические свойства (мотивы, способности и т.д.), состояния (эмоциональные и др.) и продукты, результаты психического как процесса (образы, понятия и т.д.).

Например, мышление выступает не только как деятельность субъекта со стороны его целей, мотивов, действий, операций и т.д., но и как процесс в единстве познавательных и аффективных компонентов (психический процесс анализа, синтеза и обобщения, с помощью которых человек ставит и решает задачи).

Процесс мышления (в отличие от мышления как деятельности) обеспечивает максимально оперативный контакт субъекта с познаваемым объектом. Изучая людей в их деятельности и общении, психология выделяет их собственно психологический аспект, т.е. прежде всего основной уровень регуляции всей жизни – психическое как процесс. Основной характеристикой психического как процесса является не просто его временная развертка, динамика, а способ детерминации: не изначальная априорная заданность, направленность течения процесса, а складывающаяся, определяемая субъектом по ходу самого осуществления процесса. В таком понимании психического проявляется онтологический подход Рубинштейна, им была выявлена экзистенциальность психического. В ходе своей деятельности люди создают материальные и идеальные продукты (промышленные изделия, знания, понятия, произведения искусства, обычаи, нравы и т.д.).

В этих четко фиксируемых продуктах проявляется уровень психического развития создавших их людей – их способности, навыки, умения и т.д. Таков психологический аспект указанных продуктов, характеризующий результаты психического процесса, который участвует в регуляции всей деятельности субъекта. Психология и изучает «внутри» деятельности людей прежде всего психическое как процесс в соотношении с его результатами (например, мыслительный процесс анализа, синтеза и обобщения в соотношении с формирующимся понятием), но не эти результаты сами по себе (вне связи с психическим процессом).

Когда последние выступают вне такой связи, они выпадают из предмета психологии и изучаются другими науками. Например, понятия – без учета их отношения к психическому как процессу – входят в предмет логики, но не психологии. «Через свои продукты мышление переходит из собственно психологической сферы в сферу других наук – логики, математики, физики и т.д. Поэтому сделать образования, в частности понятия, исходными в изучении мышления – значит подвергнуть себя опасности утерять предмет собственно психологического исследования».248

Идеи С.Л. Рубинштейна развивает в своих работах К.А. Абульханова-Славская, которая указывает на то, что с профессиональным формированием индивида связано не только противостояние общественной необходимости или общественному принуждению, но и активная или пассивная реализация индивидом общественной детерминации, что составляет индивидуальный способ общественного бытия. Исследователь, таким образом, сосредоточивает внимание на активности человека, целеполагающем характере его отношения к собственной жизнедеятельности.

К.А. Абульханова-Славская выделяет также несколько уровней организации жизни:

– исходный уровень – невыделенность личности из хода жизни;

– второй уровень – личность определяется как таковая. Осуществляется самоопределение (осознанное занятие определенной позиции) по отношению к событиям, собственным желаниям, оценкам и т.д. На этом уровне повышается независимость личности от хода событий, т.е. профессиональное формирование прямо связывается с личностной автономией;

6 субъект деятел подход — Стр 2

– высший уровень, на котором вырабатывается и проводится собственная линия жизни.

Л.И. Анциферова разрабатывает динамическую концепцию личности. В русле этой концепции рассматриваются представления о выходе личности за свои пределы, условия достижения оптимального жизненно-деятельностного состояния, поиск новых мотивов и др.

В последнее время ею проводится исследование по проблеме «жизни и смерти», проблеме оптимального и продуктивного развития человека в период поздней взрослости. Она отмечает, что особенности психического развития в поздние годы находятся под влиянием биологических и социально-психологических факторов..Еще один пласт проблем, изучаемых Л.И. Анциферовой, — исследование трудных жизненных ситуаций, поведения человека в таких ситуациях и форм совладающего поведения (coping behavior).

А.В. Брушлинский написал множество работ, касающихся психологии субъектности, особенно мышления. Во многих работах он обнажал субъектные качества личности, выдвигая вопросы относительно различных сторон и сфер человеческой активности: «Человек живет или ему живется?», «Человек мыслит или ему мыслится?» и т.д. Он считал, что субъект — это личность, взятая не в своей абстрактной сущности, а в контексте реальной жизнедеятельности. По его мнению, психология субъекта может послужить в качестве концептуального основания психологии личности.

А.В. Брушлинский определял субъектность как системную целостность всех сложнейших и противоречивых качеств человека, в первую очередь его психических процессов, состояний и свойств его сознания и бессознательного. Такая целостность формируется в ходе исторического, индивидуального развития. По его мнению, будучи изначально активным, человеческий индивид, однако, не рождается, а становится субъектом в процессе общения, деятельности и других видов своей активности. Относительно понимания взаимосвязи субъекта и личности, в коллективной работе «Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории» А.В. Брушлинский и К.А. Абульханова-Славская отмечают: «Выше мы привели определение личности Рубинштейном как триединства того, чего хочет, что может человек и что есть он сам, т.е. триединства потребностей, мотивов, желаний с одной стороны; способ­ностей, возможностей — с другой, и характера — с третьей. Перефразируя это определение сегодня, мы бы сказали, что личность есть субъект, вырабатывающий способ соединения своих желаний (мотивов и т.д.) со способностями в соответствии со своим характером в процессе их реализации в жизни, со своими целями и обстоятельствами жизни»

Несмотря на значительную разработанность субъектно-деятельностного подхода, остается все же много вопросов как в общепсихологическом плане, так и специальном, особенно применительно к педагогической психологии и образовательной практике.

Ряд исследователей, продолжая разработку психологии субъекта в рамках собственных психологических концепций, сделали попытки дать определение понятию «субъект», соотнеся его с понятиями следующего категориального ряда: «индивид», «индивидуальность», «личность» (А.Н. Леонтьев, Б.Г. Ананьев).

В концепции А.Н. Леонтьева индивид — природное начало человека, субъект — это активное, преобразующее начало, а личность — мотивационно-смысловое начало, интегрирующее различные деятельности, лежащие «внутри деятельности».Примечательным является название его главного труда — «Деятельность. Сознание. Личность.», указывающее на основной путь перехода от индивида к личности. В определенном упрощении данной концепции индивид именно через овладение деятельностью и развитие сознания становится личностью.

Теория деятельности была сформулирована Леонтьевым. Он охарактеризовал макроструктуру деятельности или операционно-техническое ее строение и описал потребностно-мотивационные аспекты деятельности.

Деятельность – целенаправленная активность, ориентированная на преобразование предметного или внутреннего мира человека.

Деятельность — те специфические процессы, которые осуществляют то или иное жизненное, т.е. активное, отношение субъекта к действительности.

Т.о.деятельность — это специфически человеческая, регулируемая сознанием активность, порождаемая мотивами и направленная на познание и преобразование внешнего мира и самого человека.

Всякая деятельность организма направлена на тот или иной предмет (нечто, к чему относится именно живое существо), непредметная деятельность невозможна.

Различные деятельности, осуществляющие многообразные жизненные отношения организма к окружающей действительности, существенно определяются их предметом, поэтому Леонтьев различает отдельные виды деятельности по различию их предметов. Так же Леонтьев говорит о том, деятельности отличаются одна от другой по признаку мотива.

Деятельность человека имеет сложное иерархическое строение. Она состоит из нескольких слоев или уровней. Назовем эти уровни, двигаясь сверху вниз:

1.уровень особенных деятельностей (или особых видов деятельности);

2.уровень действий;

3.уровень операций;

4.уровель психофизиологических функций.

Действие — это основная единица анализа деятельности. Действие — это процесс, направленный на реализацию цели. Цель — это образ желаемого результата, т.е. того результата, который должен быть достигнут в ходе выполнения действия.

Стоит сразу заметить, что здесь имеется ввиду сознательный образ результата: последний удерживается в сознании все то время, пока осуществляется действие. Цель всегда осознаваема.

Характеризуя понятие «действие» можно выделить следующие 4 момента:

1. действие включает в качестве необходимого акт сознания в виде постановки и удержании цели. Но данный акт сознания не замкнут в самом себе, как это фактически утверждала У сознания, а «раскрывается» в действии.

2.действие — это одновременно и акт поведения, следовательно, теория деятельности сохраняет так же достижения бихевиоризма, делая объектом изучения внешнюю активность животных и человека. Однако в отличие от бихевиоризма она рассматривает внешние движения в неразрывном единстве с сознанием. Ведь движение без цели — это скорее несостоявшееся поведение, чем его подлинная сущность (принцип единства сознания и поведения).

Итак, первые два пункта, по которым теория деятельности отличается от предшествующих концепций, состоят в признании неразрывного единства сознания и поведения.

3.через понятие действия теория деятельности утверждает принцип активности, противопоставляя его принципу реактивности. Принцип активности и принцип реактивности различаются по тому, где согласно каждому из них должна быть помещена исходная точка анализа деятельности: во внешней среде или внутри организма. Деятельность — активный целенаправленный процесс (принцип активности).

4.понятие действия выводит деятельность человека в предметный и социальный мир. Действия человека предметны, они реализуют социальные — производственные и культурные — цели (принцип предметности человеческой деятельности и принцип ее социальной обусловленности).

Деятельность представляет собой последовательность действий, которые могут делиться на действия более низкого порядка.

Выделяют следующие виды действий:

1.внешние, которые выполняются с помощью внешнего двигательного аппарата. Эти действия предметны и направлены на изменение состояния или свойств предметов внешнего мира; «

2.внутренние (умственные), которые выполняются в уме, во внутреннем плане, в плане сознания. Среди умственных действий выделяют:

a) перцептивные (те, которые формируют целостный образ восприятия предметов и явлений);

b) мнемические (те, которые обеспечивают фиксацию, хранение и воспроизведение информации);

c) мыслительные (те, которые обеспечивают решение задач);

d) имажитивные (те, которые обеспечивают процессы воображения в процессах творчества).

Классификация видов деятельности: предметно-манипулятивная, игровая, учебная, общение, трудовая.

Деятельность и действия не совпадающие между собой в реальности, что выражено у Леонтьева в формуле:

«деятельность не носит аддитивный характер», т.е деятельность не есть простая сумма отдельных действий, т.е. одно и тоже действие может относиться к разным деятельностям, оно может переходить из одной деятельности в другую. Одна и та же деятельность состоит из разных действий. Один мотив порождает много разных действий.

Перейдем к тому, как, каким способом совершается действие. Соответственно мы обращаемся к операциям, которые образуют следующий, нижележащий уровень.

Операция — способ выполнения действия.Это уровень автоматич.действий и навыков. Они либо не осознаются, либо мало осознаются (в отличие от действий).

От чего же зависит характер используемых операций? Обобщенный ответ таков: от условий, в которых совершается действие. Если действие отвечает собственно цели, то операция отвечает условиям, в которых эта цель дана. При этом под условиями подразумеваются как внешние обстоятельства, так и возможности, или внутренние средства, самого действующего субъекта.

Перейдем к психологической характеристике операций. Главное их свойство состоит в том, что они мало осознаются или совсем не осознаются. По существу, уровень операций заполнен автоматическими действиями и навыками.

Операции бывают двух родов: одни возникают путем адаптации, прилаживания, непосредственного подражания, другие возникают из действий путем их автоматизации. Причем операции первого рода практически не осознаются и не могут быть вызваны в сознание даже при специальных усилиях. Операции второго рода находятся на границе сознания. Они как бы подстораживаются сознанием и легко могут стать актуально сознаваемыми.

Всякое сложное действие состоит из слоя действий и слоя «подстилающих» их операций. Граница, отделяющая слой действий от слоя операций подвижна, причем движение этой границы вверх обозначает превращение некоторых действий (в основном наиболее элементарных) в операции. В таких случаях происходит укрупнение единиц деятельности. Движение границы вниз означает, наоборот, превращение операций в действия, или, что то же самое, дробление деятельности на более мелкие единицы.

Но как же узнать, где в каждом конкретном случае проходит граница, отделяющая действие от операций? Несмотря на важность этого вопроса, Тне нашла на него ответа, он является одной из текущих проблем экспериментальных исследований.

Перейдем к последнему, самому низкому уровню в структуре деятельности — психофизиологическим функциям.

Под психофизиологическими функциями в теории деятельности понимаются физиологические обеспечения психических процессов. К ним относятся ряд способностей нашего организма, такие, как способности к ощущению, к образованию и фиксации следов прошлых воздействий, моторная способность и т.д. соответственно говорят о сенсорной, мнемической, моторной функциях. К этому уровню относятся так же врожденные механизмы, закрепленные в морфологии НС, и те, которые созревают в течение первых месяцев жизни.

Понятно, что граница между операциями-автоматизмами и психофизиологическими функциями достаточно условна. Однако, несмотря на это, психофизиологические функции выделяются в самостоятельный уровень по причине их организмического характера. Они достаются субъекту от природы, он ничего не должен делать, чтобы их иметь, он находит их в себе готовыми к использованию.

Психофизиологические функции составляют одновременно и необходимые предпосылки, и средства деятельности. Они составляют органический фундамент процессов деятельности. Без опоры на них невозможны были бы не только выполнение действий, но и постановка самих задач.

Рассмотрим теперь уровень непосредственно деятельности. Для начала зададимся вопросом: откуда берутся цели? Для ответа на этот вопрос нужно обратиться к понятиям «потребности» и «мотивы».

Потребность — это исходная форма активности живых организмов. В живом организме периодически возникают состояния напряженности; они связаны с объективной нехваткой веществ, которые необходимы для продолжения нормальной жизнедеятельности организма.

Состояния объективной нужны организма в чем-то, что лежит вне его и составляет необходимое условие его нормального функционирования называют потребностями.

У человека, помимо элементарных биологических потребностей, существуют, по крайней мере, еще две потребности. Это, во-первых, потребность в контактах с себе подобными, и в первую очередь со взрослыми индивидами. Вторая потребность, с которой рождается человек и которая не относится к органическим, это потребность во внешних впечатлениях, или, в широком смысле, познавательная потребность. Опыты показывают, что уже в 2-хмесячном возрасте ребенок ищет и активно добывает информацию из внешнего мира.

В отношении обеих рассмотренных потребностей следует отметить два важных момента. Во-первых, потребность в контактах и познавательная потребность на первых порах тесно переплетены друг с другом. Ведь близкий взрослый не только удовлетворяет потребность ребенка в контактах; он первый и главный источник разнообразных впечатлений, которые получает ребенок. Во-вторых, обе обсуждаемые потребности составляют необходимые условия формирования человека на всех ступенях его развития. Он необходимы ему так же как и органические потребности. Но если эти последние только обеспечивают его существование как биологического существа, то контакт с людьми о познание мира оказываются необходимыми для становления его как человеческого существа.

Обратимся теперь к связи потребностей с деятельностью. Здесь сразу необходимо выделить два этапа в жизни каждой потребности. Первый этап — период до первой встречи с предметом, который удовлетворяет потребность, второй этап — после этой встречи.

На первом этапе потребность, как правило, не представлена субъекту, не расшифрована для него. Он может испытывать состояние какого-то напряжения, неудовлетворенности, но не знать, чем это состояние вызвано. Со стороны же поведения потребностное состояние в этот период выражается в состоянии беспокойства, поиске, переборе различных предметов

В ходе поисковой деятельности обычно происходит встреча потребности с ее предметом, которой и завершается первый этап «жизни» потребности.

Процесс узнавания потребностью своего предмета получил название опредмечивания потребности.

В процессе опредмечивания обнаруживаются две важные черты потребности. Первая заключается в первоначально очень широком спектре предметов, способных удовлетворить потребность. Вторая черта — в быстрой фиксации потребности на первом удовлетворившем ее предмете.

Итак, в момент встречи потребности с предметом происходит опредмечивание потребности. Это очень важное событие. Оно важно тем, что в акте опредмечивания рождается мотив. Мотив и определяется как предмет потребности.

Если посмотреть на то же событие со стороны потребности, то можно сказать, что через опредмечивание потребность получает свою конкретизацию. В связи с этим мотив определяется еще иначе — как опредмеченная потребность.

Предмет и способы удовлетворения потребности формируют саму эту потребность: другой предмет и даже другой способ удовлетворения означают другую потребность.

Вслед за опредмечиванием потребности и появлением мотива резко меняется тип поведения, если до этого момента поведение было ненаправленным, поисковым, то теперь оно приобретает «вектор», или направленность. Оно направлено на предмет или от него — если мотив отрицательно валентен.

Множество действий, которые собираются вокруг одного предмета — типичный признак мотива. Так согласно еще одному определению, мотив — это то, ради чего совершается действие. «Ради» чего-то человек, как правило, совершает много разных действий. И вот эта совокупность действий, которые связываются одним мотивом, и называется деятельностью, а конкретнее особенной деятельностью или особым видом деятельности.

Одна деятельность, действия каждого конкретного субъекта могут побуждаться сразу несколькими мотивами. Полимотивированность человеческих действий — типичное явление.

По своей роли, или функции, не все мотивы «сходящиеся» на одну деятельность, равнозначны. Как правило, один из них главный, другие — второстепенные. Главный мотив называется ведущим мотивом, второстепенные — мотивами-стимулами: они не столько запускают, сколько дополнительно стимулируют данную деятельность.

Перейдем к проблеме соотношения мотивов и сознания. Мотивы не всегда осознаются, поэтому выделяют два класса мотивов: те, которые осознаются, и те, которые не осознаются.

Примерами мотивов первого класса могут служить большие жизненные цели, которые направляют деятельность человека в течение длительных периодов его жизни. Это мотивы-цели. Существование таких мотивов характерно для зрелых личностей.

Неосознаваемые мотивы проявляются в сознании в другой форме. Таких форм, по крайней мере, две. Это эмоции и личностные смыслы.

Эмоции возникают лишь по поводу таких событий или результатов действий, которые связаны с мотивами. Если человека что-то волнует, значит это что-то затрагивает его мотивы.

В теории деятельности эмоции определяются как отражение отношения результата деятельности к ее мотиву.

Личностный смысл — этот переживание повышенной субъективной значимости предмета, действия или события, оказавшихся в поле действия ведущего мотива. Важно отметить, что побуждают смыслы только ведущие мотивы.

Рассмотрим теперь вопрос о связи мотивов и личности. Известно, что мотивы человека образуют иерархическую систему. Обычно иерархические отношения мотивов не осознаются в полной мере. Они проясняются в ситуации конфликта мотивов.

Новые мотивы образуются в ходе деятельности. В теории деятельности описан механизм образования новых мотивов, который получил название механизма сдвига мотива на цель.

Суть этого механизма состоит в том, что цель, ранее побуждаемая к ее осуществлению каким-то мотивом со временем приобретает самостоятельную побудительную силу, т.е. сама становится мотивом. Важно подчеркнуть, что превращение цели в мотив может произойти только, если накапливаются положительные эмоции.

До сих пор мы говорили о внешней деятельности. Но существует и внутренняя деятельность, рассмотрим и ее.

Функция внутренних действий — подготовка внешних действий. Внутренние действия экономизируют человеческие усилия, давая возможность достаточно быстро выбрать нужное действие. Наконец, они дают человеку возможность избежать грубых, и иногда роковых ошибок.

В отношении этих форм активности теория деятельности выдвигает два тезиса.

Во-первых, подобная активность — деятельность, которая имеет то же строение, что и внешняя деятельность, и которая отличается от нее только формой протекания.

Во-вторых, внутренняя деятельность произошла из внешней, практической деятельности путем процесса интериоризации. Под последним понимается процесс переноса соответствующих действий в умственный план.

Что касается первого тезиса, то он означает, что внутренняя деятельность, как и внешняя побуждается мотивами, сопровождается эмоциональными переживаниями, имеет свой операционально-технический состав, т.е. состоит из последовательности действий и реализующих их операций.

В отношении второго тезиса можно добавить следующее. Во-первых, для успешного воспроизведения действия в уме нужно обязательно освоить его в материальном плане и получить сначала реальный результат. С другой стороны, при интериоризации внешняя деятельность, хоть и не меняет своего принципиального строения, сильно трансформируется. Особенно это относится к ее операционально-технической части: отдельные действия или операции сокращаются, некоторые из них выпадают вовсе, весь процесс притекает намного быстрее.

Теория деятельности занималась и разработкой деятельностного подхода к таким психическим функциям, как восприятие, память, внимание и т.д. Так, например, существуют перцептивные действия, т.к. существуют перцептивные цели, такие, как, например, различить голоса, запахи и т.д. А следовательно, существуют перцептивные действия, которые можно охарактеризовать как действия различения, обнаружения, измерения, опознания и т.д.

Суть теории деятельности выражается в формуле: Потребность – Мотив – Цель – Деятельность.

Также остановимся подробнее на сущности базовых понятий концепции Б.Г. Ананьева

Так, в его представлениях, индивид — это человек как носитель типичных природных свойств, которые обусловлены генетическими, метаболическими, нейродинамическим, конституциональными факторами, в совокупности приводящие к возникновению интегративного психического механизма — темпераменту. Субъект деятельности — это человек как типичный носитель видов человеческой активности, носитель сознания, психических механизмов, регулирующих специфически человеческие формы активности.

Личность — это человек как типичный представитель сформировавшего его общества. Она раскрывается в обусловленности его общения с другими людьми и природой, структурой его ценностных ориентаций, спектром исполняемых им ролей, соотношением его прав и обязанностей и т.п.В данной концепции личность всегда младше индивида, при этом субъект деятельности — всегда личность, которая характеризуется определенными правами и обязанностями, а личность — всегда носитель различного рода активности. Субъект характеризуется совокупностью деятельностей, а личность — совокупностью общественных отношений, определяющих положение человека в обществе.

Индивидуальность — это человек, охарактеризованный в аспекте его неповторимости, уникальности, представляющий единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека как индивида.

Таким образом, в концепции Б.Г. Ананьева самым широким, всеобъемлющим понятием является «индивидуальность». А понятия «личность» и «субъект» различаются в категориях «носитель деятельности – носитель отношений в обществе».

Основные принципы системного подхода к изучению психологических процессов сформулированы Б. Ф. Ломовым Целенаправленная психическая деятельность человека рассматривается как многоуровневая функциональная система, образуемая динамическим ансамблем психических функций: сенсорных, мнемических, мыслительных, моторных, хотя функциональная представленность различных компонентов в этом ансамбле может быть разной. Одной из фундаментальных характеристик системы психической деятельности является ее единство, неразложимость на отдельные элементы. И только с целью научного анализа допускается выделение отдельных функций и процессов для определения конкретной роли каждого из них в сложной структуре конкретных видов деятельности. В качестве обязательного компонента этой системы, по мнению Б. Ф. Ломова, выступает память, поскольку основной системообразующий фактор деятельности — представление цели и ожидаемого результата формируется и включено в содержание памяти. Процессы памяти выступают в качестве основных психологических механизмов, посредством которых обеспечивается организация и регуляция деятельности в целом и отдельных ее этапов и уровней. Применительно к памяти системный подход означает:

-раскрытие общих принципов организации и функций памяти;

-переход от микроструктурного анализа операционного состава процессов памяти к уровню макроструктурного анализа на уровне целостной структуры психической деятельности;

-раскрытие взаимосвязи и взаимодействия всех функциональных уровней памяти: сенсорной, кратковременной и долговременной внутри саморегулирующейся системы мнемических процессов;

-раскрытие взаимосвязей самой мнемической системы как интегрального образования с более широким контекстом целостной структуры деятельности и выявление ее специфической роли в этой структуре;

-раскрытие связей мнемических процессов со всеми структурными компонентами деятельности: сенсорными, мыслительным] моторно-речевыми, по отношению к которым память выступает как базовая функциональная система.