Пенитенциарная (исправительная) психология

20

Пенитенциарная (исправительная) психология изучат психологические основы ресоциализации – ранее нарушенных социальных качеств личности, необходимых для её полноценной жизнедеятельности в обществе. Пенитенциарная психология исследует проблемы эффективного наказания, динамику личности осуждённого в процессе исполнения наказания, формирования её поведенческих особенностей в различных условиях лагерного и тюремного режима, особенности ценностных ориентаций и стереотипов малых групп в условиях социальной изоляции.

Пенитенциарная психология на основе исправительного права призвана выработать рекомендации по ресоциализации осуждённых, разрабатывать средства и приёмы психологической коррекции личности правонарушителей. Ресоциализации личности осуждённых связана, прежде всего, с их ценностной переориентацией, с выработкой у них стереотипов социально-положительного поведения.

Наказанием считается особая мера государственного принуждения, сопровождающаяся лишением осуждённого определённых благ, за совершённое им действие против интересов общества. Наказание – есть отрицательная социальная санкция, возникающая как следствие допущенной индивидом правового нарушения и заключается в ограничении его возможностей или понижении социального статуса. Не всякая мера принуждения является наказанием и не всякое наказание принудительно. (например «угрызение совести»).

Раскаяние – искреннее осуждение человеком своей вины, причастности к содеянному злу, готовность, нередко желание нести наказание, глубокое осуждение личностью своего поведения – психический акт критической самооценки индивидом своего поведения, основа его исправления в будущем. Самая действенная кара – глубокое самоосуждение, раскаяние. В то же время для антисоциального преступника основной особенностью личности является выраженная устойчивость против самоосуждения, установка на самооправдание.

Стратегическая установка ИТУ – изолировать преступника от условий его криминализации, разрушить его преступные связи и установки. Однако в местах лишения свободы влияние криминальной среды не только не преодолевается, но и с учётом особенностей содержания заключённых это влияние получает дополнительные благоприятно влияющие на криминализацию факторы. Это, прежде всего, неискоренимое господство преступной идеологии, скученность, бесконтрольность свободного времени, принуждение среды к антисоциальному поведению, подчинению «закону» криминальной среды. В большинстве случаев тюремные обычаи, традиции превалируют над требованиями администрации ИТУ. Особенно «законы» преступного мира своей псевдоромантикой притягательны для молодёжи.

2 стр., 644 слов

ДКР по пенитенциарной психологии 2 вариант 1.Принципы изучения ...

... личности и среды осужденных. 2.Понятие принципов ...................................................... 1. Принципы изучения личности и среды осужденных Личность ... пенитенциарных учреждений свидетельствуют, что в них расслоение осужденных на статусно-групповые категории происходит прежде всего в зависимости от ориентации на групповые нормы - правила, стандарты поведения, ... исполняющего наказание. ...

В СИЗО, в тюрьмах предварительного заключения, в изоляторах временного содержания находятся люди, арестованные по подозрению в совершению каких-либо преступлений. Эти люди не признаны судом виновными, но тюремный режим со всеми его строгостями и лишениями по отношению к ним уже применяется. В этих условиях люди, особенно не понимающие свою вину, тем более чувствительные, эмоционально неустойчивые, экзальтированные, тревожные способны на самооговор, на дачу таких показаний, которые не в полной мере соответствуют действительности, но зафиксированные в протоколе допроса. Эти несоответствия объясняются не обязательно обвинительным уклоном в оценке деяния, но и сложностями вербализации при передаче допрашиваемым информации, дефектами его сенсорной сферы, характерологическими особенностями личности и т. п.

Режим ИТУ — это режим жизни осужденного, строгий распорядок его ежедневной жизнедеятельности. Все способы воздействия на осужденного соотносятся с режимом. Положения режима просты и конкретны. Режим, как кара, должен вызвать у осужденного неприятные и даже тяжелые переживания, с тем, чтобы вынудить его отказаться поступать вопреки требованиям общества. На «тяжелое переживание» возлагается надежда на перевоспитание преступника. Основываясь на такой упрощенной «теоретической» формуле перевоспитания, ИТУ перестали ограничивать себя по части создания «тяжелых переживаний». На службу такой исправительно-трудовой практики была поставлена и соответствующая теория — перевоспитание стали рассматривать как дрессуру — изменение поведения путем дозирования удовольствий и неудовольствий.

Основной характеристикой психического состояния большинства осуждённых является состояние психического напряжения. В таком случае велика вероятность значительных сдвигов в психике осуждённого, у которого в таких условиях в первую очередь формируются механизмы психологической защиты, а в ряде случаев – механизмы социального отчуждения. Осуждённый негативно, конфликтно реагирует на воспитательные воздействия сотрудников ИТУ, связывая условия своего содержания в колонии с этими воздействиями и с конкретными личностями. В этих условиях формируется конфликтность личности. Стихийно возникают малые группы, микроклимат которых оказывает решающее действие на формирование поведенческой стратегии заключённого, на возникновение смысловых барьеров во взаимоотношениях с персоналом ИТУ.

Психологический анализ личности осужденного, выявление и коррекция его поведенческих дефектов, индивидуально адресованные меры по ресоциализации личности осужденного — все это остается пока за пределами возможностей ИТУ. ИТУ, тюрьма — замкнутая система с высокой концентрацией социально деформированных индивидов. Здесь возможности человека, его коммуникативные, познавательные, а тем более этические и эстетические потребности находятся в состоянии резкого ограничения. Блокирована реализация даже его двигательной потребности. И это уже само по себе наказание, кара, приносящая страдание, фактор нервно-психических деформаций. (Об этом свидетельствуют массовые проявления аутоагрессии, психических аномалий.) Однако психические срывы заключенного вызывают лишь ужесточение условий содержания. И заключенный нередко готов проглотить гайку, кусок стекла или металла, лишь бы получить две недели послеоперационного лежания на больничной койке.

10 стр., 4798 слов

Влияние субкультуры на личность подростка: в поисках методологии

... молодежь к неформальным объединениям? Для того чтобы выявить специфику влияния субкультуры на развитие личности подростка, следует рассмотреть различные виды современных молодежных субкультурных течений. ... молодого человека к субкультуре с наркоманией, алкоголизмом и другим отклоняющимся поведением. Однако, действительно ли принадлежность к неформальной группе влияет на личность подростка? Или, ...

Особенно жестоко тюрьма травмирует неокрепшую психику подростков. Здесь возможны тяжкие, необратимые психические деформации личности. Значительная часть подростков становятся правонарушителями уже в силу имеющихся у них психических аномалий, психопатий и личностных акцентуаций. Эта психическая дезадаптация в условиях тюрьмы еще более усугубляется. Вписываясь в криминальную субкультуру в наиболее сензитивный к внешним воздействиям период своей жизни, подростки испытывают глубинные личностные перестройки — формируется системообразующие механизмы антисоциальной личности.

Ограниченность поля возможностей для развития и самореализации личности пагубна для подростков. Но еще более пагубна для них ранняя криминализация. Уже на «входе» в систему ИТУ в следственном изоляторе на несформированную еще личность обрушивается шквал тяжких испытаний: ритуал «прописки», испытание на выносливость, сообразительность, толерантность. Все это сразу вскрывает перед подростком значимость криминальной субкультуры. Личность самым грубым способом «обращается в новую веру», приобщается к традиционным криминальным нормам и ценностям. Индивид вступает на путь совершенствования своей криминальной квалификации, стремится наилучшим образом отвечать ожиданиям криминальной среды.

Криминальная субкультура обеспечивает устойчивую криминализацию личности, ее десоциализацию. Особенно сензитивна, восприимчива по отношению к ней часть подрастающего поколения с выраженной возрастной оппозицией, возрастным нигилизмом и негативизмом. В рамках криминальной субкультуры легче самоутверждается личность с дефектами социализации и психической саморегуляции, происходит гиперкомпенсация «слабых мест», безоговороч­ное принятие ритуальных способов поведения и криминальной идеологии («законов»).

Криминальная субкультура является передаточным механизмом преступности. Она имеет различные ответвления (субкультура воров, проституток, теневиков, мошенников).

Существует и особая тюремная субкультура. Ее часто отождествляют с криминальной субкультурой в целом.

Из общесоциальных механизмов в рамках криминальной субкультуры широко используются механизмы межгрупповой дискриминации и внутригруппового фаворитизма, стандартизация элитных привилегий, санкций для нормативных нарушений. Эта субкультура обслуживается особой уголовной философией оправдания и возвеличивания преступного поведения, маскировкой низменных побуждений возвышенными мотивировками, обвинительным уклоном в оценке поведения жертвы. Имеется и своя система ценностей — круговая порука, преданность «братству», воровским традициям, «законам» и т.п.

25 стр., 12082 слов

Формирование личности ребенка в период раннего возраста

... обладающее установившимися правилами и нормами поведения. В истории отечественной психологии представление о структуре личности неоднократно изменялось. Первоначально структура личности определялась простым перечислением психологических свойств ... важны взаимоотношения матери и отца, а также других членов семьи. И особенно важно для ребёнка, как взрослые относятся к нему. Следовательно, динамика ...

Имеется также своя мода и своя мифология. И свои «нравственные» принципы («воровская честь»).

Многие проявления криминальной субкультуры оказываются релевантными (значимыми) для слабо социализированной части молодежи, и особенно подростков. Криминальная субкультура включает в себя ряд поведенческих императивов: цинизм, жестокость, дерзость, запирательство в уголовном процессе, необходимость обязательного реагирования на оскорбление и т.п. Однако сила, жестокость и цинизм высоко ценятся лишь в среде «вульгарных» преступников. В среде организованной преступности более высоко ценится интеллект, расчет, решительность, многоопытность. Криминальная субкультура — это наложение на кальку нормальных социальных отношений антисоциального содержания. Эта субкультура и определяет, направляет поведенческие схемы как на свободе, так и в условиях тюремного (лагерного) содержания. Ритуал разборки, остракизма четко определен. Система санкций четко разграничена. «Общий котел» — «общак» — также служит средством группового сплочения.

Для криминализированной среды характерен особый стиль поведения. Он отличается условностью, применением тайных способов общения. Наряду с жаргоном, «феней», широко используется «ручная феня» — язык условных жестов, тайные каналы передачи информации («трасы»).

Отвлечение криминально зараженных индивидов от криминальной субкультуры — одна из сложных и трудноразрешимых задач ИТУ.

Наиболее устойчивые стереотипы тюремного поведения выражены в следующих правилах:

для устойчиво-привилегированных страт (прослоек):

  • по возможности не работать, принуждать работать за себя «чушков» и «обиженных»;
  • если работать, то лишь на престижных местах (дневальным, дежурным по столовой, в санчасти, в библиотеке);
  • не участвовать в строительстве инженерно-охранных сооружений;
  • не стирать самим свое белье, не убирать за собой, перекладывать эти обязанности на низкостатусных;

для неустойчиво-привилегированных («шнырей», «шестерок»):

  • работать, но без перевыполнения нормы;
  • уклоняться от строительства охранных сооружений;
  • выполнять любую работу по заданию авторитетов (гладить одежду, мыть полы, производить уборку);

для устойчиво-непривилегированных («обиженных», «разных мастей»):

  • хорошо работать, выполнять любую работу как по заданию «авторитетов» так и по заданию администрации.

Соответствующая система «норм» существует применительно к отношениям с администрацией, по отношению к режиму, сфере быта и гигиены, межличностным отношениям (знать жаргон, не «выходить из себя», не прощать оскорбления, близко общаться только в своем кругу, пренебрежительно относиться к лицам, низким по статусу, добиваться своего, используя любые средства, иметь «шестерку», преследовать лиц, обратившихся за защитой k администрации, сдерживать критические высказывания в отношении других, не вмешиваться в чужие разговоры, отвечать за свои слова, строго блюсти нормы и традиции, стоять за себя до конца и др.).

6 стр., 2631 слов

Аддиктивное поведение личности подростков

... Объект исследования: аддиктивное поведение подростков. Предмет исследования: особенности личности подростков в аддиктивном поведении. Цель исследования: изучить аддиктивное поведение личности подростков. Задачи: 1. ... из-за чего взаимодействие между осужденными приобретает характер отчуждения; – криминальную, образующуюся вследствие преступной деятельности лиц, отбывающих наказание в местах лишения ...

Преступник, как правило, не хочет осознавать себя преступником. Перед собой он чист, он самооправдан, он защищен психологическим механизмом самозащиты, криминальной субкультурой. Большой пыткой для него является постоянное и повсеместное напоминание ему его прошлого. Он хочет забыть это прошлое, вытеснить его из своего сознания. А его ежедневно спрашивают, по какой статье он осужден. Невозможность изменить свой тягостный статус «преступника» тяжелым бременем постоянно давит на психику заключенного. Это всеобщая тюремная акцентуация личности. Потенциал напряженности ищет любой повод для своей разрядки. А в условиях тюрьмы такой повод не заставляет себя долго ждать. Десоциализированная личность заключенного, его пониженный уровень самоконтроля и привели его в тюрьму. И теперь в тюрьме крушатся последние остатки этого психического механизма. Более половины заключенных страдают психическими аномалиями. В последнем случае поведение личности отличается «застреваниями» на отдельных явлениях, неспособностью индивида отключиться от неприятных воздействий. «Чем жестче режим содержания заключенных, тем больше среди них акцентуированных личностей». Акцентуированные личности в условиях повышенной жестокости теряют способность к адекватной самокомпенсации и переходят на эмоционально-конфликтный уровень саморегуляции.

Различные периоды нахождения в местах лишения свободы характеризуются различными психическими состояниями.

Первые 2—3 месяца — период первичной адаптации. Он отличается наиболее напряженным психическим состоянием осужденного. В этот период происходит болезненная ломка ранее сформированных жизненных стереотипов, резко ограничивается удовлетворение привычных потребностей, остро переживается враждебность новой микросреды, часто возникают конфликтные эмоциональные состояния: стресс, фрустрация, когнитивный диссонанс. Чувство безнадежности, обреченности становится постоянным негативным фоном самосознания личности. И только при достаточной квалифицированности персонала осужденный может осознать некоторые перспективы своей самоорганизации, возможности сосредоточения своего поведения на стратегически правильных направлениях.

Следующий период связан с ценностной переориентацией заключенного, с принятием им некоторых норм и ценностей микросреды, с выработкой устойчивой стратегии и тактики своего поведения в новых условиях.

Преодолевается невроз бессмысленности бытия (логоневроз).

Изыскиваются возможности выживания. Несколько расширяется сфера социально-ролевого поведения. Это период относительной личностной стабилизации.

И наконец, наступает долгожданная пора ожидания скорого освобождения. Но в это время заключенного одолевают и тягостные мысли, его гнетут предстоящие трудности приспособления уже в новом для него мире. Предстоит новая личностная перестройка, овладение новой жизненной стратегией. Предвосхищаются трудности предстоящей реадаптации. Часто особенно переживаются происшедшие за период отбывания наказания жизненные драмы: распад семьи, смерть родственников, потеря жилья, профессиональная дисквалификация. Оглядываясь на прошлое, подвергая его критическому анализу, делаются выводы на будущее. Они разные. Одни люди выходят на свободу с чистой совестью. Это глубоко раскаявшиеся, как правило, так называемые случайные преступники. Свое наказание они восприняли как должную и самоочистительную кару. Но немалая часть отбывших срок наказания затаивает в своей душе кровную обиду на все общество, полагая, что их осуждение было несправедливым, а мера наказания — чрезмерно жестокой. Озлобленность и мстительность уносят они с собой, покидая «зону». Да и «зона» не особенно их страшит.

6 стр., 2794 слов

Наркомания как хроническое расстройство личности. Особенности ...

... ПАВ [1, c.291]. Наркомания как хроническое расстройство личности. Особенности расстройств личности и поведения.   Наркомания – хроническая прогредиентная экзогенно-органическая заболевание, которые ... 5, c.264].   Токсикомания как хроническое расстройство личности. Особенности расстройств личности и поведения. Токсикомания– это злоупотребление различными химическими, биологическими и ...

Примерно 1/3 отбывающих наказание, покидая зону, не прощается с ней. Это злостные, закоренелые, профессиональные преступнии. Преступный образ жизни — это единственный знакомый им образ жизни. Они способны анализировать лишь те свои ошибки, которые привели к разоблачению их преступных деяний. Теперь они дают себе слово «быть умнее». В тюрьме их «профессия» еще более усовершенствовалась. Они готовы на новые, еще более «значительные» деяния. Они незамедлительно вступают в свою криминальную среду. «Обшак» (воровская касса) к их услугам. «Авторитет» высок, связи легко восстановить. Общество получает новую «высококвалифицированную» партию тех, с кем оно беспрерывно борется на протяжении всей своей истории.

Исправится ли человек, если за период пребывания в колонии он свирепо возненавидит труд, который не приносил ему ничего, кроме тяжелых страданий. Устрашение трудом извращает сущность труда, является, по существу, средством десоциализации личности. Чтобы избавиться от такого труда, многие заключенные предпочитают искалечить себя — приколотить руку к табуретке или проглотить гвоздь.

Труд сам по себе не перевоспитывает, но он предохраняет человека от личностного распада. Он организует психику человека, интегрирует его жизнедеятельность определенной целеустремленностью, создает условия для рационального межличностного общения, организует структурирование микросреды. Хорошо организованный труд обеспечивает связи человека с социумом. И, как подметил еще Ф.М. Достоевский, арестанты без работы похожи на пауков в склянке, которые готовы поесть друг друга. Мука вынужденного общего сожительства разряжается уходом человека в работу. Однако и изнурительная, рутинная, однообразная работа вскоре перестает быть желанной отдушиной. И тьма заволакивает душу арестанта. И рушатся все упования администрации ИТУ на успех политико-воспитательных мероприятий. Тем более что подавляющее большинство осужденных абсолютно уверено в том, что их не следует ни исправлять, ни перевоспитывать и что их наказание является несправедливым. А половина отбывших наказание отмечает, что лишение свободы сформировало у них лишь отрицательные качества: вспыльчивость, несдержанность, злобность и нервозность, подозрительное отношение к людям. И исследователи, хорошо знающие истинное положение дел в ИТУ, приходят к очень неутешительному выводу: Видимо, лишение свободы действительно накладывает на психологию осужденных определенный отрицательный отпечаток.

Особенно трагично положение женщин в тюрьме. Иногда они находятся в тюрьме со своими маленькими детьми (по закону дети до двух лет могут находиться с осужденной матерью).

6 стр., 2912 слов

Поведение как психофизиологический феномен

... его внутренних побуждений. Среди разных видов поведения выделим социальное поведение. Поведение человека может быть социальным или асоциальным. Социальное поведение — поведение человека в обществе, рассчитанное на оказание определенного ... часто рассматривают как одну из форм психологического стресса. У сильных личностей с хорошо выраженными волевыми качествами, способностью к самоанализу возможна ...

За плечами груз тяжкого преступления. Немало и случайно оступившихся, совершивших тяжкое преступление в порыве ревности, мести, в состоянии аффекта. Многие из них попали в тюрьму из хорошей, благополучной жизни. А в настоящее время они имеют тюремный платок, ватник, тяжелую работу, конвой, передвижение строем. Состояние хронической психической напряженности, гигиенические трудности, убогость обстановки. Уходят годы, теряется перспектива жизни. Старение, огрубление, примитивизация нравов, борьба за выживание посредством грубой физической силы, если она есть, обреченность на унижение, если нет сил для отпора. Ежедневно однообразная работа (обычно в швейных мастерских).

Как и в мужских колониях, существует внутри групповая дифференциация. Низший слой отверженных — алкоголички, опустившиеся, психические аномалы.

Женщины в тюрьме, так же как и мужчины, создают суррогаты утраченной жизни. Обзаводятся «семьями», состоящими из «верхней» и «нижней» половины. Заботятся друг о друге, изменяют и буйно ревнуют. Психические утраты женщин в тюрьме больше, чем у мужчин, сфера блокированных у них потребностей шире и глубже. Потери переживаются острее и личностное самосохранение дается труднее. Личностная акцентуация здесь встречается чаще. Женщины труднее адаптируются к тюремным условиям, а затем и к условиям жизни на свободе. Многие из выполняющих обязанности жен не могли, по их словам, любить обычной любовью. Мужчины потеряли для них интерес, не могли дать им тех впечатлений, которые они испытали в гомосексуальных отношениях. Нередко женщины из числа «нижних половин» вновь совершают преступления с целью возвращения в колонию, где оставлена «верхняя половина».

Специфика женской психологии почти не учитывается в уголовно-исполнительном законодательстве. Персонал женских колоний не имеет соответствующей профессиональной подготовки, не знаком с особенностями психологии женского поведения. Работа ведется на уровне здравого смысла. В широком ходу жесткие меры воздействия, нередко и чрезмерно жестокие — по типу мужских колоний. В тюрьме спасается тот, кто спасает свой внутренний мир, не вступая в конфликт с внешним миром. Этих людей не очень тяготит ярлык преступника. К ярлыку они относятся как к чему-то внешнему, не принимают его близко к сердцу. Они не позволяют снижаться самоценности своего Я. Участвуя в различных актах группового сплочения, они подпитывают самоуважение к себе, приобретают высокий групповой статус, получают групповую защиту. Они хорошо знают в каждой ситуации допустимые пределы отклонений и всеми возможными средствами защищают свои личностно базовые ценности. Их оценки адекватны. Строгость режима они трансформируют в строгость самоконтроля.

Психологические аспекты режима иту

Важнейшим фактором воздействия на психику осужденного является режим отбывания наказания. Реализуя карательную функцию наказания, режим осуществляет ущемление в удовлетворении насущных потребностей индивида. Однако правоограничения не дают четкого перечня объема ограничения потребностей осужденного, вызывающих у него определенные страдания. Карательные функции исполняют и те элементы режима, которые не являются элементами наказания. Происходит превышение наказания. (К числу элементов превышения наказания относится и тяжелый, изнурительный принудительный труд без учета психического и физического здоровья осужденного.) Страдания осужденного не должны определяться произвольно — они должны быть четко определены мерой наказания. Основной же «страдательный эффект» от наказания состоит в ограничении для индивида свободы его самоопределения. Режим следует трактовать не только как фактор наказания, кары, но и как фактор ресоциализации осужденного, как фактор приобщения осужденного к социально адаптированной жизнедеятельности, как фактор приобщения десоциализированной личности к условиям социализации, к условиям социальной нормы. В существующем же лагерном и тюремном режиме доминирует его карательная функция. Карой является даже ничем не обоснованная норма положенной для заключенного жилплощади — 2 кв.м. При такой «норме» заключенные страдают даже от недостатка кислорода. Чрезмерной карой, не предусмотренной приговором суда, является принудительное содержание заключенных в скученных барачных условиях с нарушением элементарных санитарно-гигиенических требований. Чрезмерной карой является и совместное содержа­ние заключенных вне зависимости от уровня их десоциализации, глубины нравственно-психологической пораженности личности. Доведенная до автоматизма регламентация режима — также ничем не оправданная кара. С одной стороны, строго очерченный в правовом отношении внутренний распорядок ИТУ приучает осужденного к соблюдению элементарных правил поведения и общежития, дисциплинирует его. С другой стороны, он нивелирует личность, лишает ее индивидуальности, отучает от принятия самостоятельных решений. Повторяющаяся изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год одна и та же процедура жизненной организации превращает человека в автомат — человек теряет себя как личность.

2 стр., 857 слов

Примерная схема анализа поведения и деятельности, обучающихся на уроке.

... рефлексия автора урока. Примерная схема анализа поведения и деятельности, обучающихся на уроке. (Схема психологического анализа ... Развивает ли учитель у школьников умение выводить следствия из общих закономерностей · Можно ли сказать, что ... тонус работы педагога, дисциплинарное воздействие на уроке). X. Перцептивная, организаторская функции деятельности учителя (умение воспринимать психическое ...

Рациональный режим ИТУ может и должен быть мощным, основным средством ресоциализации личности.

Изучение личности осужденного. Методы воздействия на осужденного в целях ресоциализации

Ресоциализирующее воздействие на человека оказывается через микросреду, через организацию жизнедеятельности различных малых групп, в которые включена личность. В условиях ИТУ организация микросреды — основное направление воспитательной деятельности. Однако воспитатель должен знать, какие особенности микросреды наиболее значимы для того или иного индивида. Без индивидуально направленной системы воспитательных воздействий ИТУ не могут решать поставленных перед ними задач. Успех индивидуально-воспитательной работы зависит от педагогической и психологической компетентности воспитателя.

Взаимодействуя с личностью, необходимо рассматривать ее в системе групповых связей. Личность всегда представляет определенную малую группу. Группа, сообщество заключенных определяет поведение своих членов. И это закон не только для тюрьмы. Но в тюрьме «узы дружбы» особенно крепки. Стратегия воздействия на личность через микросреду состоит в том, чтобы эта микросреда приняла определенные ценности, так или иначе соотносимые с базовыми социальными ценностями. Ничего не дающий, изнурительный труд будет отвергнут группой. Труд, результаты которого немедленно принесут группе некоторое благо, станет определенной групповой ценностью, возникнет соответствующий групповой интерес и внутригрупповой взаимоконтроль. Как отмечают исследователи, количество общих и производственных правонарушений резко снижается по мере создания современной промышленно-производственной базы ИТУ, разнообразия трудовых процессов и повышения материальной заинтересованности в результатах труда.

4 стр., 1648 слов

Судебно-психологическая экспертиза потерпевших по делам о сексуальных ...

... экспертизы является психическая деятельность здорового человека. В центре исследования всегда находится личность подэкспертного (обвиняемого, потерпевшего, свидетеля).    За ...    В зависимости от степени сформированности полоролевого поведения потерпевшего можно сделать вывод о его способности понимать ... nbsp;   При расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел ...

Злостные нарушители режима, лица с устойчивой антисоциальной направленностью — объект особой заботы сотрудников ИТУ. Во многих случаях в отношении к ним обоснованно доминируют каратель­ые ограничения. Наряду с этим положительный результат может дать только последовательная система мер, связанная с групповым осуждением злостного нарушителя, увязка его дисциплинарных нарушений с ухудшением его группового статуса.

Улучшение положения заключенных в ряде случаев не связано с дополнительными расходами. Это может быть разрешение на ведение подсобного хозяйства, более частые и более продолжительные встречи с родственниками, практика отпусков, снятие ограничений в получении материальной помощи от родственников и т.п. Тоталитарность тюрьмы требует постоянного укрепления сил для ее самосохранения, наращивания жестокости контроля над поведением заключенных. В этом процессе нарастающего ужесточения наступает критическая точка, когда заключенные становятся готовыми на все, даже на увечья и смерть лишь бы покончить со своим бесправием. Чем больше жестких, бессмысленных правил — тем выше вероятность их нарушения. Чем больше издевательств над заключенными — тем выше вероятность их восстания. Подавляющее большинство руководителей ИТУ видят возможность улучшения их работы в одном — в расширении права по наказанию заключенных. Репрессивный уклон — наиболее распространенная профессиональная деформация большинства работников ИТУ. Конфронтация с преступностью не принесет успеха, если её рассматривать как сражение с какими-то внешними силами.

Общество не должно уповать лишь на ужесточение условий содержания заключенных в местах лишения свободы. Не менее важна его попечительская деятельность. Привыкший к ударам судьбы преступник не боится силовых методов. Для него более действенно участие, прощение и поддержка. И как бы не велик был его грех, прощение возможно. А с прощением связано и раскаяние. Добро и милосердие всегда берут верх над мстительностью и жестокостью. Нельзя злом победить зло.

В некоторых новых работах психологов в области пенитенциарной психологии предлагается при определении мер воспитательного воздействия на заключённых использовать так называемый пенитенциарный профиль. Для исследований пенитенциарного профиля знание типичного в преступнике дает возможность вносить предложения по совершенствованию системы режимных мер, социального контроля, повышению эффективности предупредительных мер, улучшению профилактической и воспитательной работы. При этом следует выяснить механизмы возникновения типичного для тех или иных категорий преступников и на этой основе находить способы активного воздействия на те особенности их личности, которые в известной мере стали причиной преступного поведения или нарушений в период отбывания наказания.

В криминолого-пенитенциарных исследованиях и практике исправительного воздействия на преступников типологические методы находят дифференцированное применение. Для осуществления целенаправленного превентивного воздействия строятся узкие социальные и социально-психологические модели. В этом случае типология отдельных категорий преступников имеет ярко выраженную практическую направленность и выполняет функцию дифференциации.

Построение типологии именно осужденных, как уже указывалось, должно служить цели их исправления и перевоспитания, т.е. иметь сугубо практическую направленность. Оно должно отвечать решению задач специального (частного) и общего предупреждения. Для того чтобы дифференцированно и более эффективно исправлять и перевоспитывать осужденных, нужно, исходя из специфики мест лишения свободы, строить социально-психологическую типологию. При ее построении в первую очередь следует учитывать криминологически значимые черты личности, в особенности те ее индивидуально-психологические и социально-психологические свойства и качества, которые способствуют совершению преступлений. Сущность исправления и перевоспитания, как известно, состоит в том, чтобы в процессе целенаправленного воспитательного воздействия устранить, изменить или нейтрализовать личностные свойства, способствующие совершению преступлений. Именно поэтому разработку той или иной типологии осужденных следует рассматривать как средство для решения задач их исправления и перевоспитания.

В настоящее время изучение именно мотивации преступного поведения приобретает все большее значение в пенитенциарных и криминологических исследованиях. Ей посвящен целый ряд научных трудов. Причем перспективность изучения мотивов преступного поведения определяется прежде всего тем, что ответ на вопрос о субъективных детерминантах такого поведения позволит успешно разрабатывать как профилактические мероприятия, так и осуществлять воспитательное воздействие на осужденных. В последнем случае большое практическое значение имеют типологии осужденных, разрабатываемые па основе изучения криминогенных мотивов. Знание мотивов позволяет определить пути и направления предупредительных и исправительных воздействий. Это особенно важно в связи с тем, что если в процессе индивидуальной работы не затронуть и не нейтрализовать субъективные причины, которые привели или могут привести конкретного человека к совершению преступления, вероятность таких действий, в том числе рецидива, остается высокой. Поэтому для исправительных учреждений изучение мотивации преступных действий имеет основополагающее значение в плане их индивидуальной профилактики. Для повышения эффективности воспитательной работы с осужденными были разработаны на основе изучения мотивов типологии различных категорий преступников. С другой стороны, большое значение для разработки воспитательных методик и повышения эффективности исправления и перевоспитания имеют также типологии осужденных, разрабатываемые на основе других психологических параметров. В первую очередь это касается характера и темперамента. Подчеркнем, что мотивационная типология не заменяет собой полностью характерологической применительно к проблемам предупреждения преступлений, исправления и перевоспитания осужденных. Эффективность воспитательных воздействий определяется знанием как мотивов, так и характерологических особенностей. Если выявление мотивов совершенного преступления может помочь воспитателю определить общую направленность индивидуального воздействия, его цели, то знание черт характера и темперамента позволит разработать оптимальные тактические приемы педагогических воздействий, являющиеся наиболее эффективными для конкретных осужденных. Термин «характер» часто смешивают с термином «личность», что является следствием близости этих понятий. Под характером в отечественной психологии понимается «индивидуальное сочетание устойчивых психологических особенностей человека, обусловливающих типичный для данного субъекта способ поведения в определенных жизненных условиях и обстоятельствах». Личность, в широком смысле, включает в себя такие понятия, как характер, темперамент, способности, мировоззрение и т.п. Характер — это явление более поверхностное и наблюдаемое извне, это форма проявлений человека в жизни, виды его адаптации и поведения. Характер считается базисом личности и формируется в основном в подростковом возрасте. Личность же — это характер вместе с глубинными психологическими механизмами, система, обеспечивающая всестороннюю адаптацию человека к изменяющимся условиям жизни.

Перспективными для разработки мер воспитательного воздействия являются типологии осужденных, где типы выделены на основе акцентуированных (существенно выделяющихся) свойств характера, темперамента и поведенческих признаков. Это позволяет, как показывает практика, конкретизировать меры воспитательного воздействия применительно к отдельным осужденным, сделать их максимально индивидуализированными.

Эмпирически выделены типичные факторы стиля руководства, приводящие к эскалации напряженности и развитию деструктивных процессов: произвольность, отсутствие четких критерием оценки индивидуального и группового поведения; непоследовательность и предвзятость действий или требований со стороны администрации; акцент на применение угроз и системы наказаний; перенос оценок с особенностей поведения на личность осужденного; попытки достижения социально-психологического компромисса или со­хранения существующего положения в целом, делегирования ряда полномочий, а иногда и преимуществ членам одних групп в противовес осужденным из других; игнорирование мнений и интересов осужденных при решении вопросов, предполагающих достижение общегрупповых целей.

Очевидно, что профилактика нежелательного межгруппового взаимодействия станет тем успешнее, чем в большей степени администрация в своей деятельности будет опираться на знание индивидуального и группового поведения. Существенной чертой является культивирование мобильного стиля управления, который бы учитывал внешние обстоятельства и способствовал позитивному изменению системы взаимоотношений осужденных.

Литература

  1. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996
  2. Исправительно-трудовая психология. Под ред. Платонова К. К. Рязань, 1985

Психология судебной деятельности Психологическая характеристика судебной деятельности

Судебное исследование основывается на необходимой достоверной информации – судебных доказательствах по делу. Конструктивный итог судебной деятельности – вынесение законного и обоснованного приговора – обусловлен накоплением, анализом и оценкой необходимой юридически значимой информации. В своей познавательной деятельности суд располагает ориентировочной моделью исследуемого правозначимого события – материалами и заключением предварительного следствия. Наличие этого предварительного заключения имеет значительную суггестивную (внушающую) силу. И суду предстоит проявить большую независимость для объективного, полного, всестороннего и справедливого рассмотрения дела. Предварительное следствие лишь облегчает познавательно-поисковую деятельность суда, но не предопределяет его оценочной деятельности. Однако, систематизируя исходную информацию определенным образом, предварительное следствие может оказать скрытое влияние и на оценочную деятельность суда. Но суд должен оградить себя от этого влияния. Заключение предварительного следствия является для суда лишь информационно-вероятностной моделью исследуемого события. Задача суда – сформировать достоверную модель этого события, критически проанализировав все элементы вероятностной модели.

Основная часть доказательственной информации воспринимается судом показаний подсудимого, свидетелей, экспертов и др. Это предполагает развитость у судьи речевого анализа – его способность в перегруженном деталями речевом общении выделить существенное, отчленить факты от эмоционально-оценочных отношений к ним. Суд должен быть устойчивым к различным эмоционально-речевым приемам воздействия, к патетическим призывам и сентиментальным оценкам. Он должен распознавать ситуативно-личностный камуфляж, самомаскировку и самодемонстрацию проходящих по делу лиц. Учитываются также и всевозможные стереотипы социальной перцепции. За произносимыми фразами суд должен усмотреть подлинные намерения и интересы людей, выявить их подлинные отношения и нравственные позиции. Сложная психоаналитическая деятельность судьи требует не только юридической, но и психодиагностической подготовки, знания общих социально-психологических особенностей поведения людей в условиях социальной группы, закономерностей их познавательной и реконструктивной деятельности.

Деятельность суда осуществляется в сложных, часто психически напряженных условиях. Это требует необходимой ориентации в проблеме конфликтного социального взаимодействия, владения приемами релаксации – успокоения эмоционально возбужденного поведения отдельных лиц. Важнейшими психическими качествами судьи является эмоциональная устойчивость, толерантность, способность к конструктивной деятельности в эмоционально напряженных условиях. Судебный процесс воспроизводит драматические и трагические события действительности. Здесь повторно воспроизводятся страсти, ненависть, злобность и агрессивность различных заинтересованных лиц. Для регуляции этих эмоциональных проявлений необходима выдержка, жизненная умудренность, спокойствие, терпимость, а также и необходимая требовательность судьи, как лица, наделенного властными полномочиями.

Вся деятельность суда направлена на верификацию доказательств (установление их подлинности) и принятие законного, обоснованного решения.

Психологическая характеристика стадий судебного разбирательства.

1. Познание материалов предварительного следствия и планирование судебной деятельности. На данной стадии судья, знакомясь с материалами предварительного следствия и его заключением, в основном с письменными материалами и некоторыми вещественными доказательствами, осуществляет реконструктивную деятельность на основе воображения. Здесь важно не поддаться «эффекту первичности», проявить самостоятельную познавательную активность.

Изучение материалов дела – особый этап и в деятельности других участников уголовного процесса, и прежде всего – прокурора и адвоката. Уже на этом этапе формируется их процессуальная позиция, их противоборствующее взаимодействие. Только глубокое знание дела, позволяет им наметить стратегию и тактику своей деятельности, сформировать систему стратегических вопросов на этапе судебного следствия и произнести убедительную, аргументированную речь в судебных прениях.

При изучении материалов уголовного дела каждая сторона выясняет:

  • что должно быть проверено в суде;
  • соответствуют ли выводы обвинительного заключения материалам данного уголовного дела;
  • учтена ли следователем вся совокупность доказательств по делу, имеется ли необходимость восполнения пробелов предварительного следствия н суде;
  • на каких сторонах дела следует построить стратегию обвинения (защиты), какие доказательства могут получить новую интерпретацию, что может повлиять на решение суда.

Уже на данном этапе осуществляется систематизация доказательств и источников их получения, осуществляется критический анализ их достоверности, выдвигаются все возможные контрверсии. Ведутся необходимые выписки и записи, составляется рабочий конспект дела – выписываются эпизоды обвинения, показания подсудимых, систематизируются вещественные доказательства и документы, выявляются возможные разрывы в системе доказательств, возможные процессуальные на­рушения, допущенные на предварительном следствии.

Первое знакомство с материалами дела имеет особую остроту, при этом повышена ориентировочно-исследовательская деятельность. Еще нет градации на главное и второстепенное. Любая деталь здесь должна быть тщательно исследована, включена во все возможные взаимосвязи. При этом актуализируется вся обстановка исследуемого происшествия, принимается во внимание все то, что позволяет увидеть событие с иной точки зрения. Тщательно изучается протокол допроса обвиняемого – выясняется его отношение к предъявленному обвинению.

Ключевой вопрос ознакомления с материалами предварительного следствия – где могла быть допущена ошибка? Изучение судебных ошибок свидетельствует о том, что многие преступления совершаются совсем не так, как об этом представляли на суде и предварительном следствии. Все факты расследуемого события должны осознаться в системе причинно-следственных связей, и не один факт не должен оставаться без объяснения. Ознакомление с материалами предварительного следствия должно привести к ясному и полному пониманию дела. Все неясности указывают направление судебного исследования. На этой стадии активизируется аналитическая и критическая стороны психической деятельности судьи. Судья пытается образно представить возникновение и развитие исследуемого события, осуществляя при этом логическое моделирование, проводя мысленные эксперименты, выдвигая контрверсии. Критическому анализу подвергаются все действия следователя, уясняется их необходимость и процессуальная обоснованность.

2. Стадия судебного следствия. На этой стадии в познавательном процессе принимают участие все заинтересованные стороны процесса: судьи, прокурор, подсудимый и его адвокат. Различные исходные позиции сторон придают судебному разбирательству дёла особую остроту и напряженность. На этой стадии производится непосредственное восприятие всех источников доказательств, осуществляется исследование их надежности, анализируется их относимость и значимость. Судебное следствие – часть судебного разбирательства, в которой суд с участием подсудимого, защитника потерпевшего и обвинителя непосредственно исследует доказательства, собранные в стадии предварительного следствия и представленные суду участниками судебного разбирательства или собранные самим судом. Для формирования внутреннего убеждения судей судебное следствие имеет решающее значение. Участники прений могут ссылаться только на материалы судебного следствия. Суд основывает приговор также только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании.

В судебном следствии все участники судебного разбирательства имеют равные права по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств, Но каждая заинтересованная сторона здесь стремится выделить те стороны обстоятельств, которые соответствуют ее интересам. Противоречивые интересы сторон могут порождать напряженные ситуации и конфликтное противоборство. Задача судьи – придавать взаимодействию сторон конструктивно-познавательный характер, предоставлять им процессуально гарантированные права и возможности, обеспечивать состязательный характер судопроизводства.

Регуляция межличностных отношений в процессе судебного рассмотрения уголовного дела требует от судьи не только правового профессионализма, но и психологической подготовленности и обшей культуры общения. На все не допустимые на суде ситуации судья должен своевременно, но жестко отреагировать. При этом недопустимы грубость, высокомерие, замечания, унижающие личное достоинство. Все категорические требования судьи должны быть процессуально обоснованы. Судья обязан пресекать все проявления грубости и нетактичности в межличностных отношениях, охранять процесс от ненужных эмоциональных всплесков и вводить его в рациональное русло. При этом судья обязан избегать нравоучительных замечаний, нотаций и поучений.

Когнитивная (познавательная) деятельность судьи отличается при судебном следствии многоплановостью, перегруженностью оперативной памяти, предвосхищением различных вариантов возможного развития судебного следствия, оперативным анализом поступающей информации и правовой концептуализацией. Все личностные источники информации подвергаются критическому анализу с учетом индивидуально-типологических особенностей соответствующих лиц. Сложные, запутанные ситуации подвергаются схематизации (иногда графическому отображению).

Обращается внимание на стратегию и тактику поведения сторон, их установочные позиции, добросовестность в освещении фактов. Тенденциозные, заранее подготовленные тактические приемы сторон могут быть нейтрализованы следственными действиями, впервые проводящимися в судебном следствии.

Судебное заседание на стадии судебного следствия должно, конечно, соответствовать всем процессуальным и судебно-ритуальным требованиям. Однако следует помнить, что чрезмерно строгая обстановка суда может вызывать излишнюю психическую напряженность отдельных его участников, заторможенность их психической деятельности, снизить интеллектуальные и мнемические возможности. Первоначальное обращение к ним должно отличаться некоторым релаксационным (успокоительным) эффектом – предупредительностью, уважительностью и, во всяком случае, – подчеркнутой нейтральностью. Необходимо всемерно снимать так называемую социальную ингибицию – угнетающее, подавляющее воздействие социальной общности на поведение отдельного индивида. Не допускать реплик и выкриков из зала суда. Задаваемые вопросы не должны быть бестактными и назойливыми. В целях ситуативной адаптации дающих показания, первоначальные вопросы должны быть максимально простыми, доходчивыми, но не допускающими односложных ответов (да – нет).

Эти вопросы должны активизировать речевую активность проходящих по делу лиц. Здесь недопустимы невнимательность, длительные переговоры между судьями, неуважительные реплики, проявления нетерпеливости. Вопросы судьи не должны нести на себе налет иронии, насмешливости. Вызвав легкомысленную реакцию присутствующих, они могут сбить с толку лицо, дающее показание, снизить общий деловой настрой судебного заседания. Подлежат отклонению наводящие, провоцирующие, запутывающие, демагогические вопросы. Следует иметь в виду, что любая массовая реакция может иметь характер психического заражения.

Следует остановиться на судебном рассмотрении дел с участием потерпевших. Обвиняемый и потерпевший в судебном процессе образуют единую систему. Без выявления характерологических особенностей потерпевшего невозможно раскрыть существа дела. Поведение потерпевшего в исследуемой судом ситуации может быть неосмотрительным рискованным, легкомысленным, провокационным. Виктимологические особенности потерпевшего существенны для выяснения степени ответственности обвиняемого. Поведение потерпевшего может быть признано правомерным и неправомерным, моральным и аморальным. Суд выявляет юридически значимые признаки поведения потерпевшего. К этим признакам относятся:

  • признаки, характеризующие личность потерпевшего, тяжесть обнаруженных у него телесных повреждений, беспомощное, опасное для жизни состояние потерпевшего;
  • социальные признаки личности потерпевшего;
  • правомерность – неправомерность поведения потерпевшего, «согласие потерпевшего»;
  • взаимоотношения потерпевшего с обвиняемым.

В судебном следствии существенное значение имеет диагностика ложных показаний: от этого зависит реализация основного принципа судопроизводства – его объективности. Заведомо ложные показания, лжесвидетельства даются с целью введения суда в заблуждение, с целью извлечения выгоды, избежания судебных санкций, под влиянием угроз и обещаний. Добросовестные заблуждения, ошибки могут быть вызваны особыми условиями восприятия событий, возрастными и индивидуальными особенностями индивида, его психическими и физическими состояниями.

Судебное следствие допускает использование приемов правомерного психического воздействия (воздействия, не ограничивающего свободу волеизъявления) на лип, оказывающих умышленное противодействие достижению истины. Это может быть и внезапная постановка эмоционально воздействующих вопросов, и предъявление новых, неожиданных доказательств, заключений экспертизы, организация перекрестного допроса, очной ставки и т.п. Оказывается также и мнемическая помощь допрашиваемым: напоминание об отправных событиях, их последовательности, опора на эмоционально окрашенные обстоятельства, привязка к жизненно важным для данного индивида событиям, учет явления реминисценции, побуждение к воспроизведению нужного материала путем установления ассоциативных связей.

3. Психология судебных прений. Самостоятельной частью (стадией) судебного разбирательства являются судебные прения, в которых каждое участвующее в деле лицо излагает свою точку зрения на обстоятельства дела и предстоящие разрешению вопросы на основе доказательств, проверенных в ходе судебного следствия. В своих речах заинтересованные лица касаются прежде всего доказанности или недоказанности обвинения, предъявленного обвиняемому, квалификации совершенного деяния, если оно подтверждено собранными доказательствами, меры наказания, подлежащей назначению подсудимому. Затрагиваются также вопросы о причинах преступления, дается характеристика личности подсудимого.

Участники судебных прений анализируют в своих речах свою версию рассматриваемого события, стремятся оказать на судей благоприятное для себя воздействие, исходя из своего процессуального положения, опровергают модель события или его элементы, отстаиваемые другими участниками судебных прений. Излагают свои предложения относительно возможного наказания или оправдания подсудимого.

Судебная речь Психология судьи

Искусство судебной речи – это искусство убеждения посредством целенаправленной систематизации фактов, убедительной их оценки. Немаловажную роль играет при этом мастерство судебной речи, связанное с мастерством логического анализа и образностью изложения. Значительную роль в убедительности судебной речи играет психологический анализ личности подсудимого и потерпевшего, характеристика их устойчивых поведенческих особенностей, чрезвычайность обстоятельств, в условиях которых произошло правонарушение. Однако судебная речь не является обособленным актом – она должна быть тесно увязана с результатами судебного следствия. Только те доказательства, которые получены в судебном следствии, могут быть положены в основу судебной речи, в формирование окончательной процессуальной позиции участника судебных прений.

Структура судебной речи – это ее композиционный план, логика и психология ее построения, соответствие ее частей задачам и цели судебных прений. Цель судебной речи – оказать убедительное, аргументированное воздействие на суд, на формирование внутреннего убеждения судей. Задачи же судебной речи различны на разных ее этапах.

В основной части судебной речи выдвигаются основные тезисы, аргументируется процессуальная позиция судебного оратора, используются различные средства убеждения суда в правильности избранной им позиции. Важной психологической задачей здесь является удержание внимания аудитории. Для этого оратор должен активизировать исследовательскую деятельность слушателей, вести их по канве своих рассуждений.

Особое место в судебной речи занимают так называемые личностные доказательства – психологические характеристики личности подсудимого и потерпевшего. Эти характеристики должны быть психологически объективными и достаточно сдержанными. Известно, что суждения о людях зависят от отношения к ним. Отношение к подсудимому и потерпевшему со стороны обвинителя и защитника различно. Личностные характеристики, даваемые им, не могут совпадать. Но они не должны быть диаметрально противоположными. В этом случае обесценивается каждая из личностных характеристик.

Психологическая характеристика личности должна выявлять:

  • систему базовых ценностных ориентации личности, ее направленность, иерархию устойчивых мотивов ее поведения;
  • психодинамические особенности ее психической саморегуляции;
  • экстравертность или интровертность личности, зависимость или независимость от ситуативных обстоятельств;
  • обобщенные способы поведения, характерологический тип личности;
  • способы поведения, существенные для адекватной адаптации в расследуемой критической поведенческой ситуации;
  • личностные акцентуации;
  • наличие у индивида возможных психических аномалий;
  • дефекты социальной адаптации личности, мера нарушенности ее правосознания.

Характеристике подлежат все основные социально значимые качества личности, степень криминализации личности. При произнесении психологических характеристик необходимо крайне бережно относиться к личности, воздерживаться от предвзятых мнений, от грубых безапелляционных штампов. Судебная аудитория, как правило, очень чутко реагирует на любые «перехлесты» в характеристике человека. Характеристика личности должна быть основана на фактических данных уголовного дела. Убедительнее всего звучат не собственные психологические оценки, данные обвинителем или защитником, а независимые экспертные оценки – отзывы о подсудимом и потерпевшем хорошо знавшими их людьми. Одним из источников объективной психологической характеристики личности являются продукты ее творчества, в том числе различные письменные документы. Проступки человека могут быть случайными, нетипичными для него. И это очень важно для общей личностной оценки подсудимого. Личностные особенности на суде должны быть рассмотрены полно, всесторонне и психологически квалифицированно.

Кроме личностных характеристик на суде часто возникает необходимость в психологическом анализе различных поведенческих ситуаций, межличностных отношений всего того, что называется житейской психологией. Житейской мудрости бывает достаточно, чтобы понять механизм межлюдского взаимодействия. Важно только придать значимость тому, как ведут себя люди в различных жизненных ситуациях.

Искусством судебной речи в таком сообщении, в результате которого судьи сами добавили недоговоренное, и была вызвана их позиционная солидарность. Но это вовсе не означает, что судебное красноречие важнее юридического рассмотрения дела.

Позиция любого судебного оратора должна быть правдивой. Часто наиболее веские доказательства запрятаны в мелких подробностях дела. Большинство доказательств упрятано в житейских ложбинах межлюдских отношений и их нельзя «собрать» – их надо добывать. Судебному оратору необходимо обладать способностью интерпретировать сущность внешне малозаметных явлений. Вывод из сущности факта – самая убедительная часть речи судебного оратора.

Выступление судебного оратора – это всегда его участие в судебном споре, применение различных тактических средств противоборства. Горькая доля правды состоит в том, что истина является результатом судоговорения. Истина, конечно, устанавливается посредством доказательств. Но исход судебного разбирательства дела в значительной мере зависит от искусства судоговорения. Предполагается, что достижению истины в суде содействует принцип состязательности – равенство сторон в реализации своих процессуальных возможностей. Однако подлинного равенства сторон нельзя достичь в неравенстве их полемических возможностей. На суде очень широко используются различные приемы борьбы. Важно только, чтобы это были честные приемы. Суд и судебная аудитория способны безошибочно отграничить нравственно и процессуально допустимое от недопустимого. В суде должен победить не более красноречивый, а более правый.

Речь судебного оратора должна быть очевидно доказательной. Это основное требование к ее качеству. Это качество судебной речи достигается соблюдением определенных полемических правил:

  • лучшее орудия спора – доводы по существу дела; апелляция к личности оппонента – свидетельство слабости позиции оратора;
  • во всем, что определяется для произнесения в судебной речи; необходимо четко выделять необходимое и полезное, неизбежное и опасное; необходимое и полезное следует предельно усиливать, развивать приемом ступенчатой градации – усиливающимся повтором; все опасное должно быть тщательно обойдено; неизбежное можно признать, если имеется возможность его объяснения;
  • следует остерегаться обоюдоострых выводов, но следует пользоваться такими доводами, если они допущены оппонентом;
  • не следует доказывать очевидное, ломиться в открытые двери (не доказывать событие преступления, если на трупе обнаружено множество прижизненно нанесенных смертельных ранений); не следует доказывать больше, чем нужно;
  • следует обеспечивать эффектное преподнесение основного доказательства или основного тезиса, подготовить аудиторию к его восприятию;
  • следует отказаться от всех сомнительных, ненадежных доводов, не стремиться сказать много – важно качество, а не количество, доказательств должно быть не много, а достаточно; нагромождая доводов больше, чем нужно, мы проявляем свою неуверенность в их убе­дительности;
  • не следует возражать против правильных, обоснованных выводов оппонента; соглашайтесь с его второстепенными утверждениями – это делает вас беспристрастным в глазах судей;
  • если прямые улики весомы, следует тщательно анализировать каждую из них, если улики незначительны, следует их преподнести в общей связке; их качественная недостаточность компенсируется единой целенаправленностью;
  • при наличии косвенных и прямых улик следует начинать с первых и окончательно усилить свою позицию прямыми уликами;
  • никогда не пытайтесь объяснить то, что плохо понимаете сами – внимание слушателей особенно сильно привлекается вашими слабыми местами; любые противоречия в судебной речи равносильны ее провалу.

Таковы десять заповедей доказывающего судебного оратора. Соответствующие заповеди имеются и для опровергающего оратора:

  • изыскивайте неправомерные обобщения, допущенные оппонентом;
  • не слишком напрягайтесь, отвечая противнику, делайте это легко и как бы мимоходом, как нечто хорошо понятное всем слушателям;
  • для возражения противнику используйте его же доводы;
  • противопоставляйте словам факты;
  • отрицайте то, что невозможно доказать;
  • не оставляйте без ответа ни одного весомого аргумента противника;
  • не возражайте против обоснованных доказательств; найдите им такое объяснение, которое примирило бы их с вашей позицией;
  • не опровергайте того, невероятность чего очевидна для всех – не боритесь с ветряными мельницами;
  • тщательно исследуйте факты, признанные противником, используйте их в своих целях;
  • если неопровержимая улика обойдена оппонентом – подчеркните ее неопровержимость, но никогда не опускайтесь до личных нападок.

В судебной речи важно не только, что сказано, но и как сказано. Существует ряд приемов усиления высказываемых мыслей. Некоторые из них являются искусственными. Некоторые обвинители вместо фактического обоснования обвинения долго и красочно (как они полагают) рассуждают о вреде преступлений, об их недопустимости в данном обществе, о безнравственности убийств и изнасилований. Суду нужно доказывать виновность или невиновность подсудимого, а о вредоносности преступности он всегда достаточно осведомлен.

Литература

Еникеев М.Е. Основы общей и юридической психологии. М.,1996 г.