Человек как предмет философского познания. Философская антропология.

Проблема сущности человека и связанная с ней тема самопознания являются ключевыми в философии. Вопрос о природе человека является предметом специального раздела философского знания — антропологии.

 

Софисты первыми обратили внимание на человека, заявив, что истина о мире, космосе не существует сама по себе. Античность создала идеал разумного человека, соразмерного упорядоченному космосу. Индивид в античной философии — часть мироздания, поэтому все его проблемы решаются в связи с местом и ролью в космосе.

 

В средневековой философии человек редуцируется до, субъекта спасения. Цель его бытия — спасение души и соединение с Богом. Отношения с миром и другими людьми имеют смысл только в качестве средств восхождения в Царство Божье. Желание личности стать самостоятельной и свободной однозначно трактуется как греховное.

 

Эпоха Возрождения, опираясь на идеи и ценности Античности, создала свой идеал свободной и гармоничной личности. Возрожденческое мышление апеллирует к человеку как к главному, а точнее, единственному источнику творческой силы. Личность предстает в качестве ничем не ограниченного в своих замыслах и проявлениях свободного существа, творит себя, свою судьбу и мир вокруг.

 

В философии Нового времени и Просвещения человек рассматривается, прежде всего, как субъект рационального познания и опосредованной этим познанием деятельности, целостная личность редуцируется до гносеологического субъекта. Разум утверждается в качестве главной способности человека, с помощью которой он может обрести свободу и счастье, выступает источником и предпосылкой остальных характеристик личности. Новое время и Просвещение рассматривают человека как механизм, который может быть полностью исследован и познан — в нем нет тайны. Классическая философия XVII—XVIII в. так и не создала идеала личности, реализующей свою свободу, поскольку апеллировала не столько к самой личности, сколько к надличностной силе — разуму, способному преобразовать природу человека.

 

 

Антропологический поворот в философии связан с именем И. Канта. Вслед за И. Кантом, А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, Ф. Ницше, а затем представители экзистенциальной философии (К. Ясперс, Ж.П. Сартр, А. Камю и др.) и философской антропологии (М. Шелер, А. Гелен, Г. Плеснер), сконцентрировались на человеке, сделав его переживания, судьбу и свободу, смысл и цель существования предметом углубленной философской рефлексии. Экзистенциально-антропологическое направление в философии отвергло установки натурализма и позитивизма и пересмотрело некоторые принципы классической философии. В XIX—XX вв. человек осознал себя в качестве проблемы, стал познавательно беспокоиться о себе.

11 стр., 5369 слов

Мамардашвили.Философия и личность

... философии с чем-то другим: с наукой, например, с миром, гак и личности с чем-то другим, скажем, с индивидом, с процессами обучения человека ... в то же время природой не создаются, а создаются человеком. Человек создан этой средой, и дело в том. что существование его ... проблемное! существования его в так называемой второй природе или созданной им среде из каких особых кентаврических объектов, которые ...

 

Представители философской антропологии смыслом философии считали построение программы комплексного изучения человека, в которой синтезировались бы естественнонаучные, гуманитарные и философские знания. Как писал М. Шелер, философская антропология — это наука о сущности человека, о его отношении к различным сферам природы, о его происхождении, силах, которые им движут, о возможностях его развития. Другой представитель философской антропологии, А. Гелен, считал, что именно в открытости миру следует искать сущность человека. Открытость миру определяет способ человеческого бытия, смысл которого — преодоление недостатков биологической природы.

 

Проблема человека является центральной и в философии экзистенциализма. Однако в отличие от философской антропологии, экзистенциализм отрицает наличие у человека раз и навсегда определенной сущности. Философия существования исходит из тезиса безосновности, несубстанциальности человеческого бытия. По мнению экзистенциалистов, человек сам создает собственную сущность в процессе существования. По сло­вам Ж.П. Сартра, человек — это будущее человека, проект самого себя. Экзистенциальная философия делает акцент на самоценности и суверенности индивидуального бытия, ее интересует уникальный, неповторимый жизненный мир личности.

 

Если классическая философия центральным вопросом антропологии считала вопрос о сущности человека, то постклассическая мысль, отказываясь от самого понятия сущности, тем не менее, продолжает обсуждать вопрос об особенностях природы человека. Философы-экзистенциалисты, утверждавшие вторичность сущности по отношению к существованию, или постмодернисты, рассматривающие любую реальность и человека как текст, тем не менее дают ответ на вопрос о специфике человеческого бытия.

К экзистенциально-антропологическому направлению тяготеет и психоаналитическая философия (3. Фрейд, К.Г. Юнг, Э. Фромм, А. Адлер и др.).

Напомним что психоаналитическая философия исходит из понимания природы человека как психосоматической. В конечном итоге все содержание культуры выводится из особенностей психики человека, доминирующей сферой которой является бессознательная. Бессознательное, в свою очередь, ничем не порождается, оно само есть исходное бытие, определяющее особенности личности, характера, а следовательно, и жизни человека.

 

 

Понятие философской антропологии.

 

Двадцатый век прошёл под знаком своеобразного «антропологического бума» в философии. Особенно важно то, что произошли серьёзные изменения в подходах к осмыслению человека. Эти изменения оказались связанными, со становлением антропологии, как особой философской дисциплины.

 

Исходным положением философской антропологии XX в. является то, что она ставит человека в центр мироздания. Человек при таком подходе рассматривается в качестве своеобразного «ключа» ко всем проблемам, даже к тем, которые на первый взгляд воспринимаются как не имеющие отношения к теме о человеке. Главным средством изучения становится духовный мир человека, а всё остальное располагается «вокруг», на «периферии». Философско-антропологический подход имеет дело не с фактом человека как объекта научного познания (биологического, социального, психологического и т.д.), а с фактом человека как субъекта самосознания. Субъектный мир человека предстаёт как особая вселенная, являющая собой цент мироздания.

25 стр., 12060 слов

016_Человек. Его строение. Тонкий Мир

... трудно и несовместимо с земными условиями. Тело человека – это не человек, а только проводник его духа, футляр, в ... весьма интересные и поучительные впечатления. Главное существование (человека) – ночью. Обычный человек без сна в обычных условиях может прожить ... неясности и туманности… Инструментом познавания становится сам человек, и от усовершенствования его аппарата, как физического, так ...

 

С философско-антропологической точки зрения человеческая духовность превосходит всё природное бытие, принципиально несводима к нему. Поэтому философская антропология в известном смысле освобождает себя от зависимости от строго научных представлений, ибо человек для неё не столько природный объект, сколько сверхприродный субъект. С другой стороны, человек, поставленный в центр мироздания, предстаёт как малая вселенная, включающая в себя все качества Вселенной большой – древняя идея о микрокосмосе и макрокосмосе чрезвычайно популярна в современных размышлениях о человеке. В человеке скрыты тайные космические силы. Все заключено в человеке. Глубинные проявления человеческой субъективности, такие, как страх, гнев, эротическое влечение и другие, являются лишь аналогами таинственных космических сил. И наоборот, таинственные глубины человеческой души являют собой выявление космических начал. Вглядываясь в себя, можно увидеть проявления космических сил, познать тайны Космоса. Древнее изречение «познай самого себя» приобретает новое звучание – познавая себе, познаешь глубинную сущность Вселенной, почувствуешь её пульс, недостаточный прямому наблюдению. Человек заключает в себе целый в зародыше. Одновременно человек – объединяющее начало, он способен объединить всё многообразие мира. Но это означает, что судьба человека зависит от судьбы природы. Человек ответственен за весь строй природы.

 

Для современной философской антропологии характерно иное отношение к вненаучным формам духовного опыта и познания по сравнению с тем, каким было это отношение в философской классике ΧІΧ в. и в философии, ориентируется исключительно на науку.

 

В частности, философская антропология свысока и пренебрежительно к идеям мистического познания, хотя и не принимает их безоговорочно. Она учитывает научные данные из самых разнообразных сфер знания. Вместе с тем в ней не приемлемо прямое применение научных законов. Здесь важен сам процесс самопознания и напряжённого самонаблюдения. Антропологические проблемы – это проблемы, чисто человеческие, поэтому нельзя отстраняться от них, как от чуждого явления.

 

В философской антропологии самопознание служит не только целью, но и методом. Отсюда следует, что мысль, направленная на самого себя, идёт как бы по кругу. Чёловек постоянно возвращается к себе, но каждый раз по-новому и в обновлённом виде. Философская антропология призывает к самоугнетению, поэтому главная её проблема и центр – это человеческая личность. Человек здесь предстаёт не как абстракция, не как человек вообще, а как экзистенция. Экзистенция – это человеческая самость (от слова «сам»).

Это моё «я». Экзистенция говорит о том, что человек создаёт самого себя не по заранее заданному плану или готовому образцу, а самостоятельно в своём внутреннем мире. Наличие внутреннего «я» несомненно для каждого, но оно ускользает от того, чтобы выразить его прямо и непосредственно. Однако без попыток определить своё «я» жизнь личности невозможна. Философская антропология подчёркивает важность обращения своего «я» и невозможность того, чтобы ограничиться объектно-научным подходом. Для последнего доступны только внешние и внутренние проявления, но не непосредственная жизнь экзистенции. Пристальное внимание к экзистенциональным вопросам существенно отличает философскую антропологию ΧΧ века от философских взглядов на человека, известных в прошлом.

5 стр., 2308 слов

Человек, индивид, личность, индивидуальность

... Средневековья возникает становящаяся предличностность. Личность тут – верующий человек, умеющий впускать в себя проблемы внешнего мира, а также способный выводить собственный проблемы наружу в ситуации исповеди ... потребностей и запросов. В этом смысле мы говорим об индивидуальности человека. В современной философии появляется еще одно понятие – «дивид»( понятие ввел французский психоаналитик ...

Проблема свободы личности в философии.

Проблема свободы в философии осмысляется, как правило, по отношению к человеку и его поведению (свобода в природе осмыслялась как случайность, как «непознанная необходимость»).

Она получила развитие в таких философских проблемах, как свобода воли и ответственности человека, возможностей быть свободным, осмыслением свободы как силы, регулирующей общественные отношения. Ни одна философская проблема, наверное, не обладала столь большим социальным и политическим звучанием в истории общества, как проблема свободы.

 

Для личности обладание свободой — это исторический, социальный и нравственный императив (повеление), критерий ее индивидуальности и уровня развития общества. Произвольное ограничение свободы личности, жесткая регламентация ее сознания и поведения, низведение человека до роди простого «инструмента» в социальных и технологических системах наносит ущерб как личности, так и обществу. В конечном счете именно благодаря свободе личности общество приобретает способность не просто приспосабливаться к наличным естественным и социальным обстоятельствам окружающей действительности, но и преобразовывать их в соответствии со своими целями. Конкретным материальным носителем свободы, ее субъектом всегда является личность, а соответственно и те общности, в которые она включена — нации, социальные группы, классы.

 

В истории философии свобода традиционно рассматривалась в ее соотношении с необходимостью. Сама же необходимость воспринималась, как правило, в виде судьбы, рока, предопределения, повелевающих поступками человека и отрицающих свободу его воли. Пожалуй, наиболее выразительное воплощение подобное понимание необходимости нашло в латинской поговорке — «судьба направляет того, кто ее принимает, и тащит того, кто ей сопротивляется». Противопоставление понятий «свобода» и «необходимости» как философских антиномий, отрицание или подмена одного из них другим свыше двух тысячелетий были камнем преткновения для мыслителей, так и не находивших удовлетворительного решения проблемы. «Старый, но вечно новый вопрос о свободе и необходимости возникал перед идеалистами XIX века, как возникал, он перед метафизиками предшествовавшего столетия, как возникал он решительно перед всеми философами, задававшимися вопросами об отношении бытия к мышлению» (Плеханов).

 

Философское решение проблемы свободы и необходимости, их соотношения в деятельности и поведении личности имеет огромное практическое значение для оценки всех поступков людей. Обойти эту проблему не могут ни мораль, ни право, ибо без признания свободы личности не может идти речь о ее нравственной и юридической ответственности за свои поступки. Если люди не обладают свободой, а действуют только по необходимости, то вопрос об их ответственности за свое поведение теряет смысл, а «воздаяние по заслугам» превращается либо в произвол, либо в лотерею.

5 стр., 2445 слов

СВОБОДА ВОЛИ И НРАВСТВЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЛИЧНОСТИ

... его природному началу, составляет основное, фундаментальное, содержание нравственной свободы личности. Экзистенциальный аспект нравственной свободы человека раскрывается в становлении и самовыявлении личности на фоне ее этического отношения к другим, подобным ...

 

Решение антиномии «свобода иди необходимость» в истории философии зависело от того, к какому из направлений тяготели те или иные философы — к эссенциализму (от лат. essentia — сущность) или экзистенциализму (от лат. existentia — существование), то есть от того, что для них было первичным, исходным — сущность или существование. Для тех, кто придерживался первого направления, свобода была всего лишь проявлением, конкретным воплощением необходимости со случайными отклонениями от нее; придерживавшиеся же второго направления рассматривали свободу как первичную реальность человеческой жизни, тогда как необходимость третировали как абстрактное понятие. В существовании человек обретает сущность, до существования нет никакой высшей природы (человек — возможность) и предназначения (предопределения) человека.

 

Свобода выбора занимает такое же центральное место в общественном прогрессе, какое занимает естественный отбор в биологической эволюции, а именно: оба они выполняют роль основного движущего фактора в поступательном развитии, только в первом случае — общества, во втором — живой природы. Вместе с тем в механизме их действия имеется важное, принципиальное различие: в процессе естественного отбора биологический индивид является объектом действия законов эволюции, выживания наиболее приспособленных к окружающей среде организмов, тогда как свобода выбора предполагает, что социальный индивид, личность выступает субъектом общественного процесса, воспринимающим достижения материальной и духовной культуры человечества. В ходе естественного отбора биологические преимущества индивидов передаются лишь их непосредственным потомкам. Благодаря же свободе выбора достижения отдельных индивидов в самых различных сферах деятельности — накопление знаний, изобретение, практический опыт, нравственные и духовные ценности — потенциально могут восприниматься всеми людьми, имеющими к ним доступ.

 

По поводу проблемы «свободы воли» — возможности самоопределяемости человека в своих действиях, в философии традиционно шли нескончаемые споры, ведущиеся со времён Сократа (подчинена ли воля чему-то вне её или самополагаема, самодвижется, источник движения содержит в себе, или он приходит извне).

Они вызваны были особой жизненной значимостью этой проблемы, её центральным положением в представлениях о личности как субъекте нравственной и творческой деятельности. Противоречие в решении проблемы было следующее: если каждое действие строго определено и не может быть иным, чем оно есть, то его нельзя вменить в вину или поставить в заслугу. Но, с другой стороны, представление о воле как ничем заранее не обусловленной «конечной причине» морального действия предполагает разрыв причинного ряда явлений, что противоречит потребности научного (логического, обоснованного) объяснения.

 

В соответствии с двумя сторонами этой антиномии в истолковании свободы воли выявились главным образом две философские позиции: детерминизм (от лат. determinatio — определение, причинение), отстаивающий причинную обусловленность воли, и индетерминизм, отвергающий её. Сообразно факторам (физическим, психическим, духовным), признаваемым причиной волевых актов, среди философских детерминистических концепций принято различать «геометрических», или механический, детерминизм (Спиноза, Гоббс) и менее строгий — детерминизм психический, или психологический (Т. Липпс).

2 стр., 523 слов

Расстройства личности ПЗ№3-4

... психического здоровья (ВОЗ) Клинические признаки психопатий. Диагностические критерии специфических расстройств личности. Описательный диагноз, критерии описательной диагностики DSM- IV, МКБ -10. Сравните две ... «пациент-клиницист». Динамика переноса в зависимости от типа и уровня расстройства личности. Варианты контрпереноса. Широкое и узкое понимание контрпереноса. Реалистический и патологический ...

Примером наиболее последоват. индетерминизма могут служить учения Фихте и Мен де Бирана. Однако индетерминизм, доведённый до своего логического конца, упирается в «свободу безразличия», равную возможность двух противоположных решений, которая приводит к параличу воли (казус «буриданова осла»: невозможность выбрать из двух равных альтернатив) и абсолютной случайности выбора. Поэтому преобладающим в истории философии оказался тип эклектической (смешанной) доктрины. Таков дуализм Канта. Как разумное существо, принадлежащее интеллигибельному (умопостигаемому) миру, человек, по мысли Канта, обладает свободой воли (в нравственной жизни, в определении своего поведения).

Но в эмпирическом (природном, опытном) мире, где господствует естественная необходимость, он несвободен в своём выборе, а воля его причинно обусловлена. Следы подобной двойственности носит и концепция Шеллинга: с одной стороны, он определяет свободу как внутреннюю необходимость, с другой — признаёт самополагающий характер первоначального выбора. Последнее все же преобладает у Шеллинга: «Человек поставлен на вершину, где имеет в себе источник свободного движения и к добру и к злу: связь начал в нем — не необходимая, но свободная, он — на распутье, что бы он ни выбрал, это решение будет его деянием» («Философские исследования о сущности человеческой свободы. Диалектическая постановка проблемы свободы и необходимости в философии была наиболее ярко выражена Спинозой и Гегелем («свобода есть осознанная необходимость»).

Но Гегель, провозглашая свободу воли, по существу наделяет ею не человека, а «мировой дух» (абсолютную идею), воплощающий «чистое» понятие свободы воли.

 

В идеалистической философии кон. 19-20 вв. среди тенденций в истолковании свободы воли преобладает волюнтаристский (воля в основе всего) и персоналистический (личностный) индетерминизм, а также распространена позитивистская установка обходить эту проблему. У Бергсона, напр., обе эти тенденции переплетаются. В своей защите свободы воли он ссылается на органическую цельность и уникальность душевных состояний, не поддающихся разложению на отдельные элементы и постольку, согласно Бергсону, причинно не обусловленных. Виндельбандт рассматривает волевые акты в одних случаях как причинно обусловленные, в других — как свободные.

 

Проблема свободы воли стоит в центре внимания атеистического экзистенциализма (Сартр, Камю), который усматривает в человеке, укоренённом в «ничто» (абсолютной открытости бытие, возможности, потенциальности), носителя абсолютной свободы, противостоящего внешнему миру, фактически сводя свободу воли к своеволию, «свободе безразличия», переходящей в бунт.

 

В религиозных учениях вопрос о свободе воли, без которой невозможна религиозная этика, решается в плане самоопределения человека по отношению к действию бога, описываемого в понятиях благодати и божественного промысла. Попытки разрешить противоречие между всемогуществом высшей воли и самостоятельностью человека принимали подчас противоположные формы в различных течениях религиозной философии (напр., у кальвинистов в протестантизме).

6 стр., 2913 слов

Личность в Российской социологии и психологии

... в понимании этого феномена, множество различных моделей, образов человека в современной социологии. 1.Теории личности в Российской социологии. Большая часть двадцатого века прошла в противостоянии двух ... обществе. 2. Естественные подходы. Авторитетный психолог Г.И.Челпанов, придерживался идеалистической концепции . Свободу воли он трактовал «не в том популярном значении слова, что она беспричинна, ...

Крайние варианты учений о предопределении, ставящие человеческую личность в абсолютную зависимость от сверхъестественной силы, составляют совместно с натуралистическим детерминизмом и с языческой верой в судьбу основной набор концепций фатализма.

 

Считая свободу родовым признаком человека, представители диалектического материализма усматривали в ней отличительный признак, присущий как человечеству в целом, так и отдельной личности: «Первые выделявшиеся из животного царства люди были во веем существенном так же несвободны, как и сами животные), — но каждый шаг вперед на пути культуры был шагом к свободе» (Энгельс).

Понятие личности в философии. Философия и социология личности.

Личность – человек в качестве социального индивида, индивида как члена общества. Научное понимание Л. опирается на марксистское понимание человека в качестве биосоциального существа, сущность к-рого составляет совокупность общественных отношений. Л. — человек как «преломление» социального в индивиде. Каждый отдельный человек — Л. постольку, поскольку социальное стало стороной, моментом, свойством этого индивида. Само существование человека в качестве общественного существа необходимо предполагает взаимодействие людей, не только действие социальных условий и др. людей на данного человека, но и обратное воздействие данного человека на социальные условия, на др. людей. Развитие людей в качестве Л. имеет своей необходимой предпосылкой природные задатки индивидов и зависит от них, однако совершается оно гл. обр. в об-ве, в к-ром каждый человек есть и объект и субъект деятельности. Т. обр., всякий человек есть Л. Но развитие Л. может быть различно. Каждый из индивидов находит в качестве объективных условий развития себя как Л. уже имеющуюся определенную историческую форму об-ва. Широта и глубина развития индивида как Л.-это широта и глубина усвоения им социального и вместе с тем превращение социального в форму деятельности индивида, а значит, и изменение, созидание самого социального. Исторические формы и типы об-ва есть также исторические формы и типы Л. При первобытнообщинном строе люди еще живут преимущественно за счет добычи средств к жизни и производства средств добычи, они находятся в значительной степени в непосредственном природном единстве друг о другом и с природными условиями своего существования, а потому и сами себя еще во мн. не ог-личагот от природы и не выделяются друг от друга как общественные существа. В классово антагонистических об-вах возникает и развивается разрыв между природными условиями существования людей, условиями производства и самим их существованием, нарастает разрыв между людьми и природой, между классами людей и между индивидами, усиливается обособление отдельного человека и от природы, и от др. людей, он все больше осознает себя в качестве особой Л. Развитие Л. в об-ве, основанном на антагонизме классов, совершалось и совершается антагонистически. Об-во, основанное на частной собственности, подавляет и уродует развитие Л., гл. обр. большинства, принадлежащего к эксплуатируемым классам. С уничтожением капитализма и построением социализма открываются принципиально новые возможности развития Л. На основе создания материально-технической базы коммунизма, в процессе развития коммунистических общественных отношений и воспитания нового человека, активной жизненной позиции Л. формируется целостная, всесторонне развитая Л., духовно богатая, морально чистая и физически совершенная. Постепенно все члены об-ва становятся сознательными творцами истории, а следовательно, глубоко развитыми Л. Л. изучается различными науками: напр., этика рассматривает нравственное сознание и поведение Л., педагогика решает задачи воспитания Л. и т. д.

5 стр., 2259 слов

Теории личности в социологии (доклад)

... личности с функционированием и развитием социальных общностей, на изучение взаимодействия личности и общества, личности и группы, на проблемы регуляции и саморегуляции социального поведения личности. В социологии ... т. е. заданная обществом модель роли, имеющая большое значение для формирования личности человека и овладения им социальными ролями; 2) в социально-психологическом – как исполнение ...

 

Личность и общество — социально-философская проблема, суть к-рой состоит в том, какие условия каждое исторически конкретное О. представляет для становления и развития Л. и в какой мере деятельность Л. сказывается на О., как увязываются интересы О. и л. В основе домарксистских социальных теорий лежит идея о неустранимости и вечности противоречия между О. и л., взгляд на них как на некие самостоятельные целостности. Так, в рабовладельческом О. наряду с теориями Платона и Аристотеля, обосновывавшими необходимость подчинения л. политичез скому целому — государству, существовали теории стоиков, скептиков, эпикурейцев, в к-рых власть государ1-ства рассматривалась как подавляющая, враждебная Л. сила. В феодаль^ ной формации жесткое закрепление положения, прав и обязанностей Л,; сословно-кастовой структурой О. находило свое отражение в безраздельно господствовавшей религиозной идеологии с ее апологией иерархичности! проповедью повиновения богу и т. п.: Возникновение капитализма уничтожает сращенность человека с общиной, сословием, кастой, цехом и формирует т. зр. отделившегося индивидам О. предстает перед ним как совокупность формально равных частных сов-ственников, к-рым оно должно обеспечить наилучшие возможности для проявления личных способностей и энергии. В 17 — 18 вв. усиленно разрабатываются теории общественного договора, согласно к-рым общественное и государственное устройство есть продукт договора индивидов и может быть преобразовано, если оно перестает служить благу людей, т. е. нарушает договор. Однако утверждение и развитие капитализма, особенно в эпоху империализма, показало, что освобождение Л. к-рое провозглашали его идеологи, оказалось на самом деле ее закабалением вещными отношениями, денежными связями, отношениями чистогана. Дегуманизация и обезличение человека охватывают здесь не только сферу труда, но и сферу умственной деятельности, обюрократившуюся сферу управления и даже сферу досуга и развлечений. Этот процесс находит свое отражение в буржуазной философии, неспособной вскрыть зависимость конфликта О. и л. от частнособственнических отношений, превращающей его в некое извечное, неустранимое метафизическое противад речие. Марксизм, показав, что развитие и смена формаций есть вместе о тем исторический процесс становления и развития человеческой Л.ь связал возникновение противоречия между О. и л. с существованием антагонистических общественных отношений, раскрыл конкретный характер его проявления и пути его неизбежного преодоления. Ликвидация антагонистических классов и исторически унаследованных форм разделения труда создает условия для формирования всесторонне развитых, творчески активных Л. Уже на стадии развитого социализма возрастают возможности для гармоничного сочетания общественных и личных интересов, когда, с одной стороны, О. все делает во имя человека и для его блага, а с др.- члены О. сознательно служат общественным интересам, повышая для этого свой профессиональный и общекультурный уровень, социальную ответственность, организованность и дисциплину, т. е. развивая себя как социально богатую Л.

6 стр., 2619 слов

Социология личности как специальная социологическая теория

... Предмет и функции социологии личности Социология личности - это специальная социологическая теория, объектом которой является человек. Она изучает социальное формирование, становление и развитие человека в социальной, биосоциальной, экосоциальной средах. Личность изучают философия, психология, социальная ...

Духовность личности и общества.

Социология личности — это специальная социологическая теория, объектом которой является человек. Она изучает социальное формирование, становление и развитие человека в социальной, биосоциальной, экосоциальной средах.

Личность изучают философия, психология, социальная психология и социология. Философия рассматривает личность, ее положение в мире как субъект деятельности, познания и творчества. Психология изучает личность, ее темперамент, характер, волю. Социальная психология изучает закономерности поведения и деятельности людей, которые включены в социальные группы, а также психологию этих групп. Она изучает межличностные отношения, проблемы общения людей (коммуникативное, интерактивное, перцептивное) и т.д.

Социология выделяет в личности социально-типическое. Личность в социологии выступает как представитель социальной группы, класса, нации, семьи.

Социология изучает личность в трех основных аспектах: а) как социальная система и как элемент социальных общностей, институтов; б) личность как объект социальных отношений (воздействие общества на личность, в том числе и в процессе ее формирования, социализации, воспитания); в) как субъект общественных отношений, в том числе деятельность, поведение и активность личности.

 

Предметной областью социологии личности является:

социология личность группа класс

· исследование социокультурной обусловленности человеческой сущности,

· механизмы, способы и институционализируемые стратегии индивидуально-надындивидуальные взаимоотношения и взаимодействия в обществе.

Социология личности может пониматься также как:

· специальная социологическая теория, объектно-ориентированная на изучение индивидуального уровня (само) организации и структурации социума, а также протекающих на этом уровне социокультурных процессов (так или иначе связанных с предельно широко понимаемыми процессами социализации и социальной адаптации);

· совокупность разнопарадигмальных социологически ориентированных теорий личности (статусно-ролевые, диспозиционные, психологизированные, культурологизированные и т.д. теории личности);

· метатеоретический уровень рефлексии, ориентированный на выявление и критический анализ возможностей и ограничений социологических средств и социологии как научной дисциплинарности в целом в исследовании личностной проблематики (в этом случае необходим анализ и внедисциплинарной критики основных социологических парадигм и исследовательских стратегий).

[3]

Социология личности выполняет разные функции в социологии. Она дает нам возможность объяснить, что собой представляют люди (выявить относительно постоянные личностные характеристики и способ их взаимодействия), понять, каким образом эти характеристики развиваются во времени и почему люди ведут себя определенным образом. Так же позволяют нам прогнозировать появление новых взаимосвязей, не изучавшихся ранее. С позиции функции предсказания теории намечают направления, в которых плановое исследование может привести к новым открытиям во многих до сих пор неизведанных областях. Однако чрезвычайно важно то обстоятельство, что все теории поведения человека создаются самими людьми. Персонологи — те же люди и точно так же, как и остальные, имеют различные взгляды на природу человека. Например, некоторые теоретики убеждены, что корни человеческих поступков находятся глубоко в бессознательных мотивах, истинная природа последних не осознается индивидуумом, а источники мотивации захоронены в отдаленном прошлом. Другие полагают, что люди в значительной степени осознают свои мотивы, а их поведение является в первую очередь результатом актуальных обстоятельств. Каким бы ни было мнение каждого конкретного теоретика, совершенно очевидно, что исходные положения о природе человека, которых придерживаются персонологи, различны, и это делает их взгляды такими несхожими. Теоретик может осознать и раскрыть смысл этих положений, а может и потерпеть в этом неудачу или просто обобщить все свои посылки таким образом, что уже трудно будет распознать в них именно исходные положения.