Молодежная субкультура как фактор наркотизации молодежи

Содержание

Введение

Глава I. Теоретические аспекты молодежной субкультуры

1.1 Понятие «культура» и «молодежная субкультура», их взаимосвязь, влияние на развитие личности и общества

1.2 Типология молодежных субкультур. Наркогенные субкультуры

Глава II. Молодежная субкультура как фактор наркотизации молодежи

2.1 Проблема наркотизации молодежи в современном обществе

2.2 Факторы наркотизации молодежи. Профилактика молодежной наркомании

Заключение

Библиография

Введение

Культура является одной из важнейших сфер общества. Культурное развитие человека питает его духовную составляющую, формирует моральный облик.

Проблемой молодежи на данном этапе является некая недоступность общей культуры: за неимением средств, времени или желания подростки и юноши не могут посещать общепринятые культурные мероприятия. Как следствие, их стремление выделиться, украсить досуг, развиваться направляется в иное русло — молодежную субкультуру.

Молодежная субкультура может рассматриваться как источник инноваций и открытий в искусстве, моде, формах досуга, как вариант примитивной массовой культуры, как форма творческой активности молодых, и в то же время, как источник опасности для социального и духовного здоровья молодых. Так, нередкими стали случаи употребления наркотиков молодежью. По словам Члена Общественной палаты РФ Санжай Ламы, в последние годы в Российской Федерации ситуация, связанная со злоупотреблением наркотических средств и их незаконным оборотом, имеет тенденцию к утяжелению. Быстро растет число потребителей наркотических средств. Основной возрастной категорией лиц, начинающих наркоманов, являются подростки.[19]

М.Е. Позднякова утверждает, что главной особенностью современной наркотизации подростков является снижение возрастной границы начала наркотизации до одиннадцати — тринадцати лет. Среди подростков формируется субкультура предпочтения наркотиков традиционному потреблению алкоголя.[16] Сейчас в России около 6 миллионов человек употребляют наркотики. По данным МВД РФ подростки и молодежь составляют 70% от всех употребляющих наркотики в стране. Рассмотрение механизмов наркотизации в молодежных субкультурах, ее формирования, видов, последствий для молодежи делает проблему исследования актуальной.

На основании анализа теоретического материала мы определяем цель работы: установление связи между принадлежностью молодежи к определенной субкультуре и наркотизацией, влияние определенных типов субкультур на процесс вовлечения в употребление наркотиков подростками и юношами.

3 стр., 1371 слов

Субкультура, контркультура, молодежная субкультура

Департамент образования города Москвы Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы «Московский городской педагогический университет» Институт психологии, социологии и социальных отношений Факультет психологии Реферат по проблемам социальной работы с молодежью на тему: «Субкультура, контркультура, молодежная субкультура» Выполнила: Студентка 5 курса ...

Для достижения цели работы, ставятся следующие задачи:

1)Рассмотреть взаимосвязи понятий культуры и молодежной субкультуры.

2)Изучить типологию молодежной субкультуры.

3)Исследовать проблему наркотизации в современном обществе.

4)Определить молодежную субкультуру, как непосредственный фактор наркотизации молодежи.

5)Составить выводы по результатам проведенного исследования.

Объектом работы выступает молодежная субкультура.

Предметом данного теоретического исследования являются условия возникновения наркотической зависимости молодежи под влиянием определенных субкультур.

Гипотеза: Определенные виды молодежных субкультур являются фактором формирования устойчивой наркотической зависимости у подростков и юношей, принадлежащих к этим культурам.

Методы исследования, используемые в данной работе:

1) Метод качественного анализа.

2) Монографический метод.

3) Сравнительно-исторический анализ.

4) Причинно-следственный анализ.

Работа носит теоретический характер и предполагает рассмотрение данной темы на основе фактов, почерпнутых из научной литературы и современных периодических изданий.

Глава I. Теоретические аспекты молодежной субкультуры

1.1 Понятия «культура» и «молодежная субкультура», их взаимосвязь, влияние на развитие личности и общества

Рассматривать значение слова «субкультура» следует с непосредственного разбора его этимологии. Оно включает в себя две части — латинское слово «sub», что означает «под», другими словами, по смыслу содержит оттенок подчинения, а contra — «против». Второй частью является слово «культура» — некая целостная система с присущей ей внутренней определенностью ценностно-иерархических взаимоотношений. Следовательно, субкультура — это часть культуры общества, отличающаяся от преобладающего большинства, а также социальные группы носителей этой культуры.[26]

13 стр., 6215 слов

Влияние семьи на формирование субкультуры подростков

... позитивное представление о человеке [11, c.361]. субкультура подросток семья родитель Глава 2. Методологические разработки социального ... проблемные семьи. Она направлена на повышение психолого-педагогической культуры родителей, расширение и восстановление воспитательного потенциала семьи, ... моде для молодежи - способ ощутить свою принадлежность к обществу сверстников, к его субкультуре, утвердить свою ...

Особость субкультуры определяется отличием образующих ее ценностей от принятых в общей культуре. Вместе с тем субкультура неразрывно связана и даже производна от общей культуры. В любой культуре существует ядро культуры, а рядом с ним ряд субкультурных образований. Возникновение субкультур связано с определенным уровнем развития общества. Существует такая точка зрения, что субкультуры отсутствуют в примитивных формах общественного бытия. Важно отметить, что в любом определении понятия субкультура подчеркивается принципиально немассовый, в известном смысле эзотеричный ее характер, явное или скрытое противопоставление общей культуре.

Молодежная субкультура не сразу стала описываться и анализироваться именно как субкультура. Ей, можно сказать, отказывали в равноправии с иными субкультурами (этническими, религиозными).

Ее феномены длительное время рассматривались как девиации и как таковые привлекали внимание в большей степени криминологов, чем культурологов. Это связано, по-видимому, с природой основного критерия, определяющего специфику молодежи как группы — возрастом. Как показано в работах В.И.Слободчикова, категория возраста не имеет отражательного статуса и смысла, эта категория складывалась и функционировала стихийно и поэтому включала в себя многие культурно-ситуативные смыслы. Анализ возрастной группы и ее субкультуры, таким образом, должен отличаться от анализа этнических или религиозных общностей (субкультур), прежде всего в отношении механизмов возникновения субкультуры и ее функций.[20]

Существует целый ряд концепций, объясняющих сущность и причины вовлечения молодежи в ту или иную субкультуру. Социопсихологический подход связывал склонность к девиантному поведению в коллективной форме с особенностями подросткового возраста. На раннем этапе исследований акцент делался, главным образом, на молодежь как жертву социализации и формирование субкультур виделось скорее как нарушение механизмов социализации. В исследованиях криминальных молодежных группировок социологами Чикагской школы причину складывания группировок и включения в них подростков видели в неблагополучии среды, социального окружения, не оставляющей возможности для нормальной социализации. Роберт Мертон интерпретировал криминальное поведение как следствия разрыва между притязаниями личности и возможностями их реализации в том социальном пространстве, в котором живут молодые люди.

7 стр., 3316 слов

Образ вожатого

Образ вожатого "Идеальный вожатый это - вожатый диаметром в 1 метр массой 1 кг в вакууме." (с) Хороший вожатый. Кто это? Хорошего вожатого видно сразу: это человек, которого не застанет врасплох никакая ситуация; у которого в запасе интересные игры на любое время года и для любой погоды; у которого есть ответ на любой вопрос; который любит петь и может поддержать интересный разговор. Хороший ...

А.Коен утверждал, что у групп подростков одного и того же возраста, но по-разному ориентированных, существуют значительные отличия в представлении о статусе и критериях его достижения. Уолтер Миллер, применив для объяснения позиции подростков понятие «маргинальность», напротив, попытался доказать, что дело не в стремлении к идентификации с нормами среднего класса, а в желании подростков приспособиться к ценностям «более низкого» класса. Таким образом, подростки не специально выбирают девиантный путь, они просто выбирают некий путь, позволяющий им самореализоваться, и этим путем часто оказывается девиантная ассоциация.

Работы школы социологического мышления («теории наклеивания ярлыков») опровергали тезис о том, что девиантное поведение есть некая психологическая предрасположенность отдельных индивидов. Молодые люди и их сообщества становятся девиантными, когда им приклеивают ярлык преступника.

Весьма интересные результаты дал функциональный подход, представителями которого явились Т. Парсонс и Ш. Айзенштадт.[2] В отличие от тех, кто видел в молодежи социальную проблему, они считали, что все молодежные субкультуры, несмотря на поведение, были, в конечном счете, некоторыми адаптивными формами, их существование помогало обществу в целом достигать стабильности. Культурно-исторический анализ, проведенный в рамках данного подхода, выявил различия в процессах перехода детей во взрослый статус. В доиндустриальных обществах подростковость перемещалась во взрослость через принимаемое всеми и достаточно очевидное окончание детства, и начало взрослой жизни. Но молодежь индустриальной эпохи уже не могла, как прежде, воспользоваться прежним молодежным опытом поколения взрослых, поскольку традиционные роли, которые они могли воспринять в семье, уже не могли им помочь в приобретении новых взрослых статусов и ролей. Таким образом, идентификация с членами семьи не обеспечивала достижения полной социальной зрелости и статуса взрослого в социальной системе. Т. Парсонс видел основную функцию молодежной культуры в положительной помощи, которую оказывали молодежные субкультуры процессу тяжелого перехода детей во взрослый статус. По мнению Ш. Айзенштадта, молодежные субкультуры — это период подготовки молодых людей к миру вне семьи.

7 стр., 3406 слов

«Влияние курса обучения на духовно-нравственную готовность студенческой молодежи к семейной жизни»

Министерство образования и науки Российской федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Вятский государственный гуманитарный университет кафедра социальной работы Курсовая работа Выполнила студентка IVкурса Социально-гуманитарного факультета Кокорина Евгения Александровна ____________________________ Научный руководитель ...

По представлениям функционалистов, молодежная культура имеет общую социально-психологическую основу, поэтому вовсе не обязательно выделять внутри этой целостности различные субкультуры — выделять какие-то стили, интересы или мировоззрения. Возрастные группы могли способствовать сохранности и поддержанию стабильности социальной системы. Однако помимо этой интегративной функции они могли иметь и «дезинтегративную функцию», которая демонстрируется в девиантных группах сверстников.

С идеями социологов-функционалистов перекликаются идеи американского психолога Э.Эриксона. Для обозначения интервала между подростковостью и взрослостью он ввел понятие «психосоциальный мораторий» — период, когда молодым людям дается отсрочка принятия ролей и норм взрослых и предоставляется возможность экспериментировать со своей идентичностью, пробовать альтернативные роли и способы жизни. Эриксон считал, что чрезмерная идентификация с представителями контркультуры или криминальной культуры вырывает «расцветающую личность» из ее социального окружения, тем самым, подавляя ее и ограничивая развитие идентичности. Американское общество, наоборот, предоставляет молодежи широкий спектр возможностей, в результате чего молодежь становится более уязвимой в отношении проблем идентичности. Анализируя всплеск контркультурной активности и мятежности молодежи в современные ему 60-е, Эриксон отмечал, что значительную роль в этом сыграли политики и ответственные лица, чья недобросовестная деятельность стимулировала девальвацию традиционных ценностей общества. Заметим, что одним из ярких проявлений кризиса идентичности Эриксон считал употребление наркотиков.[2]

А.В.Мудрик рассматривает влияние субкультуры на социализацию детей как специфический механизм социализации, называемый им «стилизованный механизм». Среди признаков субкультуры им выделяются: ценностные ориентации, нормы поведения, взаимодействия и взаимоотношений, предпочитаемые источники информации, мода, жаргон, фольклор.

Постмодернистские тенденции в изучении молодежной субкультуры выразились в интерпретации субкультуры как пространства игры, экспериментирования с иерархией взрослого мира. Общество «разрешает» выражать молодежи себя в этой сфере. Молодежь, в свою очередь, не утрачивает своей связи с общей культурой, разделяя ее фундаментальные нормы и ценности.[14]

25 стр., 12066 слов

Социально психологические особенности молодежных субкультур

... может не беспокоить тот факт, что российская молодежь стала относиться к наркотикам как к элементу субкультуры. На наркорынке появляются одурманивающие препараты, которые объявляются ... журн. Директор шк. Вып.5, 1999 . Анализ таких молодежных субкультур как хиппи, панки, растаманы, грандж, рейв показывает, что употребление психоактивных веществ является в большей ...

В современных исследованиях особенное внимание уделяется формам телесного ухода и наслаждения: бритье головы, татуировки, нанесение шрамов. Даже употребление наркотиков, рассматривается как своеобразный способ экспериментирования со своей телесностью и чувственностью.

Молодежная идентичность, соответствующая определенной субкультуре, предполагает обязательность соблюдения определенного стиля (одежда, прически, аксессуары), а также разделения общих групповых вкусов (музыкальных, литературных, кинематографических).

При этом они сами довольно значимо отличаются друг от друга. Эти отличия могут иногда включать в себя своего рода ритуальный спор друг с другом (на Западе — модов и рокеров, тэдов и панков, в России — хиппи и гопников).

Важность одежды «на людях», подтекст имен и слов — все это, как полагал ведущий теоретик семиологии (науки о знаках и символах) Р.Барт, социально сконструировано, даже если мы считаем это само собой разумеющимся. Исследователи выделяют характерный стиль наркогенной субкультуры. «Свободные, напоминающие греческие туники одежды, определенный грим — темные «набухшие» веки — все это стало внешним атрибутом поклонников одурманивания — пишет А.Макеева. — Этот стиль получил довольно широкое распространение в среде богемы и просуществовал до начала 20 г.г. XX в.». Сегодня фиксируются новые попытки создания модельерами «имиджа наркомана». [13]

Жаргон — неотъемлемый элемент субкультуры. Онпозволяет компенсировать характерную для данного возраста ограниченную эмоциональную и «словарную» возможность выразить свои чувства и переживания. Исследователи говорят о существовании и особого наркоманического жаргона.

Таким образом, мы приходим к выводу, что молодежная субкультура — это сформировавшая, устойчивая часть современного общества, имеющая свои атрибуты, признаки и историю.

1.2 Типология молодежных субкультур. Наркогенные субкультуры

В современной литературе довольно прочно утвердился тезис о молодежных субкультурах как носителях наркогенной субкультуры (А.Макеева), факторах наркотизации (А.В.Надеждин).

8 стр., 3752 слов

Проблема развития наркомании в современных молодежных субкультурах

... среде принимать наркотики сегодня стало модным, престижным и почти обязательным действием, так анализ таких молодежных субкультур, как "хиппи", "панки", "растаманы", "грандж", "рейв", показывает, что ... провоцирующим имиджем и некомпетентностью в общении. . Основной фактор, привлекающий молодежь в субкультуры - стремление приобрести внешние, формальные характеристики, позволяющие выделяться из общей ...

Рассмотрим некоторые направления молодежных субкультур и роль наркотиков в них.[12]

Хиппи. Культура «хиппи» возникла в 60-е г. в эпоху «сексуальной революции», «студенческих бунтов» в Европе, выступлений против агрессии Америки во Вьетнаме. Идеи пацифизма, всеобщей и свободной любви, общинной жизни, нестяжательства, возвращения к естественным отношениям, движение за экологию стали основными составляющими ее мировоззрения. Длинные волосы, бороды у юношей, джинсы, «фенечки» — бросающимися в глаза чертами внешнего облика. Хиппи создали «богатый» сленг, многие слова которого до сих пор не вышли из употребления в молодежной среде. Субкультурная активность молодежи в 70-х годах стала принимать форму контркультуры. Испытывались на практике альтернативные способы взросления: игра вместо работы, наркотики вместо спиртного, коммуны вместо семьи. В эту молодежную субкультуру оказывались вовлеченными и зрелые люди. В России культура хиппи активно формировалась в конце 70-х и 80-х гг. Существует она и в настоящее время, привлекая внимание подростков и юношества уже не только идеями, но и своего рода историчностью, легендарностью. Неотъемлемым элементом жизни хиппи стало употребление марихуаны. «Детей цветов» по праву можно назвать «детьми травы». «Культовым» наркотиком для «хиппи» стал ЛСД, еще не получивший в 70-е однозначно негативной оценки и рассматривавшийся как великое открытие. В сущности, все виды наркотиков находили легкий путь в среду «хиппи». Жизнь в «коммунах» выступала фактором быстрого формирования зависимости и широкого распространения наркотических средств. Как следствие, именно хиппи серьезно захватила первая волна СПИДА.[1]

Панки (от англ. «punk» — гнилушка, гадина).

Свойственный в принципе молодежной субкультуре протест против общепринятых норм и ценностей «панки» выразили, пожалуй, наиболее демонстративно и агрессивно. Все элементы панковской субкультуры: поведение, имидж, сленг носили вызывающий характер и были призваны эпатировать, раздражать, возмущать взрослых. Торчащие в разные стороны или постриженные в форме гребня (ирокеза), окрашенные волосы; «боевой раскрас» лица; утыканная булавками, специально порванная одежда; изобилующая бранью речь действительно вызывали и продолжают вызывать негодование и страх добропорядочных граждан. Нарочитое нарушение норм поведения в общественных местах панки объясняют тем, что они просто сумасшедшие. Это считается хорошей чертой характера, потому что таким способом они реализуют себя вне контроля.[1]

Панк-рок стал музыкальным выражением духа эпатажа и вызова. Наиболее примитивное направление рок-музыки за все время ее существования характеризуется особой громкостью, рваным ритмом, отсутствием гармонии («Секс Пистолз», «Клэш» и др.).

Не обращая внимание на мастерство владения инструментами, панк-музыканты весьма серьезно относились к текстам. Критика существующего социального порядка и культуры в форме хлестких обвинений сопровождалась нецензурными выражениями.

В нашу страну панк пришел через прибалтийские республики СССР в начале 80-х. В России панковская субкультура в ряде случаев ассимилировала элементы примитивного анархизма, а зачастую использовалась как эффектное прикрытие банального хулиганства.

Обращение панков к наркотикам так же стало одним из инструментов для выражения презрения, ненависти к окружающей действительности. «Дети технологического общества» панки предпочитают синтетические ПАВ: амфетамины, ингалянты, не оставляя без внимания все иные виды.

Растаманы. Субкультура, возникшая на Ямайке и уходящая корнями в синкретические культы стран Карибского бассейна, на Российской почве выглядит весьма экзотичным растением. Красно-желто-зеленые (цвета флага Ямайки) береты, волосы, заплетенные в косички (дрэды) — вот наиболее броские черты внешнего вида «растаманов». Можно утверждать, что мало кто из молодых россиян, примеривших на себя подобный стиль, глубоко знаком с идеологией национально-религозного движения афро-американского населения 20-го века. В большинстве своем они являются поклонниками музыки «рэггей». Эта полная «тепла» и радости музыка с характерным запоминающимся ритмическим рисунком также выросла из традиционных религиозных песнопений и благодаря Бобу Марли в конце 60-х — начале 70-х получила мировое признание. Употребление марихуаны — значимый атрибут субкультуры растаманов. Марихуана (гандж) — выступает как священное растение, дарованное свыше, средство вхождения в особые экстатические состояния.[1]

Грандж. Поколение, рожденное ближе к концу 60-х, с легкой руки Д. Коупленда получило «ярлык» «Поколение Х».[1] Объединило его желание возродить никогда не виденные ими 60-е с их духом свободной любви, психоделией, автостопом и возможно, главное, — непродажной музыкой. «Родиной» нового музыкального стиля для «Поколения Х» («гранджа») стал Сиэтл, «культовой» группой — «Нирвана». Длинные волосы, «козлиные» бородки, рванные расклешенные джинсы, растянутые свитера, толстые клетчатые рубашки, тяжелые ботинки, татуировки и серьги в ушах, носах и пупках — таким стал облик поколения нонконформистов начала 90-х. Эту картину дополнили наркотики: «Грандж был насквозь пропитан героином» (Д.Коупленд)[11]. Однако вновь свободная любовь обернулась СПИДом, «независимый» грандж быстро поставили на коммерческие рельсы, и самоубийство Кобейна (лидера группы «Нирвана»), по сути, ознаменовало уход новых битников со сцены.

Рейв. Молодежные культуры начала 90-х гг. часто связывают с культурой «рейв». О «рейв» говорят как о первой постспидовской молодежной субкультуре.

«Рейв» — это вечеринки, которые проходят в клубах или в любых других, самых неожиданных, но, как правило, заранее объявленных местах (на больших складах, на бывших курортах, в больших заброшенных зданиях), куда съезжаются молодые люди. Постоянных посетителей «рейвов» называют рейверсы. Рейверсы восприняли многое от символики хиппи: длинные волосы, подчеркнуто простая одежда, сшитая из натуральных тканей. В центре субкультуры «рейв» находятся танцы, которыми «рейверсы» словно заряжают друг друга довольно (продолжительные, многочасовые, с хаотичными движениями).

Достижение определенных психологических состояний — весьма определенная цель подобных танцевальных марафонов. Сравнивая «рейв», например, с культурой рок-н-ролла, где секс был так же важен, как наркотики и сам рок-н-ролл, исследователи полагают, что в «рейве» достижение состояния восторженного танца заменяет случайную сексуальную активность.[1]

Исследователи сопоставляют подобные танцы с массовыми ритуальными танцами традиционных народов.[2] Влияние подобных танцев на психику очевидно, но плохо изучено. Достигнуть желанных состояний способствует употребление «рейверсами» различных наркотических смесей. Самая известная смесь, ставшая чуть ли не синонимом «рейва», — это «экстази». «Кислотная» (дискотека, музыка) — часто употребляемое определение элементов клубной субкультуры.

Поскольку тусовки «рейверсов» часто признаются нелегальными, так как они не имеют разрешений на подобные массовые мероприятия, многие из них употребляют наркотики, ведут неконтролируемую ночную жизнь, движение «рейв» рассматривается как контркультурное.[1]

Важнейшей формой общения подростков и юношей является совместное прослушивание музыки. Исследования показывают, что если для поколений 60-70-х пространством общения выступали концертные залы, молодежь объединяли «живые» музыкальные события, то в 90-е музыкальная культура становится по преимуществу дискотечной или клубной культурой. Общение строится вокруг записей, а не «живых» представлений. Принципы территориального вхождения в культуру («территориального членства») для большинства поствоенных молодежных субкультур были менее определены, даже если мы возьмем хиппи на рок-фестивалях, скинхедов на футбольных террасах и панков на их небольших «живых» тусовках. Современные клубные культуры в контраст им упорно ассоциируются с действительно новым и специфическим пространством, которое постоянно трансформирует как свою звучащую культуру (музыку), так и стили, регулярно «доказывая» то, что рейвы — это современный апогей самых крайних проявлений молодежных культур.[1]

Среди факторов, обусловивших подобную трансформацию, называют время работы клубов — ночь. В клубных культурах широко доступны и относительно недороги различные алкогольные напитки. Такие наркотики, как спид (speed) и кокаин, очень долго оставались именно клубными наркотиками 60-70 годов, в то время как экстази (иногда фармацевтические или коктейль из амфетаминов и ЛСД) стали прототипами наркотиков поздних 80-х — 90-х рейвовских сцен. Исследования показали, что многие клубники — это полинаркотические пользователи, которые стремятся к воздержанию вне клубов и рейвов от других наркотиков, кроме марихуаны. При этом делается вывод, что большинство молодежи, посещающей клубы, как это было в культуре хиппи, стремится использовать такие «легальные» наркотики, как табак и алкоголь, для символического достижения взрослого статуса, в то время как использование недозволенных наркотиков может уже обозначать протест и сопротивление культуре «взрослости».

Рассмотрев вышеизложенный вопрос, мы приходим к выводу, что многие субкультурные ветви действительно имеют своей целью употребление наркотиков, и, как следствие влекут за собой серьезную проблему наркотизации молодежи.

Глава II. Молодежная субкультура как фактор наркотизации молодежи

2.1 Проблема наркотизации молодежи в современном обществе

молодежь наркотизация субкультура общество

Расширяющееся распространение в среде молодежи наркотиков детерминировало становление традиций, «культа» их употребления. Исследователи стали говорить о возникновении феномена «наркогенной субкультуры», отмечая двустороннюю связь: с одной стороны, массовый рост наркотизма способствующий дальнейшему развитию и обогащению содержания наркогенной субкультуры, с другой — наркогенная субкультура реализующая функцию фундамента для распространения традиций одурманивания в обществе.

Наркотики по своей биохимической природе, способности вызывать высокоинтенсивные ощущения удовольствия, наслаждения, являются идеальным предметом гедонистической активности. Гедонистические ощущения становятся ведущими при регуляции поведения человека в отношении наркотиков. Отмечается, что гедонистическое сознание в определенной мере присуще всем детям и подросткам в силу возрастных особенностей их психологического развития. Вместе с тем указывается на растущее влияние гедонистического мировоззрения в среде молодежи, распространение иллюзии возможности легкой жизни без усилий и трудов.

Гедонистическое мировоззрение рассматривается как основа формирования идеологии наркотизма, в которой выделяются два уровня: низкий (бытовой) и высший (теоретический) (А.Макеева).[13] Первый уровень обеспечивает оправдание наркотизации отдельного индивида или социальной группы. Собственно идеология наркотизма — феномен более сложный.

Современную идеологию наркотизма связывают с именами крупных писателей, философов, психологов — Олдасом Хаксли, Карлосом Кастанедой, Тимоти Лири, Рамм Дасс и другими. Большинство из них относится к поколению «хиппи», когда молодежь и часть старшего поколения была захвачена волной интереса к эзотерическим и мистическим традициям древнего Востока, Центральной Америки.

Думается, что не будет преувеличением утверждение о целенаправленной массовой пропаганде в современной России эзотеризма и сопутствующих ему феноменов, пропаганде, адресованной, прежде всего, молодежи. Так, по исследованиям, проведенным А.Макеевой, около 15% студентов вузов и старшеклассников знакомы с произведениями классиков эзотеризма.[13] При этом история свидетельствует, что первая массовая вспышка наркомании в Европе была связана с выходом в свет книги Ш. Бодлера «Исповедь курильщика опиума», сразу же завоевавшей большую популярность. Современные исследования НИИ МВД связывают резкий рост потребления наркотиков в первой половине 90-х с потоком публикаций подобной литературы, оживленным обсуждением соответствующих тем в средствах массовой информации, ориентированных на молодежную аудиторию.

Речь не идет о новой идеологической диверсии против России. «Россия» здесь — просто новый рынок наркодельцов, а «идеология», в данном случае, — инструмент для формирования рынка.

Для тех, кто озабочен проблемой употребления молодежью наркотиков, не должно быть принципиальной разницы между «Моментом» и «ЛСД» с точки зрения самых общих последствий их употребления: формирование зависимости и разрушение организма. Ореол, созданный вокруг «эзотерических» наркотиков, не скроет ужаса повседневной жизни наркоманов. Факт популярности различных компонентов наркогенной субкультуры в молодежной среде рассматривается как тревожный симптом, которому к сожалению не уделяется должного внимания: «Действительно, далеко не каждый подросток, читающий Хаксли или увлеченный рейвом, обязательно попробует наркотик. Однако их освоение является своеобразным способом постепенного вхождения в культуру наркотизма, формирования определенного — «либерального» отношения к проблеме, значительно облегчающего реальное приобщение к одурманиванию».[2]

Особенностью нынешней ситуации является то, что наркомания приобрела новое качество как социальное явление, ей стало присуще внутреннее движение. Это движение обусловлено развитием наркобизнеса. Теперь уже не потребитель определяет предложение, а предложение активно формирует спрос. Существует целая криминальная индустрия, обеспечивающая рост потребления. Есть еще одна особенность нынешней ситуации, создающая чрезвычайно удручающую перспективу, это нарастающая вовлеченность в наркотизацию молодежи, и все чаще просто детей. Трагизм сегодняшней ситуации, и это тоже новое явление нашего времени, состоит в том, что в наркотизацию активно вовлекается не только молодежь, отклоняющаяся от социальных норм, но и та ее социально активная часть, которая при других обстоятельствах никогда бы ни стала экспериментировать с наркотиками.[5]

При нынешней демографической ситуации это ставит под вопрос будущее нашего государства. Сегодня в нашей стране возможности наркобизнеса по вовлечению в наркотизацию все новых и новых людей, разумеется, преимущественно среди молодежи, намного опережают по эффективности предпринимаемые нами меры в области профилактики и лечения.

Среди основных тенденций, характеризующих наркологическую ситуацию в России, наибольшую тревогу вызывает неуклонное омоложение потребителей психоактивных веществ. Средний возраст первого знакомства с наркотиками ? 11-17 лет. Просматривается тенденция к постоянному снижению возраста ранних проб психоактивных веществ. Участились случаи приобщения к наркотическим средствам детей 8-10 лет. Возникла потенциальная угроза деградации личности и общества, сопровождаемая резким увеличением уровня алкоголизации, наркомании, случаев суицида. Обостряются эти проблемы также среди детей и учащейся молодежи.

По данным социологических исследований, проведенных в Российской Федерации, до 60% всех наркоманов — это люди студенческого возраста. Причем подавляющее большинство из них — студенты дневных отделений высших учебных заведений. Кроме того, основным местом употребления наркотиков для 29% наркоманов являются помещения вузов.[5]

Состояние здоровья студенчества определяет качество подготовки молодых специалистов, поскольку овладение науками на современном этапе развития учебных заведений требует от студентов больших умственных, эмоциональных и физических затрат. Кроме того, учащаяся молодежь, студенчество относится к возрасту, стоящему на пороге репродуктивного периода. Поэтому от состояния здоровья этой категории населения во многом зависит здоровье будущего поколения. Ухудшается состояние здоровья молодежи, что является существенным фактором риска возникновения наркотизации.

В среднем в России лишь 10 процентов выпускников школ могут считаться абсолютно здоровыми, а 45-50 процентов имеют серьезные отклонения в физическом и психическом развитии. Около 70 процентов потребляющих наркотики, составляют молодые люди до 30 лет.

Вызывает тревогу, прежде всего, то, что наркотики становятся все более и более доступными для молодежи. Так, среди школьников прежде всего крупных городов, а также в студенческой среде, наркомания увеличилась в 6-8 раз за несколько последних лет. По мнению специалистов, при сохраняющейся тенденции число лиц, злоупотребляющих наркотиками, в России уже через несколько лет может превысить уровень в три миллиона человек.

Содержание Федеральных законов служит решению основных задач деятельности государства по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних молодых людей. В их числе — распространение и немедицинское употребление наркотических веществ, основными из которых являются: предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому, обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, социально-педагогическая реабилитация несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий. В нормативно-правовых актах подробно описывается система здравоохранения, призванная осуществлять надзор и охрану здоровья граждан (в том числе несовершеннолетних); органы и учреждения, осуществляющие профилактику безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних; рекомендации Правительства и Министерств по созданию комплексных федеральных программ, направленных на снижение уровня злоупотребления психоактивными веществами, как среди россиян в целом, так и среди молодого поколения в частности.[21,22]

Таким образом, мы можем отметить, что последствия наркотизации общества являются разрушительными. Наркотики способны взорвать фундаментальные основы безопасности человека, общества и государства, разрушить национальный генофонд, нравственные, социальные, политические, экономические устои, стать причиной техногенных аварий и катастроф, военных конфликтов.

2.2 Факторы наркотизации молодежи. Профилактика молодежной наркомании

Наркомания молодёжи является результатом сложного переплетения и взаимодействия различных факторов, поэтому вряд ли возможен их полный учёт. Эксперты охотно ранжировали по степени влияния предложенный им перечень из двух десятков факторов (число которых можно было легко расширить).

В механизме наркотизации личности обычно выделяют три взаимосвязанных компонента: самого человека, его микросреду и воздействие на него социальных факторов.

— Личность. Наиболее значимыми параметрами индивида, непосредственно влияющими на вероятность его наркотизации, эксперты называют: состояние здоровья, психологические параметры, особенности возраста.

Состояние здоровья, болезненность, психическое или физическое истощение, влияют на процесс наркотизации детей и подростков двояко. С одной стороны, дети с ослабленным здоровьем и иммунитетом, а тем более с психопатическими отклонениями гораздо легче поддаются наркотизации, у них быстрее формируется наркозависимость и тяжелее протекает само заболевание. С другой стороны — ослабленные дети не выдерживают школьных нагрузок, имеют плохую успеваемость и на этой основе у них происходят срывы, возникают стрессы и обостряются конфликты. Это ведёт к возникновению и усилению психологической напряжённости, которая и провоцирует употребление наркотиков.

У неусидчивых, расторможенных, гиперактивных детей с ослабленными механизмами сдерживания и самоконтроля так же часто происходит школьная дезадаптация, что создаёт психологическую напряжённость и, как следствие, обращение к наркотикам как способу снятия стресса. Предрасположенность к наркотизации имеют также дети и подростки с противоположными психологическими чертами — робкие, неуверенные в себе, с комплексом неполноценности, часто испытывающие беспокойство, стресс, дефицит положительных эмоций. Помимо оздоровления детей и подростков профилактика наркотизации отмеченных групп риска требует создания в школе действенной системы выявления +ослабленных детей, имеющих заболевания, с неустойчивой психикой, а затем оказание им помощи в школьной адаптации и проведение адресной индивидуальной антинаркотической профилактики.

Из перечня возрастных особенностей эксперты акцентируют внимание прежде всего на любопытстве, некритичности восприятия и половом созревании. Первая проба наркотика может детерминироваться одним или несколькими мотивами, но в подавляющем большинстве случаев ведущим оказывается детское любопытство. По данным мониторинга, в девяностые годы любопытство было причиной наркотизации в 78,46-90,26%. И система профилактики, в связи с этим, должна, по мнению экспертов, обеспечить решение двух задач. Во-первых, устранить тотальную пропаганду наркотиков в СМИ, проводимую явно или воздействующую на подсознание и возбуждающую интерес к ним. Во-вторых, дать позитивную альтернативу для проявления любопытства, для чего создать систему организации досуга в виде спортивных секций, различных кружков, соревнований.

Проблема организации досуга имеет ещё один аспект. В силу социальной незрелости, неспособности реально оценивать опасность многих явлений, в том числе курения, употребления алкогольных напитков и наркотиков, дети и подростки должны находиться под контролем взрослых. Многие же наши дети оказываются фактически безнадзорными. Внешкольная работа практически не ведётся, и после занятий школьники находятся, где хотят и с кем хотят, с полной свободой действий, представляя благодатную почву для развития различных форм девиации, в том числе и наркомании. [17]

Важную роль в этом механизме играет такой компонент мотивационной структуры личности как фиксированная установка. Некоторые из установок, в силу особой значимости потребности, с которой они связаны, становятся актуализированным побуждением к действию по удовлетворению данной потребности. Невозможность реализовать сформировавшуюся установку воспринимается как тяжёлое психическое испытание. Поэтому одним из наиболее общих алгоритмов наркотизации выступает разрыв между сформировавшимся уровнем притязаний и возможностью их реализации. Любая группа индивидов с высоким уровнем неудовлетворённости значимой для них потребности, закреплённой в фиксированной установке или ценностной ориентации, представляет группу риска наркотизации.

Потенциальный риск провоцирования наркомании несёт и половое созревание. Вызываемое им половое влечение всегда сопровождается сильными душевными переживаниями. Если в благоприятных условиях такие переживания частично нейтрализуются переключением внимания личности на другие ценности, то в современном обществе половое влечение подростков искусственно усиливается под воздействием телевидения и других средств массовой информации, переполненных сексуальными сценами. Поэтому борьба с эротикой и порнографией является, по мнению экспертов, одним из условий успешного противодействия наркотизму.

— Фактор социальной микросреды. Важнейшими видами социального окружения подростков, непосредственно влияющими на вероятность их наркотизации, выступают семья, школа и те первичные группы, в которые они включены.

Воздействие семьи однозначно и бесспорно. Насколько неблагополучная семья увеличивает вероятность наркотизации детей и подростков, настолько же благополучная защищает их. Причём эксперты особо подчёркивают, что благополучие не сводится только к материальному благосостоянию, но и к наличию в семье атмосферы подлинной теплоты, уважения и взаимопомощи.

Поскольку прямо воздействовать на семью практически невозможно, наркологи говорят о необходимости учёта фактора её неблагополучия в непосредственной организации профилактической работы с детьми, подростками, молодёжью. Причём отмечают, что степень риска, а, следовательно, и величина возможного провоцирующего наркотизацию воздействия может быть различной: от самой высокой, присущей семьям наркоманов или алкоголиков, затем, снижаясь, к неполным семьям, семьям без устойчивой системы межличностных отношений, и даже, по мнению отдельных экспертов, экзогамным, в которых супруги относятся к различным этносам. [17]

Школа, по мнению экспертов, утрачивает тот потенциал влияния на формирование детей и подростков, которым обладала ранее. Сегодня школа ещё в какой-то степени сдерживает наркотизацию молодёжи — по крайней мере первая проба у большинства происходит за её пределами, чаще среди друзей и знакомых по месту жительства. Но дальнейшее распространение она предотвратить не может, ибо сама находится в кризисе. Для многих детей и подростков школа утратила значение важнейшего поля реализации их социальных потребностей, фактора их будущей социальной мобильности, а вместе с этим ослабевает её контролирующая и профилактическая роль. В то же время именно школа должна стать, по мнению многих экспертов, важнейшим полем и активным участником борьбы с наркотизмом молодёжи.

Влияние первичной группы на приобщение молодёжи к наркотикам эксперты относят к числу очень значимых факторов. Первая проба, как правило, проходит в среде хороших знакомых и под их влиянием. Групповое влияние, ингибиция часто оказывают решающее воздействие на продолжение экспериментирования с наркотиками и привыкание к ним.

Действенная система профилактики наркотизма молодёжи возможна лишь при создании разветвлённой сети разнообразных форм групповой деятельности детей и подростков, ориентированной на социально приемлемые цели или ценности. [17]

— Социальные факторы. Все эксперты исходят из признания наркотизма одним из проявлений состояния общества и происходящих в нём процессов. В частности, эпидемиологический характер роста наркоманий с начала девяностых годов они связывают с началом системной трансформации общества и вызванными ею негативными последствиями. Между уровнем благосостояния и наркотизмом нет прямой связи. И обнищание значительной части общества провоцирует употребление наркотиков постольку, поскольку создаёт, как уже отмечено выше, разрыв между установкой на определённый уровень благосостояния и невозможностью её удовлетворения.

Критерий осуществимости хотя бы каких-то превентивных мер превалировал в выборе и анализе экспертами социальных факторов наркотизации молодёжи. Пальму первенства в этом плане они отдавали средствам массовой информации, кино- и видеофильмам, шоу-бизнесу, на фоне деятельности которых даже прежняя практика «закрытости» темы наркотиков, обладала определённым преимуществом. Ибо значительная часть материалов, в той или иной мере касающихся наркотиков, прямо или косвенно пропагандируют их как атрибут и символ молодости, силы, успеха, независимости. Под их воздействием разрушается негативный образ наркотиков, подогревается интерес к ним.[17]

Наркологи видят прямую вину государства также в абсолютной доступности для детей и подростков табака и алкоголя, в массированной их рекламе. Провоцирующая роль табакокурения и употребления алкоголя в последующей наркотизации общеизвестна. Курение табака и конопли — очень близки по форме, барьер, отделяющий одно от другого, очень мал. Переход от курения табака к курению конопли и её производных, а от них к другим, в том числе и тяжёлым наркотикам, является типичным вариантом, с которым легче бороться, разрушая первые звенья этой цепочки.

Провоцирует наркотизацию доступность наркотиков и агрессивный маркетинг наркоторговцев. Ссылаясь на своих пациентов, наркологи утверждают, что при наличии средств, проблем с приобретением наркотиков нет. В то же время органами правопорядка обычно задерживаются потребители наркотиков или перевозчики и очень редки случаи задержания наркоторговцев, хотя информацией о том, кто и где торгует наркотиками, располагают не только наркоманы, но и представители полиции.[17]

Заключение

Молодежная субкультура — частный случай проявления субкультуры вообще. Эпитет «молодежная» сразу определяет некую культурную нишу, которую занимают люди, объединенные по принципу возраста. Определяющей характеристикой субкультуры молодежи в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей. Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества в позиции «наблюдателя». Часто молодежи свойственна категоричность суждений, максимализм, неприятие советов, их тяготит подчинение существующим моделям общественного развития, они негативно относятся ко всему нормативно-регламентированному, для них характерны динамичность, открытость миру, ранимость, повышенная эмоциональная реакция, оптимизм, романтические устремления, идеализация новизны. Им тесно в рамках тех жизненным норм и правил, которые исповедовали их отцы и деды. Вместе с тем эмоциональность, легковерность и психологическая неустойчивость молодых людей умело используются политическими элитами в своих целях. Наиболее типичным является конфликт «отцов и детей», ставший главной темой романа «Отцы и дети» И. Тургенева.

В отечественной социологии принято выделять три основные субгруппы молодежи: социальные, асоциальные, антисоциальные. Данная типология акцентирует внимание на взаимосвязях молодежных групп и общества в целом. В России наибольшую активность проявляют антисоциальные группы молодежи, они пытаются разрушить сформировавшиеся традиции и нормы российского общества.

Подростки часто стремятся к участию в стихийно складывающихся объединениях (неформальных), где нередко используются наркотики. Среди молодежи, увлекающейся музыкой, распространено курение гашиша, в обществах художников часто используются галлюциногены, некоторые же группы изначально объединены совместным приемом наркотиков.

Проблема наркомании молодежи все больше приобретает глобальный характер. Один наркоман за полгода сажает на иглу до 15 подростков. Если учитывать темпы наркотизации, ее последствия для здоровья, то возможно, что через несколько лет не только в Российской Федерации, но и во всем мире не останется здоровой молодежи, способной производить на свет жизнестойкое потомство с нормальным иммунитетом. Все больше сфер общества охватывают наркотики, наркобизнес процветает. Перед государством стоит наиважнейшая задача создания приемлемой системы мер превенции и лечения наркомании. При ее решении следует учитывать, что проблема требует комплексного рассмотрения, при котором должны учитываться все механизмы: социальные, биологические, культурные.

Существуют факторы, которые удерживают подростка от употребления наркотиков:

1. Внутренний самоконтроль и целеустремленность подростка.

2. Привязанность к своим близким.

3. Возможность активного участия в значимой деятельности.

4. Успешность в овладении знаниями и умениями.

5. Признание и одобрение со стороны окружающих.

6. Установка в семье для детей с самого раннего возраста: наркотики — это смерть! Подросток, обладающий личностной целостностью и жизненными целями, умением справляться со своими эмоциями и строить позитивные отношения с окружающими, гораздо более устойчив к жизненным трудностям и искушениям.

Перед психологами и педагогами стоит задача в привитии всех вышеуказанных установок, работа с семьями. Надеемся, что наша работа поможет им в решении этой наиважнейшей проблемы.

Библиография

1. «Алкоголизм: руководство для врачей», Москва, 1983 г.

2. Ананьев Б.Г. «О человеке как о субъекте и объекте воспитания», Москва, 1980 г.

3. Андреева Г.М. «Социальная психология», Москва , 1994 г.

4. Беляева С.А. «Этот опасный возраст», Москва, Знание, 1982 г.

5. Глинский Я.И. «Девиантология: социология преступности, наркотизации, проституции, самоубийств и других отклонений», Санкт-Петербург, 2004

6. Еникеева Д.Д. «Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков», Москва, 1999 г.

7. Захаров Ю.А. «Признаки употребления наркотиков подростком»\\ Воспитание школьников, №1, 2000 г.

8. Игумнов С.А. «Психотерапия и психокоррекция детей и подростков», Москва, 2000 г.

9. Колесов Д.В. «Эволюция психики и природа наркотизма», Москва, 2000 г.

10. Колосов Д.В. «Учителю о наркомании», Москва, 1999 г.

11. Коупленд Д. « Поколение Х»

12. Леви В.Л. «Нестандартный ребенок», Москва, 1983 г.

13. Макеева А.Г. «Педагогическая профилактика наркомании в школе», Москва, сентябрь 1999 г.

14. Мудрик А.В. «Социальная педагогика», Москва, 2000 г.

15. Омельченко Е. «Молодежные культуры и субкультуры», Москва, 2000 г.

16. Позднякова М.Е. «Особенности наркотизации населения в современной России»

17. Поступной А.Н. «Молодежь и наркотики», Харьков, 2000 г.

18. Пятницкая И.Н., интервью

19. Санжай Лама, выступление

20. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. «Психология развития человека», Москва, 2000 г.

21. УК РФ от 13.06.1996 г. №64-ФЗ, ст. 228, ст.228.1

22. ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 08.01.1998 г. № 3-ФЗ

23. Шереги Ф.Э. «Наркотизация в молодежной среде: структура, тенденции, профилактика», Москва, 2003 г.

24. Щербакова Е.М. «Нарконашествие в России: о чем говорит статистика»\\ Социологические исследования, № 1, 2000 г.,

25. www.love-home.org.ua

Размещено на