2. Биография Ивана Петровича Павлова

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Национальный государственный Университет

физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф.Лесгафта,

Санкт-Петербург"

Кафедра философии.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА № 1

Тема работы: «Учение И. П. Павлова о торможении в коре больших полушарий.»

ВЫПОЛНИЛ:

Студент 2 курса, группы

факультета заочного обучения

ПРОВЕРИЛ:

Санкт-Петербург

2014

Содержание

  1. Введение.
  2. Биография Павлова Ивана Петровича, его деятельность.
  3. Принципы и законы высшей нервной деятельности.
  4. Условные рефлексы.
  5. Возбуждение или торможение коры больших полушарий.
  6. Движение нервных процессов в коре больших полушарий имеет ряд закономерностей.
  7. Вывод.
  8. Список литературы.

Учение Павлова о высшей нервной деятельности создало новую эпоху в физиологии мозга. Столетняя традиция изучать мозг только в форме непосредственных на него воздействий или в форме общих наблюдений была радикально изменена введением нового метода — метода условных рефлексов. Учение об условных рефлексах является оригинальным как по своей методологической сущности, так и по методическому содержанию. Оно коренным образом отличается от всего того, что было создано па протяжении трехсот лет, начиная с момента, когда Декарт сформулировал правила ответной деятельности организма. И своей теории П. использовал декартовское понятие рефлекса, т. е. установленный эволюцией ход возбуждения от периферии к центру и обратно к периферии в виде ответного действия животного па внешние раздражения.

6 стр., 2787 слов

Высшая нервная деятельность. Учение об условных рефлексах. Возрастные особенности условно — рефлекторной деятельности

... полушарий и ближайшие подкорковые структуры являются высшим отделом ЦНС – субстратом осуществления сложных рефлекторных реакций, лежащих в основе высшей нервной деятельности. Представление о рефлекторном характере деятельности высших ... рефлекторную теорию и создал учение о высшей нервной деятельности. Ему удалось открыть нервный ... Условный рефлекс так назван И.П.Павловым потому, что для его образования ...

Условный рефлекс Павлова — это принципиально новая форма регулирования отношения животного к внешнему миру. И хотя понятие о рефлексе Декарта совпадает, как отмечает сам Павлов, с понятием условного рефлекса по детерминированию «толчка и действия», все же биологический смысл того и другого принципиально различен. И то время как первый, т. е. рефлекс в смысле Декарта, осуществляется на основе врожденных, стабильных соотношений внутри системы, второй — условный рефлекс — возникает в результате индивидуального опыта животного и человека, отличается крайней изменчивостью и приспособляемостью к любым внешним условиям. Биологически условный рефлекс представляет собой наивысшую форму приспособления животного к внешнему миру и поэтому в процессе эволюции оказался связанным по преимуществу с самым молодым и в то же время с самым комплексным образованием нервной системы — с корой головного мозга.

2. Биография Ивана Петровича Павлова

Павлов Иван Петрович [14(26).9. 1849, Рязань, — 27.2.1936, Ленинград], советский физиолог, создатель материалистического учения о высшей нервной деятельности и современных представлений о процессе пищеварения; основатель крупнейшей советской физиологической школы; преобразователь методов исследования функций организма на основе разработанных им методов хирургической физиологии, позволивших вести хронический эксперимент на целом практически здоровом животном, то есть в условиях, максимально приближающихся к естественным; академик АН СССР (1907; член-корреспондент 1901).

Окончив в 1864 рязанское духовное училище, Иван поступил в рязанскую духовную семинарию. В эти годы он познакомился с идеями русских революционеров-демократов (А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского, Н.А.Добролюбова), с книгами Д.И.Писарева и И.М.Сеченова и прежде всего с его трудом «Рефлексы головного мозга» (1863).

10 стр., 4535 слов

Физиология ВНД (ШУСТОВ)

... торможение, Павлов указывал, что этому торможению имеется аналог- торможение спино-мозг рефлекса, если сильно раздражать спинные нервы. Физиология ВНД (ШУСТОВ ... к изменению в окружающей среде. В основу учения Павлова положены 3 принципа: -принцип детерменизма - причиной ... исследования высших нервных деятельностей Метод усл.рефлексов. который открыл иван петрович павлов. смысл закл. в том что ...

В 1870 поступил на юридический факультет, но вскоре перешёл на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета (специализировался по физиологии животных у И.Ф.Циона и Ф.В.Овсянникова), по окончании которого (1875) поступил на 3-й курс Медико-хирургической академии (ныне Военно-медицинская академия — ВМА), одновременно (1876−78) работал в физиологической лаборатории К.Н.Устимовича; по окончании ВМА (1879) был оставлен заведующим физиологической лабораторией при клинике С.П.Боткина. В 1883 Иван защитил докторскую диссертацию «О центробежных нервах сердца». В 1884−86 был командирован для совершенствования знаний за границу в Бреслау и Лейпциг, где работал в лабораториях у Р. Гейденгайна и К.Людвига. В 1890 избран профессором и заведующим кафедрой фармакологии ВМА, а в 1896 — заведующим кафедрой физиологии, которой руководил до 1924. Одновременно (с 1890) Иван Петрович — заведующий физиологической лабораторией при организованном тогда институте экспериментальной медицины. С 1925 до конца жизни Иван Петрович руководил институтом физиологии АН СССР.

В 1904 Павлов удостоен Нобелевской премии за многолетние исследования механизмов пищеварения (именно в эту серию работ входят известные всему миру «павловские фистулы», полностью преобразовавшие данную область физиологии); эти труды Иван поставили физиологию пищеварения на строго научную основу. Научное творчество Иван Петрович оказало революционизирующее влияние на представления того времени о кровообращении и особенно о пищеварении, а его учение об условных рефлексах послужило фундаментом для последовательно материалистического подхода к изучению высших функций мозга животных и человека. Вслед за изучением хода нервов, ускоряющих работу сердца, Павлов Иван исследовал регуляцию пищеварительной деятельности поджелудочной железы, предположив наличие в ней двойной иннервации.

С исследований Павлова начинается новая, богатая исключительными достижениями эпоха изучения рефлекторной деятельности головного мозга. Заслуга Павлова заключалась прежде всего в открытии нового метода. Павлов прекрасно сознавал, что вплотную подошел к «области явлений», которые сам много лет называл психическими. Вместо с тем он очень высоко оценивал то обстоятельство, что в эту область он вступил без изменения «методического фронта», т. е. сохранил физиологическую трактовку всех без исключения проявлений организма. В этом и состояла огромная научная сила теории условного рефлекса в момент ее зарождения"

17 стр., 8421 слов

Павлов, Иван Петрович

... очаг возбуждения в центральной нервной системе, создающий скрытую готовность организма к определенной деятельности при одновременном ... служителями церкви. Отец Пётр Дмитриевич Павлов (1823—1899), мать — Варвара Ивановна (урождённая Успенская) (1826—1890). ... на их основе постулировал существование нейронных полей мозга, ответственных за различные феномены восприятия. Он усовершенствовал ...

Переход Павлова от работ в области пищеварения к изучению высшей нервной деятельности был далеко не случайным. Он был обусловлен ходом предшествующих исследований в его лаборатории и постепенно назревших изменений во взглядах Павлова на приспособительную деятельность пищеварительных желез, которые заставили его сделать столь важный шаг, определив шин судьбу всей физиологии мозга. Можно с уверенностью утверждать, что на рубеже 20 в. Павлов пережил один из тех внутренних конфликтов, которые часто в жизни гениальных людей дают скачкообразное развитие идей и которые трудно понять при поверхностной оценке фактов.

В самом деле, казалось бы, какая может быть органическая связь между физиологией пищеварения и темп сложными процессами коры головного мозга, которые выделяют человека из всего ряда животных и делают его хозяином природы? А между тем эта связь есть. Можно шаг за шагом проследить, как в сознании Павлов все большее место занимали законы приспособления организма к внешним условиям.

3. Принципы и законы высшей нервной деятельности

Деятельность коры головного мозга подчинена ряду принципов и законов. Основные из них впервые установлены И. П. Павловым. В настоящее время некоторые положения павловского учения уточнены и развиты, а отдельные из них пересмотрены. Однако для овладения основами современной нейрофизиологии. Введенный в науку известным этологом Конрадом Лоренцем в 1935 году термин «импритинг» (запечатление) означает внезапное устойчивое запечатление отдельных объектов в качестве побудителей определенных форм поведения. Так, импритинг у гусят, выращенных в инкубаторе, проявляется в том, что они неотступно следуют за первым движущимся предметом, увиденным ими сразу после рождения необходимо ознакомиться с фундаментальными положениями учения Павлова. Аналитико-синтетический принцип высшей нервной деятельности. Как установлено И. П. Павловым, основным фундаментальным принципом работы коры больших полушарий головного мозга является аналитико-синтетический принцип. Ориентация в окружающей среде связана с вычислением отдельных ее свойств, сторон, признаков (анализ) и объединением, связью этих признаков с тем, что полезно или вредно для организма (синтез).

6 стр., 2584 слов

Препараты группы регулируют процессы торможения и возбуждения в коре головного мозга

... действия грандаксина: аллергические реакции, повышение возбудимости. Противопоказан при беременности. Седативные средства Препараты группы регулируют процессы торможения и возбуждения в коре головного мозга ... – это препараты, которые изменяют (нормализуют) психическую и эмоциональную деятельность человека. Клинические проявления психических заболеваний: Бред – нарушение мышления, умозаключений ...

Синтез, как отмечал И. П. Павлов, есть замыкание связей, а анализ — все более тонкое отчленение одного раздражителя от другого. Аналитико-синтетическая деятельность коры головного мозга осуществляется взаимодействием двух нервных процессов — возбуждения и торможения и подчинена следующим законам. 1. Закон образования временной нервной связи: при многократном подкреплении нейтрального раздражителя безусловным (жизненно значимым) раздражителем между корковыми центрами этих воздействий образуется временная нервная связь. 2. Закон угасания временной нервной связи: при многократном неподкреплении условного раздражителя безусловным временная нервная связь между ними угасает. 3. Закон иррадиации возбуждения: очень сильные (как и очень слабые) раздражители при длительном воздействии на организм вызывают иррадиацию — распространение возбуждения по значительной части коры больших полушарий. (Так, наблюдая за спором двух людей, мы можем заметить внешнее проявление того, как возбуждение их речедвигательных зон постепенно все более и более захватывает и другие двигательные зоны. Люди нередко начинают усиленно жестикулировать, быстро передвигаться с места на место, а при недостатке воспитания и воли некоторые переходят и к более «энергичным» действиям.) Иррадиация возбуждения вызывает значительное повышение тонуса коры мозга. В результате даже незначительные раздражители вызывают обостренную реакцию; нормальное течение мышления сменяется «скачкой мыслей». Только оптимальные раздражители средней силы вызывают строго локализованные очаги возбуждения, что и является важнейшим условием успешной деятельности.

14 стр., 6602 слов

Психика и мозг. Результаты и перспективы исследований д.И.Дубровский

... .д.). Если программи­руемым результатом выступает, например, какое-либо телесное изменение, сравнительно простое действие (скажем, я хочу взять ... о локализации психических функций), выдающихся результатов в области изучения функциональной асимметрии мозга и психофизиологии чув­ственного отображения. ... . ежегодник. М., 1984. 35 Крик Ф. Мысли о мозге // Мозг. М., 1984. С.275. 36 Pulnam H. The ...

4. Закон взаимной индукции нервных процессов: на периферии очага одного процесса всегда возникает процесс с обратным знаком. Если в одном участке коры сконцентрирован процесс возбуждения, то вокруг него индуктивно возникает процесс торможения. Чем интенсивнее очаг возбуждения, тем интенсивнее и более широко распространен вокруг него процесс торможения. Наряду с одновременной индукцией существует последовательная индукция нервных процессов — последовательная смена нервных процессов в одних и тех же участках мозга. Только оптимальное соотношение процессов возбуждения и торможения обеспечивает поведение, адекватное (соответствующее) окружающей среде. Нарушение баланса между этими процессами, преобладание одного из них вызывает значительные нарушения в психической регуляции поведения. Так, преобладание торможения, недостаточное взаимодействие его с возбуждением приводят к снижению активности организма (вплоть до сна наяву).

Преобладание возбуждения может выразиться в беспорядочной деятельности, ненужной суетливости, снижающей результативность деятельности. Процесс торможения ограничивает и направляет в определенное русло процесс возбуждения, содействует сосредоточению, концентрации возбуждения. Торможение бывает внешним и внутренним. Если внезапно подействует какой-либо сильный раздражитель, то прежняя деятельность затормозится. Это — внешнее (безусловное) торможение. В данном случае возникновение очага возбуждения по закону отрицательной индукции вызывает торможение других участков коры. Одним из видов внутреннего (условного) торможения является угасание условного рефлекса, если он не подкрепляется безусловным раздражителем (угасательное торможение).

Этот вид торможения вызывает прекращение ранее выработанных реакций, если они в новых условиях становятся бесполезными. Торможение возникает и при чрезмерном перевозбуждении мозга. Оно защищает нервные клетки от истощения. Этот вид торможения называется охранительным. Торможение, которое лежит в основе анализа, уточняет действия и делает их более приспособленными к окружающей среде, называется дифференцировочным торможением. 5. Закон системности в работе коры головного мозга (динамический стереотип). Реакция организма на тот или иной раздражитель зависит от сложившейся в коре системы связей (внешнее опосредовано внутренним).

18 стр., 8716 слов

Связь сознания с протекающими в мозгу процессами

... с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании ... функции сознания. Связь сознания с протекающими в мозгу процессами Сознание всегда связано с этими протекающими в мозгу процессами и не существует помимо них. § Сознание ...

Опыты показали, что если выработать ряд рефлексов на разные раздражители, которые повторяются в определенной последовательности, то со временем организм воспроизводит всю систему ответных реакций при воздействии лишь одного первоначального раздражителя. Устойчивое закрепление определенной последовательности реакций Павлов называл динамическим стереотипом. К стереотипно повторяющимся внешним воздействиям организм приспосабливается выработкой системной реакции. Динамический стереотип представляет собой физиологическую основу многих явлений — навыков, привычек, приобретенных потребностей и др. Комплекс динамических стереотипов является в свою очередь физиологической основой устойчивых особенностей поведения личности. Динамический стереотип выражает особый принцип работы мозга — системность. Этот принцип состоит в том, что на сложные комплексные воздействия среды мозг реагирует не как на ряд отдельных изолированных раздражителей, а как на целостную систему, в которой отдельные раздражители находятся в определенных взаимоотношениях. Внешний стереотип — закрепление последовательности воздействий — отражается во внутреннем нервно-динамическом стереотипе. К внешним стереотипам относятся все целостные предметы и явления (они всегда представляют определенную совокупность признаков), привычная обстановка, последовательность событий, уклад жизни и т. д. Ломка привычного стереотипа, устоявшегося уклада, образа жизни — тяжелое нервное напряжение (субъективно «это выражается в тоске, унынии, раздражительности и т. п.).

Как ни сложна ломка старого стереотипа, новые условия формируют новый стереотип (поэтому он и назван динамическим).

В результате многократного функционирования он все прочнее закрепляется и в свою очередь становится все более труднозаменяемым. Динамические стереотипы особенно устойчивы у пожилых людей и у лиц со слабым типом нервной деятельности, с пониженной подвижностью нервных процессов. Рассмотренные выше основные положения учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности не утратили значимости в наши дни. Однако некоторые из них были уточнены и развиты учениками и последователями великого физиолога. Одно из самых перспективных направлений в развитии учения И. П. Павлова возглавил его ученик академик П. К. Анохин. Механизм условных рефлексов — фундаментальная, но не единственная основа работы головного мозга. Сам И. П. Павлов отмечал, что когда обезьяна строит вышку, чтобы достать плод, то это условным рефлексом назвать нельзя. Современная наука о мозге — нейрофизиология — базируется на концепции функционального объединения механизмов мозга для осуществления различных поведенческих актов.'' Функциональной системой П. К. Анохин назвал единство центральных и периферических нейрофизиологических механизмов, которые в совокупности обеспечивают результативность того или иного поведенческого акта. Первоначальной стадией формирования любого поведенческого акта, по Анохину, является афферентный синтез (в переводе с латинского — «соединение приносимого»).

В процессе афферентного синтеза из многочисленных образований мозга извлекается все то, что было связано в прошлом, с удовлетворением данной потребности, т. е. решается вопрос: какой полезный результат должен быть получен в данной ситуации, при данной комбинации исходных возбуждений. В результате афферентного синтеза принимается решение — выбирается один из многочисленных возможных вариантов действия, который больше всего удовлетворяет требованиям данной ситуации. Нейрофизиологический механизм принятия решения основан на способности мозга прогнозировать параметры будущего результата действия. Этот механизм П. К. Анохин назвал акцептором результатов действия. Акцептор результатов действия (от лат. acceptor — принимающий) представляет собой Нейрофизиологический механизм предвидения результатов будущего действия на основе обобщения ранее полученных результатов от аналогичных действий. Предвидение результатов действия по сути совпадает с формированием цели действия: Так как во всех наших действиях получение того или иного результата связано с заранее поставленной целью, то совершенно очевидно, что аппарат акцептора результатов действия практически является и аппаратом цели. Из этого положения вытекает, что цель в нашем понимании и в наших экспериментах не является чем-то изначальным, а подготавливается сложной работой нервной системы в стадии афферентного синтеза. На основе предвидения результатов готовящегося действия создается программа действия. И только после этого совершается само действие. Ход действия, результативность его этапов, соответствие результатов сформированной программе постоянно контролируются путем получения сигналов о достижении цели. Механизм регулярного получения информации о результатах совершаемого действия назван П. К. Анохиным обратной афферентацией. (Афферентация — возбуждение под влиянием внешнего воздействия.) Осуществление каждого действия постоянно сопровождается сличением программы действия и возбуждений, поступающих по ходу его совершения. Посетив в 1963 году сеченовский институт физиологии, отец кибернетики Норберт Виннер познакомился с работами П. К. Анохина. Каково же было удивление Виннера, когда он узнал, что основной принцип кибернетики — принцип обратных связей — был открыт Анохиным еще в начале 30-х годов. В его лаборатории у животного изменяли связи нервных центров с периферией. Так, ветви блуждающего нерва, связывающие мозг с легкими и желудком, подшивали к нервам левой ноги собаки. После этого с ней происходили чудеса. При почесывании ноги она начинала кашлять, а при сдавливании мышц ее тошнило. Это было вполне понятно. Загадкой оставалось другое: через некоторое время эти эффекты исчезали. Рефлекторная теория объяснить этого не могла. П. К. Анохин пришел к выводу, что информация о результатах действия идет обратно в мозг, где происходит сравнение совершенного с тем, что было запрограммировано. Благодаря обратной связи мозг собаки в опытах с блуждающим нервом узнавал о том, что перепутаны нервные пути, благодаря ей в организме восстанавливалось нормальное информационное сообщение. На смену учения о рефлекторной дуге пришла разработанная профессором Анохиным и его сотрудниками теория «функциональной системы», в которую как главная составляющая входила обратная связь. Любая деятельность всегда заканчивается сравнением сделанного с задуманным. Где происходит это сравнение? Что в мозге является «адресатом», который получает информацию о результатах действия и сравнивает ее с поставленной целью? В ответах на эти вопросы лежит разгадка многих явлений в поведении животных и человека. Мозг способен в одно мгновение отразить цепь событий, которые еще только должны совершиться. Это явление называется опережающим отражением действительности. Птенцы мухоловки-пеструшки сразу открывают рты и вытягивают шеи, стоит только загородить дупло от света. Почему? Вход в гнездо — маленькое отверстие, и родители всегда загораживают свет, когда приносят корм. Так было на протяжении многих поколений. Временное затемнение стало сигналом кормления. Грачонок, вылупившийся из яйца, уже способен воспринимать все то, что всегда сопровождает кормление. Опережающее отражение действительности мозгом лежит в основе приспособительной деятельности животных и человека. На этом принципиальном механизме базируется все — от простейших действий до творческого акта. Как только раздражения восприняты мозгом, в нем сразу воссоздаются все мельчайшие подробности прошлых результатов от подобных раздражений. И раньше, чем сформировалась ответная реакция, уже замкнулись все необходимые контакты в мозгу и созрела «идеальная модель» ответа. В формировании поведенческой реакции принимают участие десятки, сотни разнообразных раздражителей. Так, когда человек идет по улице, он не только реагирует на глазок светофора, но и сопоставляет каждый свой шаг с движением машин на улице, их скоростью и числом. Этот синтез всех раздражителей, предшествующий ответному действию, и есть афферентный синтез, на основе которого складывается акцептор действия — аппарат сравнения и контроля, производящий сопоставление «идеальной модели» с совершаемым действием. Афферентный синтез, акцептор действия, обратная афферентация — таковы три основных звена саморегулирующейся функциональной системы, пришедшей на смену «первобытной» рефлекторной дуге (см. схему).

В отличие от Павлова П. К. Анохин трактует подкрепление поведенческих актов не только эффектом действия безусловного раздражителя. Действие, по Анохину, подкрепляется его правильностью — афферентными сигналами о его адекватности ранее сформированной программе — благодаря механизму сопоставления полученных результатов с заранее сформированным психическим образом этого результата.

Теория функциональный системы включила в единую систему такие компоненты поведения, как мотивация, память, эмоции, предвидение событий, программирование будущих результатов поведения. Отказавшись от упрощенно-универсальной схемы «стимул-реакция», П. К. Анохин раскрыл сложный механизм поведенческой саморегуляции организма. «Вряд ли можно сомневаться в том, что многие поведенческие акты формируются не в ответ на какой-то внешний стимул по типу „стимул — реакция“, а на основе внутренних изменений и постепенно нарастающих возбуждений определенных структурных образований на уровне подкорки. Мы знаем много состояний, когда именно это состояние, а не внешний стимул определяет форму поведения животного и человека…» Раскрыв механизм целенаправленных поведенческих актов, П. К. Анохин поднял нейрофизиологию на современный системный уровень, содействовал ее интеграции с психологией.

4. Условные рефлексы

Условные рефлексы могут вырабатываться на условные раздражители (условные рефлексы второго порядка).

Так называемые автоматические раздражители, то есть раздражители, действующие через кровь непосредственно на нервные центры, точно так же могут служить для образования условных рефлексов.

Когда речь идет о рефлексах, в том числе и условных (об этом речь шла выше), не всегда эффектом является раздражение, не менее часто может развиться торможение.

И. П. Павлов процесс торможения делил на внешнее, пассивное или безусловное торможение и внутреннее, активное или условное торможение.

Если условный рефлекс не подтверждать безусловным рефлексом, то интенсивность условного рефлекса начинает ослабевать и может доходить до нуля. В основе этого явления, так называемого угасания условных рефлексов, лежит выработка торможения, которое постепенно переводит положительный условный рефлекс в отрицательный.

Положительный условный рефлекс может быть переведен в отрицательный путем присоединения к условному раздражителю нового. Эта комбинация постепенно начинает оказывать тормозной эффект, хотя сам по себе условный раздражитель, может сохранять свое действие в полной силе. Этот вид внутреннего торможения был назван условным торможением.

И. П. Павлов пишет, что в своей основе угасание и условное торможение совершенно тождественны. «Основное условие их возникновения, одно и то же. Это отсутствие соучастия безусловного раздражителя. А затем и там, и здесь, процесс развивается постепенно, повторением усиливается, последующее тормозящее действие не ограничивается положительным условным раздражителем, который подвергается процедуре учащения или условного торможения, а простирается и на другие условные раздражители, даже и на разнородные, и, наконец, быстро и временно нарушается под влиянием посторонних раздражителей. Разница только в том, что при угасании положительный условный раздражитель один теряет свое действие, а при условном торможении — в соединении с посторонним агентом, являясь теперь, так сказать, другим».

Следующий вид условного торможения может быть показан в так называемом запаздывании. При большом отставании во времени безусловного раздражителя от начала действия условного раздражителя выработанный условный рефлекс будет состоять как бы из двух фаз: начальной — недеятельной и второй — деятельной.

Все три перечисленных вида условных тормозных рефлексов И. П. Павлов объединяет в одну группу внутреннего торможения. Однако далее И. П. Павлов отмечает, что «имеется и четвертый случай внутреннего торможения», названного им «дифференцировочным торможением».

Остановимся далее на характеристике внешнего, пассивного безусловного торможения. Его отличие от условного торможения заключается в том, что оно свойственно всем без исключения отделам нервной системы, в то время как условное торможение развивается в коре больших полушарий мозга. Внешнее безусловное торможение возникает сразу, без всякой подготовки, в то время как внутреннее торможение развивается постепенно при повторении определенных условий (откуда и название — длительное торможение).

Таким образом, в эволюционном отношении безусловное торможение является более древним типом торможения, а условное — более молодым.

Безусловное торможение возникает при явлениях так называемой отрицательной индукции при конкурентном действии различных раздражителей. И наконец, при действии чрезвычайных, сильных, необычных раздражителей, развивается запредельное торможение. Последний вид торможения, развивающийся в условиях патологии, И. П. Павлов часто называл охранительным торможением.

Конкурентное действие разных раздражителей может быть проиллюстрировано на примере появления какого-либо нового раздражителя. Он вызывает возникновение исследовательского рефлекса, и вся другая рефлекторная деятельность затормаживается. Тормозное действие новых раздражителей носит временный характер. Если новые раздражители не сопровождаются никакими существенными для животного изменениями, то впоследствии они делаются индифферентными и их тормозящее действие прекращается. Таким образом, в отличие от раздражителей, которые постоянно вызывают торможение, подобного рода раздражители могут быть названы гаснущими или временными тормозами.

На основании этого, характеризуя тормозные процессы, И. П. Павлов писал, что они по сравнению с раздражительными лабильнее, так как легче меняются даже под влиянием более слабых посторонних раздражителей.

Чем бы ни характеризовалась деятельность корковых клеток при условном раздражении, она рано или поздно переходит в тормозное состояние. «Клетка переходит в тормозное состояние и при подкреплении. Развитие в ней тормозного состояния без подкрепления есть частный случай более общего отношения. Клетка под влиянием раздражения постоянно, хотя иногда и медленно, стремится к переходу в тормозное состояние. Безусловный раздражитель только задерживает этот переход». Естественно, конечно, рассматривать этот переход в связи с функциональным «разрушением» клетки при работе. Здесь «разрушение» надо понимать не в буквальном смысле этого слова, а как падение реактивности, истощение ее энергетических запасов.

Но как представить себе случаи, когда отрицательный условный раздражитель сразу вызывает тормозной процесс еще у покоящейся клетки, или почему новые явления действуют на животный организм тормозящим образом? Ответить на эти вопросы трудно. Поэтому, по мнению И. П. Павлова: «как ни значителен наш экспериментальный материал, он явно недостаточен, чтобы составить общее и определенное представление о торможении и об его отношении к раздражению».

5. Возбуждение или торможение коры больших полушарий

Возбуждение (или торможение), возникнув в каком-либо пункте коры больших полушарий, не остается в нем, а вначале иррадирует, т. е. распространяется на ближайшие нервные клетки, иногда захватывает обширные области коры. Спустя некоторое время наблюдается противоположное явление концентрации, т. е. сосредоточения нервного процесса в том месте, где он возник. Поскольку клетки коры могут находиться в различном функциональном состоянии, иррадиация нервного процесса может встретить сопротивление со стороны противоположного нервного процесса, иррадирующего из другого пункта коры. Встреча противоположных процессов вызывает их борьбу. Волна иррадирующего возбуждения «отгоняет» тормозной процесс из ближайших клеток в отдаленные пункты коры, но, если торможение становится достаточно сильным, что бывает при неподкреплении условного раздражителя, оно, распространяясь, в свою очередь «сгоняет» возбуждение к месту его возникновения. Очень убедительно явление иррадиации и концентрации нервных процессов доказывают широко известные эксперименты в лабораториях И. П. Павлова с раздражением кожного анализатора собаки посредством касалок.

Возбуждение и торможение связаны между собой и представляют единый процесс нервной деятельности. Это единство выражается, например, в координации таких сложных актов, как ходьба, бег и т. д. При этих движениях происходит чередование возбуждения и торможения в нервных центрах, регулирующих работу мышц-сгибателей и мышц-разгибателей.

Возбуждение и торможение взаимно индуцируют, т. е. вызывают и усиливают друг друга. Возбуждение вызывает торможение и наоборот. Чем сильнее возбуждение, тем сильнее будет и вызванное им торможение. Различают два вида индукции: положительную и отрицательную, каждая из которых может быть одновременной и последовательной. Если исходным процессом является возбуждение, которое по индукции вызывает торможение, это — отрицательная индукция, а если торможение вызывает возбуждение, это — положительная индукция, при одновременной индукции нервные процессы располагаются в разных пунктах коры и существуют вместе, а при последовательной индукции нервные процессы сменяют друг друга в одном и том же пункте коры.

При большой сосредоточенности слухового внимания человек сидит неподвижно, не замечает ничего, что не относится к объекту его внимания. Процесс возбуждения сконцентрирован в определенных корковых клетках слухового анализатора, а вокруг них временно разлито торможение. Это одновременная отрицательная индукция. Но вот звуки, к которым прислушивался человек (например, речь учителя), прекратились. Теперь в рабочих клетках слухового анализатора возбуждение сменяется торможением. Это — последовательная отрицательная индукция. Если ученики на уроке физики самостоятельно решали задачи, а затем учитель предложил им наблюдать за демонстрацией физического опыта, то такая смена умственной деятельности влечет за собой временный отдых, торможение рабочих клеток определенных полей мозга после длительного их возбуждения. Это тоже последовательная отрицательная индукция.

6. Движение нервных процессов в коре больших полушарий имеет ряд закономерностей

Возбуждение распространяется и концентрируется значительно быстрее, чем торможение. Скорость его движения измеряется секундами и долями секунд. Скорость движения процесса торможения измеряется минутами, причем концентрация торможения происходит в 4—5 раз медленнее, чем иррадиация. Далее установлено, что движение нервных процессов в коре зависит от силы вызвавших их раздражителей, от функционального состояния коры мозга к моменту опыта и от уравновешенности возбуждения и торможения, что, в свою очередь, зависит от возраста и индивидуально-типологических особенностей организма.

Иррадиация возбуждения

Явление генерализации условий связи, о котором речь шла выше, объясняется иррадиацией возбуждения по корковой части анализатора, а иногда и по близлежащим клеткам других анализаторов. Поэтому и возникает не специфический, обобщенный ответ организма на сходные раздражители. Генерализация возбуждения, по И. П. Павлову, имеет положительное и отрицательное значения. С одной стороны, это явление биологически оправдано. Агенты, на которые образуются натуральные условные рефлексы у животных, постоянно колеблются. Так, голос хищника, который служит сигналом опасности для животного-жертвы, колеблется в высоте, силе, составе в зависимости от напряжения голосового аппарата, расстояния, резонанса. Запах растения, который служит травоядному животному сигналом пищевого условного рефлекса, меняется в зависимости от влажности воздуха, расстояния, близости других запахов и прочих условий. Без генерализации животное не смогло бы все изменения раздражителя отнести к одному и тому же агенту и действовать соответственно его роли.

Отрицательное значение генерализации состоит в том, что иногда при широкой иррадиации возбуждения по клеткам коры в сферу обобщения включаются агенты, отдаленно сходные с основным сигналом; и это ведет к грубому неразличению, нежелательной путанице действий.

Явление генерализации условной связи есть явление простейшего коркового синтеза.

К тому же не только иррадиация, но и концентрация — они же основные формы движения нервных процессов по коре больших полушарий. Благодаря иррадиации нервных процессов в жизненно важную реакцию вовлекается большое число клеток коры головного мозга, а это делает возможным образование связей между самыми различными участками мозговой коры. Благодаря концентрации нервных процессов, которая происходит гораздо медленнее, чем иррадиация, и представляет для нервной системы значительный труд, становится возможной выработка тонких и совершенных форм приспособления животного к меняющимся условиям среды.

Иррадиация и концентрация возбуждения и торможения зависят от ряда условий и прежде всего — от силы, раздражителей и вызываемых ими нервных процессов. При слабом и очень сильном возбуждении и торможении наблюдается значительная иррадиация этих процессов; при средней силе их — концентрация возбуждения или торможения в пункте приложения раздражения.

Иррадиация и концентрация зависят, далее, от общего состояния коры мозга. В ослабленной или утомленной коре иррадиация нервных процессов становится особенно широкой и диффузной; этим объясняется, например, неупорядоченное течение мыслей в полусонном или утомленном состоянии.

Иррадиация и концентрация зависят также от уравновешенности процессов возбуждения и торможения. Если процессы возбуждения преобладают над процессами торможения — их концентрация становится особенно затруднительной.

Характерно, что возможности концентрации нервных процессов с возрастом изменяются. У маленького ребенка, у которого еще слабы процессы активного внутреннего торможения, -концентрация нервных процессов при образовании временных связей еще очень затруднена, и процессы в коре головного мозга носят очень иррадиированный характер. По мере развития движение нервных процессов становится все более совершенным, и обе его формы — иррадиация и концентрация нервных процессов — уравновешиваются.

Важное значение в деятельности нервной системы имеет закон взаимной индукции нервных процессов, согласно которому каждый из нервных процессов — возбуждение и торможение" — вызывает или усиливает противоположный процесс. Возбуждение, возникающее в определенном участке коры головного мозга, вызывает в расположенных вокруг него участках процесс торможения (отрицательная индукция).

Возникшее же в определенном пункте торможение вызывает в окружающих участках обратный ему процесс возбуждения (положительная индукция).

Аналогичные явления взаимной индукции можно наблюдать и в одном и том же пункте коры мозга (если проследить реакцию этого пункта в последовательные отрезки времени).

Если определенный сигнал, вызвавший значительную по силе условную реакцию, предъявить вновь через очень небольшой отрезок времени после того, как он уже был предъявлен, его действие окажется временно заторможенным. Это происходит потому, что предшествующее возбуждение вызвало после себя — в силу закона индукции — процесс торможения. Наоборот, тормозное состояние определенного участка коры в силу последовательной индукции может вызвать в дальнейшем повышение его деятельного состояния. Этот вид индукции называется последовательной индукцией (или индукцией во времени) в отличие от описанной выше одновременной индукции (или индукции в пространстве).

Эти индукционные отношения между возбуждением и торможением лежат в основе концентрации нервных процессов. Благодаря им возможно чрезвычайно тонкое и четкое разграничение возбужденных и тормозных пунктов, характеризующее деятельное состояние коры больших полушарий.

7.Вывод

Значение трудов И.П. Павлова настолько велико, что всю историю физиологии можно разделить на два периода: допавловский и павловский. В допавловский период физиология была почти исключительно аналитической наукой, т. е. изучала частные вопросы. В XIX в. ученые собрали много данных о работе отдельных органов, но не раскрыли взаимосвязи функций целостного организма, который рассматривался как «клеточное государство», сумма клеток. В результате метафизического подхода физиологи нередко изучали функции отдельных органов и клеток без связи их с жизнедеятельностью целого организма, развивающегося в определенных условиях среды.

По моему мнению, основная заслуга Павлова в том, что он сумел не только обобщить весь накопленный физиологами прошлого опыт, но и правильно оценить его, понимая, что организм это не собрание клеток, тканей и органов, произвольно взаимодействующих, для достижения определенных параметров. Он смотрел глубже, и небезосновательно полагал, что все эти показатели нужны не сами по себе, а для достижения определенной цели, а именно, — обеспечение жизнедеятельности организма, и, соответственно, нуждаются в регулировании центрами нервной системы. Им же было доказано, что изменение одного из показателей, например, кровяного давления приводит к ряду других изменений (частота сердечных сокращений, их сила, тонус сосудов — вен и артерий — и следовательно их просвета и т. д.), которые, во-первых, управляются высшими центрами на основании обратной связи, во-вторых, биологически целесообразны (в данном случае поддержание оксигенации тканей).

Таким образом, работа конкретного органа влияет на работу других органов и систем, в свою очередь влияющих на этот орган, для достижения оптимальных параметров жизнедеятельности организма.

Сейчас все кажется просто, т.к. вся современная физиология (и все науки прямо или косвенно связанные с ней) базируется на основах, созданных Павловым. Но в то время это были очень смелые идеи и опыты. Нужно было обладать колоссальной энергией и упорством, чтобы начать и продолжить работу, требующую огромных материальных и физических затрат, в стране, разрываемой междоусобной войной, а после — в крайне неустойчивой политической и социальной обстановке, оставаться и работать в которой было просто опасно. В известной доле патриотизма ему нельзя отказать.

Павлов не был догматиком. Он никогда не боялся отказаться от собственных гипотез, если они не подтверждались ходом дальнейших исследований. И в настоящее время, когда усилиями многих патофизиологов и клиницистов психиатрии перестраивается на основе учения о высшей нервной деятельности, не исключена возможность пересмотра некоторых взглядов Павлова на механизм развития отдельных симптомов или синдромов. Однако общие принципы анализа патологического состояния головного мозга, сформировавшиеся в процессе творческой экспериментальной работы самого Павлова и его ближайших сотрудников, остаются незыблемыми и определяют путь дальнейших исследований, осуществление которых должно производиться в тесной связи с развитием неврофизиологии.

8. Список литературы: 1. В.С. Гипенрейтер. Учение И.П.Павлова — Естественно — научная основа физического воспитания. — М.: издательство физкультура и спорт. -1955. 2. Е.Б.Бабский. И.П.Павлов. Жизнь и деятельность. — М.: Государственное учебно-педагогическое изд-во министерства просвещения РСФСР. — 1959. 3. Энциклопедия «Аванта +». — М.: ВА-банк. — 1993. 4. Асратян Э.А., И.П.Павлов 1849 — 1936 г. Изд-о Наука Москва 1974 5. Воронин С. Жизнеописание И.П.Павлова, Изд-во: Советский писатель Ленинградское отделение. 1984. 6. Черненко Г. «Иван Петрович Павлов в журнале НЛО — Калейдоскоп за 15 марта1999 года, № 11. 7. Павлова С.В.Из воспоминаний о жизни И.П.Павлова. Изд-во: Новый мир. № 3 за 1946. 8. Сапарина Е.В. Последняя тайна жизни. Издательство: Молодая гвардия .М.1983.

24

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector