Зависимость эффективности адаптации военнослужащих по призыву к воинской службе в условиях сокращенных сроков ее прохождения от их индивидуально-психологич

Новосибирское высшее военное командное училище (военный институт)

Кафедра Педагогики

«Допускается к защите»

Начальник кафедры

педагогики

полковник С. Чернов «__» ______________ 2011 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

(ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА)

Зависимость эффективности адаптации военнослужащих по призыву к воинской службе в условиях сокращенных сроков её прохождения от их индивидуально-психологических и личностных свойств

Автор: Шехмуратов Руслан Искендарович

Курсант 1 взвода 19 роты

Руководитель: Бородина Викторина Николаевна, лейтенант

Новосибирск. 2011 год

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ В ПСИХОЛОГИИ

1.1 Основные теоретико-методологические подходы к психической адаптации в зарубежной и отечественной психологии

1.2 Сущность и содержание процесса адаптации военнослужащих по призыву к армейской среде и условиям службы

Глава 2. АДАПТАЦИОННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ИХ СВЯЗЬ С ОСОБЕННОСТЯМИ ЛИЧНОСТИ

2.1 Теоретико-методическое обеспечение исследования

2.2 Исследование системной обусловленности психической адаптации у военнослужащих по призыву

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Актуальность исследования. Период реформирования Вооруженных Сил характеризуется значительным усилением внимания к проблеме надежного и эффективного функционирования человека в экстремальных условиях военной службы. Остро заявила о себе необходимость ускоренного становления военнослужащих по призыву как специалистов, достижение боевого слаживания частей и подразделений в короткие сроки.

Непременным условием личностного развития, эффективности служебной деятельности является укрепление и охрана здоровья военнослужащих. Сохранность психического здоровья многие авторы (Ю.А. Александровский, Ф.З. Меерсон, Ф.Б. Березин, Л.И. Вассерман, М.А. Беребин) связывают с психической адаптацией человека. Более того, объектом клинической психологии является человек с трудностями адаптации и самореализации.

22 стр., 10897 слов

Адаптация военнослужащих к условиям воинской службы

... предметом дискуссий. Ускорение процессов адаптации военнослужащих к новому для них образу жизни и деятельности, исследование психологических особенностей психических состояний, возникающих на начальном ... -психологической адаптации Уровень адаптированности молодых воинов к условиям службы более объективно может быть определен по следующим признакам: самооценка к призыву на военную службу; - ...

В условиях вынужденного изменения образа жизни, а также в экстремальных условиях военной службы выяснение особенностей протекания процесса адаптации у военной службе у военнослужащих по призыву представляется важным для укрепления морально-психологического состояния и психологической устойчивости личного состава, повышения его готовности и способности к выполнению задач в любых условиях.

Таким образом, актуальность исследования определяется необходимостью поиска путей и средств оптимизации адаптационного процесса личности к военной службе в условия сокращённых сроков её прохождения. Однако решение этой проблемы не может быть успешным без учёта индивидуально-психологических и личностных свойств личности.

Исследованность проблемы. Теоретико-методологические основы исследований адаптации личности в отечественной науке были заложены в работах Д.А. Андреевой, С.Д. Артемовой, Т.Г. Дичева, И.А. Милославской, М.Л. Растовой, Е.В. Шороховой и ряда других авторов.

В научных трудах Г. А. Горошидзе, Н.А. Ершовой, И. Калайкова, С.В. Кинелева, Н.Е. Шафажинской и другими исследовались вопросы мировоззренческого — гносиологического характера, проблемы общей теории адаптации и биосоциальной природы человека.

Существенные положения, раскрывающие различные стороны социально-психологической адаптации личности и закономерности этого процесса в различных видах деятельности, содержаться в исследованиях А.А. Алдашевой, Т.В. Барлас, Л.Н. Вильдавской, М.А. Дмитриевой, М.А. Ивановой, Н.А. Титоковой и других. Попытка создать единую теорию социально-психической адаптации личности предпринята в монографии А.А. Налчаджяна.

В отечественной военной науки отдельные аспекты адаптации военнослужащих рассматривались в трудах А.В. Барабанщикова, А.Д. Глоточкина, Л.Ф. Железняка, В.Ф. Перевалова, Я.В. Подоляка, Э.П. Утлика, Н.В. Федосеенко и других.

Проблема исследования. Современная постановка этой проблемы определяется тем, что психологическая наука, смещаясь от «психологии психики» к психологии человека (В.И. Слободчиков), становится способной ставить и решать проблемы нового уровня. Ее интересует сейчас не только психологические проявления, свойственные адаптации (дезадаптации) субъекта, но и сам механизм устойчивости человека его подвижности, особенности которого, в конечном счете, определяют и то, что принято понимать под психологическими признаками адаптации (дезадаптации).

25 стр., 12245 слов

Психологические особенности адаптации офицера на начальном этапе военной службы

... адаптации к условиям военно-профессиональной деятельности затрагивает все аспекты функционирования человека. При этом, как уже отмечалось, успех адаптации зависит от особенностей личности военнослужащего ... и определили замысел исследования. Объект исследования - профессиональное становление офицеров и их адаптация на начальном этапе военной службы. Предмет исследования - психологические особенности ...

Многие аспекты понимания человека в свете новых парадигмальных установок просматриваются в работах К.А. Абульхановой-Славской, А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, А.В. Брушлинского, Ф.Е. Василюка, Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, В.И. Слободчикова и других исследователей. Таким образом, на сегодня сложились соответствующие методологические и теоретические условия для постановки и решения проблемы адаптации в контексте нового (антропного) понимания человека в качестве предмета психологического исследования.

В теории открытых самоорганизующихся психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева и др.), в общей теории ригидности Г. В. Залевского, в исследованиях, выполненных на стыке этих теорий (Э.В. Галажинский, И.О. Гилева, И.А. Тепленева и др.), содержится много оснований, позволяющих представить адаптацию к военной службе как проявление самоорганизации человека.

Цель исследования — изучить зависимость эффективности адаптации военнослужащих по призыву к воинской службе в условиях сокращенных сроков её прохождения от их индивидуально-психологических и личностных свойств.

Объект исследования: адаптационный процесс военнослужащих по призыву в условиях сокращенных сроков её прохождения.

Предмет исследования: личностная обусловленность процесса адаптации у военнослужащих по призыву в условиях сокращенных сроков её прохождения.

Гипотеза исследования. Так как процесс адаптации зависит от индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих, мы предполагаем, что эффективность данного процесса тесно связана с факторами, характеризующими степень открытости/закрытости человека. К числу таких факторов могут быть отнесены локус ригидности/флексибильности, особенности ригидности личности как свойства и состояния, локус контроля (интернальность/экстернальность), а также ценностно-смысловые, мотивационные показатели.

13 стр., 6245 слов

Аддиктивное поведение военнослужащих в условиях военной службы, методы его выявления

... исследования: Аддиктивное поведение военнослужащих Предмет исследования: Адаптационный потенциал военнослужащих склонных к аддиктивному поведению в условиях военной службы. Задачи исследования ... на профессии типа «человек--человек»). 5. В составлении ... военнослужащих, адаптацию солдат (матросов) первого года службы к условиям военной ... сроков заключенных ими контрактов. Водителей из числа военнослужащих ...

Для достижения поставленной цели и доказательства выдвинутой гипотезы нами сформулированы следующие задачи:

1. Провести теоретический анализ литературы по проблеме адаптации личности к военной службе в условиях сокращенных сроков службы.

2. Изучить влияние индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих на эффективность военной службы в условиях сокращённых сроков службы.

3. Разработать программу психологического сопровождения, способствующую эффективной адаптации военнослужащих по призыву в условиях сокращенных сроков её прохождения

Методы исследования. При выборе методов для проведения исследования мы ориентировались, в первую очередь, на их соответствие выдвинутой гипотезе, цели и задачам исследования. Мы использовали наблюдение, индивидуальную беседу, а также следующие методики: Томский опросник ригидности Г. В. Залевского (ТОРЗ), «Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» Е.Б. Фанталовой (УСЦД), Исследование локализации контроля личности — «уровень субъективного контроля» Е.Г. Ксенофонтовой, многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина, а также математический метод статистической обработки данных — метод ранговой корреляции Спирмена.

Эмпирическую базу исследования составили 30 военнослужащих по призыву в\ч 90 600, дислоцирующейся в п. Рощинский Самарской области. Средний возраст исследуемых военнослужащих 20 лет.

Структура дипломной работы состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Глава 1. Современное состояние проблемы адаптации в психологической науке

1.1 Основные теоретико-методологические подходы к психической адаптации в зарубежной и отечественной психологии

13 стр., 6238 слов

Адаптация молодежи к социальным изменениям

... технологии социальной адаптации: только человеку свойственно создавать специальные "приспособления", определенные социальные институты, нормы, традиции, облегчающие процесс его адаптации в данной социальной среде; только человек обладает ... начало и методологические опоры в исследованиях Ч. Дарвина. Основной проблемой эволюционизма стало выявление определяющего фактора социальных изменений. О. Конт в ...

Современная тенденция становления общества с возрастающей динамичностью и нестабильностью обуславливает необходимость определения физических и психических резервов здоровья человека. Психическое здоровье индивида и общества всегда было одним из важнейших факторов, определяющих статус цивилизации на каждом из этапов развития [гл.1]. В настоящее время особенно актуальным оказывается вопрос психологической адаптации как неотъемлемой составляющей психического здоровья человека.

Для того чтобы иметь полное представление о понятии адаптации мы рассмотрим как трактуется данный термин в основных психологических теориях.

Большинство авторов рассматривают психическую адаптацию, как гомеостаз, баланс, равновесие, взаимодействие, как развитие и как процесс установления соответствия между актуальными потребностями и их удовлетворением [1,3,4, 9 — 11 р].

В психологической литературе можно встретить различные определения термина «адаптация». Так в зарубежной психологии значительное распространение получило необихевиористское определение адаптации, которое используется, например, в работах Г. Айзенка и его последователей [ ]. Адаптацию они определяют двояко: а) как состояние, в котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды — с другой полностью удовлетворены. Это состояние гармонии между индивидом и природной или социальной средой; б) процесс, посредством которого это гармоничное состояние достигается [ ]. Адаптация как процесс принимает форму изменения среды и изменений в организме путем применения действий (реакций, ответов), соответствующих данной ситуации. Эти изменения являются биологическими. Об изменениях психики и использовании собственно психических механизмов адаптации в этом сугубо бихевиористском определении нет речи.

Согласно интеракционистской концепции адаптации, в частности, все разновидности адаптации обусловлены как внутрипсихическими, так и средовыми факторами. Определение, даваемое интеракционистами «эффективной адаптации личности», содержит такие элементы, которые в бихевиористском определении отсутствуют. Такое название интеракционисты дают той разновидности адаптации, при достижении которой личность удовлетворяет минимальным требованиям и ожиданиям общества [ ].

9 стр., 4257 слов

Формирование программы социальной адаптации пожилых людей

... позднем возрасте. В этой связи представлена программа мероприятий адаптации одинокого пожилого человека в возрасте до 65 лет. Одним из ... старше 70 лет. 1. Программа адаптации пожилого человека в возрасте до 65 лет Исследование вопросов, связанных с ... социальной проблемы. Цель данной работы: сформировать программы социальной адаптации пожилого человека в возрасте до 65 лет, и в возрасте ...

В трудах Л. Филипса, адаптированность выражается двумя типами ответов на воздействие среды: а) принятие и эффективный ответ на те социальные ожидания, с которыми каждый встречается в соответствии со своим возрастом и полом; б) гибкость и эффективность при встрече с новыми и потенциально опасными условиями, а также способность придавать событиям желательное для себя направление. В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стремлений. Такая адаптированность может наблюдаться в любой сфере деятельности. Адаптивное поведение характеризуется успешным принятием решений, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего[ ].

Следует отметить еще одну важную особенность интеракционистского понимания адаптации: представители этого направления социальной психологии проводят различие между адаптацией и приспособлением. Так, например, Т. Шибутани пишет: «Каждая личность характеризуется комбинацией приемов, позволяющих справляться с затруднениями, и эти приемы могут рассматриваться как формы адаптации. В отличие от понятия „приспособление“, которое относится к тому, как организм приспосабливается к требованиям специфических ситуаций, адаптация относится к более стабильным решениям — хорошо организованным способам справляться с типическими проблемами, к приемам, которые кристаллизуются путем последовательного ряда приспособлений» [ ].

Бихевиористы для всех случаев используют термин «приспособление», что является выражением их биологизаторского подхода к психической активности человека.

Психоаналитическая концепция адаптации разработана немецким психоаналитиком Г. Гартманном, хотя вопросы адаптации широко обсуждаются во многих работах З. Фрейда [ ].

Г. Гартманн и другие психоаналитики проводят различие между адаптацией как процессом и адаптированностью как результатом этого процесса. Хорошо адаптированным психоаналитики считают человека, у которого продуктивность, способность наслаждаться жизнью и психическое равновесие не нарушены. В процессе адаптации активно изменяется как личность, так и среда, в результате чего между ними устанавливаются отношения адаптированности [ ].

11 стр., 5490 слов

Адаптация человека к стрессовым условиям

... на человека воздействует угроза для жизни. 3. Модель адаптации к экстремальным ситуациям Независимо от конкретных форм необычных условий существования психическая переадаптация ... 1 Устойчивая психическая адаптация (адаптированность) УПА - это уровень психической деятельности (комплекс регуляторных психических реакций), определяющий адекватное заданным условиям среды поведение человека, его ...

В целом психоаналитическая теория адаптации человека является в настоящее время самой разработанной. Психоаналитики создали широкую систему понятий и открыли ряд тонких процессов, с помощью которых человек адаптируется к социальной среде. Однако в целом психоаналитическая теория адаптации носит печать биологизаторских тенденций психоанализа, она опирается на фрейдовские представления о структуре психики, ее инстанциях (Оно, Я, Сверх-Я) и их взаимодействиях.

Таким образом, на сегодня сложились соответствующие методологические и теоретические условия для постановки и решения проблемы адаптации в контексте нового (антропного) понимания человека в качестве предмета психологического исследования.

В отечественной психологии имелись альтернативные точки зрения. Проблемой адаптации занимались такие учёные как Ф.Б. Березин, В.М. Воробьёв, Ц.П. Короленко, К.К. Платонов, А.П. Коцюбинский, Н.С. Шейнина, В.В. Романов, Ю.А. Александровский, Н.В. Дубровинская, Д.А. Фарбер, М.М. Безруких.

Так, В.М. Воробьев к психической адаптации относит психическую регуляцию только в состоянии стресса, в проблемной психической ситуации, признаки которой включают: а) наличие потребности в разрешении глобального конфликта; б) принципиальную неразрешимость глобального конфликта привычными средствами; в) связанную с этим высокую степень психической напряженности [ ].

По определению Ц.П. Короленко, под «психической адаптацией» понимается адаптация на уровне психических функций, в их интегральной связи, являющаяся тем самым наиболее высоким уровнем адаптации. Психофизиологическая же адаптация отражает адаптацию не только на уровне психической сферы, но и связанных с ней физиологических функций, причем это разделение в значительной мере условно.

К.К. Платонов выделяет следующие взаимосвязанные виды психической адаптации (и соответственно дезадаптации) человека, рассматриваемые как составляющие ее компоненты:

1) психофизиологическая адаптация, или свойство организма целесообразно перестраивать физиологические функции в соответствии с требованиями среды. Сюда относятся такие адаптивные процессы, нарушение которых приводит к отклоняющемуся поведению и как следствие — собственно психологической дезадаптации, а также физиологические проявления стресса [ ].

2) Собственно психологическая [или психическая — прим. наше] адаптация, нарушения которой связаны с напряженностью, психологическим стрессом.

3) Психо-социальная адаптация, или адаптация личности к общению с новым коллективом.

Аналогичные представления высказываются А.П. Коцюбинским, Н.С. Шейниной,[ ] с точки зрения которых психическая адаптация состоит из 3 блоков: биологического, психологического и социального, соответствующих принятым представлениям о трех уровнях психической регуляции — биологическом, индивидуально-личностном и личностно-средовом. При этом каждая из компонент психической адаптации, в свою очередь, имеет собственную сложную структуру.[ ] Так, собственно психическая адаптация включает в себя познавательные, эмоционально-волевые, мотивационные и практические аспекты. При этом, очевидно, эффективность психической адаптации зависит от того, насколько адекватно индивид воспринимает себя и свои социальные связи; искаженное или недостаточно развитое представление о себе ведет к нарушениям адаптации. Психосоциальная адаптация как процесс и результат вхождения человека в новую социокультурную среду также зависит от целей и ценностных ориентаций индивида, от возможностей их достижения в соответствующей социальной среде и от принятия индивидом социальной роли. По выражению В.В. Романова, «в основе социальной адаптивности лежит психологическая адаптация человека». Важнейшей характеристикой психической адаптации является ее активно-приспособительный характер. Принципиальным отличием функциональной деятельности системы психической адаптации человека от всех других самоуправляемых систем, как указывает Ю.А. Александровский, является наличие механизмов сознательного саморегулирования, в основе которых лежит субъективная индивидуально-личностная оценка природных и социальных воздействий на человека. Соответственно адаптация человека проявляется возникновением приспособительных форм поведения при переменах обстановки.

Как подчеркивает В.М. Воловик, психическая адаптация — это активная личностная функция, обеспечивающая согласование актуальных потребностей индивида с требованиями окружения и динамическими изменениями условий жизни.[ ]

Таким образом, психическая адаптация рассматривается как результат работы целостной самоуправляемой системы, которая обеспечивает деятельность человека на уровне «оперативного покоя», позволяя ему не только наиболее оптимально противостоять различным природным и социальным факторам, но и целенаправленно воздействовать на них.

Итак, понятие адаптация означает приспособление организма, личности, их систем к характеру отдельных воздействий или к изменившимся условиям жизни в целом. Адаптация компенсирует недостаточность привычного поведения в новых условиях. Благодаря адаптации создаются возможности ускорения оптимального функционального организма, личности в новой обстановке. Если адаптация не наступает, возникают дополнительные затруднения в освоении предмета деятельности, вплоть до нарушений её регуляций.

Адаптация связана с перестройкой функционирования тех или иных органов, механизмов, с выработкой новых навыков, привычек, качеств, что приводит в соответствие со средой. Регуляторами адаптации человека выступают мотивы, мышление, знание, опыт. В процессе адаптации не столько приобретаются новые свойства, качества, сколько перестраиваются уже имеющиеся, а сохранение эффективности деятельности происходит главным образом благодаря готовности, привыканию к новым условиям и их освоению.

Адаптация выражается не только в приспособлении организма к новым условиям, но главным образом в выработке фиксированных способов поведения, позволяющих справляться с трудностями. В зависимости от того, в каких условиях и на основе каких механизмов осуществляется приспособление человека к среде, выделяют различные виды адаптации:

физиологическую (взаимодействие различных систем организма), биологическая (изменение в обмене веществ и функциях органов соответственно жизненному значению воздействий);

психологическую (приспособление человека к условиям, задачам на уровне психических процессов, свойств, состояний, например повышение чувствительности глаза в темноте);

социально-психологическую (приспособление к взаимоотношениям в новом коллективе).

Эти виды адаптации могут взаимодействовать и проявляться одновременно.

Согласно Ф.Б. Березину, психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели (при сохранении психического и физического здоровья), обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека и его поведения требованиям среды. Тем самым понятие психической адаптации является экстраполяцией принципа гомеостатического уравновешивания на взаимодействие индивида и его окружения, подчеркивающего их неотъемлемую взаимосвязь, определяющую установление адекватных соотношений между психической деятельностью, обусловливающей поведение, и физиологическими механизмами, которые это поведение обеспечивают. Тем самым психическая адаптация рассматривается как комплексный феномен, который не сводится только к адаптации психологической (в англоязычной литературе термин «психологическая адаптация» — используется как синоним психической адаптации) и требует для своего изучения учета как психологических, так и физиологических параметров.

Реализация процесса психической адаптации обеспечивается, по словам Ф.Б. Березина (2008), сложной многоуровневой функциональной системой, на разных уровнях которой регулирование осуществляется преимущественно психологическими (социально-психологическими и собственно психическими) или физиологическими механизмами. В общей системе адаптации выделяют три основных уровня, или подсистемы: собственно психический, социально-психологический и психофизиологический. При этом задачи собственно психической адаптации — поддержание психического гомеостаза и охранение психического здоровья; социально-психологический — организация адекватного микросоциального взаимодействии; психофизиологической — оптимальное формирование психофизиологических соотношений и сохранение физического здоровья. Поэтому исследование показателей психической адаптации предполагает комплексный подход и одновременную оценку соответствия актуального психического состояния, особенностей микросоциального взаимодействия.

Рисунок 1 — Схема психической адаптации по Ф.Б. Березин

адаптация военнослужащий призыв психологический сопровождение

Как видно из рис. 1, теоретическая модель понимания психической адаптации предполагает анализ взаимосвязей биологических (психофизиологических), психических (индивидуально-личностных) и социально-психологических (личностно-средовых) её компонентов, каждый из которых, отличаясь своеобразием и неповторимостью, вносит свой вклад в общий процесс адаптации.

Таким образом, несмотря на наличие многочисленных определений феномена адаптации, существует несколько её основных проявлений, которые позволяют утверждать, что адаптация это, во-первых, свойство организма, во-вторых, равновесие между организмом и средой, в-третьих, процесс приспособления к изменяющимся условиям среды и, в-четвёртых, результат взаимодействия в системе «человек — среда», а также цель, к которой стремится организм.

Современная постановка этой проблемы определяется также тем, что психологическая наука, смещаясь от «психологии психики» к психологии человека (В.И. Слободчиков), становится способной ставить и решать проблемы нового уровня.

Многие аспекты понимания человека в свете новых парадигмальных установок просматриваются в работах К.А. Абульхановой-Славской, А.Г. Асмолова, Б.С. Братуся, А.В. Брушлинского, Ф.Е. Василюка, Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, В.И. Слободчикова и других исследователей.

Новая психологическая парадигма, отражающая тенденцию движения психологической научной мысли к постнеклассической науке, подходит к рассмотрению человека как открытой, самоорганизующейся психологической системы, «порождающей психологические новообразования и опирающейся на них в своём самодвижении» [5, 6, 8, р]. В теории психологических систем указывается, что в процессе взросления происходит смена детерменаций развития в онтогенезе (образ жизни начинает определять качество многомерного мира) и молодые люди открывают возможность строить жизненный мир согласно собственным замыслам и предпочтениям, реализуя возможности саморазвития и самоорганизации.

Наличие ценностно-смысловых измерений превращает предметный мир человека в действительность — расширяющееся, устойчивое (благодаря ценностным координатам) пространство для жизни и развития (как способа сохранения жизни и ее осуществления).

Ценностные координаты мира человека делают его соизмеримым с другими людьми, с самим собой завтрашним, еще не ставшим, еще только возможным, полагающим открывающуюся для него действительность пространством для развития, т. е. жизни.

В свете вышесказанного особого внимания заслуживает проблема ригидности, [ ] так как проблема ригидности особенно выпукло выступает при смене образа жизни, в частности, при сломе сложившихся жизненных стереотипов в процессах миграции, требующих адаптации к изменившимся климатогеографическим, социально-производственным и социально-психологическим условиям [3]. Люди не только выстраивают определенный образ жизни и придерживаются его, но иногда вынужденно, а часто произвольно меняют его если в рамках сложившегося образа жизни самореализация становится невозможной или мало эффективной.

Предполагается, что сущность ригидности как общесистемного свойства заключается в том, что она являет собой интегральный, наиболее общий показатель степени открытости психологической системы. Иными словами, чем выше ригидность, тем сильнее блокируются каналы выхода во внешнюю среду, тем сильнее игнорируются возможности самореализации, которые открываются во взаимодействии человека со средой, тем вероятнее появление поведенческих и других стереотипов в неадекватных для них условиях [2].

Ригидность указывает на соотношение смысла и ценности того, что включает в себя наличная ситуация с имеющимся опытом поведения в аналогичных ситуациях, встречающихся в прошлом. Без такого допущения возникает разрыв между ценностными и смысловыми координатами многомерного мира человека и тем, как человек осознаёт ценность и смысл собственных действий. Ведь смыслы и ценности есть ничто иное, как проекция в вещный мир потребностей и возможностей человека, а потому с ними должна быть связана готовность реализовать эти потребности и возможности, используя прошлый опыт, хотя бы и модифицируя его.[ ]

Итак, в норме ригидность указывает на соотношение между смыслами и ценностями актуальной ситуации (и её отдельных составляющих) и субъективным опытом человека, действующего в ней, характеризуя качество этой связи.

Существенную роль в процессе психической адаптации играет проблема смены образа мира и образа жизни (меняются позиции, пересматриваются роли, выявляются совершенно новые механизмы и связи).

Человек живёт в своём мире, основанием которого является соответствующая этапу система ценностно-смысловых образований. При смене образа жизни происходит не просто адаптация (приспособление) к новым условиям жизнедеятельности, но и перестройка всего того, что составляет мир личности и обеспечивает его временные координаты, чувство реальности мира и его действительности для человека. Следовательно, это не простое приспособление к новому миру, а появление новой реальности в результате формирования новой системы смыслов и ценностей.

1.2 Сущность и содержание процесса адаптации военнослужащих по призыву к армейской среде и условиям службы

Период реформирования Вооруженных Сил характеризуется значительным усилением внимания к проблеме надежного и эффективного функционирования человека в экстремальных условиях военной службы. Нарушение психического и физического здоровья молодых солдат неизбежно влечёт за собой возникновение у них различного рода проявлений дезадаптивного поведения и приводит к выраженному функциональному напряжению, а как следствие — к снижению успешности обучения.

Из анализа психологической литературы по проблеме адаптации молодых воинов к воинской службы сложились два основных направления в понимании сущности личности к воздействию новых раздражителей или к изменившимся условиям деятельности и жизни в целом. (А.А. Таланкин, Г. Д. Хаханьян, Г. Д. Луков, Н.Д. Феденко, В.Г. Демин, М.И. Дьяченко, С. Кабеле, А.И. Александров, Л.Ф. Железняк, Н.Н. Мороз, И.Е.Бойков, Я.В.Подоляк, и др.).

Сторонники первого направления основным содержанием адаптации считают привыкание, изменение (логику) старого динамического стереотипа и формирование нового. Правомерность такого подхода не подлежит сомнению при оценке биологической, физиологической, психофизиологической и психологической адаптации человека к определенным условиям жизни и деятельности, в том числе и военной службы.

Второе направление: в основе которого лежат рассуждения о том, что в процессе адаптации личность не только приспосабливается к среде, но и активно взаимодействует с ней, приспосабливая ее к себе, изменяя в собственных интересах (М.П. Коробейников, Ф.И. Мингошов, В.И. Ковалев, А.Д. Глоточкин, К.К. Платанов, Л.Г. Егоров, В.П. Петров, АЛ. Яблонко, С.С. Мусучков, и др.).

Такой подход позволяет адекватно понять сущность активности личности в процессе ее адаптации в социальной макро- и микросреде, разграничить понятия биологической и социальной адаптации как взаимосвязанных, но разноуровневых явлений.

Сторонники первого подхода, не соглашаясь с таким пониманием адаптации, утверждают, что в данном случае наблюдается слияние понятий адаптация и социализация человека. Так, Андреева отмечает, что «здесь явно вырисовывается конкуренция понятий адаптация и социализация… Причастность этих понятий к общей для них проблеме, по-видимому, и является основанием для некоторых авторов употреблять их как тождественные. Одно это основание нельзя считать достаточным».

Но правомерно ставя вопрос о необходимости разграничения этих понятий, Д.А.Андреева несколько упрощает сущность адаптации человека, считая, что она представляет собой лишь преодоление затруднений через привыкание, освоение нового дела.

Понимание сущности человека как совокупности всех общественных отношений, продукта деятельности и обучения, анализ психологической литературы позволяет считать, что и в первом и во втором подходах правильно, но односторонне понимается процесс его адаптации. Ведь «приспособление» является формой адаптации человека как организма. Процесс же его адаптации как личности может протекать и в приспособительной форме, и в форме «активного овладения» новыми видами деятельности и условиями их осуществления. Диалектика проявления этих форм, определяется характером взаимодействия субъективных, психологических факторов и объективных условий протекания адаптации человека, и поэтому адаптация отличается широкой вариативностью.

В процессе адаптации личности не столько приобретаются новые свойства, качества, сколько перестраиваются уже имеющиеся. Понимание сущности адаптации позволяет считать, что адаптация является элементом социализации человека. Ведь под социализацией понимается «сложный многоуровневый процесс формирования основных личностных качеств индивида, необходимых ему для жизнедеятельности в обществе, а также усвоения определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества». Освоение человеком новых видов деятельности и поведения в процессе его социализации с необходимостью предполагает и адаптацию к ним [ ].

Сущностью адаптации молодых солдат к военной службе, как к особым условиям является приведение субъекта адаптации — молодого воина в оптимальное соответствие с требованиями воинского коллектива (объекта адаптации).

Содержанием психологической адаптации выступает процесс выбора и реализации таких способов поведения и форм общения, которые позволяют согласовать требования и ожидания участников адаптивной ситуации в условиях совместимости (несовместимости) основных ценностей личности и воинского коллектива. В процессе психологической адаптации участвуют познавательный, эмоциональный, мотивационный, и поведенческий компоненты психологии личности. психологическая адаптация зависит не только от особенностей адаптирующейся личности, но в основном, от качеств воинского коллектива, от его типа: формирующегося, формального или истинного. При этом специфика психологической адаптации молодых воинов будет определяться совпадением или несовпадением ценностных ориентаций личности и воинского коллектива.[10в] Поэтому здесь очень важно отметить не характерные черты армейской среды, в которые попал человек, а особенности его социально-психологического статуса: которые определяются требованиями уставов и приказами командиров, а не его желаниями и склонностями. А иногда вопреки им. Он должен отказаться от ряда привычек и навыков, временно отложить реализацию жизненных планов или изменить её тактику. [11 г].

Так попав в новые условия у человека возникают первые впечатления связанные с резкой сменой образа «Я». Меняется все: внешность (новая стрижка, одежда); имя заменяется званием и наименованием подразделения; меняются быт и распорядок дня и т. д. Но самые сильные переживания — от осознания, того что индивид не может распоряжаться собой в полной мере, вдруг перестает быть личностью, принимающей решения. Его никто здесь не знает, а главное -- у него нет возможности восстановить свою индивидуальность, даже на уровне совершения элементарных поступков (время регламентировано от приема пищи до просмотра телепередач).

Все подчинено заведенному распорядку, и ему необходимо следовать, чтобы избежать санкции за неповиновение — главный «грех» военнослужащего. Цель такой социально-психологической организации подчинить человека, приучить его к выполнению любых приказов: солдат не должен задумываться, а мгновенно подчиняться требованиям командиров. Конечно, такая ситуация своей радикальной новизной вызывает стресс. Выходом из него является то, что многие солдаты пытаются найти смысл не в самих действиях, а в их точном, безукоризненном выполнении. Как следствие, снижается критичность по отношению к окружающим и к себе, а также общий интеллектуальный уровень.

Особенно в первые месяцы службы трудно удовлетворить даже самые элементарные физиологические потребности, не говоря уже о других уровнях потребностей (постоянное чувство голода, недосыпание, неудовлетворенная сексуальность, отсутствие безопасности и социальных связей, любви, идентификации и т. д.).

Потребность самоуважения также не реализована: нет успеха, признания, одобрения, либо эти потребности в связи с их специфическим пониманием в данной среде не воспринимаются индивидом как адекватные.

Удовлетворение потребностей часто переносится в сферу фантазии: воспоминаний о прошлом и представлений о будущем. Причем, представления о будущем мыслятся в различной временной перспективе: от наступления нового периода службы до послеармейской жизни. Жесткий официальный распорядок отчасти реализуется в альтернативных ритуалах, являющихся суррогатной формой реализации потребностей идентификации, самоуважения, успеха.

У многих военнослужащих — отличительной чертой становится конформность, т. е. то, что его окружает, непонятно или неприемлемо, а отказ следовать установленным порядкам моментально ведет за собой разнообразные санкции, от которых практически невозможно скрыться. Поэтому демонстрация лояльности командирам -- главная черта адаптивного поведения молодого солдата, она выражается в широко распространенной в армии форме ответа на любые претензии: «Виноват! Исправлюсь!» Эта конформность обуславливает в дальнейшем подчинение авторитету старослужащих, когда солдат переходит из учебного подразделения на место дальнейшей службы. Практика наказания группы за нарушения одного приводит к тому, что контроль за соблюдением традиций нередко осуществляют солдаты одного срока службы, поэтому невыполнение правил влечет за собой не только ухудшение отношений со старослужащими или офицерами, но и со своей группой.

Не мало важное влияние на адаптацию молодых солдат оказывает ритуализация жизни. Самые важные из неформальных ритуалов в жизни военнослужащих — «ритуалы перехода», означающие вхождение в другую «возрастную» и, следовательно, «социальную» группу, характеризующуюся новым перечнем прав и обязанностей. Такая смена сопровождается различными ритуальными действиями. К этим ритуалам могут относиться так называемые «отбивания» солдат ремнем по количеству месяцев, которые предстоит еще прослужить, передача части пищи от «стариков» к «молодым» в определенные дни и много другое. Особой значимостью обладает ритуал «Сто дней до приказа» (об увольнении в запас), символизирующий передачу власти, на сутки «молодые» и «старики» могут меняться ролями. Тогда все приказы «молодых» выполняются «стариками» беспрекословно и даже радостно.

Следование неформальным ритуалам позволяет в суррогатной форме реализовать некоторые подавляемые потребности, способствует осознанию прав и обязанностей в этой социокультурной среде; позволяет время от времени (в моменты ритуальной игры) снять психологическое напряжение, вызванное жесткой регламентацией жизни; помогает упорядочивать борьбу за доминирование среди военнослужащих разных призывов.

Периоды службы тоже имеют большое значение, но весьма значима третья четверть службы, где отмечается ослабление противостояния в системе отношений «молодой» -- «старик», позволяет занять место в стороне от конфликтов, это как бы промежуточный этап. Однако и здесь имеются свои четкие правила: права и запреты (например, может быть запрещено давать личные поручения солдатам второй четверти службы).

Четвертая четверть службы дает возможность военнослужащим требовать необходимого, по их мнению, уважения к себе. Группа осознает общность интересов и источники их реализации. Сила -- в единстве. Объект воздействия — молодое пополнение. Такую традицию очень сложно переломить: сколько пришлось вытерпеть раньше, мечтая о последующей компенсации за унижения, поэтому «старослужащие» идут даже на преступления, добиваясь, как им кажется, справедливости.

Последние месяцы службы -- после приказа об увольнении в запас и до окончания службы. Это период подготовки к гражданской жизни (в рамках неформальной ритуализации воинские звания «дембелей» обычно заменяются обращением «гражданин»).

«Дембеля» — самые авторитетные люди в казарме, они почти выключены из отношений господства -- подчинения, их статус держится на «уважении к старости».

Каждый период службы имеет неформальные знаковые обозначения, таких отличий, которые не видны непосвященному, может быть десятки.

Семиотика обозначает срок службы и, следовательно, статус военнослужащего[ ].

А вместе с тем социальная структура армии, ориентированная на внешнее принуждение, жёсткую централизацию, беспрекословное подчинение постепенно теряет свою легитимность в ценностях. Ценности перестают быть эффективным средством для выполнения институциональных целей и задач.

Личность, чтобы успешно выполнять свои профессиональные обязанности, должна обладать определённой совокупностью индивидуальных психологических свойств, которые выступают в качестве факторов адаптации. Основоположниками такого научно-психологического подхода к проблемам профессионального становления человека является Ф. Пирсон (1908).

Согласно предложенному им подходу, каждой профессии соответствует определённый набор психологических и физических качеств индивида, а успешность профессиональной деятельности и удовлетворение профессией находятся в прямой зависимости от степени соответствия индивидуальных качеств требованиям профессии. Личностные структуры и профессиональные требования к человеку в реальной жизни являются весьма изменчивыми, а не стабильными. Попытки учёта и измерения индивидуально-психологических особенностей человека для прогноза эффективной адаптации к какой-либо области в разное время предпринималось достаточно широко (Березин Ф.Б., Кулагин Б.В., Леонтьев А.П., Подоляк Л.В., Самойлова В.А., Симонов П.В.,).

Индивидуальные особенности субъекта являются важными факторами, так как они как бы моделируют (строят) адаптационные процессы при изменении тех или иных факторов или условий внешней среды (Казначеев В.П.,).

Зачастую, изменения ценностных ориентиров молодых солдат сказывается на морально-психологическом состоянии в процессе адаптации.

Так негативное отношение к военной службе, возможность уклониться от нее, безнаказанность за данные проступки — данное представление, сформированное у молодого человека до призыва в армию, в новых условиях в период привыкания к новым условиям жизни -- значительно усиливается, даже при встрече с незначительными трудностями разрешение которых может перерастать в межличностные конфликты.

Конфликтность в отношениях друг с другом в основном связана с перекладыванием своих обязанностей на сослуживцев, и способствует проявлению дезадаптивного поведения.

Анализируя дезадаптивное поведение, можно выделить два основных его вида:

1. Негативно -- агрессивный, который характеризуется негативным отношением к армии и всему, что в ней связано — командирам, сослуживцам, воинскому быту и.т.п. Как возможность повлиять на окружающих -- агрессивность поведения, попытки неповиновения, повышенная конфликтность, попытка самовольного оставления части.

2. Тревожно — депрессивный, для которого характерны замкнутость, самоизоляция от воинского коллектива, погруженность совобственные переживания, снижение настроения, мрачность, замедленные движения, нерасторопность, отсутствие решительности, настойчивости. Самообвинение чувство собственной неполноценности — основные показатели отношения к самому себе, этот тип дезадаптации личности чреват попытками суицида, самовольного оставления воинской части, как единственными, по мнению данного человека, возможностями избавления от жизненных трудностей и негативных переживаний.

Разделение на эти два вида отклоняющегося поведения чисто условно. Однако в ходе адаптации молодого пополнения те или иные тенденции в поведении военнослужащих проявляются.

Наблюдения за молодыми солдатами показывают, что описанные выше типы поведения могут и не являться следствием дезадаптации личности к новым, армейским условиям. Они могут проявляться и по другим причинам: вследствие акцентуации характера (чрезмерной выраженности отдельных

черт характера, представляющих крайние варианты нормы, граничащие с психопатиями), серьезных издержек воспитания, неблагополучного развития личности в силу различных причин в т. ч. патологической наследственностью перенесенных заболеваний, особенно нервно — психических, травм мозга и.т.д. [12 ж].

Призыв на военную службу, новизна обстановки, для восприятия которой у молодого человека не выработана реакция приспособления, ломка привычной и хорошо знакомой деятельности — всё это создаёт поистине экстремальные условия, которые можно рассматривать в качестве стрессора, а их воздействие на человека — как сильное стрессирующее влияние. В литературе существует множество разрозненных указаний на возможный позитивный аспект влияния экстремальной ситуации на человека: «потрясающая психотерапия» В.А. Ананьева [16], «катарсис» у Л.А. Гримака [9], метафе-номен «активной гуманизации» у Л.А. Китаева-Смыка [12], «удачный копинг» со стрессовыми событиями у В.А. Лищука [13].

Концепции всех авторов объединяет представление о том, что в минуты необычных переживаний с человеком происходит нечто, позволяющее ему осознать новые грани реальности, продвинуться в личностном росте, увидеть жизнь в ее истинном свете: Люди, прошедшие испытание потрясением, как правило, создают новую форму своего существования, начиная с осмысления своих обычных связей, через познание своих устойчивых связей, кончая познанием и использованием необходимых связей, т. е. сущностных. Сущность живет необходимыми связями, а необходимость определяется конституциональной программой (моделью) развития здоровья.

Таким образом, экстремальная ситуация в отдельных случаях может быть рассмотрена как своеобразный катализатор личностного роста [19]. Эта же идея формулируется с позиций теории адаптационной нормы: норма адаптации конкретного организма не может существенно меняться, однако норма психической и особенно социальной адаптации может расширяться в результате перехода на новый уровень существования, и это происходит благодаря проживанию ситуаций, связанных с «потрясениями».

Но все знают, что не всегда экстремальность оборачивается для личности своей позитивной стороной: зачастую переживший жестокий стресс человек как бы отступает в своем личностном развитии, становится более дезадаптированным, ущемленным и страдающим, чем был до этого события. Возникновение синдрома посттравматического стрессового расстройства — самая яркая иллюстрация такого «регресса».

Индивидуальная выраженность стресса в большой мере зависит от осознания человеком своей ответственности за себя, за окружающих, за все происходящее в экстремальных условиях, от психологической установки на ту или иную свою роль.

Фактически адаптация человека к экстремальным условиям во многом определяется существующими у него высшими адаптивными психофизиологическими уровнями и применение тех или иных адаптационных стратегий обусловливается в большой мере особенностями психического склада человека.

Перестройка мотивационного комплекса ведет к усилению или формированию у военнослужащих срочной службы профессиональных интересов, склонностей, идеалов, убеждений, появлению новых перспектив и жизненных целей. Значительным изменением подвергаются их навыки, умения и привычки. Те из них, которые отвечают требованиям поведения в части развиваются, не отвечающие — ослабевают и исчезают. Активно формируются и отсутствующие, но необходимые для деятельности способы и приемы ее осуществления. Расширяются и углубляются представления юношей о поведении в новых условиях. Появляющиеся в результате этой перестройки психологические новообразования позволяют военнослужащим все с большей оптимальностью осуществлять служебную и общественную деятельность в условиях части. А это в свою очередь свидетельствует о росте их адаптированности в воинской части.

Усиление мотивации деятельности молодых военнослужащих вызывает у них потребность в развитии представлений, навыков, умений и привычек ее осуществления, постоянном профессиональном совершенствовании своей личности, что непосредственно связано с самоупражнением и другими способами самовоспитания, являющимися психологическими механизмами его осуществления. Все эти механизмы взаимосвязаны и взаимодействуют, определяя психологическое содержание, формы деятельности поведения человека в новых условиях, непосредственно влияя на его психическое здоровье.

Психически здоровым считается военнослужащий достаточно зрелый, умственно развитый, внутренне уравновешенный, способный освоить воинскую специальность, влиться в воинский коллектив и преодолеть специфические для военной службы психические и физические нагрузки, не получив при этом стойкого расстройства здоровья.

Идеальное психическое здоровье — это не только отсутствие психического заболевания, но и исключение каких-либо предпосылок к нему (гак называемая «нулевая вероятность болезни»).

Между идеальным

психическим здоровьем и психической болезнью существует целый ряд промежуточных состояний (уровней здоровья), характеризующихся различной степенью риска возникновения психической патологии.

В этом ряду находятся лица с нервно-психической неустойчивостью т. е. состоянием психической дезадаптации, которые характеризуются склонностью к срыву оптимального функционирования и адекватного личностного (либо поведенческого) реагирования в условиях эмоционального напряжения. Предупреждение и раннее распознавание являются главными звеньями практической психопрофилактической работы в воинской части.

Вывод по главе

Таким образом, процессы адаптации направлены на поддержание равновесия внутри организма и между организмом и средой и связаны как с самосохранением функционального уровня саморегулирующейся системы, так и с выбором функциональной стратегии достижения цели.

Процесс адаптации личности к военной службе по призыву — сложное и многогранное явление, призванное обеспечить формирование комплекса психических реакций, определяющих адекватное поведение личности и ее эффективное взаимодействие с непривычной средой существования, имеющей по своей природе психогенный характер.

Проведенное исследование показывает, что в ходе адаптации военнослужащих срочной службы происходит перестройка их психологических свойств и качеств в соответствии с требованиями, предъявляемыми новой деятельностью в воинской части.

Развитие процесса адаптации неоднозначно по своему конечному результату и значению с точки зрения успешности его завершения.

Успешность адаптации военнослужащих к непривычным, измененным условиям жизнедеятельности во многом детерминировано их адаптационными способностями и напрямую зависит от их личностных и индивидуально психологических особенностей.

Глава 2. Адаптационные характеристики и их связь с особенностями личности

2.1 Теоретико-методическое обеспечение исследования

Теретико-методологическими основаниями являются:

— теория психологических систем (ТПС) В.Е. Клочко,

— структурно-уровневый подход Г. В. Залевского к изучению психической ригидности / флексибильности;

— концепция системной детерминации самореализации личности Э.В. Галажинского.

Выборку исследования составляют 30 военнослужащих по призыву в/ч 90 600. Из которых 4 человека имеют высшее образование, 9 человек имеют средне-техническое образование, 11 имеют средне-специальное образование, 6 человек имеют полное среднее образование. Основная часть испытуемых призвана из центральных регионов страны и среднего поволжья. У 10 человек состав семьи полный, у остальных 20 человек есть только один из родителей с которым проживает данный испытуемый.

Этапы исследования :

1.Первый этап — октябрь-ноябрь — теоретический анализ литературных источников по теме исследования, отработка понятийного аппарата, определение гипотезы, целей, постановка задач и выбор методов исследования.

2. Второй этап — декабрь — составление программы и проведение пилотажного исследования с целью выявления индивидуально-психологических и личностных особенностей их взаимосвязи с личностной ригидностью, локусом контроля, ценностно-смысловой сферой личности; количественная и качественная обработка полученных результатов.

Цель данного исследования — изучить зависимость адаптации военнослужащих по призыву от индивидуально-психологических и личностных свойств.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ литературы по проблеме адаптации личности к военной службе в условиях сокращенных сроков службы.

2. Изучить влияние индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих на эффективность военной службы в условиях сокращённых сроков службы.

3. Разработать программу психологического сопровождения должностным лицам и заместителям командиров по воспитательной работе способствующую эффективной адаптации у военнослужащих по призыву в условиях сокращенных сроков её прохождения

Методы исследования:

При выборе методов для проведения исследования мы ориентировались, в первую очередь, на их соответствие выдвинутой гипотезе, цели и задачам исследования: мы использовали наблюдение, индивидуальную беседа, а также следующие методики: Томский опросник ригидности Г. В. Залевского (ТОРЗ), «Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» Е.Б. Фанталовой (УСЦД), Исследование локализации контроля личности — «уровень субъективного контроля» Е.Г. Ксенофонтовой, многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина, Математический метод статистической обработки данных Спирмена.

Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02"(МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина.

Для оценки адаптационных возможностей военнослужащих с учетом социально-психологических и некоторых психофизиологических характеристик, отражающих обобщенные особенности нервно-психического и социального развития мы использовали многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02» (МЛО-АМ), который разработан А.Г.Маклаковым и С.В.Чермяниным.

В основу методики положено представление об адаптации, как о непрерывном процессе активного приспособления человека к постоянно меняющимся условиям социальной среды и профессиональной деятельности. Эффективность адаптации во многом зависит от того, насколько реально человек воспринимает себя и свои социальные связи, точно соизмеряет свои потребности с имеющимися возможностями и осознает мотивы своего поведения. Искаженное или недостаточно развитое представление о себе ведет к нарушению адаптации, что может сопровождаться повышенной конфликтностью, нарушением взаимоотношений, понижением работоспособности и ухудшением состояния здоровья. Случаи глубокого нарушения адаптации могут приводить к грубым нарушениям воинской дисциплины, правопорядка, суицидальным поступкам, срыву профессиональной деятельности и развитию болезней.

Опросник содержит 165 вопросов и имеет следующие шкалы:

«достоверность» (Д);

«нервно-психическая устойчивость» (НПУ);

«коммуникативные потенциал» (КП);

«моральная нормативность» (МН);

«адаптивны способности» (АС).

Обработку результатов проводят по четырем «ключам», соответствующих шкалам: «достоверность», «нервно-психическая устойчивость», «коммуникативный потенциал», «моральная нормативность», «адаптивные способности». На каждый вопрос теста обследуемый может отвечать «да» или «нет». Поэтому при обработке результатов учитывается количество ответов, совпавших с «ключом». Каждое совпадение с «ключом» оценивается в один «сырой балл».

Шкала достоверности оценивает степень объективности ответов. В случае если общее количество «сырых баллов» превышает 10, то полученные данные следует считать недостоверными вследствие стремления военнослужащего соответствовать социально желаемому типу личности.

При массовом обследовании, а также при дефиците времени процесс определения социально-психологической адаптации военнослужащих может быть ускорен. Для этого достаточно иметь два «ключа». Для шкалы достоверности и шкалы личностного адаптивного потенциала. Шкала АС является более высокого уровня. Она включает в себя шкалы «нервно-психическая устойчивость», «коммуникативный потенциал», «моральная нормативность» и дает представление в целом об адаптивных возможностях личности, но не позволяет получить дополнительную информацию о психологических особенностях обследуемых

Методика: «Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» (УСЦД) Е.Б. Фанталовой.

Для комплексного изучения системы ценностных ориентаций и степени диссоциации в мотивационно-личностной сфере у военнослужащих по призыву нами была использована методика: «Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» (УСЦД) Е.Б. Фанталовой, которая направлена на выявление доминирующих ценностей и конфликтов личности, а также способов их эмоциональной переработки. Общий уровень диссоциации, указывающий на степень внутренней конфликтности, неудовлетворенности и дискомфорта, содержит в себе индекс расхождения «Ц-Д» по двенадцати жизненным сферам: «Здоровье», «Интересная работа», «Материально-обеспеченная жизнь», «Любовь», «Активная деятельная жизнь», «Уверенность в себе», «Познание», «Свобода», «Счастливая семейная жизнь», «Творчество» «Красота природы и искусства», «Наличие хороших друзей» «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах (УСЦД).

В настоящий момент методика «Диагностика внутреннего конфликта» используется в практических и научных целях в различных сферах психологической деятельности: подростковая психология и психотерапия, консультирование, профориентация, конфликтология. При этом общую цель исследований можно охарактеризовать как выявление ценностных структур и ВК личности.

Методика определения «локализации контроля личности» Е. Г. Ксенофонтовой.

С целью изучения важной характеристики адаптивности, такой как интернальность мы воспользовались методикой выявления локуса контроля (ЛК) личности Е.Ксенофонтовой.

Опросник ЛК позволяет выявить локализацию контроля личности, т. е. убеждения человека относительно того, где находятся или локализуются силы, подвергающие влиянию, управлению и контролю то, что происходит в его судьбе.

Шкала общей инернальности (Ио) охватывает все пункты опросника. Высокие показатели по шкале характеризует интернала, т. е. человека с внутренним локусом контроля, проявляющимся в разнообразных жизненных ситуациях. Такие люди отличаются уверенностью в том, что силы, влияющие на судьбу человека, находятся внутри его самого; то, что происходит с человеком, в значительной степени является результатом его активности, и, следовательно, ответственность за собственную жизнь лежит на самом человеке, а не на каких-то других, внешних по отношению к нему, силах. Чем ниже показатели Ио, тем более выражен внешний локус контроля — экстернальность. Экстерналы не верят в то, что человек в состоянии реально влиять на происходящее в его жизни; они убеждены, что силы, управляющие человеческой судьбой, находятся где-то вовне — это может быть и случай, и «фатум», и какие-либо «влиятельные люди», но в любом варианте, по мнению, экстернала, от его активности мало что зависит, поэтому он чувствует себя страдающим, но не влияющим на собственную судьбу человек. Неравномерность распределения баллов по субшкалам «я» и «ж» говорит о соотношении влияния на интернальность испытуемого его личного опыта (я) и суждения о жизни вообще (ж).

Шкала интернальности в сфере достижений (ИД) охватывает ситуации связанные со свершившимися достижениями в деятельности любого человека и самого опрашиваемого, а также выявляющую веру в возможность достижения успеха в тех или иных случаях.

Шкала интернальности в сфере неудач (ИН) выявляет отношение к ситуациям свершившихся или возможных неуспехов.

Показатель предрасположенности к самообвинению (ПСОБ) определяется путем вычитания из данных Ин данных Ид. Он может предстовлять собой как положительное так и отрицательное число.

Шкала интернальности в профессиональной деятельности (ИП) охватывает ситуации учебной, профессиональной и любой другой активности, преследующей достижения человеком конкретной цели.

Результаты по шкале «пс» говорят о склонности (или её отсутствии) проявлять инициативу и принимать ответственность на себя в сфере социальных отношений.

Результаты по шкале «пп» говорят о наличии или отсутствии развитых навыков обеспечения процесса профессиональной деятельности.

Шкала интернальности в межличностном общении (ИМ) характеризует активность, не столько преследующую цель достижения определенного конечного результата, сколько направленную на поддержание межличностных отношений в той мере, которой это устраивает данного человека. Субшкала компетентности в межличностном «мк» показывает, что человек считает себя достаточно компетентным в межличностных отношениях. Субшкала ответственности в межличностных отношениях «мо» показывает, склонен ли человек брать на себя ответственность как за позитивные, так и за негативные варианты сложившихся межличностных отношений.

Результаты, полученные по субшкалам ИС и ИЗ, интерпретируются аналогично шкалам ИО и ИМ, но применительно либо к семейным взаимоотношениям, либо к связи с возможным отношением к своему здоровью.

Шкала отрицание активности (ОА) характеризует убеждения человека в бессмысленности какой-либо деятельности, направленной на достижения жизненных целей.

Результаты, полученные по субшкалкм «дт» и «дс», имеют значения, противоположные шкале ОА. Совпадение баллов в «Готовности к деятельности, связанной с преодолением трудностей» (дт) и в «Готовности к самостоятельному планированию, осуществлению деятельности и ответственности за нее» (дс) позволяет глубже понять природу и возможные проявления интернальности у одних испытуемых и разобраться в причинах склонности к экстернальности- у других.

Все шкалы, кроме ОА и Псоб являются прямыми, т. е. чем выше бал, тем он больше говорит о склонности к интернальности.

Шкала ОА обратно прямым шкалам (у ярких интерналов баллы ОА очень низкие).

Показатель Псоб имеет два полюса- положительный и отрицательный относительно центрального балла «0».

С целью изучения психической ригидности мы использовали Томский опросник ригидности Г. В. Залевского (ТОРЗ).

В основу разработки критериев и методов оценки психической ригидности (ПР) легло предположение, что ПР как в норме, так и в патологии, вплетаясь в структуру личности, характеризуется следующими параметрами: интенсивностью (силой, глубиной) и экстенсивностью (широтой или спектром охвата структуры личности по вертикали и по горизонтали — вдоль ее подструктур), устойчивостью пли стойкостью (реакция — состояние — черта), генерадизованностью и доминированием (черта — симптомокомплекс -тип) и мотивированностью (принятием — непринятием).

ТОРЗ представляет собой серию из специально отобранных вопросов, ответы на которые дают представление об особенностях проявления опрашиваемыми психической ригидности. Содержание вопросов достаточно объемно отражает те ситуации (проявления ПР), в которых от человека требуется изменить отдельные элементы программы поведения или ее в целом «под напором опыта» — образ жизни, стереотипы, отношения, установки, привычки, навыки, темп и ритм жизни и деятельности, средства достижения какой-либо цели или саму цель и т. д. Всего вопросник состоит из 150 пунктов.

Структурно ТОРЗ представляет собой 6 шкал, дополненный «шкалой лжи» Г. Айзенка, в каждую из которых входит определенное число вопросов-утверждений. Эмпирическая однородность шкал подтверждена дисперсионным анализом на данных группы здорового контроля.

Шкала «симптомокомплекс ригидности» (СКР) отражает склонность к широкому спектру фиксированных форм поведения — персеверациям, навязчивостям, стереотипиям, педантизму, собственно ригидности. Именно последний аспект шкалы — ригидность в собственном или узком смысле, т. е. неспособность при объективной необходимости изменить мнение, отношение, установку, мотивы, отражен во входящей в СКР субшкале актуальной ригидно (АР).

Вопросы и утверждения этой субшкалы в разных количествах и модификациях входят в остальные шкалы ТОРЗ.

Шкала сензитивной ригидности (СР) отражает эмоциональную реакцию человека на новое, на ситуации, требующие каких-либо изменений, возможно, страх перед новым, своего рода неофобию. Это несомненно жизненный уровень проявления психической ригидности, выраженной в эмоциональном отношении к соответствующим требованиям объективной действительности.

Шкала установочной ригидности (УР).

Это шкала также отражает личностный уровень проявления психической ригидности, выраженный в позиции, отношении и установке на принятие- непринятие нового, необходимого изменения самого себя — самооценки, уровня притязаний, системы ценностей, привычек и т. п. За такой позицией могут лежать самые разные мотивы.

Шкала преморбидной ригидности (ПМР).

Высокие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что испытуемый уже в подростковом и юношеском возрасте испытывал трудности в ситуациях каких-либо перемен, нового и т. п. Взрослые опрашиваемые ретроспективно оценивают то, как они себя обычно вели, переживали и решали те или иные проблемы в соответствующих ситуациях в школьном возрасте.

Шкала ригидности как состояния (ПМР).

Высокие показатели по этой шкале свидетельствуют о том, что состояние страха, стресса (дистресса), плохого настроения, утомления или какого-либо болезненного состояния, человек в высокой степени склонен к ригидному поведению. В обычных условиях подобное поведение он может не проявлять. Правда, нередко, ригидность как состояние (реакция) сочетается с ригидностью как чертой характера, а потому проявляется исключительно сильно и тотально.

2.2 Исследование системной обусловленности психической адаптации у военнослужащих по призыву

С целью углубленного изучения психической адаптации на начальном этапе исследования нами был использован многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02» (МЛО-АМ) А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина.

Анализируя полученные данные нам удалось установить, что период адаптации молодых солдат к условиям военной службы сопровождается значительными переменами в их жизни. Это связано с определённого рода трудностями: изменяются эмоциональная ситуация развития личности, меняются социальные роли, меняется круг лиц, включённых во взаимодействие с личностью.

С помощью данного опросника нам удалось установить степень выраженности нервно-психической устойчивости у военнослужащих по призыву.

Были выделены 4 группы нервно-психической устойчивости (НПУ) (высокая, хорошая, удовлетворительная, неудовлетворительная) (рис. 2)

Рисунок 2 — Степень выраженности показателей по шкале «нервно-психической устойчивости» у военнослужащих по призыву

Высокая НПУ наблюдается лишь у 13% испытуемых, которая характеризуется низкой вероятностью нарушений психической деятельности, высоким уровнем поведенческой регуляции, когда требования среды и особенности деятельности не превышают функциональных лимитов системы, при этом энергетический баланс организма и характер информации, не нарушаются. В таком состоянии испытуемые не предъявляют жалоб на самочувствие, не отмечается сколько-нибудь заметных сдвигов ни со стороны психической деятельности, ни в функционировании соматических систем.

Хорошую НПУ демонстрируют 33% испытуемых, которая характеризуется низкой вероятностью нервно-психических срывов, адекватными самооценкой и оценкой окружающей действительности. Возможны единичные, кратковременные нарушения поведения в экстремальных ситуациях при значительных физических и эмоциональных нагрузках

Следует заметить, что у 3% испытуемых наблюдается неудовлетворительная НПУ, т. е. склонность к нарушениям психической деятельности при значительных психических и физических нагрузках. Это состояние характеризуется, прежде всего, проявлениями выраженного психического и физического дискомфорта, ощущениями серьёзных сдвигов в функционировании основных соматических систем и психики в целом и требует неотложного проведения психокоррекции или психотерапии.

Анализируя полученные данные по шкале «Адаптивных способностей», мы установили что из 30 военнослужащих к группе с удовлетворительной адаптацией относится большинство испытуемых — 20 человек, что составляет 67%.

Рисунок 3 — Степень выраженности показателей по шкале адаптивных способностей

Поэтому успех адаптации у них часто зависит от внешних условий среды. Эти военнослужащие, как правило обладают невысокой эмоциональной устойчивостью. Возможны асоциальные срывы, проявление агрессии и конфликтности

В группу с высокой и нормальной адаптацией вошли 6 военнослужащих, (что составляет 20% от общего числа испытуемых).

Это те солдаты, которые хорошо адаптируются к изменяющимся условиям внешней среды, взаимодействуют с ними на основании своей биологической, психологической и социальной сущности. Важной составляющей здесь является способность самостоятельно определять цели своей жизни, наличие в образе мира протяжённой и содержательно насыщенной временной перспективы будущего [Л. Божович, Ш. Блюхер, В. Франкл].

Самое меньшее количество военнослужащих 4 человека составили группу с низкой адаптацией. Это примерно 13%, для них характерно сужение временной перспективы, недооценка содержания будущего, низкая продуктивность отражения событий в настоящем и прошлом опыте, высокой тревожности, наличие осложнений формирования межличностных контактов.

Анализируя полученные данные по шкалам: «Коммуникативный потенциал» продемонстрированные на рис. 3, мы установили, что более 23% испытуемых обладают низким уровнем коммуникативных способностей, данные военнослужащие испытывают затруднения в построении контактов с окружающими, проявляют агрессивность, повышенную конфликтность.

Рисунок 4 — Степень выраженности показателей по шкале «коммуникативный потенциал» у военнослужащих по призыву

Лишь 13% испытуемых обладают высоким уровнем развития коммуникативных способностей, легко устанавливают контакты с сослуживцами, окружающими, не конфликтны.

Как видно из рис. 5, низкие показатели выраженности нервно-психической устойчивости у военнослужащих по призыву по шкале «Моральная нормативность» выявлены у 10% испытуемых. Это те военнослужащие которые не могут адекватно оценивать своё место и роль в коллективе, не стремятся соблюдать общепринятые нормы поведения. У них отмечается снижение социально-психологического уровня психической адаптации. Высокие показатели по шкале «Моральная нормативность» наблюдаются у 50% испытуемых. Они реально оценивают свою роль в коллективе, ориентированы на соблюдение общепринятых норм поведения.

Рисунок 5 — Степень выраженности показателей по шкале «моральная нормативность»

В личностных профилях военнослужащих, отнесённых к группе с хорошей и высокой адаптацией, общими качествами были коммуникативные характеристики. Военнослужащие характеризовались как общительные, легко устанавливали социальные контакты, эмоционально устойчивые. Они обладали высоким уровнем самоконтроля. Однако, отмечено их своеобразие, определяемое свойствами конкретной профессиональной группы. Установлено, что солдаты прослуживщие более полугода обладают более развитыми коммуникативными характеристиками личности. Для сержантского состава, отправляющегося в учебные подразделения характерны высокая ответственность в деятельности и повышенная работоспособность, у них более выражена тенденция к уточнению своего статуса в структуре групповых отношений. У военнослужащих, отнесённых к группе удовлетворительной и низкой адаптации, в начальный период службы основной задачей солдат было формирование индивидуальных программ поведения на фоне эмоционального напряжения и общей астенизации. Характерными для этого была меньшая общительность по сравнению с солдатами которые уже заканчивали службу.

Мы считали, что в условиях, предполагающих наличие разных возможностей для проявления жизнетворчества, будут проявляться общесистемные свойства личности, определяющие особенности разрешения основного противоречия между образом жизни и образом мира. В качестве таких общесистемных свойств нами были выбраны психическая ригидность и локус контроля.

Поэтому, следующий этап исследования был направлен на выявление особенностей психической ригидности (как трудности коррекции программы поведения в целом или её отдельных элементов в связи с объективной необходимостью и разной степенью осознания и принятия этой необходимости) (Залевский Г. В.) у людей, находящихся в условиях вынужденного изменения образа смысла жизни. В качестве основного исследовательского инструментария был применён Томский опросник ригидности Г. В. Залевского.

Томский опросник ригидности Г. В. Залевского (ТОРЗ) был применён нами с целью количественного определения уровня психической ригидности. Поскольку ригидность представляет собой один из полюсов континуума «ригидность — флексибильность».

Таблица 2 — Степень выраженности ригидности у военнослужащих проходящих службу по призыву

Шкалы

Степень выраженности

Количество испытуемых в %

Симптомо-комплекс ригидности

Высокая

10

Умеренная

80

Низкая

10

Актуальная ригидность

Высокая

13

Умеренная

70

Низкая

27

Сензитивная ригидность

Высокая

20

Умеренная

67

Низкая

13

Установочная ригидность

Высокая

13

Умеренная

70

Низкая

27

Ригидность как состояния

Высокая

23

Умеренная

60

Низкая

17

Преморбидная ригидность

Высокая

10

Умеренная

60

Низкая

30

Анализ полученных данных позволяет сделать следующие выводы:

по шкале «ригидность — флексибильность» основная часть исследуемых военнослужащих стабильно показывают высокие и низкие результаты по всем шкалам ригидности, что наглядно мы отразили на рис. 6 — 11.

Размещено на

Рисунок 6 — Степень выраженности показателей по шкале «симптомо-комплекс ригидности»

Интерпретируя результаты по шкале «симптомо-комплекс ригидности» мы установили, что полученные данные отражают склонность испытуемых к широкому спектру фиксированных форм поведения. Так у 10% испытуемых наблюдается склонность к персеверациям, навязчивостям, стереотипиям, педантизму, собственно ригидности.

Рисунок 7 — Степень выраженности показателей по шкале «актуальная ригидность»

По результатам оценки по шкале «актуальная ригидность» показатели ригидности значительно отличаются, это наглядно видно на рис. 7.

Данная шкала отражает личностный уровень проявления психической флексибильности, который выражается в сознании и готовности при объективной необходимости изменить мнение, отношение, установку и мотивы. Следовательно, низкий уровень ригидности в большей степени будет препятствовать осознанию и принятию 27% испытуемых необходимости в освоении перемен в окружающей действительности. Тогда как оптимальной личностной стратегией отношения к действительности является способность личности к самоизменению, при диалектическом сочетании зависимости от ситуации с преодолением её непосредственного воздействия, обусловлена высокой степенью ригидности по данному признаку, достигает 70%.

Рисунок 8 — Степень выраженности показателей по шкале «сензитивная ригидность»

Анализируя показатели, полученные по шкале «сензитивной ригидности» продемонстрированные на рис. 8, мы установили, что только 20% испытуемых имеют высокие показатели сенситивной ригидности и 13% испытуемых имеют низкий уровень сензитивной ригидности, это способствует аффектному восприятию проблемных ситуаций, нерациональному отношению к ним, невозможности изменять и трансформировать смыслы и ценности в контексте новой жизненной ситуации и нового образа жизни. В результате проблемная ситуация может восприниматься как угрожающая.

Рисунок 9 — Степень выраженности показателей по шкале «установочная ригидность»

Данные по шкале «установочной ригидности», как и по предыдущей шкале сензитивной ригидности, выступают отражением личностного уровня проявления психической ригидности. Так у 13% испытуемых наблюдаются установки на непринятие нового, безнадобности изменения самооценки. Для 27% испытуемых с низкими показателями «установочной ригидности» характерен высокий уровень притязаний, необходимость изменения самооценки, привычек, системы ценностей.

Рисунок 10 — степень выраженности показателей по шкале «ригидность как состояние».

По результатам оценки психической ригидности по шкале «ригидность как состояние» можно предположить, что установление взаимоотношений с новыми людьми, освоение новых правил и требований для многих (17%) являются серьёзным испытанием (рис. 10).

Данный показатель отражает ситуативную характеристику, связанную с тем, что молодые солдаты, оказавшись в новых условиях жизнедеятельности, испытывают трудности включения в новую социокультурную среду, связанные со сменой образа жизни .

Совокупность субъективно воспринимаемых трудностей, обуславливает снижение ситуативной ригидностиности и использование фиксированных моделей поведения. Следует отметить, что 23% испытуемых по данному показателю демонстрируют высокий уровень.

Рисунок 10 — Степень выраженности показателей по шкале «преморбидная ригидность»

Полученные по шкале «преморбидной ригидности» данные свидетельствуют, что в подростковом возрасте испытуемые испытывали психические трудности в ситуациях, требующих нового подхода, каких-либо изменений в деятельности, изменения точки зрения или новых способов поведения. Умеренная психическая ригидность по данной шкале выявлена у 60% испытуемых, а низкая ригидность обнаруживается у 30% испытуемых.

Как видно из рис. 11, высокий уровень ригидности по данной шкале демонстрируют 30% испытуемых. Это свидетельствует: трудности в осознании необходимости изменений появились у них в детском и подростковом возрасте, что и обуславливает негативизм, упрямство, которые затрудняют освоение нового образа мысли.

Таким образом, полученные нами данные о феноменах, образующих континуум «личностная ригидность — флексибильность», дают основания для вывода о том, что люди, обладающие различными по степени выраженности свойствами и уровнями ригидности, ещё одним общесистемным свойством личности, рассматриваемым нами в качестве непричинной детерминанты процесса адаптации, выступил локус контроля как базовая личностная характеристика, по которой «можно судить о том, в какой степени человек считает себя активным субъектом своей собственной деятельности, а в какой степени — пассивным объектом деятельности других людей и внешних обстоятельств» (Коржова Е.А.).

Психологические исследования личности свидетельствуют о наличии достаточно устойчивых связей между уровнем субъективного контроля и различными формами самореализующегося поведения.

Опросник состоит из 7 шкал и предназначенный для измерения локуса контроля в различных сферах жизнедеятельности: в области достижений, в области семейных отношений, в области производственных отношений, в области межличностных отношений, в области отношения к здоровью. Данные по шкале «интернальности» в профессиональной деятельности (Ип) охватывает ситуации учебной, профессиональной и любой другой активности, преследующей достижение человеком конкретной цели. Это характеризует военнослужащих, понимающих, что получаемые кем-либо результаты зависят от качества его собственных действий. В профессиональной деятельности такие военнослужащие чаще проявляют склонность в принятии ответственности на себя. Низкие показатели 5% испытуемых характеризуют военнослужащих как часто затрудняющихся в объяснении причин и способов достижения того или иного результата; они реже бывают склонны к возложению на себя какой-либо ответственности.

Поскольку у значительной части испытуемых не наблюдается выраженность локализации в континууме интернальность — экстернальность, нами анализировались результаты только тех испытуемых, ответы которых позволили отнести их полюсам локализации интернальность/экстернальность.

По результатам по шкале «профессионально-социальный интернальности» можно сказать об ответственности военнослужащих. Так 10% испытуемых демонстрируют низкий уровень склонности к ответственности в сфере профессионально-социальных отношений (или ее отсутствии).

Лишь 3% испытуемых способны проявлять инициативу и принимать ответственность на себя в сфере социальных отношений .

Данные по шкале «профессионально-процессуальной интернальности» говорят о наличии или отсутствии развитых навыков обеспечения процесса профессиональной деятельности. Так низкие показатели (3% испытуемых) позволяют предположить, что в процессе решения конкретных задач даже при наличии соответствующей мотивации данные военнослужащие могут сталкиваться с большими трудностями в связи с плохо развитыми навыками качественного осуществления самостоятельной деятельности. Высокие показатели (13% испытуемых) говорят о наличии высокой мотивации, что позволяет военнослужащим легко справляться со встречающимися трудностями.

Анализируя полученные данные по шкале «ответственность в сфере межличностных отношений» мы установили, что 67% испытуемых имеют умеренные показатели в межличностном общении, что характеризует высокую активность, не столько преследующую цель достижения определенного конечного результата, сколько направленную на поддержание межличностных отношений в той мере, в которой это устраивает данного военнослужащего. Высокие показатели (20% испытуемых) по шкале говорят о том, что респондент видит свою роль в тех отношениях, которые у него складываются с близкими и мало знакомыми окружающими. Низкие показатели по шкале (13% испытуемых) рисуют портрет военнослужащего, зависимого от других и не способного изменить характер своего общения с ними.

Интерпретируя полученные результаты по шкале «компетентность в сфере межличностных отношений» мы установили что 17% испытуемых имеют высокие показатели, данные военнослужащие считает себя (и, возможно, действительно является) достаточно компетентными в межличностных отношениях. При низких показателях (10% испытуемых), соответственно являются некомпетентными.

Данные по шкале «интернальность в межличностном общении» позволяют сказать нам о том, что только 87% испытуемых, склонны брать на себя ответственность в сфере межличностного общения. 3% испытуемых могут брать на себя ответственность как за позитивные, так и за негативные варианты сложившихся межличностных отношений, а 10% испытуемых не способны брать на себя ответственность.

Результаты, полученные по шкале «интернальность в сфере семейных отношений» свидетельствуют об успешности построения семейных взаимоотношении. Высокие показатели продемонстрировали 13% испытуемых, умеренные — 64%, а вот склонность к проявлению некоторых разногласий в сфере семейных отношений наблюдается у 23% испытуемых .

Анализируя полученные данные по шкале «интернальность в суждениях о жизни вообще», мы установили что, умеренные показатели по шкале (83% испытуемых) дают представление о мировоззренческих установках, соответствующих «убежденной экстернальности». Низкую интернальность по данной шкале показали 7% испытуемых, для них характерно убеждение преимущественной роли внешних сил в своей жизни, а также исходящие из этого утверждения выводы (или убеждения) о неразумности, ненужности и бессмысленности осуществления активности, не способной ни в каком случае привести к положительному результату. Высокие показатели (10% испытуемых) характеризуют экстерналов, а не интерналов.

Результаты полученные по шкале «интернальность в профессиональной деятельности» говорят нам о готовности к деятельности, связанной с преодолением трудностей. Так 3% испытуемых проявили готовность к самостоятельному планированию, осуществлению деятельности и ответственности за нее. 17% испытуемых проявляют безразличие к выполнению своих служебных обязанностей, тем самым показали низкие результаты.

Результаты исследования по всем шкалам отражены в таблице 3.

Таблица 3 — Степень выраженности интернальности военнослужащих 1 периода службы (Ксенофонтова).

Шкалы

Степень выраженности

Количество испытуемых

Интернальность общая

Высокая

10

Умеренная

83

Низкая

7

Интернальность в суждениях о жизни вообще

Высокая

10

Умеренная

83

Низкая

7

Интернальность при описании личного опыта

Высокая

10

Умеренная

83

Низкая

7

Интернальность в профессиональной деятельности

Высокая

3

Умеренная

80

Низкая

17

Профессионально-социальный аспект интернальности

Высокая

3

Умеренная

87

Низкая

10

Профессионально-процессуальный аспект интернальности

Высокая

13

Умеренная

84

Низкая

3

Интернальность в области достижений

Высокая

13

Умеренная

74

Низкая

13

Интернальность в области неудач

Высокая

10

Умеренная

80

Низкая

10

Предрасположенность к самообвинению

Высокая

6

Умеренная

84

Низкая

10

Интернальность в межличностном общении

Высокая

3

Умеренная

87

Низкая

10

Компетентность в сфере межличностных отношений

Высокая

17

Умеренная

73

Низкая

10

Ответственность в сфере межличностных отношений

Высокая

20

Умеренная

67

Низкая

13

Интернальность в сфере семейных отношений

Высокая

13

Умеренная

64

Низкая

23

Рисунок 11 — Степень выраженности интернальности у военнослужащих

Под цифрами обозначены шкалы: 1 — интернальность общая; 2 — интернальность в суждениях о жизни вообще; 3 — интернальность при описании личного опыта; 4 — интернальность в профессиональной деятельности; 5 — профессионально-социальный аспект интернальности; 6 — профессионально-процессуальный аспект интернальности; 7 — интернальность в области достижений; 8 — интернальность в области неудач; 9 — предрасположенность к самообвинению; 10 — интернальность в межличностном общении;11 — компетентность в сфере межличностных отношений; 12 — ответственность в сфере межличностных отношений; 13 — интернальность в сфере семейных отношений.

Для комплексного изучения системы ценностных ориентаций и степени диссоциации в мотивационно-личностной сфере у военнослужащих по призыву, нами была использована методика: «Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» (УСЦД) Е.Б. Фанталовой, которая направлена на выявление доминирующих ценностей и конфликтов личности, а также способов их эмоциональной обработки.

Полученные результаты позволили сделать следующие выводы, что в мотивационно-личностной сфере отмечается высокий уровень расхождения между «Ценностями» и «Достоверностью», в условиях которого преобладают ВК наряду с ВВ и НЗ (внутреннего конфликта, внутреннего вакуума, нейтральной зоны).

На выборке военнослужащих (30 солдат) было обнаружено, что ВК, объективно установленный по методике УСЦД (уровень соотношения «ценности» и «доступности»), чаще так и воспринимается эмоционально, как ВК, особенно при значительной его выраженности. При его слабой выраженности он часто ассоциировался с эмоционально-положительными состояниями, при сильной же -- иногда мог ассоциироваться с переживанием ВК. В целом резкие различия в переживании идентичных по локализации и выраженности ВК у разных военнослужащих указывали на различие эмоциональной сензитивности в понимании и переживании текущей конфликтной ситуации, а также на специфичность функционирования психологических защит в условиях одинаковых конфликтов.

На популяции солдат в целом выявляется, что с повышением индекса расхождения Ц-Д растет и уровень субъективно ощущаемого дискомфорта (УД).

Но при этом следует отметить, что благодаря достаточной включенности психологических защит и позитивной оценке временной перспективы в первый период службы УД несколько запаздывает. В общем можно сказать, что высокому уровню Ц-Д соответствует средний УД.

Таблица 4 — показатели соотношения состояний внутреннего конфликта, внутреннего вакуума, нейтральной зоны (ВК:ВВ:НЗ) у военнослужащих I периода службы (Фанталова).

Понятия

кол-во

в %

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

ВК

30

41

6

17

17

6

6

3

14

6

14

14

ВВ

17

3

14

10

10

14

10

10

14

37

66

14

НЗ

53

54

80

73

73

80

84

87

72

57

20

72

Примечание 1 активная деятельная жизнь; 2 здоровье (физическое и психическое); 3 интересная работа; 4 красота природы и искусства; 5 любовь; 6 материально-обеспеченная жизнь; 7 наличие хороших друзей; 8 уверенность в себе; 9 познание; 10 свобода; 11 счастливая семейная жизнь; 12 творчество.

На основании полученных результатов определяется внутренняя готовность военнослужащих к принятию новых условий.

Интерпретацию полученных данных мы проводили попарным сравнением по двум разным параметрам: по «Ценности» (1 -я матрица) и по «Доступности» (2-я матрица).

В итоге в предлагаемой вверху таблице 4 подсчитали, сколько раз каждое понятие было преобладающим по «ценности» (Ц.) и сколько раз по «Доступности» (Д.).

Затем в последней строке таблицы подсчитали расхождение Ц и Д по каждому понятию методики (Ц. — Д.).

Суммарный индекс расхождения: где i -- номер понятия в регистрационном бланке и инструкции, а п -- общее количество сравниваемых понятий. В нашем случае n = 12. Как уже упоминалось выше, границы индекса расхождения 0-г72, а среднестатистические нормы -- 30 (солдат).

По индексу R определяется уровень диссоциации в мотивационно-личностной сфере: от 0 до нормы -- низкий, от нормы до 50 -- средний, и от 50 до 72 -- высокий. Далее в сырых баллах, а затем в процентах подсчитали соотношение ВК: ВВ: НЗ.

Rц-д. = 52, (I) ВК: ВВ: НЗ = 26: 16: 10 = 50: 31: 19 (%)

Данный результат означает, что в мотивационно-личностной сфере отмечается высокий уровень расхождения между Ц и Д, в условиях которого преобладают В К наряду с ВВ и НЗ.

Для статистической обработки результатов исследования мы использовали метод ранговой корреляции Спирмена, позволяющий определить тесноту (силу) и направление корреляционной связи между двумя признаками или профилями (иерархиями)признаков.

Корреляционная связь — это согласованные изменения двух признаков или большего количества признаков (множественная корреляционная связь).

Корреляционная связь отражает тот факт, что изменчивость одного признака находится в некотором соответствии с изменчивостью другого. По направлению корреляционная связь может быть положительной («прямой»)и отрицательной («обратной»).

При положительной прямолинейной корреляции более высоким значением одного признака соответствуют более высокое значение другого, а более низким значениям одного признака — низкие значения другого. При отрицательной корреляции соотношения обратные. Степень, сила или теснота корреляционной связи определяется по величине коэффициента корреляции.

Анализ полученных данных позволяет сказать, что значимая корреляционная связь (rкр=0.36 при р?0,05) наблюдается между «Адаптивными способностями» и показателями шкал «Симптомокомплекс ригидности» и «Ригидности как состояния». Вид связи говорит нам о том, что чем выше у нас показатель по одной шкале, то тем выше будет показатель по другой шкале. Испытуемые с низкими адаптационными способностями будут обладать слабой эмоциональной устойчивостью, также они не способны при объективной необходимости изменить мнение, отношение, установку и мотивы. В состоянии страха, стресса, плохого настроения или утомления данные военнослужащие будут склонны к ригидному поведению. В обычных условиях подобное поведение он может не проявлять.

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена подсчитывается по формуле:

r s = 1- (6•?(dІ)) / (N•(NІ-1))

где d — разность между рангами по двум переменным для каждого испытуемого;

N — количество ранжируемых значений, в данном случае количество испытуемых.

Полученное эмпирическое значение r s близко к 0. И все же определим критические значения r s при N = 30.

r s кр. = 0,36 (p? 0,05)

r s кр. = 0,49 (p? 0,01)

Корреляционная связь отрицательная наблюдается между показателями по шкалам «Адаптивной способности» и 7 шкалами: «Интернальность общая», «Интернальность при описании личностного опыта», «Интернальность в сфере достижений», «Интернальность в профессиональной деятельности», «Профессионально-процессуальный аспект интернальности», «Компетентность в сфере межличностных отношений», «Отрицание активности», «Готовность к деятельности связанной с преодолением трудностей». Это говорит нам о том, что чем выше показатели по шкале «Адаптивные способности», тем ниже показатели по другим шкалам локуса контроля и тем более будет выражен внешний локус контроля за исключением шкалы «Отрицание активности», где rкр=0,52. Высокие показатели по шкале отрицание активности будут соответствовать «убежденной экстернальности», которую они объясняют законами мироустройства и не пытаются что-либо изменить в своей жизни, потому что их точка зрения, это «бессмысленно». Таким образом у военнослужащих обладающими низкими адаптационными способностями будет выражен внешний локус контроль — экстернальность, т. е. такие военнослужащие не верят в то, что человек в состоянии реально влиять на происходящее в его жизни: они убеждены, что силы, управляющие человеческой судьбой, находятся где-то во вне и по мнению экстернала, от его активности мало что зависит, поэтому он чувствует себя страдающим, но не влияющим на собственную судьбу человеком. Данные военнослужащие не воспринимают себя причиной собственных достижений и не верящего в то, что человек может существенно повлиять на успешность собственной жизни и деятельности. Они часто затрудняются в объяснении причин и способов достижения того или иного результата; они реже бывают склонны к возложению на себя какой-либо ответственности. Такие военнослужащие считают себя (и, возможно, действительно являются) достаточно некомпетентными в межличностных отношениях.

Таблица 4 — коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Шкалы

Коэффициент ранговой корреляции

Ио

-0,36

СКР

0,39

АР

0,23

ж

-0,25

я

-0,40

Ид

-0,40

Ин

0,02

Псоб

0,35

Ип

-0,40

П

-0,28

Пп

-0,39

Им

-0,25

Мк

-0,48

Мо

0,09

Ис

0,31

Из

-0,33

Оа

-0,52

Дт

-0,53

Дс

-0,23

Ср

0,19

Ур

0,25

Рсо

-0,51

Пмр

0,10

Выводы по второй главе

1. Итоги опытно-экспериментальной работы подтверждают необходимость постоянного изучения индивидуально-психологических и личностных качеств военнослужащих, так как от них напрямую зависит протекание адаптации.

2. Обеспечение эффективности адаптации военнослужащих требует всестороннего учёта факторов действующих в сфере воспитания и создания благоприятных социально-педагогических условий.

3. В связи с сокращением сроков прохождения военной службы по призыву, адаптации военнослужащих к воинской службе приобрела немного другой характер нежели раньше, теперь военнослужащим необходимо быстрее привыкать к новым, ранее не привычным для них условиям, что во многом зависит от их индивидуально-психологических и личностных свойств.

4. Полученные в ходе опытно-экспериментальной работы данные позволяют предположить, что в процессе решения конкретных задач даже при наличии соответствующей мотивации военнослужащие могут сталкиваться с большими трудностями в связи с плохо развитыми навыками качественного осуществления самостоятельной деятельности.

Исходя из полученных данных проблема психологической адаптации военнослужащих рассматривалась с позиций личностного подхода, предполагающего, что основным механизмом этой адаптации являются изменения в структурных связях и отношениях тех индивидуально-психологических свойств и качеств, которые определяются личностью.

В основу этих представлений были положены два главных постулата: первый, — структура личности военнослужащего является динамическим образованием, функционирующим согласно законам, установленным в теории больших систем. Суть второго постулата в том, что психологические характеристики, определяющие профессиональные качества военнослужащих, отражают краткосрочные и долгосрочные периоды службы.

Данные, полученные эмпирическими методами и их теоретическое осмысление подтверждают гипотезу дипломного исследования.

Задачи исследования решены, поскольку:

а) определена зависимость структуры адаптации от индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих сокращённых сроков службы;

б) исследованы сущностные характеристики и логика адаптационного процесса;

в) выявлены особенности влияния доминирующих ценностей и конфликтов личности военнослужащих, а также способов их эмоциональной переработки.

г) определена зависимость адаптации от индивидуально-психологических и личностных особенностей военнослужащих.

Заключение

Все, кто прошел школу военной жизни, хорошо знают, что, начав службу, каждый человек оказывается перед необходимостью соблюдать в известной мере новый для него распорядок и режим дня, овладевать новыми знаниями, умениями и навыками, новыми правилами поведения, привыкать к некоторым новым элементам в формах взаимоотношений между людьми. Естественно, что все это вызывает, особенно на первых порах, определенные, иной раз отрицательные, психические состояния и требует известной перестройки психики и поведения.

Практика показывает, что в течение первых месяцев приспособление молодых воинов к армейской службе происходит по-разному. В зависимости от продолжительности и особенностей адаптационного периода все военнослужащие с различным общеобразовательным уровнем, физическими данными, интересами и т. д. достигают высоких результатов в военной службе, что свидетельствует о возможности адаптации к сложным условиям воинской службы людей с различными индивидуальными качествами и степенью готовности.

Проведя анализ адаптации военнослужащих в условиях сокращённых сроков службы, я установил что для устойчивости и прочности адаптации необходимо накопление опыта практических действий, преодоление различных трудностей, особенно психической напряженности, которая наиболее отрицательно влияет на адаптацию человека, а это зависит от индивидуально-психологических и личностных качеств военнослужащих.

Таким образом, адаптация к условиям военной деятельности определяется индивидуальными особенностями воина и его психологической готовностью к выполнению задач в этих условиях, а также организуемыми и проводимыми командиром воспитанием и обучением. Нами были изучены особенности адаптации военнослужащих в условиях сокращённых сроков службы, роль индивидуально-психологических и личностных качеств военнослужащих в адаптационном процессе военной службе, а также личностные особенности военнослужащих, влияющие на предпочтения в выборе эффективных форм протекания адаптационных процессов. Тем самым была достигнута цель нашего исследования. Также нами были достигнуты и задачи исследования. Мной были охарактеризованы на основе теоретического анализа общие закономерности адаптационного процесса личности к военной службе в условиях сокращённых сроков. Была определена роль индивидуально-психологических и личностных особенностей в адаптационном процессе военнослужащих. Определена эффективность протекания адаптационного процесса у военнослужащих в условиях сокращённых сроков службы. Выявлены типичные психологические защитные механизмы, возникающие в адаптационный период к военной службе. Тем самым была подтверждена гипотеза нашего исследования. А полученные экспериментальные данные соответствуют теоретической части.

Итак, результаты проведенного исследования позволяют говорить что:

1. В процессе адаптации к воинской службе задействуются различные психологические механизмы.

2. Для эффективной адаптации военнослужащих необходимо учитывать их индивидуально-психологические и личностные особенности.

3. Предпочтение высших психологических защитных механизмов зависит от наличия в структуре личности военнослужащего интернальности, выбор низших психологических защит обусловлен влиянием экстенальности в чертах личности воина.

На данный момент наши Вооружённые Силы находятся в стадии глубокого реформирования как принято сейчас говорить переход к «новому облику», поэтому я считаю, что мной была затронута достаточно важная проблема, так как при работе с военнослужащими по призыву проходящими военную службу в сокращённых условиях службы, нужно хорошо знать воина как личность. Офицер-воспитатель должен использовать гуманистические методы, строить свои отношения с подчиненными на доверии, понимании, сотрудничестве и компромиссе. В своей работе офицер-воспитатель должен хорошо знать индивидуально-психологические особенности личности воина, ведь от этого напрямую зависит эффективность адаптации.

Список литературы

Сенокосов Ж.Г. Социально-психологическая адаптация молодых солдат к воинской службе: Диссертация кандидата психологических наук. — М: ВПА, 2008 — 264 с. Баева И.А. Социально-психологическая адаптация молодых рабочих в производственном коллективе: Автореферат диссертации кандидата психологических наук. Л: ЛГУ, 2005, 21 с.

Введение в профессию (Учебно-методическое пособие для войсковых психологов и социологов).

— М.: Центр военно-психологических, социологических и правовых исследований Вооруженных Сил. 2002 — 128 с.

Гальперин П.Я. Введение в психологию. — М.: МГУ. 1976. -148 с.

Налчаджян А.О. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы, стратегия).

— Ереван АН Арм ССР., 1988. — 263с.

Буянов В.И. Психологическая коррекция затруднений социально-психологической адаптации молодых офицеров к условиям службы в воинской части. Диссертация кандидата

Философский энциклопедический словарь. -М.: Советская энциклопедия, 2003. — 12−13 с.

Яблонько В.Я. Психологические особенности адаптации курсантов к учебной, служебной и общественной деятельности в условиях ВВуза.: Диссертация кандидата психологических наук. -М: ВПА, 2002. -233 с

Александровский Ю. А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. М., 1976.

Березин Ф. Б. Психологическая и психофизиологическая адаптация человека. Л., 2008.

Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 2004.

Томский опросник ригидности Г. В. Залевского (ТОРЗ).

«Уровень соотношения „ценности“ и „доступности“ в различных жизненных сферах» Фанталова Е.Б. (УСЦД).

Локализации контроля личности- новая версия методики «уровень субъективного контроля» Ксенофонтова Е.Г., многоуровневый личностный опросник «Адаптивность-02"(МЛО-АМ)А.Г. Маклаков и С.В. Чермяниным.

Оллпорт Г. Личность в психологии. — СПб., 2008. — 345 с.

16.Пантилеев С.Р. Методы измерения локуса контроля // Общая психодиагностика.М., 2007.

17. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. -М.2006г.-360с.

18. Алдашева А.А. Стратегия психической адаптации в

условиях Антарктиды // Ж. Физиология человека.- 2004.-

С.16−22.

19. Клочко В.Е. Саморегуляция мышления и ее формирование. — Караганда: Изд-воКГУ, 2007. — 94 с.

20.Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд. — Томск: ТГУ, 2009. — 154 с.

21. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировоззрение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии. — 2002. — № 12. — С. 3 — 20.

22.Александровский Ю. А. Состояния психической дезадаптации и их компенсация. М., 1976.

23.Березин Ф. Б. Психологическая и психофизиологическая адаптация человека. Л., 2008.

24.Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 2004.

25. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации.- Новосибирск, 2000.- 192 с.

26. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека.- Новосибирск, 2006.- 120 с.

27. Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности. (Формы, механизмы и стратегии).

Ереван, 2008. — 263 с.

28. Некипелов Н.И., Кухлова Г. Г. Модель срочных адаптационных реакций и ее применение для оценки работоспособности студентов // Вопросы профориен-тации, адаптации и профессиональной подготовки / Под ред. В.Г. Асеева. — Ир-кутск, 2004.- С. 43−51.

29. Немов Р.С. Психология. Учеб. для студентов высш. пед. учеб. заведений. Кн.1. Общие основы психологии.- М., — 2004.- 576 с.

30. Никитина И.Н. К вопросу о понятии социальной адаптации // Вопр. теории и методов социологических исследований (по материалам науч.-теорет. конф.).- Вып. 3.- М., 2000.- С. 57.

31. Ноздрачев А.Д. Нервная регуляция висцеральных функций. Автономная (вегетативная) нервная система // Физиология висцеральных систем.- М., 2001.- С. 5−71.

32. Общая психология / Под ред. А.В. Петровского.- М., 1977.- 480 с.

33. Общая психология / Под ред. В.В. Богословского.- М., 2001.- 383 с.

34. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории — М., 1971.- 351 с.

35. Педагогика высшей школы / Под ред. Ю.К. Бабанского — Ростов н/Д., 1972.- 121 с.

36. Пейсахов Н.М. Психологические и психофизиологические особенности студентов — Казань, 1977.- 243 с.

37. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения — М., 2002.- 309 с.

38. Плотников В.В., Андриянин Д.Ю. Значение уровня беспокойства-тревоги в адаптации студентов к обучению в вузе // Проблемы умственного тру-да.- М., 2003.- Вып. 6.- С. 28−38.

39. Подольский А.И. Исследование учебной деятельности студентов // Вопр.психол. — 2000.- N 5.- С. 176−177.

40. Прохоров А.О. Особенности психических состояний личности в обуче-нии // Психол.журн.- 2001.- N 1.- С. 47−54.

41. Психологическая диагностика. Учебное пособие / Под ред. К.М. Гуре-вича и др.- Бийск, 2003.- 324

42. Юревиц А.Ж., Аверьянов В.С., Виноградова О.В. и др. Адаптация к профессиональной деятельности // Физиология трудовой деятельности (Основы современной физиологии) / Под ред. В.И. Медведева — СПб., 2003.- С. 209−284.

43. Яницкий М.С. Основные психологические механизмы адаптации студентов на первом и втором курсах обучения в вузе // Вопросы общей и дифференциальной психологии. Кемерово, 2007. — С. 60−68.

44. Яницкий М.С. Состояния психической дезадаптации у студентов и пути оптимизации адаптационного процесса в вузе // Вопросы общей и дифференциальной психологии. Кемерово, 2008.

45.Залевский Г. В. Психологическая ригидность и активность \\ Сиб. Психол. Журн.-2008- Вып.7.-с.36−48.

46.ДичевТ.Г., Тарасов К.Е. Проблема адаптации и здоровья человека.-М.1976.-С.-12−34.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector