Субъективное благополучие как фактор социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями

Введение

Проблема субъективного благополучия в настоящее время стоит очень остро в силу возрастания «общественной нагрузки на личности», общественного влияния, значимости «социальности» человека в разных формах её отражения. Выделяют несколько причин, в силу которых проблема субъективного благополучия приобретает больший интерес: качество жизни становится важнее, чем показатели экономического процветания; личное счастье становится более важным из-за нарастающей тенденции к индивидуализму; разработан ряд методов измерения благополучия, благодаря которым эта область смогла превратиться в серьезную и признанную научную дисциплину.

Субъективное благополучие личности включает ее социально-нормативные ценностные установки, реализация которых предопределена совокупностью условий социализации, как в субъективном, так и в объективном планах, равно как и реализацию потребностей (в том числе связанных с психическим и соматическим здоровьем личности), также имеющих социальный контекст, глобальную оценку своего существования на основе соотнесения частных и обобщенных представлений о своей жизни и самореализации в ней с «эталонными представлениями», усвоенными в процессе социализации. []

Различные аспекты субъективного благополучия редко выступали предметом психологического исследования. Исследователи разных областей науки отмечали факты, относящиеся к переживанию состояний благополучия или неблагополучия конкретным индивидом, большей частью обращаясь к его состояниям. В настоящее время на передний план выносится необходимость анализа личностных, социокультурных, социально-психологических основ благополучия, поскольку оно зависит от взаимодействия и взаимовлияния целого комплекса различных внутренних и внешних составляющих.

С 60-х годов проведено достаточное количество исследований этносоциального благополучия индивидов. Переживания счастья имеет значительную культуральную и этническую обусловленность. Так, например, в социологических опросах выявлено, что чаще всего людей, ощущающих себя счастливыми, можно встретить в Индии и реже всего — в Швеции []

Проблемой субъективного благополучия и качества жизни интересовались такие исследователи как М. В Соколова., И.А. Джидарьян, Г. Л. Пучкова, Е.Е. Бочарова, Н.К. Бахарева, Э. Дайнер, Р. Эммонс. Р.М. Шаминов рассматривал субъективное благополучие как своеобразное отношение человека к жизненным процессам вцелом.].

5 стр., 2178 слов

Социально-психологическая компетентность личности как детерминанта субъективного качества жизни

... межличностных интеракций, будут коррелировать с незащищённостью и другими показателями субъективного качества жизни, снижая благополучие личности в разных сферах. Список литературы Абульханова-Славская К. А ... коммуникативность, волевой самоконтроль и принятие себя. Зарубежными исследователями отмечается влияние эмоционального интеллекта на субъективное качество жизни (E. N. Gallagher, D. A. Vella- ...

Ряд авторов (М.В. Коркина, B.C. Цивилько, М.В. Коркина, Ю.М. Лопухин, М.Н. Молоденков и д.р.) рассматривали субъективное восприятие тяжести болезни как показатель субъективного качества жизни.

О субъективном благополучии личности свидетельствует возможность человека адекватно воспринимать и оценивать окружающий мир, что невозможно осуществить при наличии различного рода соматических патологий и в первую очередь аномалий рефракции. В современной жизни глаза это один из важнейших органов чувств, что обусловлено развитием сфер профессиональной и социально-бытовой активности человека, требующим высокой и полноценной остроты зрения. В современном обществе 30−70% людей имеют рефракционные нарушения — близорукость, дальнозоркость и астигматизм. По данным директора НИИГБ РАМН С.Э. Аветисова «такие проблемы присутствуют у 100% россиян, потому что любой из нас в тот или иной период обязательно с ними сталкивается». Через зрительный анализатор человек получает больше 50% информации. Если у человека снижена острота зрения, то у него возникает множество трудностей: самоиндуцированное напряжение, эмоциональный дисбаланс, вызванный негативными чувствами и ощущениями.

Одним из методов, позволяющим избавиться от оптических несовершенств глаза является рефракционная хирургия. Так как речь идёт об оперативном вмешательстве, то очевидным является вопрос о послеоперационном ведении пациентов. Важной проблемой являются субъективные ощущения лиц, перенёсших оперативное лечение. В работах И.А. Лоскутова указаны данные проводимых опросов среди пациентов, которые показали, что 70% оперированных согласны на повторное вмешательство, это говорит о том, что люди хотят, не смотря ни на что, решить свою проблему. Однако около 30% испытуемых не готовы к хирургическому лечению. Учитывая выше сказанное, проблемой исследования является изучение субъективного благополучия лиц как фактора социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями.

2 стр., 569 слов

Характеристика основных подходов к диагностическому исследованию личности

Психодиагностика личности всегда связана с теоретическими представлениями о сущности личности и эти теоретические представления сильно различаются у разных авторов. В связи с этим в психодиагностике существует несколько подходов к исследованию личности, и каждый подход связан с определенной теорией личности. Если за тестом не стоит какая-либо теория, то в нем страдает конструктная валидность. ...

Объектом исследования является качество жизни лиц с соматическими заболеваниями.

Предметом исследования является субъективное благополучие как фактор социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями.

Целью дипломной работы является изучить и проанализировать связь субъективного благополучия человека с процессами социально-психологической адаптации к постоянно меняющимся условиям современного общества.

Для реализации поставленной цели были разработаны следующие задачи:

. изучить теоретические аспекты субъективного благополучия человека;

. провести теоретический анализ литературы по вопросам социально-психологической адаптации личности;

. проанализировать ранее проведённые исследования в рамках рефракционной хирургии и психологии личности;

. провести эмпирическое исследование с целью выявления особенностей субъективного благополучия и социально-психологической адаптации пациентов с рефракционными аномалиями;

. выявить особенности субъективного благополучия контрольной и экспериментальной групп;

. выявить особенности социально-психологической адаптации контрольной и экспериментальной групп;

. разработать рекомендации для проведения тренинговых занятий для лиц, имеющих аномалии рефракции.

Гипотеза: в рамках исследования мы предположили, что испытуемые с рефракционными аномалиями обладают меньшей адаптивностью и имеют низкие показатели субъективного качества жизни, а именно низкий уровень самооценки, высокий уровень тревожности и низкую удовлетворённость жизнью.

Теоретическая значимость определяется тем, что данные, полученные в ходе теоретического анализа, дополняют уже имеющиеся в клинической психологии представления о субъективном благополучии личности. Изучение субъективного благополучия необходимо для выработки путей и способов реализации личности, раскрытия потенциала современного человека, конструктивному отношению к действительности, формированию позитивного подхода к решению задач и разрешению возникающих проблем, стабилизации соматического и психического здоровья. А также углубляют знания о структуре и сущности представлений благополучии в рамках позитивной психологии и современной психологии личности.

9 стр., 4036 слов

ПСИХОЛОГИЯ СУБЪЕКТИВНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

... человеку варьировать свое поведение» [8]. Поскольку физическое, психологическое и социальное в субъективном восприятии интегрируются и образуют целое, целесообразно ввести понятие социально-психологического субъективного благополучия ... адаптационные возможности человека в восприятии себя и своей жизни; 2) функция управления когнитивными процессами, обеспечивающими адаптацию и интеграцию личности ...

Практическая значимость определяется тем, что выявленные в ходе эмпирического исследования особенности личности могут быть использованы практическими психологами, работающими в рамках проблемы субъективного благополучия как фактора социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями в условиях современного общества, так как в научной литературе отсутствуют рекомендаций для лиц, страдающих аномалиями рефракции с точки зрения психологии. Существует полный спектр медицинских показаний для лечения и реабилитации пациентов, перенёсших оперативное вмешательство, однако не учитываются психологические факторы, являющиеся одними из наиболее важных компонентов оказывающих влияние на эффективность проводимых мероприятий.

Методы исследования: теоретические методы, включающие изучение и анализ научной литературы по проблеме исследования; эмпирические методы (психодиагностические методики, интервью).

В качестве основных математических методов статистической обработки использовались: … Математическая обработка проведена с использованием программы статистической обработки данных SPSS (версия 20.00).

Методики исследования: опросник социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, шкала оценки качества жизни (Н.Е. Водопьянова, в модификации Н.П. Фетискина и Т.И. Мироновой), тест уверенности в себе В.Г. Ромека.

Эмпирическое исследование проводилось на базе Тамбовского филиала МНТК «Микрохирургия глаза» имени С.Н. Фёдорова. В исследовании приняли участие 2 группы респондентов: в 1 группу вошли 67 пациентов клиники в возрасте от 18 до 50 лет, 38% (25 человека) из которых мужчины и 62% (42 человека) женщины; женщины. 2 группу составили лица, добровольно согласившиеся принять участие в исследовании, также имеющие аномалии рефракции, но не планирующие оперативного лечения, в эту группу вошли: 47% (16 человек) женщины и 53% (18 человек) мужчины в возрасте от 18 до 50 лет.

9 стр., 4326 слов

Субъективное благополучие студентов разных специальностей

... психологического и экономического факультетов МОСИ. Выборка: 37 человек. Для изучения субъективного благополучия мы использовали следующие методики: 1. « Шкала субъективного благополучия» (М.В.Соколова) Шкала субъективного благополучия ... компоненты «Я»: субъективное благополучие включает все выделенные аспекты. Субъективное благополучие личности включает социально-нормативные ценностные установки, ...

Основные теоретические положения и выводы исследования освещались на Студенческой научной конференции Медицинского института (Тамбов, 2012), Второй международной конференции «Психология человека в условиях здоровья и болезни» (Тамбов, 2012), Восьмой всероссийской студенческой научной конференции «Актуальные проблемы психологии глазами студента» (Тамбов, 2012), Двенадцатой международной научной конференции (заочной) «Потенциал личности: комплексная проблема» (Тамбов, 2013), «Психология человека в условиях здоровья и болезни» (Тамбов, 2013).

Структура дипломной работы. Дипломная работа выполнена на … (от титульного до приложений включительно) листах и состоит из введения, двух глав: 1 глава: «Теоретико-методологический анализ проблемы субъективного благополучия как фактора социально-психологической адаптации», 2 глава: «Эмпирическое исследование субъективного благополучия как фактора социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями» заключения, списка литературы и приложений. Работа иллюстрирована таблицами и рисунками.


1. Теоретико-методологический анализ проблемы субъективного благополучия как фактора социально-психологической адаптации

.1 Проблема социально-психологической адаптации в трудах отечественных и зарубежных авторов

Понятие «адаптация» (от лат слова adapto — приспособляю) по мнению Р.С. Немова имеет несколько значений: во-первых, это понятие характеризует процесс постепенного изменения, приспособления физиологических процессов, происходящих в органах чувств человека, к особенностям физических стимулов, воздействующих на органы чувств в данный момент времени, например, глаза человека — к яркости света, уха — к интенсивности звука; во-вторых, под адаптацией он понимал процесс приспособления психологических особенностей (например, эмоционального настроя, состояния и др.), а также поведения человека к социальным условиям, социальной ситуации, в которой он в данный момент оказался. В когнитивной психологии, ориентированной на операциональную теорию интеллекта Ж. Пиаже, адаптация — один из главных процессов интеллектуального развития, направленный на то, чтобы человек мог эффективно решать задачи, которые перед ним ставит окружающая обстановка. В этом понимании адаптация включает в себя два взаимно дополняющих вида интеллектуальной активности: ассимиляцию и аккомодацию. []

3 стр., 1332 слов

1. человек как личность

Вопросы по § 1. Человек как личность Главное качество человека, состоящее в способности усваивать достижения культуры, осознанно включаться в жизнь общества, быть её субъектом – это: биологическое; социальное (общественное); духовное; культурное. К характеристикам человека как биологического существа относится наличие: мышления; членораздельной речи; психики; высокоорганизованного мозга. Не ...

По мнению А.В. Петровского, личность имеет стремление к внутренней цели, которое заставляет человека проявлять активность. Эта внутренняя цель раскрывается в понятии адаптивной направленности психологических процессов и поведенческих актов, которая включает в себя процессы приспособления индивида к природной и социальной среде, процессы самоприсобления (саморегуляции, подчинение высших интересов низшим) и другие. В зависимости от трактовки целей жизнедеятельности личности выделяют следующие варианты направленности адаптации:

· гомеостатический вариант — адаптивный исход состоит в достижении равновесия;

· гедонистический вариант — адаптивный исход состоит в наслаждении, в избегании страданий;

· прагматический вариант — адаптивный исход состоит в практической пользе, успехе. []

Cуществуют различия в трактовке термина «адаптация» в зависимости от предмета исследованияв в процессе изучения различных наук.

Научные взгляды приверженцев первого направления основаны на теории эволюционного развития и обосновании физиологической адаптации. И.П. Павловым было отмечено, что психологическое состояние человека, возникающие в ходе адаптации при изменении обычного образа, имеют своё физиологическое основание. []

Специалисты, работающие в социологическом направлении, утверждают, что биологическое, физиологическое, психологическое и социальное развитие человека взаимосвязаны и взаимообусловлены. Также они подчёркивают важность выбора действий самого индивида и его связь с социальной практикой. Нашедшие своё отражение в работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, К.А. Абульхановой-Славской, Б.Ф. Ломова, А.В. Петровского и других, эти положения позволяют раскрыть сущность процесса адаптации как выражения единства взаимодействующих сторон — человека и социальной среды, где в основе единства лежит принцип активности. [??]

2 стр., 690 слов

Праздники сегодня и вчера: влияние праздника на личность человека

Культурная жизнь охватывает две фазы общественной динамики – будни и праздники. Праздничное событие активизирует и интенсифицирует культурную жизнь, прежде всего потому, что в это время, свободное от привычных обязанностей, проявляются, актуализируются и открыто пропагандируются основные ценности, придающие смысл человеческой жизни и характерные для данного социума и этапа его развития, ...

По мнению Н.А. Свиридова социальная адаптация «представляет, в отличие от биологической адаптации, единство приспособительной и преобразовательной деятельности. При чем, решающее значение имеет последняя. Для личности социальная адаптация носит парадоксальный характер: она разворачивается как гибко организованная в новых условиях поисковая активность, выход индивида за пределы готовой конечной формы. []

Говоря о проблеме адаптации человека необходимо учитывать, что это не только многосторонность адаптивных механизмов человеческого организма, но различные особенности адаптации можно изучить в методологических подходах и непосредственной трактовке понятия «адаптации». И.П. Павлов отмечал, что психологическое состояние человека и отрицательные эмоции, которое он испытывает возникают в ходе адаптационных процессов при изменении обычного образа жизни при прекращении обыденных занятий.

Субъективное благополучие выступает регулятором социально-психологической адаптации личности. Изучение адаптации с точки зрения психологии даёт возможность приступить к разработке технологий, позволяющих обеспечить стойкие изменения качеств личности, изучить её в контексте социальных связей и взаимоотношений, в необходимости определения социально-психологических личностных детерминант субъективного благополучия. []

Особенности структурного строения субъективного благополучия тесно связанны с определенными (преднамеренными) внутренними изменениями и внешним поведением человека. []

Широкий спектр факторов субъективного благополучия изучался Л.В. Куликовым и его учениками, которые отмечали, что распад социальных связей в ситуации преодоления жизненных трудностей уменьшает ресурсы бихевиоральной сферы. Ситуацию стойких нарушений рефракции и последующее операционное лечение во многом можно соотнести с трудной жизненной ситуацией, где происходит изменение в сфере социальных контактов: велика вероятность формирования чувства одиночества, связанного с низкой остротой зрения и ограничением общения с окружающими, которое выступает центральным в группе факторов, связанных с переживанием внутреннего дискомфорта. С другой стороны, в исследованиях Л.В. Куликова показано, что недостаточно активная личностная позиция относительно своего соматического здоровья становится существенным фактором субъективного неблагополучия.

Получивший признание отечественных авторов Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, К.А. Абульхановой — Славской, Б.Ф. Ломова, А.В. Петровского и других отечественных исследователей идейный смысл процесса социально-психологической адаптации составляет процесс передачи целостности (состоятельности) индивида и окружающей его социальной среды. Перемены в жизни личности, спровоцированные научные прогрессом общества, а также врачебным вмешательством в соматическое здоровье, накладывают чёткий след на субъективную оценку человеком своей жизни.

Для личности социально-психологическая адаптация носит неоднозначный характер. Она раскрывается как своеобразная активность человека, позволяющая приспособиться к меняющимся условиям среды. Как считает Ю.А. Милославский, чем меньше находит в человеке личностной состоятельности, автономности, тем больше социальная адаптация приобретает форму модернизации к условиям социальной среды. []

Таким образом, можно судить о том, что процесс социально-психологической адаптации лиц имеющих рефракционные аномалии проявляется в отказе личности от ранее сложившегося определённого стиля поведения и приспособление к качественно новому восприятию окружающей действительности, что в большей степени оказывается влияние на оценку субъективного благополучия и сложившейся качественно новой ситуации жизни.

1.2 Проблема субъективного благополучия в рамках клинической психологии

благополучие офтальмологический пациент психология

Проблема субъективного благополучия традиционно рассматривается в контексте качества жизни. Термин «качество жизни» берёт свои истоки из 60-х годов ХХ века и является неотъемлемым компонентом постиндустриального общества, в котором трудовые отношения связанны не только с техническим прогрессом, но, более того, с личностным общением. Основоположник теории постиндустриального развития Д. Белл считает, что если развитие общества определяется новыми возможностями развития личности, возникает необходимость порождения новых способов оценки социального развития, таких, как «качество жизни». [

Качество жизни является интегративным публицистическим понятием, так как активно используется в социологии, медицине, экологии и др. Проанализировав определения, данные в разных науках, мы сделали вывод о содержании понятия качества жизни: данное понятие решает проблему воссоздания интегральной картины жизни личности, объединяя объективные условия существования и субъективное отношение к ним. []

В широком значении понятие качества жизни относится к характеристикам самовосприятия личности с точки зрения оценки ею своего жизненного пространства. В психиатрии в содержательную характеристику качества жизни включают «описание соматических, ментальных, социальных, психических и функциональных аспектов самочувствия и функциональных способностей пациентов с их собственной точки зрения» (Bullinger M., et. al., 1996).

В психологии, по мнению Е.В. Давыдовой и А.А. Давыдова (1993), качество жизнь есть чувство удовлетворённости отдельными аспектами жизни, преобладание в эмоциональном состоянии человека позитивных эмоций. Всемирная организация здравоохранения определяет качество жизни как «восприятие индивидами их положения в жизни в контексте культуры и систем ценностей, в которых они живут, и в соответствии с их собственными целями, ожиданиями, стандартами и заботами передовых медицинских технологий, отделение диализа,]

Качество жизни как психологическая проблема изучается американской «позитивной» психологией, предметом которой являются психологический составляющие хорошей, достойной жизни человека [

Большинство авторов выделяют субъективные и объективные критерии качества жизни. К объективным критериям принято относить физическую активность и трудовую реабилитацию. Субъективные показатели качества жизни отражают эмоциональный статус, удовлетворенность жизнью и самочувствие больных []. Выделяют медицинскую (зависящую от здоровья) составляющую качества жизни, под которой понимают влияние самого заболевания (ограничения функциональных способностей в результате болезни), а также лечения на повседневную жизнедеятельность больного. (Рис. 1)

Рис. 1 Основные аспекты и компоненты КЖ (по A. Heidenheim, R.M. Lindsey, 1994)

Интерес к проблеме, связанной с качеством жизни соматических больных был вызван неудовлетворённостью пациентов качеством оказания медицинской помощи в 60−70 годы XX века, упустившей из виду базовые потребности человека, имеющих нефизиологическую природу. Одним из аспектов неудовлетворённости жизнью, по мнению К. Катшинг (1998 г.) было то, что с целью улучшить соматическое состояние пациента, акцентировав внимание на самом процессе лечения, медицина забыла о базовых человеческих потребностях в благополучии, автономии и чувстве принадлежности. Таким образом, развитие медицины спровоцировало отдаление от неё пациента.

Использование понятия качества жизни в медицинском контексте стало популярным в онкологии, однако, постепенно заинтересованность в благополучии пациента появляется и в других областях медицины. Особый интерес вопросам удовлетворения базовых потребностей в благосостоянии соматических больных наблюдается в последнее десятилетие. С 1992 года издается специальный журнал «Quality of Life Researchs» («Исследования качества жизни»).

С 1994 года проводятся специальные симпозиумы, посвященные проблемам качества жизни при психических заболеваниях. Среди тенденций, приоритетов в здоровье в современной психиатрии вопрос: «В какой степени болезнь влияет на качество жизни пациентов?», — выделяется как один из важнейших критериев (Sartorius N., 2003).

Очень тесно с этим вопросом связано само понятие «здоровье».

Исследователи F. Sainfort, M. Becker считают, что разница в оценке уровня качества жизни определяет диагноз заболевания, а также характер лечения. Существует мнение о том, что отношение субъективного благополучия личности и оцениваемое качество жизни не всегда совпадает. Порой субъективное качество жизни не отражает объективного положения вещей пациентов, а иногда и противоречит ему (M. Slade, M. Leese, R. Taylor, G. hornicroft, 1999).

Рефлексия пациентом собственного соматического состояния и ощущений в ходе лечения должны являться одним из инструментов оценки качества жизни (A.G. Awad, L.N.P. Voruganti, R.J. Heslegrave, 1997).

[]

Таким образом, учёт мнения пациента о своем благополучии, удовлетворенности жизнью, лечением позволит формировать партнерские взаимоотношения, способствующие возникновению доверия между медицинским персоналом и пациентом, а также повышению чувства ответственности последнего за собственное выздоровление.

Исследования субъективного благополучия появились в западной психологии более пятидесяти лет назад. Последовательно выдвигались и проверялись различные теоретические модели субъективного благополучия.

Проблема позитивного психического функционирования личности стала привлекать внимание исследователей, начиная с середины 20 века. Основу изучения феномена благополучия в психологии заложил Н. Брэдбёрн. Он считал, что синонимами психологического благополучия (неблагополучия) является счастье (несчастье), субъективное ощущение удовлетворённости или неудовлетворённости.

Впервые на важность изучения влияния различного рода заболеваний на человека указал американский ученый D. Karnofsky в 1947 году, который на примере онкологических больных показал необходимость изучения всего разнообразия последствий болезни, не ограничиваясь лишь общепринятыми медицинскими показателями.

В 1960—1970-х годах в медицинской литературе все чаще стало звучать мнение о том, что результаты лишь традиционных физикальных, лабораторных и инструментальных методов исследования не могут дать врачу полную картину того, что происходит с пациентом. []

Отмечалось, что болезнь влияет не только на физическое состояние человека, но и на его поведения, эмоциональные реакции, часто изменяя его место и роль в социальной жизни, а потому эффективная помощь больному невозможна без всестороннего изучения этих проявлений.

В 1966 г. J.R. Erkinton в дискуссии о важности изучения последствий болезни первым использовал словосочетание «качество жизни». Изначально использовавшийся в социологии и политологии термин «качество жизни» официально был признан в медицине в 1977 г., когда появился в качестве рубрики Cumulated Index Medicus [].

Первые попытки всестороннего изучения последствий снижения зрительных функций, в частности, при катаракте, для повседневной жизни больного были предприняты датским исследователем BernthPeterson еще в начале 1980 годов, однако долгое время его работы не получали дальнейшего продолжения. []

Значительный интерес к качеству жизни больных с различными видами офтальмопатологии возник после опубликования в 1997 г. Lee et al. результатов масштабного исследования качества жизни лиц офтальмологическими патологиями с использованием опросника SF36 и последующим сопоставлением результатов с показателями качества жизни лиц с нарушениями других органов и систем. Оказалось, что наличие зрительных расстройств является одним из основных факторов, снижающих качество жизни, причем его значимость превосходит влияние симптомов ряда сердечнососудистых и других заболеваний, в том числе представляющих непосредственную угрозу для жизни. []

Э. Динер считает, что большинство людей оценивают происходящее в терминах «хорошо — плохо» и такая оценка имеет под собой соответственно окрашенную эмоцию. Субъективное благополучие является не только показателем насколько человек погружён в депрессию или тревогу, но и демонстрирует насколько один человек счастливее другого. []

По мнению Э. Динер, субъективное благополучие личности является интегральным социально-психологическим образованием, включающим в себя оценку личности себя и своей жизни в целом. Субъективное благополучие личности имеет три составляющих.

Феномен благополучия характеризуется как субъективное, позитивное образование, со свойственной для него глобальностью измерений.

При исследовании субъективного благополучия большое внимание уделялось соответствию актуальных потребностей возможностям человека. То есть при высоком уровне актуальных потребностей и низком уровне возможностей наступает состояние обратное удовлетворённости — субъективное неблагополучие. Соответственно можно предположить, что уровень субъективного благополучия тесно связан с уровнем удовлетворяемой потребностью:

• витальные (биологические) потребности;

• социальные потребности, включающие в себя стремление принадлежать к социальной группе и занимать в ней определённое место;

Так как процесс удовлетворения потребностей связан с постоянным движением, а именно удовлетворение одной потребности требует перехода к удовлетворению следующей, можно предположить о невозможности как такового состояния субъективного благополучия.

Если рассматривать феномен благополучия в узком смысле, то есть как частный поведенческий акт, способствующий удовлетворению потребностей, следовательно, высшей её формой является самоактуализация (самореализации) (Рис. 2).

Рис. 2. Пирамида потребностей А. Маслоу

Внимание исследователей часто обращается на то, что субъективное благополучие является знаменателей не только психического и соматического здоровья личности, но и духовно — нравственного здоровья современного социума.

В отечественной психологии понятие «субъективное благополучие» появилось относительно недавно. По мнению P.М. Шамионова, субъективное благополучие — понятие, выражающее собственное отношение человека к своей личности, жизни и процессам, имеющим важное значение для личности с точки зрения усвоенных нормативных представлений о внешней и внутренней среде и характеризующееся ощущением удовлетворенности. []

Субъективное благополучие по своей природе понятие неоднозначное. На основе исследований в области позитивной психологии и субъективного счастья кандидат психологических наук Г. Л. Пучкова выделила признаки субъективного благополучия. Галина Леонидовна считает, что субъективность, как признак субъективного благополучия, существует внутри индивидуального опыта личности; следующим признаком она считает позитивность измерения, однако, это не только отсутствие негативных проявления как в определении психического здоровья, это лишь наличие позитивных показателей; глобальность измерения, то есть включение глобальных оценок всех аспектов жизни личности в период от нескольких недель до десятков лет.

Субъективное благополучие личности, отношение её к жизни определяет душевное и моральное удовлетворение собственной жизнью. []

В рамках позитивной психологии понятие «субъективное благополучие» используется в качестве синонима понятия «счастье». Оно соотносится с тем, как люди оценивают свою собственную жизнь в терминах когнитивных и аффективных объяснений, и может быть выражено некоторой формулой.

Индивидуальный диапазон, генетически предопределённый уровень счастья, который остаётся относительно стабильным на протяжении жизни и, к которому мы возвращаемся вскоре после большинства значительных событий в нашей жизни. Определяет счастье приблизительно на 50%.

Внешние жизненные обстоятельства (семья, дети, религия, повседневная деятельность), определяет счастье приблизительно на 10%.

Факторы, поддающиеся волевому контролю, т. е. сознательные, намеренные и требующие усилий действия, которые человек может выбрать для себя (определяют счастье на 40%).

Таким образом, субъективное благополучие это понятие выражающее отношение личности к самому себе, жизни и процессам, имеющим особое значение для человека, характеризующееся ощущением удовлетворённости.

Социально благополучие в понимании А. Адлера это состояние удовлетворённости личностью социальными контактами, актуальным состоянием общества, частью которого человек себя считает.

Духовное благополучие — ощущение причастности к духовной культуре общества, осознание возможности приобщаться к богатствам духовной культуры, продвижение в понимании сущности и предназначения человека, осознание и переживание смысла своей жизни. Стержнем смысла жизни часто выступает вера: в абсолют, в себя, в успех собственного дела или «нашего дела». Приближение к тому, во что веришь, прикладываемые усилия для достижения того, что ценно, наполняют жизнь смыслом. Во многом духовное благополучие определяет возможность свободно проявлять приверженность к своей вере.

Физическое (телесное) благополучие — хорошее физическое самочувствие, телесный комфорт, удовлетворяющий индивида физический тонус.

Материальное благополучие — удовлетворенность материальной стороной своего существования, стабильностью материального достатка.

Психологическое благополучие (душевный комфорт) — слаженность психических процессов и функций, ощущение целостности, внутреннего равновесия. Психологическое благополучие более устойчиво при гармонии личности.

Все компоненты субъективного благополучия тесно взаимосвязаны и имеют влияние друг на друга. Отнесение феноменов к той или иной составляющей является условным. Например, чувство общности может быть отнесено к компонентам обеспечивающих душевный (психологический) комфорт.

Психологическое благополучие личности имеют довольно сложную структуру. Когнитивный компонент психологического субъективного благополучия возникает при целостной картине мира у субъекта, понимании актуальной жизненной ситуации. Диссонанс в когнитивную сферу вносит противоречивая информация, восприятие ситуации как неопределенной, а также информационная или сенсорная депривация.

Эмоциональный компонент характеризуется переживаниями, которые обусловлены успешностью (неспешностью) в какой-либо значимой для индивида сфере жизнедеятельности.

Субъективное благополучие зависит от наличия определённых целей, успешности реализации планов, наличия условий и ресурсов для достижения целей. Неблагополучие же напротив является результатом фрустрирующих ситуаций.

Социально-психологический анализ субъективного благополучия подразумевает изучение взаимосвязи субъекта и объекта адаптации. Субъективное благополучие — это отношение человека к своей индивидуальности, к своей жизни и происходящим в ней событиям, имеющим весомое для неё значение при рассмотрении с точки зрения принятых и сложившихся понятий о «благополучной» внешней и внутренней среде, и окрашенное переживанием удовлетворенности субъективное благополучие тесно соединяется с самосознанием, и тесно связанно с соматическим здоровьем. В этом случае можно предполагать о возможности стабилизации этого процесса путей увеличения его успешности, так как именно расхождение ориентиров наиболее важных для личности, мотивов, потребностей пациентов идущих на операцию является основополагающим их неблагополучного адаптационного взаимодействия. []

Результатом благополучия являются удовлетворяющие межличностные отношения, возможности общаться и получать от этого положительные эмоции, удовлетворять потребность в эмоциональном тепле. Разрушает благополучие социальная депривация, напряженность в значимых межличностных связях.

Субъективное благополучие — обобщенное и относительно устойчивое переживание, имеющее особую значимость для личности. Именно оно в большой степени определяет характеристики доминирующего психического состояния: благоприятного состояния — способствующего согласованному протеканию психических процессов, успешному поведению, поддерживающему психическое и физическое здоровье, или, напротив, неблагоприятного. []

М.Ю. Долина и М.С. Дмитриева под руководством Л.В. Куликова занимались поиском источников того, что могло бы способствовать возникновению чувства дискомфорта. В исследовании использовалась методика «Доминирующее состояние» предложенная самими авторами, цель, которой являлась вывить характеристики доминирующих состояний.

С помощью факторного анализа исследователи выявили несколько групп причин эмоционального дискомфорта:

. причины межличностных отношений: столкновения с начальством, физический недуг, проблемы в общении с сотрудниками на работе, неудовлетворенность внешним видом, заботы о здоровье вообще, раскаяние по поводу прошлых решений, сексуальные проблемы, проблемы с подчиненными, осуждение и дискриминация со стороны других, беспокойство о надежности места работы, неприятные соседи, неудовлетворенность своей работой;

. внутриличностные причины: беспокойство, вызванное внутриличностными конфликтами; трудности с возможностью выразить себя; проблемы с сексуальным партнером; чувство одиночества; недостаток активности, энергии; проблемы с родителями;

. причины перегруженности делами: перегруженность семейными обязанностями; проблемы с детьми; нехватка времени для семьи; перегруженность делами; раздумья о смысле жизни;

. социально-бытовые причины: проблемы с покупками; растущие цены; проблемы с транспортом; беспокойство по поводу обстановки в стране;

. причины незащищенности: проблемы с местом работы из-за своего пола; забота о состоянии здоровья кого-либо из членов семьи; финансовая ненадежность.

Анализ взаимосвязей признаков анкеты, так же составленной и апробированной самими авторами, и показателей доминирующих психических состояний показал, что наибольшее число связей у группы внутриличностных причин. Таким образом, наиболее сильные причины дискомфорта находятся внутри самой личности, а средовые влияния менее сильны. Также со всеми показателями доминирующих психических состояний оказались связаны стрессоры межличностных отношений. Причина такой высокой значимости, скорее всего в том, что межличностные взаимодействия выступают как основные звенья, опосредующие социальную адаптацию личности, реализующие возможность социальной поддержки в трудных жизненных ситуациях, в ситуациях преодоления.

Анализ взаимосвязей в группе факторов, связанных с переживанием внутреннего дискомфорта выявил, что центральное место в ней занимает «чувство одиночества». Стрессоры, входящие в эту группу оказались довольно тесно связанными между собой. Чувство одиночества можно рассматривать как связующую нить двух основных групп — внутреннего дискомфорта и дисгармонии межличностных отношений. Это дает основание заметить, что многие обсуждаемые факторы дискомфорта могут быть обозначены как «внутриличностные» лишь условно. За внутриличностной локализацией таких причин дискомфорта необходимо видеть социально-психологические корни, влияние особенностей межличностных связей в микросоциуме.

Со всеми показателями доминирующих психических состояний связаны причины дискомфорта, касающиеся здоровья. Потребность сохранения и улучшения здоровья наиболее актуализирована и интенсивна, она часто является причиной устойчивого напряжения, общего эмоционального дискомфорта личности.

Факторы беспокойства о здоровье, включая физические недуги, и стрессоры внутреннего дискомфорта (трудности с возможностью выразить себя, заботы о смысле жизни, раскаяние по поводу прошлых решений) вносят наибольший вклад в снижение настроения и формирование устойчивых состояний дискомфорта. []

Таким образом, можно судить о том, что категория лиц с рефракционными аномалиями (и другими соматическими заболеваниями) имеет сниженное настроение, повышенную тревожность, более низкий уровень адаптивности к условия окружающей среды. Вследствии того, что личность, имеющая аномалии рефракции испытывает сложности в видении мира, можно предположить, что ей сложнее налаживать социальные контакты с окружающими, из-за чего испытывает внутренний дискомфорт и оценки субъективного качества жизни и благополучия ниже, чем у лиц не имеющих офтальмологических патологий.

1.3 Внутренняя картина болезни как компонент субъективного благополучия пациента

Наравне с приоритетными ценностями личности здоровью, безусловно, отводится главенствующая роль. По определению ВОЗ состояние здоровья определяется наличием полного физического, психического и социального благополучия. (Устав ВОЗ, 1946 г.) Составной частью здоровья является внутренняя картина здоровья или субъективная оценка собственного здоровья: это представление о своём физическом состоянии, которое сопровождается определённым чувственным фоном. []

Выделяют три вида здоровья: физическое, психическое и социальное. В контексте данной дипломной работы нас интересуют все виды здоровья, поэтому целесообразным является раскрытие выше указанных понятий.

Физический компонент в здоровье человека обусловлен свойствами организма как сложной биологической системы, обладающей интегральными качествами, которыми не обладают отдельные ее составляющие элементы (клетки, ткани, органы, системы органов).

[Тухтарова И.В., Биктимиров Т.З. Соматопсихология: Учебно-методическое пособие по курсу «Соматопсихология» — Ульяновск: УлГУ, 2005. C.81]

Психическое здоровье как компонент целостной системы здоровья человека это состояние душевного благополучия, характеризующееся отсутствием внутриличностных напряжений, болезненных психических проявлений и обеспечивающее адекватную условиям окружающей среды реакцию. []

Социальное здоровье находит отражение в следующих характеристиках: адекватное восприятие социальной действительности, интерес к окружающему миру, адаптация к физической и общественной среде, культура потребления, альтруизм, эмпатия, ответственность перед другими, демократизм в поведении. [Тухтарова И.В., Биктимиров Т.З. Соматопсихология: Учебно-методическое пособие по курсу «Соматопсихология» — Ульяновск: УлГУ, 2005. С. 84 всего 130]

Термины «здоровье» и «субъективное качество жизни» являются близкими понятиями. Здоровье есть один из компонентов субъективного качества жизни. В исследованиях Р.М. Шамионова показано, что личностная позиция в большей степени способствует формированию субъективного благополучия; ограничение субъектной позиции ведет к двум следствиям, касающимся субъективного благополучия: прямому, заключающемуся в снижении субъективного благополучия от сознания (рефлексии) неспособности проявления активности в широком контексте и косвенному, заключающемуся в неудовлетворенности результатами своей деятельности, отношений и т. п. В контексте выше сказанного можно предположить, что субъективное благополучие оперированных пациентов с аномалиями рефракции может быть обеспечено за счет своеобразного сочетания различных отношений, а также компонентов благополучия. Знания этих факторов поможет определить социально — психологические направления и средства целенаправленной работы клинических психологов в аспекте формирования субъективного благополучия пациентов офтальмологических клиник. [.

Наряду с понятие субъективной оценке здоровья используют понятие внутренней картины болезни. А.Р. Лурия в 1930 году предложил концепцию внутренней картины болезни, которая раскрывает суть данного понятия. Основной формой влияния заболевания на отношение человека к нему является эмоциональная реакция личности на сам факт заболевания и его последствия: астению, болезненные ощущения и нарушения общего самочувствия. Суть внутренней картины болезни, по мнению А.Р. Лурия, заключается в интеллектуальной интерпретации диагноза заболевания, когнитивной оценке его тяжести и прогноза и в формировании на этой основе эмоционального и поведенческого паттерна.

Р.А. Лурия продолжил развитие идей немецкого невропатолога A. Goldscheider «об аутопластической картине заболевания», определив «внутреннюю картину болезни» как совокупность ощущений, переживаний, представлений пациента о заболевании и лечении Внутренняя картина болезни, по мнению Лурия Р.А. (1977), находится в очень большой зависимости от личности больного, его общего культурного уровня, социальной среды и воспитания. [] В.Н. Мясищев рассматривал ВКБ как результат адаптации личности на условия жизни, продиктованные заболеванием [Психотерапия. Под редакцией Карвасарского Б.Д. — СПб: Издательство «Питер», 2000. — 544 c.].

Внутренняя картина болезни в существенной степени участвует в регуляции психической деятельности и поведения пациента. []. Внутренняя картина болезни занимает место «акцептора результатов», не только отражающего возникшие болезненные переживания, но и направляющего их дальнейшее развитие" [].

Внутренняя картина болезни отражает внутреннюю картину здоровья. Люди, которые чувствуют источник силы внутри себя, болеют реже, чем те, кто видит источник силы в других людях. Аутопластическая картина болезни зависит от сознания (осознания) заболевания. Сначала она складывается бессознательно и осознается частично. Срабатывает механизм «уход в болезнь», если человек использует болезнь, как вторичную выгоду. Например, подобный «уход в болезнь» наблюдается при нарушениях сердечной деятельности. У ответственного руководящего работника, который узнал о своей некомпетентности, развился сердечный приступ, и затем он закрылся этой болезнью как щитом, чтобы сохранить свой престиж.

В отечественной литературе проблема целостного рассмотрения личности и болезни поднималась в трудах таких врачей-интернистов, как М.Я. Мудров, С.П. Боткин, Г. А. Захарьин, Н.И. Пирогов и другие.

Внутренняя картина болезни — целостный, сложный и многомерный психологический феномен, отражающий особенности глубинных переживаний пациента в связи с болезнью. [Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Федорова В.Л. Внутренняя картина болезни в структуре качества жизни у больных с соматической патологией // Сибирский психологический журнал. — 2008. — № 27. — С. 67−71.]. «Личностный смысл» болезни может быть преградным (негативным), позитивным или конфликтным []. Негативный личностный смысл заключается в том, что в структуре личности пациента начинают преобладать психологические защиты, такие как, например, отрицание, приводящие к изменению степени осознанности угрожающего стимула. Причиной возникновения реакции отрицания служит непринятие действующего положения вещей, особенно, если у пациента ярко выражены проявления немотивированного страха и тревоги [].

Ситуация операционного лечения и последующее улучшение остроты зрения провоцируют изменение в субъективной картине мира человека, которая приводит в действие механизмы ресоциализации, возникающие через взаимосвязанные процессы дезадаптации и адаптации. Новая картина мира, возникшая вследствии улучшения остроты зрения предполагает отказ от прежде усвоенных норм, установок и паттернов поведения, однако, степень отказа зависит от ряда факторов — возможны разные варианты — от «фиксации» прежних норм без их изменения с блокированием любой новой информации до полного растворения в новой сложившейся социальной картине.

Таким образом, внутренняя картина болезни представляет собой интегральную многоуровневую систему личности больного, сформировавшуюся вследствие динамического психического отражения ее актуального состояния, включающую в себя такие компоненты как:

• знания;

• представления;

• оценки;

• эмоциональные реакции;

• чувства;

• мотивационные тенденции;

• поведенческие стратегии;

• механизмы защиты в связи с заболеванием. [Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Федорова В.Л. Внутренняя картина болезни в структуре качества жизни у больных с соматической патологией // Сибирский психологический журнал. — 2008. — № 27. — С. 67−71.,].

Таким образом, можно предположить, что характеристика изучаемой нами группы офтальмологических больных зависит от того, как они принимают проявления своего заболевания и настроены ли бороться с негативными тенденциями. Для лиц готовых к операционному лечению необходима оптимистичная оценка предстоящей операции, которая поможет снизить предоперационную фрустрацию и настроиться на положительный результат. Оптимистичное отношение к самому процессу операционного лечения будет способствовать успешной социально-психологической адаптации на послеоперационной стадии.

2. Эмпирическое исследование проблемы субъективного благополучия как фактора социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями

.1 Постановка проблемы и методы исследования

В современном обществе проблема субъективного благополучия выходит на первый план в связи с возрастанием значимости социальности человека, приоритетностью личного счастья, нарастающей тенденции к индивидуализму. Различные аспекты субъективного благополучия у офтальмологических больных редко выступали предметом психологического исследования, так как одним из методов, позволяющих избавится от оптических несовершенств глаза является операционное лечение, очевидным является вопрос о предоперационной подготовке и послеоперационного ведения пациентов. Однако важной проблемой являются субъективные ощущения, которые испытывает больной перед и после операцией, то как происходит процесс социально-психологической адаптации к качественно новой ситуации соматического функционирования личности, что и составило проблему нашего исследования.

Объектом исследования является особенности субъективного благополучия у лиц с рефракционными аномалиями.

Предметом исследования является субъективное качество жизни как фактор социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями.

Целью исследования является изучить и проанализировать связь субъективного благополучия человека с особенностями социально-психологической адаптации.

Для реализации поставленной цели были разработаны следующие задачи:

. изучить теоретические аспекты субъективного благополучия человека;

. провести теоретический анализ литературы по вопросам социально-психологической адаптации личности;

. проанализировать ранее проведённые исследования в рамках рефракционной хирургии и психологии личности;

. провести эмпирическое исследование с целью выявления особенностей субъективного благополучия и социально-психологической адаптации пациентов с рефракционными аномалиями;

. выявить особенности социально-психологической адаптации лиц с рефракционными аномалиями;

. разработать рекомендации для лиц, имеющих аномалии рефракции.

Гипотеза: в рамках исследования мы предположили, что испытуемые с рефракционными аномалиями имеют низкий уровень самооценки, обладают меньшей адаптивностью, удовлетворённостью жизнью, высокий уровень тревожность и низкие показатели субъективного благополучия личности.

Методы исследования: теоретические методы, включающие изучение и анализ научной литературы по проблеме исследования; эмпирические методы (психодиагностические методики, интервью).

В качестве основных математических методов статистической обработки использовались: сравнительный анализ с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни, критерия знаковых рангов Уилкоксона, корреляционный анализ по критерию Спирмана. Математическая обработка проведена с использованием программы статистической обработки данных SPSS (версия 20.00).

Для решения поставленных задач нами были использованы следующие методики:

. Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, предложенную авторами в 1954 году. Методика апробирована и стандартизирована на разных выборках учащихся в отечественных школах и вузах. Шкалы методики как измерительный инструмент обнаружили высокую дифференциальную способность в исследовании не только состояния адаптации и дезадаптации, и особенностей представлений о себе, их перестройки в возрастные критические периоды развития и в критических ситуациях, побуждающих индивида к переоценке себя и своих возможностей. В данной дипломной работе была использована методика адаптированная А.К. Осницким. В опроснике содержатся высказывания о человеке, его образе жизни: переживаниях, мыслях, привычках, стиле поведения, которые всегда соотносятся с личным опытом обследуемого. Задачей испытуемого является внимательное прочтение вопросов, соотнесение высказывания с личными переживаниями и выбор одного из шести предложенных вариантов ответов. (Приложение № 1)

Опросник социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда включает в себя следующие шкалы:

. Адаптивность — Дезадаптивность

. Приятие себя — Неприятие себя

. Приятие других — Неприятие других

. Эмоциональный комфорт — Эмоциональный дискомфорт

. Внутренний контроль — Внешний контроль

. Доминирование — Ведомость

. Эскапизм (уход от проблем)

. Также нами была использована шкала оценки качества жизни (Водопьянова Н.Е., в модификации Н.П. Фетискина и Т.И. Мироновой) (Приложение № 2).

Данная методика содержит 36 вопросов, относящихся к удовлетворенности в следующих категориях индивидуальной жизни: работа, личные достижения, здоровье, общение и т. д. вследствие этого она может выявит сферы жизнедеятельности, вызывающие дискомфорт или неудовлетворенность, что в свою очередь может измениться после проведенной операции.

. С целью диагностики самооценки респондентов был использован тест уверенности в себе В.Г. Ромека, автора серии книг и публикаций, посвященных психологии уверенности в себе. Назначение данного теста — дать представление об уверенности в себе как социально-психологической характеристики человека. Оценка представлена в виде трех шкал: шкалы общей уверенности в себе, шкалы социальной смелости и шкалы инициативы. Таким образом, выделяя стабильные и устойчивые к культурным влияниям факторы уверенного поведения, данная градация не только придает тесту достаточно высокую надежность, но и помогает лучше оценить различные стороны уверенности в себе. (Приложение № 3)

. Также мы разработали анкету для респондентов, которая включает в себя личную информацию о пациенте (Ф.И.О., пол, дата рождения, место проживания), социальный статус (работающий, неработающий, учащийся), информацию о ранее проведённых операциях. Данная анкета помогает структурировать пациентов по подгруппам. (Приложение № 4)

Базой исследования выступает Тамбовский филиал МНТК «Микрохирургия глаза» имени С.Н. Фёдорова, расположенный по адресу город Тамбов, Рассказовское шоссе, дом 1. В исследовании приняли участие 101 человек, из которых 58 человек женщины в возрасте от 18 до 48 лет, что составило 57,4% от общего количества участников исследования, и 43 мужчины в возрасте от 18 до 50 лет, что составило 42,6% от общего количества участников исследования. Опрошенные разделены на основные группы:

· в 1 группу включены 67 пациентов клиники в возрасте от 18 до 50 лет, 38%(25 человека) из которых мужчины и 62% (42 человека) женщины;

· 2 группу составили лица, добровольно согласившиеся принять участие в исследовании, также имеющие аномалии рефракции, но не планирующие оперативного лечения, в эту группу вошли: 47% (16 человек) женщины и 53% (18 человек) мужчины в возрасте от 18 до 50 лет.

2.2 Особенности субъективного качества жизни и социально-психологической адаптации лиц с аномалиями рефракции

Эмпирическое исследование данной дипломной работы проходило в несколько этапов. На первом этапе исследования были выявлены индивидуально психологические особенности испытуемых (Табл. 1).

Инструментом исследования явились следующие методики:

· опросник социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда;

· шкала оценки качества жизни (Н.Е. Водопьянова, в модификации Н.П. Фетискина и Т.И. Мироновой);

· Тест уверенности в себе В.Г. Ромека.

Таблица 1 «Особенности субъективного качества жизни и социально-психологической адаптации лис с рефракционными аномалиями»

№ п/п

Наименование шкал

1 группа

2 группа

1

адаптивность

135,9

161,1

2

дезадаптивность

79,2

85,2

3

принятие себя

44,2

45,5

4

непринятие себя

16,5

15,8

5

принятие других

27,3

25,2

6

непринятие других

16,1

11,1

7

эмоциональный комфорт

24,2

32,1

8

эмоциональный дискомфорт

15,5

12,8

9

внутренний контроль

46,6

55,7

10

внешний контроль

22,2

18,2

11

11,1

18,2

12

ведомость

18,6

15,7

13

эскапизм

15,6

15,0

14

работа

27,4

26,8

15

личные достижения

28,2

31,8

16

здоровье

29,5

30,1

17

общение с близкими

31,6

35,6

18

поддержка

27,9

30,2

19

оптимистичность

29,4

29,1

20

напряжённость

26,1

28,6

21

самоконтроль

26,1

30,5

22

отрицательные эмоции

25,1

29,5

23

Уверенность в себе — неуверенность в себе

22,1

22,2

24

Социальная смелость — робость застенчивость

26,4

23,2

25

Инициатива в социальных контактах — пассивность

20,1

22,8

Итак, для лиц имеющих аномалии рефракции свойственны высокие показатели (выше нормы, определённой авторами методик) по шкале «эмоциональный дискомфорт», это свидетельствует о том, что вследствии этого прибегают к реакции избегания от предстоящих трудностей в воображаемый мир. Для данной категории респондентов свойственен низкий уровень внутреннего самоконтроля и преобладание ведомости в социальных контактах. Оценки по оставшимся шкалам соответствуют определённой авторами норме.

Далее, с целью выявления значимых различий в исследуемых группах был использован сравнительный анализ с по критерия Манна-Уитни. Были выявлены статистически значимые различия на уровне 1% ошибки по следующим шкалам:

· адаптивность (1= 30,14; 3 = 53,04),

· неприятие других (1= 44,16; 3= 34,50),

· эмоциональный комфорт (1= 28,39; 3= 55,37),

· внутренний контроль (1= 32,84; 3= 49,47),

· доминирование (1= 29,56; 3= 53,82),

· общение с близкими (1= 34,15; 3= 47,75),

· самоконтроль (1= 34,06; 3= 47,87),

· отрицательные эмоции (1= 33,04; 3= 49,21).

Наличие обнаруженных различий позволяет судить о том, что лица с аномалиями рефракции на предоперационной стадии лечения характеризуются более низкими показателями адаптивности, чем у респондентов не готовых к операционному лечению, можно предположить, что сниженные показатели являются следствием переживания неблагоприятных эмоциональных состояний, спровоцированной предоперационной стадией лечения. Так же эти пациенты склонны к непринятию окружающих, выражающемуся в высокой вероятности внешних конфликтов и свидетельствующему о сосредоточении на собственных эмоциях и телесных ощущениях. Можно предположить, что это является результатом того, что лица, находящиеся в состоянии тревоги ожидают преобладание неприятных ощущений, вызванных манипуляциями медицинского персонала. Также, подтверждением этого являются сниженные показатели по шкале эмоционального комфорта. У пациентов на предоперационной стадии наблюдаются более низкие показатели по шкале общения с близкими, наличие данного различия у групп можно объяснить тем, что большинство продиагностированных пациентов клиники являлись иногородними жителями. Также было обнаружено, что лица, не готовые операционному лечению характеризуются доминирование и высоким самоконтролем, что, вероятно, может быть связанно с желанием компенсировать низкий уровень зрения в общении с окружающими и доминировании над ними. Факт того, что лица не готовые к операционному лечению испытывают больше отрицательных эмоций, чем пациенты клиники может быть обусловлено наличием очковой коррекции у большинства опрошенных, что, вероятно, вызывает неуверенность в себе и отрицательные эмоции.

Были выявлены статистически значимые различия на уровне 5% значимости по шкалам:

· ведомость (1= 45,09; 3= 33,26),

· личные достижения (1= 35,07; 3=46,53),

· напряжённость (1= 35,60; 3= 45,82).

Рис. 4. Статистически значимые различия на уровне 5% значимости по критерию Манна-Уитни

Полученные результаты позволяют предположить, что лица, находящиеся на предоперационной стадии испытывают состояние напряжённости, спровоцированной предоперационным стрессом, а также ведомость на данном этапе жизни, определена дефицитом информации о том, как будет проходить предстоящая операция, также доминирующую роль занимает врач, а, следовательно, пациент пассивен.

Также были выявлены статистически значимые различия на уровне тенденции по следующим шкалам:

· принятие других (1= 44,16; 3= 34,50),

· внешний контроль (1= 43,73; 3= 35,03).

Рис. 5. Статистически значимые различия на уровне тенденции по критерию Манна-Уитни

Пациентам МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Н. Фёдорова в большей степени свойственно принятие окружающих, то есть эта группа испытуемых характеризуется доверчивостью, комфортностью при общении, толерантностью. А также внешним контролем, что говорит о том, что личность полностью руководствуется своим поведением.

Нами был проведён сравнительный анализ по критерию Уилкоксона испытуемых на предоперационной стадии и на следующий день после операции. Были выявлены статистически значимые различия шкале «общение с близкими».

2.3 Особенности взаимосвязи субъективного качества жизни и социально-психологической адаптации у лиц с рефракционными аномалиями

С целью выявления особенностей взаимосвязи социально-психологической адаптации и субъективного благополучия был использован корреляционный анализ по критерию Спирмана.

В результате анализа корреляционной матрицы были получены следующие корреляционные плеяды.

В экспериментально группе наибольшее количество прямых взаимосвязей имеют шкалы дезадаптивность и внешний контроль.

Шкала дезадаптивности имеет корреляционные взаимосвязи на уровне 1% значимости со шкалами:

· непринятие себя (r =, 609);

· непринятие других (r =, 663);

· внешний контроль (r =, 669).

То есть, дезадаптивность определяется непринятием себя и других, и внешним контролем, а именно, пациентам, находящимся на предоперационной стадии свойственна тенденция несоответствия между целями и достигнутыми результатам, провоцирующая нарушение внутренней гармонии личности. Причинами дезадаптированности пациента на предоперационной стадии являются непринятие себя и окружающих, а также чрезмерный внешний контроль.

Шкала внешнего контроля имеет корреляционные взаимосвязи на уровне 1% значимости со шкалами:

· непринятие других (r =, 603);

· ведомость (r =, 745);

· эмоциональный дискомфорт (r =, 745).

То есть внешний контроль для пациентов, находящихся на предоперационной стадии определяется ведомостью, непринятием других и эмоциональным дискомфортом. Можно предположить, что чем больше человек, имеющий аномалии рефракции подвержен влиянию окружающих, тем меньше показатели внутреннего контроля, как следствие вызывающие эмоциональный дискомфорт. Ведомость является одной из причин дезадаптивности, провоцирующей состояние эмоционального дискомфорта.

Была выявлена прямая положительная связь на уровне 1% ошибки показателя оптимистичности и здоровья. Таким образом, можно судить о том, оптимистичность для лиц имеющих аномалии рефракции и находящихся на предоперационной стадии определяется тем, как они оценивают состояние субъективного соматического состояния.

В результате анализа корреляционной матрицы по критерию Спирмана выполненной для выяснения особенностей взаимосвязи субъективного качества жизни и социально-психологической адаптации группы лиц с рефракционными аномалиями находящихся на послеоперационной стадии были получены следующие результаты.

Наибольшее количество прямых взаимосвязей имеют шкалы эмоциональный дискомфорт, личные достижения и поддержка.

Шкала поддержки имеет корреляционные взаимосвязи на уровне 1% значимости со шкалами:

· отрицательные эмоции (r =, 665);

· самоконтроль (r =, 661).

Можно предположить, что повышенное внимание со стороны родственников и близких людей для пациента на послеоперационной стадии и адаптации качественно новой остроте зрения вызывает негативные эмоции. Вероятно, данный факт обуславливается тем, что пациент испытывает неприятные соматические ощущения и сосредоточен только на том, как от них избавиться, а чрезмерное беспокойство о его самочувствии отвлекает внимание от сопротивления данного рода ощущениям и снижения показателей самоконтроля.

Шкала эмоционального дискомфорта имеет корреляционные взаимосвязи на уровне 1% значимости со шкалами:

· непринятие других (r =, 619);

· ведомость (r =, 663).

Для лиц с рефракционными нарушениями на послеоперационной стадии эмоциональный дискомфорт определяется ситуациями непринятия окружающих и ведомостью. Это можно объяснить повышенной зависимостью от рекомендаций медицинского персонала.

Шкала личных достижений имеет корреляционные взаимосвязи на уровне 1% значимости со шкалами:

· работа (r =, 630);

· общение с близкими (r =, 663).

Оценка личных достижений напрямую зависит от успеха в профессиональной деятельности, а также комфортным общением с близкими людьми.

В результате анализа корреляционной матрицы по критерию Спирмана для группы лиц не готовых к операционному лечению были получены следующие результаты.

При анализе корреляционных плеяд было выявлено, что большее количество последовательных прямых связей наблюдаются со шкалой напряжённости, определяющими для которой являются показатели непринятия окружающих и самоконтроля. Можно предположить, что для данной группы опрошенных процессы, посредством которых личность оказывается в состоянии управлять своим поведением в условиях противоречивого влияния социального окружения или собственных биологических механизмов, в частности при склонности к навязчивым влечениям, подверженности импульсивным порывам и сильной зависимости от внешних влияний вызывают эмоциональное состояние, опосредованное давлением со стороны природной или социальной среды, продолжающееся, как правило, в длительного времени.

Также мы наблюдаем последовательные отрицательные обратные связи шкалы напряжённости и внутреннего контроля, а также напряжённости и работы, результат наличия данного вида связи интерпретируется увеличением одного показатели и уменьшением другого. Таким образом, можно построить вполне логичную цепочку: если состояние эмоционального напряжения у лиц неготовых к операционному лечению увеличивает в силу влияния внешних и внутренних факторов, то качество выполняемых в профессиональной деятельности функций снижается; если уровень субъективного контроля (шкала внутреннего контроля) усиливается, то личность испытывает негативные эмоциональные состояния.

Также мы наблюдаем прямую связь на уровне 1% ошибки между показателями поддержки и здоровья. Наличие связи между выше указанными показателями объясняется с точки зрения вполне логичных жизненных стереотипов: лицам не готовым к операционному лечению аномалий рефракции поддержка со стороны окружающих и близких людей обуславливает оценку субъективного соматического состояния, а в частности субъективного качества жизни.

Таким образом, наиболее яркие характеристики были выявлены по показателям напряжённости, эмоционального дискомфорта, непринятия других, самоконтроля и здоровья. Для лиц готовых к операционному лечению и находящихся на предоперационном этапе была выявлена значимость мнения окружающих, вызывающая снижение внутреннего контроля и, как следствие, опосредующая состояние эмоционального дискомфорта. Ведомость является одной из причин дезадаптивности, провоцирующей состояние эмоционального дискомфорта. Оптимистичность для 1 группы определяется тем, как они оценивают состояние субъективного соматического состояния.

Для лиц с рефракционными нарушениями на послеоперационной стадии эмоциональный дискомфорт определяется ситуациями непринятия окружающих и ведомостью. Повышенное внимание со стороны родственников и близких людей для пациента на послеоперационной стадии и адаптации качественно новой остроте зрения вызывает негативные эмоции.

Для 3 группы наиболее яркими характеристиками является наличие процессов, посредством которых личность оказывается в состоянии управлять своим поведением, в частности при склонности к навязчивым влечениям, подверженности импульсивным порывам и сильной зависимости от внешних влияний вызывают эмоциональное состояние, опосредованное давлением со стороны природной или социальной среды, продолжающееся длительное время. Поддержка со стороны окружающих и близких людей для 3 группы обуславливает оценку субъективного соматического состояния, а в частности субъективного качества жизни.

Таким образом, для лиц с аномалиями рефракции характерными особенностями являются преобладание дезадаптивности, непринятие себя и окружающих, внешний контроль, оптимистичное отношение к своему здоровью.

Для лиц с рефракционными аномалиями, находящихся на предоперационной стадии наиболее яркими характеристика являются эмоциональный дискомфорт, ведомость, преобладание внешнего контроля и дезадаптивность.

Для лиц с рефракционными аномалиями, на послеоперационной стадии свойственно: ценностное отношение к общению с близкими и их поддержке, негативные эмоциональные состояния, снижение показателей самоконтроля.

Для лиц страдающих аномалиями рефракции, не готовых к операционному лечению свойственны напряжённость, ценностное отношение к здоровью, преобладание внешнего и внутреннего самоконтроля.

Таким образом, можно сделать вывод о подтверждении гипотезы: испытуемые с рефракционными аномалиями имеют низкий уровень самооценки, обладают меньшей адаптивностью, удовлетворённостью жизнью, высокий уровень тревожность и низкие показатели субъективного благополучия личности.

2.4 Практические рекомендации для работы с пациентами офтальмологических клиник с целью снижения предоперационной тревожности

Субъективная оценка результатов эксимерлазерной коррекции аномалий рефракции во многом определяется исходным состоянием личностной и реактивной тревожности пациента, оценкой субъективного качества жизни, а также возможностей социально-психологической адаптации. Предоперационная тревога является адекватной реакцией, выражающейся в беспокойстве, неусидчивости, во многих случаях нарушениях сна. [Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов).

[Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. № 4. URL: http:// medpsy.ru] Рекомендации для работы с пациентами офтальмологических клиник ориентированы на снижение предоперационной фрустрации, а также повышению качества мобилизационных и адаптационных механизмов личности.

По мнению Х. Дейч существует три основных постулата эффективной адаптации к операционному стрессу. Для того чтобы процесс адаптации был эффективным необходимо создать условия для особого восприятия сигналов предоперационной тревоги, за счёт поддержания прежних социальных контактов. Механизмы адаптации должны быть достаточно гибкими, позволяющими вносить изменения в процесс интеграции тревоги. Для поддержания душевного равновесия в хирургической ситуации необходимой является не стабильность, а реактивность. [Гройсман А.Л. Медицинская психология: лекции для врачей — слушателей курсов последипломного образования / А.Л. Гройсман. — М.: Магистр, 1995. — 360 с. c/219]

В рамках теоретического анализа и эмпирического исследования нами были разработаны практические рекомендации, способствующие социально-психологической адаптации пациентов имеющих аномалии рефракции, с целью снижения уровня напряжения, тревожности, повышению показателей субъективного качества жизни.

.В целях снижения интенсивность переживаний на предоперационном стадии лечения необходимо информировать пациента об основных этапах операции и подготовить его к испытанию специфических ощущений. Данная процедура «введения в курс дела» позволит пациенту увереннее чувствовать себя во время операции, что позволит снизить волнение.

. Также важным моментом является поддержка близких, так как на данном этапе жизни общение поможет снизить тревожные, стрессовые депрессивные состояния перед операцией.

. Необходимо постоянно подбадривать пациента, рассказывать о положительных сторонах, которые он приобретёт после хирургического вмешательства. Поддержка со стороны медицинского персонала очень важна, так как именно врач, занимающий доминирующую позицию, поможет ведомому пациенту справиться с волнением.

. Аутогенная тренировка — психотерапевтическая методика, направленная на восстановление динамического равновесия гомеостатических механизмов человеческого организма, нарушенных в результате стресса, также будет способствовать нормализации эмоционального состояния. Задачей клинического психолога в хирургических учреждениях является научить пациента расслабляться. При занятиях человек поочерёдно практикует шесть разновидностей упражнений:

· Упражнение «тяжесть» — на расслабление мышечного тонуса.

· Упражнение «тепло» — на расширение сосудов кожного покрова.

· Упражнение «пульс» — нормализуется сердцебиение.

· Упражнение «дыхание» — вырабатывает спонтанное и равномерное дыхание.

· Упражнение «солнечное сплетение» — нормализуется кровоснабжение внутренних органов.

· Упражнение «прохладный лоб» — головная боль ослабляется и / или прекращается.



Заключение

Проведённый нами теоретико-методологический анализ субъективного благополучия как фактора социально психологической адаптации способствует более полному раскрытию проблемы исследования, так как ранее не было обнаружено исследований относительно субъективного благополучия лиц имеющих аномалии рефракции.

Исследования феномена субъективного благополучия появились в западной психологии более пятидесяти лет назад. Основу изучения заложил Н. Бредбёрн, который определил понятие личностного счастья-несчастья синонимом изучаемого в контексте данной дипломной работы феномена. Термин «субъективное благополучие» ввёл американский психолог А. Динер, определивший состояние удовлетворённости и переживание приятных и неприятных эмоций.

Проблемой социально-психологической адаптацией личности занимались Ж.Г. Сенокосов, Е.В. Таранов, Н.А. Ермоленко, Р.У. Исмагилов, И.К. Кряжева, Н.Н. Мельникова, А.А. Налчаджян, Г. Г. Овчинникова, В.С. Олейников, А.А. Реан и др. Наше понимание социально-психологической адаптации близко к мнению Д.В. Ольшанского, согласно которому социально-психологическая адаптация — это вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются их взаимные требования и ожидания. Важнейший компонент адаптации — согласование самооценки и притязаний субъекта с его возможностями и реальностью социальной среды.

В отечественной психологии понятие субъективного благополучия появилось относительно недавно и означает отношение человека к собственной жизни и происходящим в ней событиям. Таким образом, можно судить о том, что изучаемый нами феномен не является однозначным, вследствии того, что для отдельно взятого человека понятие удовлетворённости собственной жизнью определяется наличием конкретных, характерных только данной личности, компонентов. В контексте данной работы феномен субъективного благополучия рассматривается в совокупности биологических, социальных и психических составляющих. Благополучие является знаменателем не только духовно-нравственного здоровья личности, но и психического и соматического.

Теоретико-методологической основой работы явились работы Р.М. Шамионова, который рассматривал субъективное благополучие как понятие, выражающее собственное отношение человека к своей личности, жизни и процессам, имеющим важное значение для личности с точки зрения усвоенных нормативных представлений о внешней и внутренней среде и характеризующееся ощущением удовлетворенности. [Шамионов, P.M. Психология субъективного благополучия: (к разработке интегративиой концепции) / P.M. Шамионов // Мир психологии. — 2002, — № 2.-С. 143−148.]

Наравне с понятием субъективного благополучия, популярностью пользуется интегративный термин «качество жизни», используемый медициной, социологией, психологией и другими науками. В широком смысле под качеством жизни понимают самовосприятие личности с точки зрения оценки своего жизненного пространства. Проблема качества жизни изучается позитивной психологией и одной из составляющих её является комфортные жизненные условия личности. Интерес к проблеме, связанной с качеством жизни соматических больных был вызван неудовлетворённостью пациентов качеством оказания медицинской помощи в 60−70 годы XX века, упустившей из виду базовые потребности человека в благополучии. Разница в оценке уровня качества жизни определяет диагноз заболевания, а также характер лечения. Существует мнение о том, что отношение субъективного благополучия личности и оцениваемое качество жизни не всегда совпадает. Порой субъективное качество жизни не отражает объективного положения вещей пациентов, а иногда и противоречит ему.

Таким образом, учёт мнения пациента о своем благополучии, удовлетворенности жизнью, лечением позволит формировать партнерские взаимоотношения, способствующие возникновению доверия между медицинским персоналом и пациентом, а также повышению чувства ответственности последнего за собственное выздоровление.

Детерминантом офтальмологических патологий с точки зрения психологии соматических больных являются личностные изменения, спровоцированные спецификой заболевания, а также его длительностью и течением. Основной формой влияния заболевания на отношение человека к нему являются те эмоциональные состояния, которые он испытывает, то есть внутренняя картина болезни, которая учувствует в регуляции психической деятельности и поведения пациента. Внутренняя картина болезни отражает внутреннюю картину здоровья. Люди, которые чувствуют источник силы внутри себя, болеют реже, чем те, кто видит источник силы в других людях.

Характеристика изучаемой нами группы офтальмологических больных зависит от того, как они принимают проявления своего заболевания и настроены ли бороться с негативными тенденциями. Для лиц готовых к операционному лечению необходима оптимистичная оценка предстоящей операции, которая будет способствовать снижению предоперационной фрустрации и поможет настроиться на положительный результат. Оптимистичное отношение к самому процессу операционного лечения будет способствовать успешной социально-психологической адаптации на послеоперационной стадии.

В ходе эмпирического исследования было обнаружено, что большинство респондентов, имеющих аномалии рефракции не зависимо от того, на какой стадии лечения они находятся: наблюдаются у офтальмолога, но не планируют операционного лечения, находятся на предоперационной стадии или уже сделали операцию; имеют ряд характерных личностных особенностей, появление которых, вероятно, спровоцировано течением заболевания.

В процессе анализа полученных результатов мы выяснили, что для лиц, страдающих рефракционными аномалиями свойственна дезадаптивность, выражающаяся постоянной неуспешности попыток реализовать цель, или же при наличии двух и более равно значимых целей. Принятие себя и окружающих, свойственная для пациентов с аномалиями рефракции, проявляется в умении относится к себе и окружающим без негативной окраски, как к данности. Лица, страдающие этим заболеванием, испытывают негативные эмоциональные состояния, проявляющиеся в тягостных переживаниях тревоги, беспокойства, страхе, аффективной напряжённости, неуверенности в себе, чрезмерной озабоченности, подавленности, мрачных предчувствиях. Люди с низкой остротой зрения обладают ведомость, характеристика, которая закладывается ещё в раннем детстве, проявляется в беспрекословном подчинении окружающим.

Также мы рассматривали особенности субъективного благополучия и социально-психологической адаптации пациентов клиники МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Н. Фёдоров на предоперационном этапе лечения. Было выявлено, что лица страдающие аномалией рефракции являются дезадаптированными, им свойственна тенденция несоответствия между целями и достигнутыми результатам, провоцирующая нарушение внутренней гармонии личности. Человек, имеющий аномалии рефракции подвержен влиянию окружающих, тем меньше показатели внутреннего контроля, как следствие вызывающие эмоциональный дискомфорт. Ведомость является одной из причин дезадаптивности, провоцирующей состояние эмоционального дискомфорта.

Таким образом, можно сделать вывод о подтверждении гипотезы: испытуемые с рефракционными аномалиями имеют низкий уровень самооценки, обладают меньшей адаптивностью, удовлетворённостью жизнью, высокий уровень тревожность и низкие показатели субъективного благополучия личности.


Список используемой литературы

благополучие офтальмологический пациент психология

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. — М.: 1980.

2. Андреева Г. М. Методологические проблемы и практика социально-психологических исследований // Теоретические методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Г. М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой. М., 1977.

. Арефьев М.А. и др. Человек и мир его духовных потребностей: монография / М.А. Аревьев, А.Г. Давыденкова, Н.В. Поздеева. СПб.: ЛГУ им. A.C. Пушкина, 2007. — 236 с

. Аргайл М. Психология счастья. — СПб: Питер, 2003. — 623 с., 44−48

. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. — М.: Академия, 1999. — 956 с.]

. Бонивелл, И. Ключи к благополучию. Что может позитивная психология / Пер. с англ. М. Бабичевой. — М.: Время, 2009. — 192 с.

. Бухаров Я.М., Голубев М.В. Группа кластеров «самочувствие» в семантической структуре внутренней картины болезни у пациентов с артериальной гипертонией. // Вестник Медицинского стоматологического института. — 2008. — № 1−2. — С. 24−27., С. 24

. Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Федорова В.Л. Внутренняя картина болезни в структуре качества жизни у больных с соматической патологией // Сибирский психологический журнал. — 2008. — № 27. — С. 67−71.

. Волков В.Н. Онтология личности / В.Н. Волков. Иваново, 1996. -379 с.

. Волкова О.Н., Коссова Е.Г., Чехлатый Е.И. Исследование качества жизни и стратегий совладания в гендерном аспекте // Вестник психотерапии. 2005. — № 13 (18).

— С. 65−75.

. Воложин, А.И. Болезнь и здоровье: две стороны приспособления Текст. / А.И. Воложин, Ю.К. Субботин. М.: Медицина, 1998. — 215 с.

. Гончар С.Н. Субъективное благополучие как условие формирования позитивного подхода к разрешению проблем современной молодежи [Текст] / С.Н. Гончар // Психологические науки: теория и практика: материалы междунар. заоч. науч. конф. (г. Москва, февраль 2012 г.).

— М.: Буки-Веди, 2012. — С. 5−7.

. Давлетчина С.Б. Словарь по конфликтологии (ВСГТУ, 2005, 100с)

. Дьяков В.В., Константинов В.В.СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ ЛИЧНОСТИВ КОНТЕКСТЕ СВЯЗИ СОЦИАЛЬНОЙ ФРУСТРИРОВАННОСТИ И ПЕРСОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ, Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), № 11 (19), 2012 • www.sisp.nkras.ru

. Жмыриков, А.Н. Диагностика социально-психологической адаптированности личности в новых условиях деятельности и общения Текст.: Дис. канд. психол. наук: 19.00.05 / Жмыриков Александр Николаевич. JL, 1989. — 192

. Земченков А.Ю., Кондуров С.В., Гаврик С.Л., Райхельсон К.Л., Эйдельштейн В.А.". [Quality of Life Assessment: an Annotated Bibliography. — Geneva. 1994., РДО >> Журнал «Нефрология и диализ» >> Т. 1, 1999 г., № 2−3 Качество жизни пациентов с хронической почечной недостаточностью, корригируемой заместительной терапией Санкт-Петербургский Клинический Центр

17. Кузнецов П.С. Социологическая теория социальной адаптации: автореф. дис. д-ра социол. наук: 22.00.04 / П.С. Кузнецов; Сарат. гос. техн. ун-т. Саратов, 2000. — 32 с

18. Куликов Л.В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2004. — 464 с.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).

19. Куликов, Л.В. Детерминанты удовлетворенности жизнью / Л.В. Куликов. — Общество и политика 2008.

20. Кунафин М.С. Эволюция принципа объективности / М.С. Кунафин. — Уфа: Изд-во Башкирск. ун-та. -1998. 316 с.

. Ларионова С.А. Социально-психологическая адаптация личности: теоретическая модель и диагностика / С.А. Ларионова. Белгород: б.и., 2002. — 200 с.

. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.:1975.

. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: 1984.

. Маклаков, А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях / А.Г. Маклаков // Психологический журнал (январь-февраль), 2001. — № 1. — С. 16−24

. Манхейм К. Диагноз нашего времени: монография / К. Манхейм (пер. с нем. и англ. М.И. Левина и др.).

М.: Юрист, 1994. — 700 с

. Милославский Ю.А. Адаптация социальная / Энциклопедический социологический словарь. М., 1995.

. Налчаджян А. / Психологическая адаптация. Механизмы и стратегии

28. немов словарь с 13

. Непомнящая В. А Субъективное качество жизни как проблема психологии развития (16.03.2005) старший преподаватель Томский государственный университет, кафедра генетической и клинической психологии.]

. Новик А.А., Ионова Т.И., Кайнд П. Концепция исследования качества жизни в медицине. Санкт Петербург. ЭЛБИ. 1999.С. 139

. Новиков Д.А. Механизмы функционирования многоуровневых организационных систем. М.: Фонд «Проблемы управления», 1999.

32. Новиков Д.А., Цветков А.В. Механизмы функционирования организационных систем с распределенным контролем. М.: ИПУ РАН, 2001.

. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. — т. 3. — кн. 2. — М.; Л.: 1951. — С. 243 — 244.

34. Петрова Н.Н., Васильева И.А. Психическое состояние больных, находящихся на лечении диализом в процессе терапии эритропоэтином. Эритропоэтин в лечении хронической почечной недостаточности. под ред. С.И. Рябова. 1995; 173−185., 38.

35. Петровский А.В. Личность, деятельность, коллектив. — М.: 1982.

. Программа улучшения качества жизни населения: Белгородский проект //

37. Пучкова, ГЛ. Субъективное благополучие как фактор самоактуализации личности: Автореф. дис… канд. психол. наук/ Г. Л. Пучкова.-Хабаровск, 2003. — 17 с.

. Реан А.А., Кудашев А. Н, Баранов А.А./ Психология адаптации личности

. Роджерс К. О становлении личностью. Психотерапия глазами психотерапевта Электронный ресурс. / К. Роджерс. Режим доступа: www. URL: www.klex.ru/2h0.

. Свиридов Н.А. Социальная адаптация личности в трудовом коллективе // Социологические исследования. — 1980. — № 3. — С. 47 — 48.

. Созонов А.Е. «Гедонистический и эвдемонистический подходы к проблеме психологического благополучия» / Вопросы психологии. — № 4. 2006 г.

. Созонов, А.Е. Гедонистический и эвдемонистический подходы к проблеме психологического благополучия /А.Е. Созонов // Вопросы психологии. — 2006. — № 4. c/111 — С. 105−114

. Тухтарова И.В., Биктимиров Т.З. Соматопсихология: Учебно-методическое пособие по курсу «Соматопсихология» — Ульяновск: УлГУ, 2005. C.81

. Тхостов А.Ш. Психология телесности. — Москва: Издательство «Смысл», 2002. — 287 c.

. Усова Н.В. Социально-психологические факторы субъективного благополучия личности в условиях миграции. // Психология, социология и педагогика. — Сентябрь, 2012 [Электронный ресурс]. URL:

. Харди И. Врач, сестра, больной. Психология работы с больными. Третье, стереотипное издание. — Akadйmiai Kiadу, Budapest, 1974. — С. 25−38.

. Шамионов P.M. Психология субъективного благополучия: (к разработке интегративиой концепции) / P.M. Шамионов // Мир психологии. — 2002, — № 2.-С. 143−148.

. Шамионов Р.М. Субъективное благополучие личности: психологическая картина и факторы. Саратов, 2008. 296 с.

49. Штрахова А.В. Психосемантика боли в структуре внутренней картины болезни у неврологических больных. // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. — 2009. — № 30. — С. 76−82.

. Щелкова О.Ю. Задачи психологической диагностики в клинической медицине. // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Психология. — 2008. — № 32−2. — С. 81−90.

. Эммонс Р.А. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности. Под ред. Д.А. Леонтьева. — М., 2004. — 416 с

52. Яницкий О.Н. Социология риска / О.Н. Яницкий; Рос. акад. наук. Ин-т социологии. М.: LVS, 2003. — 191 с.

53. Alonso J, Espallargues M, Andersen TF, Cassard SD, Dunn E, BernthPetersen P, et al. International applicability of the VF14. An index of visual function in patients with cataracts //Ophthalmology. 1997. Vol.104, #5. P.799 807

. Bullinger M., et. al., 1996

. Hunt S., Mc Kenna S., McEven J. The Nottingham Health profile: subjective status and medical consultations. Soc. Sci. Med. 1981; 15; 221.,

. Yelin E Measuring Functional Capacity of Persons with Disabilities in Light of Emerging Demands in the Workplace // NAP. 1999.