Психодинамический подход к проблеме личности.

З.Фрейд. Согласно 3.Фрейду, личность представляет собой динамическую систему мотивов, влечений, инстинктов, которые борются друг с другом за главенство в регуляции повеления человека. Именно поэтому его теория была названа психодинамнческой. З.Фрейд выделил три основные структуры личности: ид, эго и супер-эго.

Слово «ид» или «оно» означает примитивные, инстинктивные и врожденные аспекты личности. Ид функционирует целиком в бессознательном и выражает первичный принцип всей человеческой жизни: немедленную разрядку психической энергии, производимой биологически обусловленными побуждениями. Ид подчиняется принципу удовольствия, выражая себя в импульсивной, иррациональной и нарциссической (преувеличенно себялюбивой) манере.

Эго — это подструктура личности, ответственная за принятие решений. Эго стремится выразить и удовлетворить желания Ид в соответствии с ограничениями, налагаемыми внешним миром. В отличии от ид, природа которого выражается в поиске удовольствия, Эго подчиняется принципу реальности. Принцип реальности даст возможность человеку тормозить или отсрочить во времени выход грубой энергии Ид в рамках социальных ограничений.

Супер-эго — последний компонент личности, который представляет собой усвоенные человеком общественные нормы и стандарты поведения. Супер-эго, пытаясь полностью затормозить любые общественно осуждаемые импульсы со стороны Ид, стремится направлять человеческое поведение к абсолютному совершенству в мыслях. словах и поступках.

З.Фрейд полагал, что все проявления человеческой активности детерминированы мощными инстинктивными силами, в особенности сексуальными и агрессивными инстинктами. Тем самым он считал, что человеком управляют те же самые законы природы, которые применимы к поведению других организмов. В его понимании личности нет места для таких понятий, как свобода выбора, личная ответственность, воля, самоопределение. Согласно З.Фрейду, во-первых, жизнь человека, в большой степени обусловлена бессознательными влечениями, над которыми у человека нет сознательного контроля; во-вторых, личность взрослого человека предопределена его детским опытом и, следовательно поддается реальным и устойчивым изменениям.

Эрик Берн. Э.Берн американский психиатр, психотерапевт, является наиболее последовательным сторонником психоанализа. Он предложил рассматривать личность как единство трех подструктур, которые он обозначил так: Родитель, Ребенок, Взрослый. Общаясь с клиентами, он заметил, что люди прямо на глазах могут вдруг полностью измениться: меняется одновременно выражение лица, речевые обороты, жесты, деятельность внутренних органов (появляется краска на лице. учащается сердцебиение и т.д.).

9 стр., 4411 слов

Основной энергией, мотивирующей поведение человека, с точки зрения ...

... над своим окружением По мнению А.Адлера, здоровый человек: реализует свой жизн. стиль во взаимодействии с др. людьми Структуру личности Р. Ассаджоли навал: карта внутреннего мира ... которое описывает К. Роджерс, не может быть никакого существенного позитивного изменения личности вне: взаимоотношений между клиентом и психотерапевтом Среди условий формирования психотерапевтических ...

Индивид, с которым происходит подобная перемена, остается тем же самым, во всяком случае, прежними остаются его скелет, кожа, одежда. Значит изменяется что-то внутри него?

Э.Берн показал, что всем людям, независимо от возраста, присущи три состояния: Ребенок. Родитель, Взрослый. То есть в каждом из нас как бы продолжает жить тот маленький человечек, каким мы были 3-х лет отроду. Также где-то внутри помещаются наши собственные родители. Все это — записи прошлых событий и ощущения, наиболее значительные из которых случаются в первые 5 лет жизни. Третье состояние — Взрослый — отлично от первых двух.

Родитель — это богатейшая коллекция записей в мозгу, состоящая из «жизненных уроков», через которые волей-неволей каждый из нас проходит в первые годы своей жизни (ориентировочно в первые 5 лет).

Родители снабжают ребенка подавляющим большинством записей посредством собственного примера или прямых указаний. В регистре Родителя записываются все предостережения, правила и законы, которые ребенок слышит от родителей. Здесь содержится огромное количество данных: «никогда не говори неправду»; «никогда не давай денег в долг»; «ни в коем случае не доверяй мужчине»; «займись чем-нибудь» и т. д. Важно подчеркнуть, что как бы ни были хороши или плохи эти правила, они записываются как абсолютная истина. Эти записи остаются навсегда, их стереть невозможно. Внутренний Родитель нужен для выживания, он спасает от многих опасностей.

Ребенок. По мере того, как внешние события записывались в Родителе, одновременно ведется запись другого рода: записываются внутренние ощущения, возникающие в ответ на то, что маленький человек видит и слышит. Чувства и «внутренние опенки» — вот, что составляет основу данных, которые объединяются под названием Ребенок. Так же, как и Родитель. Ребенок — это состояние, в котором человек может оказаться в любой момент. В нашей повседневной жизни происходит масса вещей, воспроизводящих ситуации детства и вызывающих те же самые ощущения, какие мы испытывали в то время. Если эмоции преобладают над рассудком, значит Ребенок взял верх. В Ребенке есть много положительного. Это тяга к творчеству, любознательность, желание исследовать.

Взрослый. Взрослый занят главным образом преобразованием внешних событий во внутреннюю информацию. Эта информация обрабатывается и сортируется в соответствии с предыдущим опытом. Это совсем непохоже на деятельность Родителя, который озабочен лишь насаждением стандартов поведения, и не похоже на Ребенка, стремящегося реагировать на все импульсивно. необдуманно, основываясь на своем особом восприятии действительности. С помощью Взрослого малыш начинает видеть различия между той жизнью, которой он обучен (Родитель) и жизнью, как он ее понимает сам (Взрослый).

Взрослый подобен компьютеру. Он выдает решения на основе обработки информации. Одно из важных предназначений Взрослого — проверять, какие из них остаются в силе и годны к употреблению на сегодняшний день, а от каких лучше отказаться. Другое предназначение Взрослого — исследовать собственного Ребенка, чтобы понять, соответствуют ли сегодняшние чувства реальному положению дел или это просто старые страхи. пробуждаемые устаревшими Родительскими предписаниями. Цель состоит не в том, чтобы вовсе устранить Родителя и Ребенка, а в том, чтобы отдавать себе отчет в степени достоверности данных, собранных в этих двух коллекциях. Задача Взрослого — сдерживать проявление эмоций в определенных рамках.

2 стр., 690 слов

Праздники сегодня и вчера: влияние праздника на личность человека

... человека. Если ожидания подтверждаются, то человек может испытывать большее удовлетворение от дарения, чем от получения подарков. Иногда детей порадовать подарком легче, чем взрослых. ... гипертрофия праздничной фазы, искусственно (особенно в жизни эксплуататорских классов) раздутой и потому пустой, ... оказывает влияние на социализацию личности, а дарение и получение подарков – на ...

Личность как субъект жизненного пути

Жизненный путь личности — это история индивидуального развития человека, биографическая картина его жизни. Это понятие было введено Ш.Бюлер (1893-1974), которая попыталась интегрировать биологическое, психологическое и историческое времена жизни в единой системе координат. Главной движущей силон развития по Ш.Вюлер, является врожденное стремление человека к самоосуществлению или самоисполнению. Их полнота, степень зависят от способности индивида ставить такие цели, которые наиболее адекватны его внутренней сути. Обладание жизненными целями — условие сохранения психического здоровья личности. С точки зрения Ш.Бюллер, причиной неврозов выступают не столько сексуальные проблемы (З.Фрейд) или чувство неполноценности (Л.Адлер), сколько недостаток направленности, самоопределения.

Отечественный психолог Б.Г.Ананьев (1907-1972) считал, что история индивидуальности выступает одной из составляющих жизненного пути. Индивидуальность — самое позднее приобретение человека, эффект развития личности и субъекта деятельности. События и обстоятельства жизни человека отражаются в переживаниях, в которых слиты эмоциональные, волевые и интеллектуальные компоненты. В эмоционально окрашенных образах и мыслях пережитое сохраняется в памяти личности ти служит материалом для осмысливания в процессе выработке жизненной философии, жизненных планов и целей. определяя конкретные поступки, тактику и стратегию поведения человека. Самоопределение личности включает и работу воображения. Мечты, наряду с целями, задают направление жизненному пути. Мера напряженности работы внутреннего мира человека является показателем духовного богатства индивидуальности. Индивидуальность — продукт развития — сама становится субъективным фактором дальнейшего хода жизни. С.Л.Рубинштейн ввел понятие «субъект жизни». Личность в качестве субъекта жизни организует и структурирует свою жизнь, регулирует се ход, выбирает и осуществляет избранное направление. Только наличие отношения субъекта к жизни и делает ее собственно человеческой жизнью. Активность человека по отношению к собственной жизни, возможность и право на изменение собственной жизни заключено в смысле жизни.

Смысл жизни — это жизненная концепция человека, обобщение личностью своих задач, возможностей и места в жизни. Смысл возникает на основе соотнесения с жизнью именно себя. заключается в определении именно своих жизненных задач. Смысл жизни — самое насыщенное эмоциональными отношениями и питающее активность личности образование. Он выражает притязания личности, ее стремления и потребности. С другой стороны, он возникает и как подтверждение ее реальных достижений, ее реальной способности выразить себя в жизни. Поэтому смысл жизни — это не только будущее, не только перспектива, но это и мера уже достигнутого человеком и оценка достигнутого по существенным для самой личности критериям.

6 стр., 2518 слов

Понятия человек, личность, индивид, индивидуальность.

... человека, динамики его развития как духовного и социального существа. Направленность личности является ведущим психологическим свойством личности, представляющем систему ее побуждений к деятельности и жизни. ... но и высокоактивным субъектом самопознания, деятельности, сознания, общения. Развитие личности обусловлено деятельностью, ее активностью - а также личность в действительности выражается. ...

Утрата смысла жизни происходит в силу недостаточно развитых притязаний личности, недостатка потребности в самовыражении (неразвитой индивидуальности).

Смысл жизни теряется и в силу непропорциональности тех личностных затрат, той цены, которую личность платит за удовлетворение своих потребностей. Это можно выразить как своего рода психологический закон: слишком высокая цена, затраченная на жизненные достижения, понижает мотивацию, притязания и подрывает даже смысл жизни. Когда цена является слишком малой, когда успех приходит без всяких усилий со стороны человека. сам собой, то человек также перестает испытывать удовлетворение, а это, в свою очередь, также разрушает его смысл жизни. Возможностям данной личности должна быть пропорциональна мера усилий, действий, затрат, при которой личность испытывала бы полную удовлетворенность и сю питала бы дальнейший смысл жизни.

Ключевые понятия: личность, структура личности, Ид, Эго, Супер-эго; Родитель, Взрослый, Ребенок., социальный интерес, комплекс неполноценности, комплекс превосходства; самоактуализация, субъективный мир, жизненный путь, самоосуществление, индивидуальность, субъект жизни, смысл жизни.

Теория личности в.И. Слободчикова

В.И.Слободчиков непосредственно рассматривает становление различных форм субъективности человека в онтогенезе — от оживления (разрыва биологической свйзи с матерью и вхождения в новые отношения с окружающим миром, хоть и опосредованные со-бытийностью с взрослыми) до универсализации, выводящей человека за пределы его индивидуальности в область общечеловеческих жизненных смыслов, «в сферу подлинно вселенского и универсального события».

В. И. Слободчиков в основу периодизации стадий возрастного развития ставит смену «человеческих общностей», являющихся, по его мнению, предельно общим понятием, включающим одновременно и объект, и источник развития. Каждая человеческая общность характеризуется той или иной совместной деятельностью, смена партнеров в осуществлении которой определяет выделение пяти базовых ступеней развития. На ступени «оживления» ребенок строит общение с матерью, на ступени «одушевления» он осуществляет совместную деятельность с близкими взрослыми. Ступень «персонализации» характеризуется освоением социальных норм и принципов в общении с общественным взрослым — учителем, наставником и т.п. На ступени «индивидуализации» взрослеющий человек вступает в отношения со всем человечеством, опосредованные индивидуальным принятием системы ценностей общества в целом. Существующая теоретически высшая ступень «универсализации» отличается принятием духовных, экзистенциальных ценностей, партнером в осмыслении которых становится так называемое «Богочеловечество». Переход от одной ступени к другой проявляется в кризисе рождения, который определяется противоречием между актуальной и потенциальной (вследствие появившейся новой способности) формой совместной деятельности.

По мнению В. И. Слободчикова, каждая ступень развития включает в себя «стадию принятия» и «стадию освоения» данной общности. На стадии принятия происходит совместное освоение способов взаимодействия, «построение» соответствующего типа общности. В конце этой стадии взрослый подталкивает ребенка, стремящегося к сохранению status quo, к поиску новых способов самоопределения, что проявляется кризисом развития данной общности, преодоление которого знаменует начало стадии освоения ребенком собственной отдельности в рамках этой ступени развития. По нашему мнению, такая позиция содержит излишний крен в сторону действия внешних социальных факторов и недооценивает способность человека к самостоятельной постановке целей и задач развития, к выработке собственной системы ценностей. Основные ступени развития субъектности человека.1. Ступень оживления 1.1. Родовой кризис — становление телесности человека (- 2 мес. — +3 нед.) 1.2. Новорожденность — синтез психосоматического единства (3 нед. — 3,5 мес.) 1.3. Кризис новорожденности — становление адресного поведения (3,5 мес. — 7 мес.) 1.4. Младенчество — синтез чувственно-практической достоверности себя в мире (6 мес.

5 стр., 2151 слов

анализ психологической сущности, структуры и содержанию кризиса ...

... I. ВОПРОСЫ ИЗУЧЕНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ КРИЗИСА ОДНОГО ГОДА 1. 1 Кризисные периоды в жизни ребёнка Кризис - это конфликт двух ... его предыдущему опыту. Эта действительность ранее воспринята человеком, однако не преобразована, и её изменение затруднено ... осложнение (высшая ступень) прослеживается в середине кризиса. В это время кризис достигает апогея. Трудновоспитуемость детей в критические периоды ...

— 12 мес.) 2. Ступень одушевления 2.1. Кризис младенчества — обретение субъектности в действии (11 мес. — 18 мес.) 2.2. Раннее детство — синтез самости (1 год 3 мес. — 3,0 года) 2.3. Кризис раннего детства — становление самодействующего субъекта (2,5 г. — 3,5 г.) 2.4. Дошкольное детство — синтез субъекта собственных действий (3,0 года — 6,5 лет) 3. Ступень персонализации 3.1. Кризис детства — становление личного поведения (5,5 лет — 7,5 лет) 3.2. Отрочество — синтез субъекта деятельности (7,0 лет — 11,5 лет) 3.3. Кризис отрочества — становление субъекта социальных отношений (11,0 лет — 14,0 лет) 3.4. Юность — синтез личностного способа бытия (13,5 лет — 18,0 лет) 4. Ступень индивидуализации 4.1. Кризис юности — становление авторства в собственной жизни (17,0 лет — 21,0 год) 4.2. Молодость — синтез субъекта социальной жизни (19,0 лет — 28,0 лет) 4.3. Кризис молодости — становление субъекта собственной жизнедеятельности (27,0 — 33,0 года) 4.4. Взрослость — синтез уникального самобытия человека (32,0 года — 42,0 года) 5.

Ступень универсализации 5.1. Кризис взрослости — обретение универсальных оснований бытия (39,0 лет — 45,0 лет) 5.2. Зрелость — синтез полноты реальной жизни (44,0 года — 60,0 лет) 5.3. Кризис зрелости — откровение Ино-бытия (55,0 лет — 65,0 лет) 5.4. Старость — душа, насыщенная жизнью (62,0 года — ….)Ступень оживления. Начало ступени, собственно рождение ребенка, кризисно столь житейски очевидно, что, казалось бы, и не требует специальной аргументации. Но для нас в данном случае важна психологическая интерпретация множества медико-биологических описаний возможных состояний появившегося на свет человека, так как только при такой интерпретации возможно выстроить осмысленную деятельность взрослого в этой ситуации. Родовой кризис обнаруживается сразу же как острое жизненное противоречие между пренатальной формой витального единства матери и ребенка (психо-биологический симбиоз) и тотальным разрывом множества биохимических, физиологических, структурно-органических и др. связей между ними; разрывом, приведшим к образованию теперь уже двух отдельных форм индивидуальной жизни. Поэтому, чтобы возникшее противоречие не разрешилось гибельным для ребенка образом, данный разрыв и противостояние двух индивидуумов должен быть преодолен практически — как совместное простраивание новой формы со-бытийности в новых условиях существования, когда отсутствуют средства «автоматического» (органического) всеобеспечения жизни ребенка (такие средства были у беременной).

8 стр., 3825 слов

Мышление, сознание определяются реальным бытием, жизнью людей ...

... своей есть процесс материальный, практический. "[1]. мышление, сознание определяются реальным бытием, жизнью людей и существуют только как их сознание, как продукт развития указанной системы ... непосредственно чувственное отражение действительности, и как ступень, и как основную форму познания, достигающую в процессе исторического развития человека высокой степени совершенства. Но отдельный индивид ...

В родовом кризисе происходит включение целого ряда органических систем, имеющих биогенетическую природу, но еще недостаточно соотнесенных, не скоординированных необратимо друг с другом. Соответственно, чтобы новая форма совместного бытия — как способ выхода из кризисной ситуации — начала складываться, должна существенно измениться общая установка взрослого на ребенка: не столько общедиффузная расположенность и приязнь к нему, сколько действенная стратегия отношения к нему как к целому. Взрослый так и относится, всегда реализуя вполне определенную, культурно заданную программу ухода за ребенком (включая сюда и народные традиции, и консультации патронажных сестер).

Именно в рамках данной программы и происходит конструктивное преобразование пластичной органики новорожденного на следующей стадии развития — стадии принятия. Новорожденность. Есть серьезные основания, в противовес, взглядам Л.С. Выготского, данную стадию выделять в качестве самостоятельной и стабильной. Здесь происходит отлаживание и совершенствование уже включенных (но всегда культуросообразных) органических систем, их поддержка. Но главное — осуществляется интенсивная их координация также по особой программе (режим питания, сна и др.), осуществляется формирование новых реакций и схем поведения (например, реакция на влажность, холод и др.), преодоление некоторых врожденных реакций (пеленание — как способ преодоления эмбрионального поведения).

Действия взрослого в этих условиях никогда не реактивны, а конструктивны, и потому в каждый отдельный момент времени избыточны относительно реальных возможностей, состояний, реакций новорожденного. Принципиально важно, что только внутри такой программы возможно наше понимание состояний ребенка, их адекватное прочитывание. Мы понимаем самой этой программой, мы понимаем тем, что делаем, а не тем, что думаем о … Программа ухода за ребенком (не в медицинском, а в психологическом смысле) на данной стадии есть язык новой формы со-бытия ребенка и взрослого. Врожденная пластичность человеческой телесности (как одна из предпосылок к универсальному развитию) позволяет ребенку уподобляться, идентифицироваться вплоть до импринтинга с программой организации его жизнедеятельности, со способами вхождения взрослого в со-бытие, что приводит к становлению целостных, теперь уже организменных, образований, в частности к многочисленным видам сосредоточения. В народной педагогике издревле использовались особые средства формирования подобных сосредоточении (соска, люлька, яркие игрушки, колыбельные песни и др.), так как именно сосредоточение оказывается первой телесно-поведенческой формой самостоятельности ребенка и его обособленности от жизнедеятельности взрослого. Таким образом, в стадии новорожденности осуществляется первичный организменный синтез в виде относительно упорядоченной группы соматических функциональных органов, становящихся впоследствии основой собственно органов чувств, передвижения, органов отношения и общения. Этот первичный синтез находит свое прямое выражение в так называемом комплексе оживления, который оказывается ярким симптомом критической стадии следующего периода. Кризис новорожденности. Комплекс оживления — что именно комплекс достаточно сложных и специфичных форм телесного поведения (мимического, звукового, двигательного и др.), который обеспечивает новые типы связей и отношений, никак не вытекающие ни из первичной (пренатальной) формы витального единства, ни из разрыва симбиоза в родовом кризисе. Это новая форма, экспериментально построенная совместными усилиями взрослого и ребенка и экспериментально же закрепленная как самостная (симптоматично, что после широкого ознакомления молодых родителей с ценностью «комплекса оживления» в нормальном развитии последний стал чаще и раньше наблюдаться у новорожденных).

11 стр., 5225 слов

Философия личности человека

... и социальная природа человека? Где искать и как измерить подлинное богатство личности? Свободен ли человек от самого себя? Осознан ли человеком смысл собственного бытия? Есть ли у ... всей необъятной Вселенной. Кроме философии человек изучает множество других естественных и гуманитарных наук: медицина, экономика, социология, этика, логика, психология, педагогика, языкознание, право и т.д. ...

По данным многочисленных отечественных и зарубежных исследований, на границе второго и третьего месяца наблюдаются специфические социальные реакции ребенка, свидетельствующие об общем изменении его психической жизни: появление улыбки (была гримаса), плача (был крик), прислушивания к звукам речи и гуление в ее паузах и др. Младенчество. На этой стадии взрослый, продолжая оставаться смысловым, эмоциональным, ценностным, прагматичным центром всех жизненных ситуаций ребенка, все более обретает статус партнера по эмоционально насыщенному сотрудничеству (М.И. Лисина).

К середине первого года жизни комплекс оживления как целостная идентификационная структура, как сложная потребность практически «разрушается». Прежде всего за счет интенсивного формирования заместительной функции предмета; наблюдается своеобразная «ненасытность» ребенка в предметных манипуляциях. Предмет все более становится посредником (еще не средством) между ребенком и взрослым, становится поводом к практическому и игровому взаимодействию между ними. Эти взаимодействия еще долго не отвечают структуре и функциям самого предмета (см.: А. Валлон, 1967).

Отмечается также, что прямой эмоциональный симбиоз, вне содержания какого-либо практического взаимодействия, все чаще отвергается ребенком. Ступень одушевления. Способность самостоятельного передвижения и постижения своего «я» (в речевом общении) есть в высшей степени важный момент в духовном развитии ребенка. Множество предметно-орудийных и чувственно-практических действий, которые начинают лавинообразно складываться с началом кризиса первого года жизни, приводят к своеобразному Одушевлению жизнедеятельности ребенка (как психосоциальной реальности его бытия), феноменально выражаемого в непререкаемом: «Я сам!» (в кризисе трех лет).

В соответствии со знаменитой формулой: «Душа — это субъект без предикатов», поведение ребенка все более освобождается от ритуализированных форм совместности со взрослым и семейно-статусных предписаний (как предикатов).

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... дней. Ночью восстанавливаются физические и психические силы. Из Тонкого Мира черпает человек необходимые ему для жизни энергии. Из Тонкого Мира приносит с собою он то, что ... и тьма, и остальные тела и оболочки, ибо градации Материи всех планов Бытия семеричны. Дело науки будущего осветить эти явления путем научных методов и сделать ...

Его субъектность обнаруживается (и для себя, и для других) как подлинная самость: в целостности «я» с устойчивым миропредставлением и собственным действием. Ступень персонализации. С кризиса 6—7 лет ребенок становится точкой средоточия различных общностей в социокультурной сфере бытия и обособления от них. Начинается процесс уточнения границ самотождественности внутри со-бытия с другими; процесс бурного осознания своих желаний, целей, способностей и личных качеств (наиболее обострен этот процесс в подростковом кризисе).

Позиционно распределенная учебная деятельность в отрочестве образует способность к внутренней рефлексии, способность отличения себя от не-себя внутри самого себя («Я — не/я»).

Формулой субъектности на данной ступени может быть: «Я лично!»; она наиболее характерна для юношеского возраста, когда преодолеваются социально-ролевые ожидания сверстников и старших; а ее образом может послужить герой фильма П. Арсенова «И тогда я сказал: «Нет!» Ступень индивидуализации. Этот момент в духовном развитии человека связан с поиском своей укорененности в мире, с выработкой собственного мировоззрения, со становлением подлинного авторства в определении и реализации своего собственного способа жизни (кризис юности: «В чем смысл моей жизни?»).

Обособляясь от образа себя в глазах ближайшего окружения, преодолевая профессионально-позиционные и политические детерминации поколения, объективируя многие свои качества как «не-я», человек становится ответственным за собственную субъектность, которая зачастую складывалась не по воле и без ведома ее носителя. В духовно-практической сфере бытия, которая и является коррелятом ступени индивидуализации, формулой субъектности может быть: «Я аутотентичен!», или, говоря словами М. Лютера: «На том стою, и не могу иначе!». Ступень универсализации. Кризис взрослости, с которого начинается данная ступень,— это кризис самости в ее родовой, культурной и исторической определенности. Здесь впервые открывается потенциальная эквивалентность человека Миру, что позволяет ему выйти за пределы сколько угодно развитой индивидуальности как таковой и войти в область общечеловеческих жизненных смыслов как «в свое другое» («Я — Ты»).

Со-бытие как видимая форма единства со многими другими уходит внутрь, становится эзотеричной, приобретая подлинно личный (уникальный, единственный в своем роде) характер: целостность, объемность, глубину и суверенность. Зрелость как всеобщая форма со-бытийности человека и его мира в целом и как предельная ответственность его за этот мир выводит человека за пределы мерного и пограничного в сферу подлинно вселенского и универсального со-бытия.

 

Литература:

1. Ананьев Б.Г. Социальные ситуации развития личности и ее статус // Хрестоматия по психологии /Под ред. А.В.Петровского. М..1987. С. 134-140.

 

Медведев М. Ю.

Православное учение о личности и его некоторые прикладные аспекты

«Как голова предпочтительнее для тебя всех членов тела твоего…, так пусть будет всего предпочтительнее вера во Святую Единосущную Троицу, потому что без сей веры невозможно никому жить истинною жизнию»

(св. Ефрем Сирин)

«Надо не философствовать, а верить и любить, верою и любовью приближаться к Богу»

17 стр., 8110 слов

Психосоциальные проблемы людей пожилого и старческого возраста, ...

... контроль ряда опасных заболеваний, повышение уровня и качества жизни ведут к увеличению средней ожидаемой продолжительности жизни людей. Удивителен факт, что постоянно увеличивается доля долгожителей, доживающих ... снижение личностного и социального статуса без какой-либо надежды на улучшение их жизни. Пожилых людей, относящихся к этой группе, на бытовом уровне иногда называют «доживающими ...

(свмч. Ириней, епископ Лионский)

 

В чем актуальность и социальная значимость данной темы?

Проблема здоровья, в широком его понимании как здоровья духовно-нравственного, психического и физического, была и будет одной из важных социальных проблем общества. По данным экспертов, число людей, которые имеют проблемы с психическим здоровьем и нуждаются в специальной помощи, достигло в России 50 млн. человек. К сожалению, нет цифр, говорящих о множестве людей, испытывающих сегодня опустошенность неспособного к любви и прощению сердца, окамененное нечувствие, одиночество, беспомощность, ужас пустоты и бессмысленности существования – всего того, что мы можем назвать кризисом нашей эпохи.

Отечественные исследователи замечают такие явления, как нарастание индивидуализма, противопоставление себя другим людям, прагматизм – на фоне девальвации ценностей, связанных со служением обществу, государству, людям.

Есть данные, свидетельствующие об изменениях, происходящих на уровне сознания, которые проявляются в повышении степени утилитарности и примитивности мышления, возрастании уровня его ассоциативности, то есть хаотизации мышления, в целом в снижении познавательных способностей учащихся. Есть также данные о появлении «странных духовных образований», когда в мышлении одного человека сочетаются элементы несовместимых типов мировоззрений: атеистического, православного, языческого.

По мнению специалистов, занимающихся проблемами социологии и социальной психологии, засорение духовной жизни человека чуждыми для российской традиции идеями, настроениями, верованиями становится, наряду с последствиями социально-экономической ломки, одной из главных причин наблюдаемой, можно сказать, эпидемии социально-стрессовых нервно-психических расстройств.

Обществу предлагаются различные пути разрешения глобального кризиса, в их числе – создание широкой сети психологической помощи населению. В частности, принят указ президента РФ «О возрождении развития философского, клинического и прикладного психоанализа» как «одного из направлений современной науки». Предпринимается активная попытка разрешить проблемы здоровья школьников с помощью валеологии – так называемой «науки о здоровом образе жизни».

Одновременно в современную психологию, психотерапию, педагогику входит большое количество различных новых учений, концепций, в основе каждой из которых лежит свое понимание смысла и цели человеческого бытия, свое понимание нравственных ценностей, то есть свое мировоззрение. Учитывая масштаб этого явления, речь можно вести о изменении мировоззренческой ориентации значительной частью общества. Об этом говорят сами психологи. По словам доктора психологических наук проф.С.А. Беличевой, президента Консорциума «Социальное здоровье России», «мы переживаем становление новой российской ментальности», и в этом изменении «психология должна играть главную роль» (газета «Психология», N 1 – 2000).

Также глобальны претензии валеологов, назвавших на Второй Российской конференции свое учение религией 20-го века. Поэтому сегодня очень важно для общественного сознания прояснить историческо-научную и мировоззренческую определенность предлагаемых теорий, поскольку речь идет о судьбе общества.

Например, мировоззренческая установка валеологии, провозглашающая телесное здоровье человека главной ценностью бытия, его высшей целью, оказывается совершенно неприемлемой для человека, воспитанного в христианской традиции. Впрочем, как и валеологическая парадигма «Человек – Космос», основанной на эзотерических предпосылках» (Татарникова Л.Г. Педагогическая валеология. Генезис. Тенденция развития. Спб, 1997. С.233).

Также неприемлемым для многих россиян может оказаться подход К.Г. Юнга, автора одной из теорий личности и метода аналитической психологии, утверждавшего, что если вечные проблемы преодоления страха, избавления от совести, долга, принуждения и подсознательных желаний мы не в состоянии решить «опираясь на нечто светлое и идеальное, то, может быть, следует обратиться к силам темным, биологическим» (К.Г. Юнг. Воспоминания, сны, размышления. М., 1998. С.191).

Американский ученый проф. Томас Цасс, автор 23 книг по психиатрии, изучая влияние подобных явлений психологии, психотерапии, психиатрии на моральное состояние американского общества, пришел к важному выводу. Снижение индивидуальной личной ответственности, замена христианских добродетелей, высоких нравственных ценностей их суррогатами, снижение нравственных стандартов в имя избежания «стресса», для достижения комфорта стало «главной разрушительной силой, которая влияла на американское общество в течение последних 50 лет» (в частности приводятся данные о переменах в моральном состоянии страны за эти годы: количество детей, содержащихся государством увеличилось на 300 проц.; самоубийств юношей, девушек и детей ниже 20 лет увеличилось в 10 раз; количество крупных преступлений – в 5 раз (цит. по: «Psychatry – the Ultimate Betrrayal», by Bruce Wiseman, Freedom Publishing, Los Angeles, California, USA, 1995).

Отрицательное влияние психологии и психотерапии на общественную мораль происходит, когда психотерапевтические принципы из клинической практики непосредственно переносятся в сферу межличностных отношений. Например, психотерапевтический принцип «здесь и сейчас», используемый для избавления человека от тревожности при прямой трансформации в жизненно-этический принцип порождает потребительскую установку: «мне сейчас хорошо, а остальное неважно».

В то время, как в Америке начали осознавать губительный характер рассмотренных нами явлений для общественного сознания, Россия вслепую собирается пройти этот путь сама, возможно, в еще более опасном варианте.

Сегодня можно наблюдать, как в психологию и психотерапию активно вторгаются мощные психотехнологии, основанные на псевдорелигиозных культах, например тантрических, на магии и оккультизме, позволяющие манипулировать сознанием и подсознанием людей. Психология и психотерапия, продолжая называть себя науками в лице определенных направлений, интегрируются с парапсихологией и оккультизмом.

Оценивая подобные явления в общественной жизни, немецкий ученый Густав Шнайдер констатирует, что в России идет «пир философских троглодитов».

Одна из причин наблюдаемого хаоса в сфере психологии и психотерапии заключается в том, что в этих науках нет единства во взгляде на природу человека, на источник, побуждающий его активность, на причину возникновения нервно-психических заболеваний (к.м.н Д.А. Авдеев).

На сегодняшний день существует больше 20 (!) основных теорий личности. Каждая их этих теорий по сути своей есть не что иное как «психотеология», или «психорелигия», во главе которой стоит свой проповедник. Это мнение Д. Гриндера и Р. Бендлера, основоположников нейролингвистического программирования – одной их самых мощных современных психотехнологий. Как об обслуживавших марксистко-ленинскую теорию подходах говорит об отечественных теориях личности Л.Н. Собчик в монографии «Введение в психологию индивидуальности» (Институт прикладной психологии, М., 1997).

Многие из теорий личности занимают активно враждебную мировоззренческую позицию по отношению к христианской Истине, например, известный ученый К. Юнг характеризует христианство как «идею отжившую и преодоленную». В монографии видных американских исследователей Л. Хьелла и Д. Зинглера «Теории личности» дважды говорится об астрологии, философии и уже потом теологии – как областях знания, способных дополнить науку о личности – персонологию.

Анализ современных теорий личности с позиций православной антропологии позволяет современнику, в том числе специалисту в области медицины, психологии, педагогики, увидеть их в истинном свете, с позиций традиционных духовно-нравственных ценностей, предостеречь от легкомысленного и опрометчивого мировоззренческого выбора.

Православное Богооткровенное учение рассматривает человека в единстве его бытия, начиная с сотворения его Богом, через грехопадение, смерть, восстановление падшего человека во Христе – Новом Небесном Адаме, будущее телесное воскресение и бессмертие. Благодаря этому учению становится возможным увидеть истинную цель и предназначение человека – преображение во Христе, стяжание благодати Святого Духа, наполнение души новым нетленным содержанием и тем самым обретение вечного совершенно-радостного бытия – Царства Небесного.

Православное учение раскрывает подлинную причину болезненного состояния человеческого существа, причину глубинного противоречия человеческой личности. Эта причина видится в том, что человеку, с одной стороны, присуще стремление к абсолютным ценностям, » томление» о бесконечном, т.е. стремление к Богу как Верховной Красоте и Беспредельному совершенству. Эти высшие стремления человеческого духа не сводятся к субъективным желаниям, а являются атрибутом его объективной природы. Поэтому ничто земное не может наполнить наше сердце, оно остается пусто. Ничто земное не может успокоить нашу душу, дать ей истинную радость. Человеческое достоинство не может смириться с «маленькими нормами», «маленькими вечностями» и преходящими ценностями.

Внимание всех ищущих людей религия привлекает всегда не просто тем, что отвечает на вопрос о непреходящем, вечном смысле жизни, но и тем, что с поразительной силой этот смысл являет душе каждого, кто полноценно вступил на религиозный путь.

В то же время, по православному учению, человеческая душа не только стремится к высшему, но и подвержена наклонности ко греху, которая лежит не на периферии духовной жизни, но поражает самую ее глубину, извращая все движения духа. В таинстве покаяния Церковь дает возможность освободиться от тяжкого бремени греха. «Грех есть болезнь души»; провозглашает 6 Вселенский собор (правило 102).

В покаянии человек переживает полный мир и покой, полноту радости, прощение и благословение, действие благодати Божией в кающемся сердце. Покаяние (метанойя) – внутреннее изменение и возрождение не являются действием, но состоянием души, которое не имеет предела. Противоположное состояние есть (acedia -греч) – «бесчувствие окаменевшего сердца».

Современные теории личности строят свои идеологии на отказе и отречении от духовной жажды, внушая человеку – забыть, заглушить эту жажду, признать ее иллюзией и самообманом, призывают жить жизнью, лишенной высшего смысла, обращаются к поверхностным сторонам личности. А как быть с внутренней болью и как быть с чувством вины, отравляющим душу ядом нераскаянного греха? Остается единственный путь разрешения конфликта – отвергнуть грех, признать состояние падшей природы человека естественным, нормальным и законным. Это приводит по мысли православного автора, кандидата психологических наук Ф.Е. Василюка к тому, что культура и душа извращаются, выворачиваются наизнанку, человек перевоспитывается в сторону бесстыдства, горделивости, похотливости, в нем разрушается правильное различение и понимание добра и зла, зло возводится в ранг нормы (Начало христианской психологии, М.,1995. С. 103-104).

Христианскому пониманию бытия соответствует некоторое духовно-нравственное пространство. Его духовную координату можно обозначить, как восходящую вертикаль, ведущую от отсутствия бытия (небытия) к неограниченному – Вечному личному бытию. Горизонтальная линия описывает движение личности от зла как ущербности, порчи, разрушения – к добру как созиданию, совершенству, красоте, гармонии.

В существующих теориях личности отсутствует вертикальная духовная координата. Это делает учение о человеке принципиально неполным, ущербным. Основатель «Третьей Венской психологической школы» В. Франкл подчеркивал, что «духовное измерение не может быть игнорировано…, именно оно делает нас людьми». В своем стремлении к полноте и истинности знание о человеке непременно должно включать в область своих интересов не только вопрос «кто я?», но и вопросы: откуда я? куда и зачем иду? Поскольку, как и в любом процессе, настоящее человека формируется его прошлым и будущим, то выход за пределы постулата «жить здесь и сейчас» не является бегством от реальности, напротив, внимание к этим вопросам становится причиной, толчком для плодотворного самопознания.

При изложении православного понимания личности применительно к сфере гуманитарных наук возникает затруднение, связанное с отсутствием общей терминологии. В то же время за терминологической проблемой стоит проблема более существенная, которую можно назвать проблемой несоответствия онтологий, ведь сами термины отражают различные базовые принципы и предпосылки, и даже различные мировоззренческие установки, характерные для различных научных теорий (Новиков Д.В. «Понятие личности в православном богословии и психологии». Сб. богословских трудов. М. 1999. С. 163).

Поэтому необходимо сформировать общую универсальную исходную основу для богословских и гуманитарных дисциплин. В качестве такой универсальной основы, на наш взгляд, может быть принято определение человека как «свободно-разумного существа, устремленного к счастью».

Становление понятия «личность» в христианском богословии имело долгую историю. Вначале оно уточнялось в тринитарном богословии, и уже после Халкидонского собора переходит в христологию и антропологию.

Святитель Василий Великий формулирует различение сущности (природы) и ипостаси (личности) как общего и особенного. Когда мы говорим об общем, свойственном всем людям, мы говорим о природе человека, когда говорим об особенном и уникальном, отдельно взятом человеке – говорим о личности (Свт. Василий Великий. Письмо 38 к Григорию Брату. Творения. Т. 3. С-Пб. 1911. С. 51-58).

Святитель Григорий Богослов наполняет понятие личности, говоря о ней не просто как об уникальной и неповторимой единичности, но как о разумной, совершенной и самостоятельно существующей единичности (Свт. Григорий Богослов. Слово 33. Против ариан и о самом себе. Творения. Т. 1. 1994. С. 490-491).

Личность, по учению святых отцов, ни в коем случае нельзя отождествлять с душой. Личность – это способ существования, который пронизывает и делает личностным все существо. Это интегрирующий принцип, созидающий единство всех планов, дающий им бытие. В частности, именно личность приводит в единство душу и тело человека, подобно тому как личность Спасителя соединяет Божество и человечество (Пселл М. Богословские сочинения. С-Пб. 1998. С. 74-75).

Одновременно это означает взаимопроникновение («перехорисис» – греч.), когда тело одухотворяется а душа переживает телесное.

Личность в этом смысле создает себя, выходя за пределы самой себя, трансцендируя себя Другому. Человек раскрывает и обогащает себя посредством других человеческих существ, но подлинную глубину и свое высшее предназначение он раскрывает, восходя к Божественному, личному «Ты», становясь причастным вечному объективному единству Божественной природы.

Ипостась – это высшая точка образа Божия в человеке, она обеспечивает богочеловеческую структуру по образу Христову. Это богочеловечество уже потенциально содержится в образе Божием. Переход природного существа в существо христоподобное посредством следования по пути великого посвящения через таинства, в которых человеческая структура полностью претворяется, заново ваяется, подобно статуе, сообразно своему Первообразу, Христу (Евдокимов П. Женщина и спасение мира. Минск. 1999. С. 46).

Индивидуум, о котором говорят, что он есть сильная личность, в самом деле обладает лишь особым сочетанием элементов своей человеческой природы с некоторыми ярко выраженными чертами. В то же время, он производит впечатление чего-то «уже виденного», то есть общего для всех людей. Человек же, преображенный благодатью, ставший «личностью во Христе», поражает своим лицом, своей уникальностью и неповторимостью, своим внутренним светом, всегда очень личностным.

Автор «Древне-церковной антропологии» (Мадрид, 1966) А. Позов с определенной долей условности понятие личность связывает с проявлением жизни духа, а индивидуальность – с проявлением души, точнее, душевно-телесного комплекса. Интересы «душевного» человека ограничиваются временным, земным бытием, он отрицает, религиозную веру и необходимость благодатной помощи Свыше. Напротив, запросы духа проявляются, в частности, в стремлении человека к цельному знанию – знанию, нужному не только для удовлетворения текущих внешних потребностей, но знанию, дающему полную картину мира, раскрывающему смысл бытия, в стремлении к Богопознанию и Богоуподоблению, через синергию.

Как более широкое и конкретное понятие по сравнению с понятиями «личность» и «индивидуальность», рассматривается такое понятие, как «Я».

«Я» лежит в основе сознания и самосознания, но не рождается из них, оно вневременно и внепричинно, это отблеск Абсолютного в душе. Важно отметить, что описанный характер взаимоотношений в триметрии «дух – душа – тело» и «Я – личность – индивидуальность» являются следствием первородного греха и определяется А. Позовым как явление «метасхематизма». Такой подход к учению о личности видится вполне оправданным.

Если в устроении человека преобладает духовная сторона, духовная жизнь (или, в евангельской терминологии, «внутренний человек»), тогда движение «Я» направлено в сторону раскрытия личности. Важно подчеркнуть, что духовная жизнь в подлинном понимании есть ни что иное как жизнь в Духе Святом. Наиболее осязаемыми проявлениями в жизни духа в душе, по словам свт. Феофана Затворника, являются страх Божий, совесть, жажда Бога. Именно страх Божий есть та творческая сила, которая освобождает высшую нашу природу духовную от власти низшей – телесной, это та реальная сила, которая восстанавливает в человеке правильную иерархию ценностей.

При преобладании «внешнего человека» «Я» суживается, замыкается в самого себя, превращается в психосоматический душевно-телесный комплекс, не выходящий за пределы физического мозгового сознания. В характере этого «Я»: эгоизм, чувственность, «своя воля», стремление свести все явления к рациональным схемам.

Когда индивидуальность становится доминантой в триметрии «дух – душа – тело» и вытесняет «личность – дух», заслоняет ее собой, это приводит к индивидуализму.

Индивидуализм есть преувеличенная индивидуальность, это болезнь души, приводящая к расстройству сознания. Индивидуализм это утверждение себя вне связи с иным бытием (Бога и людей).

Это универсальное трагическое отчуждение себя от истинного бытия. Напротив, личностные отношения – это отношения причастности, взаимной обращенности друг к другу, жертвенности, это основа любви, творчества, свободы.

Стремление к единению глубоко укоренено в духовном строе человека, подчинено силе мистического единосущия всего человечества. В то же время мы видим, что люди замкнулись в своих ограниченных эгоистических стремлениях себялюбия, глубоко поразивших все естество человека и мешающим способностям органического творческого единения с Высшим Началом, другими индивидуумами. Преодоление этого духовного порока происходит лишь через уподобление себя Господу Иисусу Христу, благодатной Его помощи. По словам свт. Григория Паламы, одна из целей Боговоплощения – быть для нас примером смирения и спасением от плотской страсти и гордости. Показать всегубительный характер гордости. Только с Боговоплощением мир и человек перестают быть самоцелью, вырываются из бессмысленного круга самозамкнутости. Мы становимся открытыми между собой и открытыми для вечного Другого. Через вхождение в благодатную атмосферу церковной жизни замкнутая система индивидуальной психики открывается для проникновения в чужой внутренний мир, в том числе мы реально приобщаемся к бесценному внутреннему опыту святых. Мы становимся единой личностью во Христе, соединяясь подобно клеткам в едином живом организме – Церкви, как мистическом теле Христовом.

В этом движении человек подвигается на высшие проявления своего личностного бытия – обретает любовь, которая, по определению ап. Павла, есть совокупность совершенств. Такая любовь раскрывает истинную духовную природу человека, делает его богоподобным. Ибо «Бог есть Дух» (Ин. 4, 24) и «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4, 8).

Это есть путь преображения, путь исполнения своего высшего человеческого предназначения.

Это путь борьбы за содержание сознания, за чистоту помыслов, путь просветления и обновления человеческого духа. Суть этого внутреннего делания в очень краткой формуле выразил протоиерей Валентин Свенцицкий:: «Наша цель – любовь, путь – борьба со страстями, двигатель – молитва».

Этот путь, называемый трезвением, связан не с убиением, не с уничтожением естественных способностей в том числе и тела, а именно с их воспитанием, использованием для служения высшему духовному началу в человеке, извлечением и освобождением здоровых и неповрежденных начал («энергий») из плена греха (архм. Киприан /Керн/ «Антропология свт. Григория Паламы»).

Пределом этого пути является достижение бесстрастия (или чистоты сердца), которое, по словам прп. Иоанна Кассиана Римлянина, и есть любовь. Создается личность, характер которой соткан из новой ткани: порочные нити страстей заменяются святыми нитями добродетелей. Добродетель, в отличие от страсти по выражению прп. Максима Исповедника, обладает логосом. Это положение св. отца имеет глубокое антропологическое значение. Логосы творений есть идеи, на которые как бы творчески расчленяется Единый Божественный Логос, в них всякое тварное существо имеет свою истинную сущность.

Осознание и очищение всего сердечного содержания (области бессознательного, в терминологии психоанализа), исправление воли, стабилизация и просветление сознания действием благодати – таков идеал умного Иисусова делания в религиозной жизни в духе и истине. Происходит соединение воедино (исцеление) трех сил души – ума, чувства, воли, их одухотворение. Душа становится единым духом, индивидуальность – Богоподобной личностью. Исчезает та фрагментарность человеческой сущности, которая признается современной медицинской наукой главной причиной патологии всякой живой системы. Дух человеческий стяжанием благодати Святого Духа избавляется от сущностной пустоты, которая не может быть преодолена никаким другим путем, дух становится полным и целостным. В лике человеческом выявляется Лик Христов.

Это есть путь подлинного «уврачевания души», которое, по словам св. Исаака Сирина, не возможно, если душа не обновится, не будет жить житием духовным.

Попытки изменения поведения, изменения характера в целом, исцеления души от недугов только психологическими приемами, технологиями, психотерапевтическими методиками вне рассмотренного пути являются поверхностными и могут иметь лишь временный эффект. Такие попытки подобны строительству дома на песке: «и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7, 27).

Психологи, отвергающие Христа как истинного Бога и истинного Человека, уподобляются строителям, которые отвергли камень, ставший во главе угла. Более того, попытки решать проблемы освобождения области бессознательного от психических новообразований методами психоанализа на основе суггестивной (гипнотической) и аналитической концентрации могут иметь опасные последствия. Эти методы активизируют бессознательное, могут разрушать оградительный барьер между ним и сознанием, могут приводить к пробуждению архаического мышления, преодоленного христианской культурой…

Таково в общих чертах православное учение о личности, пути ее исцеления и спасения для Вечной Жизни.