17. Гендерные аспекты супружеских отношений

  1. История становления гендерной психологии как науки.

В психологии есть отдельная отрасль, изучающая закономерности поведения человека в обществе, определяемые его биологическим полом, социальным полом и их соотношением, которая называется гендерная психология. Само же определение гендер в переводе с латинского означает «род» и определяет сложный социокультурный процесс конструирования обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристик. Гендер определяет социальный статус личности в обществе и связанной с ним зависимости, возможности и ограничения, достижения социально значимых ценностей. Воспроизводство и развитие гендера осуществляется в процессе социализации и ресоциализации. В процессе социализации усваиваются гендерные нормы, модели поведения, в период ресоциализации нарушаются ранее усвоенные требования и образцы поведения, вырабатываются новые нормы и образцы.

Гендерная психология — это область психологической науки. И, как и у других областей, у нее очень длинная предыстория и очень короткая история. Но было бы неправомерным рассматривать эту историю только с 70-х гг. XX в. Также не вполне корректно считать ее детищем только феминизма, хотя его большой заслугой является привлечение внимания к некоторым современным психологическим проблемам.

В немногочисленных статьях, посвященных истории гендерной психологии, она связывается с совершенно различными именами и идеями, не совпадающими у разных авторов.

В истории гендерной психологии можно выделить 5 этапов:

1) разработка соответствующих идей в русле философии (от античных времен до конца XIX в.);

2) формирование предмета и разделов гендерной психологии (конец XIX — начало XX в.);

3) «фрейдовский период», связанный с именем 3. Фрейда (начало XX в. — 1930-е гг.);

4) начало широких экспериментальных исследований и появление первых теорий (1950-1980-е гг.);

5) бурное развитие гендерной психологии: всплеск экспериментальных исследований, теоретическое: осмысление эмпирических фактов, адаптация известных методов и методик для изучения гендерной проблематики и создание специфических гендерных методик (с 1990-х гг. по настоящее время).

В отечественной науке выделяют несколько иные этапы (конец XIX — начало XX в.; 1920-1930-е гг.; 1960-1980-е гг.; с 1990-х.

2 стр., 715 слов

Методические рекомендации срс по дисциплине «Гендерная психология»

Методические рекомендации СРС По дисциплине «Гендерная психология» Обучения курса «Гендерная психология» предназначена для студентов 3 курса по специальности «Психология». Нацелено на ознакомление студентов с основами гендерной психологии и методологии гендера. Формирование современного подхода в понимании проблемы гендера, в формировании творческого мышления студентов. Усвоение основ гендерной ...

  1. Объект, предмет, задачи гендерной психологии.

Предметом гендерной психологии в самом широком смысле являются особенности психики, которые связаны с полом. Конкретизация этого положения содержится в разных разделах этой области психологии. Можно выделить 6 больших разделов:

1) психология сравнения мужчин и женщин;

2) психология женщины;

3) психология мужчины;

4) гендерная социализация;

5) психология гендерных отношений;

6) гендерная психология лидерства.

Психология сравнения мужчин и женщин. По ходу истории гендерной психологии этот раздел носил различные названия: половой диморфизм, половой дипсихизм, половые различия, гендерные различия. Мужчины и женщины, мальчики и девочки сравниваются по различным параметрам — от психофизиологических и нейропсихологических до социально-психологических особенностей психики. При этом не обязательно устанавливаются различия. Необходимо устанавливать и сходство (отсутствие различий не всегда означает сходство).

Цель этого сравнения — установить своеобразие полов, специфические особенности мужчин и женщин. Этот раздел гендерной психологии наиболее развит, Однако пока исследованы далеко не все параметры психики. Кроме того, должна быть сменена парадигма — от установления различий до установления специфики и своеобразия (включая и сходство полов).

Исследовательский потенциал новой отрасли психологии очень велик: можно повторить практически все исследования в нашей науке — от психофизики до социальной психологии, но на равных выборках мужчин и женщин.

Психология женщины изучает те особенности психики и поведения женщин, которые не стали предметом первого раздела. Очень часто в зарубежных работах переплетаются психология женщины и психология гендерных различий — и по экспериментам, на которые ссылаются, и по концепциям, которые лежат в их основе и которые их объясняют, поскольку, характеризуя женщин или девочек, непременно обращаются и к мужчинам. Эта традиция — изучать женщин и мужчин в сравнении — делает размытой границу между обоими разделами, однако у психологии женщин существует и свой специфический предмет: те особенности психики, которых нет у мужчин, прежде всего — связанные с женской физиологией. Здесь изучается психическое состояние женщин во время менструального цикла, дефлорации, беременности, родов, климакса.

18 стр., 8740 слов

Женщины и психология мужчины Женщина и мужчина — 1000 различий

... , которые с каждым годом становятся всё более актуальными – психология мужчины и психология женщины. Различия между мужчиной и женщиной в большей степени влияние времени, истории развития человечества ... с собой ограничения, однако глубокие биологические различия налицо, – подчеркивает Шмит. – Гендерные различия проявляются еще в детстве – например, дети мужского пола предпочитают ...

Психология мужчины делает первые шаги. Здесь предметом являются те особенности психики, которых нет у женщин. В частности, изучается влияние мужских гормонов на способность мужчин решать пространственные задачи. Существуют специфические мужские заболевания (например, связанные с половой сферой), которые влияют на психику мужчин и которых нет у женщин. Важно изучить психологические факторы мужской смертности. Можно исследовать мужские профессии, где нет ни одной женщины (или их чрезвычайно мало), а также мужские группы — деловые, профессиональные, клубы, компании, куда женщин не допускают. Словом, есть область, которая требует своего развития.

Гендерная социализация. Предметом этой области гендерных исследований является социализация, заключающаяся в формировании гендерной идентичности и освоении гендерных ролей, в том числе и то, как на этот процесс влияют гендерные стереотипы.

Психология гендерных отношений. Предмет этой области достаточно широк, так как гендерные отношения — это не только взаимоотношения между полами, но и внутри каждого пола. Ниже будет показано, что люди иначе ведут себя в однополых и смешанных по полу группах. Интерес представляет и общение в интимных группировках — дружеских, сексуальных, супружеских. Наконец, активно изучаются девиантные отношения между полами, в частности связанные с насилием.

Гендерная психология лидерства. Эта область могла бы считаться разделом психологии гендерных отношений, однако это не вполне корректно. Выделить ее в отдельный раздел позволяют следующие обстоятельства: во-первых, его проблематика выходит за рамки только гендерных отношений, охватывая и различия между мужчинами и женщинами — лидерами, и гендерную социализацию лидерства, и психологию женского менеджмента. Во-вторых, между мужчинами и женщинами часто возникают отношения доминирования-подчинения, лидера и последователя, и эти процессы требуют самостоятельного исследования.

12 стр., 5899 слов

Спецкурс — Гендерная психология для студентов 5 курса психологического факультета

... женщины с точки зрения гендерного подхода, о гендерных различиях и гендерных отношениях; обучение использованию гендерного подхода в их повседневной профессиональной деятельности. Спецкурс предполагает знание общей психологии, психологии ... А. Наука жить. — Киев, 1997. — 288 с. Булавина Т. Женщины-психологи о женской психологии // Гендерные исследования. — Харьков: ХЦГИ, 2000. — № 5. — С.225-240 ...

Что касается задач гендерной психологии, то к ее теоретическим аспектам относится разработка теорий и концепций, методов и методик, проведение широких исследований, к прикладным — внедрение результатов и достижений в практику. Гендерный подход должен стать неотъемлемой частью работы психолога: и исследователя, и консультанта, и руководителя тренинговых групп. Этот подход предоставляет широкие возможности для помощи практикам, работающим с людьми: менеджерам, юристам, учителям и воспитателям, медицинским работникам.

В настоящее время в гендерной психологии используется весь арсенал психологических методов: наблюдение, эксперимент, анкетирование, интервьюирование, тесты, моделирование и т. п. Однако не все методики пригодны для изучения гендерной проблематики. При сравнении эффективности решения задач мужчинами и женщинами необходимо применять такие задачи, которые были бы сформулированы на языке, понятном и удобном для обоих полов, были бы интересны и мужчинам и женщинам. Если эти особенности не учитываются, то это приводи к искажению результатов.

Все эти случаи свидетельствуют о том, что нужна гендерная экспертиза психологических методик для оценки их пригодности при изучении обоих полов. Некоторые методики нужно создавать заново или адаптировать уже известные специально для изучения определенных проблем (к примеру, состояние женщин в время беременности и после родов, во время менструального цикла и т. п.).

В психологии гендерных различий широко используется и такой метод исследований, как метаанализ. Он пришел на смену так называемому качественному литературному обзору, который уходит в прошлое. Метаанализ был введен в социальные науки в 1976 г. Дж. Гласом, а затем усовершенствован рядом авторов.

Это метод вторичной математической обработки независимых исследований, посвященных одной проблеме. Подбирается множество однородных работ, после чего составляется база данных, куда включаются различные переменные, к примеру пол исследователя, год проведения исследования, возраст испытуемых и т. п. При этом везде присутствует статистический показатель половых различий. В одних случаях превосходство обнаруживается у мужчин, в других — у женщин, в третьих — различия отсутствуют. Затем эти данные подвергаются новой математической обработке, и в итоге вычисляется величина d — степень различий. Она может быть малой, средней и большой. В итоге делается заключение о том, имеются ли половые различия и насколько они велики.

2 стр., 908 слов

В отличие от женщин, мужчины менее эмоциональны и не способны к сопереживанию.

Семинар 3. Мифы и реальность относительно гендерных различий и сходств. А в статье Джеклин (Jacklin, 1989) было отмечено, что спекуляции на тему различий между мужчинами и женщинами стали американским национальным занятием. Эрлих (Erlich, 1973) сформулировал положение о том, что этнические стереотипы являются частью социального наследия общества. То же самое можно сказать и о гендерных стереотипах ...

К сожалению, в отечественной науке этот метод пока не получил распространения — прежде всего в силу технических причин. У нас принято изучать новые проблемы даже на уровне дипломных работ, поэтому создать базу данных из 130 исследований, посвященных, скажем, изучению памяти женщин и мужчин, просто не представляется возможным. Однако студенты-психологи должны иметь представление о том, что такое метаанализ.

  1. Понятие гендер.

Ге́ндер (англ. gender, от лат. genus «род») — это социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это то полоролевое поведение, которое определяет отношение с другими людьми: друзьями, коллегами, одноклассниками, родителями, случайными прохожими и т. д.

В психологии и сексологии понятие «гендер» употребляется в более широком смысле, подразумевая любые психические или поведенческие свойства, ассоциирующиеся с маскулинностью и фемининностью и предположительно отличающие мужчин от женщин (раньше их называли половыми свойствами или различиями).

Пол — описывает биологические различия между людьми, определяемые генетическими особенностями строения клеток, анатомо-физиологическими характеристиками и детородными функциями. Половому диморфизму (половой диморфизм — наличие различий в анатомофизиологических признаках у мужских и женских особей) подвержены многие представители живой природы.

Гендер — социально-психологическая характеристика личности, пол с социальной точки зрения.

Вопрос, который ставят перед собой многие исследователи, работающие в данной области, заключается в определении роли биологических и социокультурных факторов в формировании различий в психике мужчины и женщины (полового дипсихизма).

12 стр., 5847 слов

Личностные особенности подростков с различной гендерной идентичностью

... подростки с женским феминным и женским андрогинным типами гендерной идентичности, актуализируя образ Я-женщина (гендерный аспект идентичности), стремятся к снижению проявлений части феминных и ... которые могут быть включены в структуру гендерной идентичности, наиболее часто повторяющимися являются два компонента: биологический пол (мужчина/женщина) и маскулинность/феминность, как конструкты ...

Выделяют следующие гендерные характеристики личности — гендерная идентичность, гендерная роль, гендерный стереотип.

Процесс гендерной дифференциации у человека социально обусловлен. Социальная дифференциация начинается с момента определения пола ребенка и фиксации пола в виде присвоенного ребенку имени (мужского или женского).

С этого момента начинается процесс обучения ребенка гендерной роли в соответствии с культурными особенностями данного общества и под влиянием определенных стереотипов. Таким образом, быть мужчиной или женщиной — это значит не только быть человеком с определенной анатомией, но и следовать определенным социокультурным ожиданиям, предъявляемым обществом к человеку. По словам Симоны де Бувуар: «Женщинами не рождаются, женщинами становятся». Вышесказанное, естественно, относится и к мужчинам.

  1. Понятие гендерна идентичность.

Гендерная идентичность — один из компонентов человеческой сексуальности, определяемый как самоидентификация индивида с тем или иным гендером, как внутреннее самоощущение в качестве мужчины, женщины или кого-то промежуточного (бигендерное или кроссгендерное самоощущение).

Традиционная точка зрения заключается в том, что гендерная идентичность имеет биологический характер, заложена в каждом человеке с рождения и не является предметом выбора, не подлежит воспитанию.

Ряд авторов, преимущественно из западных стран, придерживаются мнения, что гендерная идентичность формируется под воздействием социальных факторов, воспитания и среды (теория социального научения).

По их мнению, единственными существенными врожденными, биологическими различиями между мужчинами и женщинами, имеющими социальное значение, оказывающими влияние на поведение и ощущение себя человеком определенного пола, являются способность женщин к рождению детей, и, как правило, более высокие показатели физической силы мужчин, чем женщин. С их точки зрения, гендерные различия по мере достижения равноправия женщин и мужчин должны постепенно исчезать, а гендерная идентичность уступать место идентификации себя, прежде всего, как человека. Однако, по мнению противников данной теории, данные нейроэндокринологии и опыта проведения хирургических операций по конверсии (изменению) пола у маленьких детей, демонстрируют существование врожденных детерминант психического пола у человека (см. статью гендерные различия), что с их точки зрения свидетельствует о несостоятельности этой теории.

26 стр., 12669 слов

Разработка программы оказания психологической помощи молодой семье с учетом гендерной идентичности супругов

... ]. В приведенных определениях психологического пола, половой и гендерной идентичности мы видим общие моменты. Речь ... " [8, с. 110]. "Гендерная идентичность связана с нашим представлением о своем поле - чувствуем ли мы себя в действительности мужчиной или женщиной" [34, с. 330 ...

Психический пол — в широком смысле слова комплекс психических, психологических и поведенческих характеристик, отличающих мужчину от женщины и которые могут применяться для определения и идентификации мужчин и женщин по их поведению и психологическим особенностям.

Само явление различия мужчин и женщин по психологии и поведению носит название полового дипсихизма, по аналогии с тем, как различие мужчин и женщин по анатомическому и морфологическому строению называется половым диморфизмом.

Различное поведение мужчин и женщин в различных ситуациях (не только сексуальных) называется полодиморфическим поведением, хотя этимологически и терминологически правильнее было бы связывать различное поведение не с половым диморфизмом (различием анатомического строения), а с половым дипсихизмом (различием психических и поведенческих реакций).

В узком смысле слова психический пол — это синоним понятия гендерная идентичность, то есть тот пол, в котором человек сам себя ощущает и осознаёт, пол самоощущения, пол самоидентификации.

Психический пол (и в широком, и в узком смысле слова) не обязательно совпадает с биологическим полом, и также не обязательно совпадает с полом воспитания, социальным полом или с паспортным полом. Такое несовпадение может порождать транссексуальность или трансгендерность (трансгендерами обычно называют людей, чувствующих себя представителями иного пола, чем врожденный биологический, но не собирающихся изменять свой пол хирургическим путем, в отличие от транссексуалов).

  1. Современные направления развития гендерной проблематики.

  1. Проблемы формирования и развития гендерной идентичности.

Процесс становления, формирования и развития гендерной идентичности является непрерывным и охватывает весь период онтогенетического развития человека. Его представляют как сменяющие друг друга этапы, в ходе которых достигается тот или иной уровень и содержание идентичности, включая набор маскулинных и фемининных черт [1, 3].

Значимыми факторами развития адекватной гендерной идентичности можно считать условия ее формирования. Семья транслирует ребенку специфические образцы поведения, некие «образы-эталоны» маскулинности / фемининности, которые усваиваются ребенком, интериоризируются и интегрируются в его образе, поведении, деятельности [3]. Становление гендерной идентичности детерминировано отношениями в семье. Внутрисемейные конфликты, трансформация системы гендерно-ролевого поведения играют отрицательную роль в этом процессе и могут оказывать влияние на формирование недифференцированного типа гендерной идентичности [4, 6].

Новые условия жизни, темпы развития производства, стремление и мужчин и женщин к карьерному росту, трансформация в современном обществе традиционных образцов маскулинности / фемининности обусловливает стирание границ гендерно-ролевого поведения. Это приводит к тому, что ребенок, усваивая образцы поведения взрослых, пытается интегрировать в личности различные черты, социальные роли, установки. Особую сложность вызывает проблема формирования гендерной идентичности у детей-воспитанников УГВ. Социальные сироты, интегрируя в своем поведении образцы поведения родителей, а также ближайшего окружения (воспитателей, педагогов, более старших подростков, значимых взрослых), формируют свою картину мира и гендерную идентичность, порой недифференцированного типа, что негативно сказывается на их дальнейшей социализации и адаптации в обществе [5].

Гендерная идентичность представляет собой интегративное полифункциональное динамичное структурное образование личности, детерминированное усвоенными социокультурными нормами, правилами поведения и отношений в процессе социализации личности.

Структура гендерной идентичности включает в себя эмоционально-оценочный, когнитивный, поведенческий и личностный компоненты. Эмоционально-оценочный компонент представлен положительным, отрицательным или амбивалентным отношением к себе, к своему маскулинному / фемининному образу Я, отношением к ближайшему окружению и образу мира с позиции гендера, к гендерным нормам, правилам, ролям, стереотипам, установкам, экспектациям. Когнитивный компонент образует систему представлений о себе как о представителе определенной гендерной группы, осознание и принятие своей маскулинности / фемининности, а также выбор поведения с учетом соответствующих норм, правил, ролей, стереотипов, установок, экспектаций. Поведенческий компонент является продуктом осознания и реализации в деятельности всех представлений, самоотношений к себе как представителю социального пола. Личностный компонент включает в себя психологические, психодинамические свойства, состояния и особенности личности с учетом гендера и обусловливает процессы интеграции и адаптации личности в обществе. Структурные компоненты гендерной идентичности представлены во взаимодополняемости, сопряженности друг с другом.

По результатам анализа наибольшее беспокойство вызывают результаты в подгруппе респондентов с недифференцированным типом гендерной идентичности. Данный тип проявляется в повышенной напряженности, возбудимости, внутренней конфликтности; негативном отношении к себе и формирует выраженную эмоциональную дестабилизацию личности.

  1. Классические гендерные теории.

  1. Современные интерпретации гендерных отношений.

Главную роль в появлении принципиально нового понятия гендера сыграла современная феминистская теория, представляющая альтернативную философскую концепцию социального развития. Социально-политическое движение, поставившее своей главной целью равноправие женщин, стало фундаментом для зарождающегося нового теоретико-методологического подхода. Феминистские философы, не удовлетворенные традиционной социальной философией, стали формулировать теоретические претензии к традиционному знанию и предложили новый гендерный подход к анализу общества и культуры. Современный отечественный философ Е.Л. Петренко отмечает, что «сегодня гендер воспринимается не просто как новая научная парадигма в исследовании пола, а как прообраз нового видения, новая модель общественных связей и взаимоотношений. Гендер присутствует, воспроизводится, влияет на все общественные отношения, связи и внутренний мир человека. В гендерном анализе все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений рассматриваются как функции от «социального пола». Английское слово gender означает грамматический род, или вид, в плане отношения к определенному классу, или в человеческом обществе — к семейной, родовой традиции. Использование этого обозначения призвано отличить «социальный пол» от биологического пола. Таким образом, становится возможно перевести анализ с биологического уровня на социальный и тем самым отказаться от постулата о природном назначении полов, показать, что понятие «пол» принадлежит к числу таких же социально конструируемых понятий, как понятия «раса», «нация», «класс»4. Новейшие концепции гендера опираются на постмодернистскую философию, включающую в себя концепцию личности как нестабильной, противоречивой, социально сконструированной. Согласно структурному психоанализу Ж. Лакана, нельзя говорить о цельном субъекте и однозначно фиксируемой идентичности. Субъективность изначально осознается как расщепленное, как бесконечное желание, а доминирующей составляющей субъективности является не реальное, а символическое и воображаемое. Основываясь на идеях французского структуралиста М. Фуко, феминистский философ Тереза де Лауретис считает гендер «не просто производной от анатомо-биологического пола, но социальной конструкцией, репрезентацией, которые, следуя Фуко, [она] рассматривала как продукт различных общественных институций: не только семьи, системы образования, масс-медиа, медицины или права, но также — что менее очевидно — языка, искусства, литературы, кино и научной теории». Гендерная система, окончательно сложившаяся в России (СССР) в 30-е годы, соединила радикальные марксистские и традиционные российские ценности. Вовлечение женщины в производство за пределами семьи в сочетании с традиционными ценностями легло в основу доминирующего гендерного контракта. В соответствии с наиболее распространенным — доминирующим — гендерным контрактом женщине предписывалось работать и быть матерью. Однако в деятельности вне дома, формально и неформально обязательной для советской женщины, не предписывалось стремления к карьере. Последнее обстоятельство особенно распространялось на женское участие в политической сфере. Таким образом гендерный контракт воспроизводился и на политическом уровне. Такой феномен мы наблюдаем не только в России. Специфика гендерного контракта «работающая мать» заключается не только в том, что предполагается участие женщин в общественно полезном труде и контролируемой общественной деятельности, но и в ее роли в приватной сфере социалистического общества. Частная сфера имела особый характер при социализме. Именно она компенсировала отсутствие свободной общественной сферы, и именно здесь женщина была традиционно доминирующей. Роль женщины в советском обществе напоминает ее роль в традиционных аграрных культурах, где гендерная роль традиционна, но важна настолько, что зачастую такую гендерную систему называют матриархатом. Итак, социальная конструкция гендера в России и соответствующая ему гендерная система предполагают высокую степень социального активизма женщин. При этом следует иметь ввиду, что этот активизм имеет гендерную специфику — он воспроизводит существующие гендерные стереотипы, как это показано в случае участия женщин в благотворительности и, отчасти, в политической деятельности. В процессе участия происходит также ресоциализация — изменение гендерных стереотипов, как мы это видим в случае феминистского движения. Гендерная идентичность, основанная на эссенциалистской идеологии женского предназначения, может стать важным фактором мотивации участия в некоторых видах общественных движений, таких как, например, благотворительные, женские — материнские, и др. Гендерная идентичность, основанная на отказе — явном или скрытом — от традиционной роли, может стать идейным мотивом участия в разнообразных формах феминизма (радикального, эмансипационного, либерального, и др.).

Основное положение теории социальной конструкции реальности (и социальной конструкции гендера как ее варианта) заключается в том, что индивид усваивает культурные образцы (паттерны) в процессе социализации, продолжающемся в течение всей жизни. Период первичной социализации связан в основном с бессознательными и пассивными механизмами усвоения культуры, в то время как вторичная социализация предполагает большую включенность когнитивных механизмов и возможность творческого преобразования среды. По данным психологов, гендерная идентичность — константа — формируется у детей в возрасте 5-7 лет, а в дальнейшем идет ее развитие и содержательное насыщение за счет опытов и практик (Spence 1984).

Важнейшим этапом вторичной социализации является возраст между 17 и 25 годами, когда, по словам К.Мангейма, формируется мировоззрение личности и ее представление о собственном предназначении и смысле жизни. Это период юности, в течение которого усваивается опыт поколения. События, пережитые и осмысленные в этом возрасте, становятся базовыми детерминантами ценностной доминанты. Значимость агентов социализации на разных этапах жизненного пути различна. В период младенчества и детства (первичной социализации) главную роль играют семья, группы сверстников, соответствующие средства массовой информации, школа, «значимые другие». В дальнейшем в период вторичной социализации, когда «уже социализированный индивид входит в новые сектора объективного мира своего общества», особенно значимы образовательные институты (учебные заведения), сообщества, средства массовой информации. Именно здесь формируется среда, которую восприемлет индивид, с которой он себя идентифицирует и существование которой он поддерживает5. Итак, в процессе социализации и ресоциализации происходит воспроизводство и развитие гендерной культуры сообщества. Социализация конструирует гендер личности в сообществе, к которому данная личность принадлежит. Изучая социализационные процессы, мы работаем в диахроническом измерении — раскрываем динамику творения и воспроизведения культуры.

  1. Гендер как стратификационная категория.

Гендер как стратификационная категория рассматривается в совокупности других стратификационных категорий (класс, раса, национальность, возраст).

Гендерная стратификация — это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации. В основу теории гендера как стратификационной категории положены классические теории социального неравенства и социальной стратификации (М. Вебер и П.А. Сорокин).

Классовый фактор не является единственным в определении социальных различий, влияющих на поведение мужчин и женщин. В число других факторов входит этническая и культурная принадлежность. Центральное место отводится категории власти. Именно через категорию власти и доминирования определяются гендерные роли. Поэтому исследование гендера как стратификационной категории — это не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утвержденных в обществе через гендерные отношения [7, с. 49].

В анализе проблемы пола феминистки, помимо биологического и социального аспектов, обнаружили третий — символический, или собственно культурный аспект. Понимание гендера как культурного символа связано с тем, что пол человека имеет не только социальную, но и культурно-символическую интерпретацию. Иными словами, биологическая половая дифференциация представлена и закреплена в культуре через символику мужского или женского начала. Это выражается в том, что многие не связанные с полом понятия и явления (природа, культура, стихии, цвета, божественный или потусторонний мир, добро, зло и многое другое) ассоциируются с «мужским/ маскулинным» или «женским /фемининным» началом. Таким образом, возникает символический смысл «женского» и «мужского» [3, с. 9 -19].

Для обозначения культурно-символического смысла «женского» и «мужского» исследователи обычно используют термины «фемининный» и «маскулинный». Маскулинность (лат. masculinus — мужской) — набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу «настоящего мужчины»: мужественность, уверенность в себе, властность и т.д. [1]. Понятие «маскулинность» подчеркивает иерархический (с господствующим мужским положением) принцип организации социума. Фемининность (лат. femina — женщина) — набор личностных и поведенческих черт, соответствующих стереотипу «настоящей женщины»: мягкость, заботливость, нежность, слабость, беззащитность [1].

Гендерные исследования маскулинности и фемининности получили свое развитие и в России, например, исследование по выявлению личностных качеств, входящих в конструкты «фемининность» и «маскулинность» (Е.Н. Каменская) [5]. Гендерная система, имея сложную композицию, не является жестко заданной. Гендерный порядок в ней представлен как иерархически организованная жизнь, а гендерные отношения основаны на неравенстве полов. Профессиональные отношения подразумевают гендерную структуру труда — это сложившиеся в обществе гендерные стереотипы мужских и женских профессий, установившееся неравенство в оплате труда между мужчинами и женщинами. В современном обществе гендерные контракты определяются в зависимости от того, как разделяется труд в публичной и приватной сферах. Гендерный контракт определяет, кто и за счет каких ресурсов осуществляет организацию домашнего хозяйства, уход за детьми и престарелыми в семье и за ее пределами.

  1. Теория андрогинности.

Андрогиния понимается как эмансипация обоих полов, а не как борьба женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе.

Хотя создателем теории андрогинности считается Сандра Бем, у нее были предшественники, в том числе и такой авторитетный, как Карл Юнг.

К. Юнг (1994) видел в идее единства двух противоположностей — мужского и женского — образ архетипический. Воплощение женского начала в мужском бессознательном (анима)и мужского в женском (анимус),т. е. психологическую бисексуальность он рассматривал как самые значительные архетипы, как регуляторы поведения, проявляющие себя наиболее типично в некоторых снах и фантазиях или в иррациональности мужского чувства и женского рассуждения.

Как анимус, так и анима пребывают, по К. Юнгу, между индивидуальным сознанием и коллективным бессознательным. Анимус выражается в спонтанных, непреднамеренных взглядах, влияющих на эмоциональную жизнь женщины. Анима является сходным соединением чувствований, которые влияют на миропонимание мужчин, будучи направленным на бессознательное и двусмысленное в женщине, а также в сторону ее тщеславия, холодности и беспомощности. Архетип «анима-анимус», по К. Юнгу, состоит из вытесненных, непрожитых черт личности, заключающих в себе огромные возможности и энергию для более полной реализации потенциала личности. Оставаясь в бессознательном, анима и анимус являются во многом опасными. Осознание же мужчиной своей внутренней женственности (анимы), а женщиной — мужественности (анимуса), приводит к открытию и интеграции истинной сущности, что является показателем личностного роста.

Близка к точке зрения К. Юнга и позиция представителя современной аналитической психологии Р. Джонсона (1995), который полагает, что жизненный путь женщины — это непрерывная борьба и эволюция по отношению к мужскому образу жизни, находящемуся как вовне ее, так и внутри, в качестве собственного анимуса. «Развитие женщины может продолжаться, если анимус, осознанный как таковой, займет положение между сознательным эго и бессознательным внутренним миром и станет посредником между ними, помогая, где только может. Впоследствии он поможет открыть для нее подлинный духовный мир», — пишет Р. Джонсон (с. 41).

Как отмечает К. Мартин (C. Martin, 1990), раньше андрогинное поведение допускалось родителями только в отношении девочек. Теперь взгляды изменились, и андрогинным может стать и мальчик. Такое поведение вырабатывается у детей в том случае, если оно моделируется на глазах ребенка родителем своего пола и принимается (поощряется) родителем противоположного пола (D. Ruble, 1988).

«Новый уклад жизни ведет к возникновению новых психологических и социальных характеристик обоих полов. И мужчины, и женщины стремятся сегодня к реализации «второй половины» своей натуры, которую их веками учили подавлять. В результате происходит смешение мужских и женских качеств, отрицание неравенства полов и их строго взаимодополняющего характера.

Еще одно новое явление — размывание векового стереотипа мужчины-воина, образа, уходящего в глубокую древность. Сегодня, когда над миром нависла угроза ядерной войны, бессмысленно, говоря о будущем, приписывать мужчине достоинства традиционного воина. Все мы, мужчины и женщины, можем стать жертвами такой войны, и у нас не будет ни времени, ни возможности для самозащиты. Призрак атомной бомбы заставляет не думать о различиях между полами: ведь «нажать кнопку» сможет и женщина.

Но кроме этой апокалиптической картины, современные войны рождают иные образы человека с оружием в руках. И в этом нет ничего удивительного: просто война перестала быть прерогативой мужчин, равно как активность или пассивность перестали быть свойствами одного или другого пола.

Как ни странно, характерные качества мужчин пока еще не стали предметом столь широкой дискуссии и споров, как специфические черты женщин. И все же мы осмелимся предсказать, что в ближайшие 50 лет этот вопрос встанет очень остро.

Похоже, что женщины усвоили чисто мужские качества, сохранив при этом традиционно женские черты. Западная женщина XX в. — своего рода двуполое создание. Она одновременно мужественна и женственна, играя то одну, то другую роль в зависимости от времени суток или периода жизни. Она с неохотой принимает новое и отказывается от старого, балансируя, как канатоходец (что не всегда легко), между своими женскими и мужскими устремлениями. То пассивная — то полная энергии, то любящая мать — то честолюбивая эгоистка, то нежная — то агрессивная, то терпеливая — то напористая современная женщина смешала все карты, которые сдала ей судьба.

На фоне этого «женского бунта» сразу становится заметным сопротивление мужчин и даже их обеспокоенность. Изменения, которые происходят с женщинами, и их новые требования заставляют мужчин ставить под сомнение свое традиционное отношение к самим себе. Тот факт, что женщины освоили все мужские занятия и присвоили себе черты, которые испокон веку считались мужскими, часто воспринимается мужчинами как грабеж средь бела дня, как утрата, с которой они никак не могут примириться.

Мужчинам трудно усваивать черты женского характера и открыто проявлять их в своем поведении, поскольку они усматривают в этом угрозу своему мужскому достоинству. Что касается женщин, то они иначе смотрят на эту проблему. Наиболее убедительное объяснение такой реакции мужчин дает американский психоаналитик Роберт Дж. Столлер. В противоположность Фрейду он утверждает, что «мужские» качества ничуть не сильнее или естественнее женских. В первые несколько месяцев жизни новорожденный мальчик отождествляет себя с матерью, в симбиозе с которой он живет».

Сандра Бем считала, что андрогиния обеспечивает большие возможности социальной адаптации. Так, в зарубежных исследованиях была обнаружена связь андрогинии с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением, мотивацией к достижениям, хорошим исполнением родительской роли. Отмечена также большая удовлетворенность браком, большее ощущение благополучия и т. д. В нашей стране тоже есть сторонники такой точки зрения на андрогинию. Так, В. М. Погольша полагает, что мужчины и женщины, обладающие андрогинными чертами, могут иметь преимущества, например, в способности оказывать влияние на других людей. Установлено, что у людей складываются более удовлетворительные отношения с андрогинными партнерами. Андрогинность в значительной степени зависит от этнических и социальных факторов. Так, афроамериканцы и пуэрториканцы, как мужчины, так и женщины, более андрогинны, чем евроамериканцы. Объясняют это высоким уровнем безработицы среди чернокожих мужчин и низкой оплатой их труда, в результате чего чернокожие женщины заняли на рынке труда более уверенные позиции по сравнению с белыми женщинами. Их представление о женственности стало включать уверенность в себе, находчивость и самостоятельность, физическую силу.

С учетом этого некоторые теоретики стали говорить, что категория «женщина» является неустойчивой или вообще не существующей. Но тогда то же можно сказать и про категорию «мужчина».

Теория андрогинии вызвала на Западе не только большой интерес, но и критику ее основ. Возможно, это было вызвано тем, что в американском обществе маскулинность дает человеку больше преимуществ, чем фемининность и андрогинность, и поэтому некоторые женщины предпочитают демонстрировать маскулинное поведение, так как выгод от него может быть больше, чем потерь. Ряд женщин подражают маскулинному лидерскому стилю, особенно если они занимают должности в традиционно мужских областях деятельности. М. Тейлор и Дж. Холл считают даже, что понятие андрогинии излишне.

Спенс и Хельмрих (J. Spens, R. Helmrich, 1981) предложили вместо терминов «мужественность» и «женственность» использовать другие: инструментальность (способность к самоутверждению и компетентность, традиционно приписываемые мужчинам) и экспрессивность,традиционно связываемые с женственностью.

Сама С. Бем в последней книге (1993) признает, что концепция андрогинии далека от реального положения дел, так как переход личности к андрогинии требует изменений не личностных особенностей, а структуры общественных институтов. Кроме того, существует опасность утраты того положительного, что несет в себе сглаживание дихотомии мужского—женского.

В то же время положительной стороной концепции С. Бем об андрогинии является то, что она привлекла внимание к тому факту, что для общества одинаково привлекательными могут быть как мужские, так и женские качества.

  1. Представления о маскулинности, феминности и андрогинии.

МАСКУЛИННОСТЬ И ФЕМИНИННОСТЬ (от лат. masculinus — мужской и femina — женщина) — нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и для женщин; элемент полового символизма, связанный с дифференциацией половых ролей.

В дифференциальной психологии М. и Ф. — специфические научные конструкты, связанные с конкретными психодиагностическими тестами. Некоторые черты, приписываемые им, транс-культурны: например, отождествление маскулинности с силой, агрессивностью, а фемининности — с мягкостью и нежностью.

Как системное целое образы М. и Ф. являются историческими и этноспецифическими. При изучении их следует учитывать принципиальную асимметрию половых ролей и то, чью точки зрения — мужскую или женскую — выражает данный конкретный стереотип. Обыденное сознание склонно абсолютизировать психофизиологические и социальные различия полов, отождествляя маскулинность с активно-творческим, культурным, а фемининность — с пассивно-репродуктивным, природным началом. Наукой доказана условность этой категоризации, показано многообразие свойств маскулинности и фемининности, их зависимость от системы половых ролей и культурных норм, а также наличие множества индивидуальных вариаций, не совпадающих с нормативной моделью.

Ценный вклад в разработку этой проблематики внесли представители феминистского движения. В XIX веке маскулинные и фемининные черты считались дихотомическими, взаимоисключающими, а всякое отступление от «норматива» воспринималось как патология или девиация. Затем жесткий нормативизм уступил место идее континуума маскулинно-фемининных качеств, на базе которой были созданы специальные шкалы для измерения степени умственных способностей, эмоций, интересов и т. п. Все они предполагали, что в пределах некоторой нормы индивиды могут различаться по степени маскулинности и фемининности. Эти свойства представлялись альтернативными: высокая маскулинность должна коррелировать с низкой фемининностью и наоборот, причем для мужчин желательна высокая маскулинность, а для женщин — фемининность.

Позднее выяснилось, что не все психические свойства пола дифференцируются на «мужские» и «женские» и что индивидуальные показатели М. и Ф. по разным шкалам (интеллекта, эмоций, интересов и т. д.) не всегда совпадают. Усложнились и представления о том, какие именно качества наиболее благоприятствуют психическому здоровью и социальной адаптации.

Новые, более совершенные тесты рассматривают М. и Ф. не как полюсы одного континуума, а как независимые параметры. Наряду с индивидами, имеющими отчетливую поло-ролевую дифференциацию, существуют: 1) психологически недифференцированные, с низкими показателями и по маскулинности, и по фемининности; 2) андрогинные, сочетающие высокую маскулинность с высокой фемининностью (см. Андрогиния).

  1. Формирование гендерной идентичности как психолого-педагогическая проблема.

  1. Понятие гендерной социализации.

Гендерная социализация (полоролевая социализация) — процесс усвоения индивидом культурной системы гендера того общества, в котором он живет, своеобразное общественное конструирование различий между полами. Социальные психологи также используют термин дифференцированная социализация, подчеркивая тем самым, что в общем процессе социализации мужчины и женщины формируются в различных социально-психологических условиях. Гендерная социализация включает две взаимосвязанные стороны:

а) освоение принятых моделей мужского и женского поведения, отношений, норм, ценностей и гендерных стереотипов;

б) воздействие общества, социальной среды на индивида с целью привития ему определенных правил и стандартов поведения, социально приемлемых для мужчин и женщин.

Усваиваются, прежде всего, коллективные, общезначимые нормы, они становятся частью личности и подсознательно направляют ее поведение. Вся информация, касающаяся дифференцированного поведения, отражается в сознании человека в виде гендерных схем.

Выделяются две фазы полоролевой социализации:

1) адаптивная (внешнее приспособление к существующим гендерным отношениям, нормам и ролям);

2) интериоризации (сущностное усвоение мужских и женских ролей, гендерных отношений и ценностей).

Основные социализирующие факторы (агенты) — социальные группы и контексты: семья, сверстники, институт образования, СМИ, работа, клубы по интересам, церковь.

Механизмами для осуществления полоролевой социализации служат:

а) дифференциальное усиление, когда приемлемое гендерно-ролевое поведение поощряется, а неприемлемое — наказывается социальным неодобрением;

б) дифференциальное подражание, когда человек выбирает полоролевые модели в близких ему группах — семье, среди сверстников, в школе и т. д. и начинает подражать принятому там поведению.

Общество, как правило, при формировании половой роли и полового самосознания, четко ориентируясь в воспитании на стандарты «фемининность-маскулинность», относится терпимо к маскулинному поведению девочки, но осуждает фемининное поведение мальчика. Истоки гендерного конфликта лежат в детстве. Так, девочки-спортсменки, занимающиеся мужественными видами спорта, в 7 раз чаще имеют мужскую направленность детских игр, чем не спортсменки, в 15 раз чаще бывают лидерами в компании мальчиков. Эффективным способом полоролевой социализации в целом и преодоления гендерного конфликта в частности является тренинг полоролевой идентичности.

Полоролевая социализация продолжается в течение всей жизни человека, но по мере взросления растет самостоятельность выбора ценностей и ориентиров. В некоторых ситуациях взрослые люди могут переживать гендерную ресоциализацию, т. е. разрушение ранее принятых ценностей и моделей и усвоение новых.

В образе жизни конкретного общества часто либо преувеличиваются, либо нивелируются различия между полами. Конструктивная социализация — это формирование андрогинной личности, вбирающей в себя все лучшее из обеих половых ролей. Андрогиния положительно влияет на социальное и психологическое состояние человека.

  1. Гендерная идеология (гендерные роли).

Гендерная идеология — система идей и взглядов, понятий и представлений о построении общества и взаимоотношениях в нем мужчин и женщин как двух социальных общностей, учитывающая и выражающая интересы обеих социальных групп — мужчин и женщин. В силу этого гендерная идеология является идеологией конструктивной, несущей новую культуру взаимоотношений во имя достижения социальных целей.

Эти социальные общности имеют не только общие интересы и ценности, но и принципиально различные. Именно наличие различных интересов мужчин и женщин является основой гендерных проблем. Поэтому взаимодействие мужчин и женщин как двух разных социальных групп нуждается в идеологии, которая дает возможность удовлетворения как их общих, так и различных интересов. И это — идеология гендерная.

Отличительной особенностью гендерной идеологии является ее всеобъемлющий миролюбивый и интернациональный характер, консолидирующий и конструктивный поиск путей и методов сотрудничества двух социальных общностей — во имя мира и развития. Двум неразделимым половинам общества сегодня для выживания и процветания необходимо сотрудничество, а не конфронтация.

Гендерная идеология может объединять людей различного возраста, вероисповедания, а также — страны, нации. Она рассчитана на длительный период ее реализации. Может выступать как механизм внедрения гендерных представлений в массовое сознание. Эти особенности дают ей все основания стать метапарадигмой ХХI века.

Исповедуя равноправную и совместную управленческую деятельность женщин и мужчин на основе равных, гарантированных государством реальных возможностей, гендерная идеология обозначает изменение ценностных ориентаций и человека, и населения в целом, общественного мнения и государственной власти, пересмотр многих привычных представлений и истин; дает широкие возможности для переосмысления культуры отношений между полами и созданных ими социальных условий и властных конструкций в обществе — во имя интересов общества. Становясь инструментом анализа, гендерная идеология служит и своеобразным «ключом», механизмом и способом реальных действий для решения ряда научных проблем в области бездискриминационной ответственности и отношений женщин и мужчин, в том числе экономических и социальных, политических и культурных, научно-образовательных, исторических, этико-правовых. Она предоставляет возможность формирования, в частности, политики материнства и отцовства, разработки правовых механизмов ее реализации.

Этот подход принципиальным образом отличает новую идеологию от идеологий минувшего ХХ века, носивших преимущественно ярко выраженный классовый, групповой характер и обслуживающих интересы одной определенной социальной группы, как правило, властной верхушки общества. Гендерная идеология — надклассовая и внеклассовая, выражает массовые интересы и чаяния представителей и представительниц всего человечества.

Гендерная идеология — гуманистическое достижение ХХ века, новое явление в мировой философской, социологической и политической мысли, основанное на гендерной идее — идее утверждения равных возможностей для полной самореализации обеих социальных общностей, консенсусном, справедливом, конструктивном и творческом характере их взаимодействия во всех сферах жизнедеятельности в интересах развития и мира.

  1. Гендерные предубеждения и гендерные установки. Механизм формирования гендерных установок.

Гендерные предубеждения — негативная установка (не всегда осознаваемая) по отношению к представителям своего или противоположного пола; проявляется в эмоциональном неприятии, осуждении, отрицательных высказываниях, ограничении контактов.

Гендерные установки — позитивный или негативный настрой, отношение к своему и противоположному полу: желание быть представителем определенного пола; предпочтение соответствующих половых ролей, занятий; позитивная или негативная оценка пола.

Формирование гендерной культуры —актуальная проблема современности. В предшествующем периоде отечественной педагогикой был упущен один из важных аспектов воспитания личности ребёнка —гендерный аспект, предполагающий, что различия в поведении и восприятии мужчин и женщин определяются не столько их физиологическими особенностями, сколько воспитанием и распространёнными в каждой культуре представлениями о сущности мужского и женского начал [1].

Политика государства на данный момент подтверждает, что мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (п. 3, Ст. 19 Конституции РФ).

Однако в поликультурной среде, в такой как Краснодарский край, включающий в себя такие этносы как адыги, русские, курды, армяне и т. д., регулирование гендерных отношений затрудняется этническими стереотипами и низким уровнем гендерной культуры. Незнание и неумение молодых людей, юношей и девушек, взаимодействовать на основе принципов гендерного равенства и взаимоуважения, а также пропаганда потребительского поведения в отношении женщин и рост гендерных стереотипов в профессиональной среде не позволяет современному молодому человеку найти себя и самореализоваться в полной мере.

Наиболее актуальными, в решении проблемы обеспечения гендерного равенства мужчин и женщин, являются следующие направления:

· Обеспечение доступности к социально значимой информации.

· Укрепление института семьи на основе гендерного равенства.

· Профилактика и предотвращение насилия на гендерной почве.

· Мероприятия по обеспечению гендерного равенства в области занятости.

· Укрепление здоровья и охрана труда.

· Оказание помощи семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

Работа по формированию гендерной культуры позволит повысить уровень генденой толерантности и тем самым снизить такие негативные проявления, как семейное насилие, девиантное поведение, профессиональную деформацию.

Поэтому решение данной проблемы может найти свое отражение в специализированной системе обучения студентов высших учебных заведений. Особенно будущих педагогов, психологов и социальных работников [2].

Под гендерным образованием понимается образовательная модель, в которой учитываются гендерные интересы, принимается во внимание наличие гендерных проблем в социальном развитии общества и системе образования, предпринимается поиск способов их решения.

Наиболее оптимальной формой развития гендерной культуры студентов в процессе их обучения в вузе, является организация и вовлечение в социоклубную работу.

В результате собственного наблюдения и анализа психолого-педагогической литературы мы выделили ряд проблем, указывающих на необходимость пристального внимания к проблеме формирования гендерной культуры у студентов.

  1. Гендерные стереотипы.

Гендерные стереотипы — это социально разделяемые представления о личностных качествах и поведенческих моделях мужчин и женщин, а также о половой специфике социальных ролей.

Содержание гендерных стереотипов (ГС) составляет несколько групп поло маркированных качеств.

Качества, связанные с деятельностью и активностью. Мужчинам приписывается предприимчивость, решительность, настойчивость, потребность в достижении цели, нонконформизм, жажда приключений, отвага, самоконтроль, уверенность в своих силах, стремление к оригинальности, умение делать бизнес; женщинам — пассивность, нерешительность, осторожность, забота о соблюдении норм, конформизм.

Характеристики, соотносимые с позициями власти и управления. Мужскими качествами считаются стремление к лидерству, амбициозность, властность, сила, объективность, умение принимать решения, реалистичность; женскими — покорность, беспомощность, зависимость, безответственность, слабость, вера в превосходство мужского пола, пристрастность, необъективность.

Качества, характеризующие когнитивную сферу. Логичность, рациональность, склонность к размышлению, объективность и критичность восприятия приписываются мужчинам; интуиция, иррациональность, нелогичность, некритичность восприятия и даже глупость — женщинам.

Характеристики эмоциональной сферы: «мужские» хладнокровие, сдержанность, умение отделить рациональные доводы от эмоциональных противопоставляются «женским» эмоциональности, восприимчивости, внушаемости, чувствительности, способности к состраданию.

Характеристики, связанные с процессом межличностного взаимодействия. Женскими считаются как позитивные качества (отзывчивость, жертвенность, доброта, заботливость, дружелюбие, тактичность, мягкость, нежность, любовь к детям), так и негативные (сварливость, хитрость, коварство и т. д.).

В мужском стереотипе присутствуют как прямота, так и коррелирующие с ней бестактность, резкость, как самообладание, взвешенность суждений, справедливость, так и эгоизм, бесчувственность и даже жестокость.

Стереотипизации подвергается круг социальных ролей мужчин и женщин. Маскулинность традиционно связывается с публичной сферой, с участием в жизни общества, фемининность — с приватной (семья, дом, воспитание детей, быт).

Мужчина воспринимается, в первую очередь, как работник и гражданин, а женщина — как жена и мать.

удучи видом социальных стереотипов, ГС обладают основными их свойствами.

Во-первых, ГС устойчивы. Вместе с тем они эволюционируют вместе с изменением прочих социальных представлений и норм (например, ушли в прошлое представления о мужчине как единственном кормильце и защитнике семьи и о женщине как слабом и беспомощном создании, что во многом обусловлено возрастанием роли женщины в производстве общественных благ и в социальной жизни в новейшее время).

Во-вторых, они оценочны. Оценочными являются суждения о женской слабости или мужской отваге, женской чувствительности или мужском самообладании. При этом имеет место андроцентризм восприятия: качества, определяемые как мужские, оцениваются как более позитивные по сравнению с теми, которые определяются как женские. В то же время образ женщины амбивалентен: он содержит не только негативную, но и позитивную оценку. Так, отличия женских когнитивных способностей от мужских могут расцениваться и как недостаток (женская нелогичность), и как достоинство (женская интуиция).

В-третьих, ГС схематичны: фиксируются лишь важнейшие черты представителей группы.

В-четвертых, ГС разделяемы внутри стереотипизирующих групп. Какое-либо представление считается стереотипным тогда, когда его разделяют не менее 75 % членов группы[2].

В-пятых, ГС полярны, поскольку отражают взаимодействие лишь двух групп — мужчин и женщин. Бинарность кодирования мужского и женского (например, эмоциональное и рациональное, интуиция и логика, личное и политическое, мягкость и твердость) — это один из базовых принципов восприятия гендерных различий.

В западной социологии повышенный интерес к проблеме ГС обозначился в 1970-е годы и сохраняется до настоящего времени. Одной из первых значимых работ о природе и содержании ГС стала статья коллектива ученых во главе с И. Броверман[9]. В ней были представлены результаты развернутого эмпирического исследования. На протяжении последующих десятилетий появились монографии (С. Бэсоу)[10] и статьи, рассматривающие различные аспекты половой стереотипизации (среди важнейших работ по теоретическим аспектам половых стереотипов статьи К. Дио и Л. Льюиса; Р. Д. Эшмора, Ф. К. дел Бока и А. Волерса[11]. В отечественной науке первыми к теме ГС обратились психологи, использовавшиеся для их обозначения термин «полоролевые стереотипы». Уже в 1980-х появился ряд работ, посвященных проблемам стереотипных представлений о качествах мужчины и женщины (труды В. С. Агеева, Т. А. Репниной[12]), которые стимулировали дальнейшее исследование проблемы, в том числе и с помощью категориального аппарата других гуманитарных дисциплин. В социогуманитарном знании постсоветской России ГС стали предметом изучения не только психологов, но также социологов, культурологов, экономистов, этнографов, лингвистов. Среди наиболее исследуемых аспектов темы — анализ влияния использования ГС в масс-медиа и в рекламе на дискриминацию женщин[13], роль ГС в политической, экономической сфере, сфере социальной политики[14], национальная специфика гендерных представлений.

На эти отношения влияют несколько факторов: тип брака, связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества, тот факт, работает ли жена или занимается домашним хозяйством, то, кто является лидером в семье, и культура, в которой складываются представления о гендерных супружеских ролях.

Тип брака

Исторически сложилось несколько форм брака. Первая классификация учитывает количество супругов определенного пола. Наиболее часто встречаются следующие типы брака:

1) одновременная полигиния — один муж имеет несколько жен (до сих пор сохраняется у некоторых африканских и азиатских народов — Бромлей, Подольный, 1984);

2) одновременная полиандрия — одна жена имеет несколько мужей (встречается и сейчас в Непале и у отдельных индийских племен — Бромлей, Подольный, 1984);

3) одновременная моногамия — один муж имеет одну жену.

Однако имеются и другие типы браков, которые не так распространены, как первые три. Назовем некоторые из них:

1) групповой брак — несколько жен и мужей заключают брак, юридически его оформляют и имеют общих детей;

2) пробный брак (житейское название — гражданский): партнеры вступают в брачные отношения, заводят домашнее хозяйство, живут в одной квартире, являются сексуальными партнерами, но юридически не оформляют свой брак (распространен как среди молодежи, так и среди разведенных людей среднего возраста);

3) «гостевой» брак (другое название — «уик-эндовый» — от англ. week-end — конец недели, отдых): супруги живут на разных квартирах или даже в разных городах, не заводят совместного хозяйства с целью подольше сохранить «праздничные» отношения и влюбленность.

Существует также способ обмена брачными партнерами на выходные и праздничные дни и т. п.

Хаджнал выделяет такие разновидности брака, как последовательная полигиния (когда мужчина один или несколько раз женится повторно) и последовательная полиандрия (когда женщина один или несколько раз повторно выходит замуж).

Связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества

Во многих культурах существовало неравенство жены и мужа. Самая привлекательная женщина доставалась самому высокостатусному мужчине. Как правило, он выбирал ее в жены. В такой ситуации мужчина был в центре. Он мог позволить себе завести несколько жен. Поэтому такие отношения совершенно не учитывали желаний женщины, в том числе и сексуальных.

В казахском родовом обществе супруг должен быть подходящим по статусу. У бедных и богатых казахов было разное число жен (Жарикбаев, 1997).

У аборигенов Австралии самые привлекательные женщины доставались в качестве вторых или третьих жен лучшим охотникам и воинам зрелого возраста. Женщины побежденных народов становились женами победителей.

Аристократы феодальной Европы имели возможность жениться на самых красивых молодых женщинах (Гуревич, 1990).

Особая форма брака существует у вождя племени бразильских индейцев. Это моногамный брак с добавлением открытого института любовниц. Первая жена являет собой классический образец моногамной жены, она ведет себя в соответствии с половым разделением труда (занимается домашним хозяйством и воспитанием детей), у нее солидное положение в обществе и она может командовать другими — второстепенными женами. Для последних характерны следующие особенности: более молодой возраст, чем у первой жены, неподчинение половому разделению труда, они участвуют во всех делах вождя, оказывая ему физическую и моральную помощь. В целом такую форму отношений К. Леви-Стросс называет «наложением плюралистической формы влюбленного товарищества на моногамный брак» (Леви-Стросс, 1984, с. 173).

Сходные примеры можно найти и у М. Мид (1988): иногда конкуренция за красивых молодых женщин между отцами и сыновьями столь сильна, что приводит к гибели племени.

Во всех этих случаях сексуальные отношения определяются различием статусов мужчины и женщины: женщина предназначена для обслуживания и удовлетворения сексуальных желаний мужчины, т. е. отношения строятся по тину «господин—рабыня». Что же происходит в современной семье?

Одной из особенностей современной семьи является признание равных прав на сексуальную жизнь и сексуальные удовольствия за обоими партнерами. Сексуальная революция, начавшаяся в ряде западных стран в 1960-х гг., привела к изменению сексуальных установок и сексуального поведения мужчин и женщин.

Равенство проявляется и в выборе супруга — это право имеют и мужчина и женщина. Как показали исследования, при выборе супруга определенную роль играет уровень сексуальной привлекательности (исследования привлекательности цит. по: Gerber, 1989).

Мужчины и женщины обычно используют две распространенные модели выбора супруга: модель подобия (Е. Бершейд и коллеги), когда схожие по уровню привлекательности партнеры притягивают друг друга (красивые выбирают красивых, а некрасивые — некрасивых), и модель дополнительности по гендерно-типичным личностным качествам и поведению (Б. Скрипек и коллеги): например, высокофемининная женщина привлекает маскулинного мужчину. Существуют и другие данные — о том, что все стремятся выбрать наиболее привлекательного партнера. Лица, физически привлекательные, оцениваются как более гендерно-типичные, чем непривлекательные, т. е. красивая женщина воспринимается как фемининная, а красивый мужчина — как маскулинный (Б. Джиллен).

Лидеры оцениваются как физически более привлекательные, чем последователи, причем эта закономерность верна и в отношении мужчин, и в отношении женщин (П. Кенейли и коллеги).

Однако есть и другие данные. В исследовании Г. Гербер (Gerber, 1989) жена-лидер и муж-последователь оценивались как непривлекательные, и, наоборот, гендерно-типичные мужчины и женщины (т. е. муж-лидер и жена-последователь) воспринимались как более привлекательные (более подробно см. в материалах о лидерстве в семье).

При выборе супруга значение имеют и другие факторы (Abraham et al., 2001-2002).

Мужчины предпочитают женщин по параметрам физической привлекательности (молодых, здоровых, красивых), а женщины мужчин — по статусным характеристикам (экономически стабильных и с высоким социальным статусом).

Работающая жена или домохозяйка

Установлено, что психологическое благополучие мужа существенно зависит от того, работает его жена или нет. В ряде исследований был установлен небольшой, но негативный эффект влияния фактора работы женщин на психологическое самочувствие и благополучие их мужей. Для этих мужей были характерны более значительные затруднения, связанные с работой, более высокий уровень депрессии, более низкая самооценка, большее ощущение нестабильности брака, меньшая удовлетворенность браком и меньшая удовлетворенность жизнью в целом, чем у мужей домохозяек. Но другие ученые не обнаружили различий по уровню психологической депрессии, семейных установок и удовлетворенности браком или счастья в целом у мужей домохозяек и работающих жен.

Увлекаясь карьерой, женщины могут тратить меньше времени на экспрессивное взаимодействие со своими мужьями, а уменьшение эмоциональной поддержки может негативно сказываться на психологическом благополучии мужчин. Помимо этого, высказывается предположение о том, что некоторые женщины могут специально выбирать работу вне дома, компенсируя свою неудовлетворенность браком или мужем, испытывающим фрустрацию по поводу собственной работы.

Но факты говорят и о том, что женщины-домохозяйки менее психологически благополучны, чем работающие женщины. При этом очевидно, что для гармоничных семейных отношений требуется обоюдное психологическое благополучие супругов. В этой ситуации большое значение приобретает справедливое распределение семейных ролей.

Лидерство в семье

По распределению лидерства выделяют 3 типа таких семей: 1) традиционная (муж-лидер, жена-последователь — патриархальный стиль); 2) нетрадиционная (жена-лидер, муж-последователь — матриархальный стиль); 3) эгалитарная (оба — лидеры).

Очевидно, в традиционной и нетрадиционной семьях оба стиля лидерства принадлежат одному супругу. В целом можно констатировать устойчивость стереотипов, которая особенно проявляется в лабораторных исследованиях, и неодобрение женского лидерства в семье (даже со стороны профессиональных психотерапевтов), несмотря на то, что оно все чаще становится реальностью.

18. Гендерные особенности взаимоотношения родителей и детей в семье

Гендерные отношения родителей и детей складываются, казалось бы, в условиях конвергенции полов: муж и жена заводят детей и должны совместно их воспитывать. Следствием конвергенции должны быть гармоничные отношения как между мужем и женой, так и между родителями и детьми (обоего пола).

Но и здесь существует скрытая половая сегрегация, проявляющаяся в различном выполнении родительских ролей.

По данным Э. Маккоби (Maccoby, 1999) и цитируемых ею авторов, гендерные роли матери и отца по отношению к детям существенно различаются в следующих аспектах:

1) разделение видов ответственности за детей;

2) стили поведения матери и отца;

3) демонстрация в поведении гендерно-типичных черт своего пола;

4) различие стиля поведения по отношению к сыну и дочери;

5) желание усиливать половую сегрегацию или конвергенцию по отношению к детям.

Разделение видов ответственности за детей

В большинстве культур муж и жена разделяют функции в семье. Выше уже говорилось, что Т. Парсонс и Р. Бейлз назвали их роли инструментальной и экспрессивной соответственно (муж — добытчик, жена создает хорошую психологическую атмосферу в семье).

Когда появляются дети, супруги продолжают такое разделение. Муж заботится о финансовой стороне воспитания, он должен заработать деньги, чтобы дети могли быть накормлены, одеты, получили образование и т. п. Жена выполняет домашнюю работу и воспитывает детей.

Попытки изменить этот традиционный стереотип ни к чему не привели. По данным Рассела, некоторые мужчины при рождении детей оставались дома и занимались домашней работой, но долго это не продолжалось.

Кросс-культурные исследования в 15 странах, которые провел Стоун, продемонстрировали следующее: хотя работающие матери проводят с детьми меньше времени, чем домохозяйки, это все же большее время, чем у работающих отцов. Матери часто остаются наедине с ребенком, в то время как отцы занимаются с ребенком в основном в присутствии матери. Также обнаружилось, что когда оба родителя находятся дома с ребенком, основное психологическое внимание ему уделяет мать: она стимулирует его активность, выражает свое эмоциональное отношение, при необходимости утешает, в то время как отец читает или смотрит телевизор.

Когда дети вырастают и идут в школу, большая часть ответственности за их повседневную жизнь все равно остается на плечах матери (Расселл и коллеги).

Существуют и другие семьи, где один супруг идет на работу, а другой остается с ребенком, и работа позволяет им делать это по очереди.

Замечена и еще одна тенденция — «бегство отцов из семьи» (Грисвольд).

Эта тенденция усиливается тем обстоятельством, что даже отец, занимающийся ребенком, проводящий с ним много времени, не освобождается от основной своей ответственности — обеспечивать семью материально (Маккоби и коллеги), поэтому, несмотря на благие намерения, объективные требования жизни (поддержанные субъективными переживаниями по поводу своего отцовства и материнства) приводят к тому, что мужчины и женщины в разной степени вовлечены в воспитание детей.

Лэмб и коллеги выделили 3 вида родительского вовлечения в воспитание детей:

1) взаимодействие — прямые контакты с ребенком, ежедневные действия по заботе о нем и управление его активностью;

2) присутствие — наблюдение за ребенком без контактов и взаимодействия с ним;

3) ответственность — родитель вселяет уверенность в ребенка, мобилизует его внутренние ресурсы, заботится о его здоровье.

Оказалось, что соотношение вовлечения матерей и отцов по указанным видам следующее: по присутствию — 2:1, по взаимодействию — 3:1, а по ответственности — 10:1.

Стили поведения матери и отца

Различия между женщинами и мужчинами обнаруживаются:

1) в использовании инструментального или экспрессивного лидерского стиля;

2) в степени грубого физического взаимодействия;

3) в различной сенситивности к проявлениям эмоций у детей;

4) в проявлении либо взаимности, либо властной ассертивности при предъявлении требований;

5) в конфронтации и дисциплине;

6) в обучении и информировании детей.

Следующий фактор, который оказывает мощное влияние на гендерные отношения в семье, — это соответствие поведения мужчин и женщин гендерным стереотипам (типичное или нетипичное поведение).

Демонстрация гендерно-типичных черт своего пола в повелении

Выясняется, что мужчины в своем поведении больше заботятся о гендерной типичности. Женщина может чаще отступать от правил своего пола (например, быть то мягкой, то строгой), что было замечено и в поведении маленьких девочек. Мужчины же должны непременно быть маскулинными (мужественными, строгими и т. п.) Возможно, западная культура, в основном маскулинная, предъявляет повышенные требования к маскулинности мужчин, а возможно, такие различия просто функциональны: поскольку большая часть ответственности за ребенка возложена на мать, она порой вынуждена выполнять обе роли — и заботливой мамы, и строгого отца, поскольку часто папе просто некогда или он не хочет выполнять свою роль.

Следует отметить неблагоприятную роль гендерного стереотипа маскулинности, который заставляет отцов вести себя не в соответствии с ситуацией (когда, может быть, надо проявить по отношению к ребенку мягкость) или со своими склонностями (хочется приласкать и пожалеть ребенка), а в соответствии с принятыми в обществе нормами.

Различия в отношении к сыновьям и дочерям

Отцы по-разному ведут себя с сыновьями и дочерьми (данные Маккоби, Сигала, Гуденаф и др.).

Сына отец больше контролирует, более строг к нему, делает больше замечаний, больше обращает внимания на дисциплину. Его контакты с ним более грубые и «физические» (активные подвижные игры, например шуточная борьба).

Отцы демонстрируют резко отрицательную реакцию на проявления фемининности у сыновей (в этом выражается гомофобия мужчин — боязнь гомосексуальности), в то же время, начиная с младенчества, они больше интересуются сыновьями и больше занимаются и играют с ними, когда те становятся старше. Совместных занятий с сыновьями больше, чем с дочерьми. Позднее отцы охотнее разговаривают с ними, чем с дочерьми, степень психологической близости с сыном возрастает по мере его взросления.

С дочерью, напротив, стиль обращения более нежный и рыцарский: не прямые требования, а в виде предложений. В общественных местах отец проявляет больше заботы и беспокойства о маленькой дочери (1-2 года), чем о сыне. Позднее взаимоотношения с дочерью напоминают, по терминологии Гуденафа, «легкий флирт»: отец говорит девочке комплименты по поводу ее красивой одежды, длинных волос и т. п., т. е. ведет себя с ней как с маленькой женщиной. Когда девочка становится старше, отец резко уменьшает степень психологической близости с ней.

Матери, в отличие от отцов, примерно одинаково ведут себя с сыновьями и дочерьми.

По-видимому, роль матери проявляется в заботе о ребенке — слабом и беззащитном. Она обращается с ним, как играет в куклы — его надо качать и баюкать, кормить и утешать. Почему это сохраняется и по мере взросления сына, непонятно. Она могла бы позволить сыну проявлять заботу о ней, что было бы более гендерно-типичным. Так и делают некоторые женщины. Но исследования демонстрируют преобладание первой тенденции.

Роль отца выглядит более естественной — менять свой стиль по мере взросления дочери или сына. Здесь сильно заметен сексуальный компонент: но если по отношению к маленькой девочке этот компонент выглядит просто милой особенностью, то по отношению к дочери-красавице приобретает другой оттенок. Однако это предположение нуждается в экспериментальной проверке. Но, учитывая разницу в сексуальных установках мужчин и женщин, можно заметить эту разницу и в родительском поведении.

Наконец, еще один важный фактор, влияющий на гендерные отношения, — это явное (или скрытое) стремление усилить одну из тенденций — сегрегацию или конвергенцию и, как следствие, конфронтацию полов или их гармонию.

Желание усиливать конфронтацию или гармонию полов во взаимоотношениях в семье

Гендерные отношения супругов в процессе выполнения ими родительских ролей зависят от того, какой стратегии они придерживаются. Если их цель — улучшать свои отношения и воспитать хороших детей, то в отношении к ним они выступают «единым фронтом». Они не подрывают авторитет мамы или папы в глазах ребенка, поддерживают требования и действия другого супруга. И напротив, супруги могут вести войну друг с другом, вовлекая в нее и детей:

В исследованиях было установлено, что отцы в два раза чаще поддерживают мать, чем наоборот. Возможно, это связано с тем, что мать больше занимается ребенком и супруг считает, что она более компетентна и делает все правильно. А возможно, женщины больше стремятся воевать со своими мужьями, выражая в этой войне свою обиду на нежелание мужчин участвовать в воспитании детей и ведении домашнего хозяйства. Эмпирически были установлены проявления разных стратегий взаимодействия супругов при воспитании детей. Маккоби приводит примеры таких стратегий:

1) комбинирование усилий родителей (мать и отец вместе ведут одну линию, помогая и дополняя друг друга);

2) отец выступает в роли помощника матери (она — главный воспитатель, он поддерживает ее и помогает ей);

3) отец использует ребенка, чтобы показать свою власть и превосходство над женой (к примеру, открыто смеется, когда ребенок не слушает ее, или иронически отзывается о формулировке ее требований);

4) мать тайком разрушает влияние отца на ребенка (в отсутствие отца позволяет ему делать то, что запретил отец, или даже прямо говорит: «Подожди, папа уйдет, и я тебе включу компьютер»);

5) мать — посредник между отцом и ребенком (у ребенка и отца нет времени на общение, или они не понимают друг друга, или ребенок боится поговорить с отцом, и мама помогает им наладить отношения; здесь важно помнить, что подлинно гармоничные отношения возникают все же при прямом общении, поэтому такая стратегия возможна лишь как временное средство);

6) родители имеют в виду разные цели при воздействии на ребенка (к примеру, мать, жалея плачущего сына, думает о сиюминутном его состоянии, а отец, будучи к нему строгим, заботится о его будущем — когда тот будет взрослым).

Эти разные стратегии порождают различные типы гендерных отношений — как между супругами, так и между родителями и детьми. Совершенно очевидно, что одни стратегии ведут к конфронтации полов, а другие — к их гармонии. Важно информировать родителей о том, какая из стратегий ведет к ухудшению или улучшению взаимоотношений, и учить их создавать хорошую атмосферу в семье.

Таким образом, реализуя свои родительские роли, женщины и мужчины либо усиливают конфронтацию полов, либо уменьшают ее. Девочки и мальчики, наблюдая за поведением родителей, усваивают гендерные роли матери и отца. И в своих будущих семьях они будут воспроизводить ситуацию, которую видели в своей родительской семье. Поэтому исключительно важна исследовательская и коррекционная работа с мужчинами и женщинами для благородной цели — создания гармоничных взаимоотношений в семье и в целом между представителями разных полов в обществе.

19. Дружеские гендерные отношения

Здесь также наблюдаются две тенденции: в детстве и во взрослой дружбе преобладает половая сегрегация, в то время как в сексуальных отношениях — как конвергенция (среди гетеросексуалов), так и сегрегация полов (среди гомосексуалов).

О дружбе детей кое-что было сказано выше: в основном это дружба с представителями своего пола, и только иногда в дошкольном возрасте встречается межполовая дружба. Дружба же взрослых — женщин с женщинами, мужчин с мужчинами и уж тем более женщин с мужчинами (последнее обычно считается скрытой формой сексуальных отношений — Келли, 2000) — в психологической литературе практически не рассматривается.

Дружба (как правило, однополая) обычно предполагает интимность. В детском возрасте она проявляется в доверии, раскрытии какого-то личного секрета, а у девочек — еще и во взглядах и прикосновениях. Во взрослом возрасте эта интимность предполагает самораскрытие, предоставление партнеру личной информации о себе.

Выделяют 2 вида такого самораскрытия (Мортон, цит. по: Cross, Madson, 1997):

1) «описательное»: собеседник рассказывает о себе, но сообщает только факты;

2) «оценочное» (хотя мне кажется, что более точно называть его «эмоциональным»): партнер сообщает о своих мыслях и чувствах, оценках и взглядах.

И тот и другой вид раскрытия себя ведет к установлению интимных дружеских отношений, но второй вид ведет к большей интимности.

По данным многих авторов, для мужчин более характерно описательное, а для женщин — эмоциональное самораскрытие. Мужчины особенно не любят говорить о своих негативных эмоциях: депрессии, тревоге, печали, гневе и страхе. Причина этого факта состоит в том, что сохранение в тайне этих эмоций и соответствующих им мыслей позволяет мужчинам защитить или даже усилить свое чувство автономии и независимости, ведь если кто-то не знает твоих мыслей и чувств, он не сможет понимать, предсказывать и контролировать твое поведение.

Хотя и женщины и мужчины стремятся к установлению интимных (т. е. близких, теплых) отношений в однополой дружбе, для женщин это более значимо (об этом сообщили 82 и 73% респондентов женского и мужского пола соответственно (Колдуэлл и коллеги, цит. по: Cross, Madson, 1997).

Правда, исследуя степень интимности мужской и женской дружбы, ученые об-наружили, что оба пола вкладывают в это понятие разные вещи. Мужчины говорят со своими друзьями о спорте и политике и редко касаются личных отношений, женщины же в разговорах с близкими подругами затрагивают в первую очередь именно личностные темы и связанные с ними чувства, проблемы, взаимоотношения между людьми (Ариес и коллеги, цит. по: Cross, Madson, 1997).

Необходимой предпосылкой дружбы для женщин является сходство взглядов и ценностей, а для мужчин — сходство интересов и предпочитаемой деятельности (Хилл и коллеги, цит. по: Cross, Madson, 1997).

В целом оба пола способны к установлению интимных дружеских отношений, но степень интимности у женщин больше.

Когда мужчины общаются с женщинами, они также склонны больше раскрываться, их отношения становятся более теплыми и близкими и в результате приносят больше удовлетворения, чем отношения с мужчинами (Дерлега и коллеги, цит. по: Cross, Madson, 1997).

Если в отношениях с другими мужчинами они игнорируют эмоциональный аспект отношений, то в отношениях с женщинами подчеркивают его (Буковски и коллеги, цит. по: Cross, Madson, 1997).

Возможно, они делают это с «инструментальной» целью — для того, чтобы ускорить развитие этих отношений, поскольку больше эмоционально раскрываются с привлекательными женщинами.

20. Сексуальные гендерные отношения

Выше были приведены примеры зарождающейся сексуальности во взаимоотношениях девочек и мальчиков. Удивительно, но она появляется в условиях половой сегрегации и даже конфронтации полов (порой очень жесткой).

Однако нормальные гетеросексуальные отношения были бы невозможными, если бы половая сегрегация и конфронтация полов с возрастом не разрушались. Девочки и мальчики вступают во взаимоотношения друг с другом со старым багажом — в виде мальчишеской и девчоночьей субкультур. Важную роль при этом играют существующие взгляды и установки детей разного пола по отношению к сексу и различным проблемам, связанным с ним.

Исследование английских ученых Дж. Хелстеда и С. Вейт (Halstead, Waite, 2001) продемонстрировало, что уже в младшем школьном возрасте складываются две различные сексуальные субкультуры, принадлежащие разным полам. Девочки выглядят более взрослыми и серьезными, а мальчики демонстрируют легкомыслие и все тот же «хулиганский» стиль. А ведь в будущем, став взрослыми, женщины и мужчины будут вступать в сексуальные взаимоотношения, и им придется либо корректировать свои установки, либо испытывать массу эмоциональных проблем от взаимного непонимания. Поэтому вполне понятна тревога ученых и воспитателей за будущее этих детей. И не случайно ставится вопрос об их сексуальном воспитании.

К юношескому возрасту (а порой и ко взрослости — что демонстрирует книга Г. Ф. Келли, 2000) они подходят все с тем же багажом разных сексуальных субкультур. Когда создается пара влюбленных, оказывается, что участники ждут от отношений различных вещей. Мужчины ориентированы на получение удовольствия — от самого секса и от возможности весело проводить время с партнершей. Женщины же ориентированы на создание долговременных прочных отношений, которые именуются любовью (Роской и др.).

Эти половые различия были установлены во многих странах Запада, в различных этнических группах всех экономических уровней. Таким образом, это устойчивое культурное образование, свидетельствующее о различиях сексуальных субкультур мужчин и женщин.

Таким образом, во взрослую жизнь юноши и девушки вступают, имея различные установки на секс и сексуальные отношения, и этот груз нередко порождает конфликты.

Во взрослости женщины и мужчины нередко демонстрируют приверженность к различным любовным стилям. Рассмотрим это явление более подробно.

Сегодня популярна типология любовных стилей, которую в 1986 г. разработали К. и С. Хендрик. Она включает 6 типов любви, обозначаемых греческими

терминами (цит. по: Davies, 2001, и Келли, 2000):

1) эрос — чувственная любовь (страстность, преданность, физическое влечение);

2) людус — любовь-игра (множество партнеров, легкое, безответственное отношение к любви как к игре);

3) мания — болезненная зависимость от партнера, желание безраздельно обладать им (одержимость, страстность и ревность);

4) прагма — любовь, основанная на разумном, практическом выборе партнера;

5) агапэ — альтруистическая, жертвенная любовь (главная ее цель — счастье любимого человека);

6) сторге — любовь, основанная на прочной дружбе и уважении к партнеру.

Разумеется, у одного и того же человека может наблюдаться сочетание различных стилей. Какие же стили предпочитают мужчины и женщины? М. Дэвис (Da-vies, 2001) в своем исследовании установил, что мужчины предпочитают эротический и игровой стили (эрос и людус) и отвергают альтруистический и болезненный (агапэ и манию).

Женщины в своих отношениях с мужчиной стремятся к альтруистической любви (агапэ) и отрицательно относятся к легкомысленному стилю (людус).

Это исследование демонстрирует, что гендерные стереотипы проявляются и в сексуальных установках. Это не означает, что все мужчины проявляют в любви легкомыслие, а женщины — альтруизм. Однако разница в установках в самом деле может порождать конфликты в сексуальных отношениях. Во избежание конфликтов психологи рекомендуют выяснять эти установки партнеров в самом начале отношений. С другой стороны, все это не означает, что оба партнера не способны меняться. Длительные счастливые любовные отношения невозможны без того, чтобы мужчины и женщины не учились друг у друга.

Реакции женщин и мужчин на измену и разрыв отношений.

В любовной истории каждой пары встречаются испытания, которые угрожают сохранению взаимоотношений. Прежде всего, это измена. Она может быть реальной или вымышленной, сексуальной или психологической (возникновение влюбленности в другого партнера без сексуальных проявлений).

Как правило, люди при этом испытывают сильное эмоциональное потрясение. Кто больше страдает от таких потрясений — мужчины или женщины? Распространено стереотипное мнение, что женщины. Однако мы уже не раз убеждались в том, что стереотипы не подтверждаются в исследованиях.

Американские психологи В. Абрахам, Р. Креймер и коллеги (Abraham, Cramer et al., 2001) провели несколько таких исследований. Выяснилось, что американский белый мужчина больше, чем женщина, испытывает дистресс, когда у его партнерши появляется сексуальная страсть к другому мужчине. Женщина больше потрясена (тоже вплоть до дистресса), когда ее партнер испытывает глубокую эмоциональную привязанность к другой женщине.

Аналогичные данные были получены и при сравнении выборок белых испытуемых и афроамериканцев. Кроме того, обнаружились половые различия и в поведении, которое следовало за изменой. Мужчины долгое время не следили за собой, не желали быть физически привлекательными. Женщины же долго не хотели работать. Таким образом, оба пола становятся уязвимыми в той области, которая является привилегией другого пола (привлекательность — у женщин и работа — у мужчин).

Эти данные свидетельствуют о глубоких эмоциональных потрясениях от измены — и у мужчин, и у женщин. Но реакции эти, не различаясь по силе, различаются по характеру. Такие различия также могут вести к непониманию во взаимоотношениях. Мужчина, влюбившись в другую женщину, но не вступив с нею в сексуальную связь, может считать себя «чистым» перед своей партнершей и искренно недоумевать, почему она страдает. Женщина же, изменив своему возлюбленному со случайным партнером, может считать это несущественным событием своей жизни и не понимать, почему оно вызывает столь сильную эмоциональную реакцию у мужчины.

А как мужчины и женщины относятся к разрыву отношений? Есть данные о существовании половых различий и здесь (исследования цит. по: Cross, Madson, 1997; Baumeister, Sommer, 1997).

Женщины чаше мужчин становятся инициаторами разрыва длительных отношений со своими партнерами, причем даже в том случае, если любовь женщины была большей, чем любовь мужчины. Но при этом мужчины испытывают больший дистресс от такого разрыва.

Есть данные, что мужчины быстро утешаются после разрыва (Альбрехт и др.) — в частности, после развода они чаще женщин женятся повторно. Но это скорее свидетельствует о больших возможностях мужчины найти партнершу, чем женщины — партнера, в силу стереотипов о том, что мужчина должен быть старше женщины и в супружеской паре, и в паре возлюбленных.

Эти данные дают богатый материал для психологов-практиков по коррекцион-ной работе с клиентами разного пола, направленной, в том числе и на взаимное понимание мужчинами и женщинами друг друга.

Половые различия в сексуальном повелении.

М. Оливер и Дж. Хайд (Oliver, Hyde, 1993) включили в свой метаанализ 177 исследований, в которых содержались данные о половых различиях по 21 показателю сексуального поведения и сексуальных отношений. Эти исследования проводились в 1960-1980-х гг. В итоге авторы метаанализа пришли к следующим выводам.

Не было обнаружено различий по сексуальной удовлетворенности мужчин и женщин и по их отношению к гомосексуалам.

Самые большие различия между полами обнаружились по мастурбации. Мужчины значительно чаще прибегают к этому виду сексуального поведения — показатель d равен 0,96, т. е. намного выше, чем средние различия по параметрам психики: например, по зрительно-пространственным способностям d = 0,44, а по невербальному декодированию — 0,42.

По Р. Баумейстеру и К. Соммер (Baumeister. Sommer, 1997), мужчины более ориентированы на широкие социальные группы, чем женщины, в том и числе и потому, что это обеспечивает им больший доступ к женщинам как к сексуальным партнерам. Они испытывают более разнообразные сексуальные желания и более склонны к промискуитету (беспорядочным сексуальным связям), чем женщины. Сексуальная привлекательность женщин — это путь к повышению своего социального статуса благодаря тому, что их выбирают мужчины с высоким статусом. Сама же власть не делает женщину сексуально привлекательной.

Гомогендерные сексуальные отношения.

Прежде всего, такие отношения существуют в среде, где преобладающими являются гетеросексуальные отношения, которые воспринимается обществом как норма. Как это общество и его «нормальные» представители (т. е. гетеросексуалы) воспринимают тех, кто имеет сексуальные связи со своим полом?

А мериканский ученый Г. Херек (Herek, 2002) приводит данные национального

обзора. Все испытуемые (гетеросексуалы) делают различие между мужчинами и

женщинами гомосексуальной ориентации, и гораздо более негативно и мужчины

и женщины относятся к мужчинам-гомосексулам.

Однако негативная реакция мужчин на гомосексуалов более ярко выражена. Возможно, это характерная особенность мужской сексуальной субкультуры, и для них более важна принятая сексуальная норма.

Приведу пример еще одного исследования, которое позволяет нам лучше понять проблему, гомогендерных сексуальных отношений. Оно было проведено в Нидерландах (цит. по: Harvard mental health letter, 2001).

В этой стране наблюдается очень большая терпимость по отношению к гомосексуалам. Были обследованы 6000 испытуемых. Обнаружены следующие результаты:

1) число мужчин-гомосексуалов почти в 2 раза превышает число лесбиянок;

2) среди гомосексуалов чаще встречаются люди с психическими заболеваниями (различия статистически значимы): 35% гомосексуалов и 35% лесбиянок против 21% гетеросексуальных мужчин и 22% гетеросексуальных женщин;

3) гомосексуалы чаще имеют один или более психиатрических диагнозов на протяжении длительного времени (что свидетельствует о большей серьезности заболевания): 56% гомосексуалов и 67% лесбиянок против 41% гетеросексуальных мужчин и 39% гетеросексуальных женщин;

4) гомосексуалы обладают теми психологическими и психиатрическими отклонениями, которые обычно свойственны другому полу: у гомосексуальных мужчин обнаруживаются депрессия и тревожность, а у лесбиянок — алкогольная или наркотическая зависимость;

5) гомосексуалы чаще живут в крупных городах;

6) имеют более высокий уровень образования;

7) в большинстве случаев не имеют регулярной сексуальной жизни.

Эти красноречивые данные свидетельствуют о том, что гомосексуалы обоего пола требуют повышенного внимания со стороны психиатров и психологов. Даже если исключить тех, кто выбрал гомосексуальную ориентацию по гормональным, генетическим или психиатрическим причинам, они испытывают массу психологических проблем. Но эти люди среди гомосексуалов составляют лишь определенный процент. А ведь есть еще приобретенный гомосексуализм — в результате психосексуальной социализации, научения (при этом важными считаются детские сексуальные игры и первый сексуальный опыт: если при этом индивид взаимодействует с партнером своего пола, может возникнуть перверсия в сексуальной ориентации (Кон, 1988; Келли, 2000), которая также нуждается в коррекции).

Существует еще одна проблема гендерных отношений в этой области. Несмотря на то что традиционные сексуальные отношения — это отношения гетеросексуальные, т. е. формирующиеся с противоположным полом, и женщины и мужчины не забывают и о представителях своего пола (возможно, потому, что долгое время именно с ними они росли и воспитывались).

Таким образом, для женщины, которая живет со своим мужем или возлюбленным-мужчиной, небезразличны проблемы других женщин (она им сочувствует, когда тех бросают, когда она слышит о сходных проблемах других женщин во взаимоотношениях с мужчинами).

То же самое можно сказать и о мужчинах (нередко они жалуются друг другу на своих женщин — жен и возлюбленных).

Иначе говоря, в сексуальных установках, даже у людей с гетеросексуальной ориентацией, нередко можно проследить «патриотизм» по отношению к своему полу. Этот патриотизм может поляризовать общество на две большие группировки (мужскую и женскую), которые могут испытывать неприязнь друг к другу. Если это так, то группировка, обладающая властью, может проводить законы «в пользу своего пола». То, что это — не надуманное опасение, свидетельствуют данные одного исследования.

Различие установок по отношению к сексу — это серьезная проблема взаимоотношения между полами. Один испытуемый в одном из исследований высказал свою имплицитную теорию роста гомосексуальных связей: «Мужчинам не хватает нежности в женщинах, и они ищут ее у мужчин». Наверное, по аналогии можно предположить, что лесбиянки разочаровались в мужчинах из-за их недостаточной (или чрезмерной) маскулинности и ищут поддержки у других женщин. Если не принимать во внимание те случаи, когда гомосексуальными мужчинами и лесбиянками люди становятся по биологическим причинам (гормональным, генетическим, психиатрическим), то все же психологической нормой по-прежнему являются гетеросексуальные отношения. И задача психологов (в частности, занимающихся гендерной психологией) — не допустить «войны полов». Не половая сегрегация, а половая конвергенция, и не конфронтация, а гармония во взаимоотношениях мужчин и женщин должны быть целью человечества, в том числе и в сексуальном поведении.

21. Половая сегрегация и конвергенция, особенности протекания данных процессов на разных возрастных этапах

22. Девиантные отношения: особенности поведения мужчин и женщин.

Психология гендерных отношений — сравнительно молодой и малоисследованный раздел гендерной психологии. Эмпирические данные о гендерных отношениях получены: а) в детских группировках; б) в деловых группах; в) в интимных группах (дружеских и сексуальных); г) в супружеских парах; д) между родителями и детьми); е) в ситуации конфликта; ж) в девиантных ситуациях.

В этих группах и ситуациях проявляются две тенденции: к половой сегрегации (раздельному общению полов) и конвергенции (взаимодействию полов).

Следствием первой тенденции является конфронтация во взаимоотношениях между полами, а следствием второй — формирование хороших, гармоничных отношений. Различия между мальчиками и девочками, которые ведут к стремлению к половой сегрегации (первичные различия), в дальнейшем в результате сегрегации усиливаются — это вторичные половые различия, которые существуют в виде двух субкультур — мужской и женской.

По Э. Маккоби, половая сегрегация имеет возрастную специфику.

В 1-2 года существуют две равнозначные тенденции: наличие предпочтения партнеров своего пола и его отсутствие.

Как стремление отделиться от противоположного пола половая сегрегация появляется на третьем году жизни у девочек и на четвертом — у мальчиков.

Факторами, влияющими на нее, являются игры, увеличение круга общения, количественный рост однополых группировок в условиях автономии общения от взрослых и характер культуры — с преобладанием гендерного неравенства или равенства.

С началом школьного обучения растет влияние культуры. В странах, где стремятся к уменьшению половой сегрегации, в присутствии взрослых она мало заметна. Но в свободном общении (в школьном коридоре, в столовой, в играх, после окончания занятий) она продолжает существовать. Сегрегация по полу выражена сильнее, чем по возрасту и расовой принадлежности. Она относительно независима от влияния взрослых.

В результате половой сегрегации складываются две детские субкультуры: принадлежащие мальчикам и девочкам. Показатели этих культур: игровые стили, игровые фантазии и роли, характер активности и интересы, речевые паттерны, устойчивость группировок и дружба.

Половая сегрегация (и конфронтация полов) наряду с конвергенцией (и сотрудничеством) в деловом мире взрослых проявляется, несмотря на политику равных возможностей.

Признаками неблагоприятных гендерных отношений в организациях являются конкуренция за рабочие места и руководящие должности, использование мани-пулятивных инграциационных стратегий, чтобы повлиять на представителей другого пола, восприятие женщин как чужаков, препятствия карьерному росту по гендерному признаку (в том числе лишение информации), отсутствие сочувствия успешных женщин к неуспешным, стремление женщин доказать свою сверхкомпетентность и сверхполезность организации как защитная стратегия при сравнении с мужчинами, осуждение женщины-менеджера со стороны близких и друзей, предпочтение подчиненными мужчины в роли босса, психологическая изоляция наиболее успешных женщин-менеджеров, наличие гендерных конфликтов в организациях, половая сегрегация (со стороны и мужчин и женщин) в неформальном общении на работе, фаворитизм по признаку пола и сексуальные домогательства на работе.

Более ответственны за половую сегрегацию в деловом мире мужчины, женщины же стремятся найти с ними общий язык. Однако в организациях могут складываться и благоприятные гендерные отношения.

В однополой дружбе при стремлении обоих полов к интимности и теплоте мужчины используют описательное самораскрытие, а женщины — эмоциональное.

Уже в младшем школьном возрасте складываются две различные сексуальные субкультуры, принадлежащие разным полам, и этот процесс продолжается до юношеского возраста. Различие сексуальных установок может вести к конфликтам в межгендерных отношениях.

Специфика мужской и женской субкультур сохраняется и во взрослости. Это проявляется в различии: предпочитаемых и отвергаемых любовных стилей, характера эмоциональных реакций на измену, поведения после измены, сексуального поведения, установок по отношению к гомосексуализму.

Существуют некоторые общие черты у гомосексуалов обоего пола (демографические и психиатрические), но есть и специфические. У них наблюдаются психологические и психиатрические отклонения, которые обычно свойственны другому полу: у гомосексуалов — депрессия и тревога, а у лесбиянок — алкогольная или наркотическая зависимость.

Выделяют три типа гомогендерных сексуальных отношений: подобие с гетеросексуальной моделью, возрастная модель и равенство возраста и социального положения.

На отношения между супругами влияют несколько факторов: тип брака, связь сексуальных отношений с иерархической структурой общества, тотфакт, работает ли жена или занимается домашним хозяйством, кто лидер в семье и культура, в которой складываются представления о гендерных супружеских ролях.

Гендерные роли матери и отца по отношению к детям отличаются по следующим параметрам: разделению видов ответственности за детей, стилям родительского поведения, демонстрации гендерно-типичных черт своего пола, различию или сходству поведения по отношению к сыну и дочери и желанию усиливать половую сегрегацию или конвергенцию по отношению к детям. Они влияют на гендерные взаимоотношения между родителями и детьми и между супругами.

Половые различия поведения в конфликтной ситуации проявляются во влиянии гендерных стереотипов на восприятие участника конфликта — представителя другого пола, в существовании конфликтогенных личностных черт у мужчин и женщин, в предпочитаемых способах разрешения конфликта, в использовании разных речевых паттернов на переговорах, которые могут вести к взаимному непониманию обоих полов.

В девиантном поведении мужчин и женщин имеются сходные черты, проявляющиеся в мотивации употребления наркотиков после эмоциональных дистрессов, пережитых в детстве, факторах, провоцирующих употребление наркотиков, картине девиантного поведения людей, совершивших акты насилия, и в возложении основной вины и ответственности за преступление на мужчину — как в роли преступника, так и в роли провоцирующей жертвы. Однако есть и отличия, касающиеся памяти об эпизоде насилия, отношения свидетелей к преступнице и большей склонности к насилию по отношению к другим — у мужчин и к себе — у женщин (убийства и самоубийства соответственно).

28