Раздел II. Правовая психология

Правовая психология — раздел юридической психологии, изучающий психологические аспекты правоотношений в системе «человек и закон». Основными проблемами этого раздела являются: психология правовой социализации личности, дефекты правовой социализации, психологические предпосылки (условия) эффективности правовых норм.

Глава 1. Правовая социализация

Жизнь человека в обществе подчинена множеству писаных и неписаных законов. Усвоение этих законов, правовых знаний и требований, определяющих меру возможного и должного поведения, постепенное овладение необходимыми социальными навыками, осознание своих прав и способов их реализации, понимание сложных взаимоотношений между различными людьми и социальными институтами — все это называется процессом правовой социализации. Человек не рождается гражданином, он им становится в результате длительного взаимодействия с окружающей средой.

Процесс правовой социализации включает в себя, во-первых, усвоение критериев оценок юридически значимых ситуаций; во-вторых, изучение законов и правил как таковых, безотносительно к самому себе; в-третьих, обучение тому, как пользоваться этими правилами. Человек должен не только уяснить, что в обществе действуют конкретные законы, ему необходимо еще и отнести их к самому себе, т. е. осознать, что они означают для него, что ему позволено, а что не позволено, какие наказания он может понести. за нарушение законов, каковы способы защиты своих законных прав и т. д.

Существуют три пути усвоения правовой культуры (норм права правовых ценностей) в процессе социализации:

предметный способ, когда человек в процессе той или иной деятельности, взаимодействуя с другими лицами, усваивает соответствующий образ действий, шаблон поведения;

традиционный способ, когда человек, наблюдая действия людей в различных ситуациях, усваивает соответствующий способ поведения;

рациональный способ, когда человек узнает о правовых ценностях, стандартах правового поведения из бесед с другими людьми, из чтения книг, из каналов средств массовой информации.

Необходимо отметить, что процесс усвоения правовых норм, стандартов правового поведения протекает последовательно, согласно жизненным циклам, этапам (стадиям) социализации личности.

Уже в самом раннем возрасте ребенок впитывает первые элементы правовой культуры. «Он включается в правоподобную деятельность, приобретает навыки и усваивает стандарты нормативно-оценочного поведения, получает первые юридические представления из сказок, приобретает в ролевых играх понятия о функциях права и его представителей и постепенно формирует, хотя и примитивную, детскую, но собственную картину правовой жизни. С возрастом, по мере расширения круга общения, усложнения деятельности, происходит интенсивное обогащение и развитие этой и иных сфер сознания».

6 стр., 2912 слов

Поведение как психофизиологический феномен

... независимо от его внутренних побуждений. Среди разных видов поведения выделим социальное поведение. Поведение человека может быть социальным или асоциальным. Социальное поведение — поведение человека в обществе, рассчитанное на оказание определенного влияния на ... их распространению в молодежной среде, особенности личности делинквента (правонарушителя), специфика его социализации, делинквентны

Самая очевидная цель правовой социализации — обеспечение правомерного поведения, что предполагает формирование у личности такого интегрального правового образования, как правосознание.

Правосознание связано с процессом социализации двояко.

Во-первых, жизненный опыт и практика человека оказывают влияние на формирование его установок, отношений, ценностных ориентации в правовой сфере. Содержание правосознания человека (его правовая информированность, оценка правовой действительности, мотивация правомерного поведения) зависит от его социальных связей, от степени включенности в правовую культуру общества, а также от вовлеченности в асоциальные группы, которые влияют на усвоение правовой информации.

Во-вторых, правосознание не только отражает правовой опыт человека, но и мотивирует его поведение. «Формируясь под воздействием внешних влияний, оно, по принципу обратной связи, направляет, практику людей, ориентирует их на поиск оптимального разрешения правовых ситуаций, в которых они оказываются, т. е. выполняет функцию регулятора поведения».

Правосознание как один из элементов сознания личности включает в себя три компонента:

интеллектуальный (познавательный), 

оценочный (эмоциональный), 

поведенческий (эмоционально-волевой). 

Познавательный компонент характеризуется суммой правовых знаний и умений. Эмоциональный — оценочными суждениями и отношением к нормам права (положительное, безразличное, негативное).

Поведенческий компонент предполагает наличие установки (готовности) на правомерное поведение, привычки к безоговорочному исполнению норм права и нетерпимому отношению к их нарушению.

В процессе правовой социализации у человека под влиянием различных социальных факторов и личностных особенностей может сформироваться правосознание только на познавательном уровне (как сумма правовых знаний).

Это далеко не всегда обеспечивает правомерное поведение, так как человек может прекрасно знать, что нельзя нарушать закон, и тем не менее его нарушать.

Если у человека сформировано правосознание на оценочном уровне (он не только знает закон, но и положительно его оценивает), то и это не всегда гарантирует правомерное поведение, так как человек может оказаться в ситуации соблазна, искушения нарушить закон, чтобы извлечь какую-либо выгоду, или же оказаться в ситуации давления на него членов асоциальной группы.

Чтобы стать настоящим стимулом и регулятором правомерного поведения, правовые знания должны перейти в ценностные установки, получить эмоциональную окраску, стать внутренним убеждением, закрепиться в привычную форму поведения.

Основы правосознания, как и в целом сознания, личности закладываются в детские, школьные годы. Важнейшими агентами правовой социализации являются семья и школа. Основным психологическим механизмом формирования правосознания у детей и подростков является так называемая персонификация.

15 стр., 7372 слов

Сотрудничество и взаимодействие воспитателя с детьми как условие ...

... 1. 2. 5 Подготовительная группа………………………………...............23 1. 3. Влияние нравственных представлений на поведение детей…………...28 1. 4. Специфика организации индивидуального подхода…………………...31 Заключение ... образом, сотрудничество и взаимодействие воспитателя с детьми является не только важным условием нравственного воспитания, формирования культуры поведения детей, но и аспектом ключевой позиции ...

Для ребенка нравственно-правовые ценностные ориентации, закон персонифицированы в фигурах родителей. Именно от них он узнает, как подобает себя вести в различных ситуациях, копирует с них модели социального поведения. Но степень и глубина усвоения образцов поведения, нравственно-правовых установок в значительной мере зависит от отношения ребенка к конкретным лицам (родителям) — носителям определенных ценностных ориентации. При положительном эмоциональном отношении к родителям, а позже и к учителям ребенок усваивает (в соответствии с механизмом эмоционального переноса) не только конкретное содержание процесса общения, но и их отношение к предметам, явлениям, их образ мышления, мировоззрение, а также привычки, вкусы и даже походку. При этом, естественно, усваиваются, перенимаются и те нравственно-правовые ценности, носителем которых является тот или иной человек (мать, отец, учитель).

Так формируются основные нравственно-правовые категории, понятие о добре и зле, представление о справедливости.

При негативном отношении ребенка к родителям, учителям отвергаются не только они сами, но и та система нравственно-правовых ценностей, носителями которых они являются. В последующем происходит переориентация на других людей с другой, часто противоположной, системой ценностей.

Процесс правовой социализации не сводится к формированию представлений о должном, нормативном поведении. Параллельно этому у ребенка происходит формирование представлений о его собственных правах. Причем в процессе общения с родителями, сверстниками, взрослыми он вначале апеллирует к неким нравственным нормам, к чувству справедливости, которые ощущает, но еще не может четко сформулировать.

В наиболее концентрированном виде сфера нравственно-правовых отношений у ребенка ассоциируется с понятием справедливости в ситуации столкновения должного и желаемого. Поведение взрослых в таких ситуациях весьма поучительно. Известно, что некоторые воспитатели детских садов, родители, учителя младших классов не всегда считают нужным или просто не желают «разбираться» в конфликтах детей: несправедливо строго относятся к одним и незаслуженно ласково к другим. В глазах детей это не что иное, как ярко запоминающиеся уроки беззакония, произвола, больно ранящие обижаемого ребенка. При повторении подобной фрустрирующей ситуации накапливающаяся у ребенка раздражительность провоцирует новые конфликты, а впоследствии может найти выход в правонарушении.

В более старшем возрасте приходит понимание того, что права ребенка зафиксированы определенными законами и традициями общества, которым взрослые (родители, учителя) обязаны подчиняться независимо от того, нравится это им или нет.

Исключительно важным здесь является постепенное включение ребенка в различные социальные институты, прежде всего поступление в школу. Если, например, до школы покупка цветных карандашей и альбома для рисования определялась желанием родителей, то с поступлением ребенка в школу он начинает понимать, что и альбом, и карандаши, и тетради родители обязаны приобрести не потому, что об этом сказала учительница, а потому, что таковы общие правила для всех. Ребенок начинает осознавать права как нечто свойственное человеку независимо от его отношений с родителями, учителями, другими взрослыми.

3 стр., 1262 слов

Проблемы социализации детей из семей алкоголиков

... 1.2. Характеристика современной семьи алкоголиков и проблемы социализации детей воспитывающихся в этих семьях Существует множество определений семьи. Семья - это ... В.В. Ковалев на основе наблюдения за поведением детей из семей алкоголиков выделяет три группы расстройств: ................... ... В Семейном кодексе определены основы правовой защиты детей от насилия в семье (ст. 77), закреплены обязанности ...

Скорость правовой социализации, т. е. то, как быстро дети овладевают соответствующими нормами и навыками поведения, определяется различными факторами. Дети, более развитые интеллектуально, социализируются быстрее своих менее способных сверстников, у них раньше происходит отход от персонификации правовых институтов. И, конечно, многое определяется тем, в какой микросреде растет ребенок, каков образовательный, культурный уровень родителей. Несомненно, значительную роль играет и их профессиональная деятельность. В семье юриста правовая социализация ребенка будет осуществляться и быстрее, и плодотворнее.

Важным агентом правовой социализации, как отмечалось выше, является школа. Правовая социализация в ней осуществляется по двум направлениям. Во-первых, это прямая правовая социализация на специальных уроках, на которых школьникам рассказывают о принципах государственного устройства, о роли и функциях права в жизни общества, объясняют права и обязанности граждан и т. д.

Во-вторых, целям правовой социализации служат встречи школьников с представителями правоохранительных органов, на которых разъясняется необходимость соблюдения правовых норм, убедительно показывается на примерах из судебно-следственной практики, к каким печальным последствиям приводит их несоблюдение.

Необходимо отметить, что прямая правовая социализация в нашей стране не завершается школой. Она продолжается практически во всех вузах страны, где студенты изучают основы права и более глубоко и обстоятельно усваивают систему правовых знаний.

 

           

Раздел II. Правовая психология

Глава 2. Дефекты правовой социализации

Формирование у личности в процессе правовой социализации законопослушного поведения, безусловно, является наиболее желательной целью. Однако в процессе правовой социализации возможны социально-негативные отклонения — от совершения незначительных правонарушений до преступлений.

В литературе отмечается, что самыми криминогенно-опасными элементами процесса социализации являются дефекты в структуре общения, в социальном контроле, в выполнении социальных ролей, что в конечном итоге приводит к формированию у личности искаженной (деформированной) структуры потребностей1. Наиболее опасны эти дефекты в детском и подростковом возрасте, когда закладываются основы личности.

Как известно, важнейшими агентами правовой социализации в этом возрасте являются семья, школа, группа сверстников.

Существует общая схема процесса деморализации с последующей криминализацией (дефекты социализации) детей, подростков:

а) конфликты с родителями (дефекты семейной социализации);

б) трудности, неудачи в школе (дефекты социализации в школе);

10 стр., 4659 слов

Роль семьи в воспитании детей с нарушениями слуха

... необходимо каждому человеку. 7. Функция социализации. Семья - это первая микросреда, в которой оказывается ребенок после рождения. Поэтому именно в семье ребенок начинает социализироваться, формироваться как ... сексуальных потребностей. Несмотря на то, что существуют нормы супружеской верности, большинство обществ легко прощает нарушения этих норм. При этом наблюдаются отклонения реальной культуры ...

в) контакты, сближение с деморализованными сверстниками (дефекты социализации в группах сверстников).

Утрата положительного влияния семьи, неудачи в школе и сближение с негативной группой сверстников могут иметь различную последовательность, но почти во всех случаях, предшествующих антисоциальному поведению несовершеннолетних, наблюдается взаимодействие этих трех моментов. Семья, школа, группа сверстников — естественная среда для всех детей, подростков. Они являются важнейшими социализирующими факторами личности несовершеннолетних. Причем семье принадлежит особая роль В формировании молодого человека, поскольку ее воздействие на личность многогранно, всесторонне.

§ 1. Криминогенность дефектов правовой социализации в семье

Из всех дефектов правовой социализации личности наиболее социально опасны дефекты социализации в семье.

Правильная социализация индивида предполагает усвоение им морально-правовых норм и правил поведения в обществе. Первостепенное значение в усвоении этих норм детьми, подростками принадлежит семье. Поведение собственных родителей является эталоном, образцом для детей, именно с родителей они прежде всего копируют, «срисовывают» образцы поведения. Вот почему важно, чтобы эти образцы были нравственными, социально полезными.

Дефекты, нарушения в усвоении нравственно-правовых норм, принятых в данном обществе, наблюдаются «по вине» семьи в следующих случаях: 

родители словесно и на деле (своими поступками) утверждают аморальные или даже антисоциальные образцы поведения. В этом случае может произойти прямое усвоение ребенком (подростком) норм асоциального поведения; 

родители словесно придерживаются общепринятых нравственных норм поведения, но совершают действия, поступки, им противоречащие. В этом случае у детей воспитывается лицемерие, ханжество, в целом аморальные установки; 

родители вербально (словесно) и на деле придерживаются общепринятых норм, но при этом не удовлетворяют эмоциональных потребностей ребенка (подростка).

Отсутствие же прочных эмоциональных, дружеских контактов родителей с подростками значительно затрудняет нормальный процесс социализации; 

родители применяют неправильные методы воспитания (методы, основанные на принуждении, насилии, унижении личности ребенка (подростка).

Семьи, для которых характерны наиболее глубокие дефекты правовой социализации, провоцирующие детей на совершение правонарушений и преступлений, криминологи называют неблагополучными.

Выделяют следующие виды неблагополучных семей: 

криминогенная семья; 

аморальная семья, характеризующаяся алкогольной и сексуальной деморализацией; 

проблемная семья, характеризующаяся постоянной конфликтной атмосферой; 

неполная семья, отличающаяся дефектами в структуре; 

псевдоблагополучная семья, применяющая неправильные методы воспитания.

Криминогенная семья — такая, члены которой совершают преступления.

Согласно криминологическим исследованиям, судимость одного из членов семьи (чаще всего это отцы или старшие братья) увеличивает вероятность совершения преступления другими членами семьи, прежде всего несовершеннолетними, в 4 — 5 раз. Каждый четвертый из осужденных несовершеннолетних проживал с судимыми братьями и сестрами.

12 стр., 5733 слов

Профилактика социального сиротства в условиях центра социальных ...

... в условиях центра социальных служб для семьи детей и молодежи. Анализ психолого-педагогической литературы позволяет ... дети, родители которых неизвестны, дети, от которых отказались родители; беспризорные дети. Существенные различия сущностного содержания терминов "дети-сироты", "дети, ... только не способствует разрешению проблемы дезадаптация детей и подростков, но, наоборот, обостряет ее. За последние ...

Преступное поведение взрослых членов семьи демонстрирует детям, подросткам образец антиобщественного поведения, порождает или углубляет внутрисемейные конфликты, усиливает ее (семьи) криминогенный потенциал.

Значительную криминогенную опасность представляют аморальные семьи. В них концентрируются различные отрицательные факторы, такие, как правонарушения, совершаемые родителями и иными членами семьи, пьянство и алкоголизм, систематические конфликты, выливающиеся в скандалы и драки, развратное поведение родителей. Алкоголизм родителей вызывает обнищание семьи, ухудшение быта и полное искажение норм поведения. Дети оказываются заброшенными, у них пропадает привязанность и уважение к родителям, развивается мрачный, озлобленный характер.

Каждый из перечисленных отрицательных факторов сам по себе уже способен нанести значительный ущерб надлежащему формированию личности ребенка, подростка. Все вместе они исключают возможность нравственного воспитания несовершеннолетнего в такой семье.

Среди осужденных несовершеннолетних пьянствующие родители встречаются в 6-7 раз чаще, чем среди законопослушных ребят.

В воспитательной колонии для девушек было проведено анкетирование осужденных за грабеж, разбой, хулиганство. Среди вопросов был и такой: «Что Вы можете рассказать о своей семье, об условиях, в которых росли и воспитывались?» Получены были следующие ответы: «Отцу я не доверяла. Он пил, скандалил. Я привыкла не приходить домой»; «Отец все время приходил пьяным. Мать плакала. Разговор дома был только об этом. Отец нас с братом не замечал, он даже не знал, в каком классе я учусь».

Вредное воздействие на детей в аморальных семьях оказывают родители, которые не только не пресекают опасное увлечение детей спиртным, но часто сами приобщают их к алкоголю. Большинство осужденных из «девичьей» воспитательной колонии пишут, что впервые выпили в кругу семьи, с ведома, а то и по прямому предложению родителей: «Взрослые заставили выпить, потому что был праздник», «Выпила впервые, когда мне было лет пять. Отец налил, а мама не возражала», «Смотрела, как отец пьет и тоже стала. Вначале ему назло. А потом втянулась».

Родители или знакомые приобщали к выпивке. Важно то, что в семьях знали об этом, но остановить девушек уже никто из близких не мог. Или не считали нужным. Недаром начало своего падения воспитанницы зачастую связывают именно с этим: «А потом я начала пить, курить».

Аморальные семьи характеризуются систематическим нарушением нравственных норм, дезорганизацией семейного микроклимата, ссорами, а то и драками между родителями на глазах у детей, что наносит детям сильную психическую травму.

Такие семьи калечат детей не только нравственно, но и физически. Они не обеспечивают им должного интеллектуального и эмоционального развития, формируют психопатические черты характера, своевременно не выявляют различного рода заболевания, причиняют детям травмы в результате побоев, выгоняют их из дома. Подростки вынуждены скитаться на улице, по подъездам и вокзалам. В школу они приходят менее или совсем не подготовленными, чем их ровесники из благополучных семей. У них часто отсутствуют нормальные условия для приготовления домашних заданий из-за скандалов, устраиваемых пьяными родителями. Они резко отстают в учебе. Нередко в классе их называют «тупицами», «двоечниками», что порождает у них повышенную чувствительность и душевную ранимость. Болезненно переживая свое положение, они ожесточаются, вступают в конфликт с учителями, одноклассниками. Оказавшись в позиции изолированных или — еще хуже — пренебрегаемых, не находя понимания и поддержки в семье, в школе, среди одноклассников и педагогов, они начинают искать товарищей на стороне, в уличных компаниях, где собираются точно такие же сверстники. Вот несколько примеров.

26 стр., 12909 слов

Основные и профессиональные компетенции специалистов работающих ...

... реальном профессиональном становлении. Объект исследования - учреждения социально-психологической коррекции детей, подростков и молодёжи. Предмет исследования - кадровый потенциал учреждений ... личности, тем самым, обеспечивая комфортность жизни других людей. Кроме того многие родители из-за отсутствия специальной подготовки сталкиваются с проблемами в воспитании детей и подростков, ...

Сергей М., 16 лет, осужден за злостное хулиганство (жестокое избиение незнакомого сверстника).

Отец, неоднократно лечившийся, — хронический алкоголик. В состоянии опьянения вспыльчив, жесток и агрессивен. Мать, тихая, спокойная женщина, баловала своего сына, потакала ему во всем. Пьяница-отец был главой семьи, Сергей его боялся и не любил, так как чувствовал со стороны отца полное безразличие. Неоднократно мальчику приходилось с матерью убегать из дому, спасаясь от пьяных дебошей отца.

В младших классах школы учился неплохо, с 5 класса успеваемость и поведение мальчика резко ухудшились. Хроническая неуспеваемость, болезненно переживаемое чувство собственной неполноценности способствовали постепенному падению интереса к учебе, а затем появлению резко отрицательного отношения подростка к обучению, учителям. Отец продолжал пьянствовать, мать, работая посменно, не могла контролировать сына. Сергей стал прогуливать занятия, курить, потерял связи с одноклассниками, приобрел новых «уличных друзей», таких же трудновоспитуемых. Многие новые товарищи были старше его, состояли на учете в детской комнате милиции, были ранее судимы. Они быстро приобщили его к употреблению спиртных напитков. С 13 лет был поставлен на учет в детскую комнату милиции в связи с уходами из дому и из школы, распитием спиртных напитков.

С трудом окончив 8 классов, поступил в ПТУ по специальности слесаря. Однако к занятиям совершенно не готовился, продолжая пьянствовать и бездельничать с прежними друзьями. Отмечая с ними свой день рождения, напился и, находясь в состоянии сильного опьянения, совершил злостное хулиганство.

В криминогенных и аморальных семьях дефекты правовой социализации в наиболее концентрированном виде выражены и в структуре общения (между родителями и детьми отсутствуют или резко ослаблены эмоциональные связи), практически отсутствует должный социальный контроль, искажается процесс усвоения социальных ролей, что в итоге приводит к формированию у детей, подростков деформированной структуры потребностей, ее примитивизации. В итоге уже в этом возрасте формируется асоциальная личность, для которой характерны такие установки, ценностные ориентации, которые неприемлемы для общества и осуждаются в нем.

8 стр., 3630 слов

Возраст ребёнка и тип воспитания отца 2

... на ребёнка. Остановимся на типологии отцовства всовременной российской семье. Всё чаще, в психоаналитической работе, связаннойс проблемами подростка, психолог ищет причины во взаимоотношениях отца ... 48 Приложение 4…………………………………………………………………………………...49 Введение Наиболее существенным фактором, влияющим навоспитание личности, является семья. Это связано с тем, что основную информациюо мире ...

Формирование такой личности происходит, как правило, в виде реакции протеста против родителей, учителей, против школы и даже против общества, когда по механизму эмоционального переноса отношение к части, в данном случае к родителям, учителям, распространяется на целое, т. е. на всю нравственно-правовую систему, представляемую этой частью. Эта реакция протеста и связанное с ней отрицание общепринятых нравственно-правовых норм приводят подростка к неправильному выбору референтной группы, которая является носителем иных, часто противоположных нравственно-правовых норм.

Асоциальные лица усваивают из окружающего только негативное, отрицательное. К ним буквально липнет все плохое. «Ребенок или подросток такого типа быстро втягивается в группы старших ребят с криминальным поведением, усваивает их систему ценностей, жаргон, форму поведения. Таких детей берут на учет детские комнаты милиции, их поступки разбираются комиссиями по делам несовершеннолетних. Это потенциальные правонарушители. Они перенимают («усваивают») алкоголизм, поскольку он наряду с курением, хулиганством, правонарушениями является неотъемлемым атрибутом и нравственной нормой референтной группы».

Разновидностью неблагополучной семьи является проблемная семья. Она характеризуется соперничеством между родителями за главенствующее положение в семье, отсутствием всякого сотрудничества между членами семьи, разобщенностью, изоляцией между родителями и детьми. Господствующая в семье конфликтная ситуация создает постоянную атмосферу напряженности, которая является непереносимой для детей, подростков, которые стремятся как можно меньше находиться дома, «улизнуть» под любым предлогом на улицу, где и проводят большую часть времени. Проблемные семьи во многих случаях создают условия для криминогенного формирования несовершеннолетних, поскольку в них нарушается процесс социального контроля, отсутствуют эмоциональные связи между родителями и детьми.

Определенные сложности в процессе правовой социализации детей и подростков могут возникать в неполных семьях.

Дефекты в структуре родительской семьи в современных условиях могут отрицательным образом сказываться на формировании личности ребенка, подростка. В одних семьях дети не видят, а потому не знают своего отца или свою мать с момента рождения. В других они теряют кого-либо из них в сознательном возрасте.

Один из негативных факторов неполной семьи связан с явлением эмоционального дискомфорта, который испытывает ребенок, подросток в такой семье. Он характеризуется комплексом психологических реакций и переживаний, которые у детей и подростков носят чаще отрицательный характер, порождая у них чувство собственной неполноценности, «ущербности», зависти, эмоционального голода. Такая ситуация порождает у детей, подростков повышенный интерес к своим переживаниям, пренебрежение к переживаниям взрослых, недоброжелательство к отцу или матери, бросившим семью.

Наибольший эмоциональный дискомфорт испытывают мальчики, воспитывающиеся без отца. Отец нужен мальчику, и прежде всего подростку, как образец для подражания, для формирования мужского начала. Именно у отца мальчик учится таким качествам, как мужество, смелость, решительность, благородство, уважительное отношение к женщине.

25 стр., 12024 слов

Работа педагога-организатора с педагогически запущенными детьми ...

... nbsp;Степени социально педагогической запущенности.  1.10.Особенности личности социально и педагогически запущенного ребенка.      1.11 Значение социализации в жизни ребёнка.  Глава 2. Основные факторы  педагогической ... отклонение от нормы в нравственном сознании и поведении детей и подростков, обусловленные отрицательным влиянием среды и ошибками воспитания. /37/. ...

В семьях без отца возрастает опасность феминизации мальчиков, которые боятся этого и начинают демонстративно проявлять маскулинность в поведении: они склонны к агрессивности, драчливости, грубости.

Очень болезненно отражается на воспитании ребенка развод родителей. На подростка же, воспринимающего окружающий мир особенно чувствительно, разрушение родительского брака действует сильнее, чем на детей всех других возрастов. Однако следует заметить, что факт расторжения семейных уз сам по себе не всегда означает вред. Конечно, в интересах нормального развития у ребенка, подростка должны быть мать и отец, но хорошие. Ему не нужны жестокие, грубые родители, родители-алкоголики, отцы-деспоты. Поэтому нередко освобождение от жестокой, аморальной личности приносит ребенку облегчение, а оставшемуся с ним взрослому — отцу или матери — покой и нормальные условия для воспитания.

Разводу предшествует общее ухудшение семейной жизни. Создается тяжелая психологическая атмосфера, в которой вынужден жить ребенок. Он становится свидетелем скандалов между отцом и матерью, видит сцены грубости, унижения, насилия. Родители, которые ссорятся и втаптывают друг друга в грязь, падают в глазах подростка.

Занятые своими бедами, ссорами друг с другом, родители фактически оставляют детей, подростков на произвол судьбы. Чувствуя себя отчужденным, подросток старается как можно больше времени проводить вне дома, тратить его бесцельно, впустую. Возникает криминогенно опасная ситуация, так как роль воспитателя в его жизни берет на себя улица, где подросток общается с кругом таких же ребят. Общие семейные неурядицы сплачивают их, могут толкнуть на создание асоциальных групп.

Как и в проблемных семьях, здесь дефекты правовой социализации проявляются в ослаблении или даже отсутствии надлежащего социального контроля, в ослаблении эмоциональных связей подростка и родителя.

Псевдоблагополучная семья, или, как ее определяют психотерапевты, псевдосолидарная семья, отличается ярко выраженным деспотическим характером, безоговорочным доминированием одного из родителей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестких взаимоотношений (держать всех в «ежовых рукавицах»), применением физического наказания как основного средства воспитания.

Жизнь наглядно подтверждает тот факт, что если родители по-варварски жестоко относятся к детям, они вряд ли этим добьются хорошего. Жестокое обращение никогда не приучит детей к сознательной дисциплине.

Особый вред развитию личности ребенка и особенно подростка наносят частые физические наказания. Психологически этот вред заключается в следующем: 

родители (или родитель — отец или мать), систематически наказывающие ребенка, подростка физически, выступают для него в качестве антиидеала. Он никогда не будет уважать такого родителя, брать с него пример. Как говорят психологи, вследствие этого у ребенка, подростка задерживается формирование «идеального» Я; 

частое физическое наказание вызывает у ребенка, подростка состояние фрустрации. Накапливающаяся у него обида, раздражительность, злобность вымещается на доступных ему объектах, прежде всего на сверстниках. В результате этого у него развивается агрессивное поведение во всех фрустрирующих ситуациях; 

частое физическое наказание наносит ущерб самооценке личности ребенка, подростка, вследствие чего у него развивается болезненно чувствительное самосознание, легко ранимое самолюбие.

Об отрицательных последствиях частого физического наказания писал еще А. С. Макаренко, говоря об авторитете подавления: «… он (этот авторитет — Г. Ш.) только приучает детей подальше держаться от страшного папаши, он вызывает детскую ложь и человеческую трусость и в то же время он воспитывает в ребенке жестокость. Из забитых и безвольных детей выходят потом либо слякотные, никчемные люди, либо самодуры, в течение всей жизни мстящие за подавленное детство».

Систематическое физическое наказание в раннем детстве может привести к утрате отзывчивости, способности сочувствовать и сопереживать другим людям. По отношению к родителям, часто наказывающим, вырабатывается негативизм, который впоследствии может перейти во враждебность.

Судебная практика показывает, что в подобных семьях дети часто убегают из дома, бродяжничают, совершают кражи и другие преступления.

Руслан С., 17 лет, осужден за кражу имущества в крупном размере. Рос в хорошо обеспеченной, внешне благополучной семье. Отец подростка считал, что необходимо применять «авторитарный» метод воспитания: часто избивал сына за малейший проступок. Руслан сначала боялся отца, а потом возненавидел его. Будучи в 10 классе, стал уходить из дома, пропускать занятия, с другом совершал поездки в другую область. Как итог этого: совершение кражи и условное осуждение. После суда под влиянием общественного воспитателя, комиссии по делам несовершеннолетних поведение Руслана немного улучшилось. Об отце он по-прежнему отзывался как о человеке жестоком, властном, никогда спокойно с ним не поговорившем. Как-то Руслан сказал: «Если отец еще раз изобьет меня, я уйду из дома навсегда». При беседе с отцом выяснилось, что он твердо верит в эффективность данного метода воспитания, именно с его помощью он хочет добиться исправления сына, сделать его человеком.

Мать Руслана придерживалась другой позиции, так называемой «либеральной». Она утаивала все проступки сына, заступалась за него. Это противоречие в воспитании привело к весьма печальному результату. За самовольный угон отцовского автомобиля из гаража Руслан был жестоко избит им, после чего бросил работу, дом и уехал в другой город. Долгое время бродяжничал, затем связался с преступной группой ребят, совершил крупную кражу, был осужден к лишению свободы на немалый срок. На суде Руслан заявил: «Я все равно ненавижу отца и отомщу ему за то, что он мне сделал. Может быть, из-за него я стал преступником».

В семьях подобного типа дефекты правовой социализации проявляются в использовании неодобряемых форм социального контроля за детьми, в духовной разобщенности родителей и детей.

§ 2. Криминогенность дефектов правовой социализации в школе

Существует связь между недостатками в системе функционирования школы и преступностью несовершеннолетних. Школе как главному после семьи агенту правовой социализации принадлежит важная роль в нравственно-правовом воспитании детей и подростков.

Имеется прямая связь между семейным воспитанием и школьным. При благоприятной обстановке в семье, при прочных эмоциональных контактах родителей с подростками значительно усиливается стойкость последних к антиобщественным влияниям. С другой стороны, школе принадлежит важная роль в исправлении ошибок семейного воспитания, приостановлении процесса деморализации личности подростка, который начался в семье. В случае совпадения, «сложения» недостатков семейного и школьного воспитания нередко наступает криминализация личности подростка.

Какова же связь между недостатками в работе школы и неблагоприятным нравственно-правовым формированием личности несовершеннолетнего? Следует иметь в виду, что у значительной части детей, чье семейное воспитание было негативным, отсутствует или очень слабо выражена социальная роль учащегося. Такие дети не в полной мере освоили социальную роль школьника, которая является для них важнейшей, социально-значимой. Речь идет о детях, педагогически запущенных уже в младшем школьном возрасте. Возникший еще в младших классах конфликт, разрыв между системой внешних требований, связанных с учебой, с одной стороны, и объективными данными (возможностями и способностями) таких детей для успешной учебы, с другой, может приобрести стойкий, длительный характер. Этот конфликт нередко глубоко переживается подростком, вызывает у него ряд отрицательных психических состояний, которые могут привести к общественно отрицательным формам поведения.

Как показывает судебная практика, именно из среды неуспевающих детей, подростков часто выходят лица, совершающие вначале правонарушения, а затем и преступления.

Основной контингент несовершеннолетних правонарушителей составляют так называемые «трудновоспитуемые», «трудные дети», подростки.

Давая общую характеристику «трудновоспитуемых», И. А. Невский отмечает, что они портят взаимоотношения между учениками в классе, дурно влияют на слабых, неустойчивых учеников, плохо учатся, еще хуже ведут себя, нередко совершают хулиганские поступки, бросают школу, уходят в жизнь без знаний, без здоровых интересов, полноценного развития, без положительных перспектив и целей, без желания трудиться, иногда с ненавистью к учителям, школе, знаниям, культуре, образованию. Рано или поздно они оказываются на улице, втягиваются в асоциальные компании, в которых верховодят более сильные, старшие по возрасту и жизненному опыту подростки. Порвав социально позитивные связи со школой, учителями, товарищами по классу, обладая избытком свободного времени, эти ребята тратят свой досуг на развлечения, курение, распитие спиртных напитков, употребление наркотиков. Они бродяжничают, хулиганят, занимаются вымогательством, мелкими кражами, попадают на учет в детскую комнату милиции, а затем и в воспитательно-трудовые колонии. Таким образом, калечится детство, судьбы этих ребят, вся их последующая жизнь.

Среди «трудных» учащихся встречаются дети и подростки, имеющие ряд расстройств нервной системы, которые вызывают задержку психического и интеллектуального развития. Большинство таких ребят выходит из неблагополучных семей, главным образом, криминогенных, аморальных. Но встречаются среди «трудных» школьники и из образованных, обеспеченных, благополучных семей.

Учителя в целом относятся к «трудным» резко отрицательно. Обычно все их попытки справиться с неуспеваемостью и недисциплинированностью этих ребят сводятся к методам так называемого «негативного стимулирования» — к нравоучительным беседам, взысканиям, наказаниям, проработкам в присутствии всего класса и т. д. Все это не только не приносит позитивных результатов, но, наоборот, еще больше озлобляет и восстанавливает «трудных» против учителей, против школы и учебы в целом.

Учителя с легкостью приклеивают таким школьникам ярлык «трудный», «трудновоспитуемый», чтобы оправдать свое неумение, а то и педагогическое бессилие. В чем вред наклеивания ярлыка или так называемой стигматизации? Стигматизация является одним из средств социального контроля — социальных санкций. Она представляет «… сложный процесс социального взаимодействия, ведущий к отвержению лиц с определенными нежелательными признаками. Эта реакция человека или группы лиц, заключающаяся в девальвации (обесценении) индивида, снижении его социального статуса». Стигматизирующие признаки гиперболизируются окружающими, переоцениваются ими и часто затмевают все Другие, в том числе положительные черты личности. Стигматизация является, по сути дела, реакцией членив общества на то неудобство, которое вызывает нестандартный человек.

Хорошо известно, что учителя предпочитают учеников покладистых, не доставляющих хлопот, послушных и явно недоброжелательно относятся к «трудным» ученикам, не щадят их самолюбия, вступают с ними в конфликт, а то и объявляют им «войну». В своей «войне» с «трудными» учителя стараются опереться на класс, заручиться его поддержкой. С этой целью выставляются напоказ и осуждаются все отрицательные черты этих учащихся и в противовес им хвалятся, поощряются и поддерживаются положительные качества примерных, успевающих школьников. Это приводит не к перевоспитанию «трудных», а к разрушению их отношений с классом, с коллективом товарищей, с которыми они нередко учились вместе начиная с первого класса. Все это оскорбляет их достоинство, наносит им глубокую душевную травму, восстанавливает против класса, против действительно примерных и хороших учеников.

В результате длительной неуспеваемости и постоянной недисциплинированности у «трудных» складываются конфликтные отношения с классом, учителями, родителями, что приводит к их изоляции в школе, разрыву дружеских, товарищеских отношений с одноклассниками. В результате они оказываются в изолированном, отверженном положении, испытывают чувство одиночества и неполноценности.

Положение отвергнутого классным коллективом вызывает у «трудного» состояние глубокой фрустрации вследствие невозможности удовлетворить базисные потребности в общении с одноклассниками, в завоевании личного и социального статуса. Лишенный возможности реализовать указанные потребности хорошей учебой и примерным поведением, «трудный» пытается завоевать определенное положение среди соучеников по механизму реактивного образования — с помощью негативизма, ярко выраженного непослушания, немотивированного упрямства, демонстративной агрессивности и конфликтности, бравады отрицательными качествами, курением, употреблением спиртных напитков, наркотиков и т. д. Вспоминаются слова Я. Корчака: «Следует помнить, что ребенок недисциплинирован и зол не потому, что он «знает», а потому, что страдает».

Таким образом, школа, ПТУ перестают быть для «трудных» подростков основной сферой, где они удовлетворяют потребности в общении и статусные притязания. Эти ребята теряют прочные социальные связи с коллективом класса, приобретают отрицательное отношение к школе. Они ищут поддержки, утешения в асоциальных уличных компаниях, где они «застревают» и начинают проводить все свободное время.

В результате фрустрации основной социально-позитивной деятельности — учебно-профессиональной — образуется своеобразный «вакуум» социальной активности, который заполняется «трудными» подростками пустым и бездумным времяпрепровождением в уличных компаниях. В итоге по механизму регрессии они фиксируются, «застревают» на примитивных формах проведения досуга, где удовлетворение базисных потребностей в общении и статусных происходит примитивными способами — курением, выпивками, употреблением наркотиков, картежной игрой, прослушиванием низкопробных музыкальных записей. «Примитивизация» деятельности — развлекательное времяпрепровождение — с неизбежностью приводит к дальнейшей «примитивизации» личности таких подростков, что проявляется в отсутствии элементарных культурных запросов, преобладании в структуре потребностей материальных, физиологических (сексуальные), извращенных квазипотребностей (алкоголь, наркотики и т. д.).

На этом этапе своей деморализации «трудные» нередко становятся правонарушителями, а затем и преступниками.

Таким образом, дефекты правовой социализации в школе затрагивают все структурные элементы социализации и проявляются в дефектах выполнения социальной роли, в разрыве эмоциональных связей школьника («трудновоспитуемого») со своими одноклассниками и учителями, в выходе из-под норм социального контроля, в формировании извращенной примитивной структуры потребностей.

§ 3. Стихийные неформальные группы подростков и дефекты правовой социализации

В процессе социализации личности подростка большое влияние оказывают неформальные стихийные группы сверстников, которые возникают на основе совместной досуговой деятельности.

Установлено, что досуговая деятельность бывших несовершеннолетних правонарушителей значительно отличалась от той, которая характерна для подростков, обладающих аналогичными социально-демографическими характеристиками, но не нарушающих закон. Досуговая деятельность правонарушителей имеет свою специфику: она преобладает над всеми другими (учеба, занятия спортом, различные виды социально-полезной внешкольной деятельности).

Для правонарушителей характерны связи с лицами, имеющими аналогичные взгляды, ориентации и привычки поведения. Часто такие межличностные связи принимают антисоциальную направленность, становясь, таким образом, криминогенными. Они устанавливаются и развиваются в основном в сфере досуговой деятельности уже достаточно деморализованных подростков.

Конечно, нельзя считать образование досуговых товарищеских групп чем-то предосудительным, общественно опасным. Они вполне естественны для этой возрастной группы. Более того, потребность ребят в общении в наибольшей степени удовлетворяется именно в таких стихийных неформальных группах. В значительной мере это объясняется дефицитом внимания к подростку со стороны близких, которые ограничивают общение с ним почти исключительно заботой о его элементарных нуждах (еда, одежда, деньги на карманные расходы и т. д.).

Подростку же больше хотелось бы видеть в родителях не столько «кормильцев», сколько друзей и советчиков. При всей своей тяге к самостоятельности подростки остро нуждаются в жизненном опыте, помощи и поддержке старших. Однако реальные взаимоотношения подростков с родителями часто обременены конфликтами на почве непонимания друг друга.

Недостаток внимания со стороны взрослых — не единственная причина, побуждающая подростка искать группу сверстников. Не менее важный мотив — стремление к неформальному общению, общению эмоционально значимому. Конечная цель такого эмоционального общения состоит не только в проведении досуга, но и в получении подростком информации об отношении сверстников к нему, то есть в определении своего личного статуса, и, в конечном счете, в самореализации.

Качество общения, а следовательно, и полнота удовлетворения потребности в нем у подростка могут быть различным. Выделяют три уровня общения: дефиниция — простое восприятие информации на уровне коммуникативного хобби, при котором у подростка не меняется отношение к окружающему и оно не сопровождается эмоциональными реакциями; идентификация, при которой личность слушающего претерпевает некоторое изменение: отождествляя себя с партнером, то есть принимая на себя его «роль», слушающий усваивает, хотя и частично, и систему его отношений к другим людям, к происходящим событиям и явлениям, новую для него систему ценностей; эмпатия (сопереживание) — когда подросток полностью сливается с партнером по общению, когда он вместе с ним живет, действует, переживает. Ясно, что эмоциональное участие подростка, степень удовлетворения его потребности в общении будут в каждом случае различными. Подросток стремится к самому эмоционально насыщенному уровню общения (уровень эмпатии) вследствие чувства одиночества, которое, как отмечают психологи, наиболее остро переживается в подростковом возрасте.

Ввиду отсутствия глубокого взаимопонимания между подростком и взрослыми, особенно у «трудных» ребят, наиболее высокого уровня эмоционального общения они могут добиться в кругу сверстников — в стихийных неформальных досуговых группах. В процессе такого общения со сверстниками подросток стремится выразить свой внутренний мир, свои переживания и состояния. При этом в процессе переживания он стремится к самовыражению, как бы требует понимания себя другими. Если же другие не понимают внутренний мир подростка, то есть не эмпатируют или неадекватно эмпатируют, то в межличностном общении возникает определенный диссонанс, нарушение душевного равновесия, что приводит к конфликтным ситуациям, состоянию фрустрации, сопровождаемому аффективными агрессивными вспышками.

Следует отметить, что общение на уровне эмпатии представляет определенные трудности для подростков, поскольку требует высокой психологической подготовки, психологического опыта, который у них еще недостаточен.

Основными механизмами эмпатического общения являются проекция и интроекция. Проекция в межличностных отношениях означает приписывание своих особенностей, склонностей, побуждений и чувств другим людям. Интроекция — противоположный процесс. Она понимается как приписывание личностью себе наклонностей, побуждений, переживаний и чувств других людей. Посредством интроекции человек (собеседник) создает внутреннюю картину личностных особенностей и психических состояний других людей (партнеров по общению).

На первом этапе общения проекция осуществляется либо в форме отождествления (переноса) своих личностных качеств и побуждений с личностными качествами и побуждениями партнера, либо в форме уподобления личностных особенностей партнера тем эталонам, которые выработаны на основе представления о других людях.

В процессе же интроекции происходит как бы абсорбция, то есть поглощение, впитывание образа другой личности, его внутреннего состояния.

Но, несмотря на трудность достижения подлинно глубокого эмоционального общения подростка со сверстниками, общение с ними в неформальных группах тем не менее позволяет удовлетворить следующие потребности: 

в безопасности (защищенности); 

в снятии (разрядке) нервно-психического напряжения; 

в понимании, сочувствии, сопереживании; 

в дружбе (в ощущении своей нужности другому); 

в самостоятельности, независимости, автономии от взрослых; 

в положительной оценке, уважении со стороны равных себе сверстников (завоевание личного статуса); 

в утверждении себя, завоевании популярности, признании (приобретение социального статуса); 

в получении новой информации; 

в достижении эмоционального комфорта.

Свойственная подросткам, членам досуговых групп, склонность противопоставлять себя окружающему миру, взрослым проявляется в ряде особенностей их поведения, имеющих демонстративный характер. Сюда относятся в первую очередь такие признаки (символы) их независимости и противопоставленности взрослым, как особенности одежды, жаргон (юношеское арго).

Употребляемые подростками термины нередко грубы, подчеркнуто условны, сплошь и рядом словам придается смысл, противоположный их обычному значению, часто встречается заимствование словечек из блатного лексикона. Вся эта словесная игра выполняет функцию отделения «своих» от «посторонних», а также упрочивает групповую солидарность.

Но не только этими чисто внешними атрибутами ограничивается различие между миром взрослых и миром подростков.

В настоящее время в связи с массовым распространением стихийных досуговых подростковых компаний (групп) наметился определенный разрыв между ценностями, принятыми в этих группах, и нравственно-правовыми общепринятыми ценностями мира взрослых, что не может не вызывать чувства тревоги по следующим причинам. Во-первых, при определенных негативных социальных условиях в досуговых стихийных подростковых группах могут возникать и получать распространение такие уродливые явления, как пьянство, наркомания, токсикомания, проституция, преступность. Во-вторых, возрастная отчужденность может сопровождаться резким ослаблением социального контроля, нарушением важнейшей функции процесса социализации подрастающего поколения — ослаблением преемственности между поколениями вследствие деформации системы передачи и усвоения социального опыта старших. Нравственно-правовые ценности взрослых, такие, как доброта, взаимное доверие, готовность к сотрудничеству и взаимопомощи, честность, порядочность, трудолюбие, социальная ответственность, справедливость, уважение к закону и многие другие, не передаются по наследству. Они должны быть усвоены в процессе нравственно-правовой социализации, воспитания, в процессе общения со старшими, которые этими качествами обладают, сознают их ценность, стараются привить подросткам. Речь идет, таким образом, не о биологическом наследовании, а о социальном, которое не может происходить без активного участия старшего поколения. Если же подростки находятся в контакте лишь со своими сверстниками, если только их группа является для них референтной, то они не усваивают типы поведения, обусловленные культурными традициями и основанные на взаимном уважении, нравственно-правовых началах поведения.

При неблагоприятных социальных условиях досуговые подростковые группы могут постепенно перерастать в асоциальные, а затем и антисоциальные.

На первом этапе негативного развития группы связи ребят в ней неглубоки, случайны, группы аморфны, признанного вожака нет. Членами такой группы являются «трудные» подростки, которым свойственны негативное отношение к учебе, недисциплинированность, эпизодическое девиантное поведение (курение, азартные игры, употребление спиртных напитков, наркотиков, мелкие кражи, бродяжничество).

На втором этапе, если группа сохраняется, она стабилизируется, численность ее уменьшается, в ней появляется вожак. Негативное отношение к учебе перерастает во враждебное отношение к педагогам, лучшим ученикам, в целом к школе. Члены таких групп уже регулярно совершают не только аморальные поступки, но и серьезные правонарушения — кражи, хулиганские действия.

На третьем этапе деформации группа начинает жить по своим узкогрупповым нормам, оправдывающим асоциальное поведение. Лидером группы в большинстве случаев становится лицо, отбывшее наказание. Происходит окончательный разрыв со школой, ПТУ; девиантное поведение перерастает в преступное (хищения, грабежи, злостное хулиганство, угон автотранспортных средств и др.).

Таким образом, группа перерастает в криминогенную.

Механизм разлагающего влияния криминогенных групп на ее членов выглядит следующим образом: доминирующей, а затем единственно возможной формой досуга рано или поздно становится бесцельное времяпрепровождение, пьянство, наркомания, общение с женщинами аморального поведения, драки между собой, изнасилования, кражи и грабежи с целью добычи денег для приобретения спиртного, наркотиков. Все это неизбежно приводит к деградации личности.

Если подросток «застревает» в такой группе надолго, то негативные последствия дефектов правовой социализации могут стать необратимыми.

Раздел II. Правовая психология

Глава 1. Право как фактор социальной регуляции поведения личности

§ 1. Социально-регулятивная сущность права

Жизнедеятельность человека в обществе регулируется социально-нормативными механизмами – социальными нормами и социальным контролем. В этом механизме центральное место занимает право, правовое регулирование – упорядочение общественных отношений путем обязательного подчинения поведения субъектов этих отношений государственно-санкционированным нормам. Отражение в сознании людей правозначимых сторон действительности и психическая регуляция человеком своего правозначимого поведения называется правовой психологией.

Правовой психологией называется и раздел юридической психологии, который изучает психологические аспекты правопонимания, правотворчества, формирования индивидуального, группового и общественного правового сознания, правовой социализации личности и ее правосоотнесенного поведения.

Право, правовое регулирование – основная форма социального регулирования. Регуляция социальных процессов – направленность поведения социальных общностей и отдельных индивидов на их оптимальное функционирование и социальное развитие.

Социальное регулирование обеспечивает упорядоченность жизнедеятельности общества, его поступательное развитие. Оно связано с принятой в данном обществе системой ценностей, определяется уровнем общественного сознания. Уже в первоначальной форме человеческого общественного строя – в первобытной общине – сформировалась система дозволений и строгих запретов. Первоначально социальные требования соотносились с конкретными ситуациями, но затем становились все более обобщенными.

Право возникло в связи с развитием производства, свободного товарообмена, когда поведение отдельного человека высвободилось от традиционных общинных устоев, приобретало все большую автономию. «На известной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена продуктов и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится затем законом. Вместе с законом необходимо возникают и органы, которым поручается его соблюдение – публичная власть, государство»1.

Усложнившаяся общесоциальная система отношений уже не могла охватываться конкретными обычаями отдельных общин. Право возникло из необходимости предоставления свободному человеку определенных дозволений и наряду с этим упорядочения и ограничения индивидуальной активности интересами социума. Возникла и развивалась социально-регулятивная культура человечества, которая и является основным признаком цивилизации.

Социальное расслоение общества было первопричиной возникновения права, правового регулирования, но отсюда не следует, что право выполняет узкоклассовую функцию. Право с самого возникновения регулирует наиболее сложные, во многих случаях конфликтные, сферы взаимодействия людей. Вот как мотивировалась необходимость права уже в первом своде законов: «Для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого» (Сборник законов царя Хаммурапи, XVIII в. до н. э.).

Та же исходная позиция права просматривается и в древнеиндийских законах Ману: «Если бы царь не налагал неустанно наказание на заслуживающих его, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле». В Древнем Риме сущность права была сформулирована более лапидарно: «Право – искусство правды и справедливости».

Право – многогранное системное явление, обеспечивающее саморазвитие общества. В теоретическом плане право должно быть охвачено всеми обществоведческими науками – философией, социологией, психологией, теорией информации и др.

В интересующем же нас аспекте право выступает как фактор гармонизации личных интересов людей с общественной необходимостью, как фактор социальной регуляции индивидуального поведения. В сфере права психология личности взаимодействует с общесоциальными и групповыми ценностями, социальными ожиданиями и установками. Юридические нормы транслируют человеку модель должного поведения в сложных противоречивых конфликтных жизненных ситуациях. Все писаные законы прошлых времен – срезы особенностей человеческого поведения в прошлом, «археологические пласты» психологии. Право отражает существенные особенности общественного сознания, особенности поведения людей конкретной исторической эпохи.

Личностная автономия, утверждаемая современным правом, стала возможной лишь на определенном историческом этапе психического и социального развития человека, когда внешние социальные регуляторы трансформировались в социально адаптированные внутриличностные регуляционные механизмы.

Концептуальной основой правового регулирования является правопонимание. От правопонимания – трактовки сущности права зависит реализация права. Современное понимание права – понимание его как основного средства реализации социальной целесообразности и справедливости. Справедливость связана с представлениями людей о должных отношениях между ними, о соответствии между их деяниями и возданием им, между трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, между заслугами людей и их общественным признанием. Справедливость – условие нормального развития социума. Справедливо все нравственное. Несправедливы безнравственность, произвол, беззаконие. Поступки людей, результаты их поведения подлежат социальной оценке через категорию справедливости. Справедливое – социально должное. Этот общечеловеческий эталон социально должного и лежит в основе права, является его сущностью.

Возникновение права как всеобщей меры социально допустимого и социально целесообразного поведения ознаменовало возникновение эры цивилизованных отношений между людьми. И в наши дни право, система правоприменения являются показателем уровня социального развития общества, показателем уровня дозволений человеческой активности, а вся правовая система – механизмом, обеспечивающим функционирование общества как самоорганизующейся системы, механизмом непрерывного наращивания самоценности человека. Нацеленность права на стабильную целесообразность человеческого поведения характеризует его неразрывную связь с психологией общественного поведения человека. И там, где нет законодательной гарантии активного гражданского поведения, нет личной свободы граждан, там нет правового государства.

Право – феномен поведенческой культуры общества, алгебра поведения человека в социально развитом обществе, инструмент цивилизованного разрешения межличностных конфликтов. Право закрепляет в обязательно-нормативной форме достижения человеческой культуры, духовно-нравственные ценности человечества, ограждает общество от вторжения в него демонических сил.

Прорыв человечества к гражданскому обществу, обеспечивающему высокое достоинство личности, ее автономную самореализацию, – прорыв к высотам человеческой духовности. Право как атрибут и социально-нормативный механизм цивилизации исторически формировалось на идеалах свободы и гуманизма, его развитие сопровождалось все большим «связыванием» государства в интересах личности.

Типизированные модели социально значимого поведения фиксируются в правовых нормах, обеспечивающих реализацию права на микроуровне. Однако в каждой правовой норме проявляются общие правовые принципы, «дух закона». (Поэтому было бы неправильным определять право только как систему правовых норм.)

Право – не только показатель прогрессивного развития общества, но и инструмент этого развития. При этом существенное значение имеет каждый элемент правовой системы.

Правовое воздействие на поведение членов общества осуществляется через механизм правового регулирования. Являясь разновидностью социального регулирования, правовое регулирование осуществляется по информационному и ценностно-ориентационному каналам. В качестве объекта правового регулирования выступает волевое поведение людей, зависящее от социально-психологического состояния среды, уровня социальных притязаний в обществе, социально-культурного наследия общества. Эффективность правового регулирования зависит не только от его «жесткости», но и от соотнесенности со свойствами объекта этой регуляции. Уровень развитости правовой системы в значительной мере определяется ее соотнесенностью с насущными потребностями общества, психологическими особенностями человеческого поведения. Правовые средства могут быть адекватными и неадекватными социально-психологическим условиям реализации права. Однако социально-неадекватными могут быть не только средства реализации права, но и сама извращенная сущность права, присущая тоталитарным системам.

В период советского тоталитаризма многие юридические законы имели антиправовой, несправедливый характер и их исполнение требовало грубого принуждения. Многие из них были абсурдными (налоги на холостяков, фруктовые деревья и др.), нормативно-конфликтными – противоречили нравственным нормам. Систематическое извращение правовой сущности законов вело к резкому падению престижа законов, правовой десоциализации общества.

В настоящее время наше общество стоит перед необходимостью социокультурной реформации. Первоочередной социальной задачей является легитимизация нашего общества – неукоснительное подчинение всей его жизнедеятельности требованиям закона.

Формирование правового государства связано с глубокими процессами утверждения правовых ценностей в психологии личности, утверждением правовой ориентации в системе социальной адаптации личности. И если мы хотим добиться уважения к закону, мы должны создать законы, достойные уважения.

Переход нашего общества к социально-рыночным отношениям сопряжен с рядом новых экономических, правовых и социально-психологических трудностей. Общество должно адаптироваться к принципиально новым для него условиям жизнедеятельности, осуществить не только экономическую, но и идеологическую и социально-психологическую переориентацию. Правовая дестабилизация порождает массовую дезорганизацию социально значимых форм поведения, активизируются не урегулированные правом корпоративные формы поведения. Правовая неупорядоченность отношений свободного предпринимательства дезорганизует не только экономику, но и массовое правосознание, порождает ценностную дестабилизацию в умах людей, подрывает духовный потенциал общества. В этих условиях возникает описанное Э. Дюркгеймом социально негативное явление – аномия (резкое снижение престижности закона).

§ 2. Социально-психологические аспекты эффективного правотворчества

Стартовым и системообразующим звеном правовой регуляции являются разработка и издание правовых норм – юридических законов. Общеобязательную силу может приобрести лишь та правовая норма, которая способна выполнять функцию социальной нормы, т.е. отвечать социальным потребностям общества и личности, соответствовать социально-психологическим механизмам человеческого поведения.

Стабильное правотворчество в ряде случаев должно предваряться пилотажными (предварительными) исследованиями, обеспечивающими получение первичной информации об эффективности предлагаемых правовых новаций. Необходима разработка теории эффективности норм права. Критерии эффективности норм закона неодинаковы в различных отраслях права. Так, для принятия уголовно-правовой нормы необходимо предварительное выяснение распространенности и причинной обусловленности запрещаемого деяния, объема социального вреда, наносимого этим деянием, возможности резкого сокращения распространенности этого деяния другими социорегулятивными средствами, подготовленности общественного сознания для принятия соответствующей нормы, возможности реализации вводимой нормы механизмом контроля над ее осуществлением. Особенно важно четкое представление целей, на достижение которых направлена вводимая правовая норма, четкое осознание того, какие формы человеческого поведения требуют расширения репрессий, а какие – их сужения, каковы психологические механизмы общепревентивного воздействия норм права.

Необходима разработка критериев и показателей эффективности норм права. При этом должны учитываться и социально-психологические механизмы соционормативного поведения. (Так, отсутствие свидетельского иммунитета, существовавшее в советском уголовно-процессуальном праве, обязывало даже ближайших родственников давать обвинительные показания в отношении друг друга. Однако эта норма содержала в себе «конфликт норм», она противоречила элементарным нравственным требованиям и в силу этого, как правило, не выполнялась. Подзаконная норма, принятая Министерством торговли об обязательной сдаче продуктовых остатков, не вошедших в норму утряски и усушки, ни разу никем не была выполнена.) Правовая норма может не действовать в силу дефектов практики ее применения. Престиж права, солидарность личности с принимаемыми законами, интернализация (присвоение) личностью защищаемых ими социальных ценностей, правовая социализация личности – таковы проблемы правовой психологии.

§ 1. Понятие правосознания

Правосознание – сфера сознания, связанная с отражением правозначимых явлений, совокупность взглядов и идей, выражающих отношение людей, социальных групп к праву и законности, их представления о должном правопорядке, о правомерном и неправомерном.

Правосознание людей определяется правовыми устоями общества, практикой правоприменения, реальными условиями жизнедеятельности людей, нравственным опытом и традициями общества, системой распространенных оценочных отношений к правозначимым явлениям. Наиболее устойчивые нормативно-ценностные позиции личности образуют сферу ее правозначимых установок – вызывают стереотипную готовность к определенным действиям в правозначимых ситуациях.

§ 2. Формы и уровни правосознания и правоисполнительного поведения

Правосознание подразделяется на общественное, групповое и индивидуальное. Общественное правосознание – сфера общественного сознания, отражающая правозначимые явления общественного бытия; общественное правосознание взаимодействует с правовой идеологией – системой господствующих правовых идей, взглядов и установок, определяет направленность правотворчества и механизмы праворегуляции.

В отличие от общественного правосознания групповое правосознание стихийно, зависит от узкогрупповых интересов, которые нередко противостоят общественным интересам. Групповое сознание может быть и асоциальным.

Индивидуальное правосознание еще более разнообразно. Оно в значительной мере определяется правосознанием малых -социальных групп, в которые включена личность, условиями ее бытового формирования. Индивидуальное правосознание отличается различными уровнями развития.

На элементарном уровне индивидуальное правосознание выражается в согласовании конкретной правозначимой деятельности с эмпирическим представлением о нормах правомерного поведения. Более высокие уровни правосознания проявляются при осознании сложных правовых ситуаций, правовых институтов, правового статуса человека в обществе.

Высший уровень индивидуального правосознания характеризуется совокупностью взглядов на правовую систему, осознанием социальной значимости права, оценкой его сущности, овладением правовой идеологией. Это концептуальный уровень правосознания.

В повседневном поведении людей существенное значение приобретают модели поведения, которые люди создают на основе общих представлений о должном поведении.

Индивидуальное правосознание проявляется в мотивах правозначимых поведенческих актов, особом структурно-личностном образовании – солидарности личности с правом или в правовом негативизме – отрицании правовых ценностей. Солидарность личности с правом означает, что правомерное поведение само по себе становится личностно принятой ценностью, самодовлеющим интересом личности.

Реализация правовых норм в реальном поведении человека – сложный социально-психологический и индивидуально-психологический процесс. Однако не психологические процессы детерминируют человеческое поведение. Сознание регулирует поведение человека, но и само формируется условиями жизнедеятельности индивида.

Правосознание нельзя рассматривать как некое обособленное психическое образование. Правосознание человека определяется его общей ценностной ориентацией в отношении общества, ее способностью к соционормативной саморегуляции.

Дефекты правосознания – не столько «правовые пробелы», сколько негативное отношение к праву, противопоставление ему узкоэгоистических, своекорыстных интересов и устремлений индивида. Первопричина противоправного поведения – не «дефекты» правосознания, а те реальные жизненные условия, которые эти «дефекты» порождают.

Поведение, регулируемое правовыми нормами, называется правоприменительным поведением. Его можно подразделить на три группы:

  • правоисполнительное– потребности личности, цели и средства их достижения совпадают с правовыми требованиями;
  • правопослушное– цели и средства их достижения совпадают с общественными требованиями не в силу внутреннего убеждения личности, а в силу ее конформности;
  • законопослушное– потребности, желания, интересы личности не совпадают с общественным требованием, но личность в силу боязни наказания подчиняется требованиям закона.

Степень социальной адаптации может быть различной, но четкая грань между социально адаптированным и неадаптированным поведением определяется законом. Все разновидности преступлений – проявления социально неадаптированного поведения.

Правосознание личности в правовом обществе обусловлено господствующими в обществе идеями прав личности, пониманием сущности права как основного социального блага, обеспечивающего свободу и благополучие людей.

Права человека не требуют какого-либо предварительного разрешения со стороны государственных должностных лиц. Законодательные акты, утверждающие разрешительный порядок реализации тех или иных гражданских прав, антиконституционны. Все гражданские права реализуются лишь в уведомительном и регистрационном порядке. Нормативные акты, ограничивающие права человека, не могут быть засекреченными.

Реализация гражданских прав зависит от всеобщей доступности процедуры их защиты. Личность противостоит авторитарному, внешнему принуждению. Сущность личностной автономии заключается не в изолированности индивида от общества, а в его праве на личную жизнь. Личность формируется в процессе социализации, но навстречу этому процессу идет внутренний процесс обособления личности, процесс формирования ее индивидуальности, самосознания. Каждый человек взаимодействует с миром в соответствии со своей совестью, внутренним самоконтролем. Человек становится подлинно свободным лишь тогда, когда общественная стимуляция трансформируется в его личную мотивацию, становится личной необходимостью.

Правосознание членов общества определяется их правовой культурой, знанием их прав и обязанностей, правовой просвещенностью. Эффективность же судопроизводства зависит от правосознания правоисполнителей, их юридической компетентности и ориентации в человеческом факторе.

Многие правовые решения зависят от понимания юристом психологической сущности исследуемого им социального явления. Принимая решение по внутреннему убеждению, юрист должен быть уверен не только в том, что он правильно использовал категории формального права, но и в том, что учел законы человеческого бытия, социально-психологические механизмы взаимодействия людей.

С широким кругом психолого-юридических проблем встречается юрист в уголовно-правовой, уголовно-исполнительной и гражданско-правовой сферах. Перейдем к рассмотрению этих проблем.

Остановимся вначале на объекте уголовно-правовой регуляции – психологии криминального поведения.

Глава 3. Психологические предпосылки (условия) эффективности правовых норм

 

Одной из важнейших задач правовой науки является изучение эффективности правовых предписаний, норм, что предполагает рассмотрение социального механизма действия права.

Под социальным механизмом действия права понимается механизм взаимодействия правовых и иных социальных факторов, принимающих участие в функционировании права на всех его этапах. При этом необходимо рассмотреть социальное действие как процесс и как систему, выявить ее элементы, показать существующие между ними взаимосвязи, характер их взаимодействия в социальной среде.

Ученые-юристы давно пришли к выводу о том, что выявить и оценить действие правовой нормы без учета социальных факторов невозможно, поскольку правовая норма действует не в вакууме, не в безжизненном пространстве, а имеет дело со всем многообразием человеческих отношений.

Действие права — это процесс движения от нормы к социальному результату. Реализация права — явление сложное, не сводимое к изданию актов по его применению. Исходными элементами правореализации служат юридическая норма и социальная ситуация, к которой она непосредственно относится. Социальная ситуация образует условия эффективной реализации правовых норм или препятствует этому.

В целом можно выделить следующие группы условий эффективности правовых норм: 

макросоциальные условия (реальные социально-экономические возможности общества, правовая система, социальные институты, правовая культура, общественное мнение, престиж права и т. д.); 

микросоциальные условия (различные формальные и неформальные группы, трудовые коллективы);

личностные условия субъекта, реализующего право.

Остановимся более подробно на каждой группе условий.

Совершенно очевидно, что нормативный акт, который отвечает объективным потребностям общества, интересам народа, будет эффективным на практике. Действенность права зависит также от социальной и политической стабильности общества, слаженности в работе государственных и общественных институтов, высокой правовой культуры населения в целом.

Заметное влияние на законодательный процесс, на реализацию правовых норм оказывает общественное мнение, под которым понимают совокупность представлений, оценок и суждений здравого смысла, разделяемых большинством населения либо его частью. Воздействие общественного мнения велико, и его необходимо учитывать законодателю при разработке того или иного правового акта. Для этого должны проводиться опросы общественного мнения, направленные на выяснение отношения граждан к тем или иным идеям и положениям концепции правовой нормы. В процессе работы над проектом нормативного акта необходимо выявить меру согласия с его основными положениями той части общества, интересы которой он затрагивает. Момент согласия, поиска консенсуса в обществе имеет принципиальное значение в реализации закона. Ведь закон — это общая норма, выражающая всеобщий интерес, который и надлежит выяснить законодателю в ходе изучения общественного мнения.

Если же законодатель игнорирует мнение граждан относительно принятого правового акта, то это может обернуться социальными издержками.

Так, например, при оценке гражданами акта об амнистии, принятого в 1994 г., более 40 % опрошенных заявили, что после амнистии политическая ситуация в стране ухудшится. Авторы закона объявили это мнение некомпетентным. Но, как показала жизнь, преступность после издания этого акта продолжала возрастать. «Видимо, отрицательное социально-психологическое значение освобождения правонарушителей не было должным образом учтено инициаторами закона».

Действенность правовой нормы зависит также и от престижа права в обществе. Следует различать престиж права в целом, престиж отдельных отраслей права, а также доверие, которым пользуется право в теории и на практике. Значительное уважение к праву в обществе дает возможность реализовывать различные нормативные акты без использования инструментов санкций и контроля, а низкий престиж права, наоборот, требует повышения эффективности действия аппарата принуждения и контроля, восполняя тем самым издержки деятельности этого аппарата.

Общее уважение к праву, солидарность с правовыми требованиями, внутренняя убежденность в необходимости соблюдения правовых норм, сознательное отношение к ним говорит о достаточно высоком уровне правосознания граждан.

Необходимо отметить также то обстоятельство, что уважение к праву начинается с «верхов», а именно: чем больше лицо, наделенное высоким социальным статусом, уважает право и соблюдает его, тем более ценным социальным эталоном для граждан становится это лицо. Соответственно чем большим уважением в обществе пользуется руководящее лицо, представляющее тот или иной властный правовой орган, тем более уважаемым становится данный орган, олицетворяющий право. Рост уважения к руководству приводит к росту уважения к праву, в результате возникает целостное, глобальное уважение права. Этот целостный престиж права обладает большим потенциалом и может распространять свое влияние на те области, где право еще не приобрело своего престижа, либо, наоборот, уже успело его утратить.

Вторая группа условий эффективности правовых норм — микросоциальные условия (наличие различных социальных групп) — выполняет, в сущности, функцию социально-психологического обеспечения правореализации.

Эффективность правовой нормы значительно повышается, если ее действие дополняют, развивают и подкрепляют другие социальные нормы, существующие в различных социальных слоях, группах.

Как известно, кроме правовой системы, регулирующей общую правовую культуру данного общества, в нем существуют и так называемые правовые подкультуры, свойственные тем или иным социальным слоям, группам. Эти группы могут различаться практикой исполнения права, своеобразным пониманием его, но в целом они законопослушны. Если нормы правовой системы общества одобряются, признаются данной социальной группой в высокой степени, то она характеризуется высоким правосознанием. В этих случаях уже не нужно обещание какой-либо выгоды или угрозы наказания для обеспечения поведения, определенного конкретными правовыми предписаниями.

Другие группы могут и не одобрять официальные правовые предписания, испытывать искушение их нарушить, но угроза санкций заставляет их этого не делать.

Третьи группы ведут себя в целом законопослушно, но некоторым ее членам свойственно отступать от каких-либо процедурных моментов поведения. Например, в среде бизнесменов, где оборот товаров и денег проходит быстро, соблюдение всяких формальностей иногда замедляет скорость и интенсивность торгово-финансовых операций. Это приводит к созданию своеобразной правовой подкультуры, которая легализует всякие отступления от формализма при заключении и продлении контрактов. В результате значительное число торговых сделок, связанных с большим хозяйственным риском, заключается под «честное слово», составлением короткой записи, по телефону и т. д.

Третья группа условий эффективности правовых норм относится к личностным особенностям индивида, принимающего решение о правильности поведения. Можно говорить о психологическом обеспечении реализации правовых норм.

Абстрактное правовое предписание начинает действовать тогда, когда оно в виде сложного комплекса доходит до своего получателя — конкретного гражданина.

Правомерное поведение гражданина может мотивироваться как внешними факторами, так и внутренними. При внешней мотивации человек соблюдает норму права постольку, поскольку он учитывает негативные последствия, которые могут возникнуть при отклонении его поведения от требований нормы. При внутренней мотивации человек принимает данную норму, адаптирует ее, рассматривает ее как собственную меру поведения.

Исследователи в сфере социологии права выявили типологию нормативного поведения индивидов. Первую группу составляют конформисты — лица, подчиняющиеся правовым нормам, вторую — нонконформисты, чье поведение отклоняется от правовых норм (девиантное поведение).

В свою очередь конформистское поведение имеет следующие разновидности:

легалистское поведение, которое характеризуется принципиальным уважением к правовым нормам, это так называемая сократовская позиция. Хорошо известно, что Сократ уважительно относился к праву даже тогда, когда оно применялось к нему самому и когда, с его точки зрения, оно было несправедливым. Он считал, что, хотя право может быть плохим и ошибочно применяться в отдельных случаях, тем не менее в целом как система должно пользоваться уважением;

оппортунистское (или инструментальное) поведение, которое в целом может быть оценено как положительное, но при условии наличия у него мотивов целесообразности, т. е. мотивов, в силу которых правовая норма одобряется ради какой-либо личной выгоды;

принудительное поведение, которое также характеризуется как соответствующее правовым нормам, однако в этом случае действует не личная мотивация, а нажим групповой подкультуры или давление официальной системы контроля, следящей за реализацией норм.

Правомерное поведение индивида характеризуется социальной значимостью, поскольку в целом укрепляет общественные отношения, правопорядок, служит положительным примером для других лиц.

Правомерное поведение мотивируется, как правило, сознанием долга, общественной потребности либо личными нравственными побуждениями — дружеской заботой, участливостью, взаимовыручкой и т. д.

В целом мотивы правомерного поведения личности могут отличаться большим разнообразием:

Убежденность в общественной пользе поступка.

Долг перед обществом, правовая обязанность.

Профессиональное чувство ответственности.

Практическая полезность поступка для других.

Стереотип, привычное поведение.

Конформизм, подчинение большинству.

Боязнь юридической или моральной ответственности.

Личная польза от совершения поступка.

Эгоистические интересы.

Негативные мотивы (месть, ревность и др.), реализуемые правомерными средствами.

Высшим уровнем мотивации правомерного поведения считается убежденность личности в социальной ценности совершаемого поступка, полезного для общества, для окружающих, родных и близких.

Заслуживает специального упоминания так называемая социально-правовая активность личности, под которой (активностью) понимается «добровольная, сознательная деятельность, выражающаяся в интересе к праву, уважении права, признании высокого престижа деятельности правовых учреждений, связанная с поиском наиболее эффективных путей использования индивидом своих правомочий или реализации своих гражданских обязанностей, гражданского долга в правовой сфере». Социально-правовая активность личности — это, естественно, правомерное поведение, но оно превосходит последнее в том отношении, что это поведение более инициативно, активно и результативно. Смелое, сопряженное с опасностью для жизни задержание матерого преступника; использование правил необходимой обороны при защите потерпевшего от преступных посягательств; внесение полезных предложений по совершенствованию законодательства или практики работы правоохранительных органов — все это примеры социально активного правового поведения.

Таким образом, наиболее эффективным можно считать такой нормативный акт, который отвечает объективным потребностям общества, поддерживается различными группами населения и реализуется гражданином, уважительно относящимся к праву.

Наряду с ситуацией принятия правовой нормы обществом или его большинством, различными группами и индивидом, что обеспечивает эффективное социальное действие права, существуют и ситуации сопротивления закону, его неприятия со стороны перечисленных субъектов правореализации. Какими факторами это обусловливается?

Начнем с макроусловий.

Наиболее негативное влияние на эффективность права оказывает отсутствие экономической и политической стабильности в обществе. К числу дестабилизирующих факторов относят прежде всего так называемую войну законов, или ситуацию сопротивления закону, порождаемую кризисными явлениями в политической, экономической и правовой сферах жизни общества переходного периода. Такая ситуация оказывает разрушительное воздействие на политическую жизнь, подрывает стабильность и легитимность власти, деформирует сознание и поведение людей, сводит на нет социальное действие правовых норм.

«Ситуация сопротивления закону, — отмечают В. Н. Кудрявцев и В. П. Казимирчук, — характеризуется как пассивным неприятием издаваемых законов, так и ясно выраженным сопротивлением принятым законодательным актам со стороны не только исполнителей, но даже самих законодательных органов нижестоящего уровня. В свое время формальным предлогом такого поведения послужили принятые во многих республиках декларации о суверенитете'».

Встречаются случаи отказа государственных органов от реализации федеральных законов и иных актов высших органов государственной власти и управления, изданных в пределах их компетенции. В некоторых регионах участились факты противостояния местной власти центральной.

Фактором, негативно влияющим на ожидаемое исполнение закона, является конфликт, резкое расхождение между требованиями принятого акта и ожиданиями населения. Поэтому, чтобы овладеть массовым сознанием, закон должен преодолеть барьер сопротивления, воздвигнутый на его пути деформированным общественным мнением.

Конфликт характеризуется как активным, так и пассивным противостоянием сторон, вызванным полярностью их интересов или различным отношением к ценностям и нормам. Правовой элемент в таком конфликте может быть выражен с различной степенью интенсивности.

Юридические конфликты могут подразделяться на глобальные и региональные, групповые и межличностные, ситуационные и позиционные, конфликты интересов и когнитивные (спор о знании или понимании проблемы); быть острыми, вяло текущими, возобновляющимися и т. д.

С точки зрения деления по отраслям права конфликты возможны в каждой из них. Как показывает судебная и арбитражная практика, наиболее распространены конфликтные взаимоотношения в сфере гражданского, трудового, финансового, налогового, хозяйственного законодательства. Меньше конфликтов в сфере действия уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права, но зато они более опасны.

Наибольшую опасность представляют межгосударственные и межнациональные конфликты, регулируемые нормами международного права, договорами и соглашениями государства.

Обширный, острый и затянувшийся конфликт способен породить кризисное состояние политической и правовой системы, которое в свою очередь может вызвать деформации в системе нравственно-правовых ценностей, дисфункцию социальных, правовых институтов.

Успешное функционирование социального института предполагает четкое определение его целей, функций и способов деятельности, рациональную организацию внутренних и внешних связей, определенную степень деперсонализации действий, а главное — практическую значимость института, его результативность для общества или социальной группы. В случае нарушения соответствующих требований социальный институт перестает выполнять необходимые функции и теряет свое значение.

Деформация института чревата рядом негативных социальных и правовых последствий. Во-первых, она вызывает социальную напряженность, поскольку рушатся социальные ожидания людей. Во-вторых, это, в свою очередь, приводит к замене официальных структур неформальными связями и отношениями, в том числе криминального характера. В-третьих, дисфункции социальных институтов, продолжающиеся длительное время, отрицательно сказываются на нравственно-правовом облике общества. В-четвертых, происходит резкое ослабление или утрата функций социального контроля указанными институтами, что приводит к распространению безнаказанности нарушителей правовых норм, а затем и к общему состоянию безответственности и аномии.

Девиантное поведение становится массовым, углубляется деформация социальных норм и других компонентов общественной жизни.

Сходные негативные социальные последствия вызывает и дисфункция правовых институтов.

Правовые институты — это как бы узлы, соединяющие воедино сеть, которую составляет правовой строй. Через эти институты осуществляется правовая деятельность, реализуются правовые акты. Правильная деятельность институтов приводит к достижению результатов, которые намечены законодателем. Неправильная их деятельность, сопровождаемая затяжкой в разрешении дел, процедурными ошибками и путаницей, отсутствием соответствующих технических условий, трудностями в деятельности экспертов, пристрастностью в разбирательстве дел, которая в значительной степени определяется коррумпированностью исполнителей, — все это в конечном итоге приводит к ошибкам в достижении результатов, неэффективности деятельности по правореализации.

Таким образом, отрицательные макросоциальные условия, такие, как дисфункция социальных и правовых институтов, война законов, резкое расслоение населения на богатых и бедных, тяжелое материальное положение большинства населения, криминализация всех ветвей власти, коррумпированность правоохранительной системы рождают у граждан неуважение к закону, правовой нигилизм. В итоге резко снижается эффективность социального действия права.

На уровне микросоциальных условий социально-психологическое сопротивление закону осуществляется различными социальными группами, имеющими специфическую правовую субкультуру. При этом степень сопротивления может быть разной. Возможно довольно активное сопротивление норме права среди более или менее ограниченного круга людей. Такая ситуация возникала при попытках введения «сухого закона» и сопровождавших его мер пресечения незаконного производства и сбыта спиртных напитков. В этом случае требовалось принудительное обеспечение нормы и усиление контроля, но лишь в отношении определенной группы людей.

Встречаются ситуации сопротивления закону, сопровождаемые открытым противодействием, порожденным столкновением политических интересов, стремлением влиятельных групп к власти, что заставляет их нагло нарушать закон, действовать в обход его. В основном это характерно для организованной преступности, ее крупных авторитетов и главарей (нередко «воров в законе»), руководствующихся в своем поведении воровской этикой, чья система ценностей открыто противостоит общепринятой.

В других криминальных кругах сопротивление закону может не выражаться столь открыто и интенсивно. В среде несовершеннолетних правонарушителей оно более пассивно.

Определенное неприятие закона, неуважение к праву встречается и в среде молодежной, подростковой субкультуры.

Чем больше в обществе слоев и групп населения, включающихся в девиантное поведение, тем сильнее (с учетом вышеперечисленных макросоциальных факторов) в обществе процесс морального разложения, аномии, что, безусловно, негативно сказывается на правомерном поведении отдельных лиц, непосредственных адресатов правовых норм.

Аномия — это такая ситуация, при которой определенное лицо проявляет неуважение к основным нравственно-правовым нормам данного общества или считает эти нормы необязательными для себя. Аномия не означает отсутствие норм или отсутствие ясности в понимании этих норм. Она означает, что лицо, которое знает о существовании обязывающих его норм, относится к ним негативно или равнодушно. Иными словами, состояние аномии сходно с состоянием правового нигилизма.

Таким образом, лица, отличающиеся правовым нигилизмом, неуважением к праву, характеризуются нонконформистским, отклоняющимся поведением.

Нонконформистом, или девиантом, индивид может стать как по принципиальным, так и по чисто прагматическим соображениям.