Интересно подразделение анормального знания на три типа:

8

СООТНОШЕНИЕ НАУКИ И ВНЕНАУЧНОГО ЗНАНИЯ. МНОГООБРАЗИЕ ФОРМ ЗНАНИЯ

Познание не ограничено исключительно сферой науки, те или иные формы знания существуют и за ее пределами. Полная и все­объемлющая демаркация — разграничение науки и ненауки — не увенчалась успехом. Следует иметь в виду, что каждой форме об­щественного сознания — философии, мифологии, политике, ре­лигии и пр. — соответствуют специфические формы знания. Раз­личают также формы знания, имеющие понятийную, символи­ческую или художественно-образную основу. В отличие от всех многообразных форм знания научное познание — это процесс получения объективного, истинного знания, направленного на отражение закономерностей в понятийной форме. Научное по­знание имеет троякую задачу, описание, объяснение и предсказа­ние процессов и явлений действительности.

Специфические признаки научности это определение пред­мета исследования; выработка понятийного и категориального аппарата, соответствующего этому предмету; установление фун­даментальных законов, присущих данному предмету; открытие принципов, уровней, критериев, создание теории, позволяющей объяснить множество фактов. Научное познание всегда счита­лось адекватным отражением действительности, имеющим кон­кретно-историческую природу. Познание нацелено на постижение новых, ранее неизвестных фактов, явлений и закономерностей. Принципиальную возможность познания мира отрицали агнос­тики; скептики, в отличие от агностиков, лишь сомневались в возможности познания мира. Большинство ученых и философов уверены в том, что мир рационально познаваем. Важной харак­теристикой научного знания является его универсальность, со­гласно чему предметом научного исследования может стать лю­бой фрагмент действительности с точки зрения его сущностных связей и причинных зависимостей, любой феномен — будь то де­ятельность сознания, человеческая психика или само паранаучное знание. Именно поэтому объектное поле научных изыска­ний стали попадать явления исключительные, которые ранее ква­лифицировались как «пограничные», непризнанные официальной наукой: парапсихология, астрология и целый комплекс так на­зываемых народных наук, нетрадиционная медицина, целительство, экстрасенсорика и пр.

8 стр., 3743 слов

Знание, познание и интуиция

... содержание множества других форм рационального познания. В их числе поисковые формы знания (вопрос, проблема, идея, гипотеза), формы системного выражения предметного знания (научный факт, закон, при­ ... по моему мнению, является наиболее объективным познанием действительности. 1.Логика как средство познания интуиции. 1.1Логика как наука. Каждый человек обладает определенной логической культурой, ...

Вместе с тем в современной науке сложилась парадоксальная си­туация: с одной стороны, нарушение принятых и устоявшихся стан­дартов в науке стало расцениваться как непременное условие и по­казатель ее динамики; с другой стороны, многие паранаучные те­ории допускали в свои сферы основополагающие идеи и принципы естествознания и демонстрировали свойственную науке четкость, системность и строгость.

Критерии науки были оценены как требования, имеющие ли­беральный характер, а границы научности стали задаваться со­циокультурными параметрами и зависеть от мнения научного сообщества. Наука перестала оцениваться как единственная и уникальная «магистраль» притока информации — частенько она представала как страдающая от своих недостатков, не всегда ос­нащенная самыми инновационными и модернизирующими при­борами и приспособлениями «кухня», получающая и обрабаты­вающая информацию.

Паранаука включала в себя многообразные типы миропостижения и когнитивных практик, которые отклоняются от науч­но-рациональной парадигмы. Многие исследователи подчерки­вают, что паранаука представляет собой целую систему знаний, имеющую древнейшую традицию и такую же сложную, как со­временная физика, чьи предположения находятся иногда на стыке вероятного и невероятного. Паранауку можно отрицать, можно признавать и видеть в ней дополнительные возможности освое­ния мира или относиться нейтрально, как к любому другому со­циокультурному явлению — типа мифологии, сказок, легенд, притч, преданий и пр. Взаимосвязь науки и паранауки, тем не менее, существует исторически и основана на том, что наука не отрицает наличие скрытых (occulta) естественных сил, сферы непознанного, не изученной доскональным образом и не получив­шей исчерпывающего объяснения. Сегодня наука вынуждена принять существование некоторых необычных явлений (полтер­гейст, экстрасенсорное воздействие, телекинез, геопатогенные зоны и пр.), однако их удовлетворительное естественно-научное объяснение является, вероятно, делом будущего. Признавать паранауку вовсе не означает открыто пропагандировать оппозицию науке и формировать культ псевдонауки, это всего лишь инте­рес к имеющимся в природе парадоксальным эффектам и непоз­нанным взаимодействиям, к альтернативным знаниевым прак­тикам.

2 стр., 727 слов

Значение педагогического знания в подготовке современного врача.

Психолого-педагогическая компетентность в ряде исследований трактуется по аналогии с общей и профессиональной компетентностью и понимается как представленность в сознании индивида психологического содержания, психологических ситуаций и владение способами их решения, как «качество функционирования системы саморегуляции». Педагогические составляющие деятельности врача. Задачей терапии с точки зрения ...

Производству научного знания часто сопутствует его девиантное сопровождение. Так, в теоретическом познании, особенно в современной физике, очень распространено модельное иссле­дование, опирающееся на конструкты — заместители реальных объектов. Вместе с тем замещение — это основная процедура в эзотерическом знании, паранауке. Факт невыразимости имеет известные аналоги в микрофизических исследованиях, а также в метафизических поисках сущности. Многие научно-теоретичес­кие связи не имеют своего репрезентанта.

Позитивист Мориц Шлик вообще отрицал возможность репре­зентации теоретико-познавательного содержания и вопрошал: как показать, к примеру, силу тяготения или квантово-механический пе­реход?

Сама способность научно-теоретического мышления конст­руировать идеальные миры, оперируя многообразными степенями свободы, перекликается с установками инакового способа мыш­ления с его устремлениями к идеальной мыслеформе, идеальной «духовной» реальности. Явные пересечения обнаруживаются и в проблеме наблюдаемости. Как отмечали Н. Бор и В. Гейзенберг, наблюдения за объектом во время эксперимента в области физики вносят возмущение в этот объект: невозможно наблю­дать, не изменяя в тот же момент микросистему. Подобная кон­статация имеет место и в доктрине древнего знания. Именно мыслители Востока настаивали на фундаментальном единстве на­блюдателя и наблюдаемого, на изменении, сопровождающем процесс наблюдения. Примечательно, что в 30-х гг. XX в. Шри Ауробиндо создает свою интегральную философию с основным тезисом о созидающей силе сознания. В это же время раскры­вается физический смысл полевых взаимодействий квантовой механики.

Проведенное в лабораториях Института радиотехники и элек­троники изучение биополя человека на основе радиоэлектрон­ных методов показывает, что вокруг подобного биологического объекта образуется сложная картина физических полей, несущих информацию о восьми типах его подсистем. Они принципиаль­но нестационарны, быстро изменяются в пространстве и во вре­мени. Этот полевый компонент, имеющий корпускулярно-волновую природу, признанный современными биофизиками и как бы «размазанный» по всей Вселенной, также весьма узнаваем в учениях древних. Тайные знания всегда привлекали и одновре­менно пугали содержащимися в них секретами о возможности трансформации сознания и получения информации о прошлом и будущем.

Еще одно пересечение точных наук и паранауки происхо­дит по линии принятия числовых соотношений как необходи­мого базиса и фундамента современной науки. В ней широко используются таблицы, математические формулы, очевидно стремление к точности и чистоте терминологического аппа­рата. Известный диалектический закон о взаимопереходе ко­личественных и качественных взаимодействий, понимаемый как механизм развития, — яркое подтверждение того, что книга природы написана на языке математики. Однако нумерологи­ческая сторона очень сильна в древней каббале, развита она и в пифагорейской школе. Это еще раз доказывает, что тес­ная связь точных научных теорий со всем комплексом паранаучного знания имеет древнейшую традицию. Однако связь эта своеобразна. Наука в современном ее понимании оформи­лась как способ рационального постижения мира, основанный на причинной зависимости, и находилась в «младенческом возрасте», когда система древнейших знаний изобиловала раз­личными ответвлениями, к которым относились математика, медицина, геометрия, география, химия и пр. Имена великих изобретателей и исследователей (Пифагор, Альберт Великий, Агриппа, Парацельс, Бруно, Роджэр Бэкон, Кеплер, Ньютон и др.), безусловно, заслуживают высокий титул ученых. Од­нако описание их достижений с равным правом может укра­шать как страницы учебников по истории науки, так и трак­таты по эзотерической философии.

Очевидно, что многие формы вненаучного знания старше знания научного — например, астрология старше астрономии, алхимия старше химии. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца, отнесены к ведомству вненаучного знания. Несмотря на то что анормальное знание всегда отторгалось, факты из истории на­уки свидетельствуют о беспочвенности скоропалительного оттор­жения «сумасшедших идей и гипотез».

Так, идеи Н. Бора о принципе дополнительности считались «ди­кими и фантастичными», о них высказывались так: «Если этот аб­сурд, который только что опубликовал Бор, верен, то можно вооб­ще бросать карьеру физика». Процесс возникновения термодина­мики вызывал возражения типа «Бред под видом науки».

Понятия «паранаука», «вненаучное знание», «анормальное» зна­ние указывали на эзотерические конструкты реальности, не со­ответствующие принятым стандартам объяснения. Выделяют следующие формы вненаучного знания:

  • паранаучное ( «пара» в пер. с греч. — около, при) знание — размышления о феноменах, объяснение которых несовме­стимо с имеющимся гносеологическим стандартом и не отвечает критериям научности;
  • лженаучное — ошибочное знание, сознательно эксплуати­рующее домыслы и предрассудки. Симптомы лженауки: ма­лограмотный пафос, принципиальная нетерпимость к оп­ровергающим доводам, претенциозность, конъюнктурность. Особенностью лженаучных знаний является то, что они не могут обладать систематичностью, универсальностью. Иног­да лженаучное связывают с патологической психикой творца, которого в обиходе величают «маньяком», «сумасбродом». Считается, что лженаучное обнаруживается и развивается через квазинаучное;
  • квазинаучное знание — ищет сторонников и приверженцев, используя насилие и принуждение. Оно, как правило, расцве­тает в условиях жестко иерархической науки, где невозможна критика властей предержащих, где жестко проявлен идео­логический режим. В истории нашей страны периоды «три­умфа квазинауки» хорошо известны: лысенковщина, шель­мование кибернетики и генетики;

антинаучное знание — утопичное и сознательно искажаю­щее представления о действительности. Приставка «анти» подчеркивает, что предмет и способы исследования про­тивоположны науке. С этой формой вненаучного знания связывают извечную потребность в обнаружении «панацеи», общего, легко доступного «лекарства от всех болезней». Особый интерес и тяга к антинауке возникает в периоды нестабильности. Хотя данный феномен достаточно опасен, принципиальное избавление от антинауки невозможно; • псевдонаучное знание — интеллектуальная активность, спе­кулирующая на совокупности популярных теорий, напри­мер истории о древних астронавтах, снежном человеке, чудовище из озера Лох-Несс.

Внутри паранауки существует специальное соотношение оккуль­тизма, эзотеризма, герметизма, теософии и мистики, суть которого приводится в следующей таблице:

Термин

Вид познания

Содержание

Оккультизм

Лекции, беседы, поучения

Оглашение тайны, знания доступные всем

Эзотеризм

Переживания, посвещение

Тайны, доверяемые или постигаемые

Теософия

Рассуждения

Круг идей, миропонимание

Герметизм

Построения

Известно только посвященным

Мистика

Ответ: очищение, вдохновение

Отрешение от мира, космическое сознание

На ранних этапах человеческой истории, так же как и сей­час, существовал особый тип обыденно-практического знания, которое сообщает элементарные сведения о природе и окружа­ющей действительности. Его основой является опыт повседнев­ной жизни, имеющий разрозненный, несистематический харак­тер, представляющий собой простой набор сведений. Обыден­ное знание является исходным пластом всякого познания. Соотношение обыденного и научного знания таково, что иногда аксиомы здравомыслия противоречат научным положениям, пре­пятствуют развитию науки, вживаются в человеческое сознание так крепко, что становятся предрассудками, сдерживающими прогресс; иногда, напротив, наука длинным и трудным путем доказательств и опровержений приходит к формулировке тех по­ложений, которые давно утвердили себя в среде обыденного зна­ния.

Особенностью обыденного знания является то, что оно не тре­бует рефлексии, используется человеком неосознанно и не нуж­дается в предварительной системе доказательства. Иногда зна­ние повседневного опыта даже перескакивает ступень артикуля­ции и молчаливо руководит действиями субъекта. Другая его особенность — принципиально бесписьменный характер. Те по­словицы и поговорки, которыми располагает фольклор каждой этнической общности, лишь фиксируют его факт, но никак не прописывают теорию обыденного знания. Заметим, что ученый, используя узкоспециализированный арсенал научных понятий и теорий для данной конкретной сферы действительности, всегда внедрен также и в сферу неспециализированного повседневно­го опыта, имеющего общечеловеческий характер.

К исторически начальным формам человеческого знания от­носят также игровое познание, которое строится на основе условно принимаемых правил и целей. Игровое познание дает возмож­ность возвыситься над повседневным бытием, не заботясь о прак­тической выгоде, и вести себя творчески, в соответствии со сво­бодно принятыми игровыми нормами. Игровое познание также конструирует собственную реальность. В игровом познании воз­можно сокрытие истины, обман партнера. Игровое познание носит обучающе-развивающий характер, выявляет качества и воз­можности человека, позволяет раздвинуть психологические гра­ницы общения.

Особую разновидность знания представляет личностное зна­ние, которое акцентирует зависимость от когнитивных способ­ностей того или иного субъекта. Коллективное знание общезна­чимо, надличностно и предполагает наличие необходимой и общей для всех системы понятий, способов и правил построе­ния знания. Личностное знание, в котором человек проявляет свою индивидуальность и творческие способности, — это активное постижение явлений, связанное с формированием навыка и убеж­дений. Оно подчеркивает тот очевидный факт, что искусству и познавательной деятельности нельзя научиться по учебнику, необходимо общение с мастером, Учителем.

Особую форму вненаучного знания представляет собой так на­зываемая народная наука, которая существует в бесписьменной форме и транслируется от наставника к ученику. Иногда мож­но выделить конденсат народной науки в виде наставлений, ритуалов, примет, заветов и пр. Народная наука является пред­метом специального изучения этнологов, которые называют ее «этнонаукой», сохраняющейся в этнических обрядах и ритуалах, в формах социальной памяти. Она связана с передающимся от поколения к поколению рецептурным и рутинным, неписаным знанием знахарей, целителей, ворожей и пр. — это рецептурно-рутинный комплекс сведений. Очень часто деформация простран­ственно-временных условий существования этноса приводит к исчезновению народных наук, которые обычно не восстанавли­ваются. М. Полани справедливо замечает, что искусство, кото­рое не практикуется в течение жизни одного поколения, оста­ется безвозвратно утраченным.

В рамках паранормального знания различают псевдонауку и девиантную науку. Причем фиксируется некая эволюция от пара­нормального знания к более респектабельной псевдонауке и от нее — к девиантному знанию. Это косвенным образом свидетель­ствует о развитии вненаучного знания.

Широкий класс паранормального знания включает в себя учения о тайных природных и психических силах, скрывающихся за обычными явлениями. Самые яркие представители паранор­мального знания — мистика, спиритизм, энерго-информационные взаимодействия (биоэнергетика).

Для описания способов получения информации, выходящих за рамки науки, кроме тер­мина «паранормальность» используется термин «внечувственное восприятие» — ВЧВ или «парачувствительность», «пси-фе­номены», что предполагает возможность получать информацию или оказывать влияние, не прибегая к непосредственным фи­зическим способам. Наука пока еще не может объяснить задей­ствованные в данном случае механизмы, как не может и игно­рировать подобные феномены. Различают экстрасенсорное вос­приятие (ЭСВ) и психокинез (способность воздействовать на внешние системы, находящиеся вне сферы моторной деятель­ности, перемещать предметы нефизическим способом).

ЭСВ разделяется на телепатию (обмен информацией между двумя особями и более путем использования паранормальных спосо­бов) и ясновидение (способность получать информацию, исполь­зуя некий неодушевленный предмет — например, ткань, коше­лек, фотографию и т.п.).

Сфера паранормального знания имеет особенности, которые противоречат сугубо научному подходу: во-первых, результаты парапсихических исследований и экспериментов, как правило, повторно невоспроизводимы, во-вторых, их невозможно пред­сказать и прогнозировать.

Для псевдонаучного знания характерны сенсационность тем, признание тайн и загадок, «умелая обработка фактов». Ко всем этим априорным условиям присоединяется свойство исследования через истолкование. Привлекается материал, который содержит высказывания, намеки или подтверждения высказанным взгля­дам и может быть истолкован в их пользу. По форме псевдона­ука — это прежде всего рассказ о тех или иных событиях. Такой типичный для псевдонауки способ подачи материала называют «объяснением через сценарий». Другой отличительный признак — безошибочность: бессмысленно надеяться на корректировку псев­донаучных взглядов, ибо критические аргументы никак не вли­яют на суть истолкования рассказанной истории.

Термин «девиантное» указывает на познавательную деятель­ность, отклоняющуюся от принятых и устоявшихся стандартов. Отличительной особенностью девиантного знания является то, что им занимаются, как правило, люди, имеющие научную под­готовку, но по тем или иным причинам выбирающие весьма расходящиеся с общепринятыми методы и объекты исследова­ния. Представители девиантного знания работают, как правило, в одиночку либо небольшими группами. Результаты их деятель­ности, равно как и само направление, обладают довольно крат­ковременным периодом существования.

Интересно подразделение анормального знания на три типа:

  • первый тип возникает в результате расхождения регулятивов здравого смысла с нормами, установленными нау­кой. Этот тип достаточно распространен и внедрен в ре­альную жизнедеятельность людей. Он не отталкивает своей аномальностью, а привлекает к себе внимание в ситуации, когда действующий индивид, имея специальное образо­вание, поступает в соответствии с нормами обыденного, а не научного мироотношения (например, в воспитании, в ситуации общения с младенцами, межличностных от­ношениях и пр.);
  • второй тип возникает при сопоставлении норм одной па­радигмы с нормами другой;
  • третий тип обнаруживается при объединении Норм и идеа­лов из принципиально различных форм человеческой дея­тельности.

Уже давно паранаучное знание не рассматривается только как заблуждение, а предстает «инофондом» идей. Как показывают ис­следователи, в конце XX в. в Европе возникло и стало ширить­ся движение, провозгласившее банкротство науки, объединив­шее четыре вида ниспровергателей научного разума:

  • ряд современных философов, утверждавших, что статус науки не выше любого функционального мифа;
  • малочисленную, но довольно влиятельную в культуре группу отчужденных маргинальных интеллектуалов (например, А. Кестлер);
  • научные сообщества, объединенные стремлением отыскать соответствия между мышлением Нового века и восточным мистицизмом, найти выход из интеллектуального анархизма наших дней к «хрустально-чистой власти»;
  • радикальное крыло научного направления, склонного к вы­сказываниям, принижающим значение научного знания — типа «сегодняшняя физика — это всего лишь примитивная модель подлинно физического».

В современный период область паранаучного знания бурно рас­ширяется, процветает индустрия парауслуг, что встречает инсти­туциональное сопротивление официальной науки.