ПОНЯТИЕ О ВНУТРЕННЕМ ДИАЛОГЕ

Проблема внутреннего диалога привлекает внимание философов и психологов с древних времен. Очевидно, что человек общается не только с другими, но и с самим собой: спорит, советуется, критикует и оправдывает себя, ставит себя на место другого, предвосхищает его реакции. По мнению большинства исследователей функции внутреннего диалога связаны с осуществлением саморегуляции и самоконтроля.

Отношение человека к миру, другим людям и самому себе складывается в процессе деятельности и общения. В отечественной психологии традиционным является изучение этих процессов в сопоставлении внешнего и внутреннего аспектов, при этом общение рассматривается преимущественно как внешнее – общение с другими людьми. Вместе с тем творческое отношение к своей личности, возможность саморазвития и самовоспитания опирается на процессы самосознания, такие как самопознание и самоотношение в их единстве и целостности.

Понятие внутренний диалог рассматривается психологами в широком и узком смысле слова. Так, американский психиатр М. Джослин утверждает, что все наши мечты и размышления, фантазии и сны – это формы внутреннего диалога. М. Джослин отмечает, что «пока мы воспринимаем побочные продукты внутреннего диалога как предельную реальность, мы в основном не осознаем этот процесс, и то, как мы связаны временем и энергией, которые мы на это тратим. Мы не замечаем, что делим наш жизненный опыт на две или больше конфликтующих между собой частей… Мы не замечаем, что стараясь избежать болезненных последствий этого разделения, стараясь сложить все снова, единственное, что мы достигаем – это создание ложного концептуального единства».

Близкое к этому понимание ВД – как формы диссоциации личности на составные части – высказывают представители ведущих психологических школ (психоанализ, психосинтез, транзактный анализ, гештальт-психология и пр.).

Примерами творческой диссоциации, которые постоянно присутствуют в обыденной жизни являются сны, мечты, специфические воображаемые партнеры, проекция позитивных и негативных качеств личности на себя и других, все защитные функции. Интрапсихическое общение есть по существу контакт субъекта с его прошлым опытом. В удивительном «партнерстве» — субъект и его прошлый опыт – информация оказывается пропущенной через систему «фильтров», которые отбирают те стимулы (образы, звуки, запахи, переживания), которые наиболее значимы для субъекта, т.е. глубоко задевают эмоционально. Способы репрезентации прошлого опыта могут быть субъективированы или персонифицированы, т.е. он выступает в виде персонажа, героя, лица. За этим феноменом, по-видимому, стоит постоянная готовность человека к общению с реальным партнером.

5 стр., 2198 слов

Проблема внутреннего диалога в психологии

... общению с реальным партнером. Среди психологических исследований, так или иначе затрагивающих проблему внутреннего диалога, преобладают теоретические работы, в которых рассматриваются гипотетические формы внутреннего диалога ... сны - это формы внутреннего диалога. Близкое к этому понимание внутреннего диалога (в широком смысле) как формы диссоциации личности на составные части высказывают ...

В повседневной жизни ВД обычно связывают с глубоким погружением в свои мысли, слова и звуки внутреннего происхождения могут сопровождать этот процесс. Иногда ВД выступает как комментарий текущего опыта, а в определенных ситуациях он может быть средством комплексного рационального мышления.

В «узком» смысле внутренний диалог исследуется как механизм функционирования самосознания, в отечественной психологии это работы А.В. Визигиной, И.С. Кона, В.В. Столина и др.

Так, по мнению В.В. Столина, уже в самом факте существования самосознания заложена его двойственность, диалогизм «Я». Предпосылками этого являются: 1) факт вовлеченности субъекта в различные и противоречивые отношения. Возможность рефлексии, критики и несогласия с самим собой создается реальной системой различных связей, возможностью разных точек зрения субъекта на мир и на себя самого. 2) тот способ, в котором происходит формирование самосознания. Это – человеческое общение, опыт которого закрепляется в его структуре.

Среди феноменов самосознания, свидетельствующих о его диалогическом строении, наиболее впечатляющими выглядят следующие факты: 1) явления раздвоения личности, описываемые клиницистами; 2) усиление аутообщения, диалогической речевой активности вплоть до выделения «двойников» в ситуациях, связанных с географической, социальной и сенсорной изоляцией; 3) «два сознания» у нейрохирургических больных, у которых по медицинским показаниям рассечены межполушарные связи (т.н. мозолистое тело), соответствующие правому и левому полушариям.

Особый интерес исследователей ВД возникает в связи с характером отношений между партнерами: почему больные психозами выделяют «злых» двойников, в то время как путешественники и исследователи «выделяют» из своего сознания «хороших» двойников – друзей и помощников? Один из возможных ответов на эти вопросы как раз и лежит в осознании особых отношений между «Я» и «не-Я», которые формируются в жизни каждого человека. Целостная, интегрированная личность с развитым самосознанием, оказавшись в сложных условиях, проецирует из своего сознания помощника и друга.

 

Зарождение внутреннего диалога обычно связывают с возникновением саморегуляции и самоконтроля ребенка. Интериоризируя позиция взрослого, его правила, требования, оценки, запреты, ребенок постепенно вырабатывает свое поведение. При таком понимании внутреннего диалога ребенка некоторые авторы рассматривают феномен эгоцентрической речи как зачаточную, элементарную форму внешнеоречевленного и потому легко наблюдаемого внутреннего диалога. Зарубежные исследователи творчества Л.С. Выготского в этой связи отмечают: «анализ работ Л.С. Выготского привел некоторых авторов к мысли о том, что он рассматривал внутреннюю речь как диалогическую. Основания этой диалогичности лежат в социальной природе возникновения эгоцентрической речи». В соответствии с таким пониманием ВД можно выделить партнеров диалогического общения: с одной стороны, это собственное «Я» ребенка (проявляющееся в многочисленных хочу, Я сам), а с другой стороны – это предполагаемым взрослым образ должного, нормативного Я, такого, каким хотят видеть ребенка родители. Однако диалогичность сознания ребенка на ранних этапах редуцирована и почти полностью сведена к монологу взрослого, принимая форму обращения к себе. Существует, однако, и несколько иной подход к тому, что же интериоризируется в процессе общения ребенка со взрослым. Так, некоторые авторы полагают, что зарождение внутренней диалогичности детерминируется не столько переходом вовнутрь позиции взрослого, сколько интериоризацией обобщенной формы и механизмов общения, формирующей социальные механизмы сознания.

20 стр., 9905 слов

1.Понятие личности в психологии. Структура в личности. Самосознание личности. Характеристика образа «я»

... Личность – ценностные ориентации, идеалы, внутренний смысл работы учителя. Осуществление пед. деятельности, пед. общения, самореализация личности учителя составляет процесс этого труда. Личность ... личности старшего школьника - рост его самосознания. Уровень самосознания ... партнеров по общению. Диалог. общение позволяет достич ... , направленных на присвоение ребенком нормативных образцов познания, поведения ...

Существуют также некоторые расхождения в понимании того, насколько первичные внутренние диалоги, характеризующие сознание и самосознание ребенка, специфичны по отношению к сформировавшимся устойчивым формам внутреннего диалога. Например, в рамках транзактного анализа рассматривается взаимодействие между внутренними Ребенком и Родителем, усвоенными в самом раннем детстве. А с развитием личности формируется и укрепляется третья инстанция «Я» — Взрослый. Однако именно взаимодействие между Родителем и Ребенком определяет всю внутреннюю жизнь человека.

2 стр., 534 слов

Практическое занятие № 2. Личность студента в образовательном процессе

Методические указания для обучающихся По дисциплине Педагогика и психология высшей школы   Литература для самостоятельного изучения   1. Барвинский А.А. Курс лекций по психологии и педагогике. Раздел «Психология и педагогика высшей школы» : учебное пособие / А. А. Барвинский. – Сумы : Сумский государственный университет, 2015. – 110с. [Электронный ресурс]. депозитарий СумГУ, URL: http:// ...

В психоанализе вообще исследуется не процесс реального общения, а внутренний диалог структур Эго и Супер-Эго, содержание и функции которых закладываются в раннем детстве. Нормальное развитие Эго зависит от того, сумеет ли оно сбалансировать требования Супер-Эго и процессы индивидуации и какими чувствами будет сопровождаться этот процесс.

«Механика» саморегуляции, осуществляемая в форме внутреннего диалога, ни генетически, ни структурно, ни функционально не противопоставлена внешневыраженному общению со значимыми другими. Защита, транзакции – психотехнические приемы, использующиеся на интрапсихическом уровне также, как и в межличностных отношениях.

Возможность перевода этих отношений из внутреннего плана во внешний – один из широко известных приемов гештальт-терапии, психодрамы, ролевых игр, не говоря уже о психотерапевтическом контакте и отношениях переноса и контрпереноса.

 

Внутренние диалоги зрелой личности

Современное представление о ВД как механизме, осуществляющем процесс мышления, восходит к идеям Л.С. Выготского и Ж.Пиаже. и их сотрудников. – в процессе индивидуального решения задачи можно зафиксировать внутренний диалог, в котором рассматриваются разные варианты решения задачи. Результатом диалога может быть или отбрасывание одной из точек зрения, или синтез обеих.

В последнее время многими авторами начинает осознаваться тот факт, что с развитием самосознания ВД начинает играть существенную роль в становлении личности. Согласно точке зрения М.М. Бахтина: ВД – движущая сила развития личности, и только в постоянном отстаивании себя перед провоцирующими альтернативными позициями, в непрерывной полемике со своим «другим» — внутренним собеседником – возможно существование и развитие самосознания и личности в целом.

 

Внутренний диалог может осуществляться в разных формах. Рассмотрим некоторые из них.

Самоисповедь – первоначальный, исходный этап самопознания, предполагает полный внутренний отчет перед собой о себе самом, о складывающихся жизненных обстоятельствах и своей истинной роли в них. В основе самоисповеди заложен механизм рефлексии. Как правило, самоисповедь начинается вследствие длительно испытываемого чувства досады, сожаления, самоосуждения за поступки, как затянувшееся переживание.

22 стр., 10961 слов

Влияние психодинамических свойств учащихся на успешность формирования навыков и умений в процессе обучения

... личности. В связи с этим индивидуальная работа является частью учебно-воспитательного процесса. Она требует от педагога умения найти наиболее ... определяет степень непроизводительности реакции на внешние и внутренние воздействия одинаковой силы; активность – степень энергичности ... исполнение которого заключалось в воспроизведении учащимся диалога по функциональным моделям. Функциональные модели ...

Смыслом и задачей самоисповеди является простая вербализация мыслей и чувств. То, что первоначально было не совсем осознанно или осознавалось смутно, в ходе словесного изложения становится более понятным, объяснимым.

Самоубеждение – это процесс коммуникативного критико-аналитического, сознательного воздействия на собственные установки, ядро личностных мотивов. Основой процесса самоубеждения являются мыслительные операции рационализации системы мотивов убеждения, заключающиеся в логическом обосновании практической пользы того или иного действия. Метод самоубеждения – один из самых действенных психологических инструментов в самопостроении личности, отбора необходимой для этого информации, преодоления как чужих и чуждых установок, так и собственных предубеждений, препятствующих адекватному, точному восприятию действительности.

Не случайно в основе рациональной психотерапии лежат процедуры, поддерживающие и развивающие деятельность мышления, причем именно его интеллектуальную часть, опирающуюся в своей работе не только на логическую структуру, но и эмоционально-образные составляющие.

По мнению Гримака Л.П., наиболее действенным способом самоубеждения будет тот, который опирается на трезвый интеллект, разумный, объективный подход к проблемам и противоречиям жизни.

Самоприказ – один из важнейших элементов эмоционально-волевой саморегуляции, осуществляющий обеспечение решительных действий в условиях ясности цели и ограниченности времени для раздумий. Способность к самоприказу формируется в ходе тренировок на преодоление себя, когда необходимое действие начинается сразу после отдачи самоприказа. В итоге вырабатывается своего рода рефлекторная связь между внутренней речью и действием. Самоприказ является своего рода пусковым стимулом.

Самовнушение – психорегулятор, действующий на рассудочном привычно стереотипном уровне, не требующем творческих личностных усилий по анализу и разрешению затруднительной ситуации.

24 стр., 11570 слов

Формирование конструкторских умений старших

Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия» Институт психолого-педагогического образования Кафедра технологий дошкольного и начального образования ДОШКОЛЬНИКОВ ПРИ ИЗГОТОВЛЕНИИ ПОДВИЖНОЙ ИГРУШКИ Выпускная квалификационная работа Исполнитель: Шведов М.М., студент 4 курса ИППО, очного отделения Научный руководитель ...

Самоподкрепление — контролируемая реакция саморегуляции жизнедеятельности. Наиболее общая основа и условия самоподкрепления заключены в самом субъекте и базируются на механизмах самоконтроля. Человек может достаточно свободно распоряжаться им, подкрепляя себя, свои реакции или не подкрепляя их в зависимости от того, устраивают они его или нет.

Многие специалисты считают самоподкрепление одним из наиболее полезных и действенных психологических механизмов в саморегуляции человека. По данным американского биопсихолога К. Прайора, люди, обычно пренебрегающие самоподкреплением, часто по несколько дней не расслабляются, переходя от одной задачи к другой, не замеченные и не отблагодаренные даже самим собой. Лишение себя подкрепления – один из основных факторов неврозов и депрессий. Мы должны подкреплять себя здоровыми способами: часом досуга, прогулкой, беседой с друзьями или хорошей книгой. К сожалению, бытуют нездоровые способы положительного подкрепления: пищей, сигаретой, выпивкой, сидением допоздна и т.п.

Процесс самоподкрепления включает несколько стадий:

1. человек стремится представить желаемый результат еще до начала деятельности, свои действия и возможности, пути реализации намерений;

2. самооценка – сличение предполагаемого результата с принятым эталоном;

3. собственно самоподкрепление – положительное или отрицательное.

Наиболее положительно в практике саморегуляции состояний зарекомендовала себя методика самоодобрения.

И.Атватер выделяет ряд психологических установок и качеств личности, которые поднимают уровень самоодобрения, способствуют жизненной устойчивости личности, так как поддерживают ее способность удерживать инициативу, оборачивать складывающуюся ситуацию в свою пользу. Приведем эти установки и качества:

— верность своим принципам, несмотря на противоположные мнения других, в сочетании с достаточной гибкостью и умением изменить свое мнение;

— способность не тратить время на чрезмерное беспокойство о завтрашнем и вчерашнем дне;

— умение сохранять уверенность в своих способностях, несмотря на временные неудачи и трудности;

— умение ценить в каждом человеке личность и чувство его полезности для других;

4 стр., 1681 слов

Психологическая структура личности, роль стресса в жизни человека

Контрольная работа по дисциплине: менеджмент по теме: психологическая структура личности, роль стресса в жизни человека Психологическая структура личности Без сомнения, каждый взрослый человек, даже подросток не раз слышал и употреблял в жизни слово "личность". В милиции занимаются установлением личности, в школе пишут сочинения про личность того или иного литературного героя, изучают личность ...

— относительная непринужденность в общении, умение как отстаивать свою правоту, так и соглашаться с мнением других;

— умение принимать комплименты и похвалу;

— умение оказывать сопротивление;

— способность принимать свои и чужие чувства, умение подавлять свои порывы;

— способность находить удовольствие в самой разнообразной деятельности, включая работу, игру, общение;

— чуткое отношение к нуждам других, соблюдение принятых социальных норм;

— умение находить в людях хорошее, верить в их порядочность, несмотря на недостатки.

Таким образом, существо различных способов самоодобрения заключается в формировании внутренней установки, положительного отношения к самому себе, свои целям и способам деятельности. Самоодобрение создает ощущение внутренней свободы и раскованности, в таком состоянии человеку бывает намного легче думать, принимать решения, действовать.

 

Диалоги конфликтных личностей

Американский психотерапевт Дж. Бирс выделяет следующие критерии конфликтности (или дисфункциональности) внутренних диалогов: 1) превращение внутренней коммуникации во внутреннюю войну, приводящую к блокированию эффективности личности; 2) неполное осознание этих внутренних диалогов; 3) идентификация субъекта с неистинным представлением о себе.

 

Эмпирически найдено несколько форм диалогов конфликтных личностей:

1. Диалог между деспотичной, подавляющей «родительской» инстанцией и подчиняющейся слабой, неспособной выполнить родительские требования первой, виноватой «детской» инстанцией.

Наиболее ярко вырисовавшейся формой ВД этого типа оказался так называемый диалог «собака-сверху – собака-снизу» — диалог между руководящей и подчиненный инстанциями «Я», выявленный в рамках гештальт-терапии (Ф. Пёрлз).

«Собака-сверху» — авторитарная, критикующая, угрожающая, отрицающая, морализирующая, требующая невыполнимого. «Собака-снизу» — слабая, оправдывающаяся, неспособная выполнить все требования первой и чувствующая перед ней вину. По мнению Ф. Пёрлза люди с такими внутренними диалогами имеют низкую самооценку, считают себя неспособными достичь завышенных идеалов, страдают «манией совершенства». Этот же тип ВД может быть описан в терминах транзактной психологии как диалог между требовательным, жестоким, нелюбящим Родителем, и слабым, чрезмерно зависимым Ребенком.

Цель терапевтического воздействия – актуализация скрытых, не полностью осознанных внутренних диалогов, их развертывание и вербализация с тем, чтобы объективировать их для самого субъекта, который таким образом может реально наблюдать, сознавать и эмоционально переживать свою раздвоенность путем идентификации с обоими полюсами. Л. Гринберг на основе контент-анализа внутренних диалогов, полученных в ходе терапии, выделил три стадии развертывания внутреннего диалога, соответствующие трем стадиям личностной интеграции: 1) стадия первоначальной конфронтации диалогизирующих элементов «Я»; 2) стадия сближения, когда обе стороны «Я» выражают себя более полно, с большей экспрессией, когда подавляемая часть перестает восприниматься как недостойная, а подавляющая становится менее враждебной по отношению к своей «жертве»; 3) стадия интеграции, в которой обе части «Я» начинают понимать и принимать друг друга, конструктивно работая над разрешением проблемы.

В гештальт-терапии разработаны специальные процедуры, облегчающие актуализацию внутреннего диалога. Наиболее распространенная из них – так называемый «диалог между двумя стульями». Психотерапевт, определив в ходе предварительных бесед с клиентом «зону» его конфликта, предлагает ему устроить встречу между полюсами конфликта. Проигрывая во внешнеречевом плане диалог, клиент пересаживается с одного стула на другой, что помогает внешне объективировать двух внутренних собеседников.

2. Между эмоционально подавленным, ригидным, опасливым, конформным, маломощным «Я» и контрастным по личностным чертам, «вкушающим удовольствия», циничным «не-Я» (о диалоге между этими партнерами можно говорить условно, так как по крайней мере один из них не слышит голоса другого).

Современная тенденция в понимании феномена множественной личности состоит в прослеживании связи между внутренними диалогами здоровых людей, конфликтными ВД, так называемыми диссоциативными нарушениями, и множественной личностью как крайней разобщенности партнеров во внутреннем диалоге, когда выделяются противостоящие друг другу альтер-личности, отгороженные амнестическим барьером.

Наиболее распространенный тип множественной личности – «чередующаяся личность», когда в одном и том же человеке сосуществуют два автономных Я, поочередно захватывающих господство над ним. В большинстве случаев, описанных клиницистами, эти две личности обладают контрастными характеристиками по ряду черт. Первичная личность часто характеризуется эмоциональной подавленностью, строгим следованием правилам и нормам, повышенным чувством долга, неспособностью к экспрессии, необщительностью. Вторичная личность (чаще всего осознающая первичную и комментирующую ее поведение) импульсивна, эгоистична, открыто выражает свои чувства, общительна. Отношение вторичной личности к первичной – пренебрежительное или даже враждебно-издевательское.

 

3. Между нуждающимися в совете и поддержке, попавшим в затруднительное положение «Я» и помогающим, реалистичным, доброжелательным помощником – так называемым «воображаемым помощником» (или компаньоном).

4. Между сильной, развивающейся, духовно-страждущей, сущностной составляющей Я и чуждой, враждебной, отвергаемой, инаковой, воспринимаемой как внешняя сила (негативная часть личности, воспринимаемая как объект для исправления, улучшения, преодоления (изгоняемый бес) в целях самосовершенствования — в мистико-религиозной литературе).

Причины конфликтных диалогов авторы видят в детстве, в негативных условиях воспитания. Конфликтный ВД рассматривается как законсервированный примитивный родительско-детский внутренний диалог. Те же факторы, по мнению исследователей, детерминируют и формирование множественной личности: ребенок, преследуемый постоянными запретами и отвергаемый родителями, принимает их отношение к себе и начинает идентифицироваться с желательным образом «Я», отчуждая неприемлемые аспекты своей личности.

Конфликтные ВД типа «собаки-сверху – собаки-снизу» являются дезадаптивными. Внутренние диалоги множественной личности несут две функции в зависимости от характера альтер-личности. Первая – функция защитная, состоящая в том, чтобы путем отделения от себя «не-Я», с которым «Я» конфликтует, избежать конфронтации с неприемлемыми желаниями, мотивами, чертами. Вторая – функция своеобразного самоусиления путем общения с доброжелательным, но «не теряющим голову помощником», а также восполнение недостатка в общении и поддержке со стороны реальных значимых других.

 

Методы исследования внутреннего диалога

Методика В.В. Столина, модифицированная к задачам изучения ВД Визигиной А.В., предполагает следующую процедуру:

На основании ответов испытуемого на 16-факторный опросник Кеттелла воссоздается личностный портрет испытуемого, который предлагается ему под вымышленным именем вместе с портретом его противоположности, полученным из противоположных значений факторов опросника. Затем испытуемый отвечает на ряд вопросов относительно описанных людей. После этого испытуемого просят представить себе отношения, которые могли бы сложиться между персонажами и у него самого с ними. В заключение испытуемый получает задание придумать произвольный диалог между этими двумя лицами.

При описании персонажей, предъявляемых испытуемым, необходимо избегать специальной терминологии и оценочных суждений. Персонажам присваиваются вымышленные имена, указывается возраст, близкий к возрасту испытуемого и пол, соответствующий полу испытуемого. «Похожий» персонаж получает процессию и социальный статус, сходную с профессией испытуемого, противоположный персонаж – несходную, в чем-то контрастирующую профессию, но на том же уровне социального статуса.

ВНУТРЕННИЙ ДИАЛОГ И СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Понятие «внутренний диалог», исследование его содержания, форм и функций широко используется в ведущих современных психотерапевтических подходах и школах. В некоторых из них широко используются техники актуализации ВД, его коррекции и развития.

Понимание природы, происхождения и динамики ВД сказывается на концепции самого процесса терапии, на определении механизмов трансформации личности, а также на выборе терапевтических стратегий.

Юнгианский анализ.

К.Г. Юнг уделял большое внимание бессознательному и его динамике, но его представления радикально отличались от фрейдовских. Он рассматривал психику как комплиментарное взаимодействие сознательного и бессознательного компонентов при непрерывном обмене энергией между ними. Юнг считал бессознательное творческим, разумным принципом, связывающим индивида со всем человечеством, природой, космосом. По Юнгу, бессознательное не только подвластно историческому детерминизму, у него есть и проективная телеологическая функция.

В контексте рассматриваемой проблемы внутреннего диалога остановимся на понимании Юнгом процесса саморазвития, или индивидуации. Индивидуация означает становление единым, однородным существом, и поскольку «индивидуальность» — это наша наиболее внутренняя, постоянная и не и чем не сопоставимая уникальность, то индивидуация подразумевает становление собой. Индивидуация по Юнгу включает развитие оси Эго-Самость, равно как и интеграцию различных частей души: эго, персоны, тени, анимы или анимуса и других бессознательных архетипов. По мере их индивидуации эти архетипы выражают себя более тонким и сложным образом, целью индивидуации является единение сознания и бессознательного[1].

Первый шаг в индивидуации состоит в раскрытии персоны. Персона, по Юнгу – маска для коллективной души. Фундаментально персона не реальна: это компромисс между индивидумом и обществом относительно того, чем человек должен быть. Он принимает имя, представляет свое учреждение и т.п. В некотором смысле все это реально, но по отношению к сущностной индивидуальности человека – это лишь вторичная реальность, продукт компромисса.

Второй шаг состоит в том, чтобы встретится с тенью. В той мере, в какой мы признаем реальность тени и отличаем себя от нее, мы можем освободиться от ее влияния. Возможна также и ассимиляция того материала личного бессознательного, который организован вокруг тени. Работа с тенью – очень сложный процесс. Суть его состоит в «дипломатических переговорах» и тенью, в ходе которых меняется сама проблема сотрудничества. Пара противоположностей – Эго и Тень обладают естественной потребностью «встретиться посередине», но эта середина — никогда не компромисс, выдуманный интеллектом. Скорее это – результат конфликта, который нужно пережить, по выражению Юнга – «выстрадать». «Реальное разрешение ситуации может быть достигнуто только в процессе страдания, которое показывает, насколько мы не выносимы для самих себя. Примирись с врагом своим! Такое примирение не унизит ни тебя, ни твоего врага. Вы становитесь целостным…[2]»

Третий шаг – встреча с анимой или анимусом. С этим архетипом следует обращаться как с реальной личностью, существом, с которым можно общаться и у которого можно учиться. Именно в контакте с этими частями личности в полном объеме разворачивается вербальный внутренний диалог. Субъект должен осознавать, что анима или анимус обладают значительной автономией и могут оказывать влияние или даже властвовать над тем, кто игнорирует ее или слепо принимает ее образы и проецирует как свои собственные.

По мнению Юнга, у западного человека существует страх перед другой стороной своего Я. Обоснован же этот страх постольку, поскольку то, что выдает другая сторона, колеблет рациональное мировоззрение с его научными и моральными гарантиями. Взрослый человек лишь вынужденно решатся на то, чтобы поступиться собой и заново перенести все детские страхи. Все это делает процесс работы с данным архетипом чрезвычайно сложным.

Последняя стадия процесса индивидуации – развитие самости. «Самость — наша жизненная цель, потому что это наиболее полное выражение того судьбоносного сочетания, которое мы называем индивидуальностью[3]». Именно самость привносит единство и интегрирует сознательный и бессознательный материал. Это продолжает оставаться центром сознания, но уже не является центром всей личности. Человек, по мнению Юнга, должен стремится к этому идеальному центру, к которому природа направляет нас.

В действительности индивидуация гораздо сложнее, чем простая последовательность. Человек вынужден возвращаться к старым проблемам и вопросам, но каждый раз разрешает их во все более тонкой форме.

Психосинтез.

Система самопознания и психотерапии, разработанная итальянским психиатром Р. Ассаджиолли использует аутокоммуникацию в качестве одной из ведущих терапевтических техник.

Картография личности по Ассоджиолли имеет некоторое сходство с моделью Юнга. Система эта сложна и складывается из 7 составляющих. Низшее бессознательное управляет базовыми психическими активностями, например, примитивными инстинктивными потребностями и эмоциональными комплексами. Среднее бессознательное, ассимилирующее опыт, прежде чем он достигнет сознания, соответствует в общих чертах подсознанию Фрейда. Сфера сферхсознания — область нахождения высших чувств и способностей, таких как интуиция и вдохновение. Поле сознания включает анализируемые чувства, мысли, побуждения, а самость — аспект индивидуальности, позволяющий ясно осознавать самого себя.

Важным элементом психосинтеза Ассоджиолли является понятие субличностей – динамических подструктур, которые обладают достаточно независимым существованием. Самые привычные субличности – те, что связаны с ролями, которые мы играем в жизни – например, отца, врача, служащего.

Субличности – это психологические образования, подобные живым существам, сосуществующим в общем пространстве нашей личности. Каждая субличность ведет собственный стиль жизни и имеет собственные мотивы, зачастую отличные от стиля жизни других субличностей. Нередко все они относятся друг к другу нелучшим образом. Несколько субличностей постоянно дерутся : импульсы, желания, принципы, стремления вовлечены в бесконечную борьбу[4].

Терапевтический процесс психосинтеза включает четыре последовательных стадии.

На первой стадии клиент узнает о различных составляющих своей личности. Следующим шагом будет отказ от отождествления себя с этими элементами и приобретение способности их контролировать. После того, как пациент постепенно открывает свой объединяющий психологический центр, можно достичь психосинтеза, для которого характерна кульминация саморегуляции и интеграция всех субличностей вокруг нового центра.

Как и в юнгианском анализе, в психосинтезе основное внимание уделяется эмоциональным, перцептивным и познавательным аспектам процесса. Некоторые из субличностей в ходе самоисследования могут вступатьв сложный, порой драматичный диалог между собой. Работа с субличностями основана на использовании активного воображения, вербализации, анализу, рефлексии. Одним из специальных приемов является ведение дневника и обязательной записи наблюдений.

Гештальт-терапия Ф. Пёрлза.

Ни одно из направлений и школ психотерапии так активно не использует внутренний диалог, как гештальт-терапия. Каковы же условия возникновения внутреннего диалога?

«Я» человека понимается Пёрлзом не как статичная вещь, а как символ идентификации организма с временно возникшим гештальтом (образом, фигурой, выделяющейся из фона – т.е. из всего потока событий и явлений).

Противоположностью идентификации является отчуждение. Идентификация находится в связи с внешней зоной – окружающей средой; удаление (отчуждение) обеспечивает связь с промежуточной зоной или даже с внутренней зоной или зоной Я[5].

Явление внутреннего диалога Пёрлз относит к промежуточной зоне. Техники перевода внутренних голосов из «промежуточной» во «внешнюю» зону является базовыми среди методов психотерапии. Остановимся на одной из них – осознание внутреннего диалога через вербализацию[6].

Вербализация – это «выражение словами». Если мы описываем объекты, сцены или действия, мы произносим их наименования (названия), вместе с другими словами, которые имеют отношения к их организации, их отношениям, особым свойствам и т.п.

Нормальная вербализация обычно отталкивается от невербального – объектов, условий, положения дел и др. – и заканчивается невербальными эффектами. Возможно и такое развитие событий, когда тенденция разговаривать по поводу разговоров превращается и болезнь. Если человек боится контактов с актуальностью – с людьми, собственными ощущениями – слова начинают использоваться как экран между говорящим и его средой, а также между говорящим и его собственным организмом. Человек пытается жить в одних словах — и смутно ощущает, что ему чего-то не хватает.

Техника обнаружения и сознавания патологических аспектов вербализации состоит в том, чтобы рассматривать это как существующую деятельность. Это относится как к проговариванию слов вслух, так и к «просто думанию», которое осуществляется как внутренняя речь. В интегрированной личности такое «думание» полезный активный инструмент для работы со сложными отношениями сознаваемых потребностей, воображаемых средств достижения и явного поведения, которое делает конкретным то, что сначала воображалось. Чтобы интегрировать наш вербальный и мыслительный опыт, мы должны сознавать его. Средство ориентации по поводу говорения – слушание.

Упражнение 1. Послушайте, как вы говорите в компании. Если есть возможность, запишите свой голос. Вы будете удивлены и, может быть, раздосадованы тем, как он звучит. Чем больше представление о себе отличается от вашей реальной личности, тем сильнее в вас будет нежелание признать свой голос за собственный.

Почитайте вслух стихи, которые вы знаете, и послушайте себя, не вмешивайтесь в чтение, не старайтесь читать громче, яснее или выразительнее. Читайте так, как у вас получается, повторяйте чтение, и слушайте, пока вы не почувствуете интеграции говорения и слушания.

Затем прочтите то же стихотворение внутренней речью — «в уме». Вслушайтесь в свою внутреннюю речь, «проговаривание» читаемого. Сначала это замедлит чтение, и, может быть, вызовет беспокойство, но через некоторое время вы сможете «слушать» также быстро, как вы читаете; эта практика может улучшить вашу память благодаря возросшему контакту с материалом.

Наконец, попробуйте прислушаться у своему внутреннему речевому думанию. Сначала это может заставить вас «замолчать», но через некоторое время беззвучное бормотание начнется снова. Вы услышите отрывки предложений, проплывающие вновь и вновь. Отмечайте модуляции вашего внутреннего голоса. Какой он – сердитый, жалующийся, напыщенный?

Будьте настойчивы в этом упражнении, пока вы не почувствуете интеграцию слушания и говорения.

Если вы сможете обрести чувствование функционального единства говорения и слушания, ваше думание станет более выразительным. В то же время часть вашего думания, которая ничего не выражает, начнет понемногу исчезать.

Упражнение 2. Прислушайтесь к своей внутренней речи. Постарайтесь интерпретировать ее: ритм, тон, «ходовые» фразы. Кому вы говорите? С какой целью? Придираетесь и ворчите? Льстите кому-то? Не поворачиваете ли вы фразы так, будто что-то скрываете — сами не знаете что? Стараетесь произвести впечатление? Или вам нравится, как слова текут, цепляясь друг за друга? Или у вашей внутренней речи есть постоянная аудитория?

Большая часть того, что вы считаете оценками и моральными суждениями – это ваша внутренняя речь во внутренних драматических ситуациях. Если вы можете останавливать внутреннюю речь, поддерживать внутреннее молчание, вы сможете яснее и проще оценивать факты и свое отношение к ним.

Нейролингвистическое программирование.

Внутренний диалог в НЛП понимается как комментарий текущего опыта субъекта. В определенные моменты он может быть средством комплексного мышления. Этот паттерн доступа выражается в системе глазодвигательных реакций движением глаз вниз и налево. Как отмечается многими авторами, внутренний диалог трудно обнаружить. Этот ключ лучше всего наблюдать, когда он возникает естественно, обычно, если человек не взаимодействует с другими. Его можно выявить вопросом: «О чем вы думаете во время наиболее спокойных моментов вашей жизни».

Сфера применения НЛП широка. Рассмотрим функционирование внутреннего диалога на примере изменения мотивации с помощью техник НЛП.

Каждый язык имеет в своем арсенале средства, побуждающие нас к действию. На языке НЛП это так называемые модальные операторы — «обязан, должен, надо, могу, не могу, хочу». Модальные операторы подсказывают, в каком режиме мы думаем и побуждаем себя к действию. Многие люди часто используют их во внутреннем диалоге. Чтобы создать для себя необходимость изменения. Как правило, употребление модальных операторов зависит от социокультурной традиции и семьи, в которой выросли люди. Самомотивация может проявляться в обычных житейских ситуациях.

ПРИМЕР. Звенит будильник, человек говорит себе: «Ты ДОЛЖЕН сейчас встать». Он тут же чувствует, что ему не хочется этого делать и остается нежиться в постели. Затем он начинает представлять, какие катастрофы могут произойти, если он сейчас же не встанет. Он представляет, как опаздывает на работу, как вызывает раздражение у начальника и коллег. Когда нарисованные картины становятся достаточно ужасными, внутренний голос говорит ему: «Только не это!». И только после этого он чувствует, что ему срочно надо вставать и отправляться на работу. Он проходит через ту же самую цепь мыслей каждый раз, когда требуется сделать что-то, что не является достаточно привлекательным. Кратко подобная стратегия будет выглядеть следующим образом:

Визуально Аудиально Кинестетически
Вижу задачу Говорю: Ты должен это сделать Чувствую себя плохо

Затем рисуются картины неприятностей, которые могут произойти, если он не выполнит то, что требуется.

Визуально Аудиально Кинестетически
Вижу катастрофу, которая произойдет, если я не выполню этой задачи Голос: Ты должен выполнить эту задачу! Чувствую себя еще хуже

И только тогда, когда визуальная картина катастрофы становится достаточно ужасной, а его голос заставляет почувствовать себя достаточно плохо, чтобы приступить к осуществлению действия. Очевидно, каждый раз, когда человек мотивирует себя подобным образом, он чувствует себя плохо, и лишь тогда, когда ему становится действительно дурно, он осуществляет действие.

Наиболее успешные «самомотиваторы» используют с целью сотивации преимущественно положительные чувства. Они получают удовольствие в предвкушении работы и от самого процесса действия.

Изменение стратегии

Визуально Аудиально Кинестетически
Как же будет хорошо, когда все будет сделано! Вижу картину результата Чувствую удовлетворение. Делаю это!

В психотерапевтической работе с клиентами в технике НЛП выделены[7] 4 типичных мотивационных стиля, когда все в мотивации «идет неправильно». Они не являются взаимоисключающими, некоторые люди сочетают в себе все стили до тех пор, пока не найдут более оптимального способа.

1. Негативный мотиватор. Многие люди могут мотивировать себя, лишь представляя себе все те несчастья, которые случаются, если они не выполнят того, что требуется. Признаком негативных мотивационных стратегий часто являются фразы, содержащую отрицательную частицу «не», слова типа «страшно, боюсь, ужасно, жутко, опасно, хуже того», т.е. содержащие в себе элементы ограничений и запугивания. Для многих людей, придерживающихся подобной мотивации, было бы очень полезно добавить позитивную мотивацию, т.е. подключить мысли о том, что они хотят сделать в своих мыслях о том, каких катастроф следует избежать.

2. Диктаторский стиль. Диктатор мотивирует себя с помощью приказов, данных непреклонным, неприятным тоном. Часто этот стиль можно идентифицировать с голосом родителей или каким-то другим авторитетным лицом из вашего прошлого. Люди, часто прибегающие к данному стилю, склонны использовать такие слова, как «вынужден, должен, обязан, надо, требуется».

Люди в своем большинстве реагируют на подобный приказ нежеланием подчиняться или предпочитают отложить выполнение дела на потом. Человек, прибегающий к данному стилю, может быть мотивирован гораздо эффективнее, если сменит форму приказа на форму приглашения к действию: «было бы полезнее, если…», «было бы очень мило, если…», «я хочу и могу сделать это». А переход к приятному тону внутреннего голоса меняет все дело.

3. Стиль мотивации, предполагающий представление о процессе выполнения дела. Многие люди представляют не результат своего труда, а процесс его выполнения. В подобном случае они легко мотивируют себя к тому, что доставит им удовольствие, но никак не к обыденной работе. Действительно, мотивация бывает очень сложна, когда речь идет о работе, а не об отдыхе. Отсутствие мотивации часто является главным препятствием к достижению успеха и эффективности.

Эту трудность можно преодолеть, если вы начнете думать об уже совершенном деле, вместо того, чтобы представлять весь процесс его выполнения. Иногда приходиться делать еще один шаг и оценить, в чем ценность осуществления данного намерения. Если окажется, что выполнение главной задачи действительно не несет в себе ничего полезного, то, возможно, она не стоит выполнения. Если же в ней действительно содержится что-то ценное, и вы можете представить это, тогда мотивация пойдет гораздо легче.

4. Всеохватывающий стиль мотивации. Некоторые люди начинают представлять свою задачу в виде одной большой, бесформенной, трудноразличимой массы работы, и, естественно, чувствуют себя подавленными.

Чаще лучше всего бывает отодвинуть картину работы как можно дальше и сделать ее как можно меньше. Таким образом, работа уменьшается в размерах. Затем вы можете сделать то, что в НЛП называется «разламыванием на куски». Вы можете начать с того, что представите всю работу завершенной. Затем обратите внимание на то, что какие небольшие шаги приведут вас к осуществлению данной работы. Вы можете представить каждый из этих этапов завершенным, что поможет почувствовать побуждение к поочередному выполнению более мелких задач. Теперь вместо одной угнетающей задачи есть несколько более мелких задач, выполнить которые гораздо приятнее.

 

[Худобина Е.Ю. Психология внутреннего диалога. Ульяновск, 1985. 134 с.]

[1] «Чем более мы сознаем себя посредством самопознания, и действуем в соответствии с этим, тем более слои личного бессознательного, накладывающегося на коллективное бессознательное, уменьшаются. Таким образом, возникает сознание, не порабощенное мелким, излишне чувствительным миром эгоистических интересов. Расширенное сознание – это уже не тот раздражительный, эгоистичный комок личных желаний, страхов, надежд и амбиций, который всегда нуждается в компенсации или исправлении с помощью противоположных тенденций бессознательного: это функция отношения с миром объективности, вводящая индивидума в абсолютное, связующее и неразрывное общение с широким миром». – Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М., 1994. 336 с.

[2] Юнг К.Г. Психология бессознательного. М., 1994. 320 с.

[3] Юнг К.Г. Проблемы души…

[4] Ассоджиолли Р. Психосинтез: теория и практика. М., 1994. 314 с.

[5] Под «промежуточной (средней) зоной» понимается область сознания, обеспечивающая практически всю психическую жизнь индивида. «Внешняя зона» – область взаимодействия, контакта с окружающей средой, «внутренняя зона» — интимное Я человека.

[6] Перлз Ф., Гудмен П., Хефферлин Р. Практикум по гештальттерапии. СПб., 1995.

[7] Андреас К., Андреас С. Сердце мозга. Екатеринбург, 1993. 311 с.