Факторы, влияющие на формирование и развитие личности в условиях изменяющегося общества

Министерство образования РФ

Ростовский государственный университет

Факультет психологии

Курсовая работа На тему:

Факторы, влияющие на формирование и развитие личности

в условиях изменяющегося общества

Проверил:

Старший преподаватель

Каф. Психологии развития

Фадеев В. И.

Выполнил:

Студент 3-его курса ОЗО

Факультета психологии РГУ

Большанин Алексей

Ростов-на-Дону

2002.

Оглавление

Введение 4

Глава 1. Персонология Э. Фромма 7

1.1. Взгляд на природу человека 7

1.2. Мотивация 8

1.3. Характерология 10

1.4. особенности современных общественных

отношений 10

1.5. Механизмы бегства 11

1.6. Автаматизирующий конформизм 12

1.7. Понятия здоровая и невротическая личность 12

1.8. Взгляд на природу человека. Понятия плодотворная личность и здоровое общество 13

1.8.1. Плодотворная личность 13

1.8.2. Воля, совесть и ответственность 14

1.8.3.Свобода и здоровое общество 16

Глава 2. Эпигенетическая теория развития Э. Эриксона 18

Глава 3. Экзистенциальный анализ В. Франкла 22

3.1. Учение о стремлении к смыслу 22

3.2. Учение о смысле 23

3.3. Представления о ценностях 24

3.4. Понятие сверх смысла 25

3.5. Представления об индивидуальности 26

3.6. Учение о свободе воли 27

Резюме 30

Глава 4. Феноменологический подход К. Роджерса 32

4.1. Взгляд на природу человека 32

4.2. Мотивация 34

4.2.1. Организмический оценочный процесс 35

4.2.2. Тенденция самоактуализации 35

4.3. Полноценно функционирующий человек 35

4.4. Условия полноценного развития личности 36

4.4.1. Потребность в позитивном внимании 37

4.4.2. Обусловленное позитивное внимание. Условия ценности 37

4.4.3. Безусловное позитивное внимание 37

4.5. Личность и общество в персонологии Роджерса 38

Глава 5. Гуманистическая теория личности А. Маслоу 39

6 стр., 2519 слов

Глава 1 развитие наглядно — образного мышления в младшем школьном возрасте

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БАРАНОВИЧСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Факультет ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ Кафедра ПСИХОЛОГИ Дата регистрации работы в деканате _________ Дата регистрации работы на кафедре Отметка о допуске к защите _________ Оценка за защиту _________ КУРСОВАЯ РАБОТА по дисциплине ОБЩАЯ ПСИХОЛОГИЯ ...

5.1. Взгляд на природу человека 39

5.2. Мотивация 40

5.3. Теория самоактуализации 41

5.4. Пиковые переживания 42

5.5. Представления о ценностях 43

5.6. Психологическая утопия: Эупсихея 44

Заключение 46

литература

Введение

Экзистенциальное и, во многом с ним схожее, гуманистическое направление в психологии возникло в Европе в первой половине ХХ в., представляя собой своеобразный итог развития европейской мысли последних двух столетий, вобравший в себя достижения таких направлений, как философский иррационализм (Шопенгауэр, Кьеркегор), “философия жизни” (Ницше), интуитивизм (Бергсон), экзистенциализм (Хайдеггер, Ясперс, Сартр, Камю), философская онтология (Шелер), психоанализ (Фрейд, Юнг, Адлер).

Изначально экзистенциальная школа психологии была представлена такими именами, как Людвиг Бинсвангер, Медард Босс, Виктор Франкл и др. В то же время очень многие европейские психологические школы в той или иной мере ассимилировали эти идеи. Особенно сильны экзистенциальные мотивы у Э. Фромма, Ф. Перлса, К. Хорни, С. Л. Рубинштейна и др. После Второй мировой войны экзистенциальный подход получил широкое распространение и в США. Там в число его наиболее ярких представителей вошли некоторые лидеры, так называемой, третьей, гуманистической революции в психологии (которая, в свою очередь, во многом опиралась на идеи экзистенциализма): Ролло Мэй, Джеймс Бюджентал, И.Ялом и др. Не является исключением, в этом смысле, и гуманистическая психология (Маслоу, Олпорт, Роджерс, Келли и др.).

Видимо, поэтому некоторые из них, в частности, Дж. Бюджентал предпочитают не разделять эти два направления, а говорить об экзистенциально-гуманистическом подходе. Экзистенциализм и гуманизм, безусловно, не одно и то же; и название экзистенциально-гуманистический фиксирует не только их не тождественность, но и принципиальную общность, которая состоит, прежде всего, в признании за человеком свободы построения своей жизни и способности к этому. Что есть бытие, в чем сущность человеческой природы, как связан человек с бытием, что есть самобытность человека?.. Понимание бытия, прикосновение к нему, осененность бытием преобразует, преображает, человека, вырывая его из бессмысленного хаоса эмпирической жизни и делая его самобытным, делая его самого бытием. Это основные вопросы, которые ставят оба эти направления, и таковы основные их положения.

3 стр., 1388 слов

проблема человека и его психики

... этих условиях очень важно сохранить и развивать уникальность и самобытность человеческой личности. Это определяет актуальность данного исследования. Цель исследования – изучить проблему человека и ... отношением человека к обществу и природе, с осмыслением перспектив развития человеческого общества. Специфика психологического подхода состоит в том, что психология рассматривает человека и мир человека ...

Утверждая уникальность и самобытность каждой личности, подчеркивая ее индивидуальность, практически все персонологи гуманистической ориентации отмечают, что при всей этой ее уникальности и самобытности, личность нельзя рассматривать в отрыве от конкретного ее социального окружения. Практически все они, в большей или меньшей степени, признают значимость влияния общества не только на формирование и развитие личности, но и на дальнейшее ее функционирование в этом самом обществе. Очевидно, что, в этой связи, Экзистенциально-гуманистическое направление психологии теснейшим образом связано не только с социальной психологией, но и с социологией, культ урологией, историей и др.

Именно эти проблемы: Формирования, развития и функционирования личности в условиях изменяющегося общества, мне хотелось бы рассмотреть в настоящей работе, проанализировав и, по возможности, сопоставив основные положения некоторых, на мой взгляд, наиболее ярких, представителей экзистенциально-гуманистического направления в психологии. Я думаю, не ошибусь, относя к таковым Эриха Фромма, Виктора Франкла, Абрахама Маслоу и Карла Роджерса. Включение же в ряд рассматриваемых авторов Эрика Эриксона, несмотря на то, что он является ярчайшим психоаналитиком-неофрейдистом, обусловлено тем, что его теория идентичности, в некоторых своих положениях, тесно коррелирует с теориями выше указанных персонологов.

А прибегать к западным теориям личности приходится по той простой причине, что в советской психологии, проблемам бытия личности и общества, практически не уделялось ни какого внимания, поскольку проблем у советского человека не было, особенно психологических. Сегодня же, когда авторитарный режим сменился в нашей стране формальной демократией, когда, с каждым годом, увеличивается стратификационная дифференцированность нашего общества, к, безусловно, имевшимся и ранее, проблемам абсолютной деперсонализации и, связанного с этим, конформизма, у россиян актуализировались и проблемы, Возникшие у европейцев и американцев в послевоенную эпоху: проблема идентичности, утрата смысла жизни и т. д. А, учитывая тот факт, что по последним прогнозам современных социологов, политологов, экономистов, культурологов и др., Россия имеет шанс миновать в своем развитии стадию индустриального общества, на которой и возникали эти проблемы, и сделать скачок из, процветающего у нас ныне, дикого капитализма в стадию постиндустриального общества, то не сложно себе представить, проблемы какого рода и в каких масштабах обрушатся на большинство наших соотечественников уже в ближайшие годы.

10 стр., 4652 слов

По психологии проблемы неуспеваемости школьников

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ СПОРТИВНЫХ ЕДИНОБОРСТВ имени Ивана Ярыгина РЕФЕРАТ по психологии ПРОБЛЕМЫ НЕУСПЕВАЕМОСТИ ШКОЛЬНИКОВ Подготовил: Студент III курса, стипендиат Правительства РФ Александр Завьялов Преподаватель: Старший преподаватель Евгений Владимирович Кальвинковский КРАСНОЯРСК 2002 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ ...

Несмотря на то, что все, рассматриваемые в данной работе, теории были разработаны западными учеными, и поднятые в них проблемы личности были актуальны в условиях изменившегося западного общества послевоенной Европы и Америки, они, соответствующим образом скорректированные и адаптированные, могут быть с успехом применены и для поиска разрешения проблем, возникающих у людей в условиях современного Российского общества.

Цель:

Выявление и обобщение факторов, влияющих на формирование и развитие личности в условиях изменяющегося общества, в теориях экзистенциально-гуманистического направления в психологии личности.

Задачи:

1. Описание основных положений теорий личности наиболее прогрессивных персонологов экзистенциально-гуманистической ориентации: Эриха Фромма, Виктора Франкла, Карла Роджерса и Абрахама Маслоу, а также некоторых, близких гуманистическим позициям, положений эпигенетической теории психосоциального развития личности Эрика Эриксона.

2. Выявление противоречивых и наиболее уязвимых положений в рамках рассматриваемых теорий, а также основных противоречий в воззрениях представленных здесь персонологов.

3. Сопоставление и обобщение идентичных или близких друг другу положений в рассматриваемых теориях личности.

Глава 1.

Персонология Э. Фромма

в отличие от большинства ведущих персонологов, фромм не имел медицинского образования. Он изучал психологию, социологию и философию, получил степень доктора философии в Гейдельбергском университете. Затем он продолжил своё образование в берлинском психоаналитическом институте. И только эмигрировав в Соединенные штаты Фромм начал вести частную практику в Нью-Йорке. Фромма по праву считают не только выдающимся психоаналитиком, но и одним из величайших философов и социологов XX века.

В его работах видно огромное влияние Фрейда и Карла Маркса. Труды Фрейда помогли ему понять, что люди не осознают причин своего поведения. Читая Маркса, он усвоил, что социально-политические силы существенно влияют на жизнь людей.

7 стр., 3008 слов

Тема 4. Психоанализ как учение о глубинной психике и личности человека Образовательные задачи:

... типа направленности поведения личности по отношению к окружающим ее людям: к людям (потребность в любви); от людей (как потребность в независимости); против людей (как потребность во власти). Таким ... К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся Карен Хорни, Эрих Фромм, Вильгельм Райх, Г. Маркузе и др. [6] Психоанализ по мере развития ...

В своих работах фромм стремился расширить горизонты психоаналитической теории, подчеркивая роль социологических, политических, экономических, религиозных и антропологических факторов в формировании личности. Благодаря этому, Фромм вошел в историю психологии как родоначальник неофрейдизма. Сам же Фромм относил свою теорию к гуманистическому направлению, о чем не однократно говорил в своих работах.

1.1. Взгляд на природу человека Гуманистическая направленность Фромма четко прослеживается, прежде всего, в его представлениях о природе человека. Излагая свою теорию личности, он подчеркивал свое несогласие с теми теориями, которые отрицают роль человеческого фактора в динамике общественного развития. Это относится не только к социологическим теориям, которые прямо стремятся убрать из социологии любые психологические проблемы, как у Дюркгейма и его школы, но и к тем, которые так или иначе связаны с бихевиористской психологией. Общей ошибкой всех этих теорий, по его мнению, является убеждение, что у человеческой натуры нет своей динамики, что психические изменения можно объяснить лишь как развитие новых «привычек», возникающих в процессе адаптации к изменившимся условиям. “Эти теории, якобы признающие психологический фактор, сводят его до уровня простого отражения определенных стандартов поведения в данном, определенном обществе. Лишь динамическая психология, основы которой были заложены Фрейдом, может помочь нам на деле понять человеческий фактор, а не только признать его на словах”. [16.]

Кроме того, Фром, в своих работах, не однократно подчеркивал, что Ключевой проблемой психологии является особого рода связанность индивида с внешним миром, а не удовлетворение или фрустрация тех или иных человеческих инстинктивных потребностей. Более того, как уже отмечалось, связь между человеком и обществом, по его мнению, не является статичной. “Нельзя представлять дело так, будто, с одной стороны, мы имеем индивида с определенным набором естественных потребностей, а с другой, отдельно и независимо от него, общество, которое эти потребности удовлетворяет или подавляет”. [16.]

9 стр., 4217 слов

Направленность личности: потребности, мотивы и цели

Введение Психология мотивации является областью психологической науки, где труды практиков и разработки теоретиков имеют, пожалуй, равное значение. Проблему мотивации человека считают одной из основных в психологии. Мотивационный процесс, так или иначе, рассматривается почти всеми областями психологии. Направленность личности является существенной стороной мотивации, определяющей поведение ...

Обосновывая эту точку зрения, Фромм признает безусловным существование потребностей, обусловленных природой: голод, жажда, секс, но, в то же время, безусловно и существование тех стремлений, которые приводят к различию человеческих характеров: любовь или ненависть, жажда власти или тяга к подчинению, влечение к чувственному наслаждению или страх перед ним — все они являются продуктами социального процесса. “Самые прекрасные, как и самые уродливые, наклонности человека не вытекают из фиксированной, биологически обусловленной человеческой природы, а возникают в результате социального процесса формирования личности”. [16.]

Т. о., общество осуществляет не только функцию подавления, хотя и ее тоже, но и функцию созидания личности. “Человеческая натура — это продукт культуры; по сути дела, сам человек — это самое важное достижение тех беспрерывных человеческих усилий, запись которых мы называем историей”. [16.]

Из всего этого можно сделать вывод: несмотря на то, что основным акцентом теории Фромма является утверждение исключительной роли человеческого фактора в процессе развития и функционирования личности в обществе, тем не менее, решающее значение на ее формирование он придает влиянию конкретно данной социальной среды. И именно поэтому, согласно фромму, не имеет ни какого смысла рассматривать личность в отрыве от конкретного ее культурного, стратификационного и семейного окружения. Поэтому, для наиболее глубокого и всестороннего анализа личности, Фромм провел серьезное историко-социологическое исследование культурных изменений европейского общества с эпохи возрождения до наших дней. Результатом этой грандиозной работы стало выделение нескольких типов обществ (а точнее, общественных отношений) и соответствующих им типов характеров, что стало основой характерологии Фромма.

1.2. Мотивация. И так, из приведенных выше данных, становится очевидным разделение мотивационных тенденций личности на две группы.

Первую группу потребностей, согласно гуманистической теории личности Фромма, составляют физиологически обусловленные потребности, которые он объединяет и определяет как потребность самосохранения. Поскольку потребность эта составляет ту часть натуры человека, которая требует удовлетворения при любых условиях, она является первичным мотивом человеческого поведения. Но помимо этого, по его убеждению, в природе человека заложены еще и уникальные, присущие только человеку, экзистенциальные потребности, которые составляют вторую группу.

14 стр., 6869 слов

Личность,темперамент и характер

... легко принимает характер фантазии; умственная деятельность сосредоточена преимущественно на выяснении личности человека, разборе собственных ... ориентация на других людей, приветливость со всеми, потребность в людях в тяжелую минуту, ... Фромм, К.Леонгард, А. Е. Личко и ряд других ученых. Все типологии человеческих характеров исходили из ряда идей. Основные из них следующие: 1. Характер человека ...

фромм выделил пять основных экзистенциальных потребностей человека.

1. потребность в установлении связей. Чтобы преодолеть ощущение изоляции от природы и отчужденности, всем людям необходимо о ком-то заботиться, принимать в ком-то участие и нести ответственность за кого-то. Если потребность в установлении связей не удовлетворена, люди становятся нарциссичными: они отстаивают только свои эгоистические интересы и не способны доверяться другим.

2. потребность в преодолении. Все люди нуждаются в преодолении своей пассивной животной природы, чтобы стать активными и творческими созидателями своей жизни. Т. о., оптимальное разрешение этой потребности заключается в созидании, а невозможность ее удовлетворения является ПРИЧИНОЙ деструктивности.

3. потребность в корнях. Люди нуждаются в том, чтобы ощущать себя Неотъемлемой частью мира. Согласно фромму, эта потребность возникает с самого появления человека на свет, когда разрываются биологические связи с матерью, Поэтому она присуща человеку на протяжении всей его жизни.

4. потребность в идентичности. Фромм считал, что все люди испытывают внутреннюю потребность тождества с самими собой; в идентичности, благодаря которой они чувствуют свою непохожесть на других и осознают, кто и что они на самом деле.

5. потребность в системе взглядов и преданности. Наконец, согласно фромму, людям необходима стабильная и постоянная опора для объяснения сложности мира. Он назвал ее системой ориентации и поклонения [17.], которая представляет собой совокупность убеждений, позволяющих людям воспринимать и постигать реальность, без чего они постоянно оказывались бы в тупике и были неспособны действовать целеустремленно.

люди нуждаются также и в объекте преданности, в посвящении себя чему-то или кому-то: высшей цели или богу, в чем заключался бы для них смысл жизни. Такое посвящение даёт возможность преодоления изолированного существования и наделяет жизнь смыслом. [18.]

Развивая положение об экзистенциальных потребностях, фромм утверждал, что природе человека присущи два противоположных стремления: стремление к свободе и стремление к безопасности. Эта дихотомия, по мнению Фромма, является универсальным и неизбежным фактом природы человека, обусловленным экзистенциальными потребностями, а конфликт между стремлением к свободе и стремлением к безопасности представляет собой наиболее мощную мотивационную силу в жизни современных людей.

рассматривая человеческие потребности в экономико-политическом контексте, Фромм утверждал, что выражение и удовлетворение этих потребностей зависит от типа социальных условий, в которых живёт индивидуум. В сущности, возможности удовлетворения экзистенциальных потребностей, которые предоставляет людям определенное общество, формируют у них структуру личности то, что фромм называл основными ориентациями характера. Более того, в теории фромма, как и у фрейда, ориентации характера человека рассматриваются как стабильные и не меняющиеся со временем.

1.3. Характерология Как уже отмечалось, в результате историко-социологического исследования Фромм выделил пять социальных типов характера, превалирующих в современных обществах. эти социальные типы, или формы установления отношений с другими, представляют собой взаимодействие экзистенциальных потребностей человека и социального контекста, в котором он живет. Фромм разделил их на два больших класса: неплодотворные (нездоровые) и плодотворные (здоровые) типы.

к категории неплодотворных он отнес рецептивный, эксплуатирующий, стяжательский (или накапливающий) и рыночный характер. Категорию плодотворных представляет тип идеального психического здоровья — плодотворная личность.

фромм отмечал, что ни один из этих типов характера не существует в чистом виде, поскольку неплодотворные и плодотворные качества сочетаются у разных людей в разных пропорциях. Следовательно, влияние данного социального типа характера на психическое здоровье или болезнь зависит от соотношения позитивных и негативных черт, проявляющихся у данного индивида. [17.]

В рамках настоящей работы представляется целесообразным остановится более подробно на двух последних типах: рыночном и плодотворном.

1.4. особенности современных общественных отношений

Основной характеристикой, сформировавшегося ко второй половине XX века, общества является невиданная ранее свобода от жёстких социальных, политических, экономических и религиозных ограничений. Но, как показал это в своих работах Фромм, подобная ситуация потребовала компенсации в виде чувства безопасности и чувства принадлежности к социуму. Фромм полагал, что эта пропасть между свободой и безопасностью стала причиной беспримерных трудностей в человеческом существовании. Люди борются за свободу и автономию, но сама эта борьба вызывает чувство отчуждения от природы и общества. “Структура современного общества воздействует на человека одновременно в двух направлениях: он все более независим, уверен в себе, критичен, но и все более одинок, изолирован и запуган. Чувства изоляции и беспомощности еще более усиливаются новым характером человеческих взаимоотношений. Конкретные связи одного индивида с другим утратили ясный человеческий смысл, приобрели характер манипуляций, где человек используется как средство. Во всех общественных и личных отношениях господствует закон рынка”. [16.]

Т. о., современный человек оказался перед выбором между свободой и безопасностью. Но большинство людей еще не готовы взять на себя ответственность за свободный выбор, поэтому большинство из них останавливает свой выбор на чувстве безопасности, прибегая к различным методам избежания предоставляемой им свободы. Фромм описал несколько стратегий, используемых людьми, чтобы убежать от свободы.

1.5. Механизмы бегства первый из них авторитаризм, определяемый как тенденция соединить самого себя с кем-то или чем-то внешним, чтобы обрести силу, утраченную индивидуальным “я”. Авторитаризм проявляется как в мазохистских, так и в садистских тенденциях. При мазохистской форме авторитаризма люди проявляют в отношениях с окружающими чрезмерную зависимость, подчиненность и беспомощность. Садистская форма, наоборот, выражается в эксплуатации других, доминировании и контроле над ними. Фромм утверждал, что у одного и того же человека обычно присутствуют обе тенденции.

второй механизм бегства от свободы — деструктивность. следуя этой тенденции, человек пытается преодолевать чувство неполноценности, уничтожая или покоряя других. По фромму, долг, патриотизм и любовь, общераспространенные примеры рационализации деструктивных действий.

наконец, люди могут избавиться от одиночества и отчужденности путём абсолютного подчинения социальным нормам, регулирующим поведение. Этот механизм Фром назвал автоматизирующим конформизмом.

Описанию этого механизма мне хотелось бы уделить больше внимания, поскольку, как мне кажется, эта проблема до сих пор актуальна не только в нашем, но и в современном западном обществе. А о ее серьезности: глобальных масштабах и последствиях убедительно говорят результаты многочисленных экспериментальных исследований Шерифа, Аша, Милгрема и их последователей. [4.]

1.6. Автоматизирующий конформизм В современном обществе, в условиях формальной свободы и формальной демократии весьма трудно определить, насколько наши желания, так же как и мысли и чувства не являются нашими собственными, а навязаны нам со стороны; и эта специфическая трудность, по мнению Фромма, тесно связана с проблемой власти и свободы. В ходе новой истории власть церкви сменилась властью государства, власть государства — властью совести, а в наши дни эта последняя была вытеснена властью анонимных авторитетов: здравого смысла и общественного мнения, которые превратились в орудия конформизации.

Это явление Фромм зафиксировал в понятии Автоматизирующий конформизм. Именно этот механизм, по его мнению, является спасительным решением для большинства нормальных индивидов в современном обществе. Коротко говоря, индивид перестает быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, как все остальные, и таким, каким они хотят его видеть. Исчезает различие между собственным «я» и окружающим миром, а вместе с тем и осознанный страх перед одиночеством и бессилием. “Отказавшись от собственного «я» и превратившись в робота, подобного миллионам других таких же роботов, человек уже не ощущает одиночества и тревоги. Однако за это приходится платить утратой своей личности…

…Мы превратились в роботов, но живем под влиянием иллюзии, будто мы самостоятельные индивиды. Эта иллюзия помогает индивиду сохранять неосознанность его неуверенности, но на большее она не способна. В результате личность индивида ослабляется, так что неосознанное чувство бессилия и неуверенности не только сохраняется, но и крайне возрастает”. [16.] В итоге, индивид живет в мире, с которым потерял все подлинные связи, а это, в свою очередь, является значительным фактором невротизации.

1.7. Понятия здоровая и невротическая личность Термин “нормальный (или здоровый) человек”, по Фромму, может быть определен двумя способами. Во-первых, с точки зрения функционирующего общества, человека можно назвать нормальным, здоровым, если он способен играть социальную роль, отведенную ему в этом обществе. Более конкретно это означает, что человек способен выполнять какую-то необходимую данному обществу работу, а, кроме того, что он способен принимать участие в воспроизводстве общества, то есть, способен создать семью. Во-вторых, с точки зрения индивида, Фромм рассматривает здоровье, или нормальность, как максимум развития и счастья этого индивида.

Различая две концепции здоровья и неврозов, он приходит к выводу, что “Человек, нормальный в смысле хорошей приспособленности, часто менее здоров в смысле человеческих ценностей, чем невротик. Хорошая приспособленность часто достигается лишь за счет отказа от своей личности; человек при этом старается более или менее уподобиться требуемому, так он считает, образу и может потерять всю свою индивидуальность и непосредственность. И наоборот: невротик может быть охарактеризован как человек, который не сдался в борьбе за собственную личность. Разумеется, его попытка спасти индивидуальность была безуспешной, вместо творческого выражения своей личности он нашел спасение в невротических симптомах или в уходе в мир фантазий; однако с точки зрения человеческих ценностей такой человек менее искалечен, чем тот «нормальный», который вообще утратил свою индивидуальность”. [16.]

Эту же самую идею, только выраженную в более категоричной форме, мы встречаем и у Леонгарда. Излагая свою теорию акцентуаций характера, он писал: “Люди, которые могут быть акцентуированными, ещё не являются ненормальными. Думая так, мы должны были бы считать нормой только среднюю посредственность и рассматривать любое отклонение от неё как патологию. В результате этого всех людей, не выделенных индивидуальными особенностями, которые явственно отличают их от среднего и общепринятого, пришлось бы исключить из числа нормальных людей. Но они-то как раз являются теми людьми, которых можно назвать личностями в собственном смысле этого слова, личностями, которые носят на себе отпечаток своеобразия. Тот человек, который не обладает никакими из тех качеств, которые при усилении становятся параноидными, анакастическими, истерическими гипманиакальными или субдепрессивными и т. д. Без всяких сомнений может считать себя особенно нормальным, но он не является личностью, наделенной индивидуальностью”. [3.]

Само собой разумеется, что существуют люди, и не утратившие в процессе адаптации свою индивидуальность, и не ставшие при этом невротиками. В этом случае речь идет о пятом типе характера – о плодотворной личности.

1. 8 . Взгляд на природу человека.

Понятия плодотворной личности и здорового общества

1.8.1. Плодотворная личность Однако, согласно гуманистической теории Фромма, Подчинение или невротизация это не единственный способ избавиться от одиночества и тревоги. Другой путь, по его мнению, единственно продуктивный, не приводящий к неразрешимым конфликтам, — это путь спонтанных связей с людьми и природой, то есть таких связей, которые соединяют человека с миром, не уничтожая его индивидуальности. “Такие связи, наивысшими проявлениями которых являются любовь и творческий труд, коренятся в полноте и силе целостной личности и поэтому не ограничивают развитие личности, а способствуют этому развитию до максимально возможных пределов. Спонтанная активность — это не вынужденная активность, навязанная индивиду его изоляцией и бессилием; это не активность робота, обусловленная некритическим восприятием шаблонов, внушаемых извне. Спонтанная активность — это свободная деятельность личности”. [16.] А под деятельностью Фромм понимает не просто «делание чего-нибудь»; а творческую активность, которая может проявляться в эмоциональной, интеллектуальной и чувственной жизни человека, а также в его воле. В дальнейшем, все эти качества Фромм объединил в понятии плодотворность, а человека, обладающего ими, он определил как пятый тип характера, присущего плодотворной личности.

Развивая концепцию плодотворности, Фромм усиливает акцент на человеческом факторе развития личности: “Человек, будучи, как и все прочие творения зависимым от детерминирующих его сил, является единственным творением, наделенным разумом, единственным существом, способным понять сами эти силы, от которых он зависим, и благодаря пониманию активно влиять на свою судьбу и усиливать те элементы, какие влекут к добру. и поэтому мы не беспомощные жертвы обстоятельств, мы в самом деле способны изменять и подчинять своему влиянию силы внутри и вне нас и контролировать, по крайней мере, условия, в которых нам дано жить”. [17.] Ибо жизнь человека, по убеждению Фромма, есть искусство, искусство поистине самое важное и в то же время самое трудное и сложное из всех практикуемых человечеством искусств, предметом которого является не та или иная конкретная деятельность, а сама жизнедеятельность, процесс развития того, что заложено в человеке потенциально. “В искусстве жить человек и творец, и предмет своего искусства, он и скульптор, и мрамор; и врач, и пациент”. [17.]

Из всего выше изложенного однозначно явствует, что человек, по природе своей, кроме всего прочего, обладает так же и свободной волей.

1.8.2. Воля, совесть и ответственность

Воля, согласно теории Фромма, не некая абстрактная сила, которой человек обладает помимо своего характера. Напротив, воля это не что иное, как проявление его характера. “Плодотворная личность, полагающаяся на свой разум и способная любить других и себя, имеет волю поступать добродетельно. Неплодотворная личность, не сумевшая развить эти качества и являющаяся рабом своих иррациональных страстей, не обладает такой волей”. [17.] Т. о., Воля человека, по Фромму, неразрывно связана с его совестью.

Говоря о совести, Фромм различает две ее разновидности: авторитарную и гуманистическую.

авторитарная совесть — это голос интериоризованного внешнего авторитета, авторитета родителей, государства или кого бы то ни было, кто окажется авторитетом в той или иной культуре. Т. о., предписания авторитарной совести определяются не ценностными суждениями самого человека, а исключительно тем фактом, что её повеления и запреты заданы авторитетами. Поэтому индивид, руководствующийся в своем поведении авторитарной совестью, не может стать истинно нравственной личностью, поскольку его поведение, как уже отмечалось, определяется не ценностными ориентациями данного человека, а просто сообразуется с требованиями момента, регулируется страхом наказания и надеждой на вознаграждение, всегда зависит от внушительности данных авторитетов, от их осведомлённости и мнимой или реальной возможности наказывать и награждать.

Истинно же нравственной, по убеждению Фромма, может стать только личность, руководствующаяся в своем поведении гуманистической совестью. Гуманистическая совесть — это не интериоризованный голос авторитета, которому мы жаждем угодить и чьего неудовольствия страшимся; это наш собственный голос, данный каждому человеческому существу и не зависимый от внешних санкций и поощрений…

…гуманистическая совесть это реакция всей нашей личности на её правильное функционирование или на нарушение такового; реакция не на функционирование той или иной способности, а на всю совокупность способностей, определяющих наше человеческое и индивидуальное существование.

совесть оценивает исполнение нами человеческого назначения: дать жизнь самому себе, стать тем, чем мы являемся потенциально; самый важный плод усилий человека — его собственная личность. [17.]

Однако, по мнению Фромма, различая эти формы совести, их не следует абсолютизировать, т. к. каждая из них, если и встречается в чистом виде, то крайне редко. У большинства людей имеют место обе эти формы, в той или иной пропорции. Поэтому, анализируя поведение личности, целесообразно говорить ни о том, голосом какой из форм совести данная личность руководствуется в своем поведении, а лишь о том, какая из них является у нее ведущей. И в этом случае решающую роль в регуляции поведения человека играет степень его ответственности.

“Ответственность — это не обязанность, наложенная на меня извне, она мой ответ на чью-то надобность, небезразличную мне”. [17.]

И здесь Фромм, утверждая, что никакая трансцендентная человеку сила не может предъявлять ему моральных требований, явно оппонирует Франклу, также Считавшему, что человек несет ответственность перед своей совестью. Однако совесть, по Франклу, находится не в описываемом им человеческом измерении, а в сфере божественного начала в человеке, а ее голос является голосом бога, поэтому, в конечном итоге, человек несет ответственность перед богом. Фромм же с этим категорически не соглашается и, заканчивая свою мысль, утверждает, что за то, как человек распорядится своей жизнью, он ответствен перед самим собой.

В этом положении, как мне кажется, теория личности Фромма достигает высшей точки гуманистических воззрений, провозглашая безусловную свободу воли человека, свободу его личности. Правда, в связи с этим у меня возникает вопрос: не являются ли понятия ответственности и свободы, в теории Фромма, тождественными?

1. 8 .3. Свобода и здоровое общество Большое значение в своей теории личности, особенно при анализе плодотворной личности, Фромм придает вопросу о свободе. Ибо “Только свобода является необходимым условием, как счастья, так и добродетели; свобода не в смысле возможности делать произвольный выбор и не в смысле свободы от необходимости, а свобода реализовать то, что потенциально заключено в человеке, выявить истинную природу человека согласно законам его существования”. [17.]

Теперь, Опираясь на предложенную в последней цитате мысль Фромма, можно дать предположительный ответ на поставленный выше вопрос. Понятия ответственности, а именно абсолютной ответственности перед самим собой и понятие свободы в понимании Фромма, все же не тождественны, а, скорее, взаимовключенные друг в друга, т. к. свобода – это возможность взять на себя ответственность за свою жизнь, но такого рода ответственность, в свою очередь, является единственным условием, позволяющим обрести человеку свободу не только от внешних влияний, но и свободу для реализации всех своих возможностей, для всестороннего развития личности во всей ее индивидуальности.

В этом вопросе взгляды Фромма довольно близки позиции Франкла, который также считал, что свобода, по сути, — это ответственность человека за свою жизнь.

придерживаясь гуманистических традиций и в представлении о возможном общественном устройстве, Фром утверждал, что в результате радикальных социальных и экономических изменений можно создать общество, в условиях которого удовлетворялись бы и индивидуальные, и общественные потребности. Но это станет возможным “лишь в том случае, если формальная демократия разовьется в общество, в котором индивид, его развитие и счастье станут целью и смыслом; в котором жизнь не будет нуждаться в каком бы то ни было оправдании, будь то успех или что угодно другое; в котором индивидом не будет манипулировать никакая внешняя сила, будь то государство или экономическая машина; и, наконец, в котором сознание и идеалы индивида будут не интериоризацией внешних требований, а станут действительно его собственными, будут выражать стремления, вырастающие из особенностей его собственного «я». [16.] Фромм называл это общество гуманистическим общинным социализмом или просто здоровым обществом.

Описывая все преимущества здорового общества, Фромм, однако, не создает очередную утопию, поскольку понимает, что подобное общество, при современном положении дел, невозможно построить в обозримом будущем. Наглядной иллюстрацией этому может послужить использование им в качестве эпиграфа к одной из глав “Человек для себя” слов Платона: “Пока в государствах не будут царствовать философы, либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольется воедино: государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди (а их много), которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор, дорогой Главкон, государствам не избавиться от зол, да и не станет возможным для рода человеческого и не увидит солнечного света то государственное устройство, которое мы только что описали словесно”. [Платон. “Государство”. Цит. По 17.] в то же самое время фромм был убеждён, что в результате коренной социальной реформы плодотворная ориентация может стать доминирующим типом в любой культуре.

Глава 2.

Эпигенетическая теория

Психосоциального развития Эриксона

Эрик Эриксон стал одним из наиболее продуктивных и прогрессивных психоаналитиков неофрейдистов. Предложенная им эпигенетическая теория психосоциального развития личности, являясь, по сути, продолжением (расширением и углублением) психосексуальной теории Фрейда, значительно расширила границы психоаналитических воззрений не только на природу и поведение человека, но и на формирование и развитие его личности. Как и для других пост фрейдистов, для Эриксона наибольшее значение имело эго и его адаптивные способности в связи с проблемой развития индивида. Однако из этого не следует, что в своей теории он пренебрег биологическими или социальными факторами. Эриксон настаивал на том, что любой психологический феномен может быть понят только в контексте согласованного взаимодействия биологических, поведенческих, эмпирических и социальных факторов. К другим особенностям теоретической ориентации Эриксона относятся следующие: 1) акцент на изменениях, происходящих в процессе развития на протяжении всей жизни человека; 2) упор на нормальном, или здоровом, а не на патологическом; 3) особое значение, придаваемое им достижению чувства идентичности; 4) попытки сочетать клинические наблюдения с изучением культурных и исторических факторов в объяснении структуры личности.

Поскольку теория развития Эриксона не относится к экзистенциально-гуманистическому направлению в персонологии, я не буду останавливаться на подробном ее описании и придерживаться принятой в настоящей работе формы, а отмечу лишь те ее моменты, которые отличают эту теорию от классического психоанализа и соответствуют основным положениям гуманистических теорий.

Основные взгляды Эриксона на природу человека и мотивацию во многом соответствуют позициям Фрейда. Так, например, оба теоретика сходятся в том, что стадии развития личности предопределены, и порядок их прохождения является неизменным. Эриксон также признает биологические и сексуальные основы всех более поздних мотивационных и личностных диспозиций, а также принимает Фрейдовскую структурную модель личности: ид, эго, суперэго. Более того, практически все теоретические формулировки Эриксона касаются исключительно развития эго, по Эриксону, развития эго-идентичности.

Однако, хотя сам Эриксон неизменно настаивал на том, что его идеи не более чем дальнейшее систематическое развитие концепции Фрейда о психосексуальном развитии в свете новых открытий в социальных и биологических науках, Эриксон решительно отошел от классического психоанализа по четырём важным пунктам.

во-первых, в его работе отчетливо виден решительный сдвиг акцента от ид к эго, что сам Фрейд лишь частично признавал в последние годы своей деятельности. Во-вторых, Эриксон развивает новый взгляд относительно индивидуального взаимоотношения с родителями и культурным контекстом, в котором существует семья. (Поскольку это положение теории Эриксона полностью совпадает с одним из основных положений теорий гуманистической направленности, ниже я более подробно на нем остановлюсь).

В-третьих, теория развития эго охватывает все жизненное пространство индивида (от младенчества до зрелости и старости), а не завершается в подростковом возрасте, на генитальной фазе. И, наконец, в-четвертых, у Фрейда и Эриксона различные взгляды на природу и разрешение психосексуальных конфликтов. Возможно, это последнее различие является ключевым для понимания концепции эриксона об организации и развитии личности, поскольку здесь, фрейдовскому фаталистическому предупреждению о том, что люди обречены на социальное угасание, если отдадутся своим инстинктивным стремлениям, Эриксон противопоставляет оптимистическое положение о том, что каждый личный и социальный кризис представляет собой своего рода вызов, приводящий индивида к личностному росту и преодолению жизненных препятствий. знание того, как человек справлялся с каждой из значимых жизненных проблем или как неадекватное разрешение ранних проблем лишило его возможности справляться с дальнейшими проблемами, составляет, по мнению эриксона, единственный ключ к пониманию его жизни.

Центральным для эриксоновой теории развития эго является положение о том, что человек в течение жизни проходит через несколько универсальных для всего человечества стадий. Процесс развертывания этих стадий регулируется в соответствии с эпигенетическим принципом созревания. Под этим эриксон понимает следующее: 1) в принципе, личность развивается ступенчато, переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия; 2) общество, в принципе, устроено так, что развитие социальных возможностей человека принимается одобрительно, общество пытается способствовать сохранению этой тенденции, а также поддерживать как надлежащий темп, так и правильную последовательность развития.

Вторым важнейшим положением теории развития Эриксона является его учение об идентичности. Оно также основано и является продолжением представлений об идентичности Фрейда. Согласно этому учению, развивающаяся личность постоянно испытывает потребность в принадлежности к какому-либо социальному образованию: Национальность, семья, различные неформальные общности и т. д. Однако, если Фрейда интересовало только влияние родителей на становление личности ребенка, то эриксон особо подчёркивал культурные и исторические условия, в которых формируется эго у ребенка. Основываясь на результатах наблюдений за людьми, принадлежащими к различным культурам, Эриксон убедительно показал: развитие эго неизбежно и тесно связано с меняющимися особенностями социальных предписаний и системой ценностей. Другими словами, согласно теории Эриксона, основной детерминант ой формирования и развития личности является влияние непосредственного социального окружения. Более того, важную роль при этом играет культурно-исторический контекст, в котором данное социальное образование сформировалось. А это полностью соответствует и подтверждает аналогичные утверждения Фромма. [22.]

Объединяя эти два понятия, Эриксон говорил не просто о развитии эго, а о развитии эго-идентичности, уделяя особое внимание при этом ее развитию в подростковом возрасте.

Эриксон, больше чем какой-либо другой персонолог, придавал значение эго-идентичности, как центральной психосоциальной проблеме, с которой сталкиваются подростки в современном западном обществе.

с его точки зрения, двумя основными вопросами, встающими перед современной молодежью, являются: “кто я такой?” и “как я впишусь в мир взрослых?” В культуре с жёсткими социальными нормами, например, в странах ислама, где действует большое количество предписанных социальных и половых ролей, эти проблемы идентичности минимизированы, поскольку невелик выбор возможностей. Здесь идентичность “даруется” молодежи, и соблюдение status quo просто подразумевается. Современное же западное общество предоставляет своей молодежи гораздо более широкое разнообразие потенциальных профессиональных, идеологических и социальных возможностей. В результате, современные подростки более уязвимы в отношении проблем идентичности именно потому, что у них действительно есть выбор.

по предположению Эриксона, западная демократическая система порождает особенно серьёзные проблемы, поскольку демократия требует идентичности в ключе “сделай себя сам”. По этой причине на молодежи лежит значительная ответственность, связанная с осознанием того, кто они есть, и как им найти свою собственную нишу в мире взрослых. Кроме того, Эриксон отмечал, что проблема идентичности юных неизмеримо усложняется и в связи с чрезвычайно быстрыми социальными изменениями, требующими пересмотра основных ценностей и норм. Поэтому у современных подростков не только появилось больше времени для поиска своей идентичности, но и больше альтернатив, из которых можно выбирать.

Здесь взгляды Эриксона вплотную приближаются к гуманистическим позициям, поскольку он однозначно утверждает свободу выбора человеком дальнейшего пути своего развития и его ответственности за этот выбор. Более того, теория Эриксона ставит во главу угла качества эго, т. е. его достоинства, раскрывающиеся в различные периоды развития, а также стремление человека к самосовершенствованию, реализации своего потенциала, что проявляется, по мнению Эриксона, в непременном и постоянном, на протяжении всей жизни, росте человека, в психосоциальном плане, от одной стадии развития к другой.

Развивая свою теорию, Эриксон разделил жизнь человека на восемь отдельных стадий психосоциального развития эго-идентичности (как говорят, на восемь возрастов человека).

Согласно его утверждению, эти стадии являются результатом эпигенетически развертывающегося плана личности, который наследуется генетически. Каждая стадия жизненного цикла наступает в определенное для неё время (критический период), а также о том, что полноценно функционирующая личность формируется только путём прохождения в своём развитии последовательно всех стадий. [21.]

было бы ошибочным полагать, что все грани поведения людей можно объяснить с позиции теории эриксона. тем не менее, концепция кризиса идентичности представляет собой выдающийся теоретический подход, позволяющий понять множество психологических проблем, особенно подросткового периода. Пытаясь объяснить основные линии психосоциального развития, Эриксон внёс большой и прочный вклад в теорию личности.

Глава 3.

Экзистенциальный анализ В. Франкла

Виктор Эмиль Франкл, в отличие от Фромма и Эриксона, не является последователем психоанализа. Несмотря на то, что он не только состоял членом и Венского психоаналитического общества, и, в течение некоторого времени, членом общества индивидуальной психологии Адлера, но и регулярно печатался в международных изданиях этих обществ, он, все же, не стал психоаналитиком, а стал основателем, так называемой, Третьей Венской психотерапевтической школы. Но такое название его школа получила широкое распространение в психологической литературе, сам же Франкл называл свое направление логотирапия или экзистенциальный анализ.

Основное отличие, не только теории неврозов, но и всей персонологии Франкла от психоаналитических теорий состоит, пожалуй, в том, что она опирается не на основные положения фрейдизма или адлерианства, хотя практически во всех его трудах присутствуют и Фрейд, и Адлер как явные или неявные оппоненты, а на идеи философоф-экзистенциалистов. Наиболее ярко, в работах Франкла, просматривается влияние Бубера, Шелера, Ясперса и Хайдеггера. По словам самого Франкла, Большое влияние на его мировоззрение оказала философия Достоевского. Несомненно также и влияние на формирование экзистенциалистских взглядов Франкла его личного жизненного опыта, а именно, трехлетнее заключение в концентрационном лагере во время второй мировой войны.

Созданная Франклом теория логотерапии и экзистенциального анализа представляет собой сложную систему философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы развития личности в норме и патологии и на пути и способы коррекции аномалий в развитии личности. В своем теоретическом здании Франкл выделяет три основные части, учения: учение о стремлении к смыслу, учение о смысле жизни и учение о свободе воли.

3.1. Учение о стремлении к смыслу Стремление к поиску и реализации человеком смысла своей жизни Франкл рассматривает как врожденную мотивационную тенденцию, присущую всем людям и являющуюся основным двигателем поведения и развития личности. Отсутствие смысла порождает у человека состояние, которое Франкл называет экзистенциальным вакуумом. Именно экзистенциальный вакуум, ПО МНЕНИЮ Франкла, является причиной, порождающей в широких масштабах специфические «ноогенные неврозы (невроз безработицы, невроз выходного дня и т. д.).

Необходимым же условием психического здоровья является определенный уровень напряжения, возникающего между человеком, с одной стороны, и локализованным во внешнем мире объективным смыслом, который ему предстоит осуществить, с другой стороны. Согласно этому, основной тезис учения о стремлении к смыслу можно сформулировать следующим образом: человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум, если это стремление остается нереализованным.

3.2. Учение о смысле жизни основной тезис учения о смысле жизни: жизнь человека не может лишиться смысла, ни при каких обстоятельствах; смысл жизни всегда может быть найден. “Смысл, о котором идет речь, постоянно меняется как от ситуации к ситуации, так и от человека к человеку. Однако смысл вездесущ. Нет такой ситуации, в которой нам бы не была предоставлена жизнью возможность найти смысл, и нет такого человека, для которого жизнь не держала бы наготове какое-нибудь дело”. [14.]

В психологической структуре личности Франкл выделяет особое, “ноэтическое (чисто человеческое) измерение”, в котором локализованы смыслы. Это измерение, как явствует из построенной Франклом чрезвычайно наглядной «димензиональной онтологии», несводимо к измерениям биологического и психологического существования человека; соответственно, смысловая реальность не поддается объяснению через психологические и, тем более, биологические механизмы и не может изучаться традиционными психологическими методами. [12.]

Утверждая уникальность и неповторимость смысла жизни каждого человека, Франкл, тем не менее, отвергает некоторые из «философий жизни». Так, “смыслом жизни не может быть наслаждение, ибо оно есть внутреннее состояние субъекта. По той же логике человек не может стремиться к счастью, он может искать лишь причины для счастья”. [10.]

Это положение является одним из важнейших в теории личности Франкла. Оно вытекает из другого фундаментального положения его теории – трансцендентности существования, более подробно о котором речь пойдет ниже. Суть его состоит в том, что всякий смысл трансцендентен человеку. Т. е., смысл не может быть заключен в самом человеке, в субъективной его сфере, а всегда находится в объективном мире. А поскольку и счастье, и наслаждение являются субъективными переживаниями данного человека, они не могут быть ни целью, ни смыслом жизни этого человека. Они могут быть лишь “побочным продуктом” какой-либо деятельности, целью которой является реализация определенного, актуального для конкретной личности в данный момент, трансцендентного ей смысла.

Отстаивая эту точку зрения, Франкл явно оппонирует гедонистическим теориям вообще и, в частности, Фромму, утверждавшему, что «Счастье — величайшее достижение человека, отклик всей его личности на плодотворную ориентацию по отношению к самому себе и к внешнему миру». [17.]

3.3. Представления о ценностях Положение об уникальности смысла не мешает Франклу дать также содержательную характеристику возможных позитивных смыслов. Для этого он вводит представление о ценностях – “смысловых универсалиях, кристаллизовавшихся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться в истории”. [20.] Согласно этому определению, Франкл выделяет три группы ценностей: ценности творчества, ценности переживания и ценности отношения.

Приоритет принадлежит ценностям творчества, основным путем реализации которых является труд. Смысл труда человека заключается, прежде всего, в том, что он делает сверх своих предписанных служебных обязанностей, что он привносит как личность в свою работу. Здесь Франкл перекликается с позицией Фромма, который также считал творческий труд одной из важнейших предпосылок плодотворности. Но, в отличие от Фромма, Ценности творчества, по Франклу, хотя и являются наиболее естественными и важными, но не необходимыми. Смысл жизни может, согласно Франклу, придать задним числом одно-единственное мгновение, одно ярчайшее переживание.

Из числа ценностей переживания Франкл подробно останавливается на любви, которая обладает богатым ценностным потенциалом. “Любовь — это взаимоотношения на уровне духовного, смыслового измерения, переживание другого человека в его неповторимости и уникальности, познание его глубинной сущности”. [10.] Вместе с тем и любовь не является необходимым условием или наилучшим вариантом осмысленности жизни. Согласно Франклу, индивид, который никогда не любил и не был любим, тем не менее, может сформировать свою жизнь весьма осмысленным образом.

Основной пафос и новизна подхода Франкла связаны у него, однако, с третьей группой ценностей, которым он уделяет наибольшее внимание, — ценностями отношения. Говоря об этих ценностях, как выражается сам Франкл, он вводит третью (после трех базовых учений логотерапии и трех основных групп ценностей) триаду положений, а именно, три группы ценностей отношения: ценности отношения к страданию (или боли), чувству вины и отношения к смерти. [15.] К этим ценностям человеку приходится прибегать, когда он оказывается во власти обстоятельств, которые он не в состоянии изменить. Но при любых обстоятельствах человек свободен занять осмысленную позицию по отношению к ним, придав не только своему страданию, но даже и смерти, глубокий жизненный смысл.

И здесь можно было бы инкриминировать Франклу некоторую его склонность к фатализму, манифестирование приспособляемости, если бы далее он не оговаривался, что, хотя ценности отношения в чем-то более высокие, их приоритет все же наиболее низок — обращение к ним оправданно, лишь, когда все остальные возможности более активного воздействия на собственную судьбу исчерпаны. И, если, в этом пункте теории франкла противоречия можно считать исчерпанными, они все же имеют место.

Дело в том, что, как мне кажется, хотя и осторожное и не навязчивое, но обращение, в конечном итоге, Франкла к религии не коррелирует с довольно убедительным, занимающим значительное место в его теории личности, учением о свободе воли и представлении об индивидуальности в целом, во многом им противореча. И это наиболее уязвимое место этой, в общем глубокой и, я бы даже сказал, фундаментальной теории. Но для обоснования этой точки зрения необходимо рассмотреть и представления Франкла о сверх смысле, и представления об индивидуальности, и, конечно, основные положения учения о свободе воли.

3.4. понятие сверх смысла Говоря о сверх смысле, Франкл имеет в виду смысл того целого, в свете которого приобретает смысл человеческая жизнь, т. е., о смысле Вселенной, о смысле бытия, о смысле истории. Этот смысл трансцендентен человеческому существованию, поэтому никакой ответ на вопрос о сверхсмысле дать невозможно. Франкл подчеркивает, что из этого не следует вывод о бессмысленности или абсурдности бытия, с чем якобы приходится мириться человеку. Человеку приходится мириться с другим – с невозможностью охватить бытие в целом, с невозможностью познать его сверх смысл. Естественно, что сверх смысл осуществляется независимо от жизни отдельных индивидов. Так, “…история, в которой осуществляется сверх смысл, происходит либо через посредство моих действий, либо наперекор моему бездействию” [14.].

Говоря о сверхсмысле, нельзя обойти вопрос о понимании Франклом религии. С одной стороны, бог занимает почетное место в теории, а религиозная вера — в практике логотерапии. С другой стороны, как верно отмечено в предисловии Г. Гутмана к одной из книг Франкла, понятие религии используется им в столь широком смысле, что оно включает в себя и агностицизм, и даже атеизм.

Совесть и ответственность, к которым апеллирует логотерапия Франкла, присущи, по его мнению, и религиозным, и нерелигиозным людям. Отличие заключается лишь в том, что нерелигиозный человек не задается последним вопросом — перед кем он несет ответственность за реализацию смысла своей жизни. Для человека же религиозного этой последней высшей инстанцией является бог.

3.5. Представления об индивидуальности Отдельно рассматривать представления Франкла об индивидуальности позволяет его утверждение, что экзистенциально более важен не вопрос о смысле жизни вообще, а вопрос о конкретном смысле жизни данной личности в данный момент. Каждая ситуация несет в себе свой смысл, разный для разных людей, но для каждого он является единственным и единственно истинным. И это утверждение, как мне кажется, является одним из важнейших положений теории личности Франкла. Не однократно акцентируя на нем внимание, он писал: “В век, когда десять заповедей, по-видимому, уже потеряли для многих свою силу, человек должен быть приготовлен к тому, чтобы воспринять 10000 заповедей, заключенных в 10000 ситуаций, с которыми его сталкивает жизнь. Тогда не только сама эта жизнь будет казаться ему осмысленной, но и сам он приобретет иммунитет против конформизма и тоталитаризма — этих двух следствий экзистенциального вакуума”. [14.]

В нахождении смыслов человеку помогает совесть, анализу которой Франкл посвятил свою книгу “Подсознательный бог”. Совесть Франкл определяет как некий смысловой орган, как интуитивную способность отыскивать единственный смысл, кроющийся в каждой ситуации. “Совесть может быть определена как интуитивная способность человека находить смысл ситуации. Поскольку смысл — это нечто уникальное, он не подпадает под общий закон, и такая интуитивная способность, как совесть, является единственным средством схватывать смысловые гештальты.

Кроме того, что совесть интуитивна, она является творческой способностью. Вновь и вновь совесть человека приказывает ему сделать нечто, противоречащее тому, что проповедуется обществом, к которому он принадлежит, и то, что поначалу было уникальным смыслом, может стать универсальной ценностью. Уникальный смысл сегодня – это универсальная ценность завтра. Таким способом творятся религии и создаются ценности”. [15.]

Однако просто найти смысл недостаточно; необходимо еще его осуществить. “Возможность осуществить смысл всегда уникальна, и человек, который может ее реализовать, всегда неповторим”. [14.] Человек несет ответственность за осуществление уникального смысла своей жизни. Осуществляя его, он осуществляет тем самым сам себя; поэтому, по стойкому убеждению Франкла, самоактуализация Маслоу и Роджерса является лишь побочным продуктом осуществления смысла и по сему также (как счастье или наслаждение) не может быть самоцелью. []15.

Поскольку стремление к реализации уникального смысла своей жизни делает каждого человека уникальной личностью, Франкл говорит также о смысле самой личности человека, его индивидуальности. Смысл человеческой личности, по Франклу, всегда связан с обществом, и наоборот, смысл общества в свою очередь конституируется существованием индивидов. И это положение теории Франкла абсолютно совпадает со взглядами Фромма и Эриксона, Также рассматривающими личность в неразрывной связи с обществом, в котором она формируется и развивается.

Хотя Франкл и не акцентирует внимание на проблемах общества в целом, тем не менее, из его работ явствует, что рассматривать проблемы личности вне ее связи с конкретным социальным окружением абсолютно бессмысленно и не допустимо. Именно поэтому, Он не однократно подчеркивал, что проблема поиска смысла и связанного с ним возникновения экзистенциального вакуума, наиболее остро актуализировалась именно в наше время, в условиях стремительно изменяющегося общества. “В отличие от человека вчерашнего дня традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что ему должно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже, утратил ясное представление о том, чего же он хочет. В итоге он либо хочет того же, чего и другие (конформизм), либо делает то, что другие хотят от него (тоталитаризм)”. [14.] Третьей же альтернативой развития личности франкл считает формирование и развитие у человека ноогенного невроза.

Говоря об индивидуальности и уникальности личности, Франкл откровенно занимает гуманистические позиции. Кроме того, в отличие от Фромма, признававшего, хотя и не столь значительный как у эриксона, приоритет общества, Франкл провозглашает, хотя и не значительный, но примат личности над обществом за счет имеющейся у нее свободной воли. Наглядной иллюстрацией этого положения может послужить следующее его высказывание: “Что же касается среды, то и здесь обнаруживается, что она не определяет человека. Влияние среды больше зависит от того, что человек из нее делает, как он к ней относится”. [10.]

Уделяя проблемам свободы воли достаточно много внимания, Франкл рассматривает их в рамках третьей части своей теории – учения о свободе воли.

3.6. Учение о свободе воли Основной тезис учения о свободе воли гласит, что человек свободен найти и реализовать смысл жизни, даже если его свобода заметно ограничена объективными обстоятельствами. Франкл говорит о свободе человека по отношению к своим влечениям, к наследственности и к факторам и обстоятельствам внешней среды.

Свобода по отношению к влечениям проявляется в возможности сказать им «нет», принять или отвергнуть их. Даже когда человек действует под влиянием непосредственной потребности, он позволяет ей определять свое поведение и сохраняет свободу не позволить этого. Аналогичным образом обстоит дело и тогда, когда речь идет о детерминации человеческого поведения ценностями или моральными нормами, — человек позволяет или не позволяет себе быть ими детерминированным.

Свобода по отношению к наследственности — это отношение к ней как к материалу, возможность свободного духа строить из этого материала то, что ему необходимо: “Наследственность — это не более чем материал, из которого человек строит сам себя. Это не более чем камни, которые могут быть использованы, а могут быть отвергнуты строителем”. [10.]

Свобода человека по отношению к внешним обстоятельствам хотя и не беспредельна, но существует, выражаясь в возможности занять по отношению к ним ту или иную позицию. Тем самым само влияние обстоятельств на человека опосредуется позицией человека по отношению к ним. [10.]

«Человек — это больше, чем психика: человек — это дух». И в этом своем качестве он характеризуется двумя фундаментальными онтологическими характеристиками: способностью к самотрансценденции и способностью к само отстранению.

Первая, которую франкл называет само трансцендентностью существования, как уже отмечалось, выражается в постоянном выходе человека за пределы самого себя, в направленности его на что-то, существующее вне его. И это второе важнейшее положение теории Франкла, на которое он обращает внимание практически во всех своих работах. “Самотрансценденция существования указывает на фундаментальный факт, что быть человеком означает находиться в отношении к чему-то или кому-то иному, нежели он сам, — будь то смысл, требующий осуществления, или человек, сулящий встречу. Существование человека колеблется и терпит крушение, если он не проживает это качество самотрансценденции. Когда отрицается самотрансценденция существования, само существование искажается. Оно овеществляется. Бытие сводится просто к вещи. Бытие человека де персонализируется. И, что наиболее важно, субъект превращается в объект”. [10.]

Однако это базовое положение теории Франкла также диаметрально противостоит воззрениям Фромма, который утверждал, что именно это и есть основная проблема современного человека. “Наша моральная проблема это безразличие человека к самому себе. Она заключается в том, что мы утратили чувство значительности и уникальности индивида, превратили себя в орудие внешних целей, относимся к себе как к товарам, а наши силы отчуждены от нас… …несостоятельность современной культуры кроется не в её принципе индивидуализма, не в идее, что моральная добродетель состоит в удовлетворении личных интересов, а в искажении смысла личного интереса; не в том, что люди слишком сосредоточены на своём личном интересе, а в том, что они недостаточно сосредоточены на интересах своего реального «я»; не в том, что они слишком себялюбивы, а в том, что они не любят себя”. [17.]

Способность к само отстранению выражается в возможности человека подняться над собой и над ситуацией, посмотреть на себя со стороны. Эти две способности позволяют человеку быть (не абсолютно, а в определенных пределах) само детерминирующимся существом; механизмы этой само детерминации принадлежат к ноэтическому измерению человека.

Наконец, важным вопросом учения о свободе воли является вопрос, для чего человек обладает свободой. В разных работах Франкл предлагает несовпадающие формулировки, однако общий их смысл — это свобода взять на себя ответственность за свою судьбу, свобода слушать свою совесть и принимать решения о своей судьбе. Это свобода изменяться, свобода от того, чтобы быть именно таким, и свобода стать другим. Франкл определяет человека как существо, которое постоянно решает, чем он будет в следующий момент. А свободу как ответственность человека за аутентичность его бытия, за правильное нахождение и реализацию им смысла своей жизни. По сути, свобода — это ответственность человека за свою жизнь.

Но Франкл на этом не останавливается. Развивая эту идею дальше, он дает определение и понятию ответственности: “Быть ответственным — значит быть селективным, быть избирательным. Мы живем в «обществе изобилия», средства массовой информации заливают нас потоками стимуляции, и мы живем в век противозачаточных средств. Если мы не хотим утонуть в этом потоке, погрузиться в тотальный промискуитет, то мы должны научиться различать, что существенно, а что нет, что имеет смысл, а что нет, за что отвечать, а за что нет”. [14.]

Отвечая же на вопрос о том, перед кем или перед чем, в конечном итоге, человек несет ответственность, Франкл снова обращается к религии: “Инстанция, перед которой мы несем ответственность, — это совесть. Если диалог с моей совестью — это настоящий диалог, то есть не просто разговор с самим собой, то встает вопрос, является ли совесть все-таки последней или же лишь предпоследней инстанцией. Последнее «перед чем» оказывается возможным выяснить путем более пристального и подробного феноменологического анализа, и «нечто» превращается в «некто»- инстанцию, имеющую облик личности. Более того — это своеобразная сверхличность…

…За человеческим «сверх “Я”» стоит божественное «Ты»: совесть — это трансцендентное “Ты””. [10.]

Т. о., Бог для Франкла — это тот собеседник во внутреннем диалоге, к которому обращены наши наиболее сокровенные мысли. Другими словами, бог в логотерапии — это персонализированная совесть, а совесть — это «подсознательный бог», таящийся в каждом человеке, — в каждом, поскольку у каждого человека, по Франклу, существует глубинное стремление к общению с подобным собеседником (хотя у многих это стремление глубоко вытеснено).

Резюме Подводя итог анализа экзистенциальной теории личности Франкла, можно еще раз подчеркнуть основные, на мой взгляд, ее положения.

Итак, основным положением этой теории является учение о смысле. Согласно которому, смысл жизни человека всегда может быть найден, и лишится его не возможно ни при каких условиях. Если же человек не видит этого смысла, то он оказывается в ситуации экзистенциального вакуума, что свидетельствует о невротизации этого человека – о формировании у него ноогенного невроза. Фундаментальным положением этого учения является утверждение того, что смысл уникален для каждого человека и для каждой ситуации, что он не может быть привнесен из вне: быть кем-то предложен или навязан; он должен быть найден самим человеком.

Второе фундаментальное положение теории Франкла заключается в том, что все смыслы находятся вне субъекта, и, что человек, в связи с этим, находится в постоянном состоянии поиска смысла. Согласно Франклу, поиск смысла и является основной мотивационной тенденцией, присущей только человеку и, более того, определяющей его сущность, его человечность. Из этого положения также следует, что смыслом жизни не могут быть ни наслаждение, ни счастье, ни самоактуализация, поскольку они являются внутренними состояниями человека, и могут рассматриваться лишь как побочный продукт стремления к чему-то трансцендентному. Для конкретизации этого положения, Франкл вводит понятие само трансцендентности существования.

Говоря об уникальности смысла, Франкл подчеркивает, тем самым, и уникальность каждой личности, ее индивидуальность. В связи с этим, он предпочитает говорить не о смысле жизни вообще, а о смысле личности самого человека. И здесь Франкл открыто занимает гуманистическую позицию, утверждая более высокий приоритет личности в ее взаимоотношениях с обществом. Но это его утверждение весьма осторожно. Говоря о свободе личности выбирать себе судьбу, а точнее свое к ней отношение, Франкл, полемизируя с Сартром, утверждавшим, что человек придумывает сам себя, отмечает, что свобода эта не безгранична. Все связанные с этой проблематикой вопросы Франкл рассматривает в третьей части своей теории – учении о свободе воли.

Определяя понятие свободы, он говорит, что свобода – это ответственность, ответственность за свой выбор того или иного отношения к различным жизненным ситуациям, в конечном итоге, свобода – это ответственность человека за свою жизнь. Отвечает же он только перед своей совестью, а совесть, по Франклу, — это ни что иное, как бог, а бог – это персонализированная совесть.

Т. о., утверждая божественную природу человека, а, вместе с тем, и некоторую предопределенность его бытия, теория личности Франкла, в высшей своей точке, не удерживает все же чисто гуманистических позиций, а оказывается в русле, хотя и сильно гуманизированного, но религиозного экзистенциализма. Что, впрочем, практически не умаляет ее достоинства и безусловной ценности в попытках современной персонологии разрешить все новые проблемы личности, возникающие в условиях стремительно изменяющегося общества.

Глава 4.

Феноменологический подход К. Роджерса

Вклад Карла Роджерса в Современную персонологию очень велик. Его по праву считают одним из величайших психологов нашего времени. Созданная Роджерсом теория личности не только стала основой для так называемой психологии третьей силы (или гуманистической психологии), Ставшей противовесом, наиболее популярным в середине XX века, психоанализу и бихевиоризму, его идеи имели поразительное влияние на такие сферы, как социальная работа, уход за больными, семейное консультирование, групповая динамика и образование. Трудно переоценить огромное влияние роджерса и на формирование терапевтических и образовательных стратегий, используемых сегодня профессионалами не только Соединенных штатов.

Поскольку созданная роджерсом теория личности фундаментальна и разнопланова, включает в себя множество разнообразных положений и учений, требующих отдельного внимания, подробно на них всех останавливаться я не буду, а ограничусь описанием только тех ее аспектов, которые соответствуют теме настоящей работы.

4.1. Взгляд на природу человека Точка зрения Роджерса на природу человека сформировалась также как у Фрейда, на основе его личного клинического опыта. Основные положения теории личности Роджерса столь разнообразны, что позволило психологам-методологам отнести ее и к феноменологическому [18.], и к организмическому [19.], и к гуманистическому [8.] направлению в персонологии. Несмотря на это, они не противоречат друг другу, поскольку теория роджерса аккумулирует в себе основные идеи этих направлений. Сам же Роджерс писал по этому поводу: “Я ещё не знаю, как мне назвать это направление, но в моих мыслях оно ассоциируется с такими прилагательными, как феноменологический, экзистенциальный, центрированный на человеке; с такими понятиями, как самоактуализация, становление, рост; с такими людьми в нашей стране, как Гордон Олпорт, Абрахам Маслоу, Роллоу Мей”. [8.]

Теория Роджерса, Практически во всех своих положениях, соответствует трем базовым тезисам феноменологии.

1) материальная или объективная действительность есть реальность, сознательно воспринимаемая и интерпретируемая человеком в данный момент времени. Поэтому только внутренняя система отсчета человека или субъективная способность постигать действительность играет ключевую роль в определении внешнего его поведения.

Этот базовый тезис феноменологии является одним из определяющих положений всей персонологии Роджерса. Здесь он явно выступал против утверждения бихевиористов о том, что поведение можно объяснить реакцией человека на объективную стимульную ситуацию. По его мнению, скорее следует говорить об интерпретации ситуации и её персональном значении, которое регулирует поведение.

роджерс отвергал, в большей её части, и теорию фрейда о том, что прошлый опыт или источники происхождения поведения являются первичными факторами, лежащими в основе личности. Поведение, по его убеждению, не определено прошлыми событиями. “Это наша актуальная интерпретация прошлых переживаний, а не их фактические обстоятельства влияет на наше настоящее поведение”. [8.]

2) люди способны сами определять свою судьбу, и они ответственны за то, что они собой представляют. Роджерс был уверен в том, что человек может свободно жить так, как хочет, без ограничений или запретов. Субъективная свобода — это чувство личной власти, способность делать выбор и руководить собой. Однако роджерс не отрицал, что на поведение человека влияют наследственно обусловленные факторы, социальные силы и прошлый опыт, которые фактически определяют сделанный выбор. Поэтому, говоря о свободе выбора, Роджерс строго придерживался положения о том, что понятие абсолютной свободы не применимо к объяснению возможностей выбора человека. В то же время, он считал, что люди в состоянии делать свободный выбор, и что бы ни случилось с ними, это зависит исключительно от них самих. “Единственный, кто отвечает за мои собственные действия и их последствия — это я сам”. [8.] Это утверждение Роджерса полностью совпадает и подтверждает аналогичную позицию Фромма.

3) Люди в своей основе добры и обладают стремлением к совершенству. В результате своих клинических наблюдений, Роджерс пришёл к заключению, что самая сокровенная сущность природы человека ориентирована на движение вперёд к определённым целям, конструктивна, реалистична и весьма заслуживает доверия. Он считал человека активным существом, ориентированным на отдаленные цели и способным вести себя к ним, а не созданием, раздираемым силами, находящимися вне его контроля.

Отстаивая эту точку зрения, Роджерс заявлял: “Я не придерживаюсь точки зрения Поллианны на природу человека. Я понимаю, что поскольку человеку присущ внутренний страх и беззащитность, он может и ведёт себя недопустимо жестоко, ужасно деструктивно, незрело, регрессивно, антисоциально и вредно. Но, все же одним из впечатляющих и обнадеживающих переживаний является для меня работа с такими людьми и открытие весьма позитивных тенденций, которые существуют в них очень глубоко, как и во всех нас”. [8.]

Наконец, Роджерс не однократно подчеркивал, что личность можно понять только, если обращаться к целостному человеку. Т. о., он поддерживал холистическую точку зрения на личность, согласно которой, человек ведёт себя как интегрированный организм и это единство нельзя свести к составляющим частям его личности.

приверженность Роджерса холистическому направлению видна практически в каждом аспекте его теоретической системы, что позволяет отнести ее также и к организмическому направлению в теории личности.

итак, Роджерс имел глубокое, почти религиозное чувство уважения к природе человека. Он утверждал, что все человечество обладает естественной тенденцией двигаться в направлении независимости, социальной ответственности, креативности и зрелости. Следует заметить, что подобный взгляд на природу человека является лейтмотивом всей теории Роджерса и точно отождествляется с гуманистическим направлением в персонологии.

4.2. Мотивация Наряду с позитивной точкой зрения на природу человека, Роджерс выдвинул гипотезу о том, что все поведение вдохновляется и регулируется неким объединяющим мотивом, который он называл тенденцией к актуализации. Этот мотив представляет собой свойственную, согласно убеждению Роджерса, любому организму тенденцию развивать все свои способности, способствующие его сохранению и развитию. Т. о., важнейший мотив жизни человека — это актуализировать, т. е. сохранить и развить себя, максимально выявить лучшие качества своей личности, заложенные в ней от природы.

эта фундаментальная тенденция является единственным мотивационным конструктом, постулированным Роджерсом. Он был уверен в том, что для понимания активности человека не требуется каких-то особых мотивационных конструктов, т. е. специфических влечений, таких как голод, половое влечение, безопасность и т. п. Каждый человек исходно мотивирован просто тем, что живёт. Это положение теории личности Роджерса перекликается с утверждением Фромма о том, что «единственным смыслом жизни может быть сама жизнь”. [17.]

Итак, по мнению Роджерса, мотивы и влечения не объясняют целенаправленной деятельности организма. Аргументируя эту точку зрения, он отмечал, что поскольку все эти мотивы берут начало в физиологических процессах организма, то это биологический факт, а не психологическая тенденция, регулирующая поведение личности.

тенденция к актуализации, в теории Роджерса, не просто нацелена на снижение напряжения: сохранение жизненных процессов и поиски комфорта и покоя. Она также подразумевает повышение напряжения. В этом положении взгляды Роджерса совпадают и с представлениями о мотивации Франкла, и, как будет показано в следующей главе, с учением Маслоу о мета мотивации.

Из всего выше изложенного следует, что фактически все поведение людей, согласно теории Роджерса, направлено на повышение их компетентности или на их самоактуализацию. для роджерса весь жизненный опыт оценивается с позиции того, насколько хорошо он служит тенденции к актуализации. Эта установка отражается в другом термине, речь о котором пойдет в следующем разделе.

4.2.1. Организмический оценочный процесс это словосочетание отражает идею о том, что люди ищут и оценивают позитивно переживания, которые они воспринимают как содействующие их личности или развивающие её, и от которых они испытывают чувство удовлетворения. И напротив, они избегают и оценивают негативно те переживания, которые воспринимают как противоречащие или препятствующие их актуализации.

4.2.2. Тенденция самоактуализации По мнению Роджерса, наиболее необходимым аспектом тенденции к актуализации, с точки зрения личности, является стремление человека к самоактуализации.

в контексте теории Роджерса, тенденция самоактуализации — это процесс реализации человеком на протяжении всей жизни своего потенциала с целью стать полноценно функционирующей личностью. Пытаясь достичь этого, человек проживает жизнь, наполненную смыслом, поисками и волнениями. К тому же самоактуализирующийся человек живёт экзистенциально, непринужденно наслаждаясь каждым моментом жизни и полностью участвуя в ней.

4 .3. Полноценно функционирующий человек как и большинство персонологов, роджерс высказывал определённые идеи о конкретных личностных характеристиках, которые определяют хорошую жизнь. полноценно функционирующий это термин, используемый роджерсом, для обозначения людей, которые используют свои способности и таланты, реализуют свой потенциал и движутся к полному познанию себя и сферы своих переживаний.

Поскольку полноценно функционирующая личность Роджерса во многом соответствует и здоровой личности Фромма, подробно описанной в первой главе настоящей работы, и самоактуализировавшейся личности Маслоу, речь о которой пойдет в следующей главе, подробно анализировать ее я здесь не буду, а приведу только основные ее характеристики, предложенные Роджерсом.

1) открытость к переживанию. Это способность слушать себя, чувствовать всю сферу висцеральных, сенсорных, эмоциональных и когнитивных переживаний в себе, не испытывая угрозы. По мнению Роджерса, открытость к переживанию является основной характеристикой полноценно функционирующей личности.

2) экзистенциальный образ жизни. Это тенденции жить полно и насыщенно в каждый момент существования, так чтобы каждое переживание воспринималось как свежее и уникальное, отличное от того, что было ранее.

3) организмическое доверие. Это способность человека принимать во внимание свои внутренние ощущения и рассматривать их как основу для выбора поведения.

4) эмпирическая свобода. Этот аспект хорошей жизни заключается в том, что каждый человек, по природе своей, свободен и ответствен за свою судьбу. Эмпирическая свобода относится к внутреннему чувству, которое неразрывно связано с чувством ответственности.

5) креативность. В теории Роджерса – это стремление человека жить конструктивно и адаптивно в своей культуре, в то же время удовлетворяя собственные самые глубокие потребности. [8.]

Приобретя, в процессе развития, все эти качества, человек становится полноценно функционирующей личностью. Однако, для этого необходимо наличие некоторых условий, описанию которых Роджерс уделяет много внимания в рамках своей теории Я-концепции.

4 . 4 . УСЛОВИЯ ПОЛНОЦЕННОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Изучению Я-концепции Роджерс придавал огромное значение. Фактически конструкт самости является столь неотъемлемой частью его теории личности, что некоторые психологи определяют её как теорию “Я”. Я-концепция, или самость (Роджерс использовал эти термины взаимозаменяемо) – это “организованный, последовательный концептуальный гештальт, составленный из восприятий свойств “Я”, или “меня” и восприятий взаимоотношений “Я”, или “меня” с другими людьми и с различными аспектами жизни, а также ценности, связанные с этими восприятиями. Это гештальт, который доступен осознаванию, хотя не обязательно осознаваемый”. [8.]

Из этого определения Я-концепции явствует, что это довольно сложная структура, требующая отдельного анализа. Поэтому здесь я не буду останавливаться на описании всех ее положений, а ограничусь лишь представлением некоторых, наиболее важных с позиции теории Роджерса, факторов, влияющих на формирование и развитие Я-концепции.

в отличие от Эриксона, роджерс не создавал специальную схему критических стадий, через которые проходят люди в процессе формирования я-концепции. он сосредоточивался на том, как оценка индивида другими людьми, особенно в период младенчества и раннего детства, способствует развитию позитивного или негативного образа себя. Роджерс выдвинул теорию, СОГЛАСНО КОТОРОЙ, ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ “я” вначале регулируется исключительно организмическим оценочным процессом. Впоследствии структура “я” формируется через взаимодействие с окружением, в частности, со значимыми другими.

Следовательно, формирование, развитие и содержание я-концепции, в значительной степени, является продуктом процесса социализации. Отсюда вытекают условия, важные для развития я-концепции.

4.4.1. Потребность в позитивном внимании Известно, что для любого человека важно, чтобы его любили и принимали другие. Это явление Роджерс назвал потребностью в позитивном внимании, которая “универсальна, развивается как осознание возникновения “Я”, она всепроникающа и устойчива”. [8.] Впервые она проявляется как потребность младенца в любви и заботе, а впоследствии она выражается в удовлетворении человека, когда его одобряют другие и ФРУСТРАЦИИ, когда им недовольны. С точки зрения Роджерса, ребенок сделает почти все, даже пожертвует организмическим оценочным процессом, чтобы удовлетворить потребность позитивного внимания.

роджерс также предположил, что человеку важно не только позитивное внимание других, но и самому ему необходимо позитивно рассматривать себя. Потребность в позитивном внимании к себе — это приобретённая потребность, которая появляется при сравнении своих переживаний с удовлетворением или не удовлетворением потребности к позитивному вниманию.

Рассматривая позитивное внимание как определяющий дальнейшее развитие Я-концепции фактор, Роджерс различал две его формы: обусловленное и безусловное позитивное внимание.

4.4.2. Обусловленное позитивное внимание обусловленное позитивное внимание означает, что дети получают похвалу, внимание, одобрение и другие формы поощрений за поведение, которое от них ожидают значимые другие, особенно родители. Это приводит к тому, что человек в одних отношениях чувствует свою ценность, а в других нет. Поэтому это положение Роджерс называл также “условия ценности”.

Он утверждал, что условие ценности по отношению к ребенку причиняет ущерб его становлению как полностью функционирующего человека по той причине, что ребенок, в этом случае, пытается соответствовать стандартам других, а не определить для себя, чем он хочет быть и добиваться этого. Это приводит к тому, что Я-концепция находится в полном несоответствии с организмическим опытом и, следовательно, не служит прочной основой для развития здоровой личности.

4.4.3. Безусловное позитивное внимание По Роджерсу, единственный способ не вмешиваться в тенденцию к актуализации ребенка это дать ему безусловное позитивное внимание. Это означает, что его любят, принимают и уважают без критики и оговорок таким, какой он есть.

роджерс утверждал, что если ребенок будет чувствовать только безусловное позитивное внимание, “тогда не будут развиваться условия ценности, внимание к себе будет безусловным, потребности в позитивном внимании и внимании к себе будут психологически устанавливаться и полноценно функционировать”. [8.] А это, в свою очередь, раскрывает естественную тенденцию самоактуализации.

4 .5. Личность и общество в персонологии Роджерса Поскольку Роджерс, в рамках феноменологического подхода, основной акцент делает на субъективном мире сознательных переживаний человека и его отношений к окружающим, он не углублялся в исследования проблем взаимоотношения личности и общества в целом. Поэтому он не предлагал, подобно Фромму или Маслоу, определенных моделей возможного общества или общественных отношений. Однако, полемизируя со Скиннером, Роджерс говорил о создании открытого общества в противовес закрытому скиннеровскому, в котором людям будет дана возможность развивать ценности ответственности, счастья, безопасности, продуктивности и креативности.

Более того, он утверждал, что персонологические исследования должны в конечном итоге обращаться к вопросам, относящимся к хорошей жизни, и к тому, как её достичь как можно большему числу людей.

Глава 5.

Гуманистическая теория личности А. Маслоу

Теперь, опираясь на выше приведенные теории личности, можно утверждать, что, в общем, гуманистические персонологи рассматривают людей как активных творцов собственной жизни, обладающих свободой выбирать и развивать стиль жизни, которая ограничена только физическими или социальными воздействиями. Некоторые теоретики в значительной степени склонялись к подобным взглядам, например, Олпорт, Келли, а также уже рассмотренные выше Фромм и Роджерс, однако именно Абрахам Маслоу получил всеобщее признание как выдающийся представитель гуманистической теории.

Эрих Фромм, Альфред Адлер, Карен Хорни, Рут Бенедикт и Макс Вертхаймер — вот только некоторые из тех, к кому маслоу обращался в своём стремлении постигнуть поведение человека. Неформальные беседы и бесценный опыт общения с такими выдающимися учёными помогли сформировать интеллектуальную основу дальнейших гуманистических взглядов Маслоу. его теория самоактуализации личности, основанная на изучении здоровых и зрелых людей, ясно показывает основные темы и положения, характерные для гуманистического направления: жизнь человека нельзя понять, если не принимать во внимание присутствие стремления. Рост, самоактуализация, стремление к здоровью, поиски идентичности и автономности, жажда прекрасного и другие способы выражения стремления наверх сейчас нужно принять безоговорочно как широко распространенную и, возможно, универсальную тенденцию xx в. Теория Маслоу, подчёркивающая уникальность человека и наличие потенциала само регулируемого и эффективного функционирования, обладает огромной притягательной силой для тех, кто разделяет его оптимистическую точку зрения на природу человека.

5.1. Взгляд на природу человека Как вскоре станет совершенно очевидным, персонологическое направление Маслоу резко отличается от теорий, доминирующих в западной психологии личности в последние 50 лет, особенно от психоанализа и бихевиоризма. Выражая свое несогласие с теориями этих направлений, Маслоу писал: “В созданной ими системе не нашлось достаточно места для могучего воздействия автономных детерминант общества и окружающей среды, таких факторов, действующих извне на индивида, как бедность, эксплуатация, национализм, война и структура общества. Разумеется, ни одному здравомыслящему психологу не придет в голову отрицать тот факт, что личность в определенной степени беспомощна перед этими силами… – Более того, Маслоу был уверен в том, что — …ни одна психологическая теория не будет полной, если ее центральным звеном не является концепция, согласно которой будущее человека находится в нем самом, будучи активно в каждый момент настоящего”. [6.]

Т. о., подтверждая бесперспективность изучения личности без учета факторов ее окружения, Маслоу подчеркивает решающую роль в ее развитии человеческого фактора. Убедительным подтверждением чему может послужить следующее его утверждение: “Практически каждое серьезное описание реально существующей «подлинной личности» подразумевает, что эта личность благодаря обретенному ею состоянию, устанавливает новые отношения с обществом, в котором живет, да и с социумом вообще. Она не только поднимается над собой в самых разных аспектах: она также поднимается над цивилизацией, к которой принадлежит. Она сопротивляется «приобщению к определенной культуре». Она отстраняется от цивилизации и общества, к которым принадлежит. Она становится в большей степени членом рода человеческого, и в меньшей — членом локальной группы”. [6.]

одним из наиболее фундаментальных тезисов, лежащих в основе гуманистической позиции маслоу, является то, что каждого человека нужно изучать как единое, уникальное, организованное целое. Маслоу чувствовал, что слишком долго психологи сосредоточивались на детальном анализе отдельных событий, пренебрегая тем, что пытались понять, а именно человеком в целом. Кроме того, он призывал воспринимать человека как существо положительное и созидательное в своей основе, и делает акцент на изучение психического здоровья.

5 .2. мотивация Изначальным критерием мотивации, согласно убеждениям Маслоу, является субъективный критерий: “Мотивация — это мое стремление к чему-то, или моя потребность в чем-то, или моя жажда чего-то, или мое желание чего-то, или мое ощущение нехватки чего-то”. [6.] Т. о., Мотивационная теория Маслоу прямо противоположна представлениям о мотивации Франкла, утверждавшего, что всякая побудительная причина лежит вне субъекта, трансцендентна ему. А согласно Маслоу, хотя источник потребностей (по Маслоу что-то) и находится вне субъекта, основным мотивационным фактором все же является субъективное переживание человеком дефицита этого чего-то.

Маслоу выделил пять основных групп мотивов, расположенных в иерархическом порядке: 1) физиологические; 2) безопасность и защита; 3) принадлежность и любовь; 4) самоуважение; 5) самоактуализация. Согласно его мотивационной теории, низшие более значимые потребности в иерархии должны быть разумно удовлетворены, прежде чем потребности более высокого уровня становятся доминантой побудительных сил в поведении человека. [5.]

Именно положение об иерархии потребностей, по мнению большинства критиков, является наиболее уязвимым местом в теории личности Маслоу. Дело в том, что, утверждая невозможность удовлетворения потребностей более высокого уровня в условиях неудовлетворенности потребностей более низкого, Маслоу допускает множество исключений [5.] Так, например, многим людям присущ конфликт между потребностью в безопасности и стремлением к развитию. (Это положение теории Маслоу очень близко взглядам Фромма, утверждавшего, что конфликт между потребностью в безопасности и стремление к свободе и независимости является не только основной мотивационной тенденцией, но и стал основной психологической проблемой современного человека).

Также как и Фромм, Маслоу считал, что люди в этом случае выбирают безопасность, т. е. Удовлетворение Потребности в развитии невозможно при неудовлетворенной потребности в безопасности. Однако, некоторые (самоактуализирующиеся) люди более склонны к дальнейшему своему развитию и в условиях неудовлетворения потребностей низших уровней и т. п.

маслоу также различал две большие категории мотивов человека: дефицитарные мотивы” и “мотивы роста” (или мета мотивация).

Дефицитарными Маслоу называет “те потребности, неудовлетворение которых создает в организме, так сказать, «пустоты», которые должны быть заполнены во имя сохранения здоровья организма, и более того, должны быть заполнены извне, не самим субъектом, а другими человеческими существами”. [6.]

Если дефицитарные мотивы нацелены на снижение напряжения, то мотивация роста — на повышение напряжения посредством поиска новых и волнующих переживаний. Не удовлетворение мета потребностей, по мнению Маслоу, вызывает мета патологии, основными симптомами которых он считал апатию, цинизм и отчуждение.

Основным мета мотивом, по мнению Маслоу, является, уже упомянутое выше, стремление к развитию. “Развитие — это не цель в буквальном понимании этого слова. Не являются ею ни самоактуализация, ни открытие Самости. Мотивационные законы “ликвидации дефицита” и “целенаправленного подражания” не распространяются на сферу развития, спонтанности, творчества”. [6.] Кроме уже перечисленных, маслоу выделил еще несколько мета потребностей: истина, красота и справедливость, с помощью которых описал самоактуализирующихся людей, и выдвинул теорию, согласно которой, эти потребности биологически заложены в людях, так же как и дефицитарные потребности. [5.]

5.3. Теория самоактуализации гуманистическая природа теории личности Маслоу особенно ярко проявляется в концепции самоактуализации, которую он определяет как непрерывное стремление к реализации “потенциальных возможностей, способностей и талантов, как свершение своей миссии, или призвания, судьбы и т.п., как более полное познание и, стало быть, приятие своей собственной изначальной природы, как неустанное стремление к единству, интеграции, или внутренней синергии личности”. [6.] Только самоактуализировавшийся человек, по мнению Маслоу, может забыть о своем “Я” и сосредоточиться на решении проблемы, именно такая личность наиболее спонтанна в своих действиях, наиболее “гомоном на”. Такие люди могут полностью погрузиться в восприятие, действие, наслаждение и творчество. [5.]

Излагая основные положения своей теории самоактуализации, Маслоу не однократно [5., 6. и др.] отмечал, что она основана исключительно на материале, полученном в ходе бесед, наблюдения и биографического методов исследования испытуемых, поэтому она не может считаться достаточно достоверной, и требует дальнейшего своего эмпирического подтверждения. Маслоу много критиковали за предвзятость и субъективизм при отборе критериев, по которым подбирались его испытуемые. Однако, как мне кажется, критика эта безосновательна, Т. К. САМ Маслоу, также не однократно, говорил, что он пытается создать психологию здорового человека, а для этого необходимо изучать исключительно здоровых людей. А поскольку существуют определенные критерии психического здоровья и нездоровья, неизбежна селекция испытуемых именно по этим критериям. По данным исследований Маслоу и последователей его теории самоактуализации, как в США, так и в Европе, Самоактуализировавшихся и самуактуализирующихся личностей всего 1% всего населения. [18.]

Обобщая полученные в ходе этих исследований данные, Маслоу выделил тринадцать основных характеристик самоактуализировавшихся людей: 1) Высшая степень восприятия реальности; 2) Более развитая способность принимать себя, других и мир в целом такими, какими они являются на самом деле; 3) Повышенная спонтанность; 4) Более развитая способность сосредоточиваться на проблеме; 5) Более выраженная отстраненность и явное стремление к уединению; 6) Более выраженная автономность и противостояние приобщению к какой-то одной культуре; 7) Большая свежесть восприятия и богатство эмоциональных реакций; 8) Более частые прорывы на пик переживания; 9) Более сильное отождествление себя со всем родом человеческим; 10) Изменения (улучшения») в межличностных отношениях; 11) Более демократичная структура характера; 12) Высокие творческие способности; 13) Определенные изменения в системе ценностей. [5.]

Итак, очевидно большое сходство самоактуализировавшегося человека Маслоу и со здоровой личностью Фромма, и со здоровым человеком Франкла, и, разумеется, с полноценно функционирующей личностью Роджерса. И, если большинство описанных Маслоу характеристик самоактуализирующегося человека, в большей или меньшей степени, описаны практически во всех теориях этих персонологов, то его положения о пиковых переживаниях и ценностях являются оригинальными и представляют особый интерес.

5.4. Пиковые переживания Учение Маслоу о пиковых переживаниях является одним из базовых положений его теории личности. Пиковые переживания, по Маслоу, – это моменты высочайшего взлета при эстетических и любовных переживаниях, во время творческого вдохновения или абсолютного созерцания. Пиковое переживание может быть только положительным и желанным и никак не может быть отрицательным и нежелательным. “Существование такого переживания изначально оправдано им самим; это совершенный, полный опыт переживания, которому больше ничего не нужно. Это самодостаточный опыт. Он воспринимается как изначально необходимый и неизбежный. Это переживание настолько хорошо, насколько должно быть. Его принимают с благоговением, удивлением, восхищением, смирением и даже с экзальтированным, едва ли не религиозным поклонением”. [6.]

Во время пикового переживания вполне возможно настолько «раствориться» в объекте, что наше «я» исчезает в буквальном смысле. Некоторые авторы, занимающиеся эстетическими и мистическими переживаниями, чувствами материнства и любви, например Сорокин, зашли настолько далеко, что утверждают, будто при пиковых переживаниях мы можем говорить даже об отождествлении воспринимающего и воспринимаемого, об их слиянии в новой и высшей целостности, в сверх организованной системе. Именно этим, по мнению Маслоу, пиковое переживание резко контрастирует с обычными житейскими переживаниями, которые не обнаруживают этого единения с объектом, а являются лишь реакцией на достижение или не достижение каких-либо целей.

Многочисленные авторы, пишущие на темы эстетики, религии, творчества и любви, единодушно определяют эти переживания не только как изначально ценные, но и как ценные настолько, что ради этих мимолетных моментов стоит прожить всю жизнь, что они могут (по Франклу) “придать, задним числом, смысл, в общем-то, бессмысленно прожитой жизни”. [14.]

Т. о., Учение Маслоу о пиковых переживаниях абсолютно совпадает с учением Франкла о Ценностях, согласно которому, одним из наивысших и ценных смыслов являются ценности переживания, являющиеся, по сути, пиковыми.

5.5. Представления о ценностях Описывая пиковые переживания, маслоу писал: “Здесь мы имеем дело с явлением огромной философской важности. Тогда и только тогда (во время пикового переживания) мы можем постичь не наши ценности, а ценности мира. Их я называю ценностями Бытия, или сокращенно — Б-ценностями, которые соответствуют «внутренним ценностям» Роберта Гартмана”. [6.] Поскольку система Б-ценностей Маслоу достаточно сложна и запутана, я ограничусь только их перечислением:

1) целостность (единство, интеграция, стремление к однородности, взаимосвязанность, простота, организация, структура, дихотомия-трансцендентность, порядок);

2) совершенство (необходимость, справедливость, естественность, неизбежность, уместность, полнота, долженствование);

3) завершенность (конечность, окончательность, справедливость, свершенность («дело сделано»), finish и telos, судьба, рок);

4) справедливость (честность, порядок, законность, долженствование);

5) жизненность (процессуальность, не омертвление, спонтанность, само регуляция, полноценное функционирование);

6) полнота (дифференциация, сложность);

7) простота (истинность, обнаженность, сущностность, абстрактная, базовая, основная структура);

8) красота (правильность, форма, жизненность, простота, полнота, целостность, совершенство, завершенность, уникальность, истинность);

9) праведность (правота, желанность, долженствование, справедливость, благожелательность, честность);

10) уникальность (неповторимость, индивидуальность, несравненность, новизна);

11) непринужденность (легкость, отсутствие напряженности, излишнего рвения или трудностей, изящество, идеальное функционирование);

12) игра (веселье, радость, удовольствие, юмор, жизнерадостность, непринужденность);

13) истинность, честность, реальность (обнаженность, простота, полнота, долженствование, красота, чистота и естественность, завершенность, существенность);

14) самодостаточность (автономность, независимость, умение быть самим собой без участия других, самоопределение, умение подняться над окружающим миром, отстраненность, жизнь по своим собственным законам).

Разумеется, эти ценности не являются взаимоисключающими. Они не отделены друг от друга, а переплетаются друг с другом. В сущности, они являются гранями Бытия, а не его частями, просто, в зависимости от ситуации, доминируют те или иные из этих ценностей.

Говоря о ценностях в теории Маслоу необходимо уточнить различие между, так называемыми, дефицитарными (Д-ценностями) и бытийными (Б-ценностями).

Д-ценности, также как и Д-мотивы, обусловлены нехваткой чего-либо и характеризуются желанием его обладания или достижения, в то время как Б-ценности связаны с сопричастием и даже отождествлением личности с объектом, с “растворением” в нем. Именно такое отношение к объекту, по Маслоу, дает человеку возможность “чистого восприятия” этого объекта. Для подтверждения этого положения Маслоу подробно рассматривает различия между Д-любовью и Б-любовью, а также между Д-познанием и Б-познанием. [6.]

5.6. Психологическая утопия: эупсихея вклад маслоу в персонологию не был бы полным, если он не обратил бы внимания на те необходимые изменения, которые, как он чувствовал, вызывают самоактуализацию в широком объеме. Для демонстрации условий, способствующих массовой самоактуализации, Маслоу предложил модель общества, названного им “Эупсихеей”, Которая во многом похожа на “здоровое общество” Фромма.

Здоровый человек и здоровое общество, с точки зрения Маслоу, одно и то же. Он считал, что наша современная культура и социальные институты основаны на гедонистически извращенной концепции природы человека, что суть главных положений, лежащих в основе воспитания детей, официального образования, отношений работодатель работник и даже ведущих религиозных конфессий состоит в том, что человек является не более чем нарциссическим животным, что контролировать поведение такого создания можно только с помощью строгой дисциплины и постоянной угрозы наказания. Маслоу был уверен, что в таком обществе и при таком воспитании широкомасштабная самоактуализация принципиально невозможна. В то же время он был уверен и в том, что вероятность самоактуализации возрастает, когда окружение человека будет способствовать удовлетворению его потребностей, т. к. только в таких условиях самые глубинные пласты природы человека могут проявляться с большей легкостью.

В связи с этим, Маслоу мечтал об утопическом обществе, которое могла бы основать на пустынном острове тысяча здоровых семей, мигрировавших туда с целью самим определить свою судьбу. Он назвал эту потенциальную утопию “Эупсихея”. В её основе должна была лежать философия анархизма, т. е. правительство не должно было бы ограничивать свободу индивида. В эупсихее был бы полный синергизм, или работа вместе, основные потребности и мета потребности уважались бы гораздо больше, чем в нашем обществе, людям была бы предоставлена свобода выбора, ценились бы простота и бескорыстие.

Эти условия Маслоу считал необходимыми, поскольку только «Там, где присутствуют терпимость, любовь, одобрение, понимание, защищенность, удовлетворение, поддержка и отсутствуют агрессивность, стремление ставить оценки, желание сравнивать, то есть там, где человек может чувствовать себя в полной безопасности, там у него появляется возможность разобраться со всевозможными мизерными мотивами, вроде враждебности, невротической зависимости, и дать им выход. Стоит только человеку пройти через такой катарсис, и он спонтанно устремляется к другим радостям жизни, которые другими людьми воспринимаются как «более возвышенные» или направленные на развитие личности, например, к любви и творчеству. Стоит человеку испытать эти радости, и он будет предпочитать их всем остальным». [6.]

Заключение

В настоящей работе были представлены, на мой взгляд, наиболее глубокие и фундаментальные теории личности Экзистенциально-гуманистического направления в психологии: Гуманистическая теория Э. Фромма, Экзистенциальный подход В. Франкла, Феноменологическая теория К. Роджерса, теория самоактуализации А. Маслоу и некоторые положения эпигенетической теории психосоциального развития Э. Эриксона.

В результате более или менее подробного анализа этих теорий, были выявлены некоторые, незначительные, противоречия в рамках рассмотренных теорий. Также были выявлены, более значительные, противоречия в воззрениях представленных персонологов. Так, например, значительные противоречия обнаруживаются во взглядах этих ученых на мотивацию. Практически у каждого из них имеются свои, отличные от других, представления о мотивационных тенденциях и детерминации поведения человека. Кроме того, было выявлено некоторое расхождение во взглядах этих персонологов на природу человека, что обусловлено, как мне кажется, различием их обще методологических подходов к изучению личности и философских основ их теорий.

Однако, несмотря на все эти явные расхождения, практически все рассмотренные здесь теории очень близки друг другу и имеют много сходных, и даже идентичных, положений. Так, например, все эти теоретики придерживаются точки зрения, согласно которой, человек, по природе своей, является добрым, свободным и постоянно развивающимся, стремящемся к реализации своего потенциала существом; что для этой реализации человеку необходимы такие качества, как: спонтанность в деятельности, креативность, открытость к восприятию и переживаниям и т. д.; Практически все они утверждают, чтопри изучении личности необходимо рассматривать человека как единое целое, более того, в неразрывной связи с непосредственным его социальным окружением.

В связи с этим, все рассмотренные персонологи сходятся на том мнении, что решающую роль в процессах формирования и развития личности играют социальные факторы: влияние конкретного общества, конкретного социального окружения на данную личность: воспитание в семье и в обще образовательной системе, общение со значимыми другими, в частности, и окружающими вообще и т. д., более того, культурно-исторического контекста, в котором данное общество сформировалось. Однако, учитывая то, что практически на всех представителей одного и того же общества оказывается более или менее сходное влияние этого общества, все эти ученые подчеркивают, в большей или меньшей степени, значимость человеческого фактора в процессах формирования, развития и дальнейшего функционирования личности в этом конкретном обществе.

Говоря о человеческом факторе, рассматриваемые персонологи предполагали наличие у человека таких необходимых качеств, как врожденное и постоянное стремление к развитию своего потенциала и стремление к свободе; решимость сделать, в условиях, предоставляемой в наше время практически каждому человеку, свободы выбора: верного пути дальнейшего своего развития или отказ от него, борьба и отстаивание своей свободы, независимости, индивидуальности или полное подчинение авторитетам и растворение в в общей массе себе подобных; и, наконец, что самое главное, ответственность каждого человека за сделанный им выбор, в конечном итоге, ответственность за свою собственную жизнь. В зависимости от выраженности или, вообще, от наличия или отсутствия у человека этих качеств, разные персонологи предложили различные типологии личности. Однако, как мне кажется, имеет смысл рассматривать эти типологии не в отдельности, а, опираясь на них как на теоретическую основу, говорить не столько об определенных типах личности или характера, а о нескольких “формах адоптации человека к социальным воздействиям”.

В заключение настоящей работы,мне хотелось бы еще раз отметить, что, Несмотря на то, что все, рассматриваемые в данной работе, теории были разработаны западными учеными, и поднятые в них проблемы личности были актуальны в условиях изменившегося западного общества еще послевоенной Европы и Америки, они, соответствующим образом скорректированные и адаптированные, могут быть с успехом применены в качестве основы для поиска разрешения проблем, возникающих у людей в условиях современного Российского общества, поскольку в отечественной психологии еще не выработано сколько-нибудь оригинальной гуманистической концепции. Правда, справедливости ради, необходимо отметить, что в последние годы ситуация в нашей научной психологии начала меняться в лучшую сторону. Серьезным шагом навстречу экзистенциально-гуманистическому направлению можно считать открытие Московского института экзистенциальной психологии и увеличение количества публикаций отечественных психологов-гуманистов. Т. о., последние тенденции развития пост советской психологии позволяют надеяться, что даже если в ней, в ближайшее время, и не произойдет гуманистическая революция, то она, по крайней мере, будет готова к разрешению не только уже имеющихся, но и грядущих проблем населения.

литература

1)

2)

3) Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1982.

4) Майерс д. Социальная психология. СПб., “Питер”, 2001.

5) Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., 1999.

6) Маслоу А. Психология бытия. М., К., 1997.

7) Маслоу А. Самоактуализация. Файл из интернет. http//www.hpsy.ru

8) Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление Человека. М., “Прогресс”, 1994.

9) Фейдимен ДЖ., Фрейгер Р. Абрахам Маслоу и психология самоактуализации. Файл из интернет. http//www.psychology.ru

10) Франкл В. Детерминизм и гуманизм: критика пан детерминизма. Из Франкл В. “В борьбе за смысл”. М., 1988. [2.3.]

11) Франкл В. Общий экзистенциальный анализ. Там же [3.2.]

12) Франкл В. Плюрализм науки и единство человека. Там же [2.1.]

13) Франкл В. Человек в поисках смысла. СПб., “Ювента”, 1997.

14) Франкл В. Человек перед вопросом о смысле.

Там же[1.]

15) Франкл В. Что такое смысл. Там же [3.3.]

16) Фромм Э. Бегство от свободы. М.,“Прогресс”, 1990.

17) Фромм Э. Человек для себя. Минск, “Коллегиум”, 1992.

18) Фьел Л., Зиглер Д. Основные положения, исследования и применение теории личности. СПб., “Питер”, 1997.

19) Холл К. С., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997.

20) Шульц Д., Шульц Е.-С. История современной психологии. СПб., 1998.

21) Эриксон Э. Детство и общество. СПб., “Ленато”, 1996.

22) Эриксон Э. Идентичность. “Хрестоматия по социальной психологии личности”. Под ред. Д. Я. Райгородского. Самара, 2000. Т. 1. Психология самосознания. с. 493 – 533.