Спец психология часть 1

  1. Предмет и объект исследования специальной психологии.
  2. Основные задачи и методологические положения отечественной специальной психологии. (два вопроса вместе)

Специальная психология – отрасль психологии, изучающая психологические особенности детей с нарушениями в развитии.

Объект изучения специальной психологии – дети с врожденными или приобретенными нарушениями физического и психического развития.

Предметом специальной психологии являются закономерности развития и проявлений психики различных групп детей с нарушениями в развитии.

Задачи специальной психологии:

1)   раскрытие закономерностей развития и проявлений психики, общих для нормально развивающихся детей и детей с нарушениями в развитии;

2)   исследование закономерностей развития и проявлений психики, специфичных для детей с нарушениями в развитии;

3)   изучение нарушений в развитии и формировании конкретных форм психической деятельности и психических процессов у различных групп аномальных детей;

4)   выявление путей, средств и способов компенсации нарушений в развитии у детей.

Основной задачей специальной психологии на современном этапе является формирование адекватной личности в условиях применения специальных методов и приемов воспитания и обучения, за счет которых происходит замещение и перестройка нарушенных функций.

Специальная психология возникла и развивалась как пограничная область знаний, тесно связанная с психологией, педагогикой и медициной. Ее связь с психологией определяется общностью методологических позиций, понятийного аппарата, методов изучения психики.

В своем развитии специальная психология опирается на достижения таких медицинских наук, как физиология, невропатология и психиатрия. Глубокий учет медицинских данных позволяет получить представление о причинах возникновения, структуре и механизмах того или иного дефекта, помогает в изучении особенностей психики аномального ребенка.

17 стр., 8264 слов

Особенности развития речи детей с нарушениями слуха

... организацию специальной работы по развитию слухового восприятия и речи. Для речевого развития плохослышащего ребенка очень важен уровень психического развития, отсутствие дополнительных нарушений (задержка психического развития, умственная отсталость, нарушение ... 128 с. .Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. - СПб.: Питер, 2003. - 720 с. .Тугоухость у детей: монография / Д.И. Тарасов [и др. ...

По поводу связи специальной психологии с патопсихологией в литературе высказывается точка зрения, что специальная психология является частью патопсихологии. Однако с этим нельзя согласиться. Патопсихология изучает структуру и закономерности распада сформировавшейся психической сферы и личности, особенность же психики аномального ребенка – развитие в условиях текущего или закончившегося патологического процесса. Кроме того, патопсихология ориентирована на решение задач, поставленных клинической психиатрией, а специальная психология – на теорию и практику коррекционной педагогики.

Взаимосвязь специальной психологии с педагогикой выражается в том, что вопросы обучения и воспитания детей с аномалиями в развитии разрабатываются на основе общей теории дидактики и частных методик обучения.

Специальная психология теснейшим образом связана с коррекционной педагогикой. У этих отраслей знаний общий предмет изучения – дети с нарушениями в развитии, определенная общность задач, общие методологические основы, методы изучения, естественнонаучная база, что позволяет квалифицировать изучаемые явления в единых понятиях. Однако коррекционная педагогика разрабатывает и научно обосновывает систему обучения и воспитания, а специальная психология изучает закономерности развития аномальных детей.

Взаимосвязь и взаимообусловленность этих двух наук подтверждается словами выдающегося отечественного психолога С.Л. Рубинштей­на: «При всей взаимосвязанности психического развития ребенка и педагогического процесса предметом психологии является психика ребенка в закономерностях ее развития, педагогический процесс здесь выступает как одно из условий этого развития. В педагогическом исследовании взаимоотношения меняются: предметом педагогики является процесс воспитания и обучения в его специфических закономерностях, психические свойства ребенка выступают как условия, которые должны быть учтены».

4. История развития специальной психологии

Становление специальной психологии происходило в рамках дефектологии.

До середины ХIХ века исследования в области психологии детей и взрослых с аномалиями развития носили эпизодический характер, сообщения об их результатах изредка появлялись в медицинских, философских и психологических изданиях главным образом в связи с первыми успешными попытками воспитания и обучения слепых, глухих, слепоглухих людей.

Начало систематических исследований в области специальной психологии в России, как и в странах Западной Европы и США, было связано с принятием законов о всеобщем образовании и с началом создания государственных систем специального образования, ядро которых исходно составили школы для слепых, глухих и умственно отсталых детей.

Первая в России лаборатория психологии аномального детства была открыта в 1926 г. Л.С. Выготским при руководимой в то время В.П. Ка­щенко медико-педагогической станции Наркомпроса. Исследования в области психологии аномального детства были продолжены в созданном на ее базе в 1929 г. Экспериментальном дефектологическом институте Наркомпроса (ныне Институт коррекционной педагогики Российской Академии образования).

История создания теоретических основ специальной психологии и методологии экспериментальных исследований в этой области тесно связана с именем выдающегося отечественного психолога Льва Семеновича Выготского. Талант экспериментатора и теоретика привлекают к Л.С. Выготскому молодых ученых – впоследствии ведущих отечественных психологов – Л.И. Божович, П.Я. Гальперина, В.В. Давыдова, А.Р. Лурия, Д.Б. Эльконина и других.

Развитие социальной психологии в послевоенный период было обусловлено необходимостью восстановления, развития и дифференциации системы специального образования. Поскольку именно дифференциация системы специального образования вплоть до 90-х годов рассматривалась как путь совершенствования психолого-педагогической помощи разным категориям детей с нарушениями развития, усилия психологов в этот период были направлены прежде всего на изучение особенностей обучения и развития детей (главным образом когнитивной сферы) внутри ранее выделенных типов аномального развития.

Такой подход, способствуя дифференциации обучения слепых и слабовидящих, глухих и слабослыщащих, умственно отсталых и детей с задержкой психического развития и др., способствовал накоплению знаний во всех областях специальной психологии, развитию теоретических основ и методов дифференциальной диагностики, но в то же время обусловил сохранение относительной изолированности и преимущественно прикладного характера разных направлений специальной психологии.

Переосмысление в 90-е годы государством и обществом ценностей специального образования в соответствии с ценностями открытого общества, ориентированного на интеграцию людей с различными проблемами в единое сообщество, потребовало изменения приоритетов и в развитии специальной психологии. В связи с этим актуальными становятся разработка и реализация методов специальной психологической поддержки ребенка, подростка, взрослого человека на всех этапах его взросления и жизни. Одной из важнейших задач становится гармонизация отношений между обучением и развитием, встает вопрос об обеспечении специальным образованием социально-эмоционального развития ребенка, поддержки его семьи и ближайшего социального окружения.

За свою почти столетнюю историю специальная психология значительно расширила область своих исследований и практического применения. Сегодня специальная психология становится областью психологии развития, которая изучает проблемы развития людей с физическими и психическими недостатками, определяющими потребность детей в особых условиях обучения и воспитания и потребность взрослых в особых формах психологического сопровождения.

Таким образом, на современном этапе в центре внимания специальной психологии находятся не столько особенности психического развития детей с теми или иными аномалиями, сколько потребности конкретного ребенка с проблемами в развитии, в создании оптимального образовательного маршрута, позволяющего сохранить ребенка в семье, максимально интегрировать в сообщество обычных сверстников и обеспечить ему адекватную психологическую поддержку.

3 методы спец психологии

Методы С.П.

Выбор конкретных методик для спец.-псих. и др. исслед. всегда звисит от общих методологических установок.

Виды:

Изучение документов;

Изучение продуктов деятельности;

Наблюдение;

Беседа;

Эксперимент;

Тестирование;

Анкетирование.

5 . Категория развития как важный методологический принцип психологии.

Специальная психология имеет свой категориальный аппарат – систему понятий, отображающих различные стороны психической реальности в ее целостности, и специфических, только ей присущих характеристиках нарушенного развития (от греч. kategoria – высказывание, признак).

Категории специальной психологии складываются под воздействием социальной практики и научных исследований.

Аномальное развитие – развитие на дефектной основе.

По определению Л.С. Выготского, аномальное развитие – не дефектное, а своеобразное развитие, не ограничивающееся отрицательными признаками, а имеющее целый ряд положительных, возникающих в силу приспособления ребенка с дефектом к миру. Данное понятие входит в круг понятий, объединяемых термином «дизонтогенез», которым обозначают различные формы нарушений онтогенеза [3].

В понятие «аномальное развитие» входит ряд положений: во-первых, дефект у ребенка, в отличие от взрослого человека, приводит к нарушениям развития, во-вторых, дефект у ребенка может привести к нарушениям в развитии при определенных условиях. Детский мозг обладает большой пластичностью, и в детском возрасте велики способности к компенсации дефекта. В связи с этим даже при наличии поражений в определенных отделах мозга и проводящих путях может не наблюдаться выпадения отдельных функций. Выделение параметров анализа дизонтогенеза позволяет провести квалификацию аномального развития. К таким параметрам относятся:

– функциональная локализация нарушения, в зависимости от которого выделяют частный дефект, обусловленный нарушением гнозиса, праксиса, речи, и общий, связанный с нарушением регуляторных корковых и подкорковых систем головного мозга;

– время поражения. Чем раньше произошло поражение, тем вероятнее явление недоразвития функций, при позднем поражении возникают повреждения с распадом психических функций;

– степень поражения. Более глубокое поражение приводит к выраженным нарушениям в развитии.

Аномальные дети – дети с врожденными или приобретенными нарушениями физического и психического развития. Термин произошел от греческого anomalos – неправильный и в широком смысле слова им обозначают детей, имеющих более или менее выраженные нарушения в своем развитии, однако практически понятие «аномальные дети» до недавнего времени употребляли по отношению к детям, которые вследствие серьезного психического или физического дефекта должны были обучаться в специальных учебных заведениях.

К детям с нарушениями в развитии относят умственно отсталых; неслышащих, слабослышащих, позднооглохших; незрячих и слабовидящих; детей с тяжелыми речевыми нарушениями, нарушениями опорно-двигательного аппарата; задержкой психического развития; с выраженными расстройствами эмоционально-волевой сферы (ранний детский аутизм); множественными нарушениями. Они нуждаются в комплексной реабилитации, сочетающей медицинскую, психолого-педагогическую и социальную помощь, причем помощь индивидуализированную.

Современным эквивалентом термина «аномальные дети» являются термины «дети с ограниченными возможностями», «дети с особыми нуждами» и «дети с особыми образовательными потребностями» («сhildren with special needs») [4].

В человеческой культуре, в каждом обществе существует специально созданное пространство, которое включает в себя традиции и научно обоснованные подходы к обучению детей разных возрастов в условиях семьи и специально организованных образовательных учреждений. Первичные отклонения в развитии приводят к выпадению ребенка их этого социально и культурно обусловленного пространства, грубо нарушается связь с социумом, культурой как источником развития. Столь же грубо на самых ранних этапах нарушается связь родителя и ребенка, так как взрослый носитель культуры не может, не знает, каким образом передать ребенку с нарушениями в развитии тот социальный опыт, который его нормально развивающийся сверстник приобретает спонтанно, без специально организованных дополнительных и специфичных средств, методов, путей обучения.

Данную закономерность следует рассматривать с точки зрения теории Л.С. Выготского о слиянии натуральной и культурной линии в формировании личности ребенка. Под натуральной линией Л.С. Выгот­ский понимал биологическое созревание организма ребенка, под культурной – развитие через направленное обучение. Применительно к детям с нарушениями в развитии Л.С. Выготский говорит о явлении дивергенции – несовпадении этих двух линий, что приводит к необходимости создания особых, «обходных» путей развития ребенка.

Самой лучшей характеристикой этой ситуации является метафора Л.С. Выготского о «социальном вывихе» ребенка с нарушениями в развитии как основной причине детской дефективности. «Физический дефект вызывает как бы социальный вывих совершенно аналогично телесному вывиху, когда поврежденный член – рука или нога – выходит из сустава, когда грубо разрываются обычные связи и сочленения и функционирование органа сопровождается болью и воспалительными процессами… Если психологически телесный недостаток означает социальный вывих, то педагогически воспитать такого ребенка – это значит вправить его в жизнь как вправляют вывихнутый и больной орган»[5].

Исходя из того, что первичное нарушение приводит к ситуации «социального вывиха», уточним смысл термина «дети с особыми образовательными потребностями», т.е. определим, в чем именно нуждаются такие дети.

Они нуждаются в том, чтобы:

– первичное нарушение в развитии было выявлено как можно раньше;

– специальное обучение начиналось сразу же после диагностики первичного нарушения в развитии независимо от возраста ребенка;

– в содержание обучения были введены специальные разделы, направленные на решение задач развития ребенка, отсутствующие в содержании образования нормально развивающегося сверстника;

– строились обходные пути обучения, использовались специфические средства и методы, которые не применяются в традиционном образовании;

– регулярно осуществлялся контроль за соответствием выбранной программы обучения реальным достижениям, уровню развития ребенка;

– пространственная и временная организация образовательной среды соответствовала возможностям ребенка;

– все окружающие взрослые были подготовлены и реально участвовали в решении задач реабилитации ребенка, их усилия были скоординированы;

– реабилитация средствами образования не заканчивалась периодом школьного обучения;

– процесс реабилитации осуществлялся квалифицированными специалистами, компетентными в решении развивающих и коррекционных задач.

Ребенок с особыми образовательными потребностями – термин, который возникает во всех странах мира при переходе от унитарного к открытому гражданскому обществу, когда оно осознает необходимость отразить в языке свое меняющееся отношение к детям с нарушениями в развитии, новое понимание их прав. В настоящее время он вытесняет из широкого употребления термины «аномальный ребенок», «ребенок с нарушениями в развитии», «ребенок с отклонениями в развитии» и конкретизирующие их специальные термины («дебил», «идиот», «даун», «олигофрен», «алалик», «дизартрик» и др.) как ярлыки, воспринимаемые в качестве обозначения ненормальности, неполноценности человека.

Выражая отказ общества от деления людей на полноценное большинство и неполноценное меньшинство, новый термин означает не про­сто замену прямолинейного грубо звучащего понятия более мягким, это отказ от маркировки ребенка и смещение акцентов в характеристике детей с недостатков, нарушений к фиксации их потребностей в особых условиях и средствах образования. Новый термин подчеркивает ответственность общества за выявление и реализацию этих потребностей.

Противоречие между этимологией старых понятий и современным их содержанием обозначилось после ратификации в 1991 г. Российской Федерацией Конвенций ООН «О правах инвалидов» и «О правах умственно отсталых», когда обществом была осознана необходимость отказа от употребления терминов, указывающих на дефект и начавших восприниматься как определения уничижительного характера. В число таких неприемлемых «ярлыков» входят термины «аномальные дети», «аномальное развитие». Однако как научные эти понятия продолжают использоваться специалистами в данной области, применяются они и в языке междисциплинарного общения.

Структура дефекта. В основе данного понятия лежит выделение Л.С. Выготским системы дефектов. Его теория о сложной структуре аномального развития ребенка, системном строении дефекта отвергла представление об изолированном выпадении одной функции вследствие поражения какого-либо анализатора или заболевания ребенка. Дефект вызывает ряд отклонений и создает сложную структуру атипичного развития. Л.С. Выготский предложил различать в аномальном развитии две группы симптомов:

– первичные – нарушения, непосредственно вытекающие из биологического характера болезни, и

– вторичные, возникающие опосредованно в процессе социального развития. Вторичный дефект является основным объектом в психологическом изучении.

Современный взгляд на структуру дефекта предусматривает клинический или клинико-психологический подход, при котором первичные нарушения связаны с повреждением центральной нервной системы, вторичные – с недоразвитием психики, а также психологический подход, при котором первичным дефектом является нарушение психических функций, вторичным – недостатки познавательной деятельности, и выделяет третичные недостатки в формировании личности в целом. Именно вторичные и третичные наслоения на дефект определяют своеобразие поведения ребенка. В связи с этим главная задача в предупреждении, ослаблении или преодолении возникающих опосредованно нарушений средствами психолого-педагогической коррекции.

Коррекция (от лат correcccio – исправляю) – форма психолого-педагогической деятельности, направленная на исправление недостатков, отклонений в развитии детей. В специальной психологии термин употребляется в частном значении – исправление отдельных нарушений, например недостатков звукопроизношения, коррекция близорукости с помощью очков и т.д., и общем значении – коррекционно-воспита­тельная работа как система средств, направленная на сглаживание вторичных недостатков. В этом смысле коррекция должна осуществляться комплексом психолого-медико-педагогических средств с помощью специальных методов и с опорой на сохранные функции.

Говоря о психологической коррекции, следует иметь в виду не только исправление нарушений познавательной сферы средствами коррекционно-развивающего обучения, но и помощь детям в критические периоды, связанные с ростом личностного самосознания. Известно, что всплеск социальной дезадаптивности, вызванный неустойчивостью психических процессов, высокой тревожностью и агрессивностью, наблюдается у аномальных детей в период поздней диагностики нарушений и как следствие переводом в другой тип учебного заведения, а также в подростковом возрасте в связи с расширением «диапазона конфликтной сферы»: осознавание изолированного обучения от нормально развивающихся подростков стимулирует к интенсивным поискам своего места в популяции сверстников, длительное пребывание в замкнутом коллективе и ограничения в возможностях реализации внешкольных интересов, оторванность от семьи и переживание конфликтных отношений в ней. Все это требует психологической коррекции.

В истории развития специальных методов лечебной педагогики долгое время популярным был так называемый «метод психической ортопедии», заключающийся в тренировке, воспитании функций анализаторов и моторики. Л.С. Выготский подверг критике данный метод, говоря, что при этом центр тяжести в коррекции переносится на менее воспитываемые функции, а там, где они все же уступают педагогическому воздействию, это происходит за счет развития высших психических функций. Ребенок научается лучше распознавать звуки и цвета не потому, что утончаются зрение и слух, а за счет развития мышления, произвольного внимания, памяти.

Однако этот тезис противоречив и не убеждает, а, наоборот, подтверждает полезность применения метода, получившего сегодня название «перцептивного тренинга».

Следует отметить, что в связи с развитием прикладной возрастной психологии, произошла своеобразная экспансия термина «коррекция» на область нормального психического развития. Здесь им обозначается деятельность, направленная на создание оптимальных возможностей и условий для психического развития в пределах нормы. В отличие от симптоматической коррекции в специальной психологии коррекция при нормальном развитии ребенка направлена на источник и причины отклонений.

Компенсация – это сложный многообразный процесс перестройки функций организма при нарушениях или утрате каких-либо функций. В основе компенсации лежат нейропсихологические механизмы замещения функций одних пораженных зон коры головного мозга другими.

Л.С. Выготский критиковал идеализм в вопросах компенсации, в частности, утверждение, что «в самом организме возбуждаются силы, стремящиеся устранить те препятствия к участию в жизни, которые создаются дефектами». Наоборот, стимулы к совершенствованию, по мысли Л.С. Выготского, возникают тогда, когда наступает конфликт между требованиями, предъявляемыми к ребенку, и его возможностями. Таким образом, компенсаторные возможности у слепых в виде развитых тактильно-вибрационных ощущений, у глухих – обостренное зрительное восприятие и зрительная память – не возникают сами по себе, а формируются в ходе их развития и в результате специальной работы.

Таким образом, в процессе компенсации решающая роль принадлежит социальным факторам. По словам Л.С Выготского, в процессе компенсации вступает в действие «закон превращения минуса дефекта в плюс компенсации».

Социальная адаптация – по отношению к детям с нарушениями в развитии это приспособление их к условиям жизни и труда в обществе, приведение индивидуального и группового поведения детей в соответствие с системой общественных норм. Близко к этому термину примыкает понятие «социальная реабилитация», под которым понимается включение детей с ограниченными возможностями в социальную среду. Оба этих понятия могут быть объединены термином «социализация».

В общие задачи социальной адаптации по отношению ко всем детям с особыми потребностями входят их оптимальная профориентация и трудоустройство, развитие адекватной самооценки и оценки окружающих.

Проблема социальной адаптации детей с нарушениями в развитии должна решаться с раннего детства и до преклонного возраста и включать в себя не только подготовку к основному занятию (учению, труду, статусу неработающего инвалида и т.д.), но и другим жизненным ролям, включая создание семьи и выполнение гражданских обязанностей. Важно, чтобы на всех этапах социальной адаптации, кроме психологов и педагогов, были активно задействованы родители и общество в целом. Большую роль в социальной адаптации детей-инвалидов играют общественные организации, занимающиеся проблемами лиц с отклонениями в развитии. Они содействуют принятию соответствующего законодательства, осуществляют связь с семьей, со средствами массовой информации, выступают в защиту прав аномальных детей, обнародуя факты их дискриминации, способствуют увеличению значимых контактов между детьми с нарушениями в развитии и нормально развивающимися детьми. В нашей стране, не смотря на небольшое число общественных организаций, все чаще проводятся мероприятия, способствующие социальной адаптации детей, – олимпийские игры и спортивные соревнования инвалидов, фестивали творчества, выставки прикладного искусства и т.д.

7. Понятие «отклоняющееся развития».

В современной дефектологии вряд ли можно найти исчерпывающие однозначные критерии отклоняющегося развития. Особенно это необходимоприопределении степени, характера отклонения при ответе на вопрос: лежит ли оно в пределах нормы или является патологическим. 

Критерии оценки отклонений в детском возрасте 

1.При оценке развития ребенка необходимо учитывать, что дифференциация нормального и аномаль­ного поведения не может бытьабсолютной.

2.Важно учитывать степень отклонений. Отдельные симптомы встречаются гораздо чаще, чем целый ряд симптомов одновременно. Особого внимания требует категория детей со множественными расстройствами психического развития, когда наруше­ние одной сферынегативно сказывается на развитии других сфер.

3. Частота проявления и тяжесть симптомов. Необходимо выяснить частоту и длительность проявле­ния тех или иных неблагоприятныхсимптомов. Для дет­ского возраста более характерными считаются умерен­но проявляющиеся отклонения, чем серьезные, часто повторяющиеся расстройства.

4.Ситуационная изменчивость симптома. При выявлении отклонений в развитии необходимо обращать внимание на ситуацию, в которойпроявляется отклонение. 

И хотя этот критерий считается далеко не самым важным, он может оказать неоценимую помощь при прогнозединамики развития ребенка с отклоне­ниями в развитии.

5.В процессе анализа развития ребенка необходимым является сравнение особенностей его развития не только с особенностями, характерными для всех детей данной возрастной группы, но и с особенностями, характерными для этого ребенка. Существенное вниманиеследует уделять тем проявлениям в развитии, 

Спец психология часть 1 — Стр 2

наличие которыхтрудно объяснить законами нор­мального созревания и развития.

6. Отдельным критерием является учет возрастныхособенностей и половой 

принадлежности ребенка. Как отмечают специалисты, некоторые особенности поведения являются нормальными только для детей определенного возраста.

7.Длительность сохранения определенного отклонения в развитии. Если наблюдаемое отклонение про­должается в течение нескольких месяцев, то под воз действием определенной коррекции его можно сгладить.

Если же отклонение длится более года и коррекционные усилияоказываются малоэффективными, то это должно вызвать тревогу.

8.Развитие ребенка никогда не проходит гладко: оно всегда имеет свои пики и свои падения. Также проявление различных отклонений вразвитии зависит от обстоятельств жизни ребенка. Неблагополуч­ная семья, потеря родителей, частая смена мест жительства, двуязычнаясистема воспитания, посто­янные длительные стрессы — все это может легко стать причиной отклонения в развитии.

Как считает М. Раттар, решая вопрос об отклоне­ниях от нормы в развитии ребенка, необходимо учи­тывать комбинацию всехвышеперечисленных крите­риев. Однако в некоторых случаев и их оказывается недостаточно. Как подчеркивал известный отечест­венныйпсихолог В. В. Зшыюяоай, «мы никогда не можем, не смеем ставить крест на ребенке, который в данный момент кажется совсем испорченным…»

9. Биологические причины врожденных аномалий.

Причины аномального развития психики многочис­ленны и разнообразны и могут быть вызваны различ­ными факторами. Их принято делить натри большие группы: воздействия в период внутриутробного раз­вития, в момент родов и в послеродовой период. Кроме того, сочетаниевнутриутробной и лриродовой пато­логии называется перинатальным повреждением. Не­благоприятные факторы, действующие в перинаталь­ныйпериод

1)             внутриутробные инфекции хронического характера: сифилис, токсоплазмоэ.цитомегалия.листериоз и др.;

2)           внутриутробные инфекции вирусного характера: краснуха, корь, грипп, эпидемический паротит, ветряная оспа и др. На поздних срокахберемен­ности острые инфекционные заболевания матери могут привести к внутриутробному заражению пло­да и стать причинойвнутриутробного энцефали­та и менингознцефалита;

3J хронические заболевания матери, такие как забо­левания почек, сердечно-сосудистой системы, печени и др.;

4)             применение лекарственных препаратов, противо­показанных в период беременности, способных вызвать интоксикацию плода;плодоизгоняющих средств, гормональных препаратов и др.;

5)            иммунологический конфликт между ребенком и ма­терью по резус-фактору или групповым антигенам крови;

6)            вредные привычки матери: курение, алкоголизм, наркомания и др.;

7)            различные физические и психические травмы, пе­ренесенные женщиной в период беременности: работа матери до и в периодвнутриутробного развития ребенка на вредном производстве, не-

£   благоприятная экологическая обстановка, (например, повышенный радиационный фон, воздействие ультрафиолета рядоеитых веществ).

-Патология родовой деятельности. В наталь­ный период (момент родов) патогенными факторами являются неквалифицированное оказаниеакушер­ской помощи, быстрые, стремительные роды, длитель­ные роды со стимуляцией, использование щипцов, родовые травмы мозга,асфиксия (обвитие ребенка пуповиной, что приводит к удушью) и др. Постнатальное патологическое воздействие. В постнатальный периодвызвать аномальное раз­витие психики могут различные нейроинфекции: ме­нингит, менингоэнцефалит, параинфекционный энце­фалит, опухолимозга, инфекционные заболевания с осложнением на мозг, открытые и закрытые травмы черепа, сотрясения мозга и др. Вероятность аномаль­ного развития психики повышается у недоношенных детей, которые родились раньше срока или с недо­статочным весом. Также нарушениеразвития могут иметь место при нарушениях сна и питания детей, при длительных соматических заболеваниях, вызывающих ‘поражениецентральной нервной системы ребенка и общее истощение организма.

Дефекты психического развития могут быть вызва­ны функциональными причинами, среди которых со­циально-педагогическая запущенность,ограничение эмоционального положительного общения взрослых с ребенком, ограниченность речевых контактов, дву­язычие в семье и др.Нарушения вследствие функци­ональных причин являются более легкими по сравне­нию с остальными, и при устранении неблагоприятных факторов, а затем при проведении грамотной коррек-ционной работы ребенок может догнать своих сверстников.

10 .Биологические причины приобретенных аномалий. К биологическим причинам приобретенных аномалий относятся:

1).

Натальные (природовые) нарушения: механические повреждения плода (травмы) при затяжных или стремительных родах. Например, при накладывании щипцов может произойти разрыв сосудов, кровоизлияние в головной мозг. Сюда же относятся асфиксии — кислородное голодание. Сочетание внутриутробной патологии с повреждением нервной системы в родах называется перинатальный энцефалопатией. Причиной чаще всего является внутриутробная гипоксия в сочетании с асфиксией и родовой травмой. Им способствуют различные внутриутробные нарушения развития плода, снижающие его защитный и адаптивный механизмы. Родовая травма приводит к внутричерепным кровоизлияниям, к гибели нейронов в местах их возникновения. У недоношенных детей кровоизлияния часто возникают из-за слабости стенок их сосудов. Клиническая смерть новорожденных (при сочетании внутриутробном патологии и тяжелой асфиксии в родах) приводит к наиболее тяжелым отклонениям. При длительности клинической смерти в 7-10 минут изменения ЦНС малообратимы и приводят к ДЦП, речевым расстройствам, нарушению умственного развития;

2).

Постнатальные (послеродовые) нарушения. Это перенесенные в младенчестве и раннем детстве инфекционные болезни нервной системы (нейроинфекции).

Менингит (воспаление мозговых оболочек) может стать причиной глухоты, двигательных нарушений, ЗПР. Энцефалит (воспаление головного мозга) может привести к глубокой ЗПР, к задержке моторного развития, к эмоциональным нарушениям. Менинго-энцефалит (вторичный энцефалит, возникающий после других инфекционных заболеваний и захватывающий головной и спинной мозг) может приводить к двигательным, речевым и интеллектуальным расстройствам. Полиомиелит приводит к резкому ограничению двигательных возможностей, стойким параличам отдельных групп мышц.

Такие общие инфекционные заболевания, как корь, скарлатина, ветряная оспа, грипп, отит, паротит, пневмония и другие, могут вызвать вторичные воспалительные заболевания мозга, давать осложнения на ЦНС и анализаторы. При воспалительных заболеваниях головного мозга часто имеет место гибель нейронов с их последующим замещением рубцовой тканью. В этих условиях может развиваться гидроцефалия с повышением внутричерепного давления. Гибель нейронов и развитие гидроцефалии способствуют атрофии участков мозга, что приводит к двигательным и речевым расстройствам, нарушению памяти, внимания, умственной работоспособности, эмоциональной сферы, поведения в сочетании с головными болями и судорожными припадками. Реже причиной аномалий становятся черепно-мозговые травмы и поражения анализаторов. При повреждении незрелого мозга нет прямой связи между локализацией черепно-мозговой травмы, тяжестью поражения и ее психомоторными последствиями.

Нарушения психомоторного развития отмечаются у детей с тяжелыми и длительными соматическими заболеваниями. Многие соматические заболевания у новорожденных и грудных детей могут приводить к поражению нервной системы в результате нарушения обмена веществ и накопления токсичных продуктов, которые неблагоприятно действуют на развивающиеся нервные клетки. Чаще возникают у недоношенных и гипотрофичных детей, а также в случае внутриутробной гипоксии и асфиксии в родах. Так. ЗПР может наблюдаться у детей с нарушениями кишечного всасывания (мальабсорбции).

Уже с первых месяцев жизни у них проявляются нервно-психические отклонения — повышенная нервная возбудимость, нарушения сна, замедленное формирование положительных эмоциональных реакций, общения со взрослыми. В дальнейшем задерживается умственное и речевое развитие, развитие зрительно-моторной координации.

Особенностью детского мозга является то, что даже его небольшое поражение не остается частичным, изолированным, как это бывает у взрослых, а отрицательно сказывается на всем процессе созревания центральной нервной системы. Поэтому ребенок с нарушениями речи, слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата при отсутствии ранних коррекционных мероприятий будет отставать в психическом развитии.

11 Социальные причины нарушений развития. Социальные причины и факторы аномального развития.

Изолированное действие социальных факторов (при отсутствии биологических нарушений) редко приводит к появлению аномалий в развитии. Например, к таким аномалиям развития, как патологическое формирование личности или невроз, приводят длительные неблагоприятные условия воспитания. Чем раньше возникли неблагоприятные социальные условия, тем более грубыми и стойкими будут нарушения развития.

Другой социальный фактор, приводящий к стойким интеллектуальным, эмоционально-волевым нарушениям, нарушению социальных контактов, — депривация. Депривация (лишение) — длительное неудовлетворение основных психических потребностей человека на ранних этапах его развития. Депривация вызывает дефицит информации, социального и эмоционального опыта, необходимых ребенку. Й. Лангмейером и 3. Матейчиком были описаны следующие типы депривации:

1).

Сенсорная депривация — лишение ребенка многообразия сенсорных стимулов различных модальностей (зрительных, слуховых, тактильных и т.д.).

Количество сенсорных стимулов понижено или ограничена их изменчивость и модальность. Дефицит возбудителей и информации приводит к недостаточной дифференциации психики вплоть до морфологических изменений головного мозга (недостаток прикосновений к ребенку может привести к отмиранию дендритов нейронов).

Роль упражнений анализаторных систем в созревании коры головного мозга была экспериментально доказана многочисленными исследованиями. В частности, еще в 1956 г. Б.Н. Клоссовским и Е.Н. Космарской было показано, что полное одномоментное выключение рецепторов зрительного, слухового и вестибулярного анализаторов у щенков раннего возраста приводит к замедлению роста мозга. Последующие исследования многих авторов показали, что лишение зрительного, слухового, двигательно-кинестетического анализаторов специфических раздражителей в раннем возрасте, особенно в период их интенсивного формирования, ведет к уменьшению величины корковых отделов, в которых осуществляется анализ и синтез этих раздражителей. В условиях своеобразной сенсорной депривации развивается ребенок с двигательными и сенсорными дефектами (с ДЦП, слепые, глухие).

2).

Эмоциональная депривация — лишение ребенка возможности устанавливать тесную эмоциональную связь с близким лицом (матерью или другим взрослым) или разрыв уже существующей подобной связи. Отсутствие привязанности ведет к нарушениям в формировании личности. Доказательством важности этого положения является синдром госпитализма — понятие, вошедшее в психологию после второй мировой войны (дети, потерявшие родителей и оказавшиеся в больницах и детских домах).

В результате недостатка эмоционального взаимодействия с взрослым (отрыв от матери) появляются значительные нарушения в психическом развитии. Спитц описал симптомы госпитализма, которые обязательно появляются, несмотря на хороший уход и питание (исследование в доме ребенка в течение двух лет): высокий процент смертности (одна треть детей погибла); резкая задержка физического развития (не умели сидеть без поддержки, ходить); задержки в речевом развитии (не умели говорить).

Впоследствии у этих детей наблюдались следующие проявления: примитивные эмоциональные связи с окружающими, неспособность любить; подростками пытались установить детско-материнские отношения со взрослыми (без этого переход ко взрослости невозможен); отсутствие волевого поведения у детей, инициативы, репродуцирующее пове­дение, безличное отношение к взрослому.

3).

Социальная депривация — лишение ребенка возможности усвоения самостоятельных социальных ролей, приобщения к общественным нормам и ценностям. Социальная депривация возникает, когда ребенок живет в семье, но частично или полностью изолирован от более широкой общественной среды. Это может происходить по причине наличия у ребенка какого-либо сенсорного или физического дефекта, из-за желания родителей изолировать ребенка (принадлежность к секте, невротическая, психопатическая, психотическая личность родителей) или из-за уединенности проживания семьи, изолированности от современной общественно-культурной жизни. Другим частным примером социальной депривации может служить пребывание детей в концентрационных лагерях во время второй мировой войны. Социальная депривация характеризуется отсутствием совместной игры, групповой жизни, социального опыта.

4).

Когнитивная депривация. Слишком изменчивая, хаотичная структура внешнего мира без четкого упорядочения и смысла не дает ребенку возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне. Происходит перегрузка ребенка недифференцированными внешними стимулами. По мнению И. Лангмейера и З.Матейчика, ребенок из подобной среды будет отличаться нерегулируемой гиперактивностью и недифференцируемым интересом ко всему происходящему со склонностью к поиску все новых стимулов без направленного выбора. Когнитивная депривация противопоставляется авторами классификации сенсорной депривации; эмпирически когнитивная депривация не изучена и описана только в теоретической депривационной модели без ссылок на примеры.

Существует также социальный фактор, который хотя и негативно действует на развитие ребенка, но не приводит к возникновению аномалий. Это педагогическая запущенность. Это состояние, обусловленное недостаточностью учебно-воспитательной работы с ребенком в семье и школе. Педагогически запущенный ребенок — это здоровый, потенциально полноценный, но недостаточно воспитанный, обученный и развитый. Педагогически запущенные дети не имеют нарушений интеллекта, но в школе не успевают. Такой ребенок растет в примитивной среде, с недостаточной гигиеной и воспитательным надзором, без пригодных примеров зрелого поведения, с недостаточным школьным обучением. В отличие от аномального, педагогически запущенный ребенок не отличается от сверстников в практической, общественной жизни и даже может их превосходить. Не приводя к возникновению аномалий, педагогическая запущенность может стать фактором, усиливающим отставание в развитии детей с первичными дефектами.

Социальные факторы, негативно действующие на развитие аномальных детей: неполнота семьи, многодетность, конфликты и разводы в семье, низкий уровень образования родителей, алкоголизм и асоциальное поведение родителей, скудный бюджет, двуязычие в семье, нарушения речи окружающих, ограниченность речевых контактов. Благоприятные социальные факторы: доброжелательные отношения в семье, любовь родителей к ребенку, поддержка, внимание, речевая стимуляция, своевременные воспитывающие и обучающие воздействия.

18 Принципы психологической диагностики в младенческом и раннем возрасте детей с ОВЗ.

25 Психологическая характеристика умственно отсталых детей.

ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМА УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ

К умственно отсталым относят детей со стойким, необратимым нарушением преимущественно познавательной сферы, возникающим вследствие органического поражения коры головного мозга, имеющего диффузный характер. Характерной особенностью дефекта при умственной отсталости является нарушение высших психических функций. Это выражается в нарушении познавательных процессов, страдают эмоционально-волевая сфера, моторика, личность в целом.

Умственно отсталые дети – разнородная по своему составу группа. В нее входят дети, у которых поражение мозга возникло внутриутробно (в период развития эмбриона и плода), во время родов или после родов в период до трех лет, т.е. до становления речи.Поражение может быть результатом воспалительного заболевания (энцефалитов и менингоэнцефалитов), интоксикации (эндокринной, обменной и др.), ушибов головного мозга (родовых и бытовых травм), а также унаследованных генетических аномалий.

Глубокое недоразвитие познавательных процессов – наиболее ярко выраженная особенность умственно отсталых детей. Для умственно отсталых детей характерно наличие патологических черт в эмоционально-волевой сфере: повышенная возбудимость или, наоборот, инертность; трудности формирования интересов и социальной мотивации деятельности. У многих умственно отсталых детей наблюдаются отклонения в физическом развитии: аномалии роста, нарушение обмена веществ, дискоординация моторики, трудности формирования двигательных рабочих навыков и другие.

Олигофрения составляет основную группу заболеваний, приводящих к умственной отсталости. В зависимости от степени интеллектуального недоразвития различают 3 степени олигофрении: дебильность, имбецильность, идиотия.

1.    Идиотия – наиболее тяжелая степень умственной отсталости. Эти дети не овладевают речью, не понимают речь других. Они не могут овладеть навыками самообслуживания, имеют тяжелые нарушения моторики, часто не способны самостоятельно передвигаться. В практике работы с такими детьми были достигнуты некоторые успехи в воспитании у них ориентировочных реакций на звук, на яркий свет и цвет, на движущиеся объекты и другие раздражители. Они нуждаются в постоянном надзоре, поэтому направляются в детские учреждения – дома-интернаты Министерства социальной защиты.

2.    Имбецильность – глубокая умственная отсталость. Дети, страдающие имбецильностью, малоспособны к самостоятельной целенаправленной деятельности в силу имеющихся нарушений в познавательных процессах и в эмоционально-волевой сфере. При длительном обучении эти дети могут получить навыки письма и чтения, но это не становится источником развития их личности. При специальном обучении они овладевают несложными умениями самообслуживания в быту, простейшими навыками ручного труда и при постоянной помощи и организации их деятельности могут работать в учебно-трудовых мастерских для инвалидов.

3.    Дебильность – наиболее легкая степень умственной отсталости, которая может быть в значительной мере корригирована в системе учебно-воспитательной работы в специальной школе. Дети, страдающие дебильностью, имеют недоразвитие всех высших психических функций, могут иметь дефекты в физическом развитии. Они владеют речью, двигательные нарушения у них настолько компенсируются, что не мешают в дальнейшем включаться в трудовую деятельность. Особенность этих детей – недоразвитие мышления, тем не менее они способны овладеть навыками письма, чтения и счета в объеме программы специальной школы.

Среди всех детей с умственной отсталостью дети, страдающие олигофренией в степени дебильности, составляют большинство (70–80%).

Классификация по степени выраженности дефекта – не единственная классификация умственной отсталости. В зависимости от причин, вызвавших умственную отсталость, Г.Е. Сухарева выделяет:

– генеративные (наследственные) олигофрении;

– олигофрении вследствие действия патогенных факторов во внутриутробном развитии;

– олигофрении вследствие травм и заболеваний, возникших в возрасте до 2–3 лет.

Но при разных причинах, вызвавших умственную отсталость, особенности проявления дефекта, поведения детей могут быть одни и те же.

Для целей организации коррекционной работы больше подходит классификация М.С. Певзнер, при которой выделяют 5 групп.

В первую группу входят неосложненные формы олигофрении, во вторую – олигофрения с нарушениями нейродинамических процессоввозбуждения и торможения. В зависимости от преобладания какого-либо одного процесса в данной группе выделяют подгруппы: возбудимые дети, тормозные дети и дети с патологической слабостью, повышенной лабильностью (неустойчивостью) обоих процессов.

Третью группу составляют олигофрении с осложнением «лобного синдрома», в этой группе различают, по терминологии М.С. Певзнер, «дурашливых» детей и вялых, также в зависимости от преобладания процесса возбуждения или торможения.

К четвертой группе относят олигофрении с психопатоподобным поведением, проявляющимся в агрессивных реакциях или дисфории (расстройство настроения).

Пятую группу составляют олигофрении, осложненные модально специфическими нарушениями в зоне отдельных анализаторов, т.е. слуха, зрения, речи, двигательной сферы.

26 основные принцыпы диагностики и психокоррекции детей

27 Задержка психического развития (ЗПР) как форма недоразвития и её отличие от умственной отсталости.

При задержке психического развития имеет место замедленное становление и неравномерность формирования психических функций.

Для детей с задержкой психического развития создаются школы и классы выравнивания, компенсирующего обучения, в которых реализуются принципы коррекционно-развивающего обучения.

Проблема задержки психического развития у детей, ее виды исследовались многими видными отечественными и зарубежными учеными.

Причины этой формы отклонений в развитии детей анализировались такими исследователями, как М.С. Певзнер (1966), Г.Е. Сухаре­ва (1974), Т.А. Власова (1975), К.С. Лебединская (1975), В.В. Лебедин­ский (1980).

Все они констатируют связь между задержкой психического развития и резидуальными (остаточными) состояниями после перенесенных во внутриутробном развитии, во время родов или в раннем детстве слабовыраженными органическими повреждениями центральной нервной системы, а также генетически обусловленной недостаточностью функционирования центральной нервной системы.

Слабовыраженная органическая недостаточность головного мозга ведет к значительному замедлению темпа развития, отрицательно сказывающемуся на психическом развитии детей. В.В. Лебединский отмечает, что в этиологии задержки психического развития играют роль конституциональные факторы, хронические соматические заболевания, длительные неблагоприятные условия воспитания и, главным образом, органическая недостаточность нервной системы, чаще резидуального, реже – генетического характера.

Исследования М.С. Певзнер и Т.А. Власовой позволили выделить две основные формы задержки психического развития:

– задержку психического развития, обусловленную психическим и психофизическим инфантилизмом, где основное место занимает недоразвитие эмоционально-волевой сферы;

– задержку развития, возникшую на ранних этапах жизни ребенка и обусловленную длительными астеническими и церебрастеническими состояниями.

Задержка психического развития в виде неосложненного психического инфантилизма рассматривается как более благоприятная, чем при церебрастенических расстройствах, когда необходима не только длительная психолого-коррекционная работа, но и лечебные мероприятия.

Исходя из принципа этиологии принято различать четыре основных варианта ЗПР:

1)   задержка психического развития конституционального происхождения;

2)   задержка психического развития соматогенного происхождения;

3)   задержка психического развития психогенного происхождения;

4)   задержка психического развития церебрально-органического генеза.

В клинико-психологической структуре каждого из перечисленных вариантов задержки психического развития имеется специфическое сочетание незрелости эмоционально-волевой и интеллектуальной сфер.

При задержке психического развития конституционального происхождения (гармонический, психический и психофизический инфантилизм) инфантильности личности часто соответствует инфантильный тип телосложения с детской мимикой и недоразвитием моторики. Эмоциональная сфера этих детей находится на более ранней ступени развития, соответствуя психическому складу ребенка более раннего возраста.

Соматическая задержка психического развития характеризуется эмоциональной незрелостью, которая обусловлена длительными хроническими заболеваниями, врожденными и приобретенными пороками внутренних органов, в первую очередь сердца. В замедленном темпе психического развития значительная роль принадлежит стойкой астении, снижающей не только общий, но и психический статус.

Задержка психического развития психогенного происхождения связана с неблагоприятными условиями воспитания. Социальный генез этой аномалии развития не исключает патологического характера. Так, в условиях безнадзорности может формироваться патологическое развитие личности с ЗПР по типу психической неустойчивости (неумение тормозить свои эмоции и желания, импульсивность).

В условиях гиперопеки психогенная задержка психического развития проявляется в формировании эгоцентрических установок. В психотравмирующих ситуациях или условиях воспитания, где преобладает жестокость либо грубая форма авторитарности, нередко формируется невротическое развитие личности.

При задержке психического развития церебрально-органического генеза необходимы комплексные психолого-педагогические коррекционные мероприятия. Причинами этой формы ЗПР являются патология беременности и родов, инфекции, интоксикации, травмы нервной системы в первые годы жизни. В определенной мере они сходны с причинами, приводящими к олигофрении. Это сходство определяется органическими поражениями центральной нервной системы на ранних этапах онтогенеза.

Дифференциальная диагностика этих форм аномалий – идет ли речь о выраженном и необратимом недоразвитии в виде олигофрении либо только о замедленном темпе психического развития – будет зависеть от массивности поражения мозга и от времени поражения.

Чаще задержка психического развития по церебрально-органичес­кому типу связана с более поздними поражениями мозга, когда дифференциация основных мозговых систем уже закончена. Задержка психического развития церебрального происхождения при хромосомных нарушениях, внутриутробных поражениях, родовых травмах встречается чаще других и представляет наибольшую сложность при отграничении от умственной отсталости.

Церебрально-органическая недостаточность накладывает отпечаток на структуру ЗПР, характеризующуюся в этом случае не только особенностями эмоционально-волевой незрелости, но и спецификой нарушения познавательной деятельности.

Дети с задержкой психического развития церебрально-органичес­кого генеза являются наиболее сложными в диагностическом отношении, потому что, как и дети с олигофренией, оказываются стойко неуспевающими в первые годы обучения.

В зависимости от происхождения (церебрального, конституционального, соматического, психогенного), времени воздействия на организм ребенка вредоносных факторов задержка психического развития дает разные варианты отклонений в эмоционально-волевой сфере и познавательной деятельности.

В настоящее время категория детей с ЗПР глубоко и всесторонне изучена как с клинической, так и с психолого-педагогической стороны.

Спец психология часть 1 — Стр 3

40 Проблемы дифференциальной диагностики РДА от детей с недоразвитием интеллекта и речи.

Проблема дифференциальной диагностики РДА представляет боль­шую актуальность. У 82% наблюдаемых аутичных детей на 1–2 годах жизни ошибочно диагностировались другие заболевания: невропатия, перинатальная энцефалопатия, последствия родовой травмы, олигофрения или ЗПР, детский церебральный паралич, алалия, глухота. Соответственно не назначалась адекватная терапия и, естественно, не ставился вопрос об особенностях воспитания. Синдром РДА дифференцируют с нервопатией, психопатией, глухотой, ДЦП, деменцией, умственной отсталостью и задержкой психического развития при недоразвитии речи.

Дифференциация с умственной отсталостью и задержкой психического развития. В этих случаях альтернативный подход неправомерен. При тяжелых формах РДА, осложненных (либо обусловленных) церебрально-органической недостаточностью, может формироваться и умственная отсталость. Кроме того, в неблагоприятных условиях среды интеллектуальное недоразвитие аутичного ребенка может быть обусловлено «наложением на его аутистическую самоизоляцию явлений социальной депривации. При этих двух вариантах речь идет о так называемом «олигофреническом плюсе». Но относительно часты и случаи, когда постановка вопроса о дифференциации РДА с умственной отсталостью и ЗПР правомерна. Это те достаточно многочисленные наблюдения, когда ошибочное впечатление умственной отсталости и ЗПР создается самими аутистическими особенностями поведения и деятельности. Сходство со 2-й группой РДА проявляется в трудностях привлечения внимания, сложностях обучения бытовым навыкам, в манипулятивности игры, неразвернутости речи, задержке в развитии тонкой моторики. Сходство с 4-й группой РДА – в пассивности, безынициативности, бедности речи, слабости психической активности. Различие: при умственной отсталости и церебрально-органической ЗПР сохраняются зрительный контакт, стремление к общению вообще; витальные потребности нередко усилены. Отсутствуют типичные для РДА особенности речи, интерес к знаку, эмоциональная хрупкость. Нет явной разницы интеллектуальной продуктивности в привычной среде и вне ее.

Дифференциация с первичными нарушениями речи (сенсорной и моторной алалией, дизартрией).

Сходство этих нарушений речи с 1-й и 2-й группой РДА – в «непонимании» речи окружающих, невыполнении словесных инструкций, отсутствии речи; с 4-й группой РДА – в невнятности произношения, частых запинках. Различие: при органическом недоразвитии речи – сохранность невербальных коммуникаций (жестов, мимики), зрительного контакта, наличие возгласов с целью привлечь внимание; отсутствие разницы в «понимании» речи и внятности произношения в аффективно индифферентных или значимых для ребенка ситуациях, «прорывов» в аффекте слов или фраз, а также эффективность логопедического вмешательства.

Дифференциальная диагностика раннего детского аутизма от сходных состояний имеет большое значение для определения эффективных путей коррекции и прогноза развития ребенка.

41. Работа с родителями в системе коррекционной работы с аутичными детьми.

Дизонтогенез аутичного ребенка, представляющий собой сложную комбинацию первичных и вторичных дефектов, требует разработки коррекционных приемов их преодоления, дифференцированных в зависимости от функции, на которую направлена коррекция.

Полученные данные об особенностях эмоциональной сферы детей с ранним аутизмом позволили разработать специальную методику психологической коррекционной работы, в первую очередь психотерапии и в частности игротерапии, этапы которой разработаны О. С. Никольской.

Исходя из представленных выше данных одной из первых коррекционных задач является создание у ребенка устойчивых положительных доминант, противодействующих страхам и другим отрицательным эмоциям. Поэтому первый этап коррекционной работы строится как попытка расширения сферы положительных эмоций и отсюда – блокада патологически обусловленных отрицательных эмоций. Этот этап игротерапии включает простые игровые действия с яркими игрушками, манипуляции со светом, звуком, цветом, ритмические игры и танцы.

Однако прежде чем включить в ситуацию игры новые раздражители, необходимо выяснить, что ребенку неприятно – свет или яркие краски и т.д., и оградить его от этих воздействий.

Обязательным компонентом первого этапа игротерапии должно быть формирование у больного ребенка уверенности в своих силах и возможностях. Конечной целью первого этапа игротерапии является побуждение собственной активности ребенка. Появление собственной активности, как правило, сопровождается улучшением моторики,

Другой существенной трудностью организации целенаправленного поведения является быстрая пресыщаемость: предметы, вызывавшие вначале интерес, очень быстро, иногда через несколько секунд, не только перестают интересовать, но и вызывают отрицательные эмоции. Такая пресыщаемость связана не только с наблюдаемой у этих детей быстрой сменой положительных эмоций на отрицательные, но также, по мнению О.С. Никольской (1981), с отсутствием готовых форм взаимодействия с окружающим.

Успех социальной адаптации аутичного ребенка связан с возможностью координации действий родителей, врача, психолога и педагога. В связи с этим необходимо рассмотреть, как строится взаимодействие между специалистами и как они сотрудничают с семьей аутичного ребенка.

Холдинг-терапия РДА

Одним из методов восстановления эмоционального взаимодействия в семье аутичного ребенка является метод холдинг-терапии (от английского hold – держать).

Метод разработан доктором М. Weich (1983) как психотерапевтическая техника и выглядит очень просто. В специально отведенное время мать берет своего ребенка на руки, крепко прижимает его к себе. Ребенок должен сидеть у матери на коленях, прижатым к груди, так, чтобы у матери была возможность посмотреть ему в глаза. Не ослабляя объятий, несмотря на сопротивление ребенка, мать говорит о своих чувствах и своей любви к своему сыну или дочке и о том, как она хочет преодолеть ту или иную проблему.

Холдинг-терапия включает в себя повторяющиеся процедуры холдинга – удержания ребенка на руках у родителей до его полного расслабления (физического и эмоционального).

Психологическим обоснованием такого удержания может быть то, что оно противопоставлено обычному для аутичного ребенка поведению, направленному на избегание контакта.

Обычно на «ситуацию удержания» аутичный ребенок реагирует отчаянным сопротивлением, воспринимая такое «лишение свободы», как витальную опасность. Поэтому многое зависит от того, что именно родители говорят ребенку, какие эмоциональные аргументы они подбирают для того, чтобы объяснить ему ситуацию. Страх ребенка и вызванное им сопротивление всегда уходят, когда родители настойчиво объясняют ребенку, как он им нужен, говорят, что не хотят его обидеть, а, наоборот, хотят с ним пообщаться и поиграть. Задача родителей во время холдинга поэтому состоит в том, чтобы удержать ребенка не только физически, сколько эмоционально, уговаривая его не уходить, не покидать маму и папу, повторяя, как важно быть всем вместе.

Автор метода М. Welch выделяет в процедуре холдинга три стадии: конфронтацию, отвержение (или сопротивление) и разрешение.

Первая стадия любой сессии холдинга – это конфронтация.

Доктор Welch рекомендует проводить холдинг ежедневно один раз, а также во всех ситуациях, когда ребенку плохо (либо он прямо выказывает это, либо плохо себя ведет).

При этом полное физическое здоровье родителей и ребенка является необходимым и обязательным условием проведения холдинг-терапии.

Длительность первого сеанса холдинга с аутичным ребенком варьирует, по наблюдениям, в пределах 1,5–4,5 ч. Очень важно, чтобы первый холдинг был доведен до «хорошего конца», и ребенок полностью расслабился, тогда в последующие дни его сопротивление редуцируется, оставляя все больше времени для развития позитивного эмоционального взаимодействия. В противном случае сопротивление ребенка остается таким же отчаянным и длительным, как в первый раз, на протяжении многих дней, и не всем родителям хватает эмоциональной выносливости, чтобы продолжать холдинг-терапию, добиваясь полного эмоционального и физического расслабления ребенка.

43 Соотнесение понятий: «акцентуация характера» и «психопатия».

46. Характеристика глубины нарушений гармоничности развития при разных формах психопатий и психопатоподобном поведении.

46. Психокоррекция дисгармонического развития в детском возрасте.

Дисгармоническое психическое развитие — этого тип дизонтогенеза, основой которого является врожденная или рано приобретенная диспропорциональность развития психики ребенка, преимущественно в эмоционально-волевой сфере. Этот вид дизонтогенеза клинически определяется как психопатия или патологическое развитие личности. Дисгармоничность психики изначально обусловлена нарушениями в эмоционально-волевой сфере ребенка, при первично сохранном интеллекте. Для таких больных характерна неадекватная реакция на внешние средовые раздражители, вследствие чего происходит сбой в поведении ребенка и его адаптации к окружающей среде. Особенности детей с психопатиями и патологическим развитием личности сказываются на их поведении, которое можно охарактеризовать словами: протест, демонстративные или агрессивные реакции, страх и негативизм.

Ребенку становится трудно приспособиться к обычным дисциплинарным требованиям, нарушается процесс его социализации, что, в свою очередь, в значительной степени усугубляет его личностную дисгармонию. В основе нарушения поведения у детей с дисгармонией развития лежит недостаточность его произвольной регуляции. Трудности осознания своего поведения свойственны многим детям с дисгармонией психического развития. Это проявляется в слабой рефлексии, в незнании своих характерологических особенностей, а также в недооценке ребенком или подростком имеющейся психотравмирующей ситуации, способствующей дезорганизации его поведения.

4. Задачи психокоррекции. Пути преодоления дисгармонии

Задача психокоррекции — раскрыть ребенку или подростку его личностный потенциал. Психолог на основе комплексного психологического и патопсихологического обследования ребенка или подростка выделяет системообразующий фактор, определяющий их поведение. В качестве системообразующего фактора могут выступать мотивы, установки, субъективноличностные отношения, эмоциональные состояния и др. У подростков с нарушением поведения, вследствие дисгармонии психического развития, такими системообразующими факторами чаще всего являются субъективноличностное отношение к психотравмирующим воздействиям и эмоциональное состояние. Все это способствует формированию разнообразных патохарактерологических реакций: оппозиции, протеста, агрессии, бродяжничества и др. После проведения психологической диагностики психолог в доступной для подростка форме рассказывает об особенностях его личности, позитивных и негативных ее сторонах. Желательно такую беседу подкреплять иллюстрациями, графиками, схемами, примерами из жизни подростка. Психологу необходимо пробудить у подростка интерес к самому себе, к своей личности и особенностям поведения.

Вторая задача психокоррекции поведения детей и подростков с дисгармонией развития — это обучение их умению распознавать и объективизировать психотравмирующие ситуации. Для каждого типа дисгармоничного развития характерны свои специфические реакции на различные психотравмирующие воздействия, которые способствуют нарушению поведения. Например, для гипертимного подростка это ситуации, требующие сдерживания проявлений его энергии, для истероидного подростка — недостаток внимания к нему как к личности, для сенситивного подростка психотравмирующей ситуацией может быть недоброжелательное отношение окружающих к нему, а для подростка с шизоидной акцентуацией вынужденное общение с окружающими. Перед психологом стоит задача научить подростка объективно оценивать эти трудные для него ситуации, смотреть на них как бы со стороны. С этой целью целесообразно проводить групповые занятия с подростками на уровне реального поведения. Подросткам предлагается трудная для них ситуация в форме ролевой игры. Психолог выполняет роль родителя или приятеля и предлагает подростку разрешить эту ситуацию и выбрать наиболее приемлемые варианты выхода из нее. Все члены группы выступают в главной роли и разрешают ситуацию. После этого результаты игры обобщаются. На доске выписываются все предложенные варианты поведения, а затем обсуждается, какие варианты наиболее приемлемы для каждого подростка. Сами ситуации психолог подбирает из реальной жизни подростка.

Третья задача психокоррекции поведения детей и подростков с дисгармонией в развитии — обучение их расширению диапазона возможных вариантов поведения в трудных для них ситуациях. Для детей дошкольного и младшего школьного возраста рекомендуется проводить занятия в форме игры с использованием кукол, масок и других игровых материалов. Детям предлагаются драматизации, в которых отражены их страхи, аффективные переживания, поведенческие особенности. Например, у девочки 7 лет наблюдался выраженный эгоцентризм, что проявлялось в желании быть в центре внимания, в бурных протестах, когда ей отказывали в удовлетворении ее просьб. Перед началом коррекционной работы психолог совместно с родителями изучал реальные ситуации, при которых у девочки возникали патохарактерологические реакции, и на основе этого были разработаны сценарии игровой психокоррекции.

Для коррекции поведения важно развивать саморегуляцию. С этой целью используется система психорегулирующих тренировок, разработанная нами для детей и подростков. Основной целью этих занятий является: смягчение эмоционального дискомфорта, формирование приемов релаксации, развитие навыков саморегуляции и самоконтроля поведения. Занятия проводятся небольшой (до 5 человек) группой через день поэтапно с учетом возрастных и индивидуально-психологических особенностей ребенка.

Первый этап — успокаивающий, в процессе которого используется вербально-музыкальная психокоррекция для снятия психического напряжения. Затем предлагаются зрительно-музыкальные образы, помогающие убрать тревожность и создать позитивные установки на последующие занятия.

Второй этап — обучающий. На этом этапе дети осваивают релаксирующие упражнения. Используются упражнения на вызывание тепла, регуляцию дыхания, ритма и частоты сердечных сокращений.

Третий этап — восстанавливающий. На фоне релаксации подростки выполняют специальные упражнения, помогающие корректировать настроение, развивать коммуникативные навыки, перцептивные процессы и проч. Опыт нашей работы показал, что психорегулирующая тренировка (ПРТ) способствует повышению устойчивости детей и подростков в экстремальных ситуациях, улучшению концентрации внимания, уменьшению эмоционального напряжения. При систематических ПРТ у детей и подростков нормализуются тормозные процессы, что дает им возможность управлять своим эмоциональным состоянием, подавлять вспышки раздражения и гнева. Рационально использовать ПРТ с подростками, у которых эмоциональные проблемы возникают в основном в сфере межличностных конфликтов.

Поскольку в характеристику носителей каждого типа дисгармонического развития входило описание их личностных, социальных и частично познавательных возможностей, в данном разделе отсутствует описание познавательного и личностного развития подростков с акцентуациями и психопатиями.

Учитывая, что патологический и акцентуированный характер в конечном счете складывается под влиянием воспитания, необходимо как можно раньше установить возможное направление искажений в личностном и социальном развитии. Имея такие данные, следует организовать среду воспитания и развития ребенка таким образом, чтобы были учтены его слабые и сильные стороны. Главная задача — обходя провоцирующие факторы, нивелировать проявление слабых сторон и путем целенаправленного воспитания усилить сильные стороны, имеющиеся у каждого человека.

Для педагога основным методом в данном случае является изучение социальной ситуации развития подростка, наблюдение за его проявлениями в различных ситуациях, требующих по разным поводам социального взаимодействия с различными представителями социума (решение учебной задачи, конфликтная ситуация, распределение обязанностей, игровое взаимодействие и т.д.).

Не менее важно использовать все данные, которые предоставляет опрос родителей и самого подростка, оценивая стиль семейного воспитания, его адекватность индивидуальным и типологическим особенностям ребенка, а также адекватность самого ребенка в разных проявлениях жизнедеятельности.

Целесообразно включить в содержание опроса следующие темы: раннее развитие, включая соматическое и психологическое здоровье ребенка, наиболее тяжелые события, перенесенные ребенком, и реакции на них; реакция на смену обстановки и необходимое время адаптации к ней (поступление в детский сад, школу, изменение состава семьи и т.п.); отношения с различными социальными группами (сверстниками, близкими взрослыми, чужими взрослыми); отношение к учебной деятельности (общий знак отношения, любимые и нелюбимые предметы, значимость учебных достижений и неудач); интересы, увлечения, планы на будущее, сексуальные проблемы, касающиеся первых влюбленностей, связанных с ними переживаний в аспекте оценки своей привлекательности. Подобная беседа может разворачиваться только на фоне доверительного контакта с подростком. При отсутствии такого контакта не следует настаивать, а отложить разговор и обследование, продумав его построение на будущее.

Психологическое давление, оказываемое на подростка, может привести к ухудшению психического состояния и углублению дезадаптивных расстройств.

Необходимо быть очень внимательным ко всем поведенческим проявлениям ребенка: контактности или замкнутости, эмоциональным проявлениям, включая мимику, жесты, преобладающий фон настроения и его изменения при затрагивании различных тем.

Можно использовать и различные стандартные анкеты и опросники для родителей по выявлению наличия и степени выраженности дезадаптивных расстройств у детей и подростков. В частности, можно назвать «Опросник Т. М. Аххенбаха для родителей, имеющих детей 4—18 лет»; «Методику изучения личности дезадаптированного подростка и его ближайшего окружения»; «Патохарактерологический диагностический опросник для подростков (ПДО)», разработанный А. Е. Личко и служащий для определения типов акцентуаций характера и психопатий в подростковом и юношеском возрасте (от 14 до 18 лет); «Подростковый опросник Леонгарда — Шмишека» для определения акцентуаций характера (в соответствии с типологией К.Леонгарда) и некоторые другие (СНОСКА: См.: Диагностика и коррекция социальной дезадаптации подростков / Под ред. С. А. Беличевой. — М., 1999).

При своевременном распознании предпосылок личностного неблагополучия возможно предотвратить развитие психопатий (смягчить выраженность дезадаптивных проявлений, разработать пути оптимальной адаптации в социуме с учетом индивидуальных и типологических особенностей, а также специфики социальной ситуации развития).

По отношению к подростку в психокоррекционном процессе взрослый реализует следующие функции:

воспитательная — восстановление положительных качеств личности;

компенсаторная — нахождение области оптимальной реализации возможностей подростка;

стимулирующая ~ активизация значимости социально одобряемой деятельности, формирование заинтересованного отношения к оценкам;

корректирующая — работа по преодолению негативных, вызывающих дезадаптацию качеств личности подростка;

регулирующая — стимуляция процессов саморегуляции и самокоррекции.

В зависимости от типа личностных изменений целесообразно использовать различные виды психокоррекционного воздействия: индивидуальные и групповые, обращенные к сознанию и подсознательным механизмам поведения, развивающие рефлексию или, наоборот, способность к быстрому принятию решений и т.п. Диагностика и коррекция социальной дезадаптации подростков / Под ред С. А. Беличевой. — М., 1999.

47 Теоретические основы социализации. Семья как институт социализации. Социология личности оперирует категориями, которые нередко рассматриваются как синонимы, — формирование, развитие, воспитание, социализация. Их неодинаковое использование затрудняет возможности социологического анализа.

Когда употребляется понятие формирование личности, то имеется в виду единство объективных условий и субъективных факторов, целенаправленно воздействующих на процесс становления и развития человека. Конечно, только при учете влияния всей совокупности общественных отношений в сочетании с субъективной деятельностью классов, общественных организаций и самого человека можно говорить о многостороннем воздействии на личность и соответственно формировать ее развитие.

Понятие развитие личности характеризует последовательность и поступательность изменений, происходящих в сознании и поведении личности. Воспитание связано с субъективной деятельностью, с выработкой у человека определенного представления об окружающем его мире. Хотя воспитание и учитывает влияние внешней среды, оно в основном олицетворяет усилия, которые осуществляют социальные институты.

Социализация представляет собой процесс становления личности, постепенное усвоение ею требований общества, приобретение социально значимых характеристик сознания и поведения, которые регулируют ее взаимоотношения с обществом. Социализация личности начинается с первых лет жизни и заканчивается к периоду гражданской зрелости человека, хотя, разумеется, полномочия, права и обязанности, приобретенные им, не говорят о том, что процесс социализации полностью завершен: по некоторым аспектам он продолжается всю жизнь. Именно в этом смысле мы говорим о необходимости повышения педагогической культуры родителей, о выполнении человеком гражданских обязанностей, о соблюдении правил межличностного общения. Иначе социализация означает процесс постоянного познания, закрепления и творческого освоения человеком правил и норм поведения, диктуемых ему обществом.

Первые элементарные сведения человек получает в семье, закладывающей основы и сознания, и поведения. В социологии обращено внимание на тот факт, что ценность семьи как социального института долгое время недостаточно учитывалась. Более того, ответственность за воспитание будущего гражданина в определенные периоды советской истории пытались снять с семьи, переложив на школу, трудовой коллектив, общественные организации. Принижение роли семьи принесло большие потери, в основном нравственного порядка, которые впоследствии обернулись крупными издержками в трудовой и общественно-политической жизни.

Эстафету социализации личности принимает школа. По мере взросления и подготовки к выполнению гражданского долга совокупность усваиваемых молодым человеком знаний усложняется. Однако не все они приобретают характер последовательности и завершенности. Так, в детстве ребенок получает первые представления о Родине, в общих чертах начинает формировать свое представление об обществе, в котором он живет, о принципах построения жизни. Но социологов и поныне волнует вопрос: почему так различен этот первоначальный процесс социализации личности, почему школа выпускает в жизнь молодых людей, отличающихся не просто своими взглядами и представлениями, но и набором ценностей, которые иногда прямо противостоят друг другу?

Социализация той части молодежи, которая приходит на работу после окончания учебных заведений (средних, профессиональных, высших), продолжается в тех конкретных условиях, которые сложились на производстве под влиянием не только общественных отношений, но и специфических особенностей, присущих данному социальному институту.

Мощным инструментом социализации личности выступают средства массовой информации — печать, радио, телевидение. Ими осуществляются интенсивная обработка общественного мнения, его формирование. При этом в одинаковой степени возможна реализация как созидательных, так и разрушительных задач.

Социализация личности органично включает в себя передачу социального опыта человечества, поэтому преемственность, сохранение и усвоение традиций неотделимы от повседневной жизни людей. При их посредстве новые поколения приобщаются к решению экономических, социальных, политических и духовных проблем общества.

И, наконец, социализация личности связана с трудовой, общественно-политической и познавательной деятельностью человека. Недостаточно просто обладать знаниями, их предстоит превратить в убеждения, которые проявляются в действиях личности. Именно соединение знаний, убеждений и практических действий образует характерные черты и качества, свойственные тем или иным типам личности.

Таким образом, социализация личности представляет, по сути, специфическую форму присвоения человеком тех гражданских отношений, которые существуют во всех сферах общественной жизни.

В современных условиях процесс социализации предъявляет новые требования к духовному облику, убеждениям и действиям людей. Это обусловлено, во-первых, тем, что осуществление социально-экономических, политических и духовных изменений может быть посильно людям высокообразованным, высококвалифицированным и сознательно участвующим в претворении их в жизнь. Только человек, глубоко убежденный в необходимости намеченных преобразований, может быть активной, действенной силой исторического процесса.

Во-вторых, чрезвычайная сложность процесса социализации личности требует постоянного совершенствования средств его осуществления. Они нуждаются в обновлении, каждодневном поиске, конкретизирующем и уточняющем место и ответственность человека при решении как общественных, так и личных проблем.

В-третьих, социализация личности является неотъемлемой частью решения всех общественных проблем. Жизнь убедительно свидетельствует, что это настолько взаимосвязанный процесс, что он в одинаковой степени может многократно усиливать (или замедлять) общественный прогресс, если не учитываются объективные перемены, а также изменения в сознании и поведении людей.

В-четвертых, социализация личности предполагает преодоление негативных явлений в сознании и поведении людей. До сих пор социология личности не смогла ответить на такие вопросы: почему часть людей, имеющих одинаковое стартовое начало, становится хулиганами, пьяницами, ворами? почему другая часть превращается в бюрократов, подхалимов, угодников, карьеристов и т.д.? почему формируются антиобщественные типы поведения, социально опасные для общества?

Спец психология часть 1 — Стр 4

И, наконец, социализация личности происходит в условиях взаимодействия мировой и национальной культур. И хотя общечеловеческие мотивы признаны ведущими в структуре общественного сознания и поведения, влияние национальных особенностей нередко оказывается решающим фактором, который во многом определяет облик человека. Феномен национального в процессе социализации поставил перед социологией вопрос о поиске новых резервов его сочетания с общечеловеческими ценностями, привел к необходимости более глубокого понимания социально-психологических механизмов признания особого места в общественной жизни каждого народа, каждой нации и народности и каждого отдельного их представителя.

Социализация личности предполагает, что объектом исследования становятся не одно или несколько, а весь комплекс общественно значимых качеств человека в их тесном единстве и взаимодействии. Они охватывают всю совокупность черт сознания и поведения: знания, убежденность, трудолюбие, культуру, воспитанность, стремление жить по законам красоты, физическую подготовку и т.д. Важное значение имеет преодоление стереотипов, атавизмов в сознании и поведении людей.-

Вместе с тем, в какой бы сфере ни действовал человек, духовный момент всегда и во всем сопровождает его деятельность. Более того, человек не пассивно воспроизводит то, что диктует ему общество. Он обладает возможностью проявить свою творческую силу и воздействовать на окружающие его явления. Особое значение для социализации личности, обогащения ее духовного мира приобретает свободное время, которое, по словам К.Маркса, служит мерилом истинного богатства человека.

Духовный компонент является определяющим в социализации человека, что позволяет, на наш взгляд, рассматривать эту отрасль социологической науки в тесной связи с проблемами культуры, образования, науки, литературы искусства. Это ни в коей мере не преуменьшает роль и значение экономических, социальных и политических отношений. Но человека возвышают лишь уровень культуры, богатство и глубина его духовного мира, степень развитости гуманизма, милосердия и уважения к другим людям.

48 Социально-психологическая реабилитация лиц с ОВЗ.

  1. Абилитация детей и подротсков.

Термин «реабилитация» означает восстановление способности, пригодности к труду. По отношению к детям с ограниченными возможностями, инвалидам детства термин «реабилитация» неправомерен, поскольку речь идет о создании социальной пригодности и способности, поэтому применительно к детям употребляется понятие «абилитация». В дословном переводе с латыни абилитация — это приобретение способности к чему-либо. В отношении детей с врожденными и рано приобретенными нарушениями развития речь идет не о возвращении способности, а о первоначальном ее формировании. Л.С. Выготский отмечал, что само действие дефекта всегда оказывается вторичным, отраженным: своего дефекта ребенок непосредственно не ощущает, но воспринимает те затруднения, к которым тот приводит. Непосредственное следствие — снижение социальной позиции ребенка по сравнению с другими детьми. Такой ребенок в процессе приспособления к социальной среде будет сталкиваться с препятствиями и трудностями, и это повлияет на формирование его характера. Система формирования способов действий у ребенка с врожденным дефектом должна пониматься как реакция, как ответ на трудности приспособления к социальной среде. Системный характер строения человеческого сознания предполагает, что нарушение одного его компонента на определенном этапе неизбежно скажется на остальных, поэтому формирующаяся личность особого ребенка подвержена изменениям. Анализ субъективных, личностных критериев отклоняющегося развития детей провел словацкий исследователь И. Кулка.

1. Если у аномального ребенка потребности длительное время не удовлетворяются, это приводит к переживанию неудовлетворенности, которая оказывает на развивающуюся личность деструктивное влияние.

2. Хроническое переживание страха, тревог, стрессы и различного рода фрустрации, которым подвержены дети с различными дефектами, приводят к формированию неадекватной самооценки.

3. Дефект может привести к неустойчивой саморегуляции ребенка.

4. Аномальный ребенок повышенно зависим от своего социального окружения, поэтому протекционистское (покровительственное) воспитание оказывает на него деформирующее воздействие.

5. У детей с сенсорными и интеллектуальными дефектами адекватность восприятия действительности не может быть достигнута полностью в силу специфики их нарушений, хотя всегда существуют предпосылки для компенсации со стороны здоровых, неповрежденных органов и систем.

6. В результате включения защитных механизмов у аномальных детей часто встречается деформация самопознания. Повышенная тревожность приводит к формированию комплекса неполноценности в процессе самопознания или, наоборот, к сверхкомпенсации. Поэтому целостность личности аномального ребенка обычно не достигается в достаточной мере, причем обе тенденции могут наблюдаться одновременно.

7. У аномальных детей и подростков толерантность к фрустрации снижена из-за недостатка доверия к себе и недооценки себя.

8. Пониженная устойчивость к нагрузкам у аномальных детей обусловлена хроническим накоплением стрессовых ситуаций, которые влияют на формирование целостности личности, уравновешенность психических процессов и сознательную регуляцию деятельности. Аномальный ребенок склонен к уединению, «уходу в себя», ощущает беспомощность и безысходность, порождающие тревожность, иногда переходящую в панику.

9. Аномальные дети плохо приспосабливаются к среде из-за своего дефекта и связанной с ним ограниченностью возможностей включения в нормальную общественную жизнь.

10. Таким детям сложно самореализоваться, поскольку уже из самого дефекта следует определенная недостаточность и несовершенство возможностей для полноценной жизни.

11. У аномальных детей и подростков сужается сфера интересов и потребностей, снижается общая активность, ослаблена мотивационная сфера, доминирует мотив избегания неудач. Поэтому в отношении таких детей недопустим статичный подход к их личностным характеристикам и внутриличностным процессам. Нарушения в их психической деятельности имеют динамику, соответствующую развитию ребенка в онтогенезе, т.е. следует учитывать сразу две переменные — динамику нарушений психической деятельности и динамику ее формирования, обусловленную созреванием мозговых структур. В целом же учитываются и возрастные, дизонтогенические и индивидуальные типологические особенности.

 

50 Интеграция лиц с ОВЗ в общество.

Под интеграцией в общество лиц с особыми обще­образовательными потребностями и ограниченной трудоспособностью понимаетсяпредоставление им возможностей принимать участие во всех видах со­циальной жизни на равных условиях с остальными членами общества.Если останавливаться на поня­тии «интеграция в образовании», то оно означает воз­можность получения образования как в специальном образовательном учреждении, так в образовательном учреждении общего назначения лицам с особыми образовательными потребностями. Воснове процес­са интеграции лежит концепция нормализации, в ко­торой говорится о том, что жизнь этой категории лю­дей должна быть как можноболее приближена к условиям жизни всего общества. Принципы норма­лизации на сегодняшний день закреплены следующи­ми международнымиправовыми актами: Деклараци­ей прав ребенка, Декларацией о правах инвалидов, Декларацией о правах лиц с отклонениями в интел­лектуальном развитии. Это означает следующее:

1)            ребенок с аномалией в развитии имеет право на реализацию своих потребностей, главная из кото­рых — потребность в любви иблагоприятной для дальнейшего развития обстановке;

2)           жизнь аномального ребенка должна быть макси­мально приближена к нормальной;

3)            аномальные дети по возможности должны воспи­тываться в своих семьях;

4)           аномальные дети, какими бы тяжелыми ни были их нарушения развития, должны получить соответ­ствующее специальное образование.

Процесс интеграции начался в нашей стране не так давно, лишь в 90-х гг. XX в. Проблема интегрирован­ного обучения является главнымвопросом многочис­ленных дискуссий. Это связано с тем, что интеграция аномальных детей в общество и в образовательный процесс имеет своиположительные и отрицательные стороны. На данный момент в России получили разви­тие две формы интеграции: интернальная и экстерналь-ная. Под интернальной интеграцией подразумевается интеграция только внутри системы специального об­разования. Экстернальная интеграцияпредполагает взаимодействие массового и специального образо­вания. Но главное препятствие на пути интеграции -отсутствие готовностироссийских массовых школ принять детей с проблемами в развитии.

Однако в последние годы на смену понятию «интег­рация» приходит понятие «включение». Этот термин в большей степени отражаетсовременные взгляды на образование и место человека (обществе. В настоя­щий момент специальное образование пока еще не соответствуетмеждународным нормам, ведь оно не имеет экономической поддержки,специальных кад­ров. Кроме того, общество не готово в целом к интег­рационным процессам и к взаимодействию с людьми с ограниченными возможностями жизнедеятельно­сти. Более того, закрытие специальныхобразователь­ных учреждений с целью достижения скорейшей ин­теграции не решит постановленных задач. Однако, как уже неоднократно былодоказано специалистами, интеграция аномальных детей и подростков в общест­во необходима и является залогом их дальнейшей успешной жизни.