Перлман и Пепло. Теоретические подходы к одиночеству

The Anatomy of Loneliness

International Universities Press

New York

1980

Loneliness.

A Sourcebook of Current Theory, Research and Therapy

A Wiley-Interscience Publication

John Wiley & Sons

1982

Лабиринты одиночества

Перевод с английского

Составление, общая редакция и предисловие кандидата философских наук Н. Е. Покровского

Москва. Прогресс" 1989

Дэниел Перлман

и Летиция Энн Пепло

Теоретические подходы к одиночеству

В течение многих лет психологи и социологи выска­зывали свои суждения об одиночестве. В дидактических целях мы классифицируем их рассуждения на восемь групп: психодинамические, феноменологические, экзис­тенциально-гуманистические, социологические, интерак-ционистские, когнитивные, интимные и теоретико-си­стемные. Цель данной статьи — раскрыть, сравнить и оценить эти теоретические подходы.

Естественно, сравнивать интерпретации одиночества можно по многим аспектам. Мы сконцентрируем вни­мание на трех основных положениях. Во-первых, какова природа одиночества как такового? Является ли оно нормальным состоянием или это ненормальное состоя­ние? Позитивный или негативный опыт оно представляет? Во-вторых, каковы причины одиночества? Находятся ли они внутри личности или же коренятся в ее окружении? Проистекают ли они из современного или исторически формирующегося поведения? В-третьих, что, возможно, не столь важно, на основании каких эмпирических дан­ных (биографических исследований, систематических и т. п.) или интеллектуальных традиций формулировалась теория одиночества?

Эти сравнительные положения должны быть пред­ставлены в виде кратких исчерпывающих характеристик. Сами по себе разумные суждения не обязательно взаимо­исключают друг друга. Так, например, Серма, как мы убедимся, занимает позицию, совмещающую в себе по крайней мере две различные точки зрения. При этом сторонники каждого теоретического подхода не всегда находят полное согласие между собой. Кроме того,

6 стр., 2752 слов

Подходы к командообразованию

... событий. Причины плохих коммуникаций: прошлый опыт селективное восприятие ценностные суждения достоверность источника семантические проблемы фильтрация внутригрупповой язык различия в статусе ... виртуальные команда реформ/перемен Самоуправляемые (постоянный элемент) управленческие самоуправляемые Подходы к командообраованию. Комплектование команд Типологическая модель Кейрси – рассматривает разные ...

152

сравнительный анализ затруднен фрагментарностью большинства «теоретических» положений об одиночест­ве. Зачастую у сторонников какой-либо психологической школы опубликована лишь краткая статья об одиночест­ве, или же порой эта тема затронута как часть более обобщенного изложения общих взглядов.

В одной части своей статьи Дерлега и Маргулис [Derlega & Margulis, 1982] выделяют три стадии разви­тия данного понятия. На первой стадии обосновывается важность понятия одиночества. На второй стадии понятие изучается и предпринимаются попытки выявить его сход­ство и различия с другими явлениями. И только на третьей стадии появляются теории одиночества. Такие теории включают как систему понятий, так и логиче­ски совместимые суждения о соотношении составных ча­стей теории. Как отмечают Дерлега и Маргулис, боль­шинство рассуждений об одиночестве не идут дальше первой и второй стадии. Подавляющее число моделей одиночества не представляет собой полного и системати­ческого истолкования на уровне настоящей теории.

Восемь подходов к одиночеству

Психодинамические модели

Хотя сам 3. Фрейд не писал об одиночестве, некото­рые последователи психодинамической традиции выска­зывались по этой проблеме [Burton, 1961; Ferreira, 1962; Fromm-Reichmann, 1959; Leiderman, 1980; H. Pep-lau, 1955; Rubins, 1964; Sullivan, 1953; Zilboorg, 1938].

Зилбург опубликовал, вероятно, первый психологи­ческий анализ одиночества. Он различал одиночество и уединенность. Уединенность — «нормальное» и «преходя­щее умонастроение», возникающее в результате отсут­ствия конкретного «кого-то». Одиночество — это непрео­долимое, постоянное ощущение. Неважно, чем человек занят, но одиночество, как «червь», разъедает его сердце.

Согласно Зилбургу, одиночество становится отраже­нием характерных черт личности: нарциссизма, мании величия и враждебности. Одинокий человек сохраняет инфантильное чувство собственного всемогущества, он эгоцентричен и пускает пыль в глаза публике с тем, что­бы «изобличить» других. «Одинокий индивид, как пра-

8 стр., 3521 слов

Теория подходы

... и различия с другими явлениями. И только на третьей стадии появляются теории одиночества. Такие теории включают как систему понятий, так и логически совместимые суждения ... может привести к глубокому одиночеству. Статья Ф. Фромм-Рейхман [Fromm-Reichman, 1959], наверное, цитируется чаще других ранних публикаций об одиночестве. Фромм-Рейхман признает влияние Салливана на ...

153

вило, проявляет болезненную скрытность или открытую враждебность" [Zilboorg, 1938, р. 40], направленную как вовнутрь, так и вовне.

Зилбург проследил происхождение одиночества, на­чиная с детской колыбели. Ребенок узнает радость быть любимым и вызывать восхищение вместе с потрясением, порожденным тем, что он — маленькое, слабое суще­ство, вынужденное ждать удовлетворения своих потреб­ностей от других. Это и есть, по Зилбургу, «квинтэссен­ция того, что позже становится нарциссистическои ориен­тацией… Это и есть также зародыш отчужденности, враждебности и бессильной агрессивности одинокого» [р. 53].

Салливан [Sullivan, 1953] также усматривал корни одиночества взрослого в его детстве. Он установил движущую силу потребности в человеческой близости. Впервые эта потребность появляется в стремлении ре­бенка к контакту. В подростковом возрасте она при­нимает форму потребности в приятеле, с которым можно обменяться своими сокровенными мыслями. У подрост­ков, испытывающих недостаток социальных навыков вследствие неправильных взаимоотношений с родителями в детстве, как правило, возникают трудности при уста­новлении приятельских отношений со сверстниками. Эта неспособность удовлетворить подростковую потребность в интимности может привести к глубокому одиночеству.

Статья Ф. Фромм-Рейхман [Fromm-Reichmann, 1959], наверное, цитируется чаще других ранних публикаций об одиночестве. Фромм-Рейхман признает влияние Сал-ливана на ее понимание данной проблемы и соглашается с его точкой зрения о том, что одиночество — «чрезвы­чайно неприятное и гнетущее чувство». Основываясь на результатах своей работы с шизофрениками, Фромм-Рейхман считает одиночество экстремальным состоянием: «Тип одиночества, который я имею в виду, — разруши­тельный… и он в конечном итоге приводит к развитию психотических состояний. Одиночество превращает людей… в эмоционально парализованных и беспомощ­ных» [р. 3]. Так же, как и Салливан и Зилбург, Фромм-Рейхман прослеживает происхождение одиночества вплоть до личностного опыта, приобретенного в детстве. В особенности она подчеркивает вредные последствия «преждевременного отлучения от материнской ласки».

13 стр., 6151 слов

Индивид, индивидуальность, личность

... доказательств и фактов в этом убеждена. Личность не боится оказаться в одиночестве со своим собственным мнением, рискуя быть ... те устойчивые компоненты, которые составляют понятия "человек", "индивид", "личность" и "индивидуальность". Длительное время в отечественной литературе они ... этого существа к данному виду закреплен в понятии «Индивид». Индивидом может быть и младенец, и взрослый, и дикарь ...

С точки зрения трех вышеупомянутых критериев

154

позиция сторонников психодинамических теорий ясна. В своем анализе одиночества они исходят главным обра­зом из их клинической практики и, вероятно, поэтому склонны рассматривать одиночество как патологию. Возможно, психодинамически ориентированные теорети­ки в большей мере, чем какая-либо другая группа иссле­дователей, склонны считать одиночество результатом ранних детских влияний на личностное развитие. И хотя ранний (детский) опыт может быть межличностным по своей природе, рассматриваемая традиция концентри­рует внимание на том, какие внутриличностные факторы (то есть черты характера, внутрипсихические конфлик­ты) приводят к состоянию одиночества.

Феноменологическая перспектива Роджерса

Карл Роджерс, разработавший сконцентрированную на личности больного терапию, является наиболее из­вестным сторонником феноменологического направления [см. также: Whitehorn, 1961]. Роджерс дважды обра­щался к теме одиночества [Rogers, 1961, 1970/73]; его анализ основан на «Я-теории» личности. Роджерс по­лагает, что общество вынуждает индивида действовать в соответствии с социально оправданными, ограничи­вающими свободу действия образцами. Это ведет к про­тиворечию между внутренним истинным «Я» индивида и проявлениями «Я» в отношениях с другими людьми. Одно лишь исполнение социальных ролей, неважно, насколь­ко оно адекватно, ведет к бессмысленному существованию индивида.

Индивид становится одиноким, когда, устранив охра­нительные барьеры на пути к собственному «Я», он тем не менее думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других. Роджерс говорит об этом так:

«Одиночество… наиболее резко и болезненно проявляется у тех индивидов, которые по той или иной причине оказываются — будучи лишенными своей привычной защиты — уязвимыми, испуганными, оди­нокими, но обладающими истинным „Я“ и уверенными в том, что будут отвергнуты всем остальным миром» [Rogers, 1970/73, р. 119].

11 стр., 5408 слов

Характеристика понятий «личность» и «индивид»

... никогда не налична) и актуальным бытием индивида. Нет индивида вне идеи личности; нет личностного горизонта вне самообособления индивида (вне одиночества)»[32. С. 122]. Другими словами ... , по Библеру, если человек всего лишь исполняет социальную роль, то он и не личность ...

Согласно Роджерсу, уверенность в том, что истинное «Я» индивида отвергнуто другими, «держит людей замк­нутыми в своем одиночестве» [р. 121]. Страх быть от-

155

вергнутым приводит к тому, что человек придерживается своих социальных «фасадов» (ролей) и поэтому продол­жает испытывать опустошенность.

Основываясь на этой точке зрения, другие иссле­дователи [Moore, 1976] выводят гипотезу о том, что несоответствие между действительным и идеализирован­ным «Я» в конечном счете венчается одиночеством. Докторская диссертация Эдди [Eddy, 1961] поддер­живает эти прогнозы. Как и у психодинамически ориентированных теоретиков, анализ одиночества, пред­ставленный Роджерсом, вытекает из его клинической прак­тики, то есть работы с пациентами. Роджерс рассматри­вает одиночество как проявление слабой приспособляе­мости личности. Он считает, что причина одиночества находится внутри индивида, в феноменологических не­соответствиях представлений индивида о собственном «Я». Отличает Роджерса от сторонников психодинами­ческих теорий то, что он не очень доверяет ранним дет­ским влияниям на формирование личности. Согласно Роджерсу, содержание опыта одиночества составляют текущие влияния, которые испытывает личность.

Экзистенциальный подход

Экзистенциалисты принимают в качестве точки от­счета тот «факт», что люди изначально одиноки. Никто другой не может разделить с нами наши чувства и мыс­ли; разъединенность есть сущностное состояние наших переживаний. Сторонники данной точки зрения зачастую сосредоточиваются на вопросе о том, как люди могут жить, будучи одинокими.

Ярким выразителем этого направления стал Мустакас [Moustakas, 1961, 1972] — автор нескольких популярных книг [см. также: Witzleben von, 1958]. Мустакас под­черкивает значение различия между «суетой одино­чества» («loneliness anxiety») и истинным одиночеством. Суета одиночества — это система защитных механизмов, которая отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов и которая постоянно побуждает его стремиться к активности ради активности совместно с другими людьми. Истинное одиночество проистекает из конкретной реальности одинокого существования и из столкновения личности с пограничными жизненными си-

15 стр., 7394 слов

Понятия личность, человек, индивид, индивидуальность и их соотношение

... Упражнения Тренировка +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ 1. Понятия ``человек'', ``индивид'', ``личность'', ``индивидуальность'' Слово ``личность'' в английском языке происходит от слова ``персона''. ... в процессе деятельности и общения с другими индивидами.Личностью не рождаются, личностью становятся. Сложнее определить понятие ``индивидуальность'', ...

156

туациями (рождение, смерть, жизненные перемены, тра­гедия), переживаемыми в одиночку. Как считает Муста­кас, истинное одиночество может быть и творческой силой:

«Каждое истинное переживание одиночества предполагает про­тиворечие или столкновение с самим собой… Это свидание с самим собой…— само по себе радостное переживание… И свидание, и кон­фронтация (с самим собой) суть способы поддержания жизни и внесение оживления в относительно застойный мир; это способ вы­рваться из стандартных циклов поведения» [Moustakas, 1972, р. 20—21].

Экзистенциалисты, таким образом, призывают людей преодолеть их страх одиночества и научиться позитивно его использовать.

Как и другие вышеупомянутые теоретики, Мустакас работает с клиническими пациентами. Другие сторон­ники этой ориентации формулируют свои взгляды, исхо­дя в основном из философских рассуждений. В отличие от большинства теоретиков, Мустакас оценивает одино­чество положительно. И хотя Мустакас не отрицает, что одиночество может иметь болезненный эффект, он рас­сматривает его как продуктивное, творческое состояние человека. Экзистенциалисты не прослеживают причин­ных корней одиночества в привычном смысле слова. Их особенно не интересуют факторы, увеличивающие или уменьшающие вероятность одиночества; для них оно изначально имманентно человеческому существо­ванию.

Социологические толкования

Боумен [Bowman, 1955), Рисмен [Riesman, Glazer & Denney, 1961] и Слейтер [Slater, 1976] — представители социологического подхода к одиночеству. В своей неболь­шой статье Боумен выдвинул гипотезу о трех силах, ве­дущих к усилению одиночества в современном обществе: 1) ослабление связей в первичной группе; 2) увеличе­ние семейной мобильности; 3) увеличение социальной мо­бильности. И Рисмен, и Слейтер связывают свой анализ одиночества с изучением американского характера и одновременно анализируют способность общества удов­летворять потребности его членов. Рисмен и его после­дователи заявляют, что американцы превратились в

11 стр., 5287 слов

Теория драм1

... ) или спровоцировать его; – монолог-диалог в одиночестве, диалог с божеством или другим внесценическим персонажем, ... зашифрованный), структуру драматургической параболы. Интертекст– исходя из теории Ролана Брата об интертекстуальности, сформировалось представление о ... привело к натуралистической эстетике, когда сценическая реальность воспроизводит Теория драм1 - Стр 2 драматическую в «натуральную ...

157

личности, «направленные вовне». Индивиды, «ориенти­рованные на других», не только хотят нравиться, но и постоянно приспосабливаются к обстоятельствам и конт­ролируют свое межличностное окружение с тем, чтобы определить линию своего поведения. «Ориентированные вовне» люди обособлены от своего истинного «Я», своих чувств и своих ожиданий. (В этом смысле анализ Рисме-на, видимо, дополняет анализ Роджерса.) Такими чер­тами могут быть наделены родители, учителя, основ­ная масса людей. В результате «ориентированная на других» («направленная вовне») личность может при­обрести синдром обеспокоенности и чрезмерную по­требность в пристальном внимании к себе со стороны других людей, которая никогда полностью не удовлет­воряется. Члены нашего «направленного вовне» общест­ва образуют, как заявляет Рисмен в своем названии книги, «одинокую толпу».

Для Слейтера проблема американца как личности заключается не в «направленности вовне», а скорее в индивидуализме как таковом. Слейтер считает, что все мы стремимся к общению, сопричастности и за­висимости. Мы стремимся к доверию и сотрудниче­ству с другими людьми, к «проявлению ответственности за свои импульсы и жизненные ориентации» [Slater, 1976, р. 9]. Однако эти основные потребности в обще­нии, сопричастности и зависимости недостижимы в аме­риканском обществе из-за его приверженности индиви­дуализму вследствие укоренения веры в то, что каждый должен следовать своей собственной планиде. Резуль­татом этого становится одиночество. Слейтер утвер­ждает:

«Индивидуализм воплощен в стремлении отвергнуть реальность человеческой взаимозависимости. Одна из основных целей амери­канской технологии — „освобождение“ от необходимости согласования, подчинения, зависимости или контроля со стороны других. К сожа­лению, чем больше мы преуспеваем в этом, тем сильнее мы ощущаем разобщенность, скуку и одиночество» [р. 34].

Можно сказать, что Рисмен и Слейтер не столько оценивают одиночество как нормальное или ненормаль­ное состояние, сколько считают одиночество норматив­ным — общим статистическим показателем, характери­зующим общество. Когда они рассматривают одино­чество в качестве черты американского характера, они объясняют это модальное качество личности как продукт

158

социальных сил. Таким образом, причину одиночества Рисмен и Слейтер изначально помещают вне индивида. Эти теории в соотнесенности со временем подчеркивают значение социализации (причина исторического типа), но многие факторы (например, влияние средств массовой информации), способствующие социализации, оказывают постоянное негативное воздействие на личность. И ко­нечно, Боумен, как и многие другие социологи, делает упор на значение событий, происходящих в жизни чело­века в зрелом возрасте (например, развод).

Формулируя свою точку зрения, Рисмен и Слейтер использовали в качестве источников рассуждений прежде всего худо­жественную литературу, статистические данные и дан­ные средств массовой информации.

Интеракционистская точка зрения

Вейс [Weiss, 1973] — главный выразитель интерак-ционистского подхода к проблеме одиночества. Его объяснение одиночества может быть расценено как интеракционистское по двум причинам. Во-первых, он подчеркивает, что одиночество — это не только функ­ция фактора личности или фактора ситуации. Одино­чество — продукт их комбинированного (или интерактив­ного) влияния. В этом смысле точка зрения Вейса сходна со взглядами Серма [Sermat, 1975]. Во-вторых, Вейс описывал одиночество, имея в виду социальные отноше­ния, такие, как привязанность, руководство и оценка. Такая точка зрения подразумевает, что одиночество появляется в результате недостаточности социального взаимодействия индивида, взаимодействия, которое удов­летворяет основные социальные запросы личности.

Вейс [см. с. 114—128 наст, изд.] установил два типа одиночества, которые, по его мнению, имеют различные предпосылки и различные аффективные реакции. Эмоцио­нальное одиночество представляется результатом отсут­ствия тесной интимной привязанности, такой, как любов­ная или супружеская. Эмоционально одинокий человек должен испытывать нечто вроде беспокойства покинутого ребенка: неспокойствие, тревогу и пустоту. Социальное одиночество становится ответом на отсутствие значимых дружеских связей или чувства общности. Социально оди-

159

нокий человек переживает тоску и чувство социальной маргинальности.

Вейс проводил семинары для вдовцов и недавно разведенных. Думается, что именно из собственных попыток оказать помощь участникам этих семинаров он вывел многие из своих теоретических положений. Его интересует «обычное» одиночество — состояние, пережи­ваемое многими, если не большинством людей, на протя­жении всей их жизни. Он рассматривает одиночество как нормальную реакцию. Очевидно, Вейс имеет в виду как внутренние (характерологические), так и внешние (ситуативные) причины одиночества. Тем не менее он ясно дает понять, что «из двух подходов ситуативный представляется наиболее привлекательным в этом слу­чае» [Weiss, 1973, р. 73—74]. Вот поэтому Вейс особо и подчеркивает текущие события в жизни личности как ключевой фактор формирования одиночества. Что касается причин возникновения подобного состояния, то здесь интересно отметить, что Вейс [см. с. 114—128 наст, изд.] допускает возможность участия в формировании одиночества даже инстинкта.

Когнитивный подход

Энн Пепло и ее коллеги [с. 169—191 наст, изд.] стали главными пропагандистами когнитивного подхода. На­иболее характерный аспект этого подхода состоит в том, что он акцентирует роль познания как фактора, опосре­дующего связь между недостатком социальности и чув­ством одиночества. Определяя указанную роль познания, Пепло обращает внимание на теорию атрибуции (объяс­нения).

Она рассматривает, например, как познание причин одиночества может влиять на интенсивность пе­реживания и на восприятие неизбывности одиночества, сохраняющихся на протяжении определенного времени. Когнитивный подход предполагает, что одиночество на­ступает в том случае, когда индивид воспринимает (осознает) несоответствие между двумя факторами — желаемым и достигнутым уровнем собственных социаль­ных контактов. В этом смысле точка зрения Пепло близ­ка взглядам Серма [Sermat, 1978]. Такая постановка вопроса способствовала классификации опубликованной литературы по одиночеству и интерпретации тех гипотез,

160

которые в противном случае оказались бы парадоксаль­ными [Perlman & Peplau, 1981].

Как и Вейс, Пепло интересовалась явлением одиноче­ства среди «нормального» населения. Важную роль в ее теоретических формулировках играли эмпирические дан­ные обследований и экспериментов. К поискам причин одиночества Пепло подходит достаточно широко: она исследует как характерологические, так и ситуативные факторы, способствующие его возникновению, а также влияние как прошлого, так и настоящего на формирование личности. Когнитивные факторы — отличительный аспект ее теоретизирования — это процессы, происходящие внутри индивида, согласовывающего свою деятельность с реальностью.

Интимный подход

Дерлега и Маргулис [см. Derlega & Margulis, 1982] употребляют понятия «интимность» и «самораскрытие» для истолкования одиночества. Подобно Вейсу, они пола­гают, что социальные отношения, бесспорно, способст­вуют достижению индивидом различных реальных целей. Одиночество же обусловлено отсутствием соответствую­щего социального партнера, который мог бы способство­вать достижению этих целей. Одиночество, вероятнее всего, наступает тогда, когда межличностным отноше­ниям индивида недостает интимности, необходимой для доверительного общения.

В основе интимного подхода лежит предположение о том, что индивид стремится к сохранению равновесия между желаемым и достигнутым уровнями социального контакта. Дерлега и Маргулис исследуют, как в этих условиях совокупность социальных связей индивида, его /социальных ожиданий и его личностные качества могут повлиять на такой важный в данном отношении баланс. Главным источником теоретических идей Дерлеги и Мар-гулиса стала, по всей видимости, когнитивная теория, но не клиническая практика или эмпирические исследо­вания. Несомненно, они расценивают одиночество как нормальный опыт в условиях сплошной атомизации общества. Их внимание к непрерывному процессу ба­лансировки желаемого и достигнутого уровня социаль­ных контактов акцентирует текущие детерминанты оди-

161

ночества личности. Тем не менее их позиция оставляет место и для воздействия на него прошлого развития. Эти исследователи считают, что и внутрииндивидуаль-ные факторы, и факторы среды способны привести к оди­ночеству.

Общая теория систем

Фландерс [Flanders, 1982] формулирует общесистем­ный подход к проблеме одиночества. Основное положение этой теории состоит в том, что поведение живых организ­мов отражает переплетение влияний нескольких уровней, действующих одновременно как система. Уровни распо­лагаются от клеточного до межнационального. С этой точки зрения одиночество представляет собой механизм обратной связи, помогающий индивиду или обществу со­хранить устойчивый оптимальный уровень человеческих контактов.

Рассуждения Фландерса об одиночестве не имеют эм­пирического источника; они свидетельствуют о дальней­шем распространении системной теории Миллера. При этом Фландерс расценивает одиночество как потенциаль­но патологическое состояние, но считает его также и полезным механизмом обратной связи, который в конеч­ном результате может способствовать благополучию ин­дивида или общества. Системная теория соподчиняет оба мотива поведения — индивидуальный и ситуативный. Отрезок времени, необходимый для того, чтобы оказали свое воздействие определенные переменные, может быть довольно длинным. Однако системная теория по сущест­ву представляет собой модель, в которой мотивы пове­дения включены в развивающуюся динамику общей структуры.

Сравнительное обобщение

Табл. 1 представляет собой обобщение наших сопо­ставлений восьми указанных теорий. Большинство тео­ретических рассуждений об одиночестве было связано с клинической практикой или же вытекало из уже сущест­вующей теории. Многие исследователи считают одиноче­ство по своей сути извращенным и неприятным пережи-

162

ванием; и лишь некоторые из них рассматривают одино­чество как чисто патологическую реакцию. Для основной массы специалистов одиночество является феноменом, свойственным широким и самым различным слоям насе­ления. Только сторонники психодинамического подхода акцентируют исключительно детские предпосылки возник­новения одиночества. В большинстве теоретических ис­следований подчеркивается роль наличных факторов, обусловливающих одиночество. Для оценки теории ис­пользовалось, как правило, несколько критериев, а имен­но: их краткость, внутренняя логическая согласован­ность, эмпирическое подтверждение теории, ее зрелость и т. п. В данный момент нам представляются особо важны­ми две пары критериев. А именно ключевые критерии — завершенность теории и стимулирование дальнейших ис­следований. Другая пара критериев оценки — эмпириче­ское подтверждение и практическая значимость теорий. Очевидно, что используемые для оценки теорий одино­чества критерии влияют на соотношение различных под­ходов к этой проблеме. Как социальные психологи, мы, вероятно, больше, чем клиницисты или философы, заин­тересованы в эмпирических исследованиях. Мы тоже предпринимали попытки сформулировать адекватное кон­цептуальное объяснение одиночества. Таким образом, да­вая итоговую оценку теории, мы не исключаем возмож­ности выбора критериев, выгодных для нашего собствен­ного направления.

Завершенность теорий одиночества

Как отмечалось выше, большинство направлений, ис­следующих одиночество, представлено в основном крат­кими статьями или фрагментарными обзорами. Рисмен и Слейтер вынесли понятие «одиночество» в название сво­их книг; но и для этих исследователей одиночество, ско­рее всего, лишь предполагаемая характеристика амери­канского общества, нежели центральное звено их анали­за. Статьи Дерлеги^и Маргулиса, а также Фландерса свидетельствуют о целесообразности выведения понятий «интимность» и «системность». Но и они представляют собой лишь начальные попытки анализа проблемы одино­чества, нежели вполне развернутые его характеристики.

164

Немало популярных книг, посвященных одиночеству, написал Мустакас. Но его интересовало главным обра­зом узаконивание и толкование понятия «одиночество» как такбвого, а не систематически развиваемые теоретиче­ские положения.

По нашему мнению, наиболее разработанное исследо­вание одиночества представлено психодинамическими те­ориями, работами Вейса и когнитивной теорией. Многие психодинамически ориентированные психологи касались проблемы одиночества человека, и уже один этот факт способствовал более тщательной разработке их взглядов. Труд Вейса [Weis, 1973] с этой точки зрения представля­ет собой прежде всего как бы вторую стадию концепту­ального развития проблемы. Вейс исследует понятие оди­ночества и его разновидности. Но в то же время он рас­сматривает и причины возникновения одиночества. Тео­ретики когнитивного направления, такие, как Энн Пепло и ее сторонники, опубликовали множество работ по оди­ночеству; некоторые из них можно отнести к третьей ста­дии концептуализации. Другими словами, представители указанного направления определяют слагаемые одиноче­ства и формулируют взаимосвязи между ними в теории.

Стимулирование исследований и эмпирическое подтверждение

Ни одна из обсужденных нами выше концепций не стимулировала большого числа дальнейших исследова­ний. Однако сейчас стало ясно, что преждевременно оце­нивать «интимный» и «системный» подходы по одному этому критерию. Экзистенциалистская позиция рассмат­ривает одиночество как универсальную характеристику человеческого состояния. Это не прогностическая модель в привычном смысле слова, и как таковая она едва ли может служить основанием для будущих исследований. Ни Рисмен, ни Слейтер не уделили сколько-нибудь значи­тельного внимания эмпирической работе, пусть даже на начальной ее стадии, хотя проведение исследований, под­тверждающих их взгляды, вполне возможно. Демогра­фические и социологические переменные включались во многие исследования одиночества, но это делалось на уже готовой теоретической основе. То, что Рубинстайн и Шейверу [см. с. 275—300 наст, изд.] не удалось обнару-

165

жить связи между социальной мобильностью и одиноче­ством, вызвало среди социологов лишь легкое смущение, не нанося сокрушительного удара по их прежним пред­ставлениям о нем.

Перлман и Пепло. Теоретические подходы к одиночеству — Стр 2

И все же некоторые теории одиночества стимулирова­ли небольшое число исследований. Выделенные Вейсом два типа одиночества и его прогнозы относительно рас­пространенности этого состояния использовались в толь­ко что упомянутом исследовании Рубинстайн и Шейвера, а также К. Кутрона [см. с. 384—410 наст, изд.]. С позиций теории Роджерса было написано несколько диссертаций [см.: Eddy, 1961; Moore, 1976; Sisenwein, 1964], содержа­щих доказательства того, что несоответствие между реаль­ным и идеальным «Я» индивида связано с одиночеством. Определенный опыт был накоплен и психодинамической теорией. Так, например, Мур [Мооге, 1972] проверял пред­полагаемую связь между враждебностью и одиночеством. Но несмотря на длительную историю развития психоди­намического направления в изучении одиночества, оно непосредственно не дало систематических исследований. Хотя опыт, верифицирующий интеракционистские, психо­динамические и феноменологические взгляды, невелик, его результаты в целом соответствуют высказанным в рамках этих концепций теоретическим предположениям. На общем фоне всех рассмотренных здесь направле­ний выделяется когнитивный подход в смысле стимулиро­вания исследований. Он послужил основанием для целого ряда исследований программного характера, продемонст­рировавших значение атрибуции, самоконтроля и т. д. в их влиянии на одиночество [см. с. 169—191, 384—410 наст, изд.].

Практическая значимость

Теории одиночества не оказали существенной помощи в реальных исследованиях данного явления [см. с. 512— 551 наст, изд.]. Рассматривая одиночество как неизбеж­ное или позитивное явление, экзистенциалисты и предста­вители системных теорий мало заинтересованы в том, чтобы облегчить людям жх переживание этого состояния. Социологи не заинтересованы в том, чтобы заниматься с отдельными пациентами, хотя их мнения и способствуют выработке социальной политики. Теоретические посылки

166

и эмпирические исследования Пепло также подразумева­ли практическое их использование в будущем, но оно не было первостепенной задачей группы UCLA *.

Некоторые положения об одиночестве были сформули­рованы и клиницистами. Естественно, что последние в це­лом тяготели к терапевтическим методам. Роджерс не пояснил, как ориентированная на пациента (индивидуа­лизированная) терапия должна прилагаться к специфи­ческой проблеме одиночества. Вейс проводил семинары для разведенных, но внимание этих групп ученых к оди­ночеству было лишь частичным. Заслуга психодинами-чески ориентированных психологов, обратившихся к про­блеме лечения одиночества, вероятно, наиболее сущест­венна [см. с. 512—551 наст. изд.].

Что касается проблемы преодоления одиночества, то мы должны обратить внимание читателей на работу Янга [см. с. 552—592 наст, изд.]. Он использует теорию «под­крепления» и модель терапии когнитивного поведения Бека. Мы не рассматривали работы Янга как теоретиче­ское направление, поскольку развитие теории не было основной целью этого автора. Тем не менее его анализ содержит немаловажные элементы для анализа одиноче­ства с точки зрения теории «подкрепления». В настоящем же контексте отметим, что Янг развил тщательно сформу­лированный, теоретически обоснованный подход к лечению пациентов, испытывающих одиночество.

Оценочное заключение

Если пользоваться абсолютным стандартом, то можно обнаружить погрешности во всех существующих интер­претациях одиночества. Ибо все так называемые «тео­рии» одиночества не являются в действительности тео­риями в самом точном смысле этого слова. Однако, учи­тывая начальную стадию развития данной области ис­следований, не будем слишком критичны. Рассуждения об одиночестве, которыми мы располагаем сегодня, безо­говорочно подтверждают значимость понятия одиночест­ва и способствуют прояснению этого феномена. Таким образом, достигнуты первая и вторая стадии концептуа­лизации. Указанные концепции еще не стимулировали

Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе.

167

достаточно большого числа систематически проводимых исследований и не предложили абсолютной «панацеи» от одиночества. И все же они продвинулись в обоих этих направлениях. Конечно, сегодня мы находимся в лучшем положении в смысле лечения одиночества, чем пятьдесят лет назад, когда Зилбург написал свою первую статью об этом феномене.

В большинстве случаев существующие формулировки могут разрабатываться и дальше, ибо их потенциал мо­жет быть более полно реализован в будущем. Соглаша­ясь с утверждениями, отражающими новейшие течения в психологии, мы полагаем, что интеракционистские и ког­нитивные модели (или их разновидности) способны сы­грать плодотворную роль в проведении исследований одиночества в 80-е годы. Нам представляется, что идеи теории «подкрепления» также могут иметь большое зна­чение. Какое бы течение ни стало доминирующим, мы на­деемся, что в этом десятилетии произойдет сдвиг от вто­рой к третьей стадии концептуализации: от исследований природы одиночества как такового к развитию системати­зированных принципов его взаимосвязи с другими пере­менными.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector