«Рисунок несуществующего животного»

1. Название: методика «Рисунок несуществующего животного» (РНЖ).

2. Автор: Дукаревич М.З.

  1. Контингент испытуемых: методика может использоваться для обследования как детей, так и взрослых.
  2. Предмет диагностики:
  • В терминах рубрикатора: индивидуально-целевые черты личности, функциональные и эмоциональные состояния.
  • в терминах автора методики: черты личности, проблемы и социальные установки испытуемого.
  1. Операциональный статус: проективная техника изучения проективных предпочтений.
  2. Сопряженные практические задачи: может использоваться как вспомогательный диагностический прием в процессе групповой психокоррекции, либо в клиническом обследовании; рисунок может быть использован как материал для живого обсуждения в группе пациентов, либо в диалоге «исследователь – испытуемый»; в плане индивидуального консультирования может использоваться в качестве эвристической опоры для направления беседы.
  3. Компетентность исполнителя: проведение диагностики, обработка и интерпретация данных может осуществляться только специалистом.
  4. Комплектность, состав методики: существуют инструкции по проведению и интерпретации результатов. По составу данный тест – ориентировочный и как единственный метод исследования обычно не используется и требует объединения с другими методами в качестве батарейного инструмента исследования.
  5. Теоретические положения: Метод исследования построен на теории психомоторной связи. Для регистрации состояния психики используется исследование моторики (в частности, моторики рисующей доминантной руки – зафиксированной в виде графического следа движения, рисунка).

    Рисунок правомерно отнести к области невербальной (в данном случае – графической) коммуникации. Важной характеристикой невербального канала коммуникации является его связь с эмоциями, играющими определяющую роль в формировании образов фантазии. Второй важной характеристикой является связь рисунка с метафорами речи. Одним из опорных положений при интерпретации является семантический параллелизм образно-графического и вербально-метафорического рядов. В самом общем виде процесс интерпретации состоит в следующем: то, что содержится в рисунке (местоположение, детали и их взаимоотношения), буквально переносится на личность рисовавшего в качестве его метафорического описания. Суждение о личности, как правило, формируется в результате перевода с языка метафорического описания на привычный «профессиональный жаргон». Пример: шипы – «личность с шипами» – склонность к защитной агрессии; большие уши – «человек с большими ушами» – повышенная заинтересованность в информации о себе.

  6. Оборудование:

1. Белый или слегка кремовый, не глянцевый лист бумаги. Лист должен быть ориентирован вертикально.

10 стр., 4817 слов

Общее руководство к интерпретации рисунков

Существует ряд общих положений, которые необходимо учитывать в процессе интерпретации рисунков. Безотносительно к содержанию рисунка, чрезвычайно важными и информативными являются такие показатели, как манера, характер изображений, качество линий. Все это имеет такое же значение, как и содержание рисунков. При анализе рисунков очень важно взглянуть на всю картинку в целом и сделать выводы ...

2. Простой карандаш средней мягкости, неостро отточенный; ручкой и фломасте­ром рисовать нельзя.

11. Ход работы: Испытуемому предоставляется необходимое оборудование. После этого испытуемому предлагается инструкция следующего содержания: «Придумайте и нарисуйте несуществующее живот­ное и назовите его несуществующим названием». Далее можно уточнить, что не желательно брать животное из мультфильмов, т.к. оно уже кем-то придумано; вымершие животные тоже не подходят». После того, как рисунок выполнен, и несуществующее живот­ное получило свое имя, предлагается выделить основные парамет­ры и провести психологическую интерпретацию изображенного на рисунке.

В заключение работы на основе полученных материалов составляется развернутая характеристика психи­ческих состояний и свойств личности.

Возможно групповое обследование.

Аспекты анализа рисунка:

Аспекты анализа рисунка разделяются на формальные и содержательные.

Формальный анализ рисунка

К формальному аспекту относятся:

а) семантика расположения в пространстве,

б) графологические признаки.

А. Семантика пространства проективного рисунка

Как свидетельствует практика и экспериментальные исследования, пространство рисунка семантически неоднородно. Оно связано с эмоциональной окраской переживаний и временным периодом: настоящим, прошлым, будущим. Связано оно также с действительностью или идеально-мыслительным планом работы психики. Пространство, расположенное сзади и слева от субъекта, связано с прошлым периодом и бездеятельностью (отсутствием активной связи между мыслью-представлением, планированием и его осуществлением).

8 стр., 3836 слов

Семантика пространства проективного рисунка

... претензией на продвижение, тенденция к самоутверждению, потребность в признании. Повышение положения рисунка на листе бумаги коррелирует со ... активностью. Лист бумаги является двумерной проекцией этого пространства. На листе левая сторона и низ рисунка связаны с ... сдвигом вправо хорошо иллюстрирует связь рисунка с языковой метафорой. Сдвиг рисунка влево имеет противоположное значение. Это ...

Пространство впереди и справа связаны с будущим периодом и действенностью, активностью. Лист бумаги является двумерной проекцией этого пространства.

На листе (модели пространства) левая сторона и низ рисунка связаны с отрицательно окрашенными и депрессивными эмоциями, с неуверенностью и пассивностью. Правая сторона (соответствующая доминантной правой руке) и верх — с положительно окрашенными эмоциями, энергией, активностью, конкретностью действий.

Положение рисунка на листе. В норме рисунок расположен по средней линии (или несколько левее) и чуть выше середины вертикально поставленного листа бумаги. Положение рисунка ближе к верхнему краю листа (чем ближе, тем более выражено) трактуется как высокая самооценка, неудовлетворенность собственным положением в социуме, недостаточное признание со стороны окружающих, как претензия на продвижение и признание, тенденция к самоутверждению. Повышение положения рисунка на листе бумаги коррелирует со стремлением соответствовать высокому социальному стандарту, стремлением к эмоциональному принятию со стороны окружения. Повышение рисунка также связано с уменьшением фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.

Положение рисунка в нижней части листа — обратная тенденция: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нере­шительность, незаинтересованность в своем положении в социуме, в признании, отсутствие тенденции к самоутверждению, склонность к фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.

Правая и левая полуплоскость листа имеют противоположную коннотацию по оппозициям «пассивность – деятельность», «внутреннее – внешнее», «прошлое – будущее». Соответственно расценивается местоположение рисунка вправо и влево от средней линии листа, а также ориентация головы и тела животного вправо, влево, в фас.

Местоположение скорее символизирует готовые к реализации состояния и реакции на момент рисования, в то время как ориентация головы и тела символизирует общую направленность в сторону достижения тех или иных состояний в рамках указанных оппозиций.

9 стр., 4422 слов

Емантика пространства проективного рисунка.

... - будущее”. Соответственно расценивается местоположение рисунка вправо и влево от средней линии листа, а также ориентация головы и тела животного вправо, влево, в фас. Местоположение скорее символизирует ... претензия на продвижение, тенденция к самоутверждению, потребность в признании. Повышение положения рисунка на листе бумаги коррелирует со стремлением к эмоциональному принятию со стороны ...

Ориентация головы и тела.

Голова повернута вправо — устойчивая тенденция к деятель­ности, действенности: почти все, что обдумывается, планируется — осуществляется или, по крайней мере, начинает осуществляться (даже если и не доводится до конца).

Испытуемый настроен на реализацию своих тенденций, установок и намерений.

Голова повернута влево — тенденция к рефлексии, к размыш­лениям. Это не человек действия: лишь незначительная часть за­мыслов реализуется или хотя бы начинает реализоваться. Нередко это также боязнь перед активным действием и нерешительность. (Ва­риант: отсутствие тенденции к действию или боязнь активности — следует решить дополнительно.) Это также может быть связано с отсутствием притязаний на самоутверждение в сфере внешне-преобразовательной деятельности, отсутствием склонности к доминированию, с фиксацией на какой-либо ситуации в прошлом.

Положение «анфас» (т.е. голова направлена на рисовавшего), может трактоваться как эгоцентризм. Такое положение часто бывает сходно по значению в отношении описанных параметров уровня притязаний с поворотом влево. Иногда оно трактуется как прямота, бескомпромиссность, сформировавшиеся как реакция на глубинное чувство незащищенности.

Сдвиг вправо рисунка может свидетельствовать об акцентировании будущего, мужских черт характера, стремлении к контролю над ситуацией, ориентации на окружающих, экстраверсии.

Сильный сдвиг вправо наблюдается достаточно редко и может быть связан с «бунтарством», неподчинением.

Сдвиг рисунка влево имеет противоположное значение. Это акцентирование прошлого, нежелание участвовать в ситуации, склонность к принятию вины и ответственности на себя, застенчивость, интроверсия. Преобладают интропунитивные реакции, снижается уровень внешне-направленной агрессивности и реактивности.

Двух (и более) головные животные и «тяни-толкай» рассматриваются как выражение противоречивых тенденций, рассматриваются как выражение противоречивых тенденций.

Необходимо также осторожно подходить к интерпретации рисунков, занимающих более 2/3 площади листа бумаги, а также к рисункам, выходящим за срез листа: они могут не подчиняться указанным семантическим закономерностям. Особую категорию составляют маленькие рисунки, расположенные в левом верхнем углу листа. Этот тип локализации часто свидетельствует о высокой тревожности, склонности к регрессивному поведению и эскапизму (желание выйти из ситуации, уход в прошлое, либо в фантазию), избеганию новых переживаний. Возможна выраженная дисгармония между самооценкой и уровнем притязаний (актуальным и идеальным образом «Я»).

7 стр., 3448 слов

Характер 10

Характер (греч. charakter - отличительная черта) - структура стойких, сравнительно постоянных психических свойств, определяющих особенности отношений и поведения личности. Статику характера определяет тип нервной деятельности, а его динамику - окружающая среда. Также характер понимается как: система устойчивых мотивов и способов поведения, образующих поведенческий тип личности; мера ...

Эти рисунки также могут не подчиняться общим семантическим закономерностям.

Обобщая, можно сказать, что проективное пространство рисунка является символом всех возможных пространств, с помощью которых могут быть метафорически охарактеризованы личность и характер индивида. Чаще всего оно символизирует социальную среду в различных ее аспектах (ценностном, объектном, коммуникативном, временном, эмоциональном и т.д.).

В плане интерпретации эти аспекты играют роль контекстных рамок, ограничивающих многозначность образа.

К ряду интерпретационных приемов работы с пространством относится обращение внимания на ощущения, вызванные рисунком (например: шаткость – устойчивость, что относится к ориентации в социуме, самооценке и пр.).

Можно попытаться представить, куда двинется животное, если его «открепить» от плоскости (вправо, влево, вверх, вниз), или оно останется на месте. Попытаться определить, насколько однозначен или противоречив рисунок движения животного (например, одна часть фигуры движется в одном направлении, а другая – этому препятствует, либо движется в противоположном направлении).

Б. Графологические аспекты интерпретации.

Здесь можно выделить два аспекта анализа:

  1. Уровень наличных технических средств воплощения образа в графике (анализ характеристик идеомоторного акта).
  2. Пространственно-символический аспект.

Анализ линии относится к первому выделенному аспекту.

Для нормы характерна уверенная линия со средним равномерным нажимом и четкими соединениями.

Колеблющаяся, прерывающаяся линия, «островки» перекрывающих друг друга линий, несоединенные углы, «запачканные» рисунки говорят о легкой напряженности, повышенном уровне тревожности, что свойственно невротикам. Контуры рисунка здесь могут быть размытыми, «волосатыми», во всем исполнении может чувствоваться неуверенность, неловкость. (Рисункам невротиков также бывает свойственно отклонение от вертикали, «касающиеся рисунки», недорисованные конечности, незаконченность или непомерное увеличение кистей и стоп.)

3 стр., 1303 слов

Кинетический рисунок семьи

Этот тест представляет богатую информацию о субъективной семейной ситуации исследуемого ребенка. Он помогает выявить отношения ребенка к членам своей семьи, семейные отношения, которые вызывают тревогу или конфликты для рисующего, показывают, как ребенок воспринимает взаимоотношения с другими членами семьи и свое место в семье. Используя тест КРС, следует иметь в виду, что каждый рисунок является ...

Характер линии служит одним из индикаторов общей энергии. Слабая паутинообразная линия («возит каран­дашом по бумаге», не нажимая на него) является признаком экономии энергии, астенизации, снижения общего тонуса. (При пониженном фоне настроения встречается достаточно редко и сочетается с экономией линий и деталей.)

Обратный же характер линий (жирная с нажимом) не является полярным: это не энергия, а следствие увеличения тонуса мускулатуры в связи с тревожностью. Сле­дует обратить внимание на резко продавленные линии, видимые даже на обратной стороне листа (судорожный, высокий тонус мышц рисующей руки) – резкая генерализованная тревожность. Обратить внимание также на то, какая деталь, какой символ выполнен с увеличением нажима, т.е. к чему привязана тревога (например, верхний «шип»).

О повышении тревожности также говорит наличие штриховки внутри контура фигуры и различных деталей.

Направление линии и характер контура анализируются во втором аспекте.

«Падающие линии» и преимущественное направление сверху вниз влево свидетельствует о быстро истощаемом усилии, низком тонусе, возможной депрессии. «Поднимающиеся линии», преобладание движения снизу вверх направо – хорошее энергетическое обеспечение движения, склонность к трате энергии, агрессивности.

Контур фигуры традиционно трактуется как граница Я и социума, символизируемого окружающим пространством. Фигура круга, особенно ничем не заполненного, символизирует тенденцию к сокрытию, замкнутость, закрытость своего внутреннего мира, нежелание сообщать о себе сведения окружающим, нежелание подвергаться тестированию. Такие рисунки дают ограниченное количество информации о себе.

Контур фигуры анализируется по наличию или отсутствию выступов типа шипов, панцирей, игл, прорисовки и затемнения линии контура. Это – защита от окружающих: агрессия, если она выполнена в острых углах; страх и тревога, если имеет место затемнение, «запачкивание» контурной линии; опасение и подозрительность, если поставлены щиты, «засло­ны», линия удвоена. Направленность такой защиты — соот­ветственно пространственному расположению.

9 стр., 4191 слов

Несуществующие животное

... необходимо уделить внимание интерпретации значения выделенных деталей. Штриховки тесно связаны с тревожностью, беспокойством, озабоченностью. Иногда по характеру линии рисунка можно судить об органических изменениях. ... свидетельствуют об инфантильности, эмоциональной незрелости. Машинообразность фигуры говорит о нарушениях шизоидного круга: в норме животному «не положено» иметь колеса, подставку или ...

Верхний контур фи­гуры — против вышестоящих, против лиц, имеющих возможность на­ложить запрет, ограничение, осуществить принуждение, т.е. про­тив старших по возрасту, родителей, учителей, начальников, ру­ководителей. Нижний контур — защита против насмешек, непризна­ния, отсутствия авторитета, т.е. против нижестоящих, подчиненных, младших, боязнь осуждения.

Боковые контуры — недифференцированная опасливость и готовность к самозащите любого порядка и в раз­ных ситуациях; то же самое — элементы «защиты», расположенные не по контуру, а внутри контура, на самом корпусе животного. Справа — больше в процессе деятельности (реальной), слева — больше защита своих мнений, убеждений, вкусов.

Степень агрессивности выражена количеством, расположением и характером острых углов в рисунке, независимо от их связи с той или иной деталью изображения. Особенно весомы в этом отношении прямые символы агрессии — когти, зубы, клювы.

Контур может также рассматриваться как «оболочка», символ контроля со стороны Я за собственной аффективностью, ее проявлением вовне. Укрупненные рисунки могут свидетельствовать о повышении аффекта, эгоцентризме, придавании большого значения собственной персоне. При этом следует учитывать, что дети рисуют крупнее взрослых, девочки – крупнее мальчиков. Мелкие рисунки – наличие депрессии, подавленность, угнетенность, повышенный самоконтроль.

Уверенные, хорошо стыкующиеся линии, упругая пластичность контура является показателем хорошего контроля аффективности. В случае повышенной возбудимости, плохой контролируемости аффективных проявлений по интенсивности появляются рисунки с плохо пристыкованными, имеющими перерывы, но энергичными линиями контура, создающими впечатление «разрывания» оболочки изнутри наружу. Ощущение ригидности, хрупкости оболочки при отсутствии теплоты в общем впечатлении от рисунка может являться признаком длительно подавляемой эмоциональности, либо нивелирования, уплощения эмоциональной сферы.

Содержательный анализ рисунка

1. Центральная часть фигуры (голова или замещающая ее де­таль)

На голове расположены детали, соответствующие органам чувств — уши, рот, глаза.

«Уши» — за­интересованность в информации, значимость мнения окружающих о себе. Дополнительно по другим показателям и их сочетанию опре­деляется, предпринимает ли испытуемый что-либо для завоевания положительной оценки или только продуцирует на оценки окружаю­щих соответствующие эмоциональные реакции (радость, гордость, обида, огорчение), не изменяя своего поведения.

Рот. Приоткрытый рот в сочетании с языком при отсутствии прорисовки губ трактуется как большая речевая активность (болтли­вость); в сочетании с прорисовкой губ — как чувственность; иногда и то и другое вместе. Открытый рот без прорисовки языка и губ, особенно — зачерченный, трактуется как легкость возник­новения опасений и страхов, недоверия. Рот с зубами — вербаль­ная агрессия, в большинстве случаев — защитная (огрызается, задирается, грубит в ответ на обращение к нему отрицательного свойства, осуждение, порицание).

Для детей и подростков харак­терен рисунок зачерченного рта округлой формы (боязливость, тревожность).

Глаза. Особое значение придают глазам. Это символ присущего че­ловеку переживания страха: подчеркивается резкой прорисовкой радужки. Обратить внимание на наличие или отсутствие ресниц.

Ресницы — истероидно-демонстративные манеры поведения; для мужчин: женственные черты характера с прорисовкой зрачка и ра­дужки совпадают редко. Ресницы — также заинтересованность в восхищении окружающих внешней красотой и манерой одеваться, придание этому большого значения.

Увеличенный (в соответствии с фигурой в целом) размер го­ловы говорит о том, что испытуемый ценит рациональное начало (возможно, и эрудицию) в себе и окружающих.

На голове также бывают расположены дополнительные детали:

  • рога: защита, агрессия. Определить по сочетанию с другими признаками — когтями, щетиной, иглами — характер этой агрессии: спонтанная или защитно-ответная.
  • перья: тенденция к самоукрашению и самооправданию, к демонстративности.
  • грива, шерсть, подобие прически: чувственность, подчеркивание своего пола и, иногда, ориентировка на свою социальную роль.

2. Несущая, опорная часть фигуры (ноги, лапы, иногда — постамент). Рассматривается основательность этой части по отношению к размерам всей фигуры и по форме.

а) основательность, обдуманность, рациональность принятия решения, пути к выводам, формирования суждения, опора на су­щественные положения и значимую информацию;

б) поверхностность суждений, легкомыслие в выводах и не­основательность суждений, иногда импульсивность принятия реше­ния (особенно при отсутствии или почти отсутствии ног).

Следует обратить внимание на характер соединения ног (лап) с корпусом: соединены точно, тщательно или небрежно, слабо соединены или не соединены вовсе — это характер контроля за своими рассужде­ниями, выводами, решениями.

Однотипность и однонаправленность, повторяемость формы ног, лап, любых элементов опорной части — конформность суждений и установок в принятии решений, их стандартность, ба­нальность. Разнообразие в форме и положении этих деталей — своеобразие установок и суждений в форме и положении этих де­талей — своеобразие установок и суждений, самостоятельность и небанальность; иногда даже творческое начало (соответственно необычности формы) или инакомыслие (ближе к патологии).

3. Части, поднимающиеся над уровнем фигуры. Могут быть функ­циональными или украшающими.

Функциональные детали (крылья, дополнительные ноги, щу­пальца, детали панциря), — энергия охвата разных областей человеческой деятельности, уверенность в себе, «само­распространение» с неделикатным и неразборчивым притеснением окружающих, либо любознательность, желание соучаствовать как можно в большем числе дел окружающих, завоевание себе места под солнцем, увлеченность своей деятельностью, смелость предп­риятий (соответственно значению детали-символа — крылья или щупальца и т.д.).

Украшающие детали (перья, бантики вроде завитушек — куд­рей, цветково-функциональные детали) — демонстративность, склонность обращать на себя внимание окружающих, манерность.

Хвосты. Выражают отношение к собственным действиям, реше­ниям, выводам, к своей вербальной продукции — судя по тому, повернуты ли эти хвосты вправо (на листе) или влево. Хвосты повернуты вправо — отношение к своим действиям и поведению. Влево — отношение к своим мыслям, решениям; к упущенным воз­можностям, к собственной нерешительности. Положительная или отрицательная окраска этого отношения выражена направлением хвостов вверх (уверенно, положительно, бодро) или падающим движением вниз (недовольство собой, сомнение в собственной правоте, сожаление о сделанном, сказанном, раскаяние и т.п.).

Обратить внимание на хвосты, состоящие из нескольких, иногда повторяющихся звеньев, на особенно пышные хвосты, особенно длинные и иногда разветвленные.

4. Общая энергия. Оценивается количеством изображенных дета­лей:

  • просто примитивный абрис;
  • только ли необходимое количество, чтобы дать представле­ние о придуманном несуществующем животном (тело, голова, ко­нечности или тело, хвост, крылья и т.п.);
  • с заполненным кон­туром, без штриховки и дополнительных линий и частей;
  • или имеет место щедрое изображение не только необходимых, но и усложняющих конструкцию дополнитель­ных деталей.

Соответственно, чем больше составных частей и элементов (помимо самых необходимых), тем выше энергия. В об­ратном случае — экономия энергии, астеничность организма, хро­ническое соматическое заболевание.

5. Тематический аспект

Тематически животные делятся на угрожающих, угрожаемых и нейтральных (подобия льва, бегемота, волка или птицы, улитки, муравья, либо белки, собаки, кошек).

Это отношение к собствен­ной персоне и к своему «Я», представление о своем положении в мире, как бы идентификация себя по значимости (с зайцем, бу­кашкой, слоном, собакой и т.д.).

Сюда же относится представление о защищенности — беззащитности, способности опекать – потребности в заботе, дружелюбия – агрессивности и т.д. В данном случае рисуемое жи­вотное — представитель самого рисующего.

Уподобление рисуемого животного человеку, начиная с постановки животного в положение прямохождения на две лапы, вместо четырех или более, и заканчивая одеванием животного в человеческую одежду (штаны, юбки, банты, пояса, платье), вклю­чая похожесть морды на лицо, ног и лап на руки, — свидетельст­вует об инфантильности, эмоциональной незрелости, соот­ветственно степени выраженности «очеловечивания» животного. Механизм сходен (и параллелен) аллегорическому значению живот­ных и их характеров в сказках, притчах и т.п. Но это не следует путать с наделением животного разумом и признаками человеческих взаимоотношений себе подобными, что, напротив, является одним из признаков неформального отношения к обследованию и, следовательно, хорошей проекции.

Следует обратить внимание также на акцентировку сексуальных признаков — вымени, сосков, груди (при человекоподобной фигуре).

Это отношение к полу, вплоть до фиксации на проблеме секса. Рисунок одноименного с собой пола считается признаком хорошей идентификации со своей сексуальной ролью; в обратном случае – может сигнализировать об имеющихся нарушениях.

6. Необычные детали.

Обратить внимание на случаи вмонтирования механических частей в тело «животного» — постановка животного на постамент, тракторные или танковые гусеницы, треножник; прикрепление к голове пропеллера, винта; вмонтирование в глаз электролампы, в тело и конечности животного — рукояток, клавиш и антенн.

Это наблюдается главным образом у больных шизофренией и глубоких шизоидов (если не продиктовано установкой на особую оригинальность).

7. Творческие возможности выражены обычно количеством сочетающихся в фигуре элементов: банальность, отсутствие твор­ческого начала принимают форму «готового», существующего жи­вотного (люди, лошади, собаки, свиньи, рыбы), к которому лишь приделывается «готовая» существующая деталь, чтобы нарисован­ное животное стало несуществующим — кошка с крыльями, рыба с перьями, собака с ластами и т.п. Оригинальность выражается в форме построения фигуры из элементов, а не из целых «заготовок».

8. Название.

  1. Рациональное соединение смысловых частей (летающий за­яц, «бегекот», «мухожер» и т.п.).

    Это — рациональность, конк­ретная установка при ориентировке и адаптации.

  2. Словообразование с книжно-научным, иногда латинским суффиксом или окончанием («ратолетиус», «наплиолярия» и т.п.).

    Это — де­монстративность, направленная, главным образом, на демонстрацию собственного разума, эрудиции, знаний.

  3. Поверхностно-звуковые, без всякого осмысления («лялие», «лиошана», «гратекер» и т.п.) названия знаменуют легкомысленное от­ношение к окружающим, неумение учитывать сигнал опасности, на­личие аффективных критериев в основе мышления, перевес эстетических элементов в суждениях над рациональными.
  4. Иронически-юмористические названия («риночурка», «пу­зыренд», «пельмеш» и т.п.) — при соответственно иронически-снисходитель­ном отношении к окружающим.
  5. Инфантильные названия имеют обычно повторяющиеся эле­менты («тру-тру», «лю-лю», «кус-кус» и т.п.).
  6. Удлиненными названиями («аберосинотиклирон», «гулобар­никлетамиешичения» и т.п.) выражают склонность к фантазирова­нию (чаще защитного порядка).

9. Беседа

Рисование животного завершается беседой-опросом. Выясняется происхождение, пол, возраст, габариты, уточняется предназначение необычных органов, а также органов, носящих агрессивный характер. Выясняется способ добывания пищи (плотоядное или нет), взаимоотношение с сородичами и само наличиетаковых, способ обзаведения потомством (брачные отношения), наличие и характер поведения в опасных ситуациях, борьба с врагами или жертвами.

Если испытуемый не готов к ответам на эти вопросы, можно попросить его описать «один день из жизни животного», задавая по ходу нужные вопросы.

Как показали исследования, одним из индикаторов силы неосознанной идентификации с образом животного является его принятие или отвержение испытуемым. Это особенно проявляется в ситуации затрудненного контакта (например, экспертиза).

Испытуемый тем тесней идентифицируется с образом, чем выше его оценивает. Однако, степень идентификации и наличие проекции не тождественные явления. Так, во время интерпретирующей беседы (подачи психологической обратной связи испытуемому) можно столкнуться с отвержением в рисунке ряда черт собственной личности (агрессивность, подозрительность, враждебность).

Таким образом, прицельное выяснение степени принятия или отвержения испытуемым различных особенностей или всего образа в целом создает возможность выяснить степень идентификации, а также предположить наличие и определить характер отвергаемых (вытесненных из сознания) черт личности.

Литература

  1. Габидулина, С.Э. К обоснованию методики «Рисунок несуществующего животного» // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. — 1986. — № 4. — с. 56 – 57.
  2. Диагностика психических состояний и свойств личности: Метод. материалы / Под ред. Т. В. Сенько. — Минск: ИПК МО РБ, 1993. — 16 с.
  3. Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции. — М.: МГУ, 1990. — с. 54 – 73.

Психолого-педагогическое сопровождение детей-сирот как средство их социализации Бережная Ольга Владимировна

В настоящее время считается, что семья является источником и основным звеном передачи ребенку социально-исторического опыта, прежде всего, эмоциональных и деловых отношений между людьми. Потеря семьи – тяжелейшая трагедия в жизни ребенка, которая оставляет глубокий след в его судьбе.

Воспитание в государственных сиротских учреждениях, смена учреждений и опекунов ребенка, позднее усыновление – факторы, травмирующие психику ребенка, делающие затруднительной реализацию его потенциальных возможностей, кардинально меняющие его судьбу, надолго разрушающие его взаимоотношения с окружающим миром и влияющие на процесс социализации. Вместе с тем, сегодня стало очевидно, что только личность, социально адаптированная к экономической, политической, культурно-демографической ситуации, способна развиваться интеллектуально, духовно, физически, нравственно.

Сиротство как фактор разрушает эмоциональные связи ребенка с окружающей его социальной средой, миром взрослых и сверстников, развивающихся в более благоприятных условиях, и вызывает глубокие вторичные нарушения физического, психического и социального характера.

В последние годы социально-экономические причины, обусловливающие рост сиротства, значительно обострились. В среднем по каждому региону ежегодно выявляется от 2 до 4 тыс. детей, по различным причинам лишившихся родительского попечения, появляются социальные сироты.

В связи с этим проблема сиротства в целом и организации воспитательно-образовательного процесса и обеспечения его оптимального психолого-педагогического сопровождения в частности остается достаточно актуальной не только в специальной, но и в общей педагогике, а также в психологии, социальной педагогике и ряде других отраслей научного познания. Дети данной категории стали объектом изучения педагогов, психологов, врачей.

Психолого-педагогические основы формирования и развития личности даны в трудах Б.Г. Ананьева, О.А. Ахвердовой, И.В. Боева, Л.И. Божович, Л.С. Выготского, П.Я. Гальперина, В.Н. Гурова, В.В. Давыдова, И.А. Зимней, А.Н. Леонтьева, И.А. Малашихиной, А.В. Петровского, С.Л. Рубинштейна и др.

Общие вопросы становления и развития социально-педагогической и психологической служб в образовательных учреждениях раскрыты в трудах А.И. Акуловой, Н.Е. Бекетовой, Т.А. Васильковой, Ю.В. Васильковой, М.А. Галагузовой, В.Н. Гурова, М.П. Гурьяновой, И.Н. Закатовой, В.П. Озерова, Е.М. Рыбинского, П.А. Шептенко, Т.Ф. Яркиной и др.

Проблемы психолого-педагогической поддержки процессов воспитания и формирования личности ребенка, в том числе детей-сирот, раскрыты в исследованиях О.С. Газмана, А.В. Гордеевой, В.В. Морозова, Л.Я. Олиференко, Л.К. Сидоровой и др.

Вместе с тем, анализ литературы, проведенный в рамках нашего исследования, подтверждает, что проблемы сиротства недостаточно изучены. Прежде всего, это касается вопроса о психолого-педагогическом сопровождении детей-сирот в условиях школы-интерната или детского дома. Несмотря на повышенный интерес к мероприятиям по социальной реабилитации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в педагогической практике отмечается реализация данных задач на интуитивно-эмпирическом уровне. Как показывает анализ действующих учебных планов и программ учреждений для детей-сирот, их социальная адаптация не рассматривается как основной конечный результат всей учебно-воспитательной работы. Интернаты, детские дома все еще ориентированы на формирование знаний и умений по каждому предмету учебного плана без учета значения их для социальной адаптации. Анализ литературы (М.И. Лисина, В.С. Мухина, А.М. Прихожан, А.Г. Рузская, Е.А. Стребелева, Н.Н. Толстых и др.) показал, что на сегодняшний день нет четкого разграничения между понятиями «сирота» и «социальный сирота». Проанализировав имеющиеся в науке определения сиротства (Л.М. Шипицына, Е.И. Казакова и др.), мы в нашем исследовании представили уточнение данных терминов и их логическое соотнесение друг с другом. Так, сиротство – это негативное социальное явление, характеризующее образ жизни несовершеннолетних детей, лишившихся попечения родителей. Дети-сироты – это лица, у которых умерли оба родителя или единственный родитель. По мнению Л.Я. Олиференко, Т.И. Шульга (1997), социальные сироты – это особая социально-демографическая группа детей от 0 до 18 лет, лишившихся попечения родителей по социально-экономическим, а также морально-нравственным причинам, то есть это дети, которые имеют родителей, лишенных родительских прав, страдающих тяжелыми заболеваниями, в том числе и психическими, вследствие алкоголизма, наркомании и т.п.; отказавшихся от своих детей. Социальное сиротство, как указывает Е.М. Рыбинский (2004), есть «устранение или неучастие большого круга лиц в выполнении ими родительских обязанностей (искажение родительского поведения)». Таким образом, в нашем исследовании социальный сирота – это ребенок, который имеет биологических родителей, которые по каким-то причинам не занимаются его воспитанием и не заботятся о нем. Всех этих детей объединяет пребывание в государственных интернатных учреждениях.

В целом к категории детей, оставшихся без попечения родителей, относятся дети, у которых родители умерли, лишены родительских прав, ограничены в родительских правах, признаны без вести пропавшими, недееспособны, отбывают наказание в местах лишения свободы, уклоняются от воспитания детей.

Анализируя труды российских и зарубежных ученых, мы установили, что, как правило, последствия сиротства сказываются на дальнейшем развитии ребенка, превращаясь в отклонения вторичного характера. Статистические данные показывают, что до 60% контингента домов ребенка составляют дети с тяжелой хронической патологией, почти 55% отстают в физическом развитии, от 8 до 10% сирот имеют задержку умственного развития. Проблемы психического характера связаны с ранней депривацией, а также этиопатогенезом органического характера, вследствие чего возникает ряд жизненных трудностей ребенка-сироты. Важнейшей составляющей проблемы сиротства является задача обеспечения успешной социализации указанной категории детей.

Анализ научно-педагогической литературы по проблеме социализации (Н.Ф. Голованова, В.Н. Гуров, А.В. Мудрик и др.) позволил выделить такие понятия, как «социализация» и «адаптация», уровни социализации, факторы социализации. Опираясь на полученные данные, мы пришли к выводу, что процесс социализации непосредственно связан с адаптацией человека и представляет собой усвоение человеком социальных опыта, норм и правил поведения в обществе. Результатом социализации является социализированность как сформированность черт, задаваемых статусом и требуемых данным обществом.

К сожалению, данный процесс не всегда оказывается возможным и успешным для воспитанников детских домов. Изучение теоретических источников, посвященных современному состоянию системы помощи детям, оставшимся без попечения родителей, нами выделены следующие проблемы в деятельности интернатных учреждений:

— неблагоприятная адаптация воспитанников, вызванная комплексом причин социального (изменения социального статуса ребенка), медицинского (отягощенная наследственность, невротизация), психологического (социально-педагогическая запущенность) характера;

— организационно-воспитательная перегруженность, неоправданное стремление педагогов и воспитателей заполнить день ребенка как можно большим количеством мероприятий, при этом система воспитания применительно к современной российской действительности асоциальна, ребенок не готовится к жизни в реальном социуме;

— слабая координация ведомств и служб государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

— недостатки в медицинском, социально-правовом обслуживании детей-сирот.

Указанные проблемы снижают эффективность процесса социализации данной категории детей. Результатом трудностей социализации является низкий уровень социальной адаптации, социальной активности, социальной компетентности воспитанников детских домов, сформированности социальных ценностей

Как показал анализ педагогического опыта работы учреждений для детей-сирот, современное сиротство как социальная проблема рассматривается комплексно на медико-психолого-педагогическом уровне, при этом все большее признание получает индивидуальное сопровождение ребенка. Исходя из этого, особое внимание нами было уделено феномену психолого-педагогического сопровождения детей-сирот, рассмотрены и проанализированы его различные модели, компоненты и уровни, выделены этапы и направления данной работы с учетом ее направленности на решение задач социализации. Разрабатывая процесс сопровождения детей-сирот, необходимо выстроить комплексный подход к решению этой проблемы, создать особые условия воспитания и компенсировать пробелы в социальной адаптации.

Реализация данного процесса может рассматриваться как упрощенно (через комплекс действий-мероприятий), так и модельно – через сложную структуру, предполагающую взаимодействие различных субъектов и факторов психолого-педагогического сопровождения. Такое взаимодействие диктуется, прежде всего, необходимостью обеспечения оптимального качества поддержки детей-сирот в непростых для них жизненных обстоятельствах.

Мы предположили, что наиболее эффективно реализация такого взаимодействия может быть представлена как модель, включающая в себя различные компоненты. Организация такой модели должна интегрировать усилия управленцев, методистов, педагогов, психологов, социальных педагогов, других специалистов, участвующих в реализации процесса психолого-педагогического сопровождения в детском доме.

Определение стратегии и тактики социально-реабилитационной работы с названной категорией лиц предполагает учет всех составляющих этого процесса, к которым относятся:

1) прогностическая диагностика;

2) индивидуальная комплексная коррекционная работа, включающая проведение тренингов адаптивного поведения для учащихся старших и выпускных классов;

3) подготовка кураторов – социальных педагогов, воспитателей и руководство их работой;

4) предварительная, юридически подкрепленная проработка вопросов социальной защищенности выпускников (обеспеченность жильем, трудоустройство, профессиональное обучение, выплата пенсий и пособий).

Таким образом, важнейшей организационной формой сопровождения детей-сирот в детском доме-школе является модель социально-психолого-педагогического сопровождения, необходимыми элементами которого являются характеристика выпускника детского дома, описываемая через ключевые (ведущие) социальные и социально-психологические компетенции, определяющая систему оценки уровня адаптации детей-сирот; система комплексного диагностического (психолого-медико-педагогического) обследования учащихся с акцентом на оценку уровня социальной компетенции; система взаимодействия традиционных и специально организованных служб детского дома и их деятельности по реабилитации и сопровождению детей-сирот в учреждении; система внешних коммуникаций детского дома, обеспечивающих оптимальные условия социальной адаптации детей-сирот; функционал и профессиональная компетентность специалистов, осуществляющих работу с детьми-сиротами в детском доме, в том числе программа их профессиональной подготовки и повышения квалификации.