Философия позитивизма. docx

Главное произведение Конта — «Курс позитивной философии» в 6 томах (1830 — 1842).

В сжатой, лаконичной форме он представил свои воззрения в работе «Рассуждение о позитивном сознании» (1844).

Его более .поздние идеи, не только социальные, но и метафизические и религиозные, нашли свое выражение в четырехтомном труде «Система позитивной философии» (1851 -1854).

Развитие человечества. Конт полагал, что позитивистское понимание мира является наиболее совершенным продуктом человеческой мысли, что человечество могло прийти к нему только на высшем этапе своего развития.

Фундаментальный закон духовной истории человечества по мысли Конта заключается в том, что оно проходит в своем развитии три фазы: первую — теологическую, вторую — метафизическую; третья и последняя фаза является «позитивной». На первой фазе человечество все явления объясняло, ссылаясь на духи, на второй — с помощью абстрактных понятий. На первой фазе руководствовалось чувствами, на второй — интеллектом. Как интеллект, так и чувства порождают фикции: фикция, порождаемая чувствами, представляет собой мифологию, фикция, порождаемая интеллектом, — это не что иное, как метафизика Мифология и метафизика поочередно владели сознанием человечества и, только освободившись от них, оно может перейти к следующей фазе своего развития. Это делает возможным позитивистская философия, свободная от мифологии и метафизики. Она признает только факты, не объясняя их ни духами, ни абстракциями. Эта фаза развития является высшей и последней

Свою философию О. Конт назвал «позитивной». Этому названию он придавал следующий смысл:

во-первых, позитивная философия занимается исключительно реальными объектами, избегая объектов мнимых;

во-вторых, она размышляет над «полезными», «практическими» проблемами, избегая проблем бесплодных;

в-третьих, эта философия ограничивается вещами, о которых можно получить достоверное знание, избегая «зыбких» вопросов, приводящих к вечным спорам;

в-четвертых, она занимается конкретными вопросами, избегая вопросов «туманных»,

и, наконец, в-пятых, — действует позитивно, не ограничиваясь лишь негативной критикой.

12 стр., 5520 слов

Особенности развития отечественной философии

Введение 1. Становление советской философии 1.1 Переход от русской философии к советской 1.2 Этапы становления советской философии 2. Основные направления отечественной философской мысли в советский период Заключение Список использованной литературы Введение Цель данной работы: проследить особенный этап в развитии отечественной философии, который можно назвать этапом становления и развития ...

Позитивный философ», согласно Конту, — это мыслитель, который отказывается в философии от умозрительных рассуждений в пользу чисто фактических исследований, а также избегает абсолютных утверждений, заменяя их относительными. Кроме того, «позитивная философия», по мысли Конта, исходит из того, что предметом всякого знания являются исключительно физические факты, исключительно тела. О фактах же психических — таково было убеждение Конта — мы не обладаем никаким знанием, ибо невозможно одновременно быть субъектом и объектом знания. Интроспективные исследования — это химера: как можно, например, исследовать собственные вол­нения, если такие исследования требуют именно овладения этими волнениями?

Констатация фактов и их предвидение

Единственной вещью, доступной разуму, по Конту, являются только факты. Поэтому исходные правила науки — не высказывать никаких иных суждений кроме тех, которые основаны на фактах Позитивизм своим острием был направлен против всяких попыток выхода за пределы фактов и особенно — против поиска причин, лежащих за пределами фактов и объясняющих их.

Однако задача науки, по мысли Конта, не ограничивается регистрацией фактов, последние — лишь материал для последующих изысканий. Подлинной задачей науки является обработка этого материала и установление устойчивых связей между фактами, иначе говоря, — законов. Эта выполнимая в науке задача должна занять место невыполнимых, которые она до сих пор ставила перед собой, а именно — поиск причин явлений. Следует, однако, помнить, что эти законы суть не что иное, как устойчивые связи — связи подобия или последовательности..

На основе законов, управляющих фактами, можно предвидеть последующие факты. «Добывать знания, чтобы потом иметь возможность предвидеть» — вот краткая формула философии Конта. При этом предвидение Конт понимал достаточно широко: как установление не только будущих фактов, но также и существующих в данное время, но неизвестных науке, и даже относящихся к прошлому.

Подлинная наука строится в этом случае на опыте. Однако она не сводится только к опыту. Напротив, она стремится к тому, чтобы сделать его излишним. Она опережает его и заменяет его предвидением. Конт был противником узкого эмпиризма (если под этим термином понимать ограничение науки лишь одной функцией — собирание фактов).

7 стр., 3312 слов

Педагогика как наука. Взаимосвязь педагогики с другими науками, философией, психологией, физиоло

1.Педагогика как наука. Взаимосвязь педагогики с другими науками, философией, психологией, физиологией, медициной, валеологией и другими науками. Педагогика - наука о специально организованной целенаправленной и систематической деятельности по формированию человека, о содержании, формах и методах воспитания, образования и обучения.[1] Основными категориями педагогики являются: формирование ...

Чистый эмпиризм, утверждал он, является бесплодным. Он даже утверждал, что настоящая «позитивная философия», в сущности, также далека от эмпиризма, как и от мистицизма: в своем продвижении вперед она должна избегать этих двух — в равной степени пагубных — тупиковых путей. При исследовании фактов ученый не может быть абсолютно пассивным уже хотя бы потому, что существует многообразие фактов, и, чтобы ориентироваться в этом многообразии, необходима ведущая гипотеза. В совершенно неожиданном для него, как последователе Бэкона и Юма, тезисе он утверждал, что разум указывает путь опыту и что конечная цель науки — сделать опыт излишним, заменив его размышлением.

Задачи философии.

В своей классификации наук Конт, хотя и был философом, не указал философию. Он считал, что все явления, которые надлежит исследовать, поделены между другими науками, философии же ничего не осталось. Он был убежден, что вне явлений нет иной реальности, и философии ничего не остается, чем она могла бы заниматься. Не следует искать причин и целей явлений, тем более первопричин и конечных целей. Пустыми, напрасными казались ему споры метафизиков, особенно материалистов и спиритуалистов. В его достаточно упрощенном понимании метафизика заключалась в ошибочном выведении бытия из абстракций; в частности, он полагал, что платоновская теория идей всецело проистекает из этой ошибки.

Однако позитивизм Конта отрицал не только философию. Он отрицал и теорию познания. Ненужными ему казались изыскания о том, как и почему возможно познание, а также сомнения в существовании внешних тел. Он считал, что здравый рассудок давно уже отбросил такую философию. Более того, он отрицал и логику: бесплодными казались ему исследования, оторванные от конкретных фактов. В конце концов, он приходит к мысли, что и общая методология является химерой. Он отрицал и психологию, считая, что невозможно быть одновременно наблюдателем и наблюдаемым. Позитивизму, который отрицает психологию, остаются в качестве объекта познания только внешние факты — это его специфическая черта.

13 стр., 6348 слов

Раздел 1. Проблема философии и науки в позитивизме.

... формах на развитие современной науки. В основе возникновения позитивизма лежали неспособность западноевропейской философии рубежа XVIII-XIX вв. обосновать ... которые рассматриваются как метод обнаружения возможностей. Таким образом, философия у Л. Витгенштейна выступает еще и как ... и индуктивной логики. Основой индукции является присущее вещам сходство. Качества, которыми Конт наделял позитивное ...

Таким образом, радикальный позитивизм исключает из области философского рассмотрения не только философские проблемы, но также и те, более, узкие — гносеологические, логические, методологические и психологические проблемы, которыми современная философия заменила предыдущие.

Философии остается только одно — теория науки. Но и в качестве теории науки философия, по мысли Конта, не должна заниматься исследованием предпосылок и принципов наук — этим они могут заниматься и сами. Итак, философии остается энциклопедическая задача — сравнивать то, что добыли частные науки. Ограничиваясь этой задачей, Конт полагал, что тем самым он избежал безумного риска метафизической философии и достиг рассудительной осторожности позитивизма

О вещах, выходящих за пределы фактов, позитивизм не хотел ничего ни утверждать, ни отрицать. Он не связывал себя ни с атеизмом, ни с отрицанием целесообразности мира, признавал даже, что гипотеза о его целесообразности является более правдоподобной, чем предположения грубого механицизма Из предпосылок позитивизма не вытекал и материализм: Конт рассматривал его как ненаучную точку зрения, ибо материя, понимаемая как причина явлений, не может быть предметом опыта. Материю он признавал такой же метафизической фикцией, как и душу. Имея дело с механистическим материализмом своего времени, он полагал, что последний совершает ошибку, сводя высшие явления к низшим, а психические — к механическим.

Кризис классического позитивизма

В последнее десятилетие Х1Х в. позитивизм в своей первой исторической форме переживает кризис, который был вызван следующими обстоятельствами. Развитие науки, и в первую очередь коренная ломка понятий физики на рубеже Х1Х-ХХ вв., а также интенсивное развитие психологических исследований, поставившее на повестку дня вопрос о связи этой науки с другими дисциплинами (в частности, с физиологией и физикой), — все это заставило философию обратиться к изучению эмпирических и логических основ науки, то есть тех самых «предельных» вопросов знания, от исследования которых всячески отстранялся Конт и многие его последователи. Все эти обстоятельства снова поставили вопрос о месте философии в системе наук и отвергли тот ответ на него, который предлагался представителями первого направления позитивизма.

10 стр., 4767 слов

Философия позитивизма 2

... предпосылка. Философия позитивизма не обладает сегодня крупными и влиятельными концепциями. Представление о возможности устранить из науки специфически-философскую ... − разделение функций моральной и политической власти, наилучшим образом существовавшее в середине века (церковь − государство) и ... философских и научных построениях не основанных на опыте (априорных) утверждений, а также «скачков мысли», ...

2 Эмпириокритицизм (махизм)

В результате попыток отказаться от контовской ориентации и вместе с тем сохранить основную позитивистскую направленность – резкое размежевание областей науки и философской «метафизики» — возникает вторая историческая форма позитивизма, которая ведёт своё происхождение от Авенариуса и получила от него своё название «эмпириокритицизм». Почти идентичной с ней была теория познания, которую развивал независимо от Авенариуса и одновременно с ним венский физик Э. Мах.

На стадии эмпириокритицизма (или махизма) объектом внимания оказываются такие проблемы, которые приверженцы и продолжатели контовского учения считали слишком «философскими»: природа познания, опыта, проблема субъекта и объекта, характер категорий «вещь», «субстанция», природа основных «элементов» действительности, взаимоотношение физического и психического. Заниматься анализом такого рода проблем заставляло само развитие науки, и позитивизм, претендуя на звание «философии науки», не мог этого избежать. Обращение к данной проблематике сопровождалось сближением позитивизма с теми направлениями, которые Конт и его последователи объявляли «слишком философскими», далекими от науки..

Концепция «интроекции»

Наиболее распространенная гносеологическая точка зрения, отмечает Авенариус, заключается в следующем: существуют физические вещи во внешнем мире, этим вещам соответствуют их психические образы в сознании людей. Людям даны только эти образы, и если они что-либо знают о вещах, то лишь благодаря этим образам.

Такой взгляд является вполне естественным, но он содержит в себе принципиальную трудность: если даны только образы, то, как можно вырваться за пределы этих образов и проникнуть вовнутрь вещей? Эта трудность действительно была бы непреодолима, если бы этот взгляд был правильным, если было бы истиной то, что нам даны только образы.

Однако Авенариус приходит к убеждению, что дело обстоит вовсе не так Ошибка заключается в том, что он называл «интроекцией», или «вбрасыванием вовнутрь». Она состоит в том, что мы, когда, например, существует какой-либо цвет или форма, допускаем, что в сознании каждого, кто на них смотрит, должны возникать их образы — мы как бы «вбрасываем» эти образы вовнутрь человека. Но в нашем опыте нет никаких оснований для этого, ибо мы ощущаем только вещи, которые сами раздваиваем на вещи и образы; допуская, что вещи не могут быть в нашем сознании, мы делаем вывод, что они должны находиться вне него; в нём же находятся только образы Двойственность вещи и образов является нашим вымыслом, опыт об этом ничего не говорит.

12 стр., 5519 слов

В) человеческая мысль, как чистый лист бумаги, получающая знания из чувственного опыта

... выбирать самого себя, было представлено в философии: А) позитивизма Б) фрейдизма В) марксизма *Г) ... как чистый лист бумаги, получающая знания из чувственного опыта Г) совокупность «врождённых принципов» ... противоречий и тенденций В) упорядоченное определенным образом множество элементов, взаимосвязанных между собой ... спроса Г) сфера услуг, образования и науки   Вопрос: 9. Основоположником теории ...

Не существуют физические и отдельно от них психические явления — это лишь одно явление, которое можно трактовать двояко. Если, например, мы размышляем о цвете в связи со светом, то трактуем это как физическое явление, если же о цвете в связи с оком, — то трактуем это как явление психическое. Подобное объяснение было теоретическим обоснованием для позитивизма, который с самого начала оперировал только понятием факта, не противопоставляя вещи и их образы, бытие и явления, и уже этим отличался от кантианства

Понятие «чистого опыта».

Лозунгом Авенариуса, Маха и всей этой группы позитивизма было: «основываться исключительно на «чистом» опыте». Все чуждые ему факторы они презрительно называли «метафизикой».

Сознание людей склонно причислять к опыту и то, что вовсе не является опытом, а «вкраплением», добавлением, порождаемым самим сознанием. Наука устраняет эти «вкрапления», и этим, собственно, отличается «чистый» научный опыт от наивного, повседневного.

Наука устраняет, во-первых, различного рода оценки — как этические, так и эстетические. Во-вторых, она устраняет «антропоморфические» вкрапления, заключающиеся в том, что мы приписываем вещам свойства, которыми обладаем сами. Таких вкраплений много в обыденном мышлении, но еще больше — в философии. Эти ошибки исправляет наука

Но и она не без греха. Авенариус и Мах усматривали «философию»,даже в конкретных науках. В психологии и естествознании «философскими» они признавали не только такие понятия, как «вещь в себе» или «абсолют», но и понятия «личность» и «психологическая власть», которыми пользуется психология, или же понятие «атом», «сила», «причина», фигурирующие в естественных науках. Поэтому они полагали, что и наука нуждается в исправлении ошибок.

8 стр., 3934 слов

Философия 97

... язык, и прежде всего язык науки, как способ выражения знания. Философия суть деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения ... и др. Ф.ж. возникла как реакция на неокантианство и позитивизм и пыталась вместо абстрактных и неопределенных понятий «материя», « ... к гипотезам и теориям, проверка их следствий на опыте, использование единых принципов образования понятий и гипотез, широкое ...

Надо отличать нынешнюю науку, заражённую философией, от будущей, которая будет опираться на чистый опыт. После устранения из философии ее традиционных понятий возникала опасность исключения философии из науки, лишения ее статуса науки. Эмпириокритики интуитивно осознавали эту опасность и готовы были сохранить философию в качестве «научного мышления» Они считали, что задача философии состоит не в построении «синтетической» системы, воплощающей общие выводы всех наук, а в создании теории научного познания .

Основное же назначение философии как теории познания махисты видели в устранении из науки всех «умозрительных фикций». Вторая историческая форма позитивизма, таким образом, отличается от первой не только пониманием характера конкретных проблем, подлежащих философскому рассмотрению, но и определением самого предмета философии. Махизм характеризуется расширением эмпиризма и более последовательным проведением идеала «описательной» науки.

Парадоксальной чертой позитивизма было то, что, начав с исключительного культа науки, он перешел затем к сё суровой критике. И одновременно пришел к реабилитации естественного, вненаучного взгляда на мир: наука, де, со своими обобщениями, законами, гипотезами, абстракциями ещё дальше отходит от чистого опыта, нежели естественная позиция разума. Ни в коем случае нельзя трактовать научное познание как познание более высокого ранга. Наука не содержит ничего такого, чего нельзя бы было найти без неё, она лишь быстрее находит истину. Этот взгляд Маха был реакцией на однобокий культ и фетишизацию науки.

Наука как экономное описание фактов

Эмпириокритицизм боролся против распространённого взгляда, согласно которому задачей науки является объяснение явлений: ведь объяснение заключается в отыскании причин, а причинность является философской концепцией, не имеющей основания в опыте.

Научное же описание, согласно позитивистской концепции, отличается от обычного только тем, что является экономным, что истолковывает в наиболее простой форме как можно больше фактов и позволяет их понять с наименьшими усилиями. В реальности же каждый факт выступает только один раз и является иным, чем любой другой, но мы уподобляем их друг другу и формируем общие законы, с помощью которых облегчаем память. Мы должны, однако, помнить, что законы эти являются не чем иным, как сокращённым рапортом о фактах, что их преимуществом является лишь их экономность.

Наши силы, делал он вывод, не являются неограниченными, мы должны поэтому их экономить. Не только тело, но и разум должен выполнять свои функции целесообразно, в соответствии с принципом наименьшего усилия и, прежде всего, свою основную мыслительную функцию: мышление является апперцепцией, или пониманием новых представлений с помощью уже имеющихся. Силы же экономятся тогда когда уже имеющиеся представления систематизируются и объединяются в форме общих понятий. Науки описывают явления сокращённо, с помощью законов и понятий, ибо каждое понятие заменяет множество представлений, а каждый закон — множество конкретных утверждений. И благодаря этому экономится усилие. В частности, это делает и философия, ибо и её понятия являются наиболее общими и сокращёнными: они охватывают не какую-либо часть опыта а опыт в целом, весь мир Философия стремится к научному пониманию мира или к пониманию его согласно принципу наименьшего усилия.

Ни в коем случае нельзя трактовать мышление как какую-то способность высшего ранга: оно не имеет иной задачи, кроме предвидения опыта, его формы, которые кажутся наиболее совершенными, являются лишь более экономными формами; его необходимости являются только делом привычки; его мнимые объяснения являются только сведением новых представлений к старым.

Научный образ мира.

Естественные науки представляют мир как совокупность сил и тел. Философия «чистого опыта» подвергает сомнению такое понимание, ибо в опыте мы не имеем дело с «силами». Это — не что иное как сокращенное и субьективное выражение для описания устойчивых связей между явлениями.

Точно также нашим субъективным продуктом являются такие понятия, как «материя» или «атом». Поэтому их надо исключить из науки. А когда они будут исключены, что останется в опыте? Останутся только отдельные цвета, звуки, пространственные и временные системы. Иначе говоря, останутся только ощущения, или, как любил выражаться Мах, — «элементы». То, что мы называем миром, является комбинацией элементов и не чем иным.

Комбинации элементов подвержены изменениям, и только некоторые из них являются относительно устойчивыми — их мы называем телами. Точно так же относительно более устойчивыми являются определённые комбинации воспоминаний, настроений, чувств — их мы называем личностью. Личности, как и тела, — это только названия для комбинаций элементов, отличающихся устойчивостью. Однако их устойчивость также не является полной; наша иллюзия, что на самом деле всё обстоит иначе, проистекает из замедленности и непрерывности изменений.

Методологические принципы и инновации эмпириокритицизма

Таким образом, эмпириокритики разработали и сформулировали важнейшие методологические принципы, которые должны быть положены в основу научного исследования:.

1. Принцип «корреляции» или «координации». Этот принцип исходит из того, что должна существовать соотносительная связь субъекта и объекта в процессе познания. Согласно этому принципу, научное знание зависит в своем содержании, прежде всего, от субъекта познания, так как он реально имеет дело только со своими ощущениями..

2. Принцип критики опыта. Этот принцип требует очистить содержание опыта от ненужных иллюзий, выдумок, теоретических фантазий.

3.Принцип экономии мышления. Этот принцип требует от ученого «экономить сообщения и понимания». По мнению Авенариуса, подобная экономия составляет «сущность науки», «наука – это не что иное, как экономное описание фактов», которое требует, в конечном счете, ограничить научное знание эмпирическим материалом

Философия эмпириокритицизма содержала ( явно и неявно ) некоторые методологические инновации. Эти инновации, однако, далеко не сразу были поняты и приняты научным сообществом. К этим методологическим инновациям можно отнести:

1. идею относительности фундаментального теоретического знания;

2.идею зависимости теоретического естественнонаучного знания от способов познавательной деятельности;

3.идею об отсутствии «пропасти между физическим и психическим в опыте».

3 Неопозитивизм

В XIX столетии эмпириокоитицизм достиг той предельной точки в своем развитии, когда он полностью себя исчерпал. В начале XIX века он уже подвергается критике, и получают развитие противоположные ему философские направления. Однако не успело уйти из истории еще одно поколение людей, и неожиданно наступило возрождение позитивизма, при этом — в его наиболее радикальной форме. В отличие от прежнего, классического позитивизма Конта, а также от позитивизма проповедуемого Махом на пороге X1X века здесь мы можем говоритъ о «третьем позитивизме». Он был продуктом коллективного творчества ученых-специалистов и философов, которые сгруппировались вокруг М. Шлика и принимали участие в проводимом им с 1923 г. семинаре на кафедре индуктивных наук Венского университета Они назвали себя «Венским кружком» и под этим именем совместно выступили в 1923 г. с программной работой на немецком языке «Венский кружок. Научный взгляд на мир». Шлик положил начало этому движению, позже Карнап стал в нем наиболее влиятельным и репрезентативным мыслителем. Движение быстро распространилось в Европе и вскоре охватило и Северную Америку. И тогда название «Венский кружок» оказалось чрезмерно локальным, перестало быть адекватным и его заменили другими: «неопозитивизм», «логический (или логистический) позитивизм», «логический (или логистический) эмпиризм».

Три составные части неопозитивизма.

В монолите философии «Венского кружка» можно различить три составные части, три взаимодополняющие друг друга теории: эмпиризм, позитивизм и физикализм.

Эмпиризм означал, что единственным источником достоверного знания о мире является опыт.

Позитивизм означал, что предметом этого знания являются только эмпирические факты, а не трансцендентальное бытие или мнимая сущность вещей.

Наконец, физикализм означал, что наиболее совершенной системой понятий является та, которую выработала физика и что к этой системе следует и можно свести все научное знание

Логистический эмпиризм

Эмпиризм имеет перед собой две принципиальные возможности. Можно признать опыт в качестве источника всякого знания, в том числе и знания логического и математического. Но можно также признать опыт только в качестве источника знания о реальном мире и тогда помимо реального знания, признать формальное (подобное логическому и математическому), которое не является эмпирическим, а аксиоматическим. Прежний эмпиризм, особенно Милль, придерживался первой точки зрения. «Венский кружок» разделял вторую. Превосходство этой точки зрения заключается в том, что она объясняет достоверный характер логического и математического знания, которым не обладает никакое иное знание, опирающееся на опыт.

Тавтология

Для нового же эмпиризма «Венского кружка» логика и математика являются дооопытным знанием. Они трактуются как всецело и исключительно аналитические науки, ибо, по мнению неопозитивистов, не содержат в себе каких-либо особых новых истин, а только указания на то, как можно преобразовать уже известные истины и согласно каким правилам придавать им иной облик. Они в действительности являются только совокупностью тавтологий, как это ярко сформулировал Витгенштейн. Наука либо констатирует факты, либо формулирует тавтологию, ничего иного она делать не может.

Дисциплины формальные, чисто аналитические, не являются подлинной наукой, если под наукой понимать познание того, что существует реально. Тем не менее, они играют в науке важную роль. Неопозитивисты признавали эту особенность формальных наук и включили в свой арсенал неэмпирическую логику в ее новом логистическом облике. Это обстоятельство представляло особую черту их эмпиризма, который они называли «логистическим».

От этого знания, лишенного опытного характера, они ожидали формального совершенства, высокой степени формализации, аксиоматизации и способности к объединению в общую систему. И это действительно соответствовало реальной эволюции формальных наук, именно в это время неопозитивисты объединили воедино логику и математику, осуществили математизацию логики и устранили из математики дуализм, исключив интуитивные действия из геометрии и приблизив ее к арифметике.

Протокольные предложения

Иначе обстоит дело с реальным знанием. Оно, по убеждению неопозитивистов, сводится к чисто эмпирическим утверждениям или предложениям, непосредственно констатирующим факты — «отчетным» или «протокольным» утверждениям. Они не содержат в себе ничего иного, кроме этих утверждений или же таких высказываний, которые вытекают из них. Это убеждение соответствовало традиционным устремлениям эмпиризма: признание только одних фактов и никаких мыслительных конструкций, ибо последние, де, не являются знанием, иначе говоря: признание только одних описаний и никаких объяснений, ибо они не являются возможными. Логика имеет для знания важное значение, ибо устанавливает отношения следствия, объясняет, какие утверждения вытекают из «протокольных». Однако подлинное знание начинается и завершается «протокольными» утверждениями.

Это понятие стало основным для логического позитивизма. Но оно не было таким простым, как это могло бы показаться на первый взгляд, вокруг него возникло ряд проблем

Прежде всего — какие предложения следует считать «протокольными»?

Вначале «Венский кружок» вслед за Махом понимал их субъективно, психологически, как предложения типа «я вижу голубой цвет»; позже он занял противоположную позицию: «протокольными»’ предложениями должны быть объективные предложения типа: «это — голубой цвет», которые подлежат интерсубъективной проверке.

Далее возникает вопрос: все ли или, по крайней мере, некоторые из «протокольных» предложений имеют такой прочный фундамент в опыте, что не требуют подтверждения новыми опытами — то есть, являются ли они абсолютно достоверными или же, наоборот, являются относительными?

С этим была связана и проблема относительности истинности. Согласно Нейрату, нельзя просто так сказать о предложении, что оно истинно, оно истинно по отношению к определенным «протокольным» предложениям или по отношению к полученным до сих пор опытным данным. Новые же опытные данные могут быть иными, и истинные предложения могут стать ложными.

Занимая такую позицию, неопозитивисты могли не сомневаться в достоверности частных наук — не только реальных, но и формальных. Но они имели сомнения — и очень большие — в отношении философии. Последняя хочет быть не формальной, а реальной наукой, она претендует на познание действительности и в то же время не опирается на опыт. А это невозможно.

Философия позитивизма. docx — Стр 2

Бессмысленные утверждения и ликвидация метафизики

Позитивизм всегда выступал против «философии», но «Венский кружок» еще более усилил эту позицию: прежний позитивизм считал, что основные положения философии ложны, неопределенны или необоснованны, а новый позитивизм — что эти положения просто лишены смысла. Ибо он исходил из того, что утверждения имеют смысл только в том случае, если они могут быть проверены, если возможна их верификация.. А если она не возможна, то такие утверждения даже нельзя считать ложными: они попросту не имеют смысла. Из таких утверждений и состоит «философия».

Для понимания этого взгляда неопозитивистов надо уяснить две вещи: техническую невозможность верификации в данных условиях и принципиальную невозможность верификации, Техническая невозможность верификации не лишает утверждений смысла Не является, например, бессмысленным утверждение, что на другой стороне Луны есть горы: истинность этого мы не можем проверить, но только потому, что у нас не хватает для этого технических средств. Совершенно иначе обстоит дело с такими утверждениями, как «существует ядро электрона, которое скрыто и не может быть обнаружено», «существуют идеи, о которых говорил Платон» или: «существуют энтелехии, о которых писал Аристотель», а также утверждения идеалистов о том что «ничего не существует вне наших представлений». Все эти утверждения принципиально не могут быть сведены к опыту, не могут быть верифицированы и поэтому лишены смысла. Более того: бессмысленными являются сами вопросы, на которые эти бессмысленные утверждения якобы отвечают. Это — мнимые вопросы, ибо на самом деле нет вопросов, на которые не может быть ответов. И нечего сожалеть, что таких ответов нет. «Метафизики нет, есть только метафизические заблуждения) — заявляли неопозитивисты вместе с Расселом и Витгенштейном.

Выводы неопозитивистов о метафизических утверждениях, не имеющих смысла, были ими трактованы и менее провокационным образом: не имеют смысла — это значит, не имеют фактического смысла Дело в том, что существуют разные языки, которые придают словесным выражениям различный смысл. Наиболее важное различие между языками следующее: одни из них придают выражениям познавательный смысл, некоторые же другие, например, язык морали, такой смысл, который вовсе не является познавательным, а эмоциональным. Знаки таких языков не обозначают вещи, а выражают чувства, стремления, правила, предписания и т.п. Наиболее крупные ошибки и недоразумения проистекают да того, что эмоциональные выражения трактуются так, как будто они являются познавательными.

Языки, придающие выражениям познавательный смысл, разграничивают формальные и фактические выражения. Это также различного рода вещи, ибо формальные выражения не касаются действительности. Ошибка философии заключается в том, что она, используя выражения с эмоциональным или формальным смыслом, трактует их так, как будто они имеют фактический смысл. Эмоциональные языки могут быть полезными, но не для метафизики, которая претендует на познание действительности.

В соответствии с этим следует различать три категории утверждений:

1) утверждения, имеющие фактический смысл, фактически истинные или ложные, в зависимости от того, соответствуют ли они фактам;

2) утверждения, имеющие только формальный смысл, логически истинные (или аналитические) и логически ложные (или противоречивые)

и 3) утверждения, не имеющие познавательного смысла метафорические, образные, а также восклицания, желания, предписания, вопросы, оценки; эти выражения имеют только эмоциональный смысл и не являются ни истинными, ни ложными.

Выражения, лишенные фактического смысла — это не только логически противоречивые или абсурдные предложения, но также эмоциональные, а также содержащие в себе термины без эмпирической определенности. Таким образом, логический позитивизм, борясь с философией и упрекая ее в отсутствии смысла упрекает ее, точнее говоря, в отсутствии того смысла, о котором идет речь, а именно — фактического; упрекает философию в смешении смыслов, признании фактическим смыслом того, что является только формальным или эмоциональным смыслом.

Вместе с тем, несмотря на свое негативное отношение к философии, неопозитивисты не считали себя агностиками. Они выступали против лозунга «ignorabimus» (не знаем), который предыдущее поколение считало пределом осторожности и критичности. Нет неразрешимых проблем, заявляли неопозитивисты, есть только такие, которые в данных условиях не могут быть решены. Принципиально неразрешимыми являются только те, для которых нет способа их верификации, но такие проблемы вообще не имеют смысла и поэтому вовсе не являются проблемами.

Ликвидация теории ценностей

Суждения о ценностях (этические и эстетические), так же как и философские, неопозитивисты считали бессмысленными. Они являются результатом недоразумений и существуют только благодаря тому, что используемые ими выражения не были подвергнуты логическому анализу.

Выражения «добрый» и «плохой», «правильный» и «неправильный», «обязанность» и «долг» трактуются так, как будто они означают что-либо реальное, а между тем они выражают только директивы и правила поведения. Они не могут быть выведены из знания о фактах и не являются ни истинными, ни ложны­ми; они, скорее всего, являются только призывом к тому, чтобы сделать соответствующие фактические утверждения истинными.

Традиционная моральная философия, настроенная философски пыталась основывать свои утверждения на интуиции или доказательстве, но подобные попытки уже заранее были обречены на неудачу, с точки зрения логического эмпиризма, эти утверждения не имеют фактических оснований, являются непроверяемыми и благодаря этому бессмысленными; они существуют только благодаря смешению различных языков — смешению фактического и эмоционального языка, фактов и императивов.

Под названием «моральная философия», или «этика», скрываются весьма различные утверждения: I) познание ценностей, добра, того, что правильно и должно быть — задача эта является бессмысленной, но помимо этого сюда входит 2) исследование того, что признают люди в качестве ценностей, и 3) отыскание средств, ведущих к намеченным целям — а это уже задачи, отличные от первой, и могут быть истолкованы научно; 4) моральное воспитание и пропаганда — задачи, которые могут быть полезными, но не являются научными; 5) анализ этического языка, что является единственной характерной проблемой философской этики.

Какие последствия вытекают отсюда для философии? Реальное знание о мире исчерпывающим образом дают частные науки. Для философии, следовательно, остается только одно — анализ выражений, которые используют науки.

Нет никакой философии как теории, как системы собственных утверждений, которая бы существовала наряду с научными утверждениями. Заниматься философией означает только одно — объяснять понятия и утверждения с помощью логического анализа Можно ли ее еще считать наукой? В своей наиболее радикальной фазе деятельности неопозитивисты отвечали на этот вопрос отрицательно: философия не только не является конкретной наукой (об этом уже писали многие до неопозитивистов), но и вообще не является наукой.

Поскольку она занимается понятиями других наук, ее даже можно назвать «царицей наук», писал Шлик, но нигде не написано, что «царица наук» сама является наукой. Наука ищет истины, а философия только анализирует готовые истины. Наука пытается разрешить проблемы, философия же, в лучшем случае, учит, как следует эти проблемы формулировать. Иначе говоря, целью науки является истинность утверждений, философия же раскрывает их смысл. Иными словами: наука констатирует истины, философия учит их выражать.

Каждый опыт, чтобы стать утверждением, должен быть выражен каким-либо языком, и «границы моего языка являются границами моего мира» (Л. Витгенштейн).

Поэтому проблема языка является не менее важной, чем опыт Если философия хочет стать наукой, то в качестве таковой она может выступать как логическая теория языка и только в этой роли. Не как метафизика к чему стремилась в прежние времена, и не как теория познания, как этого хотел XIX век.

Все начинается и завершается анализом языка; если же философия хочет быть чем-то большим, она становится нонсенсом. Неопозитивисты в начале своей деятельности боролись с философией, позже, считая эту борьбу завершенной, занялись теорией языка. Не является важным, что означает язык, важным лишь являются его формальные черты, его логическая структура — к ее анализу и сводится вся философия.

Физикализм и лозунг единства науки

Одна из важнейших целей неопозитивистов заключалась в том, чтобы разработать единый язык для всех наук. Они хотели преодолеть существующее положение вещей, когда наука имеет собственный язык, в котором в разных науках одно и то же выражение имеет различный смысл, что неизбежно ведет к хаосу.

Витгенштейн исследовал условия построения такого искусственного языка, который был бы логически совершенным языком, то есть был бы свободным от недостатков обычного (естественного) языка, выражающихся в его многозначности и отсутствии логической точности. «Единство языка, и только оно, приведет к единству наук» — этот лозунг неопозитивисты выдвинули как главный в своих начинаниях: свои конгрессы они называли «конгрессами в защиту единства наук», свою энциклопедию – «энциклопедией объединенной науки».»

Они также пришли к убеждению, что, если науку должен охватить один язык, то таким языком должен быть язык физики, ибо он является наиболее совершенным и обширным. Этот постулат они называли «физикализмом». Превосходство языка физики заключается в том, что он охватывает исключительно пространственно-временные факты, которые относятся к интерсубъективному опыту и являются точно измеряемыми.

Отличие неопозитивизма от позитивизма Конта и эмпириокритицизма.

Доктрину «Венского кружка», или неопозитивизма, отличает от прежних форм позитивизма ряд черт:

1) трактовка логико-математических наук как неэмпирических и аналитических;

2) стремление к объединению всех эмпирических наук на основе физического языка;

3) ликвидация философии, проблемы которой являются мнимыми, а утверждения — бессмысленными;

5) ликвидация иных философских наук — теории познания, этики, эстетики и понимание философии как логического анализа языка науки.

Самым общим образом позицию неопозитивистов можно сформулировать так: истинным знанием является только эмпирическое знание, которое сводится к отчетным (протокольным) предложениям; кроме него существует только тавтология (в математике) и анализ языка (в философии).

Утверждения, которые принципиально не могут быть верифицированы, являются бессмысленными; из таких утверждений, согласно неопозитивизму, и состоит традиционная философия.

Трактовку научных законов в неопозитивизме подверг критике К Поппер в своей работе «Логика исследований» (1935 г.).

Стремясь спасти научный характер законов природы, он пришел к выводу, что от научных утверждений надо требовать не верификации, а лишь фальсификации: они являются научными, если опыт не требует их отбросить. Таким образом, основной принцип неопозитивизма — принцип верификации — был заменен принципом фальсификации

Неопозитивисты, как это уже было сказано выше, первоначально (под влиянием Маха) признавали, что истинно эмпирическими являются только интроспективные утверждения, ибо только они непосредственно формулируют опыт. И тогда на них должно было бы опираться все эмпирическое знание. Но в таком случае оно всецело становилось бы субъективным. Чтобы избежать этого, неопозитивисты изменили критерий эмпиричности: теперь уже он заключался не в непосредственном характере опыта, а в интерсубъективной проверяемости.

В этом случае основа знания перестает быть субъективной, но само знание уже не может апеллировать к достоверности непосредственного ощущения, которое, однако, является субъективным и не заменяет проверки. Невозможно проверять и верифицировать до бесконечности — следует избрать какое-либо окончательное утверждение, хотя выбор этот до определенного уровня является произвольным. Вот так, отходя от субъективизма, «Кружок» перешел к конвенционализму. А поскольку знание в этом случае зависит не только от опыта, но также и от конвенции (сознания), то эмпирический фактор уже не является в нем единственным. В итоге эмпиризм «Кружка» был подвергнут ограничению.

Неопозитивизм признавал, что философия сводится к логике науки, или логической теории языка Последняя же, согласно. Карнапу, сводится к логическому синтаксису, или чисто формальной теории языка, которая, абстрагируясь от значения выражений, занимается только их формой.

Однако Тарский показал, что в философии есть проблемы, доступные для научного исследования, например, проблема определения истины, которая относится не к синтаксису, а к семантике — науке об отношениях между выражениями и предметами. Следовательно, это проблема, которая касается не только формы, но и содержания выражений.

От верификации — к фальсификации, от чистого эмпиризма — к эмпиризму конвенционалистскому, от языка физики — к языку «физикалистскому», от синтаксиса — к семантике — такова эволюция неопозитивизма