Повествовательные особенности в романе Даниэля Дефо 'Робинзон Крузо'

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Ивановский государственный университет»

Кафедра зарубежной литературы

Курсовая работа

Тема: Повествовательные особенности в романе Даниэля Дефо «Робинзон Крузо»

Иваново, 2009

Введение

Роман Даниэля Дефо «Робинзон Крузо» в оценке зарубежных и отечественных критиков.

Даниэль Дефо (1660−1731) — английский писатель эпохи Просвещения, известный русскому читателя, прежде всего, в связи с его прославленным романом «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо» (1719), который впервые появился в России в 1762—1764 годах в переводе с французского языка в сокращении, а полвека спустя был переведен с английского подлинника. Эта книга сразу же получила признание среди русских читателей не только по причине возрастающего в конце XVIII — начале XIX веков интереса к иностранной литературе, но и в связи с характерным для эпохи Просвещения вниманием к общечеловеческим проблемам, поднимаемым в ней, в том числе к проблеме взаимоотношения человеческой личности и окружающей среды.

Джон Винтерих таким образом прокомментировал жизненные поиски автора: «Примерно в 1700 году, на 40 году жизни, Дефо нашел себя. Он стал журналистом, и с тех пор журналистика Англии и Америки не рождала равного ему. Репортер, ведущий редактор, автор сенсационных статей, литературный поденщик, пишущий за других, — все умел он делать, не говоря о том, что он был мастером правдиво выдумывать». Это говорит о том, что он не сразу нашел свое призвание в литературе. Более того, он начинал свою жизнь с профессии, которая не имеет никакого отношения к литературной деятельности: он был моряком. Он добился определенных успехов как в этой области (стал капитаном корабля) так и на литературном поприще (всемирно известный «Робинзон Крузо»).

12 стр., 5779 слов

Философия и психология в литературе

... право на следующий шанс, следующую попытку.» *«Нет, Робинзон Крузо не знал одиночества. Ты можешь встретить свое одиночество ... и психологической литературы. . Уильям Шекспир Уильям Шекспир - английский драматург и поэт. Крупнейший гуманист эпохи Позднего Возрождения ... поэт, писатель, эссеист. Один из самых известных драматургов позднего Викторианского периода, яркая знаменитость своего времени ...

Творчеству Дефо посвящена обширная и разнообразная библиография. Однако сам роман «Робинзон Крузо» больше интересовал исследователей с точки зрения проблематики (в частности, социальной направленности пропетого Дефо гимна труду, аллегорических параллелей, реальности главного образа, степени достоверности, философской и религиозной насыщенности и т. п.), нежели с точки зрения организации самой повествовательной структуры.

Важнейшим этапом в истории восприятия романа «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо» была его оценка, данная Жан Жаком Руссо. Французский просветитель назвал произведение Дефо «самым удачным трактатом о естественном воспитании». Он выделил эту книгу, как первую, которая будет дана его молодому ученику: «Эта книга будет первою, которую прочтет Эмиль; она одна будет долго составлять всю библиотеку. Она будет текстом, для которого все наши беседы о естественных науках будут служить лишь комментарием. Она будет для Эмиля одновременно и развлечением, и наставлением». То, что такой разборчивый в плане литературы человек как Жан Жак Руссо, отметил роман Даниеля Дефо как учебник для воспитания, говорит о многом. В первую очередь о высоком моральном уровне книги, который благотворно влияет на умы подрастающих поколений.

Высоко оценивалось художественное творчество английского романиста XVIII века писателями XIX столетия, в частности Чарльзом Диккенсом, уделявшем особое внимание роману «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо». Говоря о Дефо как о великом писателе, Диккенс отмечал, что этот роман «производит на всех сильное впечатление и восхищает». Но, с другой стороны, Диккенс отмечал, что эта одна из самых популярных книг на свете «никого не заставила ни смеяться, ни плакать». Он упрекал Дефо в «бесчувственности», то есть неумении достоверно изображать чувства героя. Кроме того, «вопиющим недостатком» этого романа Диккенс считает и то, что его героем становится «человек, чей характер ни на йоту не изменился за тридцать лет пребывания на необитаемом острове».

10 стр., 4956 слов

Ч. Диккенс в оценке западного литературоведения

... его работ посвящены проблеме развития реалистического романа. В книге “Английский роман от Диккенса до Лоуренса” (1970 г.), ... целом. Работ, поднимающих вопрос о социальном содержании романов Диккенса, в немецком литературоведении значительно меньше, но и ... принимал обличительных тенденций и обобщений в романах Диккенса. После смерти Ч. Диккенса стали появляться работы, содержащие факты биографии ...

Диккенс, долго искавший разгадки видимого противоречия между сдержанной сухой повествовательной манерой Дефо и ее впечатляющей, покоряющей воображаемой силой, и удивляясь тому, каким образом книга Дефо, пользуется такой огромной популярностью, пришел к выводу, что художественное обаяние Робинзона служит «замечательным доказательством силы чистой правды».

Диккенс пишет, что «Робинзон боится всего: отпечатка ноги на песке, дикарей, непогоды, божьей кары, дьявола, одиночества. Слова „страх“, „ужас“, „безотчетная тревога“ доминируют в лексиконе Робинзона при описании своего душевного состояния. Однако этого психологизм статичен, он не приводит к изменениям внутри самого героя, и он в конце своего пребывания на острове тот же, что и при высадке на него. После тридцатилетнего отсутствия он возвращается в общество тем же купцом, буржуа, прагматиком, каким и вышел из него».

Говоря об истории создания романа, Д. Винтерих пишет следующее: «Помня, что успех порождает успех, Дефо спешит написать вторую часть, а затем и третью. Но, как отмечает биограф Дефо, если Крузо, том 1, прочли миллионы, а Крузо, том 2, тысячи, то о существовании Крузо, том 3, слыхали единицы».

Это говорит о том, что Дефо писал свои произведения очень быстро: в течение 2 лет он написал три тома Робинзона Крузо, и, помимо этого, ряд других произведения. Однако, почти все они остались в тени главного произведения всего его творчества. Оно по праву занимает это место, так как носит на себе отпечаток гениальность, что совсем нельзя сказать о других его произведениях.

Комментируя роман, английский критик А. Уэст говорит о новаторстве Дефо: «„Робинзон Крузо“ — первый роман в том смысле, что это первое беллетристическое повествование, в котором главный художественный акцент сделан на будничных занятиях рядового человека». Он также выделил авторскую манеру повествования: «Реализм Дефо не просто констатирует факты; он заставляет нас почувствовать творческую мощь человека. Заставляя нас ощутить эту мощь, он убеждает нас тем самым в реальности фактов… На этом построена вся книга».

14 стр., 6991 слов

Роман Ф.М. Достоевского «Бедные люди» в литературном контексте 1840-х годов

... смешалось»). 1. Роль экспозиции в архитектонике романа. Герои романа как носители «мысли семейной». Есть ли в романе «счастливые» семьи? (аргументируйте). «Несчастливые» ... Трактовка жанра «Войны и мира» в критике и литературоведении. Как появилось определение «роман-эпопея»? (см.: Н.Н. Страхов, ... , изданный Некрасовым) // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. М., 1995. С. 136-144. 2. Тынянов Ю ...

В отечественном литературоведении изучение творчества Д. Дефо началось в начале XIX века. В 1812 году в одном из номеров журнала «Вестник Европы» появилась первая критическая заметка о Дефо, содержащая в себе краткое изложение биографии английского писателя. В заметке, как подчеркивает К.Н. Атарова, также отмечалось, что роман «Робинзон Крузо» переведен на все европейские языки и почитается как одно из лучших сочинений в своем роде".

Из первых исследователей творчества Дефо следует выделить А.Н. Веселовского. Критик Атарова отмечает его работу «Век Просвещения в Англии», которая вошла во «Всеобщую историю литературы», где он подчеркивал, что Дефо во всех своих романах «вкладывает в героев и героинь черты, ему хорошо известные», а все «действующие лица отличаются практичностью, которой судьба наградила автора». Противоположного мнения придерживается сама критик Атарова, считающая подобный подход неприемлемым, так как «какие бы скудные средства ни применял Дефо, он остается тонким психологом для любого времени». Свидетелем тонкой психологичности повествовательной манеры романа являются многочисленные погрешности, противоречия, когда герой выражает мечту постоянно оставаться на острове и в то же время предпринимает обратные меры — строит лодку, пытается отплыть в открытое море, дабы встретить там какой-либо корабль. Кажущаяся непоследовательность героя является проявлением психологической глубины и убедительности, которые позволили «создать емкий, многогранный образ, включающий и абстрактный образ человека вообще, и библейскую аллегорию, и конкретные биографические черты своего создателя, и пластику реалистического портрета».

11 стр., 5398 слов

Черты поэтики сентиментализма в романе Л. Стерна «Сентиментальное путешествие»

... . Стерна «Сентиментальное путешествие» 2.1 Форма, приемы и основные мотивы повествования Роман «Сентиментальное путешествие» имеет форму самоповествования. Главным героем его становится пастор ... краски были различны. В Англии произведения сентименталистов сочетали в себе критику социальных несправедливостей с проповедью незлобивости, идеализмом, мистикой и пессимизмом («Векфильдский ...

В монографии А. Аникста «Даниэль Дефо. Очерк жизни и творчества» (1957) рассматриваются просветительские взгляды романиста, его журналистская деятельность, сатирические памфлеты. Все время пребывания героя на необитаемом острове критик Аникст сравнивает с процессом развития человеческого общества: от охотничьего и земледельческого периода, характерного для истории первобытных племен, до образования некоего подобия государства в связи с появлением людей (пленные испанцы, Пятница).

Также среди пионеров, исследовавших творчество Даниэля Дефо, находится критик А. Елистратова. Она также как и ее предшественники говорит о простом языке Дефо: «Художественные средства, с помощью которых Дефо изображает внутренний мир своего героя, кажутся скудными, и область их применения — ограниченной». Она также считает этот роман предшественником реализма: «„Робинзон Крузо“ Дефо — прообраз просветительского реалистического романа в еще необособленном, нерасчлененном виде, совмещает в себе множество различных литературных жанров».

В своей исследовательской работе «Робинзон и Гулливер» (1978) критик Д. Урнов вводит очень интересный метод анализа. Он проводит параллель между Робинзоном и Гулливером. Сравнивая судьбы этих двух литературных героев, он отмечает, что читатели нисколько не сомневаются ни в их реальном существовании, ни в правдивости произошедших с ними приключений. Чтобы Дефо не описывал, он «прежде всего, просто передает простые действия и благодаря этому убеждает в невероятном, собственно, в чем угодно — какая-то пружина изнутри толкает слово за словом: „Сегодня шел дождь, взбодривший меня и освеживший землю. Однако сопровождался он чудовищным громом с молнией, и это до ужаса напугало меня, я встревожился за свой порох“. Просто дождь, в самом деле просто, не задержал бы нашего внимания, а тут все „просто“ только на вид, на самом же деле — сознательное нагнетание подробностей, деталей, коими в конце концов и „цепляется“ за читательское внимание — дождь, гром, молния, порох. Обыденное психологическое оправдание беспокойства „за свой порох“ — начало того реализма, какой найдем мы в каждой современной книге… Рассказывается о вещах самых невероятных через обыкновенные подробности».

11 стр., 5441 слов

Лоренс Стерн и его роман «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии»

... демонстративный аморализм. Форма, приемы и основные мотивы повествования Роман "Сентиментальное путешествие" имеет форму самоповествования. Главным ... столетия Стерн. Литературное наследие Стерна насчитывает два романа — «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена» (1760 ... сатирическую «смесь» 1760 – выходят первые два тома романа «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена», сделавшие автора ...

В другой монографической работе «Дефо» (1978) критик Урнов детально рассматривает сложную и многогранную жизнь Д. Дефо, проводит четкие параллели между судьбами самого романиста и его героев, отмечая особенности отображения современной писателю-просветителю исторической обстановки, общественных отношений в его публицистических и художественных произведениях. Характеризуя художественное творчество английского романиста, Урнов акцентирует внимание на его манере повествования, простоте слога и достоверности изображаемого. Кроме того, указывает на взаимосвязь его личных принципов с действиями и размышлениями персонажей. «Подлинность, творчески созданная, оказывается несокрушима. Даже ошибки в морском деле и географии, даже несогласованность в повествовании Дефо скорее всего допускал сознательно, ради все того же правдоподобия, ибо самый правдивый рассказчик в чем-нибудь да ошибается».

Подводя итог, можно сказать, что, безусловно, роман Даниэля Дефо не остался не замеченным ни как среди отечественных, так и ни среди зарубежных критиков. Все они признают «Робинзон Крузо» самой яркой и глубокой работой автора. При рассмотрении произведения большинство критиков останавливают свое внимание на образе главного героя романа, Робинзоне Крузо, так как именно через его восприятие действительности раскрывается отношение самого автора к миру, именно в слова Робинзона выражен нравственный смысл произведения и его идейная направленность. Однако, особенности повествовательной манеры авторы раскрываются далеко не всеми критиками, и в далеко не в полной форме. Поэтому, мы поставили перед собой задачу остановиться более подробно на повествовательных особенностях данного романа и разобрать все их нюансы.

4 стр., 1915 слов

Деконструкция викторианских моделей повествования в романе Дж. Фаулза 'Женщина французского лейтенанта'

МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ, СТАТИСТИКИ И ИНФОРМАТИКИ (МЭСИ) Деконструкция викторианских моделей повествования в романе Дж. Фаулза «Женщина французского лейтенанта» реферат по дисциплине «История литературы ... уровнях: философском, текстуальном, сюжетном, психологическом, моральном. Описывая "изнутри" викторианскую эпоху, автор использует приемы, ставшие доступными в веке ХХ. Так, как отмечает ...

.Основная часть. Повествовательные особенности в романе Даниэля Дефо «Робинзон Крузо»

1.Определения терминов

Проанализировав критику по данной теме, мы выяснили, что особенности повествования кроются в структуре повествования, а именно особняком стоит вопрос о том, в какой манере ведется повествование. Поэтому, прежде чем приступить к аналитической части нашей работы, к анализу повествовательных особенностей романа Д. Дефо «Робинзон Крузо», необходимо выяснить, что такое повествование, мемуары, дневник.

В одном из интернет-ресурсов мы выделяем следующее определение: «ПОВЕСТВОВАНИЕ — рассказ о действиях и событиях.» В общем своем понимании повествование — это основная часть произведения, включающая в себя авторские рассуждения, описания различных предметов, мест, людей, несобственно-прямую речь героев. «Обычно повествование ведётся от имени автора или рассказчика, причем повествователи могут меняться. Точки зрения разных повествователей отличаются их осведомленностью о событиях, оценкой, а также пространственно-временными характеристиками. Напр., в „Герое нашего времени“ М. Ю. Лермонтова трижды происходит смена субъекта повествования: вначале это сам автор, затем Максим Максимыч, потом Печорин». Точка зрения субъекта повествования определяет структуру произведения, служит для выражения авторского замысла. Точки зрения в повествовании могут постоянно меняться, смешиваться, образовывать сложное единство. «От описания П. отличается, таким образом, тем, что изображаемые явления даются не в одновременности, но в их хронологической последовательности, от рассуждения — тем, что связь изображаемых явлений дается в плане временной, а не логической последовательности».

Еще одним очень интересным для нас понятием представляется понятие мемуары. «МЕМУАРЫ — фр. слово, записки современников о достопамятных событиях, в которых они принимали непосредственное личное участие, или известных им от очевидцев». Очень часто мемуары проливают свет и на личность составителя их. Мемуары, представляя собою живое соединение бытовых реальных подробностей живой жизни, составляют один из любимых отделов чтения исторического характера.

«ДНЕВНИКОМ называются записки, составленные данным лицом о событиях своей внешней и внутренней жизни. Самое название „Дневник“ (от слово „день“) указывает на отличительную формальную особенность этих записей: они ведутся в хронологическом порядке, по мере развития событий, правда, иногда с более или менее значительными перерывами, обусловленными либо внешними обстоятельствами, либо душевным состоянием автора дневника.» От этой основной формальной особенности дневника зависит и расчленение его на части. Оно обусловлено датой отмечаемых событий, а не их внутренней последовательностью".

Второй значительной особенностью дневника служит его субъективная форма: рассказ о событиях ведется всегда от первого лица, выбор темы всегда явно зависит от личных интересов автора. В данном произведении в дневнике описываютя события, которые происходят с Робинзоном.

«АВТОБИОГРАФИЯ — описание своей личной жизни». В автобиографии «под видом описания жизни какого-нибудь героя выводятся жизнь самого писателя.» Но автобиографии, написанные мастерами слова, часто «переходят за черту обычного жизнеописания.» Люди, окружающая их обстановка с необычайной рельефностью выступают здесь перед читателем, как в художественном произведении.

.Смешение жанров, как одна из особенностей повествования

роман дефо крузо жанр

Очень интересен вопрос о жанровой принадлежности романа. Читая произведение мы задаемся вопросом: к какому жанру оно относится? Сюжетная линия делит роман на две части: первая — жизнь героя дома и его приключения, вторая — жизнь на острове, выживание в диких условиях.

Это деление сюжета сопровождается смешением жанров. Первая часть, доостровная, ведется в форме повествования: автор нам описывает его приключения в море, отношения с родителями. Но тут присутствует мемуарная форма повествования, когда герой нам четко говорит о себе, называя даты, описывая происхождение отца и матери: «Я родился в 1632 году в городе Йорке в почтенной семье… мой отец приехал из Бремена и поначалу обосновался в Гулле, затем, нажив торговлей хорошее состояние, он оставил дела и переселился в Йорк. Здесь он женился на моей матери, которая принадлежала к старинному роду, носившему фамилию Робинзон». Далее автор-герой говорит о происхождении своего имени, о членах своей семьи.

В повествовании рассказывается о событиях, которые интересны автору. В повествовании мы встречаем рассуждения автора, высказывание его мыслей. В мемуарах так же ведется рассказ о каких-то памятных событиях, в которых автор сам, непосредственно, принимал участие. Но здесь более четкое описание времени («Я родился в 1632 году"(21)), более четкое место происходящих событий: не «красивый город, находящийся в прекрасной стране», а «родился в городе Йорке"(21).

На протяжении всей этой первой части в повествовании встречаются элементы мемуарных записей. В определении повествования мы выделяли характерную для этой формы черту связывать изображаемые явления в плане временной последовательности. Эта черта здесь выдержана. Так, например, герой говорит о первом путешествии в Лондон, описывая крушение в Ярмуте, об удачном путешествии в Гвинею, о второй поездке в Гвинею, когда их корабль был захвачен пиратами.

В тексте встречаются также элементы мемуаров, как соединение бытовых реальных подробностей живой жизни. Представляя нам эти сюжеты автор-герой рассказывает нам о своей жизни, о всех переживаниях в экстремальных ситуациях, чувствах, описывая каждую подробность. Так, например, он описывает ощущения от пережитого первой в своей жизни бури на корабле:

«Когда накатывалась новая волна, я ожидал, что она нас поглотит, и всякий раз, когда корабль падал вниз, как мне казалось, в пучину или бездну морскую, я был уверен, что он уже больше не поднимется на поверхность» (25).

Вторая часть романа — это островная жизнь героя. Анализируя эту часть, стоит отметить, что она вызывает больший интерес, чем первая тем, что здесь с повествовательно-мемуарной формой смешивается форма дневниковых записей.

С самого начала пребывания Робинзона на острове рассказ ведется в форме повествования. Автор описывает нам как он увидел свой остров впервые, какие у него были мысли, как он вел себя, пребывая в шоковом состоянии. Мемуары и повествование настолько тесно связаны в тексте, что стоит отметить, что они дополняют друг друга и делают сюжет более правдоподобным.

В основу сюжета романа взяты факты из биографии английского мореплавателя, который попал на необитаемый остров и прожил там четыре года. Но Дефо не использует повествование в третьем лице. Хотя, применив такой прием, не пришлось бы устранять образ автора. Здесь используется биографическое повествование. Оно позволяет не только до мельчайших подробностей описать, как изготавливалась та, или иная вещь, но и дает возможность герою разговаривать с нами, описывать свои чувства, переживания, что придает большее правдоподобие.

Счет времени тут ведет рассказчик, связывая один сюжет с другим фразами «на следующий день», «когда я проснулся на следующее утро». Мы не задумываемся и не знаем, сколько дней герой находится на острове, как вдруг в повествование вклинивается фраза «уже тринадцать дней жил я на острове…"(63).

Читая островную часть романа, мы внезапно натыкаемся на заголовок «Дневник». Отсюда и начинается дневниковые записи в романе. Начинается дневник с точной даты:

«30 сентября 1659 года Я, несчастный Робинзон Крузо, потерпев кораблекрушение во время страшной бури, был выброшен на берег этого угрюмого, злополучного острова» (73).

И далее дневник идет с конкретными датами, и описаниями событий в эти дни, иногда объединяя несколько дней в одну запись. Но вскоре четкая и точная дневниковая запись исчезает. Автор позволяет себе отступить от нее и вернуться к мемуарно-повествовательной форме. Так, например, сразу после записи «16 апреля. Кончил лестницу» мы читаем: «На другой же день…"(81).

Но вскоре отступление идет уже более широкое: «Я потратил сорок два дня, чтобы сделать доску для длинной полки в погребе» (104).

Вновь обращаясь к дневнику, автор-герой использует фразы: «возвращаюсь к рассказу» (139).

Очень интересно отметить, что после долгого философского отступления автор возвращается не к дневнику, он называет свои записи рассказом.

Кроме того, следует отметить, что перед тем, как обратится к дневнику, автор рассказчик говорит нам, как он решил вести его: «Только по окончании этой работы, я начал вести свой дневник, и записывал туда все сделанное мной в течении дня… Привожу его здесь полностью, хотя описанные в нем события уже известны читателю из предыдущих глав» (72 -73).

Но в середине произведения автор совсем уходит от дневниковых записей и настолько углубляется в повествовательную форму, что даже не выделяет четких границ конца дневника.

Анализируя таким образом повествовательную структуру романа, и, затронув вопрос о повествовательной форме, стоит задуматься зачем автор вставляет дневник в повествование, которое и так уже переплетено с мемуарами.

Дневник здесь предстает как образ, который выполняет определенные функции. В данном произведении дневниковая форма повествования делает описываемые события максимально правдоподобными. Дневник — более точная, четкая форма записи, которая обрастает вокруг сюжета.

.Образ героя-рассказчика

Интересным моментом в романе является образ повествователя. Повествование ведется от первого лица, усиливая эффект правдоподобия. Многие критики отмечают, что Д. Дефо использовал хороший литературный прием: изъял автора из произведения. Однако, нельзя однозначно сказать, что образ автора отсутствует в произведении.

Очень трудно увидеть автора с первого прочтения романа, но при анализе произведения мы выясняем, что автор присутствует.

Повествование ведется словами героя произведения. Рассказчик и автор — два разных образа, которые присутствуют в произведении. Рассказчик повествует о переживаемых им событиях, делает отступления, в которых ведет рассуждения, а автор стоит рядом, следит за повествованием и приходит на помощь рассказчику в этих отступлениях вкладывая в рассуждения свои мысли. Рассуждения героя в романе настолько глубоки и широки, что это невольно наводит на мысль, что эти слова принадлежат кому то более грандиозному, глубокому и высокому, чем является рассказчик:

«Сегодня мы любим то, что завтра будем ненавидеть; сегодня ищем то, чего завтра будем избегать. Завтра нас будет приводить в трепет одна мысль о том, чего мы жаждем сегодня» (134).

Такая глубина суждений, вкладываемый в них смысл характерны для образа, который гораздо шире и выше, видит гораздо больше. Конечно, это слова и мысли Д. Дефо, но чтобы вставить их в произведение, мало представить их как рассуждения героя, нужно представить их через образ автора.

Отличительной особенностью в повествовании является то, что образ автора так же проявляется при ведении разговора с читателем. Интересно то, что этот разговор ведется с помощью мелких вставок, пояснений, которые помогают нам понять, к чему идет повествование. Разговаривая с читателем, автор подсказывает нам, как проще понять описываемое им. Это проявляется и в значительных фразах, которые вставлены в скобки: «прихватив еще две пилы и топор (кроме тех инструментов, которые еще были в ящике)…» (58).

Так же разговор с читателем проявляется тогда, когда автор, избегая долгого и томного детального описания, предлагает не тратить на это время:

«Но моя книга бы вышла слишком объемистой, если бы я задумал рассказать все хитроумные планы, какие слагались по этому поводу в моей голове» (143).

Прием отдаления автора и замены рассказчика героем — очень удачно использован в произведении: что автор одновременно и присутствует в произведении и в то же время не виден нам с первого взгляда. Таким образом, Даниэлю Дефо от лица героя легче вести повествование. Рассказчик как никто другой лучше опишет свои чувства, свои наблюдения, мельчайшие детали изготовления нужной вещицы. Автор выше героя, видит шире и его слова мы читаем, когда он разграничивает свою жизнь на периоды: «теперь я перехожу к новому периоду своей жизни» (132).

Характерной особенностью в романе является отношение повествователя к читателю. Читатель является хорошим другом для автора. Именно ему рассказчик так искренне описывает свои чувства, для него пишет простым языком. Для читателя подробно рассказывается об изготовлении какой-то вещи, описание которой зачастую затягивается на две страницы. В повествовании автор ведет подробную отчетность о совершенных поступках. Так, после нападения Робинзона со своим слугой на дикарей, герой приводит нам «точный отчет» количества убитых, раненных и т. д.:

«3 — убито нашими первыми выстрелами из-за дерева,

— следующими двумя выстрелами,

— убито Пятницей в лодке…" (194).

Доверяя читателю, рассказчик делится своими мыслями о знаках свыше, которые очень ярко проявляются в датах событий: в день когда он спасся на Ярмутском рейде, герой «вырвался из салеского плена», в годовщину рождения, 30 сентября, Робинзон «чудом спасся от смерти, будучи выброшен на необитаемый остров» (118).

Образ рассказчика-героя позволяет автору сблизить героя с читателем благодаря простому, нетрудному языку Робинзона. То, что рассказчиком является сам герой, делает роман еще более правдоподобным наряду с дневниковыми записями.

.Философские отступления как одна из особенностей повествования

В самом начале романа мы не наблюдаем никаких философских рассуждений. Здесь повествование идет ровно, почти не прерываясь, описывая переживаемые жизненные события. Но здесь присутствуют мелкие вставки, как например: «Почему мне не пришло тогда в голову вернуться в Гулль, в родительский дом? Как бы я был тогда счастлив!» (32) — задается вопросом герой-рассказчик после описания пережитого шока во время кораблекрушения. Но эти вопросы автор делает риторическими, предлагая нам дочитать роман до конца и узнать о дальнейших его произведениях.

Одним из спорных вопросов, обсуждаемых многими критиками, является вопрос о композиции. В романе очень трудно четко определить, где завязка сюжета, а где кульминация. Во многом, это объясняется тем, что повествование описывает идущие по порядку, друг за другом события.

Так вот одним из мест в романе, где происходит завязка, можно отметить эти риторические вопросы, так как это прямое указание, что вскоре нас ждет описание чего-то более важного, грандиозного.

Рассуждения героя встречаются в первой части в разговоре с капитаном потерпевшего крушение корабля в Ярмуте. Тут мы видим, что капитан возложил всю вину на злой рок, который преследует Робинзона. Во время разговора им были высказаны горькие, обидные слова в адрес героя. Далее анализируя поведение собеседника Робинзон, рассуждая, говорит: «Все это было сказано в сердцах, человеком, и без того уже огорченным своей потерей, и в пылу гнева он зашел дальше чем следовало» (31).

В этих рассуждениях мы видим мыслящего человека, оправдывающего своего собеседника.

В основном рассуждения рассказчика-героя в доостровной части романа довольно неглубокие, не затрагивающие вечные вопросы. Здесь скорей всего мы встречаемся с мыслями молодого юноши, который только начинает копить знания, только получает опыт в путешествиях и во многих других вещах.

Основные отступления и рассуждения ведутся рассказчиком уже во второй части романа, когда «несчастного Робина» вынесло на остров, и он был вынужден выживать в таких экстремальных условиях. Причем, стоит отметить, что рассуждения становятся все более глубокими и все более серьезными по мере развития духовного в герое.

Духовное Робинзон черпает из библии. Если попытаться разделить пребывание на острове на части, то мы найдем множество способов классификации. Одним из них, в данном случае, является деление по отношению к священному писанию. Жизнь и рассуждения героя до обращения к библии и жизнь на острове с библией.

В первый период жизни рассуждения не такие глубокие и философские, наполненные пессимизмом и отчаянием. Робинзон не видит никаких радостей в жизни. Он не видит смысла в исцелении души, не видит путь к исцелению, пока не обратится к библии.

«Меня забросило бурей на необитаемый остров, который лежал далеко от места назначения нашего корабля и за несколько сот миль от обычных торговых путей, и я имел все основания прийти к заключению, что так было предопределено небом, чтобы здесь в печальном месте, в безвыходной тоске одиночества я и окончил свои дни… почему провидение губит им же созданные существа, бросает их на произвол судьбы, оставляет без всякой поддержки и делает столь безнадежно несчастными, повергает в такое отчаяние, что едва ли можно быть признательным за подобную жизнь"(67).

Переломным моментом можно отметить момент, когда герой заболел. Эта болезнь является некоим образом в романе, началом отсчета промежутка времени в котором Робинзон развивает духовную сторону.

Во время болезни героя охватил страх перед смертью, перед неспособностью выжить в таких условиях. Тут и суждения становятся более глубокими, затрагивающими вечные темы.

«Прошел недалеко, сел на землю и стал смотреть на расстилавшееся передо мной гладкое и спокойное море. И пока я сидел, вот какие мысли проносились у меня в голове: Что такое эта земля и море, которые мне так знакомы? Откуда они произошли? Что такое я сам и все другие земные создания, дикие и ручные, люди и звери? Откуда мы произошли?"(90).

Пытаясь заглянуть в основу мироздания, Робинзон закладывает для себя начало своей духовной жизни, отталкиваясь от момента сотворения мира богом. С этого момента он обогащает свою душу все более глубокими религиозными знаниями. Герой случайно находит библию, причем он сам говорит, что его «действиями руководило провидение» (90) и задает себе цель изучить ее, «положив себе за правило читать ее каждое утро и каждый вечер, не связывая себя определенным числом глав, а до тех пор, пока не притупится внимание» (92).

С тех пор, как говорит сам рассказчик, жизнь стала для героя более спокойной и осмысленной. В этой части романа встречается много рассуждений. Отличительной чертой является то, что рассуждения появляются на страницах романа после каких-либо неудачных экспериментов в бытовой жизни Робинзона: «Как глупо приниматься за работу, не рассчитав, во что она обойдется…» (114).

В рассуждениях проявляются слова самого автора, который так умело скрыт в повествовании. Придя на помощь в рассуждениях, образ автора, который является «выше», шире рассказчика, высказывает такие необычайные мысли по глубине суждения, что не остается сомнений, что образ рассказчика слишком мал для таких широких рассуждений. Через эти рассуждения, после описания как герой изобретал ту или иную вещь, Дефо доносит до нас свои слова, свое мировоззрение. Рассуждения ведутся на темы различные жизненным. Например: отшельническая жизнь, мирские ценности, судьба человека и значение «провидения».

«Мирские блага ценны для нас лишь в той степени, в какой они способны удовлетворить наши потребности, и что, сколько бы мы ни накопили богатств, мы получаем от них удовольствия лишь в той мере, в какой можем использовать их, но не больше» (115).

В романе проявляется идея, что человек совершенно мал в этом мире и полностью зависит от судьбы. Так пиком рассуждений являются мысли перед страхом, что на острове Робинзона есть люди, и он находится в опасности.

«Какое игралище судьбы человеческая жизнь! И как странно меняются с переменой обстоятельств тайные пружины, управляющие нашими влечениями» (134).

По мере духовного роста, герой начинает рассуждает и на другие темы. Робинзон способен судить и о любви к людям, и о любви к жизни, но опять же мысли его отталкиваются от размышлений о страхе. В этих рассуждениях Робинзон доходит до того, что говорит, что страх и зло играют очень полезную функцию в жизни человека:

«Зло, которого мы всего более страшимся и которое, когда оно нас постигло, представляется нам верхом человеческих испытаний, — как часто это зло становится вернейшим и единственным путем избавиться от преследующих на несчастий» (152).

В философских размышлениях о жизни, любви к духовному, любви к людям, обществу автор разговаривает с читателем и пытается ему донести свои советы: к чему стоит стремится, как жить, что для человека должно быть на первом плане. Философские размышления не только выполняют функцию донести мысли до читателя, но так же важной функцией является то, что эти отступления показывают нам путь который проходит Робинзон в своих мыслях. В данном случае мы позволим себе не согласиться с высказыванием Ч. Дикенса о … Мы видим как герой развивается как личность в духовном плане, применяя в своих рассуждениях накопленный опыт и наблюдения.

.Речь, как форма повествования

Интересным моментом в романе является язык. Так как повествование ведется от лица героя рассказчика, то Д. Дефо делает язык своего романа простым и незамысловатым. Язык не отличается сильной художественной оформленностью. А простота языка придает роману свой особый колорит.

Часто при чтении романа мы замечаем не только философские отступления, как мы уже отмечали, но и пояснения мыслей автора, которые оформлены в скобках.

«Я был искренне растроган этой речью (да и кого бы она не тронула?)…» (23), «Тем не менее, корабль наш был приведен в негодность, трое наших людей было убито, а восемь ранено, и в конце концов (я сокращаю эту печальную часть повествования) мы вынуждены были сдаться» (33), «в моей несчастной голове (видно уж так она была устроена, что от нее всегда приходилось плохо моему телу) роились всевозможные планы» (161).

Часто пояснения данные в скобках дают особый юмористический оттенок, который помогает лучше понять произведение.

Отличительной особенностью в языке романа является излишняя точность: описывая местонахождение своего корабля, Робинзон не описывает, что они находились недалеко от какого либо материка или острова, а дает точные координаты курса: «Мы находились, по последним наблюдениям, под 7 22' северной широты…"(51), «мы находимся приблизительно под 11 северной широты…» (51), «нас отнесло на 22 к западу от мыса Святого Августина"(52).

Используются точные даты происходящих событий, Робинзон усиливает эмоциональную сторону повествования, нагнетает напряжение перед предстоящими еще более ужасными приключениями: «В недобрый час, 1 сентября 1659 года, я взошел на корабль» (51).

Вместе с точными датами автором используются эмоционально-экспрессивные слова, которые помогают заинтриговать читателя.

Обращая внимание на цитирование стоит отметить такую особенность, что герой-рассказчик пересказывает все сказанное своими родителями от третьего лица.

«Затем отец настойчиво и чрезвычайно ласково стал упрашивать меня не ребячиться, не бросаться очертя голову навстречу бедствиям, от которых сама природа и условия жизни, казалось бы, должны меня оградить» (23).

Но он цитирует капитана корабля во время бури на Ярмутском рейде. «Несколько раз слышал, как сам капитан… бормотал вполголоса: «Господи, смилуйся над нами, иначе мы погибли, всем нам конец"(27).

Этим приемом автор пытается затемнить, отвести в тень советы отца, показать, что это было не настолько важно юноше, чем путешествия и действия капитана корабля. К тому же прием цитирования капитана нагнетает особую напряженную атмосферу в эпизод, и позволяет передать чувства, которые при этом испытал Робинзон Крузо.

Так же герой-рассказчик цитирует свои мысли в островной части романа. «Имея в своем распоряжении этого человека, я сказал себе: «Вот когда я могу, наконец, переправиться на материк"(164).

Этот прием используется для того, чтобы усилить эмоциональную сторону своего повествования, усилить эффект правдоподобия.

Расставляя акценты на том, что в романе более важно, Д. Дефо цитирует, как Робинзон помогает Пятнице познавать бога, обретать духовное богатство:

«- Хорошо, ты говоришь, бог такой сильный, такой могуч, разве он не больше сильный, чем дьявол?

Да, да, Пятница, — ответил я, — бог сильнее и могущественнее дьявола, и потому мы просим бога, чтобы он сокрушил и поверг его в бездну, чтобы он дал нам силу устоять против его искушений, и отвратил от нас его огненные стрелы.

Но, — возразил он, — раз бог больше сильный и больше может сделать, почему он не убить дьявол, чтобы не было зло?" (179).

Автор цитирует учение, показывая нам, что даже разговор с дикарем для Робинзона очень важен. Не потому, что на острове больше не с кем общаться, а потому, что вопросы Пятницы заставляют задуматься Робинзона над вопросом о боге еще более глубоко. Цитируя слугу, речь полна ошибок. Это стоит тоже отметить, как умение автора передать нам, как владеет языком дикарь.

Еще одной особенностью в романе является то, что рассказчик-герой очень редко старается описать какую-то вещь. Порой он ограничивается двумя строчками. Описания острова автор нам сразу не предоставляет. Об острове мы узнаем с каждой страницы произведения по капельке информации.

Когда же Робинзон просыпается на острове, он нам не дает описания острова, вся речь здесь направлена на действия Робинзона, описывая, что он «воздевал руки к небу и делал тысячи других жестов и движений» (55), автор старается более рассказать нам о состоянии героя.

«…Я стал осматриваться кругом… Мое радостное настроение разом упало… на мне не оставалось сухой нитки, переодеться было не во что; мне нечего было есть…» (55).

Речь героя-рассказчика проста, но эта простота очень помогает при расставлении акцентов в романе. Она позволяет рассказчику показать нам, что важно герою, а что не очень.

Заключение

Таким образом, проанализировав повествовательные особенности в романе Д. Дефо «Робинзон Крузо», мы пришли к выводу, что многообразие авторских приемов, добавляет свою оригинальность в произведение.

Одной из первых отличительных черт в романе мы выделили и проанализировали жанровое смешение. Так как в данном произведении повествование смешивается с мемуарной формой ведения рассказа, а затем к ним добавляется и дневниковая форма записей, то это создает определенный колорит в произведении. Дефо, играя этими жанрами, создает эффект правдоподобия описываемых событий. В повествовании есть небольшие различия между первой частью романа — доостровной, и второй частью — островной. Первая часть охватывает многие переживаемые героем события, но эта часть романа предстает перед нами более сжатой, по сравнению со второй частью, которая включает в себя самые мелкие детали, вплоть до подробного описания процесса изготовления полки в погреб.

Огромную роль в романе играет отдаленный образ автора. Присутствуя в романе, он проявляется в философских отступлениях, в местах разговора с читателем. Образ автора как бы следит за повествованием и в нужный момент вклинивается и передает нам мысли самого Д. Дефо.

Важной особенностью, которую мы отметили при анализе, является философское содержание романа. Описание какого-то конкретного события сопровождается размышлениями героя рассказчика, а иногда плавно переходит в широкие и глубокие мысли автора. С помощью этого приема Дефо показывает нам не только путь развития личности героя в духовном плане, но и подсказывает нам смысл жизни, дает советы.

Не менее важным аспектом является язык романа. Повествование ведет герой-рассказчик простой народной речью. Но, несмотря на эту простоту, Дефо умеет передать всю эмоциональную нагрузку произведения. Точность, которая используется в романе, усиливает эффект правдоподобия наряду со смешением жанров. Речь героя-рассказчика проста, но эта простота очень помогает при акцентировании событий в романе. Она позволяет рассказчику показать нам, что важно герою, а что не очень. Так мы разобрали примеры на основе пересказа героем слов отца и цитирование обрывочных фраз капитана корабля.

В завершение хотелось бы добавить что, особенностью произведения является не только повествовательная сторона, но и способ построения сюжета, композиция романа. Соединив в романе все эти стороны, нагруженные особенностями, Д. Дефо создал прекрасный приключенческий роман, легкий для чтения и понимания, но таящий в себе множество глубоких мыслей и идей.

Список использованной литературы

1.Дефо Д. Робинзон Крузо М., 1974.

.Винтерих Д. приключения знаменитых книг. М., 1985.

.Диккенс Ч. Дефо. // Собр. соч: в 30 томах. М., 1963. т.30.

.Руссо Ж.Ж. Эмиль, или о воспитании. М., 1973.

.Уэст А. Гора в солнечном свете // В защиту мира. М., 1960.

.Аникст А.А. Даниель Дефо: очерк жизни и творчества. М., 1957

.Атарова К.Н. Секреты простоты. М., 1990.

.Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения. М., 1966.

.Урнов Д. Дефо. М., 1990.

.Урнов Д. Современный писатель // Дефо Д. Робинзон Крузо. М., 1988.

11.Дынник В. Дневник//Русская Литература и фольклор (май 2009)

.Лунин Э. Автобиография//Русская Литература и фольклор (май 2009)

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector