Образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «МОРДОВСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.П.ОГАРЕВА"

Институт дополнительного образования

Отделение психологии и социальной работы

Кафедра управления системой образования

УТВЕРЖДАЮ

декан ФПКП

к. фил. н. Н. В. Жадунова

" «2012 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

Автор дипломной работы Э. Н. Якутина

Обозначение дипломной работы ДР-2 069 964−30 301−62−12

Специальность 30 301 психология

Руководитель работы

канд. психол. наук, доц. О. О. Полякова

Нормоконтролер Е. В. Кирдяшова

Рецензент

канд. филос. наук, доц. О. В. Мизонова

Саранск

2012

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «МОРДОВСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.П.ОГАРЕВА"

Институт дополнительного образования

Отделение психологии и социальной работы

Кафедра управления системой образования

УТВЕРЖДАЮ

декан ФПКП

к. фил. н. Н. В. Жадунова

" «2012 г.

ЗАДАНИЕ НА ДИПЛОМНУЮ РАБОТУ

Студент Э. Н. Якутина

1 Тема Образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

Утверждена по МордГу № 3873-с от 26.04.2012 г.

2 Срок представления работы к защите ________________

3 Исходные данные для дипломной работы: психолого-педагогическая и психологическая литература, монографии по психологии, сборники научных статей, научные журналы, результаты эмпирического исследования

4 Содержание дипломной работы

4.1 Теоретические аспекты изучения гендерных особенностей мужчин и женщин

4.2 Эмпирическое исследование образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

5 Приложение А

Руководитель работы ______________________ О. О. Полякова

16 стр., 7876 слов

Технологии социальной работы с женщинами

... шансы найти новую работу взамен утраченной весьма невелики. Уровень образованности работающих женщин выше, чем мужчин. Среди всех занятых, имеющих высшее образование, женщины составляют 52,8 ... уровнем младенческой и детской смертности, уничтожением как детского, так и взрослого населения во время войн, эпидемий и периодического голода, а также ...

Задание принял к исполнению _______________

Реферат

Дипломная работа содержит 58 страниц, 5 таблиц, 4 рисунка, 54 использованных источника, 1 приложение.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и приложения.

андрогинность, гендер, гендерный тип, женщина, женственный, личностные качества, маскулинность, методика С. Бем, мужчина, мужественный, образ, представление, феминность.

Объект дипломной работы — психологические особенности взрослых мужчин и женщин.

Цель работы — изучение особенностей образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

Методы исследования: библиографический анализ, опрос, психодиагностические методы, методы статистического и математического анализа данных.

Степень внедрения: частичная.

Область применения: в процессе психологической работы с населением, в частности с семьей.

Эффективность: повышение качества психологической помощи населению, в частности семье.

Содержание

Введение

1. Теоретические аспекты изучения гендерных особенностей мужчин и женщин

1.1 Сущность понятия «гендер»

1.2 Гендерные теории

1.3 Изучение гендерных различий в психологии

1.4 Гендерная идентичность в современных психологических исследованиях

2. Эмпирическое исследование образа идеального мужчины у мужчин и женщин

2.1 Процедура и методики эмпирического исследования

2.2 Образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

2.3 Особенности гендерной идентичности испытуемых

2.4 Образ идеального мужчины у респондентов с разной гендерной идентичностью

2.5. Образ мужа у респондентов с разной гендерной идентичностью

Заключение

Список использованных источников

Приложение, А (обязательное) Методика определения маскулинности-феминности С. Бем

Введение

Половая принадлежность — это первая категория, в которой человек осмысливает свое собственное Я. В любом обществе от разнополых детей ожидают разного поведения и, по-разному обращаются с ними, в соответствии с этим в любом обществе мужчины и женщины имеют разные стратегии гендерного поведения. С момента рождения на основе особенностей гениталий ребенку приписывается акушерский или паспортный пол. Указанный пол сигнализирует, в духе какой половой роли, мужской или женской, ребенок должен воспитываться. Гендерная социализация ребенка начинается буквально с момента рождения, когда родители и другие взрослые, определив паспортный пол младенца, начинают обучать его гендерной роли мальчика или девочки [17, 28].

4 стр., 1986 слов

Артемьева О.В. Человек=мужчина+женщина

... АРТЕМЬЕВА О. В. ЧЕЛОВЕК = МУЖЧИНА + ЖЕНЩИНА// ЭТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ – 91. М., 1992. С. ... является конвенциональность суждений. Именно такой образ моральности в психологических теориях отождествляется с образом женщин. Преодоление второй ступени связано с ... человеческой духовной зрелости, уточненные пониманием жен­ского морального образа. Причину трудностей в установлении направленности и кри­териев ...

Современное гуманитарное знание различает понятия пол и гендер (gender).

Традиционно первое из них использовалось для обозначения тех анатомо-физиологических особенностей людей, на основе которых человеческие существа определяются как мужчины или женщины. Пол (т. е. биологические особенности) человека считался фундаментом и первопричиной психологических и социальных различий между женщинами и мужчинами. По мере развития научных исследований стало ясно, что с биологической точки зрения между мужчинами и женщинами гораздо больше сходства, чем различий. Многие исследователи даже считают, что единственное четкое и значимое биологическое различие между женщинами и мужчинами заключается в их роли в воспроизводстве потомства. Сегодня очевидно, что такие казалось бы «типичные» различия полов, как, например, высокий рост, больший вес, мускульная масса и физическая сила мужчин весьма непостоянны и гораздо меньше связаны с полом, чем было принято думать. Например, женщины из Северо-Западной Европы в целом выше ростом, чем мужчины из Юго-Восточной Азии. На рост и вес тела, а также на физическую силу существенно влияют питание и образ жизни, которые, в свою очередь, находятся под влиянием общественных взглядов на то, кому — мужчинам или женщинам — необходимо давать больше еды, кому нужнее калорийная пища, какие спортивные занятия приемлемы для тех или других [11].

Помимо биологических отличий между людьми существуют разделение их социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении и эмоциональных характеристиках. Антропологи, этнографы и историки давно установили относительность представлений о «типично мужском» или «типично женском»: то, что в одном обществе считается мужским занятием (поведением, чертой характера), в другом может определяться как женское. Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и мужчин и принципиальное тождество биологических характеристик людей позволяют сделать вывод о том, что биологический пол не может быть объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных обществах. Таким образом, возникло понятие гендер, означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности, профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной означает не просто обладать теми или иными анатомическими особенностями — это означает выполнять те или иные предписанные нам гендерные роли [11].

14 стр., 6813 слов

Гендер и гендерные стереотипы

... явлений можно отнести социальные стереотипы. К социальным стереотипам относятся как более частные случаи гендерные стереотипы. Выделение гендерных стереотипов опирается на понятие гендера - основного различия между полами ... . Акцент на мужском теле; 5. Образы самовлюбленных мужчин; Женщинам нравится: 1. Романтические отношения; 2. Сексуальные мужчины ; 3. Образы ухоженной девушки; 4. Сюжеты, где ...

В современной науке понятие «гендер» входит в проблемную область социологии, антропологии, психологии, а гендерные различия изучаются как в социальном, так и в психологическом аспектах.

Дифференциация понятий пол и гендер означала выход на новый теоретический уровень осмысления социальных процессов и психологических особенностей. В конце 80-х годов феминистские исследовательницы постепенно переходят от критики патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу гендерной системы. Психологи же все больше в своих исследованиях рассматривают не отличия мужчин и женщин, а гендерные различия испытуемых. В современной науке гендерный подход к анализу социальных и культурных процессов и явлений используется очень широко. В ходе гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности, черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы, чтобы выстроить традиционную гендерную асимметрию и иерархию власти [19, 5].

13 стр., 6429 слов

Гендерные исследования в лингвистике

... исследование гендера в профессиональной коммуникации. Так, в результате длительной работы немецких лингвистов по исследованию гендерной специфики профессионального общения установлено, что мужчины и женщины ... обнаруживают тенденции к разным стилям ведения полемики. Мужчины реже соглашаются ...

Таким образом, исследования гендерных особенностей в современной психологии является весьма актуальным направлением.

Объект дипломной работы — психологические особенности взрослых мужчин и женщин.

Предмет — образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

Цель работы — изучение особенностей образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

Задачи исследования:

1 Проанализировать теоретические основы изучения гендерных особенностей мужчин и женщин.

2 Изучить особенности образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

3 Изучить особенности образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин с разной гендерной идентичностью.

Гипотезы исследования состоят в следующем:

1 Существуют различия в образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

2 Существуют гендерные различия в образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

Методы исследования: теоретические (анализ научной литературы, системно-структурный анализ и обобщение); эмпирические (опрос, психодиагностика); математическая и статистическая обработка результатов исследования.

База исследования: Мордовский госуниверситет им. Н.П. Огарева.

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные теоретические и эмпирические результаты могут быть использованы психологами в психологической работе с населением, в частности, семьей.

1. Теоретические аспекты изучения гендерных особенностей мужчин и женщин

1.1 Сущность понятия «гендер»

Гендер создается (конструируется) обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его институтах (семье, политической структуре, экономике, культуре и образовании, и др.).

Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Гендерная система как таковая отражает асимметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. С определенного момента времени почти в каждом обществе, где социально предписанные характеристики имеют два гендерных типа (ярлыка), одному биологическому полу предписываются социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Не имеет значения, какие это социальные роли: они могут быть различными в разных обществах, но то, что приписывается и предписывается женщинам, оценивается как вторичное (второсортное).

18 стр., 8740 слов

Женщины и психология мужчины Женщина и мужчина — 1000 различий

... вознаграждения. Что касается социальных ролей мужчин и женщин, то для женщин более значимыми являются семейные роли, а для мужчин -профессиональные. Женская роль в семье больше связана с ... , профессор психологии в Университете Брэдли, штат Иллинойс, который специализируется на гендерных различиях, отмечает, что между полами есть настоящие психологические отличия, однако ...

Социальные нормы меняются со временем, однако гендерная асимметрия остается. Таким образом, как отмечает О. А. Воронина, гендерная система — это социально сконструированная система неравенства по полу [11].

Психологи предпочитают использовать понятие «гендер», а не пол, подчеркивая тем самым, что многие различия между мужчинами и женщинами создаются культурой, тогда как слово «пол» подразумевает, что все различия являются прямым биологического пола. Известная американская исследовательница Шон Берн так определяет понятие «гендер»: «Социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям «мужчина», «женщина» [8, 21].

Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет сознание людей. Конструирование гендерного сознания индивидов происходит посредством распространения и поддержания социальных и культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых общество наказывает людей (например, ярлыки «мужеподобная женщина» или «мужик, а ведет себя как баба» весьма болезненно переживаются людьми и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических расстройств).

С момента своего рождения человек становится объектом воздействия гендерной системы — в традиционных обществах совершаются символические родильные обряды, различающиеся в зависимости от того, какого пола родился ребенок; цвет одежды, колясок, набор игрушек новорожденного во многих обществах также определены его полом. Проведенные исследования показывают, что новорожденных мальчиков больше кормят, зато с девочками больше разговаривают. В процессе воспитания семья (в лице родителей и родственников), система образования (в лице воспитательниц детских учреждений и учителей), культура в целом (через книги и средства массовой информации) внедряют в сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила поведения и создают представления о том, кто есть «настоящий мужчина» и какой должна быть «настоящая женщина». Впоследствии эти гендерные нормы поддерживаются с помощью различных социальных (например, право) и культурных механизмов, например, стереотипы в СМИ. Воплощая в своих действиях ожидания, связанные с их гендерным статусом, индивиды на микроуровне поддерживают (конструируют) гендерные различия и, одновременно, построенные на их основе системы господства и властвования [11].

14 стр., 6668 слов

Предмет и структура гендерной психологии. Направления и задачи развития гендерной психологии.

... социального научения и половой типизации); осознание, понимание половой социальной роли (теория когнитивного развития), социальные ожидания (новая психология пола); гендерные схемы (теория гендерной схемы). В ... , предлагающих при обсуждении поведения человека учитывать биологические различия между полами. Гендер — социально-психологическая характеристика личности, пол с социальной точки зрения. ...

1.2 Гендерные теории

гендер муж идеальный идентичность

Существует несколько направлений разработки гендерного подхода (гендерной теории).

К основным теориям гендера, принятым сегодня в социальных и гуманитарных науках, относятся теория социального конструирования гендера, понимание гендера как стратификационной категории и интерпретация гендера как культурного символа. Помимо этого, весьма популярным в отечественных работах остается псевдогендерный подход. Псевдогендерными исследованиями я называю те, где это понятие используется как якобы синоним слова пол или как синоним социополовой роли. Такая ситуация складывается в том случае, когда авторы/исследователи осознанно или неосознанно стоят на биодетерминистских позициях, т. е. считают, что биология человека совершенно четко определяет мужские и женские социальные роли, психологические характеристики, сферы занятий и прочее, а слово гендер используют как «более современное». Содержательно ситуация не меняется даже тогда, когда пол как биологический факт и гендер как социальная конструкция авторами все же различаются, но наличие двух противоположных «гендеров» (мужского и женского) принимается как отражение двух биологически разных полов. Типичным примером социополового, а не гендерного подхода является традиционный вопрос социологов, адресованный только женщинам: «Хотели бы Вы сидеть дома, если бы имели такую материальную возможность?» или пресловутые опросы на тему «Может ли женщина быть политиком?» Такого рода социологам просто невдомек, что результаты их исследований уже предрешены самой методологией. Псевдогендерными исследованиями являются также и популярные исследования по социологии труда, в которых описание «мужских и женских» профессий или рабочих мест не сопровождается анализом причин и смысла этой дифференциации. С позиций социополового подхода невозможно объяснить, почему подавляющую часть врачей, судей или банковских служащих в СССР составляли женщины, а в Европе и США это были в подавляющей массе мужчины. Ситуация проясняется только тогда, когда с позиций гендерной теории исследователь анализирует, каковы престижность той или иной профессии в обществе и размер оплаты труда. Очевидно, что женщин среди врачей в СССР больше было не потому, что они «от природы более милосердны и склонны к самоотверженности» (как сказали бы биодетерминисты), и не потому, что такова социальная роль представительниц их пола (как сказали бы приверженцы социополовой теории), а потому, что эта работа была низкооплачиваемой (по сравнению, например, с работой в военно-промышленном комплексе) и в целом малопрестижной (например, рабочие имели гораздо больше социальных льгот, чем врачи) [18].

Теория социального конструирования гендера основана на двух постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами — на уровне их сознания (т. е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере поведения и т. д.).

Эта теория активно использует понятия гендерной идентичности, гендерной идеологии, гендерной дифференциации и гендерной роли [3, 8].

Гендерная идентичность означает, что человек принимает определения мужественности и женственности, существующие в рамках своей культуры. Гендерная идеология — это система идей, посредством которых гендерные различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том числе с точки зрения «естественных» различий или сверхъестественных убеждений. Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются социальным значением и употребляются как средства социальной классификации [3, 8].

Гендерная роль — дифференциация деятельности, статусов, прав и обязанностей индивидов в зависимости от их половой принадлежности. Гендерные роли — вид ролей социальных, они нормативны, выражают определенные социальные ожидания, проявляются в поведении. На уровне культуры они существуют в контексте определенной системы половой символики и стереотипов маскулинности и феминности. Гендерные роли всегда связаны с определенной нормативной системой, которую личность усваивает и преломляет в своем сознании [20].

Гендерная ориентация — это представления человека о том, насколько его качества соответствуют ожиданиям и требованиям мужской и женской роли. В полоролевых предпочтениях отражается желаемая половая идентичность и желаемые формы ее проявления [20].

В подростковом возрасте гормональные сдвиги вызывают изменения в строении тела и новые переживания, связанные с гендерной идентичностью. Неравномерность физического, гормонального и психосоциального развития побуждает подростка заново осмысливать и оценивать свою гендерную идентичность во всех ее соматических, психических и поведенческих проявлениях. В подростковом возрасте конкретизируются и закрепляются представления о содержании и исполнении гендерных ролей [20].

Гендерная роль понимается как выполнение определенных социальных предписаний — то есть соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и прочего. Когда социальное производство гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства [3, 9].

Понимание гендера как культурного символа связано с тем, что пол человека имеет не только социальную, но и культурно-символическую интерпретацию. Иными словами, биологическая половая дифференциация представлена и закреплена в культуре через символику мужского или женского начала. Это выражается в том, что многие не связанные с полом понятия и явления (природа, культура, стихии, цвета, божественный или потусторонний мир, добро, зло и многое другое) ассоциируются с «мужским/маскулинным» или «женским/фемининным» началом. Таким образом, возникает символический смысл «женского» и «мужского», причем «мужское» отождествляется с богом, творчеством, светом, силой, активностью, рациональностью и т. д. (и, соответственно, бог, творчество, сила и прочее символизируют маскулинность, мужское начало).

«Женское» ассоциируется с противоположными понятиями и явлениями — природой, тьмой, пустотой, подчинением, слабостью, беспомощностью, хаосом, пассивностью и т. д., которые, в свою очередь, символизируют фемининность, женское начало. Классификация мира по признаку мужское/женское и половой символизм культуры отражают и поддерживают существующую гендерную иерархию общества в широком смысле слова [12, 18].

Таким образом, понятие гендер обозначает, сложный социокультурный процесс формирования (конструирования) обществом различий в мужских и женских ролях, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, и сам результат — социальный конструкт гендера. Важными элементами создания гендерных различий являются противопоставление «мужского» и «женского» и подчинение женского начала мужскому началу.

Современная гендерная теория не пытается оспорить существование тех или иных биологических, социальных, психологических различий между конкретными женщинами и мужчинами. Она просто утверждает, что сам по себе факт различий не так важен, как важна их социокультурная оценка и интерпретация, а также построение властной системы на основе этих различий. Гендерный подход основан на идее о том, что важны не биологические или физические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое придает общество этим различиям. Основой гендерных исследований является не просто описание разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин, но анализ власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения.

1.3 Изучение гендерных различий в психологии

Существует несколько теорий, описывающих и объясняющих процесс усвоения гендерной роли и наличие гендерных различий.

Традиционная психоаналитическая концепция, начиная с 3. Фрейда, опирается на ведущую роль в половой дифференциации биологических факторов. Основным психологическим механизмом усвоения половой роли является процесс идентификации ребенка с родителями. В развитии личности основное внимание уделялось формированию обусловленных полом моделей поведения, связанных с сексуальной сферой. Для объяснения процесса идентификации использовались понятия «Эдипов комплекс» (у мальчиков) и «комплекс Электры» (у девочек) [36].

Идентификационная теория половой социализации является, по существу, теорией саморазвития, так как, в психоаналитической теории, опыт личности в семье, определяется различиями во врожденных биологических потребностях. Под влиянием этого опыта у детей формируются полоспецифические черты. Эти черты закрепляются по мере взросления. Поэтому социализация как процесс не является главным фактором формирования психологического пола. Согласно представлениям психоанализа -- формирование гендерных составляющих смысловой сферы личности детерминировано, по большей части, биологически и ранними этапами семейного воспитания [36].

Традиционный психоанализ исходит из того, что мужские и женские модели поведения диаметрально противоположны. Для типично мужского поведения характерными являются активность, решительность, агрессивность, соревновательность и направленность на сферу достижений, способность к творческой деятельности. Для типично женского поведения характерны: пассивность, нерешительность, зависимость, конформность, отсутствие логического мышления, отсутствие устремлений к достижениям, высокая эмоциональность. Фрейд считал, что личность тогда развивается гармонично и полноценно, когда она следует вышеописанным моделям [17, 54].

С неофрейдизма основные положения традиционной психоаналитической теории подверглись теоретической и экспериментальной проверке. Например, было доказано, что следование традиционным моделям поведения не является гарантией психологического благополучия ни для мужчин, ни для женщин. По данным Б. Маккоби и К. Джеклин, высокая фемининность у женщин часто коррелирует с повышенной тревожностью и пониженным самоуважением. Высокофеминные женщины и высокомаскулинные мужчины хуже справляются с деятельностью, не совпадающей с традиционными нормами половой дифференциации. Дети, чье поведение больше соответствует требованиям их половой роли, часто отличаются более низким интеллектом и меньшими творческими способностями. Критикуя фрейдистов за идеализацию традиционных половых ролей, в частности, за положение о трагичности развивающейся личности при отклонениях в ее формировании от стандартов маскулинности и феминности, Дж. Стоккард и М. Джонсон утверждали, что воспитание девочки, основанное на традиционном понимании женственности, может сделать ее плохой матерью -беспомощной, пассивной и зависимой [36].

Теория социального научения, источником которой является бихевиоризм, утверждает, что поведение человека в значительной мере формируется позитивными или негативными подкреплениями из внешней среды. Представители теории считают, что в развитии гендерного поведения все зависит от родительских моделей, которым ребенок старается подражать, и от подкреплений, которые дают поведению ребенка родители [17, 55].

«Теория половой типизации» основана в рамках бихевиоризма. Основной принцип научения полоролевому поведению, рассматривается как дифференциация половых ролей посредством наблюдения, вознаграждения, наказания, путем прямого и косвенного обусловливания. При помощи выбора имени, различий в одежде и игрушках родители стараются четко указывать на пол ребенка как ему самому, так и окружающим. Ряд экспериментальных исследований показывает, что с момента рождения ребенка родители ведут себя с детьми по-разному в зависимости от их пола. Различия в поведении матери с мальчиком и девочкой установлены уже на первых неделях жизни ребенка. В течение первых месяцев матери чаще находятся в физическом контакте с мальчиками, но с девочками они чаще разговаривают. Примерно после шестого месяца ситуация в плане физического контакта меняется: с девочками он становится более тесным, чем с мальчиками. Предполагается, что ослабление физического контакта с мальчиками будет способствовать приобретению ими большей самостоятельности [36].

Теория социального научения подчеркивает влияние микросреды и социальных норм на внешнее полоролевое поведение ребенка. В данной ситуации ребенок рассматривается скорее как объект, чем как субъект социализации [22].

Согласно теории когнитивного развития представление ребенка о половых ролях возникает в результате активного структурирования ребенком собственного опыта и не является пассивным продуктом социального упражнения. Положительные и отрицательные подкрепления взрослого и идентификация с ним играют основную формирующую роль в половой социализации ребенка, но наиболее значимой в нем является познавательная информация, получаемая ребенком от взрослого, и понимание им своей половой принадлежности [18].

На начальных этапах гендерного становления сторонниками такой концепции выделяются три процесса: 1 — ребенок узнает, что существуют два пола; 2 — ребенок включает себя в одну из двух категорий; 3 — на основе самоопределения ребенок руководит своим поведением, выбирая и предпочитая те или иные формы [18].

По мнению Л. Колберга подкрепления и идентификация начинают оказывать существенное влияние на формирование психического пола только после того, когда половая типизация уже произошла. Представители теории когнитивного развития считают, что полоролевые стереотипы оказывают большое влияние на процесс усвоения гендерной роли. Полоролевые стереотипы функционируют как схемы, посредством которых организуется и структурируется соответствующая информация. Благодаря способности детей группировать и перерабатьгоать информацию, и осуществляется половая типизация. В данном контексте полоролевая стереотипизация рассматривается как позитивньш процесс, способствующий обретению гендерной идентичности [18].

Основными организующими факторами приобретения половой роли в рамках теории когнитивного развития являются когнитивные структуры сознания ребенка. В качестве мотивационного компонента процесса полового самоопределения ребенка выделяется потребность сохранить устойчивый и позитивный Я-образ и адаптироваться к окружающей действительности. Эта теория внесла существенный вклад в разработку проблемы гендерной идентичности и гендерного сознания [18].

Схема Э. Эриксона, описывает развитие мужской идентичности как формирование отношения к миру и женскую идентичность как пробуждение в близости с другим человеком. На пятой ступени данной схемы — в юношеском возрасте -- стоит задача формирования чувства самости, в подтверждении идентичности, которая сохраняет последовательность процесса достижения половой зрелости. Этой стадии предшествуют 4 кризиса, последовательное прохождение которых даёт возможность в юности проявить себя автономным, инициативным субъектом, проявив, таким образом, результат формирования идентичности. Все это относится к мальчику. Для девочки последовательность несколько иная. Её идентичность, по мнению Э. Эриксона, является неопределённой, так как ее задача в привлечении внимания мужчины, под именем которого она будет известна, положением которого она будет определяться. А для мужчины идентичность предшествует близости и репродуктивности [3, 54].

Таким образом, психоаналитическая теория акцентирует значение биологических факторов и опыта раннего детства для последующего полоролевого поведения индивида, обращает особое внимание на идентификацию ребенка с родителем своего пола. Теория социального научения подчеркивает влияние микросреды и социальных норм на внешнее полоролевое поведение, делает акцент на типичном для пола поведении. Теория когнитивного развития описывает процесс усвоения половой идентичности с точки зрения ребенка, в ней подчеркивается активный и творческий характер мышления ребенка.

Вместе с тем отдельные положения переходят из одной теории в другую. Так, многие представители необихевиоризма признают, что когнитивные процессы вклиниваются между стимулом и реакцией, что индивиды способны обобщать специфические случаи. Теория когнитивного развития, определяя решающую роль когнитивных процессов в половой социализации, признает, что при формировании психологического пола имеют место, как подкрепление, так и моделирование, хотя они вторичны по отношению к когнитивным процессам. Одни социальные бихевиористы считают, что подкрепления, поддерживающие гендерное поведение детей, социальны, другие разделяют взгляд психоаналитиков о значении опыта раннего детства и идентификации ребенка с родителем того же пола в формировании полоролевого поведения [36].

В 70-е годы сформировалась новая психология пола. Представители этой теории считают, что основное значение в формировании гендерной идентичности имеют социальные ожидания общества.

Представители зарубежной гендерной психологии Джин Миллер (1976), Кэрролл Гилиган (1982), Нэнси Ходороу (1989) и другие, сосредоточили свое внимание на изучении жизненного опыта женщин. В дополнение к опыту, обусловленному биологическими причинами, существует и культурная уникальность женского опыта как последствия исполнения гендерных ролей [36].

Ненси Ходороу (Chodorow N.) в своих исследованиях рассматривала воспроизводство общих универсальных различий внутри каждого поколения, характеризующих особенности мужской и женской индивидуальности, но связывала эти различия не с анатомическими детерминантами, а с особой ответственностью женщин за заботу о ребенке. Поскольку социальная среда для мальчиков и девочек отлична и воспринимается ими по-разному, то гендерные различия возникают и в личностном развитии. Как следствие, в любом обществе женщина самоопределяется в контексте её отношений и связей с другими людьми больше, чем мужчина [36].

Н. Ходороу рассматривает гендерную идентичность как ядро формирования личности, которая практически полностью формируется к трём годам, независимо от пола ребёнка (Chodorow N., 1974).

Человеком, который заботится о ребёнке первые три года жизни, обычно является женщина, но для мальчиков и девочек внутриличностная динамика формирования гендерной идентичности имеет свои отличия. Для мальчиков отделение от матери является существенным в усвоении маскулинности, и детерминирует обособление и индивидуализацию как элементы связанные с формированием половой идентичности. Для девочек усвоение феминной идентичности не включает процессов обособления. Отсюда, Н. Ходороу делает вывод о зависимости обособления и индивидуализации личности от наличия или отсутствия необходимост разрыва диады «мать -дитя». Таким образом, маскулинность определяется через обособление, а фе-минность — через единение, в следствии этого у мужчин обычно возникают трудности во взаимоотношениях, а у женщин в индивидуализации [36].

Дж. Мид и Ж. Пиаже рассматривали игры детей, как первичную основу социального развития. Изучая организацию и структуру игровой активности детей 10 и 11 лет, авторы установили, что мальчики чаще, чем девочки, играют самостоятельно и в больших смешанных по возрасту группах, они чаще выбирают соревновательные игры. Мальчиков увлекает разработка правил и создание справедливых процедур разрешения конфликтов, в отличии от девочек. Мальчишеские игры больше стимулируют проявления независимости, организационных навыков. В контролируемых соревновательных играх, они учатся соперничать, состязаться соблюдая правила. Игры девочек обычно происходят в небольших, более близких группах. Их игры копируют социальные модели человеческих отношений, и более корпоративны. Следовательно, способствует развитию эмпатии, чуткости, необходимых для принятия роли «конкретного другого», но в меньшей мере ориентированы на усвоение роли «обобщённого другого», на абстракцию человеческих отношений. Таким образом, к половой зрелости формируются различия внутриличностных ориентации и различия социального опыта [36].

Дж. Стоккард и М. Джонсон, опираясь на основные положения теории новой психологии пола, выдвинули утверждение о том, что биологический пол (то есть хромосомный и гормональный), может лишь помочь определить будущее поведение человека. Определяющую роль несет психологический пол, усвоенный социально, прижизненно, на формирование которого оказывают влияние классовые, этические, расовые, религиозные и другие вариации гендерных ролей и социальных ожиданий. Детерминантами гендерных параметров служат социальные ожидания, роли и конвенциональные требования половой адекватности поведения. Социальные требования, которым должно удовлетворять поведение индивида, функционируют как «самоосуществляющиеся пророчества», они столь жестко задают схему гендерных реакций, что остаются значимыми даже в тех случаях, когда индивид находится наедине с самим собой или оказывается в ситуации, где половая принадлежность личности не существенна. Иными словами, «ключ к социальному процессу конструирования пола — это текущие социальныеинтеракции, что же касается психологических черт личности, приобретенных ею в ходе длительной половой социализации, то их роль, второстепенна» [18].

Возникновению «Новой психологии пола» способствовали три фундаментальных исследования, выводы которых опровергают основные положения традиционных теорий, это работы Е. Маккоби и К. Джеклин, посвященные анализу психологии половых различий, исследования Дж. Мани и А. Эрхарда, показавших значение эффекта социализации, концепция андрогинии С. Бем, показавшей несостоятельность противопоставления традиционной психологией маскулинности и феминности [18].

Б. Маккоби и К. Джеклин пришли к выводу, что, по существу, нет фундаментальных врожденных различий в психологических особенностях мужчин и женщин во многих областях, где раньше эти различия признавались. Немногочисленные различия, которые имеются у маленьких детей, явно недостаточны, чтобы обосновать традиционное неравенство половых социальных ролей, существующее в обществе [18].

С. Бем предложила концепцию психологической андрогинии, внесшей существенные коррективы в представления о маскулинности и феминности. Андрогиния — понятие, обозначающее людей, успешно сочетающих в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества. Это позволяет людям менее жестко придерживаться полоролевых норм, свободнее переходить от традиционно женских занятий к мужским. Маскулинность/феминность — нормативные представления о соматических, психологических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Обыденное сознание склонно абсолютизировать психофизиологические и социальные различия полов, отождествляя маскулинность с активно-творческим, а феминность — с пассивно-репродуктивным началом [18].

Долгое время маскулинные и феминные черты считались строго дихотомическими, взаимоисключающими, а всякое отступление от норматива воспринималось как патология или шаг в направлении к ней. Такие представления о маскулинности и фемининности полярно противопоставляют мужчин и женщин: мужчины доминантны, независимы, компетентны, самоуверенны, агрессивны и склонны рассуждать логически; женщины покорны, зависимы, эмоциональны, конформны, и нежны. Существенной чертой этой модели является ее иерархичность, альтернативные функции дополняют друг друга «по вертикали», так что женщине отводится подчиненная роль [18].

По мере того, как распределение труда по признаку пола в качестве главного принципа организации общества утрачивало свою жесткость, строгий нормативизм уступил место идее континуума маскулинно-фемининных свойств. Предполагалось, что мужчина может быть сильным и энергичным, не будучи при этом непременно грубым и агрессивным, а женская нежность не обязательно пассивна [16]. На этой основе в 30−60-х годах психологи сконструировали несколько специальных шкал для измерения маскулинности-фемининности (М-Ф) умственных способностей, эмоций, интересов (например, шкала М-Ф опросника MMPI, шкала маскулинности Гилфорда и др.).

Все эти шкалы предполагали, что в пределах некоторой нормы индивиды могут различаться по степени М и Ф, но сами свойства М-Ф представлялись альтернативными, взаимоисключающими: высокая маскулинность должна коррелировать с низкой фемининностью, и обратно, причем для мужчины нормативна, высокая маскулинность, а для женщины — феминность [22].

В 1974 г. Сандра Бем в рамках концепции андрогинии предложила тест маскулинности-фемининности, который отличался от всех предшествующих тестов тем, что был построен на представлении о маскулинности и феминности как независимых, ортогональных измерениях личности Ее тест разделял мужчин и женщин на четыре группы. [36].

К первой группе относятся маскулинные индивиды с выраженными традиционно мужскими качествами, такими, как честолюбие, решительность и др. Ко второй группе относятся фемининные индивиды с выраженными традиционно женскими качествами, такими, как мягкость, эмоциональность и др. Третью группу составляют андрогины — люди, сочетающие в себе как традиционно женские, так и мужские черты. Четвертая группа представлена людьми, не обладающими выраженными ни маскулинными, ни фемининными чертами [36].

Андрогиния является значимой психологической характеристикой личности, определяющей гибкость и адаптивность поведения, способность менять свое поведение в зависимости от ситуации, она помогает формированию устойчивости к стрессам, способствует достижению успехов в различных сферах жизнедеятельности. Андрогиния может пониматься как эмансипация обоих полов, а не как борьба женщин за равенство в маскулинно ориентированном обществе [36].

Гейл Рубин представительница американской феминисткой теории, антрополог, в своей статье «Торговля женщинами» («Traffic in Women», 1974) вводит термин «гендерная система» или система гендерных отношений. По ее определению, гендерная система — это «набор механизмов, с помощью которых общество преобразует биологическую сексуальность в продукты человеческой деятельности». Изучение гендерных систем отражает социальную организацию отношений между полами в обществе. Ивонн Хирдман (Y. Hirdman), шведская исследовательница, рассматривает гендерную систему как систему отношений мужчин и женщин, включающую их представления, неформальные и формальные правила и нормы, определенные в соответствии с местом, целями и положением полов в обществе. Хирдман описывает гендерную систему как совокупность гендерных контрактов [18].

Гендерная система усваивается личностью и является относительно устойчивой, она воспроизводится механизмами социализации и нормативными системами общества. Для капиталистического общества начала XX века социальная сфера была по большей части сферой мужской активности, женской -- являлась частная сфера. Рьшочные ценности определяли доминанту — мужской сферы, тогда как приватная -- женская, воспринималась как вторичная, обслуживающая. Таким образом, складывалась иерархия ролей гендерной системы, названная в феминистской теории — патриархальной [18].

В постиндустриальном обществе гендерная система значительно изменилась, под воздействием гуманизации общества, повышения значимости самореализации личности. Постепенно приходит выравнивание прав и возможностей мужчин и женщин как в публичной сфере (политика, образование, профессиональная деятельность, культурная жизнь), так и в сфере приватной (ведение домашнего хозяйства, воспитание детей, сексуальность и пр.).

Гендерная система отражает социальные процессы формирования и поддержания представлений о надлежащей и отклоняющейся мужественности и женственности, нормы построения межполовых отношений [35].

В теории социальных ролей А. Игли рассмотрена тенденция относить человека к различным группам по гендерному аспекту, которая наблюдается в каждой культуре, основанием для этого является гендерное разделение труда и культурные нормы, составляющие гендерную систему общества. Согласно исследованиям А. Игли (Eagly A., 1987) гендерные стереотипы обусловлены различиями социальных ролей, которые формируют нормативы полоролевого поведения [22].

Исследователи Дж. Вильяме (John Williams) и Д. Бест (Deborah Best) обосновали предположение, о возникновении гендерных стереотипов из древних времен от разделения труда (1990).

Такое разделение труда, по мнению авторов, продолжает существовать в виде мужских стереотипов действия, и женских стереотипов взаимодействия. Они провели кросс-культурное исследование восприятия мужчинами и женщинами гендерных характеристик. Результаты показали, что мужчины характеризуются как активные, смелые, властные, независимые, агрессивные, доминирующие, грубые и прогрессивные. Женщины -зависимые, кроткие, чувствительные, нежные, слабые, эмоциональные и суеверные. В то же время были и исключения, так в Малайзии прилагательные «напористый» и «шутливый» ассоциируется с женщинами. Кроме того, установлено, что страны значительно различаются по предпочтительности, ассоциируемой с мужскими и женскими стереотипами. В Австралии, Бразилии, Перу и Италии мужские стереотипы были довольно неблагоприятными, в то время как в Японии, Нигерии, Южной Африке и Малайзии они были скорее благоприятными [18].

С целью объяснить полученные различия исследователи проанализировали различные показатели социального развития. Единственным значимым фактором оказалось вероисповедание и зависимость от включенности в традиции поклонения божествам женского пола или наличия женского участия в религиозных церемониях. В целом, результаты указывали на панкультурное сходство гендерных систем, детерминированное издревле сложившейся системой разделения труда, где женщинам отводится домашний труд, а мужчинам работа за пределами дома. Изменение этой системы ведет к гендерному сглаживанию. В странах с более развитой экономикой женщины больше вовлечены во внешнюю социальную сферу [18].

В исследовании С. Оскамп (Oskamp, 1991) прослежены тенденции в ген-дерно-ролевых установках, на протяжении пятидесяти лет с 1937 по 1987 гг. За эти годы автор проследил динамику гендерных стереотипов в отношении участия женщин в управленческой деятельности и в государственной власти, в пользу более позитивного отношения. Таким образом, тенденция гендерного сглаживания прослеживается в самых разных сферах жизни социума, эти изменения наблюдаются и на уровне стереотипов, и в осознании, на уровне смысловой сферы личности [48, 118].

Рассмотренные выше направления являются наиболее распространенными теориями усвоения половой роли и гендерной идентичности: психоаналитическая концепция, теория социального научения, теория когнитивного развития и новая психология пола. Новую психологию пола можно охарактеризовать в целом как прогрессивную концепцию, которая обоснованно критикует позицию биодетерминизма в усвоении половой роли и объяснении социальных различий между мужчинами и женщинами. Таким образом, обозначилось направление исследований психологических механизмов становления гендерной идентичности, его основой являются: процесс идентификации (психоаналитическая теория), социальные подкрепления (теория социального научения), осознание половой социальной роли (теория когнитивного развития) и социальные ожидания (новая психология пола).

1.4 Гендерная идентичность в современных психологических исследованиях

Идентичность (лат. identicus -- тождественный, одинаковый) -- осознание личностью своей принадлежности к той или иной социально-личностной позиции в рамках социальных ролей и эго состояний [23].

Гендерная идентичность — аспект самосознания, описывающий переживание человеком себя как представителя определенного пола [18]. Процесс формирования гендерной идентичности, как видно из определения, тесно связан с процессом самосознания. Первичная гендерная идентичность, осознание своей половой принадлежности, формируется у ребенка к полутора годам, как устойчивый элемент самосознания. С возрастом, объем и содержание гендерной идентичности изменяется. В два года ребенок знает свой пол, но не осознает его причинность. В три-четыре года дети уже осознанно различают пол окружающих людей, но часто ассоциируют ее со случайными внешними признаками, например, с одеждой, прической, и допускают принципиальную обратимость, возможность изменения пола. Таким образом, восприятие половой принадлежности изначально складывается из материализованных атрибутов и признаков, воспринимаемых как неотъемлемые составляющие пола. К семи годам формируется полноценная осознанность необратимости половой принадлежности, что порождает усиление половой дифференциации поведения и установок, то есть происходит интериоризация полового осознания. Стихийная половая сегрегация способствует усвоению и осознанию половых различий. Осознание ребенком своей гендерной идентичности предполагает и определенное отношение к ней, то есть включается в систему переживаний [22].

По мнению И. С. Кона, основные методологические позиции современной теории гендерной идентичности опираются на методологию феминистского анализа гендера как структуры общественных отношений, отношений власти, исследований субкультур и проблем, связанных с сопротивлением социальных меньшинств, а так же анализ социальных отношений, включая национальные, классовые, половые и другие идентичности [22].

В свете социально-конструкционистской парадигмы, активно развивающейся в современной социальной психологии, гендерно ориентированная тематика представлена теорией социального конструирования гендера. Эта теория основана на таких постулатах: 1) гендер конструируется социальными институтами в процессе социализации; 2) гендер конструируется самим индивидом на уровне сознания (посредством гендерной идентификации) и принятия заданных обществом норм и ролей [18].

На сегодняшний день среди различных научных направлений использующих гендерный подход нет определенного единства в понимании гендерной идентичности, но существуют общие идеи и принципы. Л. Н. Ожигова выделила основные аспекты, являющиеся общепризнанными в понимании гендера, механизмов его формирования и гендерной идентичности [15].

И. С. Клецина в работе посвященной теоретическому обоснованию психологии гендерных отношений разводит традиционный и гендерно ориентированный подход. Если традиционно психологический пол индивида рассматривается как биполярный конструкт, то в гендерно ориентированном подходе — это мультиполярыый конструкт. Согласно данной мульти-полярной модели -- характеристики идентичности формируются в процессе гендерной социализации и зависят от социо-культурного контекста. Характеристики гендерной идентичности могут изменяться под воздействием фактора времени и условий жизнедеятельности. Неизменной остается только базовая идентичность -- принадлежность к определенному полу. В свете гендерного подхода — м аскулинные и фемининные характеристики существуют как независимые конструкты, в отличии от традиционной биполярной модели, где они считаются противоположными и взаимоисключающими. Так же, гендерный подход предполагает, что традиционные представления о маскулинности и фе-мининности не являются нормативными эталонами, следовательно, отступления от них не является патологичным. Напротив, индивиды, обладающие выраженными характеристиками, строго соответствующими их полу, не обнаруживают высокий уровень адаптированности [17, 144]

Современный мир, характеризующийся большой динамичностью и изменчивостью социокультурных образцов и норм, заставляет личность переживать дополнительные трудности: то, что было принятой нормой для личности вчера, сегодня уже может быть не востребовано. Меняется социальное положение и характер деятельности мужчин и женщин. Однако изменение самих базовых установок и ценностей мужчин и женщин — это более сложный, тонкий и долговременный процесс. Современные авторы говорят о кризисе гендерной идентичности.

Кризис идентичности — утрата собственной идентичности, ощущение отсутствия последовательности в своей жизни, как будто тот человек, которым мы являемся сегодня, — это совсем не тот человек, которым мы были вчера [12, 122]. Кризис гендерной идентичности — это переживание непоследовательности изменений себя как мужчины или женщины, рассогласование внутренних ценностей (образов и идеалов маскулинности/феминности), непринятие себя или отдельных сторон своей личности как мужчины или женщины [18].

Говоря о кризисе гендерной идентичности, И. С. Клецина отмечает, что можно наблюдать этот процесс в следующих плоскостях:

-кризис образов и норм маскулинности и феминности, связанный с «размыванием» или, наоборот, с излишней стереотипизацией (кристаллизацией)

— норм в коммуникационных каналах социума (например, СМИ, образование, государственные институты);

— кризис идентичности в личности мужчин и женщин, как внутренний конфликт, сопровождающийся «потерей» ощущения целостности себя как мужчины или женщины [18].

Тенденции гендерного сглаживания и неоднозначность прогнозирования последствий этого процесса, порождают особый интерес современных исследователей. В частности, авторы говорят о кризисе гендерной идентичности. В феномене кризиса гендерной идентичности, по мнению И. Клециной, отражается ситуация, при которой модели маскулинного и фемининного поведения, репрезентируемые носителями мужской и женской идентичности, оказываются в значительной мере несоответствующими нормативным образцам истинной мужественности или женственности, распространенным в общественном сознании. Другими словами, кризис гендерной идентичности порождается ситуацией, при которой группы мужчины и женщины, осознавая свое несоответствие по основным характеристикам общепринятой и нормативно заданной модели мужественности / женственности, актуализируют эту проблему в публичном дискурсе как личностно и социально значимую [17, 146].

В итоге можно сказать, что кризис гендерной идентичности является, с одной стороны, социокультурным явлением, а с другой — индивидуальной проблемой личности. И в этом последнем случае он представляет собой проблему не отдельной личности, а состояние психологического неблагополучия, характерное для значительной части мужчин и женщин как представителей гендерных групп. Поэтому данный феномен имеет не столько психологическую, сколько социально-психологическую и социальную природу и должен анализироваться с учетом влияния различных факторов. Кризис гендерной идентичности личности всегда является вызовом эволюции человека как психосоциального существа, и если личность не воспринимает этот вызов, то возникает вероятность возникновения кризиса такой интенсивности, что он сметает личность.

Описанный выше теоретический анализ позволяет сделать вывод о том, что исследования в области психологии гендера являются очень актуальным направлением. Гендер является одной из базовых характеристик личности, обусловливающих психологическое и социальное развитие человека. Многокомпонентная структура гендера определяется четырьмя группами характеристик: биологический пол; гендерные нормы и поведение, гендерные стереотипы; гендерная идентичность.

Гендерная идентичность, наряду с другими (профессиональной, этнической и др.) является одной из сторон эго-идентичности и стремится к интеграции и целостности с ними.

Существует несколько теорий, описывающих и объясняющих процесс усвоения гендерной роли и наличие гендерных различий: Традиционный психоанализ, неофрейдизм, Теория социального научения «Теория половой типизации», теория когнитивного развития Л. Колберга, теория Э. Эриксона, зарубежная гендерная психология (Джин Милле, Кэрролл Гилиган, Нэнси Ходороу, Дж. Стоккард, М. Джонсон, С. Бем и др.)

«Новая психология пола» дала толчок более фундаментальным исследованиям, выводы которых опровергают основные положения традиционных теорий. Концепция андрогинии С. Бэм позволяет нам исследовать личность с точки зрения соотношения характеристик маскулинности и фемининности, абстрагируясь от половой дифференциации.

Гендерный подход к исследованию психологических проблем пола опирается на понимание гендерной идентичности как мультиполярного конструкта. В рамках данной концепции предполагается, что психологический пол личности кроме маскулинных и фемининных свойств включает также и другие характеристики гендерной направленности: гендерные представления, стереотипы, интересы, установки полоролевого поведения. Все эти составляющие гендерной идентичности взаимосвязаны между собой. Гендерная идентичность предстает как многоуровневая, сложноорганизованная структура, включающая основной (базовый) и периферические комплексы характеристик.

В психологии наиболее распространенными теориями усвоения половой роли и гендерной идентичности являются следующие: психоаналитическая концепция, теория социального научения, теория когнитивного развития и новая психология пола. Новую психологию пола можно охарактеризовать в целом как прогрессивную концепцию, которая обоснованно критикует позицию биодетерминизма в усвоении половой роли и объяснении социальных различий между мужчинами и женщинами. Таким образом, обозначилось направление исследований психологических механизмов становления гендерной идентичности, его основой являются: процесс идентификации (психоаналитическая теория), социальные подкрепления (теория социального научения), осознание половой социальной роли (теория когнитивного развития) и социальные ожидания (новая психология пола).

Теория гендерной системы подчеркивает влияние общества, системы сложившихся гендерных стереотипов и установок на формирование личностной социализации.

Современная наука рассматривает гендерную идентичность преимущественно в наибольшей удаленности от биологической составляющей пола, стремится не к оценке и коррекции личности, а к пониманию индивидуальной гендерной идентичности. Такое направление рассматривается как наиболее перспективное в плане изучения многообразия гендера и переживаний личностью своей гендерной идентичности в пространстве современного постоянно меняющегося мира.

Гендер проявляет себя на уровне внутреннего мира человека через потребности, переживания и определенное информационное наполнение (модели поведения).

Речь идет об определенной оперативности смысла. Образ мира динамичен в зависимости от того, как изменяется система оперативных образов. Для гендерной идентичности должна быть характерна своя система оперативных образов мира — это роль женщины и роль мужчины.

2. Эмпирическое исследование образа идеального мужчины у мужчин и женщин

2.1 Организация и методики эмпирического исследования

Исследование представлений об идеальном мужчине проводилось в феврале-марте 2012 г. Выборку эмпирического исследования составили мужчины и женщины в возрасте 25−35 лет. В нем приняло участие 80 человек, мужчины (36 человек) и женщины (44 человека).

Целью эмпирического исследования является выявление различий в представлениях об идеальном мужчине у мужчин и женщин в зависимости от гендерных особенностях испытуемых.

Задачи эмпирического исследования:

1 Изучение особенностей образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

2 Выявление типов гендерной идентичности у взрослых мужчин и женщин.

3 Изучение образа идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин с разной гендерной идентичностью.

4 Изучение образа мужа как одной из важнейших мужских социальных ролей у взрослых мужчин и женщин с разной гендерной идентичностью.

Для выявления типов гендерной идентичности был применен опросник С. Беем (Пайнс Э., Маслач К., 2000, 199).

[32, 115] Методика направлена на изучение проявлений — маскулинных и феминных характеристик личности. На основании преобладания одной из этих характеристик делается вывод о принадлежности респондента к маскулинному, феминному или андрогинному психологическому полу. К маскулинности автор относит следующие качества: умение самоутвердиться, сильная личность, напористость, аналитичность, способность руководить, готовность рисковать, доминирование, мужественность, внешняя сдержанность, способность действовать в качестве лидера, сила, смелость, сила воли, выносливость. К феминности относятся такие качествам, как уступчивость, застенчивость, склонность к проявлению чувств, нежность, женственность, сострадание, мягкость в высказываниях, стремление утешить, обаяние, инфантильность, не использование резких выражений, красота, терпимость.

Методика содержит 60 качеств, которые характеризуют особенности поведения и личности человека. Методика была модифицирована нами под цели исследования и дополнена еще двумя параметрамим: представления об идеальном мужчине и муже. В ходе индивидуального опроса испытуемые трижды заполняли бланки методики С. Бем: 1) относительно себя, 2) относительно идеального мужчины, 3) относительно идеального мужа. Дополненный вариант методики позволяет выявить особенности гендерных представлений респондентов с разными гендерными типами.

Методика предполагает оценку респондентов по двум основным критериям -- маскулинности и фемининности. По каждому критерию в методике по двадцать утверждений, представляющих из себя личностные качества, каждое из утверждений оценивается от 1 до 7 баллов. Респонденту следует указать на те качества, которые характеризуют его как человека. Затем в соответствии с ключом за каждое совпадение начисляется 1 балл, в последствие определяется показатель феминости и миаскулинности и подсчитывается основной индекс IS. Диапазон измерительных баллов по каждому критерию от 20 -- минимум до 140 -- максимум.

Обработка результатов исследования проводилась методами описательной статистики. Были обобщены первичные результаты, данные сгруппированы по их значениям, выявлены центральные тенденции распределения, применены методы расчета значимых различий, определено процентное соотношение некоторых показателей, проведен графический анализ. Достоверность полученных результатов проверялась с помощью статистического анализа: сравнение двух независимых выборок проводилось с помощью критерия Манна-Уитни, сравнение трех независимых выборок проводилось с помощью критерия Краскала-Уоллеса. Статистический анализ проводился с помощью программы Statistica.

Критерий U Манна-Уитни — статистический критерий, используемый для оценки различий между двумя независимыми выборками по уровню какого-либо признака, измеренного количественно. Позволяет выявлять различия в значении параметра между малыми выборками. Этот метод определяет, достаточно ли мала зона перекрещивающихся значений между двумя рядами (ранжированным рядом значений параметра в первой выборке и таким же во второй выборке).

Чем меньше значение критерия, тем вероятнее, что различия между значениями параметра в выборках достоверны, т. е. каждая выборка данных независимая и имеет право на содержательный анализ. [40, 49]

Критерий Н Краскала-Уоллеса является непараметрическим аналогом однофакторного дисперсионного анализа для независимых выборок, поэтому другое его название — однофакторный дисперсионный анализ Краскала-Уоллеса. Критерий позволяет проверить гипотезы о различии более двух выборок по уровню выраженности изучаемого признака. Критерий Н-Краскала-Уоллеса оценивает степень пересечения (совпадения) нескольких рядов значений измеренного признака. Чем меньше совпадений, тем больше различаются ряды, соответствующие сравниваемым выборкам. Чем больше значение критерия, тем вероятнее, что различия между значениями параметра в выборках достоверны, т. е. каждая выборка данных независимая и имеет право на содержательный анализ. [40, 56]

2.2 Образ идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин

Образ идеального мужчины — одна из составляющих общих гендерных установок личности. С помощью опросника С. Бем выявлены представления респондентов о том, какие мужские и женские качества они видят в образе идеального мужчины (таблица 1).

Для установления достоверности различий результатов, полученных в мужской и женской выборках, проведен статистический анализ с помощью критерия Манна-Уитни. Принцип критерия: чем меньше полученное значение Uэмпир табличных значений для Uтеорет при р?0,05 и уж тем более Uтеорет при р?0,01 тем достовернее существование различий в выборке, т. е. каждая выборка данных независимая и имеет право на содержательный анализ и сравнение.

Для мужской (n=36) и женской (n=44) выборок нашего исследования Uтеорет=1078 для р?0,01. Полученные эмпирические величины критерия U Манна-Уитни составляют Uэмпир =1043,5 для маскулинности и Uэмпир =1006,5 для феминности (таблица 1).

Полученные величины критерия меньше теоретического значения Uтеорет. Это позволяет говорить о достоверности различий в представлениях о маскулинности и феминности в образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин.

Таблица 1 — Представления о маскулинности и феминности в образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин (баллы)

Мужчины

n=36

Женщины

n=44

Достоверность различий, при Uтеорет=1078 для р?0,01

маскулинность

111,03

119,62

Uэмпир =1043,5

феминность

95,63

92,34

Uэмпир =1006,5

Представленные в таблице 1 результаты показывают, что сочетание маскулинности и феминности в образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин различается незначительно: различия по маскулинности составляет 8,59 балла, по феминности — 3,29 балла. Представления о мужских качествах различаются больше, нежели представления о женских. В женской выборке показатель маскулинности в образе выше, чем у мужчин, а показатель женственности — напротив, ниже. Это означает, что женщины представляет себе идеального мужчину более мужественным, чем мужчины.

Наличие статистических различий полученных данных и одновременно незначительная разница средних показателей в мужской и женской группах свидетельствует о том, что разница представлений связана скорее не с половым признаком, а каким -то другим. Рассмотрим взаимосвязь представлений об образе идеального мужчины с гендерными особенностями испытуемых.

2.3 Особенности гендерной идентичности испытуемых

Методика С. Бем позволила нам выделить шесть групп испытуемых по гендерным особенностям: маскулинной, феминной и андрогинной.

Получено следующее соотношение гендерных типов: мужчины маскулинного типа — 53,8% (19 чел.), мужчины андрогинного типа — 30,9% (12 чел.), мужчины феминного типа — 10,3% (5 чел.), женщины маскулинного типа — 20,7% (9 чел.), женщины андрогинного типа — 43,4% (19 чел.), женщины феминного типа — 35,9% (16 чел.).

Результаты исследования представлены на рисунке 1.

Только треть выборки женщин составили группу с феминной тендерной идентичностью, что говорит о том, что в женской выборке наблюдается тенденция к гендерному сближению за счет увеличения количества женщин с андрогинной гендерной идентичностью (48,4%) и маскулинной (31,7%).

Одновременно, можно говорить и о встречном процессе со стороны мужчин. Это не только значительный процент феминных мужчин (10,3%), но и высокий процент мужчин с андрогинной гендерной идентичностью (30,9%).

Однако, мы видим, что у мужчин меньше, чем у женщин выявлен андрогинный гендерный тип.

Рисунок 1 — Распределение выборки по гендерным типам

Некоторые авторы (В.А. Геодакян, А. Д. Швецова и др.) отмечают, что андрогинность с тенденцией к маскулинизации -- это норма современного женского поведения. [19] Эту тенденцию можно даже наблюдать в современной культуре, когда нормой становится освоение женщинами мужских профессий и мужских стереотипов поведения. В такой ситуации изучение представлений об идеальном мужчине является актуальным.

С целью уточнения гендерных особенностей респондентов мы изучили соотношение маскулинности и феминности в представлениях о себе («Я»).

В таблице 2 представлены результаты, полученные путем подсчета среднего арифметического значения по каждой шкале дополненного опросника С. Бем, в каждой выделенной группе в мужской и женской выборках.

Анализ средних арифметических показателей, полученных в результате применения методики С. Бем и представленных в таблице 2 и на рисунке 2, позволяют утверждать, что мужчины в большей степени продолжают ориентироваться на традиционную гендерную маскулинную установку. Среди женщин наблюдается значительное увеличение числа лиц с маскулинной и андрогинной установкой, что позволяет предполагать стремление женщин занять мужскую нишу в социуме.

Из представленной диаграммы (рисунок 2) видно, что в каждом из трех гендерных типов женская группа имеет показатели маскулинности немного выше, чем в соответствующих мужских группах. Средний показатель мужественности у маскулинных женщин (112,22 балла), что выше, чем у маскулинной мужской группы (108,78 балла).

В то же время, группы одного гендерного типа имеют очень близкие значения, что подтверждает тенденцию гендерного сближения.

Таблица 2 — Соотношение маскулинности и феминности в представлениях о себе мужчин и женщин с различной гендерной идентичностью (баллы)

Мужчины

Женщины

маскул

андрог

фемин

маскул

андрог

фемин

Я

мужественность

108,78

95,83

84,60

112,22

96,52

85,86

женственность

84,14

92,37

104,87

92,48

97,40

108,67

Рисунок 2 — Уровень мужественности у респондентов с разной гендерной идентичностью

Самый низкий показатель мужественности наблюдается в мужской феминной группе (84,60 балла), немного уступает даже феминной женской группе (85,86 балла).

2.4 Образ идеального мужчины у респондентов с разной гендерной идентичностью

Методика С. Бем позволила выделить 6 групп испытуемых, описанных выше. Рассмотрим, каким представляют себе образ идеального мужчины респонденты этих шести групп разных гендерных типов (таблица 4, рисунок 3).

Поскольку различия результатов в мужской и женской выборках статистически доказаны, был проведен статистический анализ отдельно внутри мужской и женской выборок. При статистической обработке результатов использован непараметрический критерий Н Краскала-Уоллеса. Принцип критерия: чем больше полученное значение Нэмпир табличных значений для Нтеорет при р?0,05 и уж тем более Нтеорет при р?0,01 тем достовернее существование различий в выборке, т. е. каждая выборка данных независимая и имеет право на содержательный анализ и сравнение. Для данных выборок Нтеорет=5,992 для р?0,05. Полученные эмпирические значения Нэмпир по маскулинности и феминности в мужских и женских группах больше, чем Нтеорет для р?0,05 (таблица 3), что удовлетворяет требованиям критерия. Это означает, что различия данных по мужским и женским гендерным группам достоверны и могут быть подвергнуты содержательному анализу.

Для содержательного анализа представлений взрослых мужчин и женщин об идеальном мужчине были подсчитаны среднеарифметические показатели по маскулинности и феминности в каждой из шести гендерных групп. Результаты представлены ниже в таблице 4 и на рисунке 3.

Таблица 3 — Статистический анализ данных по мужественности и женственности в образе идеального мужчины в мужских и женских гендерных группах

Нэмпир

Нтеорет

для р?0,05

Нтеорет

для р?0,01

мужские

группы

женские группы

мужественность

6,007

6,066

5,992

9,211

женственность

8,532

7,555

5,992

9,211

Таблица 4 — Представления об образе идеального мужчины в мужских и женских гендерных группах

Мужчины

Женщины

маскул

андрог

фемин

маскул

андрог

фемин

Идеал

мужчины

мужественность

114,56

110,53

108,00

119,17

120,31

119,38

женственность

90,50

94,80

101,60

90,57

95,08

91,38

Рисунок 3 — Представления об образе идеального мужчины в мужских и женских гендерных группах

Как видно по представленным таблице 4 и на рисунке 3 результатам, в образе идеального мужчины во всех группах, безусловно, преобладает мужественность. В среднем по выборке, мужественность в образе идеального мужчины преобладает над женственностью на 18,7 балла: показатель мужественности составляет 113,7 балла, женственности — 95 баллов. Это означает, что идеальный мужчина скорее всего должен обладать следующими мужскими качествами: независимый, атлетический, напористый, сильная личность, надежный, аналитичный, прямой, способный к лидерству, самодостаточный, быстрый в принятии решений, тщеславный, властный, мужественный торжественный, важный, имеющий собственную позицию, агрессивный, индивидуалист, удачливый и др. Идеальный мужчина скорее всего не должен обладать или должен обладать в незначительной степени следующими женскими качествами: застенчивый, нежный, театральный, падкий на лесть, непредсказуемый, женственный, умеющий сочувствовать, понимающий других, сострадающий, привлекательный, теплый, сердечный, мягкий и др.

Все женские группы хотят видеть мужчин маскулинного типа: во всех женских группах вне зависимости от типа гендерной идентичности выявлены самые высокие показатели мужественности в образе идеального мужчины — 120 баллов.

Готовы ориентироваться на такие ожидания только представители мужской маскулинной группы (119,17, 120,31 и 119,38 баллов).

Во всех других мужских группах показатели мужественности в образе идеального мужчины ниже: 107 баллов в андрогинной группе и 103 балла — в феминной. Эти данные позволяют говорить о следующей взаимосвязи: чем более феминны респонденты, тем значимее в образе идеального мужчины традиционно женские качества.

Кроме того, разрыв значений маскулинности и феминности заметно снижается со снижением уровня маскулинности в гендерной идентичности респондентов-мужчин. Так, если в мужской маскулинной группе разрыв между мужетсвенностью и женственностью составляет 22 балла, то в андрогинной группе этот разрыв составляет 9 баллов в андрогинной группе и всего 3 балла — в феминной.

Кластерный анализ полученных данных позволил уточнить психологические особенности респондентов. В результате кластерного распределения представлений респондентов об идеальном мужчине, выделилось две пары. Первую составляют обе маскулинные группы — мужская и женская. Вторую — андрогинная и феминная женские группы, то есть имеют сходный взгляд на то, каким должен быть «настоящий мужчина». Эти две пары составляют единый кластер. Отсюда можно заключить, что маскулинные мужчины — единственная мужская группа, готовая оправдывать социальные ожидания современных женщин. Другими словами, как бы активно не меняли женщины в современном мире свои социальные позиции и роли, их взгляд на мужчин остается консервативным.

2.5 Образ идеального мужа у респондентов с разной гендерной идентичностью

Для дополнения гендерных представлений взрослых мужчин и женщин об образе идеального мужчины, мы изучили их представления об идеальном муже, поскольку муж — это одна из основных гендерных ролей мужчины. В ходе исследования испытуемые заполняли опросник С. Бем относительно того, какими качествами должен обладать идеальный муж. Средние арифметические показатели маскулинности и феминности для образа идеального мужа у респондентов с разной гендерной идентичностью представлены ниже в таблице 5 и на рисунке 4.

Представленные выше в таблице 5 и на рисунке 4 результаты позволяют говорить о том, что в образе идеального мужа у мужчин и женщин вне зависимости от гендерного типа значительно преобладает маскулинность. Наибольший показатель маскулинности в образе мужа выявлен в женской андрогинной группе (118,04 балла), наименьший — в мужской андрогинной (109,6 балла).

Это может говорить о том, что расхождения в представлениях о мужественности мужа будут максимальными именно у андрогинных личностей, что может приводить даже к конфликтам в семьях, где оба супруга имеют андрогинный гендерный тип.

Таблица 5 — Представления об образе идеального мужа в мужских и женских гендерных группах (баллы)

Мужчины

Женщины

маскул

андрог

фемин

маскул

андрог

фемин

идеал

Муж

мужественность

114,08

109,60

112,13

114,26

118,04

110,10

женственность

97,56

98,93

105,87

98,30

96,33

92,48

Рисунок 4 — Представления об образе идеального мужа в мужских и женских гендерных группах (баллы)

Наибольший разрыв между маскулинностью и феминностью наблюдается в женских гендерных группах

В представленной диаграмме видно, что во всех группах респондентов мужественность значительно преобладает над женственностью: в среднем по выборке он составляет 113,04 балла, тогда как уровень женственности по выборке — 98,25 балла. При сравнении женской и мужской частей выборки видим, что разница в средних показателях мужественности у женщин и мужчин не сильно различается: у женщин показатель мужественности в образе мужа составляет 111,94 балла, а у мужчин — 114,13 балла. Это касается и показателей уровня женственности: в женской выборке он составляет 100,79 балла, а в мужской — 95,7 балла. Это означает, что мужчины и женщины не расходятся в мнениях о том, что муж в большей степени обладает мужскими качествами.

Это говорит о том, что андрогиния, возможно, является фактором, приводящим к различию во мнениях андрогинных мужчин и андрогинных женщин. У маскулинных женщин и маскулинных мужчин, напротив, показатель мужественности в образе мужа идентичен — 114,08 балл и 114,26 балл. Сходная ситуация и в группе феминных мужчин и женщин: показатели мужественности у них достаточно близки — 112,13балл и 110,1 балл. Это позволяет сделать вывод о том, что ни маскулинность, ни феминность не приводит к различию во мнениях мужчин и женщин относительно мужских качеств в образе мужа.

Однако, что касается представлений о наличии женских качеств в образе мужа, то можно наблюдать несколько иную картинную: различия в показателях наблюдаются только в группах феминных женщин и феминных мужчин (105,87 балла и 92,48 балла соответственно).

Это позволяет сделать вывод о том, что феминность приводит к различию во мнениях мужчин и женщин относительно женских качеств в образе мужа.

Данные таблицы 5 позволяет сделать вывод о том, что образ идеального мужа во всех группах является значительно более феминным по сравнению с образом идеального мужчины, но с преобладанием мужественности. Сохраняется тенденция того, что женщины ожидают большего проявления мужественности, чем мужчины готовы проявлять в супружеской роли. С повышением феминности в мужской выборке сокращается разрыв значений между маскулинностью и феминностью в образе мужа.

Обобщая результаты проведенного эмпирического исследования, можно подвести следующие итоги.

Представления об образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин различается незначительно. Представления о мужских качествах различаются больше, нежели представления о женских. Женщины представляет себе идеального мужчину более мужественным, чем мужчины.

Проведенный статистический анализ эмпирических данных позволил выдвинуть гипотезу о том, что различия в образе идеального мужчины у мужчин и женщин связаны не полом, а с гендерными особенностями.

Проведенный анализ выявил среди испытуемых 6 групп в зависимости от типа гендерной идентичности. Преобладающим среди мужчин является маскулиный тип — 53,8%, среди женщин — андрогинный 34,3%.

Анализ мужественности испытуемых показал, что мужчины в большей степени продолжают ориентироваться на традиционную гендерную маскулинную установку. Среди женщин наблюдается значительное увеличение числа лиц с маскулинной и андрогинной установкой, что позволяет предполагать стремление женщин занять мужскую нишу в социуме.

В каждом из трех типов идентичности женская группа имеет показатели маскулинности немного выше, чем в соответствующих мужских группах.

Исследование представлений об образе идеального мужчины позволяет говорить о том, что у всех респондентов в этом образе преобладает мужественность, описанная мужскими качествами, такими, например, как независимый, атлетический, напористый, сильная личность, способный к лидерству, властный, агрессивный, индивидуалист и др.

Все женские группы хотят видеть мужчин маскулинного типа: во всех женских группах вне зависимости от типа гендерной идентичности выявлены самые высокие показатели мужественности в образе идеального мужчины.

Готовы ориентироваться на такие ожидания только представители мужской маскулинной группы. Эти данные позволяют говорить о следующей взаимосвязи: чем более феминны респонденты-мужчины, тем значимее в образе идеального мужчины традиционно женские качества.

Достоверность полученных различий подтверждена с помощью методов математической статистики (критерий Краскала-Уоллиса).

Исследование образа мужа как одной из основных гендерных ролей позволяет сделать вывод о том, что образ идеального мужа во всех группах является значительно более феминным по сравнению с образом идеального мужчины, но с преобладанием мужественности. Сохраняется тенденция того, что женщины ожидают большего проявления мужественности, чем мужчины готовы проявлять в супружеской роли. С повышением феминности в мужской выборке сокращается разрыв значений между маскулинностью и феминностью.

Ни маскулинность, ни феминность не приводит к различию во мнениях мужчин и женщин относительно мужских качеств в образе мужа. Однако, феминность приводит к различию во мнениях мужчин и женщин относительно женских качеств в образе мужа.

Заключение

Гендер является одной из базовых характеристик личности, обусловливающих психологическое и социальное развитие человека. Многокомпонентная структура гендера определяется четырьмя группами характеристик: биологический пол; гендерные нормы и поведение, гендерные стереотипы; гендерная идентичность.

Гендерная идентичность, наряду с другими (профессиональной, этнической и др.) является одной из сторон эго-идентичности и стремится к интеграции и целостности с ними.

Существует несколько теорий, описывающих и объясняющих процесс усвоения гендерной роли и наличие гендерных различий: Традиционный психоанализ, неофрейдизм, Теория социального научения «Теория половой типизации», теория когнитивного развития Л. Колберга, теория Э. Эриксона, зарубежная гендерная психология (Джин Милле, Кэрролл Гилиган, Нэнси Ходороу, Дж. Стоккард, М. Джонсон, С. Бем и др.)

«Новая психология пола» дала толчок более фундаментальным исследованиям, выводы которых опровергают основные положения традиционных теорий. Концепция андрогинии С. Бэм позволяет нам исследовать личность с точки зрения соотношения характеристик маскулинности и фемининности, абстрагируясь от половой дифференциации.

Гендерный подход к исследованию психологических проблем пола опирается на понимание гендерной идентичности как мультиполярного конструкта. В рамках данной концепции предполагается, что психологический пол личности кроме маскулинных и фемининных свойств включает также и другие характеристики гендерной направленности: гендерные представления, стереотипы, интересы, установки полоролевого поведения. Все эти составляющие гендерной идентичности взаимосвязаны между собой. Гендерная идентичность предстает как многоуровневая, сложноорганизованная структура, включающая основной (базовый) и периферические комплексы характеристик.

В психологии наиболее распространенными теориями усвоения половой роли и гендерной идентичности являются следующие: психоаналитическая концепция, теория социального научения, теория когнитивного развития и новая психология пола. Новую психологию пола можно охарактеризовать в целом как прогрессивную концепцию, которая обоснованно критикует позицию биодетерминизма в усвоении половой роли и объяснении социальных различий между мужчинами и женщинами. Таким образом, обозначилось направление исследований психологических механизмов становления гендерной идентичности, его основой являются: процесс идентификации (психоаналитическая теория), социальные подкрепления (теория социального научения), осознание половой социальной роли (теория когнитивного развития) и социальные ожидания (новая психология пола).

Теория гендерной системы подчеркивает влияние общества, системы сложившихся гендерных стереотипов и установок на формирование личностной социализации

Современная наука рассматривает гендерную идентичность преимущественно в наибольшей удаленности от биологической составляющей пола, стремится не к оценке и коррекции личности, а к пониманию индивидуальной гендерной идентичности. Такое направление рассматривается как наиболее перспективное в плане изучения многообразия гендера и переживаний личностью своей гендерной идентичности в пространстве современного постоянно меняющегося мира.

Гендер проявляет себя на уровне внутреннего мира человека через потребности, переживания и определенное информационное наполнение (модели поведения).

Речь идет об определенной оперативности смысла. Образ мира динамичен в зависимости от того, как изменяется система оперативных образов. Для гендерной идентичности должна быть характерна своя система оперативных образов мира — это роль женщины и роль мужчины.

Проведенное эмпирическое исследование позволяет сделать следующие выводы. Представления об образе идеального мужчины у взрослых мужчин и женщин различается незначительно. Представления о мужских качествах различаются больше, нежели представления о женских. Женщины представляет себе идеального мужчину более мужественным, чем мужчины.

Проведенный статистический анализ эмпирических данных позволил выдвинуть гипотезу о том, что различия в образе идеального мужчины у мужчин и женщин связаны не полом, а с гендерными особенностями.

С помощью методоки С. Бем выявлены 6 групп в зависимости от типа гендерной идентичности. Преобладающим среди мужчин является маскулиный тип — 53,8%, среди женщин — андрогинный 34,3%.

Мужчины в большей степени продолжают ориентироваться на традиционную гендерную маскулинную установку. Среди женщин наблюдается значительное увеличение числа лиц с маскулинной и андрогинной установкой, что позволяет предполагать стремление женщин занять мужскую нишу в социуме.

Анализ мужественности испытуемых показал, что в каждом из трех типов идентичности женская группа имеет показатели маскулинности немного выше, чем в соответствующих мужских группах. Средний показатель мужественности у маскулинных женщин (112,22), что выше, чем у маскулинной мужской группы (108,78).

В то же время, группы одного гендерного типа имеют очень близкие значения.

Исследование представлений об образе идеального мужчины позволяет говорить о том, что у всех респондентов в этом образе преобладает мужественность, описанная мужскими качествами, такими, например, как независимый, атлетический, напористый, сильная личность, способный к лидерству, властный, агрессивный, индивидуалист и др.

Все женские группы хотят видеть мужчин маскулинного типа: во всех женских группах вне зависимости от типа гендерной идентичности выявлены самые высокие показатели мужественности в образе идеального мужчины.

Готовы ориентироваться на такие ожидания только представители мужской маскулинной группы. Эти данные позволяют говорить о следующей взаимосвязи: чем более феминны респонденты-мужчины, тем значимее в образе идеального мужчины традиционно женские качества.

Исследование образа мужа позволяет сделать вывод о том, что образ идеального мужа во всех группах является значительно более феминным по сравнению с образом идеального мужчины, но с преобладанием мужественности. Сохраняется тенденция того, что женщины ожидают большего проявления мужественности, чем мужчины готовы проявлять в супружеской роли. С повышением феминности в мужской выборке сокращается разрыв значений между маскулинностью и феминностью.

Достоверность полученных различий подтверждена с помощью методов математической статистики (критерии Манна-Уитни и Краскала-Уоллиса).

Список использованных источников

1 Ажгихина Н. Гендерные стереотипы в современных масс-медиа / Н. Ажгихина // Гендерные исследования, 2000. — № 5. — С. 261−273.

2 Алешина Ю. Е. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины / Ю. Е. Алешина, А. С. Волович // Вопросы психологии, 1991. — № 4. — С. 14−20.

3 Антология гендерной теории. — Минск: Пропилеи, 2000. — 384 с.

4 Араканцева Т. А. Полоролевые представления современных подростков как действенный фактор их самооценки / Т. А. Араканцева, Е. М. Дубовская // Мир психологии: Научно-методический журнал, 1999. — № 3. — С. 22−31.

5 Арутюнян М. Ю. «Кто я?» Проблема самоопределения юношей и девушек подростков / М. Ю. Арутюнян // Женщины и социальная политика (гендерный аспект).

— М.: Академ-проект, 2010. — С. 34−56.

6 Бендас Т. В. Гендерная психология: Учебное пособие / Т. В. Бендас. — СПб.: Питер, 2005. — 431с.

7 Бендас Т. В. Гендерные исследования лидерства / Бендас Т. В. // Вопросы психологии, 2000. — № 1. — С. 87−94.

8 Берн Ш. Гендерная психология. Законы мужского и женского поведения / Ш. Берн. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. — 318 с.

9 Вейнингер О. Пол и характер / О. Вейнингер. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998. — 606 с.

10 Виноградова Т. В. Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов / Т. В. Виноградова, В. В. Семенов // Вопросы психологии, 1993. — № 2. — С. 34−46.

11 Воронина О. А. Гендер / О. А. Воронина // Словарь гендерных терминов [Электронный ресурс]: Режим доступа: // www.owl.ru/gender/

12 Заковоротная М. В. Идентичность человека / М. В. Заковоротная. — Ростов-на-Дону: Изд-во Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 1999. — 235 с.

13 Иванова Н. Л. Социальная идентичность и профессиональный опыт личности / Иванова Н. Л., Конева Е.В. — Ярославль: ЯГПУ, 2003. — 231 с.

14 Каган В. Е. Семейные и полоролевые установки у подростков / В. Е. Каган // Вопросы психологии, 1987. — № 2. — С. 23−33.

15 Каган В. Е. Стереотипы мужественности-женственности и образ «Я» у подростков / В. Е. Каган // Вопросы психологии, 1989. — № 3. — С. 41−50.

16 Каган В. Е. Когнитивные и эмоциональные аспекты гендерных установок у детей 3−7 лет / В. Е. Каган // Вопросы психологии, 2000. — № 2. — С. 34−42.

17 Клецина И. C. Гендерная социализация: Учебное пособие / И. C. Клецина. — СПб.: Питер, 2007. — 214 с.

18 Клецина И. С. Гендерная психология / И. C. Клецина // Словарь гендерных терминов [Электронный ресурс]: Режим доступа: // www.owl.ru/gender/

19 Клецина И. С. Психология гендерных отношений [Электронный ресурс]: дис. … д-ра психол наук. — СПб., 2004. — 463 с. — Режим доступа: htpp://diss.rsl.ru/diss.aspx?orig=/05/0692/50 692 018.pdf.

20 Клецина И. С. Развитие гендерных исследований в психологии / И. С. Клецина // Общественные науки и современность, 2002. — № 3. — С. 181−191.

21 Крайг Г. Психология развития / Г. Крайг. — СПб.: Питер, 2000. — 612 с.

22 Кон И. С. Психология половых различий / И. С. Кон // Вопросы психологии, 1981. — № 2. — С. 47−57.

23 Кордуэлл М. Психология. А-Я: Словарь-справочник / М. Кордуэлл. — М.: ФАИР — ПРЕСС, 2000. — С. 152.

24 Лейбин В. М. «Модели мира» и образ человека / В. М. Лейбин. — М.: Наука, 1982. — 255 с.

25 Лорбер Дж. Принципы гендерного конструирования / Дж. Лорбер, С. Фаррелл // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы. — СПб.: Речь, 2000. -- С. 187−192.

26 Лунин И. И. Культурно-исторические аспекты психологии пола / И. И. Лунин // Психика и пол детей и подростков в норме и патологии. -- Л.: Издательство ЛГУ, 1986. — 342 с.

27 Нартова-Бочавер С. К. Дифференциальная психология: Учебное пособие / С. К. Нартова-Бочевер. — М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2003. — 320 с.

28 Ожигова Л. Н. Гендерный подход в социально-психологических исследованиях / Ожигова Л.Н. // Проблемы самореализации мужчины и женщины в современном российском обществе. Тезисы докладов научно-практической конференции. — Краснодар: КубГУ, 2001. — С. 31−32.

29 Ожигова Л. Н. Методологические проблемы изучения кризиса тендерной идентичности / Л. Н. Ожигова // Теоретические и методологические проблемы тендерных исследований. — М.: МЦГИ-МФФ, 2007. — С. 134 — 141.

30 Онтология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. — Минск: Пропилеи, 2000. — 244 с.

31 Пайнс Э. Практикум по социальной психологии / Пайнс Э., Маслач К. — СПб.: Изд-во «Питер», 2000. — 528с. — С. 199.

32 Практикум по гендерной психологии / под ред. И. С. Клециной. — СПб.: Питер, 2003. — С. 460.

33 Психология: Словарь / под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — 2-е изд. — М.: Мысль, 1990. — 494 с.

34 Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история / Б.Ф. Поршнев. — М.: Наука, 1997. — 127 с.

35 Радина Н. К. Об использовании гендерного анализа в психологических исследованиях / Н. К. Радина // Вопросы психологии, 1999. — № 2. — С. 22−27.

36 Репина Т. А. Особенности общения мальчиков и девочек в детском саду / Т. А. Репина // Вопросы психологии, 1984. — № 4. — С. 62−70.

37 Репина Т. А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии / Т. А. Репина // Вопросы психологии, 1987. — № 2. — С. 158−165.

38 Сайко Э. В. Смысл как отношение к действительности и его определение как социокультурной реальности / Э. В. Сайко // Мир психологии, 2001. -- № 2. — С. 21−30.

39 Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / под ред. В. А. Ядова. — Л., 1979. — 263 с.

40 Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии/ Е. В. Сидоренко. — СПб.: ООО «Речь», 2004. — 350 с.

41 Словарь гендерных терминов / под ред. А. Л. Денисовой; Региональная общественная организация «Восток-Запад: Женские Инновационные проекты». — М.: Информация -XXI век, 2002. -- 238 с.

42 Стрелков Ю. К. Образ мира профессионала / Ю. К. Стрелков // Практикум по инженерной психологии и эргономике. — М.: Академия, 2003. — С.254−268.

43 Столин В. В. Самосознание личности / Столин В. В. — М.: Наука, 1983. — 286 с.

44 Темкина А. А. Женское движение как общественное движение: история и теория / Темкина А. А. // Гендерные тетради. Вып. первый / под ред. А. А. Клециной. — СПб.: Санкт-Петербургский филиал Института социологии РАН, 1997. — С. 45−93.

45 Теория и методология гендерных исследований. — М.: МЦГИ, 2001. — 246 с.

46 Узнадзе Д. Н. Теория установки / Узнадзе Д. Н. — Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. — 448 с. — С.285−286.

47 Уэст К. Создание гендера / К. Уэст, Д. Зиммерман // Хрестоматия феминистских текстов. -- СПб.: Издательство «Дмитрий Буланин», 2000. — С. 193−219.

48 Фейдимен Дж. Телесноориентированные и женские теории личности / Дж. Фейдимен, Р. Фрейгер — М.: Прайм-Еврознак, 2009. -- 224 с.

49 Фейдимен Дж. Теория и практика личностно-ориентированной психологии: В 2-х т. Т. 2 / Дж. Фейдимен, Р. Фрейгер — М.: Прайм-Еврознак, 2006. — 208 с.

50 Хрестоматия по курсу «Основы гендерных исследований» М.: МЦГИ, 2000. — 386 с.

51 Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. СПб.: Издательство «Дмитрий Буланин», 2000. — 480 с.

52 Шнейдер Л. Б. Девиантное поведение детей и подростков / Л. Б. Шнейдер. — М.: Академический проект; Гаудеамус, 2007. — 336 с.

53 Шнейдер Л. Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики / Л. Б. Шнейдер. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. — 128 с.

54 Шнейдер Л. Б. Основы семейной психологии / Л. Б. Шнейдер. — М.: МОДЭК, МПСИ. — 928 с.

Приложение А

(обязательное)

Методика определения феминности-маскулинности С. БЕМ.

Инструкция: Ответе на 60 предложенных утверждений «да» или «нет», оценивая тем самым наличие или отсутствие у себя названных качеств.

Текст опросника

1.Верящий в себя

2.Умеющий уступать

3.Способный помочь

4.Склонный защищать свои взгляды

5.Жизнерадостный

6.Угрюмый

7.Независимый

8.Застенчивый

9.Совестливый

10.Атлетический

11.Нежный

12.Театральный

13Напористый

14.Падкий на лесть

15.Удачливый

16.Сильная личность

17.Преданный

18.Непредсказуемый

19.Сильный

20.Женственный

21.Надежный

22.Аналитичный

23.Умеющий сочувствовать

24.Ревнивый

25.Способный к лидерству

26.Заботящийся о людях

27.Прямой, правдивый

28.Склонный к риску

29.Понимающий других

30.Скрытный

31.Быстрый в принятии решений

32.Сострадающий

33.Искренний

34.Полагающийся только на себя (самодостаточный)

35.Способный утешить

36.Тщеславный

37.Властный

38.Имеющий тихий голос

39.Привлекательный

40.Мужественный

41.Теплый, сердечный

42.Торжественный, важный

43.Имеющий собственную позицию

44.Мягкий

45.Умеющий дружить

46.Агрессивный

47.Доверчивый

48.Малорезультативный

49.Склонный вести за собой

50.Инфантильный

51.Адаптивный, приспособляющийся

52.Индивидуалист

53.Не любящий ругательств

54.Не систематичный

55.Имеющий дух соревнования

56.Любящий детей

57.Тактичный

58.Амбициозный, честолюбивый

59.Спокойный

60.Традиционный, подверженный условностям

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector