С. Р. Пантилеев Методика исследования самоотношения

Москва-1993

Психодиагностическая серия. Выпуск 7

С.Р. Пантилеев. Методика исследования самоотношения. – М.: «СМЫСЛ». 1993.-32 с.

Запрещается перепечатка, копирование или воспроизведение иными способами как всей брошюры, так и ее частей без письменного согласия издательства, за исключением цитирования в научных и научно-прикладных публикациях в пределах общепринятых объемов.

ISBN 5-85494-008-6 © С.Р. Пантилеев. 1996

Особенности внутренней динамики самосознания, структура и специфика отношения личности к собственному «Я» оказывает регулирующее влияние практически на все аспекты поведения человека, играя важнейшую роль в установлении межличностных отношений, в постановке и достижении целей, в способах формирования и разрешения кризисных ситуаций, в адекватной включенности субъекта в различного рода психокоррекционные и психотерапевтические мероприятия.

К настоящему времени силами в основном западных исследователей создано около двух десятков популярных и широко применяемых методик, связанных с диагностикой эмоционально-оценочной подсистемы самосознания. Ряд из них направлен на диагностику общего самоуважения, интегрального положительного или отрицательного отношения к себе, глобального самопринятия (seif-regard,seif-esteem,seif-acceptance).

Другие методики измеряют более частные аспекты сомоотношения-самооценки своих личностных особенностей, ресурсов, способностей, достижений в различных сферах жизнедеятельности. Методики различаются также по основному диагностическому принципу, лежащему в их основе – от проективных техник до стандартизованных самоотчетов.

К сожалению, эти методики не входят в арсенал методов отечественных психологов (нам неизвестно ни одной психометрической обоснованной адаптации такого рода методов), что существенно объединяет и снижает эффективность научных и практических разработок, связанных с самоотношением личности.

До недавнего времени отечественными психологами в основном использовались только два класса методов изучения самооценки: методика Дембо-Рубенштейни ее различные модификации, а также методы, построенные по принципу семантического дифференциала или листов оценочных прилагательных. Сейчас положение меняется к лучшему. Создан ряд оригинальных и интересных методик, таких как:Методика косвенного измерения системы самооценок (КИСС), Методика управляемой проекции (МУП), все шире применяются психосемантические и репертуарные методики. Названные методы, однако, достаточно сложны и трудоемки, что обуславливает необходимость разработки компактных стандартизированных методик, которые позволяли бы сравнительно быстро, и в то же время с достаточной полнотой и обоснованностью выявлять специфику самоотношения испытуемых, и были бы пригодны для эффективного применения как в исследовательских, так и в практических целях.

8 стр., 3943 слов

1) Название методики: Метод пиктограмм

Кесова Эллина, О-13 Память №1 2) Возрастной диапазон: 14-16 лет 3) Цель методики: изучение эффективности и объема опосредованного запоминания, определение объема слуховой памяти 4) Оборудование: 2 набора отвлеченных понятий (по 20 в каждом), 2 листа чистой бумаги. 5) Инструкция: Эксперимент состоит из двух серий. 1-я серия. Экспериментатор зачитывает ряд, состоящий из 20 отвлеченных понятий. ...

Методические проблемы исследования самоотношения

При анализе различных взглядов не строение самоотношения можно ответить, что существует большое разнообразие понятий, в которых фиксируется содержание этого феномена. Самоуважение, симпатия, самопринятие, любовь к себе, чувство расположения, самооценка, самоуверенность, самоунижение, самообвинение – вот далеко не полный перечень терминов, используемых для обозначения целостного самоотношения или отдельных его аспектов. Иногда за этими терминами стоят различия теоретических ориентаций исследователей, иногда – различные представления о феноменологическом содержании самоотношения, но чаще – просто различия в словоупотреблении, в основе которых лежат плохо отрефлекисированные предпочтения. Это приводит к тому, что некоторые авторы считают симпатию основой самоотношения; другие настаивают на том, что самоотношения – это в первую очередь переживание собственной ценности, выражающуюся в чувстве самоуважения; третьи пытаются согласовать эти представления путем выделения в самоотношения того или иного фиксированного набора аспектов или структурных элементов, однако эти наборы часто тоже оказываются различными и трудно сопоставимыми. В целом раде исследований (Adams-Webber, 1979;Kenrick,Stringfield, 1980) показано, что индивидуальные параметры оценок и самооценок у разных людей могут быть настолько различны, что возникает проблема обоснования универсальных фиксированных измерений, полученных на разнородных выборках испытуемых: не являются ли они (аспекты, измерения) математическим артефактом процедуры, следствием усреднения индивидуальных данных. При этом каждая точка зрения имеет вполне обоснованную аргументацию. В конечном же итоге это приводит к понятийной и терминологической аморфности, а дискуссии о сути самоотношения и превращает в споры о словах.

26 стр., 12919 слов

Особенности самоотношения сирот в юношеском возрасте

... самоотношения мы использовали методику С. Р. Пантилеева «Методика исследования самоотношения». ... измерений: позитивного оценочного самоотношения (самоуважение), позитивного эмоционального самоотношения (аутосимпатия) и негативного самоотношения ... исследования были получены следующие результаты: . Самоотношение личности является ... из перечня, содержащего 126 пунктов, каждый из которых включает ...

Понимание самоотношения в контексте представлений о смысле «Я» (Столин, 1983) позволяет в определенной степени снять эти проблемы. Ведь смысл «Я» предполагает определенный язык его выражения, а этот «язык» может обладать некоторой спецификой, как для различных индивидов, так и для различных групп или других социальных отношений. Причем алфавит этого языка должен быть достаточно широким, так как в связи с противоречивостью бытия, пересечением деятельностей и «противоборств» мотивов субъект должен испытывать достаточно широкую гамму чувств и переживаний в свой адрес.

Из отечественных попыток реконструировать эмоциональную систему самоотношения широко известно пока единственное исследование В.В. Столин, где выделены три измерения самоотношения: симпатия, уважение, близость (Столин, 1985).

Сходные результаты были получены и другими исследователями, но они лишь косвенно связаны с самоотношением, так как получены при исследовании эмоциональных межличностных отношений и личностных описательных черт (Гозман, 1987, Кондратьева, Шмелев, 1983).

Многие из указанных исследователей в качестве основного метода для выявления компонент (измерений) самоотношения использовали метод факторного анализа. Этот метод, по нашему мнению, вполне адекватен этой задаче, однако его конкретные реализации не являются вполне удовлетворительными по ряду причин.

Во-первых, содержание выявленных факторов в значительной, а то и решающей степени зависит от набора и содержания используемых первичных переменных. Выбор же этих переменных определяется предпочтением исследователя, и часто без должного обоснования. Анализ перечней первичных переменных, используемых в указанных выше и некоторых других исследованиях, обнаруживает, что эти переменные (формулировки пунктов) часто нерелеванты самоотношению как устойчивому чувству — переживанию. В перечни входят формулировки частных самооценок, отдельных эмоций, личностных черт и даже прямых поведенческих проявлений. Собственно обобщенные эмоции (чувства) входят в банки утверждений наряду с остальными и при факторизации часто выделяются в отдельный фактор, интерпретируемый как глобальное самоуважение или самопринятие в зависимости от специфики пунктов, имеющих необходимую долю обобщенности. Остальные пункты объединяются в разнородные специфические факторы. В качестве примера можно привести часто цитируемое исследование Флеминга и Уотса (Fleming,Watts, 1980), которые для проверки тезиса о иерархическом строении общего самоуважения (seif-esteem) факторизовали перечень из 29 пунктов, в который, наряду с суждениями о собственной ценности и способности вызывать уважение, входили пункты – самооценки способностей в тех или иных академических дисциплинах, а также пункты, аналогичные шкалам социальной уверенности (например, таким как шкала Н теста 16PFКеттела).

3 стр., 1395 слов

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАТЬИ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАТЬИ ЛИЧНОСТНЫЕ НОВООБРАЗОВАНИЯ У ДЕТЕЙ В ПЕРИОД КРИЗИСА ТРЕХ ЛЕТ Т.В. ГУСЬКОВА, М.Г. ЕЛАГИНА Выполнила студентка группы ПС-23 Шпакова Екатерина Общая характеристика работы В отечественной психологической науке под возрастными кризисами понимаются особые переходные периоды на стыке двух стабильных, некризисных стадий, в ходе которых складываются новые психологические ...

В соответствии с эти были получены три фактора, однако вряд ли их можно считать задающими общую структуру глобального самоотношения.

Вторая трудность, связанная с применением факторного анализа в интересующем нас аспекте, состоит в том, что при интерпретации его результатов многие исследователи не учитывают следующую психометрическую максиму: можно (с большим или меньшим трудом) придумать такой пункт (утверждение, а значит и множество утверждений), который при многомерном анализе матрицы данных дает вектор, проходящий в окрестности любой наперед заданной точки многофакторного пространства. Из этого следует, что любой локус пространства измерений можно заполнить группой скоррелированных пунктов и получить новое измерение, промежуточное тем, которые были выявлены до этого («Общая психодиагностика»,1987).

В соответствии с этим теоретическая релевантность содержания и числа выделенных измерений не может быть реализована и обоснована «изнутри» самой факторной процедуры, а должна быть обоснована соответствующей теоретической моделью или исторически сложившимися на данный момент в данной культурной популяции «опорными» измерениями, которые выделяются и обосновываются эмпирически на уровне обобщения имплицитной теории личности, заложенной в обыденном сознании. Большинство работ, выделяющих те или иные аспекты глобального самоотношения, фактически исходят именно из этой имплицитной «теории» обыденного сознания. Отсюда и третья трудность в анализе и использовании результатов, полученных западными авторами. Дело в том, что в разных популяциях могут быть преобладающими разные системы оценок, их значимости и семантического выражения. Поэтому для их переноса в другую популяцию необходимо проводить специальную работу, выявляющую преобладающее в данной популяции системы психических свойств и способов их рефлексии.

13 стр., 6217 слов

Методика исследования самоотношения

... ­держания. Табл.3 Схема строения самоотношения (по результатам факторного анализа групповых данных) Факторы-модальности Самоуважение ... пространство самоотношения Краткое описание шкал мис Шкала 1: закрытость— открытость (14 пунктов). Примеры пунктов, ... самоотношения, самоценности, самопринятия, самопривязанности, внутренней конфликтности, самообвинения. 10.Интерпретация: См. описание шкал. Перечень ...

Исходя их проделанного анализа, могут быть сформулированы некоторые требования, повышающие корректность и обоснованность применения факторного анализа для выявления содержательного языка описания самоотношения как обобщенного чувства субъекта в адрес собственного «Я».

  1. Содержание перечня пунктов должно быть релевантным исходному пониманию самоотношения как устойчивого чувства.
  2. Насколько это возможно, должна быть обеспечена репрезентативность перечня по отношению к мыслимо возможному, базисному для данной языковой культуры словарю терминов, отражающих чувства к собственному «Я», то есть перечень должен быть достаточно разнообразным и представительным.
  3. Необходимо теоретическое обоснование возможности рассмотрения получаемых в результате факторного анализа в качестве измерений, релевантных самоотношению субъекта.

Остановимся несколько подробнее на обосновании последнего пункта.

Действительно, если методы самоотчета, опирающееся на обращение к «внутреннему опыту» испытуемого и используемые для выявления черт и предсказания поведения, подвергаются (и не без основания серьезной критике, то, казалось бя, эти методы являются наиболее адекватными именно в применении к изучению самого этого внутреннего опыта – а именно таковыми и являются самоотношение. Однако, на самоописание или выражение отношения к себе действует ряд иррелевантных факторов, таких как: социальная желательность, тактика самоподачи (самопрезентации), область самораскрытия и пр. (Wylie, 1974).

Это дает основание некоторым авторам считать, что такого рода вынужденные самоописания Я-концепции на самом деле есть самоотчеты, а это не одно и то же. Содержание этих терминов является близким, но не совпадает. По их мнению, Я-концепция – это все, что индивид считает сами собой или своим, все то, что он думает о себе, все свойственные ему способы самовосприятия и самооценивания. С другой стороны, самоотчет – это самоописание, даваемое для другого. Это высказывание о себе. Конечно, Я-концепция влияет на эти высказывания. Однако, между ними не может быть полного тождества. Самоотчет, по их мнению, являет собой пример интроспекции и как таковой не может считаться объективным показателем не только с позиции современной феноменологической психологии, но даже и с позиции более ранних, традиционных направлений психологической мысли (Combs,Soper,Courson, 1963).

Другие исследователи считают, что ситуация самоотчета инициирует особое поведение испытуемого – «вызванную вербальную самопрезентацию», которая не является прямым эквивалентом самоотношения, но связана с ним, и эта связь должна быть понятийно и операционально оформлена (Crown,Stephens,Kelly, 1961).

Сформулированное нами (Пантилеев, 1991) понимание самоотношения как выражения смысла «Я» для субъекта как раз и позволяет понятийно и операционально оформить эту связь и исследовать самоотношение средствами современной экспериментальной психосеменики, которая располагает эффективным и обоснованным аппаратом реконструкции и анализа групповых и индивидуальных субъективных систем значений. Причем задача эмпирической реконструкции «алфавита значений», в которых выражается самоотношение, предполагает анализ именно группового семантического пространства самоотношения. Понятно, что пространство (или язык) самоотношения выражается в специфических значениях – это значения, описывающие определенные эмоциональные состояния, а некоторые предметные или объективные свойства. В этом случае объединение признаков описания в факторы происходит по их коннотативным основаниям. Размещение значений в таком пространстве отражает их коннотативные значения – значения, в которых отражение и отношение слиты, то есть значения, личностные смыслы и чувственная ткань которых содержаться в нерасчлененном единстве (Петренко, 1983).

При этом, в случае группового пространства, индивидуальные личностные смыслы во многом нивелируются, а выделяются аспекты, инвариантные для всей группы испытуемых. Но, как подчеркивает А.Г. Шмелев: «групповые семантические пространства остаются групповыми субъективными пространствами: в них раскрываются статистически наиболее распространенные субъективные содержания знака» (1983, с. 97).

Специфика пространства самоотношения, по-видимому, должна обладать и еще одной особенностью, отмеченной В.Ф. Петренко при работе с такого рода пространствами: «Особенностью субъективного кода описания личности другого или самого себя являются его целостный интегративный характер, где единицами его «алфавита» выступают не отдельные признаки, а целостные категориальные схемы, эталоны, обобщенные образы… Содержание такого фактора задается целостным конструктом, понять который можно только представив целостные образы людей, контрастирующих по этим качествам» (1983, с. 157).

А.М. Эткинд, на основе обобщения большого количества данных и собственных экспериментальных исследований пришел к следующему, полностью разделяемому нами; выводу: «Если психолог ищет в самоотчетах —…—объективную информацию о поведении, то его почти наверняка ждет разочарование. Если же ему нужен инструмент проникновения в субъективную реальность, личностные смыслы, систему отношений его испытуемых, то вряд ли какие-либо иные свидетельства окажутся более полезными, чем самоотчеты» (1983, с.111).

Факторный анализ структуры самоотношения

В соответствии с этими положениями и сформулированными выше требованиями нами было проведено эмпирическое исследование, направленное на реконструкцию пространства самоотношения методами факторного анализа (ФА).

Важнейшей задачей на этом пути было формирование релевантного и достаточно репрезентативного перечня пунктов. Наиболее адекватным шагом для решения этой задачи было использование универсального списка-перечня, базирующегося на строгих процедурах потроения статистически репрезентативного семантического словаря (тезауруса).

Однако, такого словаря проявлении самоотношения не существует ни у нас, ни, насколько нам известно, в западных исследованиях. Поэтому мы пошли по пути анализа существующих частных перечней индикаторов самоотношения и соответствующих им более общих измерений-модальностей. А результате был составлен банк утверждений, покрывающих большинство из выделенных аспектов самоотношения и сооствв5ествующий нашему пониманию этого феномена. В перечень было отобрано 172 утверждения. За основу был взят русскоязычный набор из 60 пунктов, включенных В.В. Столиным в Опросник самоотношения(Столин, Пантилеев, 1988).

К этим пунктам было добавлено около двух десятков утверждений из других опростников. Остальные пункты были сформулированы нами.

Примеры пунктов:

— Думаю, что все мои знакомые относятся ко мне с симпатией;

— Я считаю, что иногда не грех пожалеть самого себя;

— Иногда я сам себя плохо понимаю;

— В целом меня устраивает то, какой я есть;

— Сам у себя и довольно часто вызываю чувство раздражения;

— Можно сказать, что я себе нравлюсь.

Далее этот перечень на основе экспертных оценок содержания пунктов профессиональными психологами был сокращен до 150 утверждений, которые и использовались в дальнейшем эмпирическом исследовании.

Испытуемые (респонденты). Так как мы пытались выделить универсальные (обобщенные) измерения самоотношения, то общая выборка испытуемых (N=468) включала в себя различные подгруппы: школьников 9-10 классов, учащихся ПТУ, абитуриентов и студентов (технарей и гуманитариев), ИТР, служащих, научных работников, руководителей трудовых коллективов. Подгруппы примерно уравнены по половому и возрастному признаком (возрастной диапазон от 15 до 60 лет, средний возраст 25-30 лет).

Методика исследования. Полученный массив данных был обработан методом главных компонент с последующим «варимакс» — вращением (Харман, 1972).

Использовался пакет программ ВМДР. Последовательной ротации подвергались 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12-факторные решения. На основе анализе содержания пунктов со значимыми факторными нагрузками, а также их устойчивости при ротациях, для дальнейшего анализа было выбрано 9-факторное решение. Для проверки обоснованности выбора именно 9-факторный модели был проведен еще ряд дополнительных процедур. Была осуществлена независимая факторизация на двух подвыборках испытуемых, полученных расщеплением общей выборки пополам (по четным-нечетным испытуемым).

В целом для обеих выборок были получены 9-фактроные решения с аналогичными по составу пунктов и, соответственно, по содержанию факторами. Пункты, не имеющие значимых нагрузок по факторам, а также те пункты, которые не обнаружили устойчивости при расщеплении выборки, были удалены из перечня. Оставшиеся после этого 110 утверждений были вновь факторизованы. Полученные на этом этапе 9 факторов-шкал (объясняющие 46% общей вариативности) и вошедшие в них 110 пунктов, были преобразованы в опросник, требующих от испытуемого двух градаций ответа: «согласен» — «не согласен».

Таким образом, методом факторного анализа было выявлено девять устойчивых факторов. Можно ли считают, что эти факторы задают пространство именно самоотношения? Сама по себе математическая процедура факторного анализа еще не может быть основанием для такого вывода. Поэтому вопрос о содержании полученных измерений есть вопрос о их валидности как измерений самоотношения.

Проверка валдиности любой шкалы (измерения) включает в себя ряд взаимосвязанных моментов.

  1. Валидность по содержанию (или внешняя валидность) – измеряется анализом содержания пунктов, вошедших и их соответствия исходным представлениям о данном психическом свойстве.
  2. Конвергентная валидность – определяется набором психологических переменных, с которыми проверяемое свойство должна быть связано, и проверкой наличия предполагаемых связей.
  3. Дискриминантная валидность – исходит из предположения, что проверяемое свойство не должно иметь связей с иррелевантными его содержанию и природе переменными.
  4. Конструктная валидность – определяется соответствием проверяемого конструкта той психической реальности, которую он должен отражать. Речь, фактически, идет о теоретической или онтологической валидности, которая проверяется путем соотнесения конструкта с исходными теоретическими представлениями экспериментальным путем с включением исходного конструкта в качестве переменной.

В соответствии с этими положениями мы будем анализировать полученные факторы-шкалы. Описание факторов-шкал для удобства дается везде в том порядке, в котором они были расположены в окончательном варианте опросника на основании дополнительных изложенных ниже процедур вторичной факторизации.

Для более четкого прояснения содержания и валидности соответствующих шкал нами были проведены дополнительные исследования, где девять шкал самоотношения были скоррелированы с тремя личностными опросниками:

  1. Методика многостороннего исследования личности ММИЛ (адаптация ММРI, см. Березин, Мирошников, Рожанец, 1976).
  2. Опросник 16 личностных факторов 16ЛФ (адаптация опросника 16 РFР. Кетелла. См.: Общая психодиагностика / Под. ред.. А.А. Бодалева, В.В. Столина. – М., 1987).
  3. Опросник уровня субъективного контроля УСК (оригинальный многомерный опросник измерения локуса контроля. См.: Бажин, Голынкина, Эткинд, 1984).

Исследование проводилось на выборке из 92 испытуемых. Результаты приведены в таблице 1.

Таблица 1

Корреляция факторов самоотношения с опростниками 16 ЛФ, УСК, ММИЛ (приводиться только значимые корреляции. N=92, р‹0,01)

Фактор

Корреляции с 16 ЛФ

Корреляции с ММИЛ

Корреляции С УСК

1

Е (—0,30)

Q4 (—0,34)

L (0,42) 4 — 0,34

— — —

2

H (0,41), Q4 (—0,38)

F (—0,48), K (0,35)

2 (— 0,34), 8 (—0,32)

O (— 0,45)

Ио (0,21), Ин (0,21)

3

Q4 (—0,34)

L (0,31)

Ио (0,26), Ид (0,26)

Ин (0,25) Ип (0,32)

4

А (0,32), Q2 (—0,30)

4 (— 0,35), О (— 0,29)

Ио (0,20), Ид (0,20)

Ип (0,20)

5

— — —

— — —

— — —

6

— — —

— — —

Ип (— 0,20)

Ио (— 0,11)

Ин (— 0,23)

7

— — —

— — —

— — —

8

О (0,42), Q4 (0,35)

L (— 0,28), F (0,47)

K (— 0,62), 6 (0,35)

Ии (0,26)

9

Q4(0,33)

L (— 0,31), F (0,31)

K (— 0,32), 6 (0,34)

7 (0,34), 8 (0,36)

— — —

Краткое описание шкал

Шкала 1: закрытость – открытость (11 пунктов)

Примеры пунктов, входящих в эту шкалу:

— Иногда я пытаюсь выдать себя не за того, кто я есть (—)1.

— Мне случалось совершать поступки, которым вряд ли можно найти оправдание (—).

— Я никогда не раздражаюсь и не злюсь без особых на то причин (+).

— Я никогда не выдаю понравившееся мне чужие мысли за свои (+).

— Я не способен причинить душевную боль самым любимым и родным мне людям (+).

Утверждения, вошедшие в данный фактор, по замыслу формулировались так, чтобы в них содержались некоторые качества(в первую очередь, негативные с точки зрения обыденной морали), в определенной степени присущие каждому человеку, но требующие достаточных навыков рефлексии и обладания определенной внутренней честностью для их признания. Отсюда ответы на данные пункты определяются преобладанием одной из двух тенденций:либо критичностью, глубоким осознанием себя, внутренней честностью и открытостью, либо – конформностью или выраженной мотивацией социального одобрения. Эта интерпретация подтверждается как тем, что все пункты такого рода вошли в один фактор (значит, за ними действительно стоит общая тенденция), так и корреляция с другими переменными. Максимальная корреляция – со шкалой «лжи» («L» по ММИЛ), а также – с подчиняемостью (Е— ), отрицанием тревоги и проблем (Q4— ) и отрицанием социально неодобряемых тенденций и желаний (4 по ММИЛ).

Тем не менее, данная шкала имеет содержание, имеющее связь с самоотношением. Фактически в шкале выражено глубокое или поверхностное проникновение в себя, открытое или закрытое (защитное) отношение к себе. По-видимому, это измерение близко к измерениюосознанности «Я», которое например, Розенберг включает в общую структуру рефлексивного «Я» (Rosenberg, 1979).

Шкала названа нами «внутренняя честность» (или «закрытость» — что соответствуетвысокомуполюсу шкалы при подсчете суммарного бала).

Шкала 2: самоуверенность (14 пунктов)

Примеры пунктов:

— Уверен, что на меня можно положиться в самых ответственных делах (+).

— Я – человек надежный (+).

— Я думаю, что имею умного и надежного советчика в себе самом (+).

— Я вполне могу сказать, что уважаю сам себя (+).

— Мне кажется, что мало кто уважает меня по-настоящему (—).

— Мое мнение имеет достаточный вес в глазах окружающих (+).

Данный фактор, задает отношение к себе как уверенному самостоятельному, волевому и надежному человеку, которому есть за что себя уважать.

Положительный полюс соответствует самоуверенности, высокому самоотношению, ощущению силы своего «Я». Отрицательный полс связан с неудовлетворительностью своими возможностями, ощущением слабости, сомнением в способности вызывать уважение.

Фактор связан с социальной смелостью и отсутствиемвнутренней напряженности (Н + иQ4 — по 16 ЛФ), с хорошей социальной приспособленностью, отрицанием проблем, депрессивных состояний и аутичности (К +, О —,F—, 2 —, 3— по ММИЛ), а также с внутренним локусом контроля, преимущественно в сфере достижений (Ио +, Ид +, по УСК).

Эти данные хорошо согласуются с содержанием пунктов.

Похожие факторы, такие как самоуважение, чувство компетентности, выделяются многими исследователями. Пункты именно такого содержания лежат в основе большинства шкал глобальной самооценки или общего самоуважения. Данный фактор назван нами «самоуверенность».

Шкала 3: саморуководство (12 пунктов)

Примеры пунктов:

— Если я и спорю с собой, то всегда уверен, что найду единственное правильное решение.

— Мнение других обо мне вполне совпадает с моим собственным.

— Я сам создал себя таким, каков я есть.

— Ко мне относятся так, как я того заслужил.

— Мне очень просто убедить себя не расстраиваться по пустякам.

— То, что со мной случается – это дело моих собственных рук.

Данный фактор можно интерпретировать как отражающий представление о том, что основным источником активности и результатов, касающихся как деятельности, так и собственной личности субъекта, является он сам. Человек с высоким балом по шкале отчетливо переживает собственное «Я»как внутреннийстержень, интегрирующий и организующий еголичность, деятельность и общение; считают, что его судьба находиться в его собственных руках, испытывает чувство обоснованности и последовательности своих внутренних побуждений и целей. Кроме этого, ряд пунктов отражает мнение индивида о способности эффективно управлять и справляться с эмоциями и переживаниями по поводу самого себя.Противоположныйполюс фактора (—) связан с верой субъекта в подвластность его «Я» внешним обстоятельствам, плохой саморегуляцией, размытым локусом «Я», отсутствием тенденции искать причины поступков, результатов и собственных личностных особенностей в себе самом. Содержание фактора хорошо согласуется с полученными корреляциями. Хорошие возможности саморегуляции и самореализации связаны с отсутствием внутренней напряженности (Q4 — по 16 ЛФ).

Положительный полюс фактора содержит, в основном, социально – одобряемые качества, с чем связана, по-видимому, корреляция со шкалой социальной желательности (L+ по ММИЛ).

Конструкт, лежащий в основе этого измерения, близок по содержанию к такой психологической переменной, как локус контроля, о чем и говорят корреляции с интернальностью (Ио +, Ид —, Ин —, Ип — по УСК).

Тем не менее, содержание этого фактора имеет специфику по отношению к локусу контроля. Если последний выражает обобщенное представление субъекта об управляемости и предсказуемости мира, включая и результаты деятельности самого субъекта, то рассматриваемый фактор самоотношения отражает, в первую очередь, чувство субъекта по поводу управляемости и предсказуемости собственного «Я». Это специфическое измерение, близкое по содержанию одному из аспектов локуса контроля, выделяемому рядом авторов и называемому «личный контроль» (Пантилеев, Столин, 1987).

В целом же анализируемый фактор был обозначен как «саморуководство».

Шкала 4: отражение самоотношение (11 пунктов)

Примеры пунктов:

— Думаю, что все мои знакомые относятся ко мне с симпатией (+).

— Вряд ли найдутся люди, которым я не по душе (+).

— Сомневаюсь, что вызываю симпатию у большинства окружающих (—).

— В моей личности есть, наверное, что-то такое, что способно вызывать у других острую неприязнь (—).

— Случайному человеку я, скорее всего, покажусь человеком приятным (+).

Как видно из примеров, содержание данного фактора отражает представление субъекта о том, что его личность, характер и деятельность способны вызывать у других уважение, симпатию, одобрение, понимание (+) и т.п. – или противоположные(—) им чувства. Важно подчеркнуть, что речь идет не о действительном отношении других людей, а о предвосхищаемом, отраженном отношении других людей, то есть осамоотношении самого субъекта. Однако корреляция с другими методиками показывает, что этот аспект самоотношения, по-видимому, связан с реальными отношениями, демонстрируемыми другими людьми. Так, вполне правдоподобно предположение, что эмоционально – открытый и приверженный групповым нормам субъект (А +,Q2— по 16 ЛФ), не склонный к асоциальному поведению и хорошо контактирующий с другими (4 —, О — по ММИЛ), действительно вызывает положительное отношение окружающих, что отражается в его самоотношении. С этим согласуются и данные о внутреннем локус контроля такого субъекта, что тоже является социально – одобряемым качеством.Ожидаемое отношение от других – один из важнейших аспектов самоотношения, по мнению большинстваавторов, проводящих исследования в этой области. Это вполне понятно, если учесть генетическую и функциональную взаимозависимость между отношением к себе и взаимоотношениями с другими индивидами. Содержание данного фактора мы обозначили как «отраженное самоотношение».

Шкала 5: самоценость (14 пунктов)

Примеры пунктов:

— Именно богатство и глубина моего внутреннего мира и определяют мою ценность как лич6ости (+).

— Мое собственное «Я» не представляется мне чем-то достойным глубокого внимания (—)

— Иногда я сомневаюсь, можно ли любить меня по-настоящему (—).

— Мне кажется, что если бы таких людей, как я, было побольше, то жизнь бы изменилась в лучшую сторону (+).

— Мое внутреннее «Я» всегда мне интересно (+).

Положительный (+) полюс фактора отражает ощущение ценности собственной личности и, одновременно, предполагаемую ценность своего «Я» для других. Шкала отражает эмоциональную оценку себя, своего «Я» по внутренним интимным критериям духовности, богатства внутреннего мира, способности вызывать в других глубокие чувства.

Противоположный (—) полюс шкалы говорит о сомнении в ценности собственной личности, недооценке своего духовного «Я», отстраненности и безразличии к своему «Я», потере интереса к своему внутреннему миру.

Полученный фактор хорошо соотноситься с выделяемыми многими исследователями измерениями «Я как ценность». Шкала получила название «самоценность». Корреляции с другими опросниками не достигают приемлемого уровня значимости.

Шкала 6: самопринятие (12 пунктов)

Примеры пунктов:

— Можно сказать, что я себе нравлюсь.

— Мне кажется, что я все-таки не умею злиться на себя по-настоящему.

— Мое отношение к самому себе можно назвать дружеским.

— Во мне вполне мирно уживаются как мои достоинства, так и мои недостатки.

— Мой внутренний голос редко подсказывает мне то, с чем бы я, в конце концов, не согласился.

Судя по содержанию пунктов, в основе фактора лежит чувство симпатии к себе, согласия со своими внутренними побуждениями, принятия себя таким, какой ты есть, пусть даже с некоторыми недостатками. Фактор связан с одобрением своих планов и желаний, снисходительным, дружеским отношением к себе.

Данный фактор, тоже, как и предыдущий, не имеет противоположного полюса – утверждений, связанных с негативным отношением к себе. Складывается впечатление, что его противоположным полюсом является фактор самообвинения (см. ниже).

Тем не менее, в феноменологическом пространстве индивидов они оказываются разделенными. Отсюда следует, что понижение, например, симпатии, не обязательно должно вести к повышению самообвинения. Опираясь на это феномен, В.В. Столин предположил существование своеобразного механизма «предохранительного клапана», защищающего симпатию, и заложенного уже в самом строении самоотношения (Столин, 1985).

Обращает на себя внимание полное отсутствие корреляции данного фактора с различными личностными чертами и характерологическими особенностями, измеряемыми опросниками ММИЛ и 16 ЛФ. Это говорит о том, что чувства и переживания, лежащие в основе данного фактора, не ассоциируются испытуемыми с их личностными проявлениями. По-видимому, данное измерение самоотношения имеет свою специфическую природу. На первый взгляд несколько неожиданны отрицательные корреляции данного фактора с локусом контроля. Казалось бы, самопринятие – что, по нашему мнению, составляет основное содержание данного фактора, — должно быть связано с интернальность, с приписыванием себе причин и ответственности за результаты собственной деятельности. Результаты же говорят об обратном. Возможно, объяснение этих результатов следует искать в феномене так называемой «защитной» экстернальности, связанной с тем, что экстерналы, в отличие от интерналов, в меньшей мере склонны вытеснять свои неудачи, так как, они заранее принимают внешние, экстернальные факторы в качестве объяснения успеха и неудачи (Муздыбаев, 1983).

Но если экстерналам проще принять свои неудачи, то им, по-видимому, должно быть проще принять в себе и те или иные негативные личностные черты, наличие которых также не связывается экстерналами с проявлениями собственного «Я». И действительно, такие данные были получены в ряде экспериментов (Phares,Richie,Davis, 1968).

В целом же, как мы уже упоминали, содержание фактора хорошо согласуется с тем кругом эмоций и переживаний, который принято называть термином «самопринятие».

Шкала 7: самопривязанность (11 пунктов)

Примеры пунктов:

— Я бы хотел оставаться таким, какой я есть (+).

— Мой характер, каким бы он ни был, вполне меня устраивает (+).

— Мне бы очень хотелось во многом себя переделать (—).

— Если не мелочиться, то в целом мне себя не в чем упрекнуть (+).

— Мне еще много не хватает, чтобы с уверенностью сказать себе: «Да, я вполне созрел как личность» (—).

В содержании данных пунктов в первую очередь обращает на себя внимание желание или нежелание изменяться по отношению к наличному состоянию. Данные утверждения, по-видимому, отражают некоторую ригидностьЯ-концепции, консервативную самодостаточность, отрицание возможности желательности развития собственного «Я» (даже в лучшую сторону).

Общий фон отношения к себе – положительный, полностью принимающий, даже с оттенком некоторого самодовольства. Дажепереживания часто сопровождаются привязанностью к неадекватному образу «Я». В последнем случае, тенденция к сохранению такого образа – один из защитных механизмов самосознания. Противоположный полс связан с сильным желанием изменений, неудовлетворенностью собой, тягой к соответствию с идеальным представлением о себе.

Данный фактор оказался не связан с личностными или характерологическими чертами, измеряемыми другими опросниками. По своему психологическому содержанию он, по-видимому, близок к такому измерению Я–концепции, как «кристаллизация» — легкость или трудность изменения индивидом представления о себе (Rosenberg, 1979)/ Фактор был интерпретирован нами как фактор «самопривязанности».

Шкала 8: внутренняя конфликтность (15 пунктов)

Примеры пунктов:

— Порой мне кажется, что я какой-то странный.

— Я часто чувствую, что мало влияю на то, что со мной происходит.

— Порой мне бывает мучительно больно общаться с самим собой.

— у меня нередко возникает сомнение, а таков ли я на самом деле, каким себе представляюсь.

— Нередко мои споры с самим собой обрываются мыслью, что все равно выйдет не так как я решил.

— Что-то мешает мне понять себя по-настоящему.

Хорошо видно, что содержание данных пунктов связано с наличием внутренних конфликтов, сомнений, несогласия с собой. В них просматриваетсятенденция к чрезмерному самокопанию и рефлексии, протекающих на общем негативном эмоциональном фоне отношения к себе. Отрицание данных качеств может говорить о закрытости, поверхностном недовольстве, отрицании проблем. По общему психологическому содержанию данный аспект самоотношения можно обозначить какчувство конфликтности собственного «Я». Судя по коррекциям с другими методиками, это чувство сопровождается тревожно – депрессивными состояниями, низкой самооценкой, фрустрированностью ведущих потребностей (О+ иQ4+ по 16 ЛФ), а также недовольством настоящей ситуацией, подчеркиванием трудностей, самоуглублением и наличием ригидных аффективных комплексов (F+, К—, 6+ по ММИЛ).

Все это хорошо совпадает с нашей интерпретацией данной шкалы как отражающей чувство конфликтности и амбивалентности, направленное на себя. Характерно, что данные переживания связаны с внешним локусом контроля в области неудач (Ин— по УСК), то есть конфликтность и сопровождающие ее негативно эмоции обусловлены не приписыванием себе вины за неудачи, а, наоборот, связаны с трудностями локализации их истинного источника. Следует отметить, чтоэтот фактор является наиболее мощным среди всех 9-ти факторов. Во многих исследованиях показано, что для результатов факторизации большинства шкал рейтинга и личностных опростников в первый и наиболее мощный из этих факторов, как правило, входят различные показатели психического неблагополучия – психосоматические жалобы, признания негативных переживаний и главное – выражение неполноценности или малой ценности испытуемых в значимых для них областях (Эткинд, 1983: Мельников, Ямпольский, 1985).

Таков, по-видимому, и полученный нами фактор, но применительно к самоотношению. Нам не встречалось в литературе выделение шкал с таким содержанием в системе самооценок и самоаттитюдов. Однако, учитывая современные представления о самосознании как сложном процессе аутокоммуникации и о конфликтном смысле «Я», реализуемом во внутреннем диалоге, выделение данного аспекта в системе самоотношения представляется нам целесообразным.

Шкала 9: самообвинение (10 пунктов)

Примеры пунктов:

— Когда я пытаюсь оценить себя, я прежде всего вижу недостатки.

— Если я и отношусь к кому-нибудь с укоризной, то, прежде всего к самому себе.

— Во мне есть немало такого, что вряд ли вызывает симпатию.

— Где-то в глубине души я считаю себя слабаком.

— Мои мысли о себе по большей части, сводятся к обвинениям в собственной адрес.

Содержание данного фактора довольного просто интерпретировать. В него вошли пункты, связанные с интрапунитивностью, самообвинением, отрицательными эмоциями в адрес «Я». Индивид, соглашающийся с этими утверждениями, готовпоставить себе в винусвои промахи и неудачи, собственные недостатки. В фактор не вошли утверждения, связанные с положительным отношением к себе. Это однополюсный фактор, имеющий самостоятельное значение в системе самоотношения. По-видимому, расщепление в сознании континуума положительно – отрицательное отношение к себе является довольно общим механизмом, связанным с защитными функциями самосознания. Аналогичные результаты были получены и в других исследованиях (Столин, 1985).

Судя по корреляции с другими методиками, установка на самообвинение сопровождается внутренней напряженностью (Q4+ по 16 ЛФ), самообнаженностью и открытостью к восприятию отрицательных эмоций (L—,F+, К— по ММИЛ), существованием устойчивых аффективных комплексов, сопровождаемых тревожностью и повышенным вниманием к внутренним переживаниям, в первую очередь, отрицательного характера (6+, 7+, 8+, по ММИЛ).

Отсутствие корреляции с локусом контроля свидетельствует о том, что данные переживания могут иметь место независимо от того, приписывает ли индивид собственные неудачи и промахи себе самому или некоторым неподвластным ему обстоятельствам. Исходя из содержания фактора, он получил название «самообвинение».

Связи между шкалами и вторичные факторы

Мы описали девять измерений – шкал, задающих сложную и дифференцированную картину описания самоотношения: «алфавит» этого описания составили некоторые интегративные комплексы переживаний и суждений, выражающих отношение личности к себе.

Хотя этот «алфавит» и получен путем эмпирического обобщения, входящие в него измерения оказались хорошо согласованны как с имплицитными обыденными представлениями о составе самоотношения, так и аспектами самоотношения, выделяемыми в работах различных исследователей.

Мы уже отмечали, что полученные таким образом измерения вряд ли можно рассматривать как задающие психологическую структуру самоотношения любого субъекта. Это, скорее, своеобразный алфавит или код, отражающий общественно выработанные и общеупотребимые расчленения в структуре самоотношения некоторого обобщенного и абстрактного (группового) субъекта.

Для того, чтобы от этого обобщенного языка выражения самоотношения перейти к его психологической структуре, необходим анализ тех личностных смыслов, которые воплощены в языке соответствующих переживаний, а эти смыслы, как известно, из значений или эмоций непосредственно не выводимы. Тем не менее, поученная структура не является чем-то абсолютно внеположенным по отношению к смысловой сфере самоотношения. Ведь «личностный смысл не есть нечто сугубо неповторимо – личностное. Социальное бытие, идеология общества могут формировать сходные личностные смыслы в отношении членов общества к социально значимым ценностям и формам общественной жизни, фиксировать их в социально – выработанных значениях, ритуалах» (Петренко, 1983, с. 155).

В этой связи представляют интерес внутренние связи и отношения, которые имеют место между выделенными нами измерениями. По данным специального исследования (N=468) факторы самоотношения, преобразованные в соответствующие шкалы, оказались не независимыми, а коррелированными между собой. Полученные корреляции позволяют лучше представить как содержание отельных шкал, так и выделить некоторые, еще более обобщенные, измерения самоотношения. Ряд шкал оказываются более тесно взаимосвязанными, чем другие. По-видимому, можно выделить некоторые комплексы коррелированных шкал и попытаться проанализировать содержательные основания их объединения.

Для решения этой задачи матрица интеркорреляций шкал была факторизована методом главных компонент с последующим «варимакс» — вращением. Число выделенных факторов определилось по критерию Кайзера (Харман, 1972; Левандовский, 1980).

В результате факторизации было выявлено три значимых фактора. Результаты приведены в таблице 2.

Таблица 2

Матрица факторных нагрузок девяти шкал самоотношения по трем факторам (нагрузки менее 0,25 не приведены)

N

Шкала

Фактор I

Фактор II

Фактор III

1

Закрытость

0,651

— — —

— 0,286

2

Самоуверенность

0,749

— — —

— — —

3

Саморуководство

0,765

— — —

— — —

4

Отраженное самоотношение

0,625

— — —

— — —

5

Самоценность

0,270

0,654

— — —

6

Самопринятие

— — —

0,824

— — —

7

Самопривязанность

— — —

0,692

— — —

8

Внутренняя конфликтность

— 0,376

— — —

0,804

9

Самообвинение

— — —

— 0,333

0,852

УР

2,184

1,865

1,597

Первый факторпо содержанию определяется следующими шкалами: саморуководство, самоуверенность, закрытость, отраженное самоотношение. Нетрудно заметить, что все эти шкалы выражают оценку собственного «Я» индивида по отношению к социально – нормативным критериям: целеустремленности, воли, успешности, моральности, социального одобрения и т.п. По-видимому, это обобщенное измерение самоотношения близко по содержанию к тому аспекту глобальной самооценки, который в литературе принято обозначать как чувство компетентности, эффективности, инструментальности «Я». Аналогичное измерение было получено и в работах В.В. Столина, где соответствующее этому фактору содержание было обозначено термином «самоуважение». В качестве основной особенности данного аспекта самоотношения большинством исследователей подчеркивается его оценочный характер. Самоуважение предполагает процесс оценки себя по сравнению с некоторыми социально значимыми критериями, нормами, эталонами – представлениями о благополучном и эффективном индивиде, заложенными в идеальный образ «Я» субъекта. В этом отношении характерна тесная связь данного фактора со шкалой «закрытости», большую часть содержания которой составляет тенденция к соответствию субъекта социально – желательному образу. Вслед за В.В, Столиным данное обобщенное измерение самоотношения мы будем называть «самоуважение».

Второй обобщенный факторсоставили такие шкалы, как самопринятие, самопривязанность, самоценность и, в меньшей степени, самообвинение (см. таблицу 3).

Используя терминологию В.В. Столина, мы назвали данный фактор «аутосимпатия».

В отличие от предыдущего фактора, тесно связанного с процессами самооценивания, данное измерение включает, в первую очередь, шкалы, выражающие те или иные чувства или переживания в адрес собственного «Я» индивида. В данном факторе фиксируется то содержание, которое ряд авторов называет самоотношением на основе эмоционального чувства привязанности и расположенности к себе (affection).

Действительно, чувства привязанности, принятия, духовной ценности собственной личности не предполагают сравнения и сопоставления себя с некоторыми социально – заданными и индивидуально усвоенными нормами-эталонами. (Не говоря уже о том, что таких норм-эталонов, применительно к данной сфере, по-видимому, просто не существует).

В этой связи характерна положительная корреляция «аутосимпатии» с «внутренней честностью», с открытостью индивида для себя и для других. Если фактор «самоуважение» связан со стремлением к социально-желательному образу «Я», то аутосимпатия не предполагает этой связи. Даже, наоборот, за счет положительного эмоционального отношения к себе индивид может относиться к себе более честно и открыто. В основе фактора лежит некоторое обобщенное чувство симпатии, которое может существовать наряду и даже вопреки той или иной обобщенной самооценке, выражающейся в переживании самоуважения. Об этом свидетельствует как то, что данный фактор аутосимпатии относительно независим от фактора самоуважения, так и то, что шкалы, нагруженные аутосимпатией, оказались не связаны ни с одной из личностных черт или характерологических особенностей, фиксируемых опросниками 16 ЛФ и ММИЛ. То есть, данные переживания не определяются характером индивида и не основываются на том или ином восприятии собственных личностных проявлений.

Третий обобщенный фактор, который мы назвали «самоуничижение», представлен всего двумя шкалами: «самообвинение» и «внутренняя конфликтность» (таблица 3).

В один фактор их объединяет наличие негативного эмоционального тона самоотношения, содержащегося в каждой из этих шкал. Шкалы тесно связаны между собой, о чем говорит высокий коэффициент корреляции между ними (R=0,55; см. таблицу 2).

Тем не менее, они обладают спецификой, не только связанной с содержанием входящих в них пунктов, но и по отношению к общему строению системы, задаваемой трехфакторной моделью. Так «самообвинение» оказывается отрицательно нагруженным общим фактором «аутосимпатии», тогда как «внутренняя конфликтность» связана с недостатком «самоуважения». Таким образом, третий обобщенный фактор оказался представлен шкалами, которые по содержанию являются отрицательными полюсами первых двух обобщенных факторов, но по каким-то причинам отщепляются и образуют самостоятельный фактор негативного отношения к себе. Аналогичную ситуацию мы отмечали при рассмотрении более дробных измерений – шкала самоотношения, где оказалось, что шкалы «самопринятия» и «самообвинения» являются однополюсными, причем по содержанию как бы задающими противоположные полюса одного и того же конструкта.

Выделение негативного отношения к себе в самостоятельный фактор является достаточно точно установленным фактом. Результаты, практически совпадающие с нашими, получены В.В. Столиным, причем как для дробных аспектов самоотношения, так и для обобщенного измерения «за» или «против» себя (Столин, 1985).

Сходная картина получается и при факторизации шкал глобальной самооценки (Общая психодиагностика, 1987).

Чем же объясняется то, что негативное и позитивное отношение к себе оказываются разделенными в феноменологическом пространстве индивидов? Анализируя эту проблему, В.В. Столин пришел к выводу, что факт расщепления самоотношения в первую очередь связан с необходимостью защиты «Я» от отрицательных эмоций и поддержания общего самоуважения на относительно постоянном уровне. Механизм такого самоподдержания был назван «защитным предохранительным клапаном». Действие этого защитного механизма, по В.В. Столину, направлено, в первую очередь на «блокировку антипатии к себе», так, чтобы падение симпатине приводило к нарастанию антипатии. «Так, отсутствие самопохвалы, снисходительности еще не обязательно означает присутствия самообвинения, самоприговора, самоиздевки. То, что это, однако, «не само собой разумеется», показывают случаи сбоя этого механизма» (Там же, с. 313).

Таким образом, констатируязащитные возможностисамоотношения, заложенные уже в самом его строении. Однако, эта констатация еще не снимает вопроса, что же делает возможным указанное строение самоотношения и каковы те механизмы, которые на этой основе реализуют его защитные функции. На одну из гипотез, связанную с этим вопросом, наталкивает анализтипов межличностной защиты самооценки, проведенной А.У. Харашем. В качестве одного из фундаментальных типов защит самооценки им выделяется так называемая «дискуссионная защита», которая связывается с процессами «псевдосамораскрытия» или «имитации индивидуальности». Этот тип защиты осуществляется «посредством псевдораскрытий типа покаяния или самобичевания, то есть отрицательных самооценок, рассчитанных на возникновение положительных реакций сочувствия» (Хараш, 1987, с. 40).

Субъект выступает в данном случае в страдательной позиции «объекта», с помощью которой он снимает с себя ответственность за свои дела и поступки, фактически перекладывая ее на других людей. Можно предположить, что выделениенегативного самоотношения в особый класс переживаний как рази происходит на основе такого типа защитных механизмов. Ведь «псевдосамораскрытие» не обязательно предполагает взаимодействие с реальным партнером по общению. С равным успехом этот процесс может происходить и во «внутреннем» пространстве самого субъекта, в расчете на определенную реакцию (положительную оценку, согласие) «другого в себе» или некоего воображаемого собеседника. На этот момент, кстати, обращает внимание сам А.У. Хараш (Там же, с. 41).

Наши данные показывают (см. таблицу 1), что «самообвинение» и «конфликтность» действительно связаны с выраженной открытостью субъекта, с нежеланием скрывать о себе негативную информацию. (Об этом говорят высокие отрицательные корреляции со шкаламиLи К, и положительная – со шкалойFпо ММИЛ).

Однако, является ли негативное самоотношение и связанная с ним открытость, составляющие содержание рассматривается нами здесь фактора, «истинными» или «защитными», остается под вопросом. Некоторые аргументы в пользу защитного характера обособления фактора «самоуничижения» можно получить из анализа связи данного фактора со шкалой «саморуководства». Можно, предположить, что «истинное» самоуничижение должно быть связано с внутренней субъективной позицией «Я», из которой исходит рассматриваемой негативное отношение. Шкала «саморуководства» как раз и связана с такой субъективной позицией. Однако эта шкала имеет нулевую нагрузку по фактору «самоуничижения» (см. таблицу 3).

Более того, шкала «конфликтности», лежащая в основе рассматриваемого фактора, отрицательного коррелирует с внутренним локусом контроля в области неудач (r= — 0,26, р‹0,01).

То есть, «самоуничижение» предполагает страдательную позицию «Я» как «объекта» и перекладывание ответственности за неудачи на других или внешние обстоятельства, что как раз и является определяющими моментами «псевдосамораскрытия» по А.У. Харашу. Таким образом, обособление «самоуничижения» в автономную подструктуру самоотношения, по видимому, действительно связано с защитными механизмами самоподдержания.

Схема строения самоотношения

(По результатам факторного анализа групповых данных)

Факторы модальности

Самоуважение

Аутосимпатия

Самоуничижение

Шкалы (аспекты)

Саморуководство

Самоуверенность

Отраженное самоотношение

Социальная желательность «Я»

Самопривязанность

Самоценность

самопринятие

Внутренняя конфликтность

самообвинение

Основные психометрические характеристики опростника мис

Надежность-устойчивость проверялись повторным тестированием на выборке 53 испытуемых с интервалом 10 – 14 дней. Коэффициент корреляции Спирмена для различных шкал имеет значения от 0,72 до 0,93, что говорит об удовлетворительной устойчивости.

Надежность-согласованность шкал обеспечивается процедурой отбора пунктов с высокими и устойчивыми нагрузками по соответствующим факторам.

Достоверность результатов контролируется использованием шкалы 1 в качестве шкалы достоверности. Высокие оценки по данной шкале свидетельствуют о недостаточной рефлексии представлений и переживаний, связанных с Я-концепцией, а также о тенденции давать социально-желательные ответы. Результаты испытуемых, имеющих 9-10 стенов по данной шкале, следует считать недостоверными.

Конвергентная и дискриминантная валидность проверялась коррелированием шкал МИС с опросниками 16 ЛФ, ММИЛ и УСК (см. выше).

Применение опросника МИС возможно при решении широкого круга научных и практических задач. Опросник может оказаться особенно полезным в таких сферах практической психологии как психологическое консультирование, групповая и индивидуальная психокоррекция и психотерапия, которые, как известно, непосредственно связаны с воздействием на самоотношение клиента или пациента.

Проведение опростника и интерпретация результатов

Испытуемому предъявляется тестовый буклет, содержащий 110 пунктов и стандартный бланк ответов. Инструкция подразумевает две градации ответов: «согласен» — «не согласен», которые фиксируются испытуемым в соответствующих позициях бланка ответов.

Шкальные значения подсчитываются по 9-ти шкалам с помощью специального ключа-трафарета, накладываемого на бланк. Полученные таким образом серые баллы по специальной таблице переводятся в стандартные оценки – «стены» (стандартизация проводилась на описанной выше выборке их 468 испытуемых).

Интерпретация проводится путем анализа профиля 9-ти показателей, которые совместно дают целую картину самоотношения испытуемого.

Литература

Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд А.М. Метод исследования уровня субъективного контроля // Психол. журнал, 1984, т. 5, N 3, с. 152-162.

Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности. М., 1976.

Гозман Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987.

Кондратьева А.С., Шмелев А.Г. Семантическая структура межличностной оценки и самооценки у лиц с нормальным и повышенным артериальным давлением // Психол. журнал, 1983, т. 4, N 2, с. 37-94.

Левандовский Н.Г. О корректности применения факторного анализа и о критериях факторизации // Вопросы психологии, 1980, N 5, с. 138-142.

Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментательную психологию личности. М., 1985.

Муздыбаев К. Психология ответственности. О., 1983.

Общая психодиагностика / под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1987.

Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. М., 1991.

Пантилеев С.Р., Столин В.В. Методы измерения локуса контроля // Общая психодиагностика / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1987, с. 273-285.

Петренко В.Ф. Введение в экспериментательную психосемантику; Исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М., 1983.

Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

Столин В.В. Познание себя и отношение к себе в структуре самосознания личности: Дисс… докт. психол. наук. М., 1985.

Столин В.В., Пантилеев С.Р. Опросник самоотношения // Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы. М., 1988, с. 123-130.

Хараш А.У. Личность в общении // Общение и оптимизация совместной деятельности / Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. М., 1987, с. 30-41.

Харман Г. Современный факторный анализ. М., 1972.

Шмелев А.Г. Введение в экспериментательную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М., 1983.

Эткинд А.М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений // Вопросы психологии, 1983, N 2, с. 106-113.

Adams-Webber J Personal construct theory: concept and applications. Chichester, 1979.

Combs A. W., Soper P. W., Courson C.C. The measurement of self-concept and selfreport // Educational and psychological measurement, 1963, v. 23, p. 493-500.

Crown P., Stephens M., Kelly R. The validity and equivalence of tests of selfacceptance // J. of Psychology, 1961, v. 51, p. 101-112.

Fleming J., Watts A. The dimensionality of self-esteem:Some results for a college sample // J. of Pers. And Soc. Psychol, 1980, v. 39, N. 5, p. 921-929.

Kenrick P., Stringffeld P. Personality traits and the eye at the beholder: crossing some traditional philosophical boundaries in search to consistency in all of the people // Psychol. Rev. 1982, v. 89, N. 2, p. 93-114.

Phares E. J., Richie D. E., Davis W. L. Internai-external control and reaction to threat // J. of Personality and Social Psychology, 1968, 10, p. 402-405.

Rosenberg M. Coceiving the self. N.Y., 1979.

Wylie R. C. The Self-Concept. v/ 2, Lincoin, 1974.

Приложение

Ключи к мис

Шкала

о т в

Согласен

е т ы

Не согласен

Балы

Стены

1. Открытость

1, 3, 9, 48, 53, 56, 65

21, 62, 86, 98

2. Самоуверенность

7, 24, 30, 35, 36, 51, 52, 58, 61, 73, 82

20, 80, 103

3. Саморуководство

43, 44, 45, 74, 76, 84, 90, 105, 106, 108, 110

109

4. Отраженное

самоотношение

2, 5, 29, 41, 42, 50, 102

13, 18, 34, 85

5. Самоценность

8, 16, 39, 54, 57, 68, 70, 75, 100

15, 26, 31, 46, 83

6. Самопринятие

10, 12, 17, 28, 40, 49, 63, 72, 77, 79, 88, 97

7. Самопривязанность

6, 32, 33, 55, 89, 93, 95, 101, 104

96, 107

8. Внутренняя

конфликтность

4, 11, 22, 23, 27, 38, 48, 59, 64, 67, 69, 81, 91, 94, 99

9. Самообвинение

14, 19, 25, 37, 60, 66, 71, 78, 87, 92

ТАБЛИЦА ПЕРЕВОДА СЫРЫХ ЗНАЧЕНИЙ В СТЕНЫ

Шкалы

Н и ж е

с р е д

н е г о

С Т Е

Н Ы

С р е д

н и е

В ы ш

е с р е

д н е г о

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

0

0

1

2-3

4-5

6-7

8

9

10

11

2

0-1

2

3-4

5-6

7-9

10

11-12

13

13

14

3

0-1

2

3

4-5

6

7

8

9-10

11

12

4

0

1

2

3-4

5

6-7

8

9

10

11

5

0-1

2

3

4-5

6-7

8

9-10

11

12

13-14

6

0-1

2

3-4

5

6-7

8

9

10

11

12

7

0

1

2

3

4-5

6

7-8

9

10

11

8

0

0

1-2

3-4

5-7

8-10

11-12

13

14

15

9

0

1

2

3-4

5

6-7

8

9

10

10

Для перевода сырого балла шкал МИС в стандартное значение (стен), найдите в первом столбце, строке нужную шкалу и двигайтесь по строке, до столбца с интервалом значением, в который попадает подсчитанный вами сырой балл. В первой строке найденного столбца указан соответствующий стен.

Например, если сырой балл по шкале 6 (самопринятие) равен 7, мы в строке 6 находим интервал 6-7 и в первой строке данного столбца указано значение стена —5.

Текст опросника

  1. Мои слова довольно редко расходятся с делом.
  2. Случайному человеку я, скорее всего, покажусь человеком приятным.
  3. К чужим проблемам я всегда отношусь с тем же пониманием, что и к своим.
  4. У меня нередко возникает чувство, что то, о чем я мысленно с собой разговариваю, мне неприятно.
  5. Думаю, что все мои знакомые относятся ко мне с симпатией.
  6. Самое разумное, что может сделать человек в своей жизни – это не противиться собственной судьбе.
  7. У меня достаточно способностей и энергии воплотить в жизнь задуманное.
  8. Если бы я раздвоился, то мне было бы довольно интересно общаться со своим двойником.
  9. Я не способен причинить душевную боль самым любимым и родным мне людям.
  10. Я считаю, что иногда не грех пожалеть самого себя.
  11. Совершив какой-то промах, я часто не могу понять, как мне могло прийти в голову, что из задуманного могло получиться что-то хорошее.
  12. Чаще всего я одобряю свои планы и поступки.
  13. В моей личности есть, наверное, что-то такое, что способно вызвать у других острую неприязнь.
  14. Когда я пытаюсь оценить себя, я прежде всего вижу свои недостатки.
  15. У меня не получается быть для любимого человека интересным длительное время.
  16. Можно сказать, что я ценю себя достаточно высоко.
  17. Мой внутренний голос редко подсказывает мне то, с чем бы я в конце концов согласился.
  18. Многие мои знакомые не принимают меня так уж всерьез.
  19. Бывало, и не раз, что я сам остро ненавидел себя.
  20. Мне очень мешает недостаток энергии, воли и целеустремленности.
  21. В моей жизни возникали такие обстоятельства, когда я шел на сделку с собственной совестью.
  22. Иногда я сам себя плохо понимаю.
  23. Порой мне бывает мучительно больно общаться с самим собой.
  24. Думаю, что без труда мог бы найти общий язык с любым разумным и знающим человеком.
  25. Если я отношусь к кому-нибудь с укоризной, то, прежде всего, к самому себе.
  26. Иногда я сомневаюсь, можно ли любить меня по-настоящему.
  27. Нередко мои споры с самим собой обрываются мыслью, что все равно выйдет не так, как я решил.
  28. Мое отношение к самому себе можно назвать дружеским.
  29. Вряд ли найдутся люди, которым я не по душе.
  30. Часто я не без издевки подшучиваю над собой.
  31. Если бы мое второе «Я» существовало, то для меня это был бы довольно скучный партнер по общению.
  32. Мне представляется, что я достаточно сложился как личность, и поэтому не трачу много сил на то, чтобы в чем-то стать другим.
  33. В целом меня устраивает то, какой я есть.
  34. К сожалению, слишком многие не разделяют моих взглядов на жизнь.
  35. Я вполне могу сказать, что уважаю сам себя.
  36. Я думаю, что имею умного и надежного советчика в себе самом.
  37. Сам у себя я довольно часто вызываю чувство раздражения.
  38. Я часто, но довольно безуспешно, пытаюсь в себе что-то изменить.
  39. Я думаю, что моя личность гораздо интереснее и богаче, чем это, может показаться на первый взгляд.
  40. Мои достоинства вполне перевешивают мои недостатки.
  41. Я редко остаюсь непонятым в самом важном для меня.
  42. Думаю, что другие оценивают меня достаточно высоко.
  43. То, что со мной случается, — это дело моих собственных рук.
  44. Если я спорю с собой, то всегда уверен, что найду единственно правильное решение.
  45. Когда со мной случаются неприятности, как правило, я говорю «и поделом тебе».
  46. Я не считаю, что достаточно интересен для того, чтобы быть притягательным для многих людей.
  47. У меня нередко возникают сомнения, а такой ли я на самом деле, каким себе представляюсь.
  48. Я не способен на измену даже в мыслях.
  49. Чаще всего я думаю о себе с дружеской иронией.
  50. Мне кажется, что мало кто может подумать обо мне плохо.
  51. Уверен, что на меня положиться можно в самых ответственных делах.
  52. Я могу сказать, что в целом я контролирую свою судьбу.
  53. Я никогда не выдаю понравившиеся мне чужие мысли за свои.
  54. Каким бы я ни казался окружающим, я то знаю, что в глубине души, я лучше, чем большинство других.
  55. Я хотел бы оставаться таким, какой я есть.
  56. Я всегда рад критике в свой адрес, если она обоснована и справедлива.
  57. Мне кажется, что если бы таких людей, как я было бы больше, то жизнь изменилась бы в лучшую сторону.
  58. Мое мнение имеет достаточный вес в глазах окружающих.
  59. Что-то мешает мне понять себя по-настоящему.
  60. Во мне есть немало того, что вряд ли вызывает симпатию.
  61. В сложных обстоятельствах я обычно не жду, пока проблемы разрешатся сами собой.
  62. Иногда я пытаюсь выдать себя не за того, кто я есть.
  63. Быть снисходительным к собственным слабостям вполне естественно.
  64. Я убедился, что глубокое проникновение в себя – малоприятное и довольно рискованное занятие.
  65. Я никогда не раздражаюсь и не злюсь без особых на то причин.
  66. У меня бывают такие моменты, когда я понимал, что меня есть за что презирать.
  67. Я часто чувствую, что мало влияю на то, что со мной происходит.
  68. Именно богатство и глубина моего внутреннего мира и определяют мою ценность как личности.
  69. Долгие споры с собой чаще всего оставляют горький осадок в моей душе, чем приносят облегчение.
  70. Думаю, что общение со мной доставляет людям искреннее удовольствие.
  71. Если говорить откровенно, иногда я бываю очень неприятен.
  72. Можно сказать, что я себе нравлюсь.
  73. Я – человек надежный.
  74. Осуществление моих желаний мало зависит от везения.
  75. Мое внутреннее «Я» всегда мне интересно.
  76. Мне очень просто убедить себя не расстраиваться по пустякам.
  77. Близким людям свойственно меня недооценивать.
  78. У меня в жизни нередко бывают минуты, когда я сам себе противен.
  79. Мне кажется, что я все-таки не умею злиться на себя по-настоящему.
  80. Я убедился, что в серьезных делах на меня лучше не рассчитывать.
  81. Порой мне кажется, что я какой-то странный.
  82. Я не склонен пасовать перед трудностями.
  83. Мое собственное «Я» не представляется мне чем-то достойным глубокого внимания.
  84. Мне кажется, что, глубоко обдумывая свои внутренние проблемы, я научился гораздо лучше себя понимать.
  85. Сомневаюсь, что вызываю симпатию у большинства окружающих.
  86. Мне случалось совершать такие поступки, которым вряд ли можно найти оправдание.
  87. Где-то в глубине души я считаю себя слабаком.
  88. Если я искренне и обвиняю себя в чем-то, то, как правило, обличительного запала хватает ненадолго.
  89. Мой характер, каким бы он не был, вполне меня устраивает.
  90. Я вполне ясно представляю себе, что ждет меня впереди.
  91. Иногда мне бывает довольно трудно найти общий язык со своим внутренним «Я».
  92. Мои мысли о себе по большей части сводятся к обвинению в свой собственный адрес.
  93. Я не хотел бы сильно меняться даже в сильную сторону, потому что каждое изменение – это потеря какой-то дорогой частицы самого себя.
  94. В результате моих действий слишком часто получается совсем не то, но что я рассчитывал.
  95. Вряд ли во мне есть что-то, чего бы я не знал.
  96. Мне еще многого не хватает, чтобы с уверенностью сказать себе: «Да, я вполне созрел как личность».
  97. Во мне вполне мирно уживаются как мои достоинства, так и мои недостатки.
  98. Иногда я оказываю «бескорыстную помощь людям только для того, чтобы лучше выглядеть в собственных глазах.
  99. Мне слишком часто и безуспешно приходится оправдываться перед самим собой.
  100. Те, кто меня не любит, просто не знают, какой я человек.
  101. Убедить себя в чем-то не составляет для меня большого труда.
  102. Я не испытываю недостатка в близких и понимающих меня людях.
  103. Мне кажется, что мало кто уважает меня по-настоящему.
  104. Если не мелочиться, то в целом мне себя не в чем упрекнуть.
  105. Я сам создал себя таким, каков я есть.
  106. Мнение других обо мне вполне совпадает с моим собственным.
  107. Мне бы очень хотелось во многом себя переделать.
  108. Ко мне относятся так, как я того заслуживаю.
  109. Думаю, что моя судьба все равно сложится не так, как бы мне хотелось теперь.
  110. Уверен, что в жизни я на своем месте.

_____________

__________________________________________________________________________

Сд. в набор 17.02.93 Подписано в печать 23.03.93. Формат 60×841/15. Бумага писчая. Гарнитура литературная. Печать высокая. Усл. печ. Л. 1,86. Усл. кр.-отт. 1,86. Уч.-изд. л. 1,73. Зак. 5782. Тир. 5000

Малое предприятие «Вельти», 165100, г. Вельск Архангельской области

1В скобках указан знак, с которым пункт входит в фактор или ключ пункта в шкале.

22