Консп Веселовский Поэтика сюжетов 2015

Дорогие филологи!! Большой фрагмент работы Веселовского из «Поэтики сюжетов» разбит — в учебных целях — на логически самостоятельные фрагменты и предварила их вопросами, на которые Вам надо ответить при подготовке к занятию. Вопрсы выделены курсивом и предварены темно-зеленой заливкой букв Е.Ч. (то есть это мои вопросы  ).

Фрагменты снабжены сносками издателей – они в конце статьи, ПРИМЕЧАНИЯ. По крайней мере, две ссылки нам понадобится (14-я и 22-я), но лучше прочитать их все. Весь этот текст (с вопросами и возможными ответами) должен лежать на занятии перед каждым из Вас, распечатанный или нет. Желающие могут пойти на сайт http://feb-web.ru/feb/person/person/ и познакомиться с другими работами А.Н.Веселовского.

ПОЭТИКА СЮЖЕТОВ

Введение

Поэтика сюжетов и ее задачи

Е.Ч.:Что понимает Веселовский под словом предание? Какие контекстуальные синонимы можно подобрать к слову предание? С какими явлениями духовной и исторической жизни связывает литературное предание Веселовский? Каким словосочетанием он определяет предание в литературе?

Что такое детрит?

   Задача исторической поэтики, как она мне представляется, — определить роль и границы предания в процессе личного творчества1. Это предание, насколько оно касается элементов стиля и ритмики, образности и схематизмапростейших поэтических форм, служило когда-то естественным выражениемсобирательной психикии соответствующих ейбытовых условийна первых порах человеческого общежития. Одномерность этой психики и этих условий объясняет одномерность их поэтического выражения у народностей, никогда не приходивших в соприкосновение друг с другом. Таксложился ряд формул и схем, из которых многие удержались в позднейшем обращении,если они отвечали условиям нового применения, как иные слова первобытного словаря расширили свой реальный смысл для выражения отвлеченных понятий. Все дело было в ёмкости, применяемости формулы: она сохранилась, как сохранилось слово, но вызываемые ею представления и ощущения были другие; она подсказывала, согласно с изменившимся содержанием чувства и мысли, многое такое, что первоначально не давалось ею непосредственно; становилась, по отношению к этому содержанию, символом, обобщалась. Но она могла и измениться (и здесь аналогия слова прекращалась) в уровень с новыми спросами2, усложняясь, черпая материал для выражения этой сложности в таких же формулах, переживших сходную с нею метаморфозу. Новообразование в этой области часто является переживанием старого, но в новых сочетаниях. Я уже выразился при другом случае, что наш поэтический язык представляет собою детрит; я присоединил бы к языку иосновные формы поэтического творчества3.

13 стр., 6456 слов

Поэтика «Звезды Соломона» А.И. Куприна

... этих уровней, так как все они входят в понятие «поэтика произведения». куприн творчество повесть соломон поэтика 1. История изучения творчества А.И.Куприна и его повести «Звезда Соломона» (Каждое желание»). ... остаются актуальными. В каждом произведении мы до сих пор выделяем повествовательный уровень, сюжет, систему персонажей, хронотоп и предметный мир. Исследуя «Звезду Соломона», мы обратимся к ...

  Е.Ч.:Какую конкретную форму поэтического творчества, поддерживаемым «преданием», рассматривает далее Веселовский?

Можно ли распространить это воззрение и на материал поэтической сюжетности? Дозволено ли в этой области поставить вопрос отипических схемах, захватывающих положения бытовой действительности; однородных или сходных, потому что всюду они были выражением одних и тех же впечатлений; схемах, передававшихся в ряду поколений как готовые формулы, способные оживиться новым настроением, стать символом, вызывать новообразования в том смысле, в каком выше говорено было о новообразованиях в стиле?

Е.Ч.:Почему, по мнению Веселовского, в современной ему литературе невозможно выделить типичные схемы сюжетов?

Современная повествовательная литература с ее сложной сюжетностью и фотографическим воспроизведением действительности по-видимому устраняет самую возможность подобного вопроса; но когда для будущих поколений она очутится в такой же далекой перспективе, как для нас древность, от доисторической до средневековой, когда синтез времени, этого великого упростителя, пройдя по сложности явлений, сократит их до величины точек, уходящих вглубь, их линии сольются с теми, которые открываются нам теперь, когда мы оглянемся на далекое поэтическое прошлое, — и явления схематизма и повторяемости водворятся на всем протяжении4.

  Е.Ч.:В чем, по А.Н. Веселовскому, насущная задача изучения сюжетности как части исторической поэтики?

Что такое , по Веселовскому, мотив? Какие примеры он приводит? Действительно это одночленные элементы содержания?

Слово «сюжетность» требует ближайшего определения. Недостаточно подсчитать, как то сделали Гоцци, Шиллер и недавно Польти {Polti G. Les 36 situations dramatiques. Paris, 1894.}, сколько — и как немного! — сюжетов питали античную и нашу драму, недостаточны и опыты «табуляции» сказки или сказок по разнообразным их вариантам5;надо наперед условиться, что разуметь под сюжетом, отличить мотив от сюжета как комплекса мотивов.Под мотивомя разумеюформулу,отвечавшуюна первых порах общественности на вопросы, которые природа всюду ставила человеку, либо закреплявшую особенно яркие, казавшиеся важными или повторявшиеся впечатления действительности6.Признак мотива — его образный одночленный схематизм;таковы неразлагаемые далее элементы низшей мифологии и сказки7: солнце кто-то похищает (затмение), молнию-огонь сносит с неба птица; у лосося хвост с перехватом: его ущемили и т. п.; облака не дают дождя, иссохла вода в источниках: враждебные силы закопали их, держат влагу взаперти и надо побороть врага; браки с зверями; превращения; злая старуха изводит красавицу, либо ее кто-то похищает, и ее приходится добывать силой или ловкостью и т. п.8Такого рода мотивы могли зарождаться самостоятельно в разноплеменных средах;их однородность или их сходство нельзя объяснить заимствованием, а однородностью бытовых условий и отложившихся в них психических процессов9.

3 стр., 1311 слов

Схемы характеристики коллектива и личности

... поручениям. Входит ли в состав актива класса. II. Отношение к учению. - Мотивы учения. Учится с интересом, без интереса, не желает учиться. Поведение на различных ... обратиться к школьному психоло­ гу и социальному педагогу. Приложение Мг 17 Примерная схема психолого-педагогической характеристики коллектива I. Общие сведения о классном коллективе. Количество обучающихся, по ...

  Е.Ч.:Как взаимодействуют мотив и сюжет? Какие аналогии из «жизни» поэтических приемов приводит Веселовский для прояснения сюжетостроения?

Простейший род мотива может быть выражен формулой а + b: злая старуха не любит красавицу — и задает ей опасную для жизни задачу. Каждая часть формулы способна видоизмениться, особенно подлежит приращению b; задач может быть две, три (любимое народное число) и более; по пути богатыря будет встреча, но их может быть и несколько. Так мотив вырастал в сюжет10, как формула лирического стиля, построенная на параллелизме, может приращаться, развивая тот или другой из своих членов11.

Е.Ч.:Что привносит в сюжетосложение сознательный выбор вариантов? Что можно сказть о сложносоставных сюжетах, одинаковых/близких у разных народов?

Но схематизм сюжета уже наполовину сознательный, например выбор и распорядок задач и встреч не обусловлен необходимо темой, данной содержанием мотива, и предполагает уже известную свободу; сюжет сказки, в известном смысле, уже акт творчества. Можно допустить, что, совершаясь самостоятельно, развитие от мотива к сюжету могло дать там и здесь одинаковые результаты, то есть что могли явиться, независимо; друг от друга, сходные сюжеты как естественная эволюция сходных мотивов. Но допущенная сознательность сюжетной схематизации указывает на ограничение, которое можно выяснить на развитии мотивов «задач» и «встреч»: чем менее та или другая из чередующихся задач и встреч подготовлена предыдущей, чем слабее их внутренняя связь, так что, например, каждая из них могла бы стоять на любой очереди, с тем большей уверенностью можно утверждать, что если в различных народных средах мы встретим формулу с одинаково случайной последовательностью b (а + bb1b2и т. д.), такое сходство нельзя безусловно вменить сходным процессам психики; если таких b будет 12, то по расчету Джекобса {Folk-Lore. III. P. 76.} вероятность самостоятельного сложения сводится к отношению 1 : 479,001,599 — и мы вправе говорить о заимствовании кем-то у кого-то.

  Е.Ч.:Прочитайте следующее далее определение сюжета. Какие внеэстетические обстоятельства влияли на изменение сюжетной схемы? Об обращении Веселовского к каким научным методам (кроме компаративизма) свидетельствует это размышление?

Сюжеты — это сложные схемы, в образности которых обобщились известные акты человеческой жизни и психики в чередующихся формах бытовой действительности12. С обобщением соединена уже и оценка действия, положительная или отрицательная. Для хронологии сюжетности я считаю это последнее обстоятельство очень важным: если, например, такие темы, как Психея и Амур и Мелюзина, отражают старый запрет брака членов одного и того же тотемистического союза, то примирительный аккорд, которым кончается Апулеева и сродные сказки, указывает, что эволюция быта уже отменила когда-то живой обычай: оттуда изменение сказочной схемы13.

15 стр., 7302 слов

Занятие 2. Сказка о борьбе мотивов

... детей психолог записывает на доске схему: Психолог продолжает: «Иногда между мотивами разворачивается настоящая борьба, как, например, в сказке». Психолог читает вслух «Сказку о борьбе Мотивов» (Вачков, И.В. Психология для ... по психологии: уроки по психологии для второклашек «Я хочу…» и «Сказка о борьбе мотивов» программы «Психологическая азбука» И.В. Вачкова, Т.А. Арджакаевой, А.Х. Поповой; урок по ...

   Схематизация действия естественно вела к схематизации действующих лиц, типов.

Е.Ч.:Размышляя о сюжетных схемах и типах, Веселовский обращается к сказке. Связаны ли сказка и миф генетически?Что общего видит Веселовский в сказках и мифах? Посмотрите сноску 14 (выделена желтой заливкой) для того, чтобы разобраться в этом вопросе.

   Несмотря на все смешения и наслоения, какие пережила современная нам сказка, она является для нас лучшим образцом такого рода бытового творчества; но те же схемы и типы служили и для творчества мифологического, когда внимание простиралось на явления внечеловеческой, но очеловеченной природы. Сходство очертаний между сказкой и мифом объясняется не их генетической связью, причем сказка являлась бы обескровленным мифом, а в единстве материалов и приемов и схем, только иначе приуроченных14. Этот мир образных обобщений, бытовых и мифологических, воспитывал и обязывал целые поколения на их пути к истории.

Е.Ч.:Проследите вслед за Веселовским сходство сказочных и мифологических мотивов и сюжетов на одном из жанров. О каком жанре идет речь? Могло ли быть так, что одни и те же схемы работали в разных жанрах?

Обособление исторической народности предполагает существование или выделение других, в соприкосновении или борьбе между собою; на этой стадии развития слагается эпическая песня о подвигах и героях, но реальный факт подвига и облик исторического героя усваивается песней сквозь призму тех образов и схематических положений, в формах которых привыкла творить фантазия.

   Таким образом, сходство сказочных и мифологических мотивов и сюжетов протягивалось и на эпос; но происходили и новые контаминании: старая схема подавалась, чтобы включить в свои рамки яркие черты события, взволновавшего народное чувство, и в этом виде вступала в дальнейший оборот, обязательный для поэтики следующих поколений. Так поражение при Ронсевале могло стать типическим для многих «поражений» во французских chansons de geste, образ Роланда — для характеристики героя вообще15.

Е.Ч.:Что происходило с сюжетом в жанровом историческом движении, по Веседлвскому (найдите точныесловосочетания, выражающие различную судьбу сюжетов)? Какие внелитературные причины служили этому? Можно ли назвать их эстетическими?

   Не все унаследованные сюжеты подлежали таким обновлениям; иные могли забываться навсегда, потому что не служили выражению народившихся духовных интересов, другие, забытые, возникали снова. Такое возвращение к ним более постоянно, чем обыкновенно думают; когда оно проявляется оптом, оно невольно возбуждает вопрос о причинах такого спроса. Как будто у человека явилась полнота новых ощущений и чаяний и он ищет им выхода, подходящей формы и не находит среди тех, которые обычно служили его творчеству: они слишком тесно срослись с определенным содержанием, которое он сам вложил в них, неотделимы от него и не поддаются на новое. Тогда он обращается к тем образам и мотивам, в которых когда-то давно отлилась его мысль и чувство, теперь застывшие и не мешающие ему положить на эти старые формы свой новый чекан. Гёте советовал Эккерману обращаться к сюжетам, уже питавшим воображение художника; сколько писали Ифигению, и все различны, потому что каждый смотрел по-своему16. Известно, какое множество старых тем обновили романтики. Pellêas и Mêlisande <Пелеас и Мелисанда> Метерлинка еще раз и наново пережили трагедию Франчески и Паоло17.

2 стр., 504 слов

СХЕМА АНАЛИЗА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ

... низкая эмоциональность, отсутствие эмпатии, неконтролируемые реакции 5. Ведущие осознаваемые мотивы - привлечение внимания окружающих 6. Ведущие неосознаваемые мотивы (скрытая психологическая выгода) -эмоциональное удовлетворение 7. Основные внешние ...

Е.Ч. Каковы судьба схематизации мотивов и сюжетов в разных этнических, национальных объединениях?

   До сих пор мы представляли себе развитие сюжетности как бы совершившимся в пределах одной народной особи. Построение чисто теоретическое, оно понадобилось нам для выяснения некоторых общих вопросов. В сущности мы не знаем ни одного изолированного племени, то есть такого, о котором мы могли бы сказать достоверно, что оно когда бы то ни было не приходило в соприкосновение с другим.

   Перенесем нашу схему эволюции сюжетности на почву общения народностей и культурных сфер и прежде всего поставим вопрос: всюду ли совершился переход от естественной схематизации мотивов к схематизации сюжетов? На почве сказочной сюжетности этот вопрос, по-видимому, решается отрицательно. Бытовые сказки дикарей не знают ни типических тем, ни строгого плана наших сказок, нашего сказочного материала; это ряд расплывчато-реальных или фантастических приключений, без органической связи и того костяка, который дает форму целому и ясно проглядывает из-под подробностей, отличающих один вариант от другого. Варианты предполагают основной текст или сказ, отклонение от формы: бесформенность не дает вариантов. И среди этой бесформенности сказочного материала вы встречаете знакомые нам схематические темы, сюжетность европейских, индийских, персидских сказок. Это — захожие сказки.

  Е.Ч.:Схематизация сюжета сказки – явление более развитого поэтического сознания – согласитесь ли вы с этим выводом? Что происходило, если более развитая литература предлагала новые сюжетные схемы? Сформулируйте более лаконично, чем это сделал Веселовский, выводы.

Итак: не все народности доходили до схематизации сказочной сюжетности, то есть до той простейшей композиции, которая открывала путь к дальнейшему, уже не механическому творчеству. В материале бесформенных рассказов схематические сказки остаются пятном, не расплывшимся в общей массе. Отсюда заключение: там, где рядом с такими сказками не существует сказок без формы и плана, развитие дошло до схематизации, и если не создало сказки, то поэтические сюжеты могли переселяться из одной среды в другую, пристроиться к новому окружению, применяясь к его нравам и обычаям. Так восточные сказки, проникшие к нам в средние века, пришлись по плечу насажденному церковью мизогинизму18; так иные восточные рассказы питали эпизодически фантазию шпильманов. Усвоение бывало своеобразное: наш Дюк Степанович19прикрывается не зонтиком, а подсолнечником, что, по-видимому, не смущало певцов. Непонятый экзотизм оставался, как клеймо на ввозном товаре, нравился именно своей непонятностью, таинственностью.

9 стр., 4220 слов

Сюжет

... опустошающего подхода, такого вылущивания содержательной значимости художественной формы Веселовский приходил к выводу, что «новая поэтическая эпоха» работает ... человека лучше всего раскрывается через действование, через сюжет  Сюжет составляет важнейшую сторону тех «типичных обстоятельств», в ... реалистической эстетики античности, в своей «Поэтике» уделяет большое место проблеме С., определяя ...

   Но если одна из пришедших в столкновение народно-культурных сфер опередила другую в понимании жизни и постановке идеалов и в уровень с ними выработала и новый схематизм поэтического выражения, она действует на более отсталую среду заразительно: вместе с идеальным содержанием усваивается и выразившая его сюжетность. Так было в пору введения христианства с его типами самоотреченного подвижничества, так в меньшей степени, когда французское рыцарство вменило Европе, вместе с своим миросозерцанием, схематизм бретонских романов; Италия — культ классической древности, его красоты и литературных образцов; позже — Англия и Германия — любовь к народно-архаическим темам. Всякий раз наставала эпоха идейного и поэтического двоевластия, и шла работа усвоений; восприятие классических сюжетов иное в Roman de Troie <«Романе о Трое»>20, чем, например, у Боккаччо и французских псевдоклассиков.

Е.Ч.:Какова задача исследователя сюжетов? Последовательным сторонником какого метода выступает здесь Веселовский?

Уследить процессы этих усвоений, их технику, разобраться в встречных течениях21, сливавшихся в разной мере для новых созданий, — представляется интересной задачей анализа. Чем проще состав скрестившихся элементов, тем легче его разнять, тем виднее ход новообразования и возможнее подсчет результатов. Так могут выработаться некоторые приемы исследования, пригодные для анализа более сложных отношений, и в описательную историю сюжетности внесется некоторая закономерность — признанием обусловленности и эволюции ее формальных элементов, отзывавшихся на чередование общественных идеалов.

  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Мотив и сюжет

Е.Ч.: Прочитайте 2 абзаца.Закончите предложение «Важнейший раздел исторической поэтики — ………………………………………………………………………………..» На каких сопоставлениях с другими разделами поэтики можно подтвердить этот вывод?

  В какой мере и в каких целях может быть поднят вопрос о истории поэтических сюжетов в исторической поэтике?

Ответ дает параллель: история поэтического стиля, отложившегося в комплексе типических образов-символов, мотивов, оборотов, параллелей и сравнений, повторяемость или и общность которых объясняется либо а) единством психологических процессов, нашедших в них выражение, либо b) историческими влияниями (сл. в средневековой европейской лирике влияние классическое, образы из «Физиолога» и т. д.).

Поэт орудует этим обязательным для него стилистическим словарем (пока несоставленным); его оригинальность ограничена в этой области либо развитием (иным приложением: суггестивность) того или другого данного мотива, либо их комбинациями; стилистические новшества приурочиваются, применяясь к кадрам, упроченным преданием.

   Те же точки зрения могут быть приложены и к рассмотрению поэтических сюжетов и мотивов.

Е.Ч.:Какими чертами должен обладать элемент действия в произведении, чтоб выделить его как мотив или сюжет?

10 стр., 4636 слов

1. Мотив и другие понятия сюжетологии

... наказание», «Война и мир» или «Разуверение», «Гроза»). Итак, мотив как элемент сюжета определяется положением сюжета (фабулы) между текстом и темой. Три пути определения понятия ... а ш е в с к и й Б.В. Теория литературы. Поэтика. — С. 183 —185. 196 традиции, с другой стороны, с ... персонажей, событий их жизни) в развертывании сюжета: в этом слу- 1 П р о п п В.Я. Русская сказка. — Л., 1984. — С. 175 ...

Они — СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ — представляют те же признаки общности и повторяемостиот мифа к эпосу, сказке, местной саге и роману; и здесь позволено говорить о словаретипических схем и положений, к которым фантазия привыкла обращаться для выражения того или другого содержания22. Этот словарь пытались составить (для сказок — <фон Хан>, Folk-Lore society; для драмы — <Польти> и т. д.), не ответив требованиям, несоблюдение которых объясняет недочеты и разногласия при решении вопроса о происхождении и повторяемости повествовательных тем.

Требование это: отграничить вопрос о мотивах от вопроса о сюжетах23.

Е.Ч.:Чем отличается мотив от сюжета — согласно данным ниже определениям?

   а) Под мотивом я разумею простейшую повествовательную единицу, образно ответившую на разные запросы первобытного ума или бытового наблюдения. При сходстве или единстве бытовых и психологических условий на первых стадиях человеческого развития такие мотивы могли создаваться самостоятельно и вместе с тем представлять сходные черты. Примерами могут служить: 1)т<ак> наз<ываемые> lêgendes des origines <легенды о происхождении>: представление солнца — оком; солнца и луны — братом и сестрой, мужем и женой; мифы о восходе и заходе солнца, о пятнах на луне, затмениях и т.д.; 2) бытовые положения, увоз девушки-жены (эпизод народной свадьбы), расстана (в сказках) и т. п.

   b)Под сюжетом я разумею тему, в которой снуются разные положения-мотивы; примеры: 1) сказки о солнце (и его матери; греческая и малайская легенда о со лице-людоеде); 2) сказки об увозе. Чем сложнее комбинации мотивов (как песни — комбинации стилистических мотивов), чем они нелогичнее и чем составных мотивов больше, тем труднее предположить, при сходстве, например, двух подобных, разноплеменных сказок, что они возникли путем психологического самозарождения на почве одинаковых представлений и бытовых основ. В таких случаях может подняться вопрос о заимствовании в историческую пору сюжета, сложившегося у одной народности, другою24.

   И мотивы и сюжеты входят в оборот истории: это формы для выражения нарастающего идеального содержания. Отвечая этому требованию, сюжеты варьируются: в сюжеты вторгаются некоторые мотивы, либо сюжеты комбинируются друг с другом (сказки и эпические схемы: миф о Язоне и его сказочные элементы: а) бегство Фрикса и Геллы от мачехи и златорунный овен = сказки о таком же бегстве и в тех же условиях; помощные звери; b) трудные задачи и помощь девушки в мифе о Язоне и сказках); новое освещение получается от иного понимания стоящего в центре типа или типов (Фауст).

Этим определяется отношение личного поэта к традиционным типическим сюжетам: его творчество.

   Я не хочу этим сказать, чтобы поэтический акт выражался только в повторении или новой комбинации типических сюжетов. Есть сюжеты анекдотические, подсказанные каким-нибудь случайным происшествием, вызвавшим интерес фабулой или главным действующим лицом. Примеры: 1) камаонские сказки типического характера — и местные легенды. Влияние типа (своего или захожего) на сагу анекдотического характера: сказки диких бесформенны; типическая сказка дает им определенную форму, и они исчезают в ее штампе (сл. влияние сказок Перро25 на народные английские).

7 стр., 3238 слов

Восприятие сказки в среднем дошкольном возрасте

... в народной сказке образ героя типизирован, в авторской сказке он индивидуализирован; 9) в отличие от фольклорной сказки, сюжет литературной сказки не ограничен набором каких-либо мотивов; 10) поэтика народно ... жанр со своими особенностями. Наиболее часто в определение сказки включают следующие характеристики: история с удивительными сюжетами и событиями, направленная на развлечение, популярная среди ...

Местные сказания формуются под влиянием захожено, сходного содержания, но определенного типа (к псковской горе Судоме, вероятно, примыкал когда-то рассказ о «суде»; иначе трудно объяснить приурочение к данной местности Суда Соломона).

2) Современный роман не типичен, центр не в фабуле, а в типах; но роман с приключениями, roman d’aventures <фр. — авантюрный роман>, писался унаследованными схемами26.

ПРИМЕЧАНИЯ

Поэтика сюжетов

  

   Впервые: Собр. соч. Т. 2. Вып. 1. С. 13-148: Последующие публикации: ИП. С. 493-596; Поэтика. С. 623-629 (Введение и глава 1).

Печатается по: ИП. С. 493-501: Введение и глава 1.

   Незавершенная рукопись этого чрезвычайно ценного и интересного труда, относящегося к позднему периоду научной деятельности А.Н. Веселовского, при жизни ученого не публиковалась. Труды по ее редактированию и подготовке к печати взял на себя В.Ф. Шишмарев, издавший большую часть рукописных материалов, относящихся к поэтике сюжетов, в указанном томе собрания сочинений А.Н. Веселовского. Два не вошедшие в это издание фрагмента рукописей по поэтике сюжетов изданы М.П. Алексеевым (Акад. А.Н. Веселовский. Фрагменты «Поэтики сюжетов» // Ученые записки / ЛГУ. No 64. Серия филол. наук. Вып. 8. Л., 1941. С. 5-16) и дополняют публикацию В.Ф. Шишмарева.

   Затрагиваемые в этом труде проблемы привлекали внимание А.Н. Веселовского на протяжении многих лет его педагогической и научной деятельности. Об этом свидетельствуют рассуждения по поводу заимствования сюжетов и устойчивых мотивов во вступительной лекции к курсу истории всеобщей литературы 1870 г., в лекциях по истории эпоса (1884), освещение «бытовой подкладки», или реальных фактов, лежащих в основе возникновения и эволюции сюжетов и мотивов в работе «Из введения в историческую поэтику» (1893).

   С конца 90-х годов А.Н. Веселовский читает в университете специальные курсы, посвященные исторической поэтике сюжетов. Записи их не сохранились, известно лишь, что в 1897-1898 гг. курс назывался «Историческая поэтика (поэтика сюжетов)»; в 1898-1899 гг. — «Историческая поэтика (история сюжетов, их развитие и условия чередования в поэтической идеализации)»; в 1899-1900 гг. — «История поэтических сюжетов; разбор мифологической, антропологической, этнологической теорий и гипотезы заимствования. Условия хронологического чередования сюжетов»; в 1902-1903 гг. — «Поэтика сюжетов» (см.: Алексеев М.П. К фрагментам «Поэтики сюжетов». С. 17-29).

Представление о содержании и характере этих курсов дают опубликованные В.Ф. Шишмаревым и М.П. Алексеевым и частично опубликованные в настоящей книге фрагменты относящегося к поэтике сюжетов рукописного наследия А. Н. Веселовского.

   Ряд докладов, прочитанных ученым на эту тему в Неофилологическом обществе, реферировался в газете «Россия» (1901. No 624, 648, 716. — См.: Алексеев М.П. К фрагментам «Поэтики сюжетов». С. 18).

5 стр., 2217 слов

Колобок: морфология сказки

... "Золушка" французская, уральская и китайская... Наиболее древние сюжеты сказок в их первозданном виде можно найти в фольклоре, ... Исследователи фольклора (Аникин В.П., Буслаев Ф.И., Веселовский А.Н., Журминский В.М., Ончуков Н.Е., Трубецкой Е.Н., Пропп ... еще анекдотические, легендарные, басенные и др. Сказки классифицируют также по особенностям поэтики (преимущественно - композиции) на кумулятивные ...

   Сосредоточив свое внимание в исследованиях проблем поэтики именно на сюжетологии, А. Н. Веселовский в последние годы своей жизни предполагал посвятить ей отдельную книгу (см.; Энгельгардт Б.М. Александр Николаевич Веселовский. С. 199).

   Следование принципу, положенному в основу настоящего издания (см. «От составителя»), побуждает при публикации данной работы ограничиться лишь теми фрагментами, которые представляют собою ее теоретическое ядро. Опущены главы, в которых рассматриваются современные А.Н. Веселовскому теории происхождения и распространения сюжетов; бытовые основы сюжетности (отражение в сюжетах «доисторического быта», т.е. древних мировоззренческих и социальных институтов, в частности тотемизма, матриархата и патриархата; особенно детально рассмотрен сюжет «боя отца с сыном», уже привлекавший внимание А.Н. Веселовского в ряде других его работ, — здесь же содержится сжатая программа дальнейших исследований данного сюжета); сюжеты «под вопросом об их бытовом значении» (в частности, проблема роли младшего брата в свете этнологии); образование исторического сознания (легенды об изобретениях, анализ мифов о добывании огня, о кузнецах, получивший подтверждение в исследованиях последних десятилетий), а также краткие конспекты глав VI — XI, где А.Н. Веселовский пытается сжато изложить программу построения теории сюжета как производного от мировоззрения каждой конкретной эпохи. С. 300

   1 В теоретическом введении к «Исторической поэтике» А.Н. Веселовский писал: «Свобода личного поэтического акта ограничена преданием; изучив это предание, мы, может быть, ближе определим границы и сущность личного творчества». В этой связи он разделял свое исследование «на две половины»: поэтическое предание (сюда по его замыслу входят дифференциация поэтических форм, история стиля, история сюжетов и история идеалов) и личность поэта. — См.: Неизданная глава из «Исторической поэтики» А.Н. Веселовского / Публ. В.М. Жирмунского // Русская литература. 1959. No 3. С. 121.

   2 Отдавая должное А.Н. Веселовскому как крупнейшему представителю «этнографической школы» в отечественной науке, В.Б. Шкловский возражает ему с позиций формальной школы по ряду конкретных поводов (примечателен здесь, как и во многих других случаях полемики с теми или иными положениями А.Н. Веселовского в работах представителей новых научных поколений, сам по себе факт критического осмысления концепций ученого, свидетельствующий об их живом участии в последующем развитии литературно-теоретической мысли).

В частности, он утверждает, что новая форма является не для того, чтобы выразить новое содержание, а для того, чтобы заменить старую форму, уже потерявшую свою художественность. — См.: Шкловский В.Б. О теории прозы. С. 24-28.

   3 Детрит — см. примеч. 66 к ст. 5. По поводу этих мыслей А.Н. Веселовского, высказанных им еще в лекции «О методе и задачах истории литературы как науки», Д.С. Лихачев замечает, что выяснение причин, по которым в литературе вырабатывались определенные формулы, образы и т. п., — одна из интереснейших задач поэтики вообще. Если А.Н. Веселовский был склонен ставить традиционность этих формул в зависимость от известной косности литературного творчества, то Д.С. Лихачев усматривает здесь определенную эстетическую систему, которую необходимо изучить, как и причины, по которым она постепенно отмирала, заменяясь другой системой (См.: Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1968. С. 99-100).

Консп Веселовский Поэтика сюжетов 2015 — Стр 2

   4 Это положение А.Н. Веселовского неизменно вызывает интерес и полемику среди исследователей. — См.: Пропп В.Я. Морфология сказки. С. 106 и след. К. Леви-Строс считает эти высказывания А.Н. Веселовского весьма глубокими, однако не позволяющими еще обнаружить, «на каком основании будет произведена дифференциация, если возникнет желание понять природу и основу разновидностей литературного произведения за пределами его единства» (Леви-Строс К. Структура и форма // Зарубежные исследования по семиотике фольклора. С. 24).

Эти взгляды Веселовского находят поддержку в новейших исследованиях (см.: Гринцер П.А. Основные категории классической индийской поэтики. М., 1987. С. 45 и след.).

М.Л. Гаспаров, цитируя данное суждение А.Н. Веселовского, указывает, что обычно оно отводится под тем предлогом, что в нем не учитывается специфика индивидуального творческого процесса; «тем самым мировая поэзия оказывается словно расколота на две части, из которых к одной, старинной, программа исследования исторической поэтики применима, а к другой, новой и новейшей, вроде бы и неприменима. Соглашаться с таким положением не хочется». Историческая поэтика, по мнению М.Л. Гаспарова, требует от исследователя как умения войти в поэтические системы других культур и взглянуть на них изнутри, так и умения подойти извне к поэтической системе собственной культуры: «Это едва ли не труднее, так как учит отказу от того духовного эгоцентризма, которому подвержена каждая эпоха и культура. Чтобы поэтика была исторической, нужно и на собственное время смотреть с историческим беспристрастием; Веселовский это умел» (Гаспаров М.Л. Историческая поэтика и сравнительное стиховедение // Историческая поэтика: Итоги и перспективы изучения. С. 192, 195).

— Ср. также: Лотман Ю.М. Структура художественного текста. М., 1970.

   5 Ср. систематические классификации сказок: Aarne A. Verzeichnis der Mдrchentypen. Helsinki, 1910; Андреев Н.П. Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне. Л., 1929; The types of the folktale. A classification and bibliography: A. Aarne’s Verzeichnis der Mдrchentypen translated and enlarged by S. Thompson. 2-rev. Helsinki, 1964.

   6 Отталкиваясь от этой трактовки А.Н. Веселовским мотива как ответа на вопросы, которые природа предлагала человеку, или как закрепления впечатлений действительности, О.М. Фрейденберг («Поэтика сюжета и жанра») идет дальше, углубляясь в сторону порождающего мотивы сознания. Исследовательница усматривает в сюжете систему мировоззрения, в жанровых и сюжетных схемах — старый мировоззренческий материал. «Если у Веселовского мотивы и сюжеты — плоды поэтического любопытства древнего народа, сознательно сочинявшего образную этиологию, то у Фрейденберг сюжеты получают характер непроизвольный, непосредственно выражающий в своей структуре первобытные образные (мифические) представления». — Брагинская Н.В. Анализ литературного мотива у О.М. Фрейденберг // Ученые записки / ТГУ. No 746. Семиотика. XX. Труды по знаковым системам. Тарту, 1987. С. 118.

   7 Здесь важно учесть замечание Б. Томашевского по поводу «неразлагаемых» тематических частей произведения — мотивов: в исторической поэтике, в сравнительном изучении «странствующих» сюжетов (например, в изучении сказок) термин «мотив» существенно отличается от применяемого в теоретической поэтике. В сравнительном изучении мотивом называют тематическое единство, встречающееся в различных произведениях (например, «увоз невесты») и целиком переходящее из одного сюжетного построения в другое. «В сравнительной поэтике неважно — можно ли их разлагать на более мелкие мотивы. Важно лишь то, что в пределах данного изучаемого жанра эти «мотивы» всегда встречаются в целостном виде. Следовательно, вместо слова «разложимый» в сравнительном изучении можно говорить об исторически неразлагающемся, о сохраняющем свое единство в блужданиях из произведения в произведение. Впрочем, многие мотивы сравнительной поэтики сохраняют свое значение именно как мотивы и в поэтике теоретической» (Томашевский Б. Теория литературы: Поэтика. С. 136-137).

По-видимому, интерпретация Веселовским целого ряда изучаемых им мотивов как «неразлагаемых далее», вызвавшая критические отклики, как раз и была обусловлена погруженностью ученого в сферу сравнительных исследования.

   8 В качестве мельчайших, далее неделимых элементов мифологии и сказки исследователи предлагали различные единицы. Так, А. Аарне (см. примеч. 5) выдвигал «типы», К. Леви-Строс — «мифемы» (см/ его работу: The structural study of myth // Journal of American Folklore. 1955. Vol. 68. No 270; рус. пер.: Леви-Строс К. Структура мифов // Леви-Строс К. Структурная антропология / Пер, с фр. под ред. и с примеч. Вяч. Вс. Иванова. М., 1985. С. 187); Э. Дандис — «мотивемы» (см.: Dundes A. From Etic to Epic Units in the Structural Study of Folktales // Journal of American Folklore. 1962. Vol. 75. P. 95-105. Ср. его же обзор Других исследовательских предложений в: FF Communications. Helsinki, 1964. No 195).

   С критикой «мотива» в интерпретации А.Н. Веселовского выступил В.Я. Пропп, считавший его учение о мотиве и сюжете лишь общим принципом, а конкретное толкование этих терминов в настоящее время уже не применимым. «По Веселовскому, мотив есть неразлагаемая единица повествования. Однако те мотивы, которые он приводит в качестве примеров, раскладываются. Таким образом, вопреки Веселовскому, мы должны утверждать, что мотив не одночленен, не неразложим. Последняя разложимая единица как таковая не представляет собой логического или художественного целого. Соглашаясь с Веселовским, что часть для описания первичнее целого (а по Веселовскому мотив и по происхождению первичнее сюжета), мы впоследствии должны будем решить задачу выделения каких-то первичных элементов иначе, чем это делает Веселовский» (Пропп В.Я. Морфология сказки. С. 18).

В качестве далее неделимой единицы, элементарной величины в сказке Пропп выдвигает функции действующих лиц, обнаруживая линейный порядок этих функций. Его структурно-морфологический подход к исследованию сказки в данной работе, естественно, носил синхронический характер, в то время как исследования Веселовского являются диахроническими, генетическими. Задачи этого характера В.Я. Проппом решались в работах, опубликованных после его структурно-морфологических трудов (работа «Исторические корни волшебной сказки» (1946) в первоначальном варианте входила в рукопись «Морфологии сказки» как последняя глава, но была опущена при издании).

К тому же времени относились и другие работы, соединяющие диахронный подход с синхронным, в частности статья о трансформациях сказки (Пропп В.Я. Фольклор и действительность. С. 153-173).

В науке последних десятилетий, например в исследованиях по структурной поэтике, проявляется тенденция совмещения, взаимного дополнения, а не размежевания этих двух подходов.

   9 Теория самозарождения мотивов была противопоставлена теории заимствования, автром которой был немецкий филолог Теодор Бенфей (1809-1881), выдвинувший в 1859 г. в связи со своим изданием «Панчатантры». идею о едином (индийском) источнике сказочных сюжетов всего мира. О своем отношении к этой теории А.Н. Веселовский говорит, в частности, в письме к А.Н. Пыпину в связи со своей диссертацией («Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе» — см. примеч. 422 к ст. 6): «Направление этой книги, определившее и некоторые другие из последовавших моих работ, нередко называли Бенфеевским, и я не отказываюсь от этого влияния, но в доле, умеренной другою, более древней зависимостью — от книги Дёнлопа-Либрехта и Вашей диссертации о русских повестях. Когда явилась буддийская гипотеза, пути изучения, и не в одной только области странствующих повестей, были для меня намечены точкой зрения на историческую народность и ее творчество как на комплекс влияний, веяний и скрещиваний, с которыми исследователь обязан сосчитаться, если хочет поискать за ними, где-то в глуби, народности непочатой и самобытной, и не смутиться, открыв ее не в точке отправления, а в результате исторического процесса» (Пыпин А.Н. История русской этнографии. Спб., 1891. Т. 2. С. 427).

Подробнее о теориях заимствования, самозарождения и отношении к ним А.Н. Веселовского см.: Горский И.К. Александр Веселовский и современность. С. 156-181. С точки зрения современного сравнительного изучения литератур осмысляет эти идеи Веселовского словацкий литературовед Д. Дюришин, считающий, что «сходство в сфере мотивов можно интерпретировать типологически, сюжетные же совпадения — в большинстве случаев только генетически » (Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы. С. 42. Его оценку концепций Веселовского, вносимые в них поправки и дополнения см. также на с. 41-43, 188-190).

   10 Критикуя теорию происхождения мотивов с точки зрения формальной школы, В.Б. Шкловский тем не менее воспринимает у А.Н. Веселовского идею разграничения мотива и сюжета, отмечает в его работах исследование сюжетных приемов как таковых, что было столь важно для направления, изучающего «искусство как прием» (см.: Шкловский В.Б. О теории прозы. С. 22, 24-26, 42-43).

   По мнению Е.М. Мелетинского, теория мотива и сюжета, выдвинутая А.Н. Веселовским, нуждается в коррективах, поскольку и мотив оказался не последним «атомом» повествования, и граница между ним и сюжетом сейчас не представляется такой четкой, как в его время, и роль миграции в конституировании сюжетов была Веселовским несколько преувеличена (см.: Мелетинский Е.М. Введение в историческую поэтику эпоса и романа. С. 7).

Ср.: Путилов Б.Н. Мотив как сюжетообразующий элемент // Типологические исследования по фольклору: Сб. статей памяти В.Я. Проппа. С. 141-155.

   11 Развивая идею А.Н. Веселовского о психологическом параллелизме, B.C. Баевский считает его выходящим далеко за пределы стихообразующей, образотворческой функций и приобретающим функцию построения сюжета (См.: Боевский B.C. Проблема психологического параллелизма. С. 71).

   12 Ср. у Ю.М. Лотмана: «Сюжет представляет мощное средство осмысления жизни. Только в результате возникновения повествовательных форм искусства человек научился различать сюжетный аспект реальности, то есть расчленять недискретный поток событий на некоторые дискретные единицы, соединять их с какими-либо значениями (то есть истолковывать семантически) и организовывать их в упорядоченные цепочки (истолковывать синтагматически).

Выделение событий — дискретных единиц сюжета — и наделение их определенным смыслом, с одной стороны, а также определенной временной, причинно-следственной или какой-либо иной упорядоченностью, с другой, составляет сущность сюжета» (Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении // Лотман Ю.М. Статьи по типологии культуры. Тарту, 1973. С. 40).

   13 См. примеч. 44 к ст. 2 и библиографию, приведенную в: Лосев А.Ф. Психея // Мифы народов мира. Т. 2. С. 344-345; Мелюзина — героиня средневековой легенды и старофранцузского романа Жана из Арраса «История о Мелюзине» (1394), женщина-змея. Брачные табу как основа мотивов подобных сказаний рассматривались в работе последователя Э. Ланга — См.: Kohler J. Der Ursprung der Melusinensage. Leipzig, 1895. С точки зрения последующих научных изысканий, ряд генетических объяснений А.Н. Веселовского представляется спорным, порой прямолинейным. В частности, это касается и сюжетов об Амуре и Психее и Мелюзине, в которых Веселовский видит «отражение перехода от экзогамического брака к эндогамическому, к тотемической матриархальной семье, тогда как в этих сказках и в широкой группе сюжетов о звериной жене или муже <…> отражаются просто тотемические брачные табу» (Мелетинский ЕМ. «Историческая поэтика» А.Н, Веселовского и проблема происхождения повествовательной литературы. С. 40-41. Ср. также: Шкловский В.Б. О теории прозы. С. 24 и след.: Леви-Строс К, Структурная антропология. С. 138-145).

См. также примеч. 44 к ст. 2.

   14 Проблема соотношения мифа и сказки, наличия между ними генетической связи, вопрос о хронологической последовательности их возникновения продолжают обсуждаться и в современной науке. В.Я. Пропп полагал, что сказка восходит к мифу, или, иначе, содержание умершего мифа превращается в сказку (Пропп В.Я. Морфология сказки. С. 90-96; ср.: его же. Исторические корни волшебной сказки. Л., 1986. С. 27-30).

Аналогичного взгляда на первичность мифа и вторичность сказки придерживается Е.М. Мелетинский, мотивируя «неточность и слабость многих объяснений Веселовским генезиса сюжетов игнорированием того, что между бытом и сказкой очень часто стоит миф и что сказки первоначально развились из мифов». Это превращение мифов в сказки сопровождалось деритуализацией, десакрализацией мифов, переносом внимания с космоса на социум (Мелетинский Е.М. «Историческая поэтика» А.Н. Веселовского и проблема происхождения повествовательной литературы. С. 41).

Иначе подходит к этой проблеме К. Леви-Строс, не видящий «никакого серьезного основания для того, чтобы изолировать сказки от мифов», поскольку «миф и сказка преобразуют одну и ту же субстанцию, но делают это каждый по-своему. Их отношение не есть отношение более раннего к более позднему, примитивного к развитому. Скорее это отношение дополнительности. Сказки — мифы в миниатюре» (Леви-Строс К. Структура и форма // Зарубежные исследования по семиотике фольклора. С. 19, 21; ср. здесь же его работу «Как умирают мифы» — С. 77-88).

Очевидно, что такой взгляд наиболее близок указанному объяснению Веселовским сходства между сказкой и мифом, обусловленного «единством материалов и приемов и схем, только иначе приуроченных». Дополнительному прояснению позиции Веселовского в этом вопросе служат другие его работы (в частности: Заметки и сомнения о сравнительном изучении средневекового эпоса. По поводу итальянских сказок. I-IV. // ЖМНП. 1868. Нояб. Ч. 65. С. 281-359; Сравнительная мифология и ее метод // Вестник Европы. 1873, кн. V; опубл. также в: Собр. соч. М.; Л., 1938. Т. 16), где предлагается разделение сказочных форм на основные (близкие к мифам) и второстепенные (относящиеся непосредственно к истории сказки).

Как подчеркивает В.И. Еремина, такая постановка вопроса на много десятилетий опережала науку того времени. Впоследствии В.Я. Пропп, в отличие от многих современников, осознал значение и перспективу теории А.Н. Веселовского для изучения трансформации сказки. Продолжая работу в том же направлении, В.Я. Пропп предложил и конкретную методику изучения каждой из двух форм — тем самым он пошел уже дальше Веселовского (Еремина В.И. Книга В.Я. Проппа «Исторические корни волшебной сказки» и ее значение для современного исследования сказки // Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. С. 13-15).

Соотношение мифа и фольклора рассматривалось в ряде исследований, продолжавших традиции А.Н. Веселовского: Тройский И.М. Античный миф и современная сказка // С.Ф. Ольденбургу. К пятидесятилетию научно-общественной деятельности. Л., 1934. С. 523-534; Толстой И.И. Статьи о фольклоре / Под ред. В.Я. Проппа. Л., 1966. С. 303

   15 Здесь существенно указание на стадиальность развития эпики, попытка обнаружить в эпической поэтике разные ступени художественного сознания, в чем содержались предпосылки будущей историко-типологической теории (см.: Путилов Б.Н. Русский и южнославянский героический эпос. Л., 197 1. С. 6-7).

   Ронсеваль — город в ущелье между Испанией и Францией, где в 778 г. произошла битва войск Карла Великого с басками и маврами, описанная в «Песни о Роланде» (см. примеч. 12 к ст. 2).

   16 Имеется в виду беседа от 18 сентября 1823 г. — См.: Эккерман И.П. Разговоры с Гёте. С. 73.

   17 Историю живших в XIII в. Франчески да Римини и Паоло Малатеста, отраженную в «Божественной Комедии» Данте, объединяет с сюжетом драмы бельгийского драматурга и поэта Мориса Метерлинка (1862-1949) «Лелеоси Мелисанда» (1892) мотив трагической любви героини к брату мужа. Возможно, упоминая романтиков, А.Н. Веселовский имел в виду и Л. Уланда, обращавшегося к истории Франчески и Паоло, вдохновлявшей также Г. Д’Аннунцио и Дж. Россини. Сюжет Пелеаса и Мелисанды использовался К. Дебюсси, А. Шёнбергом и др.

   18 Мизогинизм (гр. μισος — ненависть, γύναικα — женщина) — женоненавистничество, основанное на представлении о женщине как о вместилище греха.

   19 Дюк Степанович — герой одноименной русской былины, богатый боярский сын, по мнению некоторых исследователей — иноземный богатырь. — См.: Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. С. 20-24. Обзор вариантов и исследований сюжета см.: Пропп В.Я. Русский героический эпос. С- 477- 507, 592-595.

   20 «Роман о Трое» (ок. 1160) — французская «рыцарская поэма», принадлежащая перу придворного историографа Генриха II Плантагенета — Бенуа де Сент-Мора и основанная на средневековых латинских пересказах «Илиады» Гомера. Помимо этого стихотворного памятника существует и прозаическая обработка античного сюжета во французской литературе XIII в. под тем же названием. — См.: Михайлов А.Д, Французский рыцарский роман. С. 43-46, 264 и др.

   21 А.Н. Веселовский неоднократно возвращается к мысли, что теория заимствования и теория самозарождения могут не исключать, но дополнять друг друга, ибо усвоение внешнего влияния невозможно без предрасположенности к нему в воспринимающей среде, без так называемого встречного течения. Этот тезис в современном сравнительном литературоведении признается продуктивным и положен в основу классификации «межлитературных соответствий на генетические связи и типологические схождения <…> Как раз в этой области Веселовскому удалось выйти за пределы «чистой» теории заимствований, преодолеть ее ограниченность и направить сравнительное изучение в сторону проблем поэтики». — См.: Дюришин Д. Теория сравнительного изучения литературы. С. 42-43.

   22 Здесь А.Н. Веселовский предвосхищает такие направления научной мысли XX в., как финская школа в фольклористике (см.: Жирмунский В.М. Народный героический эпос. М.; Л,, 1962. С. 330-372) и структурализм [см.: Лотман Ю.М Лекции по структуральной поэтике. Тарту, 1964; Труды по знаковым системам. Тарту (с 1964)]

   23 Со времен Веселовского фольклористика придает значение этому разграничению (см.: Путилов Б.Н. Героический эпос и действительность. Л., 1988. С. 139)

   В.Я. Пропп по поводу этого постулата писал: «Если бы наука о сказке лучше освоилась с заветом Веселовского «отграничить вопрос о мотивах от вопроса о сюжетах», то много неясностей уже было бы ликвидировано» (Пропп В.Я. Морфология сказки. С. 18).

В послепропповской структуральной фольклористике вопрос этого разграничения продолжал интенсивно обсуждаться. Е.М. Мелетинский считает необходимым установить подлинную структуру категорий мотива и сюжета, предлагая рассматривать структуру мотива как микросюжет, организованный вокруг действия-предиката (см.: Мелетинский Е.М. «Историческая поэтика» А.Н. Веселовского и проблема происхождения повествовательной литературы. С. 46).

   24 Ср.: Жирмунский В.М. К вопросу о международных сказочных сюжетах // Жирмунский В.М. Сравнительное литературоведение. С. 336-343.

   25 Литературные сказки («Contes de ma mиre l’Oye», 1697; рус. пер. — 1768, 1967, 1984) французского поэта Шарля Перро (1628-1703), интересовавшегося народным творчеством, пользовались всемирной известностью и признанием. — См.: Saintyves P. Les contes de Perrault et les recits parallиles. Paris, 1923.

   26 Ср. по этому поводу: Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972; его же. Эстетика словесного творчества / Сост. С.Г. Бочаров; Примеч. С.С. Аверинцева, С.Т. Бочарова. М., 1979.

9