1. Теоретические и методологические основы психологии беременности. 3

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение. 2

1. Теоретические и методологические основы психологии беременности. 3

1. Пренатальная общность . 3

1.2. Коммуникативный и докоммуникативный период беременности . 5

1.3. Отношение беременной к шевелению плода. 10

1.4. Эмоциональное сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком . 13

2. Эмпирическое исследование психологического состояния женщин в период беременности. 19

2.1. Организация и методы исследования. 19

2.2. Анализ результатов исследования . 23

Заключение. 29

Список литературы: 31

Введение.

Психологическая концепция беременности, если бы таковая имелась, позволила бы обнаруживать и учитывать большее разнообразие условий и предпосылок для включения ребенка в человеческое сообщество еще до рождения. Отсутствие такой концепции связано с представлением о внутриутробном существовании как о закрытой системе с непроницаемыми границами и лишенной какого-либо психологического содержания в течение всего периода от зачатия до рождения. Психология и философия не выделяли в феноменах внутриутробной жизни человека специального предмета изучения. Психическая жизнь младенца в утробе матери мыслилась как тотальная психологическая нерасчлененность и неразрывное телесное единство.

Внутриутробная жизнь человека нередко использовалась в качестве образной основы для понимания исходной точки или предельного регресса при построении типологий развивающихся систем. Рождение представляется критической границей между различными мирами и одновременно процессом превращения небытия в бытие.

Ни отечественная, ни зарубежная психология никогда не усматривали во внутриутробной жизни объекта для целенаправленного воспитывающего воздействия. Неявный вывод о невоспитуемости внутриутробного младенца был сделан на основании сближения понятий «психическое» и «прижизненное».

В настоящее время массовый интерес к голотропному подходу психотерапии, позволяющему сделать доступным для переживания и изменения именно пре- и перинатальный опыт. Возникновение и развитие пренатальных практик (и воспитание, и психотерапия) опирается на изменения в общественном сознании, которые произошли и происходят в последнее время.

4 стр., 1681 слов

Психологическая структура личности, роль стресса в жизни человека

... дисциплине: менеджмент по теме: психологическая структура личности, роль стресса в жизни человека Психологическая структура личности Без сомнения, каждый взрослый человек, даже подросток не раз слышал ... и употреблял в жизни слово "личность". В ...

Цель представленной работы — рассмотреть психологию беременности.

Для достижения поставленной цели в работе решается ряд задач: 1) определить основы психологии беременности на основе анализа работ отечественных и зарубежных психологов; 2) провести эмпирическое исследование психологического состояния в период беременности.

1. Теоретические и методологические основы психологии беременности.

1. Пренатальная общность

Согласно концепции развития субъективности[1] развитие ребенка представляет собой чередование относительно стабильных периодов (периодов становления) и критических периодов как в развитии самой детско-взрослой общности (событийности), так и в развитии внутреннего мира (субъективности) ребенка. Кризис в развитии событийности называется кризисом рождения и характеризуется нарастанием процессов обособления, кризис в развитии субъективности связан с усилением процессов идентификации, он называется кризисом роста. Преобладание процессов отождествления приводит к застою в системе, к остановке развития и в конечном счете, к гибели системы, преобладание процессов обособления элементов также приводит к разрушению системы. Нормальное развитие с психологической точки зрения это не среднее от того, что существует, а то лучшее, что возможно при соответствующих условиях, главным из которых является целостная и жизнеспособная детско-взрослая общность. Эта концепция позволит избежать искусственного разделения пренатальной общности на мать, плод семью, пренатального инструктора и рассматривать то, что происходит до рождения целостно — с точки зрения происходящих внутри общности процессов, а не с позиции сборки составных частей и элементов.

Если поместить наблюдателя вне пренатальной общности, то главным ее свойством будет представляться отождествление — физическое, биохимическое, и т. д. Соответственно и психологическом мире матери, с позиции внешнего наблюдателя, нет места ребенку. При этом ничто не мешает матери субъективно разделять себя и ребенка, мыслить его как «мой ребенок», а не «моя беременность». Период, когда в «событии» преобладают механизмы отождествления, а во внутреннем мире матери идут процессы обособления, осознание себя беременной, мы будем называть «докоммуникативным». Его временные границы размыты.

7 стр., 3274 слов

Личностные особенности матери ребенка с отклонениями в развитии и их влияние на детско-родительские отношения

... — нарушения в развитии у детей приводят к различным искажениям родительского отношения. Матери, воспитывающие ребенка с детским церебральным параличом, так же как и матери детей с другими ... литературе, хотя значение личности матери, ее переживаний и связанного с этим отношения к ребенку играет первостепенную роль в процессе реабилитации. Все вышеизложенное позволило ...

Наблюдения за беременными в Центре психического здоровья АМН СССР в 1988—1989 гг., подтвержденные данными истории болезни и индивидуальными картами беременной показывают, что для беременных, у которых стимулируется процесс реализации самобытности и принятия позиции матери, коммуникативный период (ощущение, что ребенок двигается) наступает на две-четыре недели раньше принятого срока (двадцать две недели для первородящих), при том, что структурно и функционально эмбрион оснащен для этого гораздо раньше.
В коммуникативном периоде, с точки зрения «события», нарастают процессы обособления, а с точки зрения субъективности матери, идет процесс становления пренатального материнства[2] .

Cуществуют три критических перехода, три точки, в которых внутриутробная жизнь как психологический феномен становится доступна наблюдению. Это, во-первых, сам процесс рождения, во-вторых, процессы превращения внутреннего мира женщины «с животом» или «с болезнью» во внутренний мир будущей матери, в-третьих, процесс развития коммуникации между ребенком, увеличивающим спектр движений, и матерью, которая, с одной стороны, создает совершенно новую программу реагирования, а с другой — продолжает накладывать на движения ребенка имеющиеся у нее эмоциональные и поведенческие стереотипы.

1.2. Коммуникативный и докоммуникативный период беременности

В чреве матери жизнь ребенка делится на два неравных периода. Эмбрион неподвижен, как растение, в возрасте около одного месяца происходит формирование поперечно-полосатой маскулатуры, появляются движения, которые не ощущаются матерью. Первый период длится от зачатия до двадцати недель. Во втором периоде в результате различия в скорости роста тела ребенка и плодных оболочек появляется такой фактор, как граница, предел для движений и одновременно с ней ограничение свободы. Граница принадлежит не только миру бытия, но и субъективному миру матери. С этого момента начинается «совместная деятельность» матери и ребенка, ребенок двигается, мать ощущает эти движения и дает ему обратную связь вначале только тем, что замечает или игнорирует эти движения, затем посредством гуморальной регуляции негативно или позитивно санкционирует те или иные движения, затем появляется возможность прикоснуться, обратиться, исследовать тело ребенка через свой живот.

9 стр., 4066 слов

Детско-родительские отношения к детям с конфликтным и неконфликтным поведением

... в таких ситуациях стремились разобраться в мотивах поведения детей, проявляли достаточное уважение к их доводам и ... обучение есть движение содержание мира взрослости в мир детства, а воспитание - движение содержания мира детства ... в среднем 80% из них лояльно относятся к матери и только 20% - к отцам: «отец ... более боязливы, если считают главной в семье мать, а не отца. Особую предрасположенность к ...

Обретения ребенка, развитие его сенсорных функций не есть результат созревания, но процесс очеловечивания, процесс социальный. Если мать лежит, а не двигается, не гуляет, не танцует, ребенку недостает сенсорной стимуляции, сооветственно угнетается развитие древнейшего мозга. Первичная адаптивная система (структуры древнейшего мозга и нейроэндокринная система), в свою очередь, стимулирует развитие сенсорики. Есть сведения, что латеральная часть гипоталамуса содержит специфические клетки, преобразующие сенсорные связи между стимулами в чувство удовольствия[3] .

Зрелость первичной адаптивной системы зависит от эмоциональной среды матери, от ее образа жизни. Общая для матери и ребенка адаптивная система угнетается чувствами беспомощности и бесполезности, утратой любви, чувством покорности и поражения, и укрепляется противоположными — ответственностью, руководством, чувством творчества, победы.

То, как мать интерпретирует не только движения, которые она ощущает, но и то, что она видит, влияет на поведение плода. Австрийские психологи обнаружили, что знания о внутриутробном ребенке, полученные с помощью ультразвукового исследования, увеличивают оценку, которую будущая мать дает своему ребенку по шкалам «активность», «знакомость». Таких изменений не происходит у женщин, которые были одинокими или больными[4] .

20 стр., 9745 слов

Методы обучения детей Правилам дорожного движения в школе

... условий эффективного обучения ПДД [1]. Разработку педагогической системы обучения детей Правилам дорожного движения рекомендуется осуществлять по предложенным направлениям: )развивающему - формирование практических умений ... дорожно-транспортного травматизма. Отец, мать и другие взрослые члены семьи - активные помощники педагогов в формировании у детей навыков безопасного поведения на улице ...

Чем более разнообразны воздействия на ребенка, тем боле дифференцированной становятся его экспрессия, после рождения он начинает «узнавать» больше стимулов. Поскольку возрастает объем освоенного, расширяется сфера возможностей. Как замечает Томас Верни, «мать и внешнее воздействие творят психику ребенка». Т. Верни отмечает также важность регулярно организованной психологической среды, которая позволяет ребенку выделять повторяющиеся воздействия, «систематизировать» их, таким образом, возникает целостная программа, в которой в живой нерасчлененности присутствует и воздействие матери, и поведение ребенка[5] .

Т.Верни принадлежит также наблюдение, что для внутриутробного младенца предпочтительнее и быстрее осваиваются те воздействия, которые обращены непосредственно к нему. Мать, субъективно обособляя ребенка, вступая в отношения с ним как с «Другим», разрывает тонкие нити в мощном канате пренатальной связи. Отделяя его от себя в процессе коммуникации, она соединяет его с миром, готовит предпосылки для его связей с будущей средой. Поскольку мягкое переживание ребенком этого разрыва внутри самого процесса взаимодействия «оспособливает» его, создавая зачатки самобытности — в дальнейшем мощного средства познания и построения отношений. Каждая волна материнских гормонов выводит внутриутробного младенца из обычного состояния, он начинает «ощущать», что произошло нечто необычное, и пытается «понять», что именно.
Понимание обеспечивается самим совершением движения. Некоторые движения, относящиеся к экспрессии, эксперты наблюдали через кинокамеру, вживленную в стенку матки, и обнаружили, как дифференцируются и изменяются экспрессивные реакции.

Пятимесячный эмбрион слышит громкие крики, пугается, сердится, грозит, реагирует на слова и ласки, изменяет поведение в зависимости от настроения матери[6] .

Предпосылки этого многообразия закладываются в докоммуникативный период, когда мать непосредственно не ощущает присутствия ребенка как отдельного существа. На втором месяце внутриутробной жизни развивается центральная и периферическая нервная система, полуторамесячный эмбрион реагирует на боль, отстраняется от света, направленного на живот матери, на прикосновение к подошвам, в шесть-семь недель возникает орган вкуса (позднее он начинает ощущать вкус и запах околоплодных вод — важность этого фактора в коммуникации впервые отметили микропсихоаналитики).
Эмбрион способен реагировать на настроение матери еще до появления ЦНС, когда его клетки способны улавливать изменения в составе крови. С шести месяцев, согласно Верни, берет свой отсчет интеллектуальная и эмоциональная жизнь ребенка. Уже преодолен кризис, когда его движения встречали только границу и несли негативный смысл ограничения свободы, его поведение в этот период изменяется в ответ на голос матери и отца, эмбрион способен увязать свое поведение со знакомым голосом, способен к опережающему отражению в своем поведении. Он «знает», какие движения вызовут чувства удовольствия, какие — неудовольствия.

16 стр., 7626 слов

Развитие мышления детей 4−6 лет

... моторных функций наступает под влиянием поведения взрослого, удовлетворяющего потребности ребенка. Связь эмоций с движением показывает, что психика рождается из органических реакций благодаря ... томах. В них отражен генезис интеллектуального поведения, картина мира (представления ребенка о перманентном объеме, пространстве, причинности), возникновение символического поведения (подражание, игра ...

Мать активно интерпретирует поведение ребенка внутри как своими чувствами, так и поведением. В рамках исследования психологических предпосылок нарушения психического здоровья у младенцев мы наблюдали подобные случаи интерпретации. Одна будущая мама интерпретировала чрезмерные движения своего ребенка словами «хулиганит», «безобразничает» и надевала бандаж, а другая трактовала сильные толчки как «ему не хватает воздуха, он хочет погулять» и выходила на свежий воздух. Кроме того, шестимесячный эмбрион, испытывая давление амниотической жидкости, сворачивается, переворачивается вниз головой; он умеет сосать палец, закрывает руками лицо, когда мать волнуется. Семимесячный эмбрион не просто воспринимает звуки, но отвечает на них, толкая именно в переднюю часть живота.

Таким образом, коммуникативные средства имеют биологическую природу, но отбор их, несомненно, отражает присутствие в их развитии «культурного» влияния, в частности, установок и интерпретаций матери.
Дополнительным аргументом в пользу «рефлексивной», а не только химической природы реакций ребенка на внешние стимулы, является тот факт, что ребенок отвечает на стимулы, которые нейтральны для матери и не нарушают ее гормонального баланса[7] .

12 стр., 5668 слов

Психолого-педагогические особенности общения ребенка с матерью в разные возрастные периоды

... и плод. Эмоции матери передаются ему, оказывая либо положительное, либо отрицательное влияние на его психику. Именно неправильное поведение матери, ее излишние эмоциональные реакции на стрессы ... немаловажная роль принадлежит и отцу. Отношение к жене, ее беременности и, конечно, к ожидаемому ребенку - один из главных факторов, формирующих у будущего ...

Эмбрион «понимает» тем, что он делает, а его мать понимает его «внутри» своего поведения, адресованного ему, аналогично тому, как это происходит на стадии новорожденности.

Движения плода, являясь фактом психологическим, происходят на основе биологического по своей природе противоречия между скоростью роста яйца и плодных оболочек, а дальше они развиваются, поскольку приходят в противоречие с ограничениями, налагаемыми поведением матери. Результатами последнего столкновения являются «знак» движения (позитивно или негативно санкционированное) и систематичность (регулярность или нерегулярность).

Попытка содержательно представить структуру и функционирование пренатальной системы в докоммуникативный период принадлежит С.Фанти. Отталкиваясь от теорий о сходстве биологических основ злокачественных опухолей и эмбриональной ткани, он предложил концепцию «внутриутробной борьбы» как движущей силы развития пренатальной общности «мать — плод». Беременность является нейрогормональным событием в иммунной системе, и условием выживания является «способность матери выносить привой — сначала яйцо, потом плод и плаценту. Прогестерон, выделяющийся на высоком уровне, угнетает иммунную систему». Однако биологические, иммунные механизмы могут препятствовать структурному отторжению эмбриона, хотя ситуация отвержения может сохраняться. Ранние токсикозы, как их понимает психоанализ, связаны с ранними конфликтами на стадии становления пищевого поведения и являются протестом против зачатия. Косвенное подтверждение тому — работы отечественных клиницистов по психотерапии ранних токсикозов, успешность лечения которых была обеспечена внушением установок на сохранение плода и эффектом плацебо[8] .

Биологические механизмы работают на обособление — к концу первого месяца образуются пуповина и плацента, закладывается поперечно-полосатая мускулатура, и движения плода совершенно пассивны. В это время сигналы о неблагополучии системы не могут быть даны непосредственно, поскольку мать не ощущает присутствия ребенка внутри себя. Сигнал о неблагополучии «посылается» на уровне субъективных ощущений матери, он принадлежит ее психологическому миру, осознается как принадлежащий ей.

1.3. Отношение беременной к шевелению плода.

Для описания переживания женщиной соматического компонента беременности и шевеления ребенка и использования этих данных в диагностических и прогностических целях целесообразно отделить эти показатели от имеющихся определений (отношение к беременности, принятие, удовлетворенность и т. п.), так как полноценное выделение типов отношения к беременности требует комплексного подхода (применение личностных, онтогенетических и т. п. методов диагностики).

Наиболее адекватным представляется определение «стиль переживания беременности». В него включается физическое и эмоциональное переживание момента идентификации беременности, переживание симптоматики беременности, динамика переживания симптоматики по триместрам беременности, преимущественный фон настроения по триместрам беременности, переживание первого шевеления, переживание шевелений в течение всей второй половины беременности, содержание активности женщины в третий триместр беременности. Наиболее характерным является переживание шевеления. Полученные Г. Г. Филипповой данные позволили описать шесть вариантов стилей переживания беременности.

Адекватный. Идентификация беременности без сильных и длительных отрицательных эмоций; живот нормальных размеров; соматические ощущения отличны от состояний не беременности, интенсивность средняя, хорошо выражена; в первом триместре возможно общее снижение настроения без депрессивных эпизодов, во втором триместре благополучное эмоциональное состояние, в третьем триместре повышение тревожности со снижением к последней неделе; активность в третьем триместре ориентирована на подготовку к послеродовому периоду; первое шевеление ребенка ощущается в 16−20 недель, переживается положительно-эмоционально, приятно по соматическому ощущению; последующие шевеления четко отдеференцированы от других ощущений, не характеризуются отрицательными соматическими и эмоциональными переживаниями.

Тревожный. Идентификация беременности тревожная, со страхом, беспокойством, которые периодически возобновляются; живот слишком больших или слишком маленьких по сроку беременности размеров; соматический компонент сильно выражен по типу болезненного состояния; эмоциональное состояние в первый триместр повышенно тревожное или депрессивное, во втором триместре не наблюдается стабилизации, повторяются депрессивные или тревожные эпизоды, в третьем триместре это усиливается; активность в третьем триместре связана со страхами за исход беременности, родов, послеродовый период; первое шевеление ощущается рано, сопровождается длительными сомнениями, или, напротив, четкими воспоминаниями о дате, часе, условиях, переживается с тревогой, испугом, возможны болезненные ощущения; дальнейшие шевеления часто связаны с тревожными ощущениями, тревогой по поводу здоровья ребенка и себя, характерна направленность на получение дополнительных сведений, патронаж.

Эйфорический. Все характеристики носят неадекватную эйфорическую окраску, отмечается некритическое отношение к возможным проблемам беременности и материнства, нет дифференцированного отношения к характеру шевеления ребенка. Обычно к концу беременности появляются осложнения. Проективные методы показывают неблагополучие в ожиданиях послеродового периода.

Игнорирующий. Идентификация беременности слишком поздняя, сопровождается чувством досады или неприятного удивления; живот слишком маленький; соматический компонент либо не выражен совсем, либо состояние даже лучше, чем до беременности; динамики эмоционального состояния по триместрам либо на наблюдается, либо отмечается повышение активности и общего эмоционального тонуса; первое шевеление отмечается очень поздно; последующие шевеления носят характер физиологических переживаний, к концу беременности характеризуются как доставляющие физическое неудобство; активность в третьем триместре повышается и направлена на содержания, не связанные с ребенком.

Амбивалетнный. Общая симптоматика сходна с тревожным типом, особенностью являются резко противоположные по физическим и эмоциональным ощущениям переживания шевеления, характерно возникновение болевых ощущений; интерпретация своих отрицательных эмоций преимущественно выражена как страх за ребенка или исход беременности, родов; характерны ссылки на внешние обстоятельства, мешающие благополучному переживанию беременности.

Отвергающий. Идентификация беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями; вся симптоматика резко выражена и негативно физически и эмоционально окрашена; переживание всей беременности как кары, помехи и т. п.; шевеление окрашено неприятными физиологическими ощущениями, сопровождается неудобством, брезгливостью; к концу беременности возможны всплески депрессивных или аффективных состояний[9] .

Стиль переживания шевеления сочетается с типом материнского отношения (по А.Д.Кошелевой) и уровнем эмоционального благополучия ребенка (высокий, средний, низкий), а также со стилем эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком (Г.Г.Филиппова).

1.4. Эмоциональное сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком

Эмоциональное развитие ребенка начинается на ранних этапах онтогенеза. Исследования материнско-детского взаимодействия в зарубежной и отечественной психологии показали, что есть две основных функции положительных эмоций:

Поддержание оптимального стенического состояния (тонизирующая функция).

После рождения это обеспечивается взаимодействием со взрослым.

Регулирующая функция положительных эмоций в мотивационном обеспечении процесса деятельности. Эта функция также развивается при взаимодействии со взрослым, который выделяет и эмоционально означивает цели и результаты действия в процессе совместно-разделенной с ребенком деятельности.

Менее разработанной является проблема конструктивной роли отрицательных эмоций (как самого ребенка, так и матери).

Функции этих отрицательных эмоций можно рассматривать в двух аспектах: освоение ребенком способов овладения и управления своими отрицательными эмоциональными состояниями и использование отрицательных эмоциональных состояний для регуляции взаимодействий с миром.
Представляется полезным выделить три проблемы, связанные с функциями отрицательных эмоций в развитии ребенка:

Деструктивная роль отрицательных эмоций, возникающих в состоянии дискомфорта (как физического, так и эмоционального), и развитие способности ребенка справляться с ними (необходимость переживать дискомфорт с «верой и надеждой» на его устранение).

В отечественной литературе этот аспект отражен в исследованиях М.И.Лисиной, С.Ю. Мещеряковой, Н.Н. Авдеевой, М.В. Колосковой, У.В. Чудиновой, О.В. Баженовой, Г. В. Скобло, А.Д. Кошелевой и др., в зарубежных исследованиях в психоанализе, теории привязанности, «object relation» (Э. Эриксон, К. Хорни, D. Winnicott, M. Mahler, M. Klein и др.).

Во всех случаях признается, что неадекватное эмоциональное поведение матери затрудняет и нарушает способность ребенка управлять своими отрицательными эмоциями, а также способность устанавливать адекватные формы взаимодействия со взрослым.

Конструктивная роль отрицательных эмоций, возникающих в результате фрустрации достижения цели, и обеспечивающая возобновление попыток и поиск новых способов достижения цели (мотивационное обеспечение достижения цели).

Этот аспект в зарубежной литературе рассматривается в рамках мотивации достижений: Х. Хекхаузен указывает на роль положительных эмоций как самого ребенка, так и матери, в переводе отрицательных эмоций, возникающих в цикле достижения цели (депрессивная фаза отказа от цели) из деструктивной в конструктивную функцию. В теории «object relation» возникновение фрустраций ожиданий ребенка в фазе омниопотенции позволяет ему разделить «внутреннее и внешнее население». В отечественной литературе подобный механизм развития регулирующей функции эмоций анализируется В.В.Лебединским.

Конструктивная роль отрицательных эмоций в освоении ребенком культурных способов удовлетворения потребностей (процесс «социализации»).

Такой подход существует в психоанализе (анальная фаза психосексуального развития), у Э. Эриксона (появление стыда и сомнения в раннем возрасте) и др. В качестве конструктивной функции в построении отношений с миром можно рассматривать появление у ребенка боязни новых людей и объектов в конце первого и второго полугодия жизни. Роль запрещающих воздействий взрослого в формировании инициативности, развитии самосознания ребенка рассматривается Н.Н.Авдеевой.

Роль матери в развитии регулирующих функций как положительных, так и отрицательных эмоций состоит в сложном и дифференцированном реагировании на эмоциональные состояния ребенка, гибко изменяющемся по ходу взаимодействия.

В исследовании Г. Г. Филипповой использованы материалы наблюдений за взаимодействием матерей с младенцами (12 пар в возрасте от рождения до одного года), данные, полученные в процессе психологического консультирования матерей с детьми дошкольного возраста (34 пары), беременных (60 женщин, состоящих на учете в женской консультации Северо-Западного округа г. Москвы) и 30 рожениц (материалы совместной работы с ЦПЗ РАМН).

Использованы методы наблюдения, феноменологического описания поведения, полуструктурированного интервью, проективные методики и др.
Выделены три компонента эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком: 1) эмоциональная реакция матери на выражение ребенком отрицательных эмоций, отражающих его дискомфортное состояние; 2) реакция матери на выражение положительных эмоций ребенком; 3) эмоциональные поведение матери при устранении отрицательного эмоционального состояния ребенка. Каждый из компонентов может быть выражен по-разному. Описаны четыре основных типа реагирования матери:

· Адекватная реакция матери: на отрицательную эмоцию ребенка возникает чувство тревоги и жалости, которое быстро переходит в фазу «делового сосредоточения и уверенности»; положительные эмоции матери по интенсивности адекватны контексту взаимодействия; при устранении отрицательных состояний ребенка мать восстанавливает с ним контакт, использует успокаивающие, ободряющие и обещающие интонации и высказывания, демонстрирует стимулы, «продвигающие» к моменту удовлетворения потребности ребенка.

· Усиление эмоций ребенка (как отрицательных, так и положительных).

При отрицательных эмоциях ребенка у матери возникает чувство тревоги, страха, растерянности, паники. Усиление положительных эмоций ребенка носит характер эйфорического переживания, неадекватного контексту взаимодействия. При удовлетворении потребностей ребенка мать синтонирует его состояние.

· Игнорирование эмоций ребенка. Выражается в поведении по типу «формального общения», может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоциональные реакции ребенка и процесс взаимодействия.

· Осуждение эмоций ребенка. Выражается в соответствующих эмоциях матери от осуждения до агрессии, может сопровождать как отрицательные, так и положительные эмоции ребенка и процесс взаимодействия.

Описанные типы эмоционального реагирования матери могут сочетаться в разных соотношениях, давая в результате индивидуальный стиль эмоционального сопровождения, присущий матери. Генезис этого стиля зависит от истории развития материнской сферы женщины, причем одной из основных составляющих этого развития является реакция матери на компоненты гештальта младенчества (набор физических, поведенческих, результативных проявлений ребенка).

Возрастные изменения гештальта младенчества обеспечивают динамику развития материнского стиля эмоционального сопровождения. Эта динамика также может быть разной, что зависит как от истории развития материнской сферы женщины, так и от конкретных условий актуального материнства. Выделено три основных типа динамики эмоционального сопровождения матери: 1) развивающий тип; 2) тип «следования за гештальтом младенчества»; 3) неадекватный тип[10] .

Описанные стили эмоционального сопровождения матерью процесса взаимодействия с ребенком и типы его модификации позволяют оценить особенности эмоционального отношения матери к ребенку, вычленить его функциональные компоненты и дифференцированно отнестись к формам и способам психологического вмешательства.

В процессе развития даже самой желанной и осмысленной беременности у женщин имеются условия для возникновения целого ряда негативных изменений эмоциональной сфере. На физиологическом уровне эта тенденция связана с появлением ряда вполне естественных эндокринно-соматических и психофизиологических изменений в организме беременной женщины. На смысловом уровне этому соответствует ряд негативных тенденций. Здесь и опасения и страхи, связанные с предстоящими родами, доходящие иногда до паники — «вынесу ли я роды?»; и неуверенность в своих способностях родить и стать «полноценной» матерью; и страх за здоровье и судьбу будущего ребенка, обеспокоенность перед ухудшением материального благополучия своей семьи, перед возможным ущемлением личной свободы, и наконец переживания своей телесной метаморфозы и, связанной с этим переживания своей сексуальной непривлекательности. Оба этих противоположных психологических плана развиваются одновременно и, как показывают наблюдения, даже самая желанная беременность прокрашивается особым двойственным, противоречивым, «бинарным», по Л.С. Выгодскому, аффектом, в котором одновременно сосуществуют радость, оптимизм и надежда, и — настороженное ожидание, страх, и печаль. Этот амбивалентный комплекс зарождается уже на самом раннем этапе, когда женщина вынуждена решать вопрос сохранять или прерывать беременность. По мере осознания беременной своего нового качества в ее сознании высвечиваются лишь отдельные и всякий раз определенные грани этого комплекса, изменяя сознание и самосознание женщины, включая в него новые образы, мотивы. Своего апогея амбивалентный аффективный фон достигает в момент деторождения, а его сила и острота переживаний доходит до экстатического уровня. В этот момент (и это особенно выражено у первородящих) болезненные схватки и потуги в чувственно-эмоциональном плане прокрашены радостным нетерпением, ожиданием, восторгом свершения. Перефразируя Л.С. Выгодского можно сказать, что роды, как и творческий экстаз «являются тем моментом, в котором объединяются оба противоположенных эмоциональных плана в одном акте, обнажая свою противоположность, доводя противоречия до апогея» и вместе с тем разряжая ту двойственность чувств, которая все время нарастала в течение беременности[11] .
Родоразрешение, как правило, резко сдвигает всю тональность аффекта в одну сторону. Эмоциональное состояние родильницы окрашено блаженным чувством радости, успокоения, умиротворяющей прострации. На лице сияет блаженная улыбка; женщины с восторгом всматриваются в лицо своего новорожденного ребенка.

Таким образом, в случае вынашивания желанной беременности шевеления плода возникают в естественных временных границах; переживаются как «естественные»; по мере увеличения плода ощущения становятся все более отчетливым, их ощутительный компонент из смутных протопатических трансформируется в более конкретный эпикритический, а чувственная сфера женщины приобретает амбивалентную эмоциональную тональность.

2. Эмпирическое исследование психологического состояния женщин в период беременности.

2.1. Организация и методы исследования.

С целью определить психологическое состояние женщин в период беременности нами было проведено эмпирическое исследование.

Выборка респондентов включает в себя 30 женщин в период беременности: среди них 10 женщин в первом триместре беременности; 10 — во втором триместре и 10 — в третьем триместре беременности. Таким образом, в зависимости от срока беременности, респонденты были разделены на три группы.

Диагностическим методом исследования являлся Рисуночный тест «Я и мой ребёнок», разработанный Г. Г. Филипповой.

По рисуночному тесту учитывалось наличие на рисунке матери и ребенка, содержание образа ребенка и его возраст, наличие совместной деятельности матери с ребенком, психологическая дистанция, а также характеристика общего состояния (благополучное состояние, неуверенность в себе, тревожность, признаки конфликтности и враждебности, относящиеся к теме рисунка) по формальным признакам рисунка, принятым в психодиагностике (качество линии, расположение на листе, детали рисунков и т. д.).

По этому показателю выделены типы рисунков, соответствующие следующим особенностям переживания беременности и ситуации материнства: благоприятная ситуация -1; незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности -2; тревога и неуверенность в себе — 3; конфликт с беременностью или с ситуацией материнства — 4.

Описание симтомокомплексов, характеризующих выделенные типы рисунков.

1. Благоприятная ситуация

Формальные признаки

Хорошее качество линии; расположение рисунка в центральной части листа; размеры рисунка соответствуют принятым в психодиагностике, (отражают нормальное состояние без признаков тревоги и неуверенности в себе); при наличии развернутого сюжета (с дополнительными кроме фигур матери и ребенка деталями: обстановка комнаты, дом, деревья и др.) рисунок занимает большую часть листа; отсутствие стираний, зачеркивания, перерисовок, рисования на обратной стороне листа; отсутствие длительных обсуждений (как и что рисовать) или отговорок (я не умею и т. п.), а также пауз в процессе рисования больше 15 секунд; положительные эмоции разной степени выраженности в процессе рисования.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка; отсутствие замен образов себя и ребенка на растения, животных, неживые объекты, символы; соразмерность фигур матери и ребенка; отсутствие других людей; дополнительные предметы и детали одежды не составляют главную часть рисунка, их количество, степень прорисовки, размеры не давлеют над фигурами матери и ребенка; наличие совместной деятельности матери и ребенка; наличие телесного контакта (мать держит ребенка на руках или за руку); ребенок не спрятан (в кроватке, коляске, пеленках или животе матери) и не изолирован (ребенок, завернутый в пеленки, с прорисованным лицом, которого мать держит на руках — нормальный признак); прорисовка лица ребенка; все фигуры нарисованы лицом к зрителю; возраст ребенка приближается к младенческому прогрессивно с первого к третьему триместру, после родов — ребенок в настоящем возрасте.

2. Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

Формальные признаки Наличие незначительных признаков тревоги и неуверенности в себе по качеству линии; недостаточно крупный рисунок; расположение в нижней части листа или ближе к одному из углов; наличие линии основания; небольшое наличие штриховки.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или маленькая; наличие мужа, других детей; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры; ребенок в коляске или другом подвижном объекте (на санках, в кресле-качалке, на игрушке-качалке и т. п.), при этом мать держит ребенка за руку или за деталь объекта, в котором расположен ребенок, фигура и лицо ребенка прорисованы; все фигуры лицом к зрителю, или в профиль; совместная деятельность может отсутствовать; возраст ребенка в беременности в пределах раннего, к концу беременности приближается к младенческому, после родов — в настоящем возрасте.

3. Тревога и неуверенность в себе

Формальные признаки

Плохое качество линии; рисунок очень мелкий, расположен внизу листа или в углу; наличие линии основания, штриховки в большом количестве.

Содержательные признаки

Наличие на рисунке себя и ребенка без замены образов; фигура ребенка слишком большая или слишком маленькая; большое количество дополнительных объектов, тщательная прорисовка деталей одежды; недостаточная прорисовка фигур и лиц себя и ребенка, схематизация; отсутствие совместной деятельности; контакт с ребенком может быть по типу 1 и 2, или рядом с ребенком без контакта (при этом ребенок не изолирован), возможно протянутые друг к другу руки без прямого контакта; наличие на рисунке нескольких членов семьи, своей матери; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка в беременности в пределах дошкольного, к концу беременности приближается к раннему или младенческому, после родов — в настоящем возрасте.

4. Конфликт с беременностью или ситуацией материнства

Формальные признаки

Отказ от рисования; переворачивание, сгибание листа; наличие стираний, перерисовок, зачеркиваний; большие пятна черного цвета; неадекватное использование размеров листа (слишком мелко или «не умещаются» важные части рисунка, в первую очередь фигура матери и ребенка).

Содержательные признаки

Отсутствие на рисунке себя и\или ребенка; замена образа ребенка и\или себя на растение, животное, символ; отсутствие совместной деятельности и контакта с ребенком; ребенок спрятан (в пеленках, коляске, кроватке, животе матери); ребенок изолирован при помощи предметов, отделяющих его от матери или полностью изолирован без контакта с матерью (к кроватке, коляске, на коврике, на качелях и т. п.); большая пространственная дистанция между фигурами матери и ребенка; фигуры, нарисованные спиной; отсутствие у фигур лица, реже тела; большое количество дополнительных предметов, их большие по сравнению с фигурами матери и ребенка размеры, они покрывают практически весь лист; возраст ребенка дошкольный, реже ранний, к концу беременности не снижается, или даже увеличивается, после родов — ребенок более старшего, редко — более младшего возраста, чем в настоящем.

2.2. Анализ результатов исследования

Проведем анализ результатов психодиагностики.

Результаты психодиагностики женщин в первом триместре беременности (I—16 недель)

Испытуемые

Психологическое состояние

1

Тревога и неуверенность в себе

2

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

3

Благоприятная ситуация

4

Тревога и неуверенность в себе

5

Благоприятная ситуация

6

Конфликт с беременностью

7

Конфликт с беременностью

8

Благоприятная ситуация

9

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

10

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

Полученные показатели свидетельствуют о том, что у 30% (3 человека) беременных женщин в первом триместре наблюдается благоприятное психологическое состояние, связанное с беременностью. 50% (5 человек) испытывают состояние тревоги и неуверенности в себе, причем у трех женщин из пяти симптомы тревоги и неуверенности незначительны. 20% женщин испытывают конфликт с беременностью.

Представим полученные данные графически:

Далее рассмотрим психологическое состояние женщин во втором триместре беременности.

Результаты психодиагностики женщин во втором триместре беременности (17—31 неделя)

Испытуемые

Психологическое состояние

1

Тревога и неуверенность в себе

2

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

3

Благоприятная ситуация

4

Тревога и неуверенность в себе

5

Благоприятная ситуация

6

Благоприятная ситуация

7

Тревога и неуверенность в себе

8

Благоприятная ситуация

9

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

10

Благоприятная ситуация

Таким образом, у 50% (5 человек) беременных женщин во втором триметре мы наблюдаем благоприятное психологическое состояние, связанное с беременностью, 50% испытывают незначительные симптому тревоги и неуверенности в себе.

Результаты психодиагностики женщин в третьем триместре беременности (17—31 неделя)

Испытуемые

Психологическое состояние

1

Конфликт с беременностью

2

Благоприятная ситуация

3

Незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности

4

Тревога и неуверенность в себе

5

Благоприятная ситуация

6

Тревога и неуверенность в себе

7

Тревога и неуверенность в себе

8

Благоприятная ситуация

9

Конфликт с беременностью

10

Тревога и неуверенность в себе

Таким образом, в третьем триместре беременности большинство женщин 50% испытывают состояние тревоги и неуверенности в себе, у 30% женщин наблюдается благоприятная ситуация, а 20% женщин испытывают конфликт с беременностью.

Анализируя показатели психологического состояния женщин в период беременности, мы приходим к выводу, что в каждом триместре беременности они различны. Так, в первом триместре, у большинства женщин наблюдается состояние неуверенности и тревоги, а у 20% конфликт с беременностью.

Во втором триместре беременности половина женщин испытывает благоприятное психологическое состояние, однако у второй половины женщин наблюдаются незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности.

В третьем триместре беременности большинство женщин испытывают неуверенность, также встречаются женщины, испытывающие конфликт с беременностью.

Итак, проследим зависимость психологического состояния женщины от периода беременности:

Итак, наибольший процент женщин испытывают благоприятное психологическое состояние во втором триместре беременности, что, на наш взгляд, связано с осознание своего состояния, адаптацией, снижением дискомфорта (например, преодоление раннего токсикоза).

Состояние тревоги и неуверенности некоторые женщины испытывают на протяжении всей беременности или в различные ее периоды. Так, в первом триместре женщины могут испытывать тревогу, по поводу психологической неготовности стать матерью, при неблагоприятном финансовом положении, при отсутствии супруга, а также страх за развитие ребенка и пр.

Во втором триместре, как показало исследование, у женщин наблюдаются незначительные симптомы тревоги, неуверенности, женщины уже адаптировались к своему положению, но могут испытывать тревогу по социальным причинам, в связи с проблемами со здоровьем, течением беременности и пр.

Состояние тревоги и неуверенности в третьем триместре, как правило, связано со страхом перед родами, опасением за здоровье свое и ребенка, а также различными социальными причинами.

Как показало наше исследование, конфликт с беременностью испытывают некоторые женщины в первом и последнем триместре беременности. На наш взгляд в первом триместре, конфликт испытывают женщины, для которых беременность была незапланированной, нежелательной, или те, у которых помимо вышеуказанного, тяжелое социальное положение (малообеспеченные, незамужние и т. п.).

В последнем триместре беременности женщины могут испытывать конфликт ввиду нежелания ребенка, сильного страха перед предстоящими родами, тяжелого физического состояния, ухудшения здоровья, а также неблагоприятной социальной ситуации.

Таким образом, мы приходим к выводу, что психологическое состояние беременных женщин может изменяться в зависимости от периода беременности.

Заключение.

Одним из главных новообразований периода беременности у женщин является возникновение интрацептивного сенсорного опыта взаимодействия с плодом. Формирование этого опыта связано с тем, что, начиная со второй ее половины беременности, у всех женщин возникают естественные ощущения, непосредственно связанные с движениями формирующегося плода. Обычно, женщины субъективно выделяют эти ощущения и сразу отличают их. Они подчеркивают их необычность, несравнимость ни с какими иными, ранее пережитыми телесными феноменами.

Особая психологическая реальность возникает с появления шевелений плода. Если до этого женщина воспринимала мир лишь в крайностях альтернативного смыслового континуума: «Мое» и «Чужое» (Я и не-Я), то с этого момента начинает простраиваться новый, как бы «промежуточный смысл». Выходя из смутного, размытого, обобщенно бестелесного, каким он был в первой половине беременности (вплоть до первых шевелений), плод начинает идентифицироваться матерью как — уже нечто существующее, отличное от нее. Это иное уже вполне конкретно в своей телесности, но вместе с тем витально неразрывное. Возникает своеобразное «двойное Я», в котором «мой ребенок» — уже «не-Я», но одновременно еще «Я». Это смутное трудно передаваемое словами переживание выражается в особом, сугубо материнском восприятии своего ребенка, которое можно назвать словами «родной ребенок» (в смысле одновременности Я и не-Я).

С нашей точки зрения этот период в жизни женщины имеет очень важный психологический и эволюционный смысл. В этот момент в самосознание женщины не только простраивается образ будущего ребенка, но и этот образ наполняется качественно особым чувственно-смысловым содержанием, которое можно характеризовать как «со единство», «сроднение».

Материнское чувство привязанности к ребенку формируется во время беременности, в том числе и благодаря новому телесному опыту. Телесно-эмоциональный комплекс беременных чрезвычайно специфичен. Как нам видится, он участвует в формировании привязанности не только как фактор, стимулирующий появление тех или иных фантазий будущих матерей, как это считают психоаналитически ориентированные исследователи, но и непосредственно связан с более глубинными, витальными, физиологическими аспектами этого чувства.

Анализируя показатели психологического состояния женщин в период беременности, мы приходим к выводу, что в каждом триместре беременности они различны. Так, в первом триместре, у большинства женщин наблюдается состояние неуверенности и тревоги, а у 20% конфликт с беременностью.

Во втором триместре беременности половина женщин испытывает благоприятное психологическое состояние, однако у второй половины женщин наблюдаются незначительные симптомы тревоги, неуверенности, конфликтности.

В третьем триместре беременности большинство женщин испытывают неуверенность, также встречаются женщины, испытывающие конфликт с беременностью.

Таким образом, мы приходим к выводу, что психологическое состояние беременных женщин может изменяться в зависимости от периода беременности, что связано с состоянием здоровья матери, желанием иметь ребенка, социальной ситуацией (материальным обеспечением, наличием семьи и пр.), страхом перед предстоящими родами, волнением за развитие плода.

Список литературы:

1. Брусиловский А.И. Жизнь до рождения. — М., 1984.

2. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности. // «Вопросы психологии" — № 1997. № 6

3. Воронин Ю.Т. Клинико-физиологическая характеристика и психотерапия больных рвотой беременности. Дисс.канд.мед.наук, М., 1982

4. Выготский Л.С. Психология искусства. — М, 1987

5. Марконе М.Д. Девятимесячный сон. Сны в период беременности. — М, 1993.

6. Психология и психоанализ беременности. — М., 2003.

7. Саватье С. Гештальт — это младенец. — М, 1982

8. Слободчиков В.И. Психологические проблемы внутреннего мира чело века. // Вопросы психологии, 1986,

9. Филиппова Г. Г. Отношение беременной к шевелению ребенка: прогностические возможности. // Тезисы к докладу на III всероссийской конференции по психотерапии. www.mama.ru.

10. Шмурак Ю. Психологические основы пренатальной общности.// www.mama.ru

[1] Слободчиков В.И. Психологические проблемы внутреннего мира чело века. // Вопросы психологии, 1986, 6, с.4−23. — 26

[2] Шмурак Ю. Психологические основы пренатальной общности.// www.mama.ru

[3] Психология и психоанализ беременности. — М., 2003. — С. 294.

[4] Психология и психоанализ беременности. — М., 2003. — С. 298.

[5] Там же. — С. 304.

[6] Брусиловский А.И. Жизнь до рождения. — М., 1984 — С. 37.

[7] Брусиловский А.И. Жизнь до рождения. — С. 43

[8] Воронин Ю.Т. Клинико-физиологическая характеристика и психотерапия больных рвотой беременности. Дисс.канд.мед.наук, М., 1982 — С. 20

[9] Филиппова Г. Г. Отношение беременной к шевелению ребенка: прогностические возможности. // Тезисы к докладу на III всероссийской конференции по психотерапии. www.mama.ru.

[10] Психология и психоанализ беременности. — М., 2003. — С.418.

[11] Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности. // «Вопросы психологии" — № 1997. № 6

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector