Однако несмотря на многочисленные исследования эта проблема недостаточно изучена

Введение.

Дестабилизация экономики, спад производства, снижение жизненного уровня в стране, разрушение старой системы ценностей и стереотипов, регулировавших отношения личности с обществом, — всё это болезненно переживается населением России, отражаясь на его социальном самочувствии. 1

Социальные кризисные процессы, происходящие в современном обществе, отрицательно влияют на психологию людей, порождая тревожность и напряжённость, озлобленность, жестокость и насилие. Тяжёлое экономическое положение страны привело наше общество к серьёзным трудностям и внутренним конфликтам, к значительному увеличению уровня распространённости и многообразия форм аморальных поступков, преступности и других видов отклоняющегося поведения. Статистика свидетельствует о росте отклоняющегося поведения среди лиц различных социальных и демографических групп.2Особенно трудно в этот период оказалосьсовременной молодежи. Тревожным симптомом является рост числа несовершеннолетних с девиантным поведением, проявляющихся в асоциальных действиях (алкоголизм, наркомания, нарушение общественного порядка, хулиганство, вандализм и др.).

Усилилось демонстративное и вызывающее по отношению к взрослым, поведение. В крайних формах стали проявляться жестокость и агрессивность Резко возросла преступность среди молодёжи. Появляются всё новые виды отклоняющегося поведения: подростки участвуют в военизированных формированиях политических организаций экстремистов, в рэкете, сотрудничают с мафией, занимаются проституцией и сутенёрством.3Если сравнивать ситуацию с прошлым, возросло число тяжких преступлений, а так же увеличилиськонфликты и факты агрессии людей. Происходят изменения всей социальной структуры общества, интенсивных процессов расслоения населения по имущественному признаку, по отношению к различным формам собственности. На почве социальных противоречий возникают межгрупповые и межличностные конфликты.4

Рост агрессивных тенденций в подростковой среде отражает одну из острейших социальных проблем нашего общества, где за последние годы резко возросла молодёжная преступность, особенно преступность подростков. При этом тревожит факт увеличения числа преступлений против личности, влекущих за собой тяжкие телесные повреждения. Участились случаи групповых драк подростков, носящих ожесточённый характер.5

Анализ научной литературы показывает, что проблема агрессии исследуется рядом авторов. Большой интерес представляет работа Роберта Бэрона и Деборы Ричардсон “Агрессия”. Эта книга является первым учебным пособием в России по этой теме. В ней представлен исчерпывающий обзор теорий, разнообразие экспериментальных методик, выводы и обобщения авторов, которые вносят значительный вклад в сокровищницу психологической науки.

7 стр., 3406 слов

Социальное поведение и его регуляторы

... социальное поведение личности рассмотрим структура социального поведения личности изучим виды социального поведения личности разберём социальную регуляцию поведения личности освоим внешние факторы регуляции социального поведения личности рассмотрим внутренние факторы регуляции социального поведения личности Курсовая работа «Социальное поведение и его регулятор ...

В работе “Психология человеческой агрессивности” составителем которой является К. В. Сельченок представлен материал, который помогает понять сущность агрессивности и освоить искусство управления ею. Практически все собранные здесь статьи посвящены преимущественно практике контролирования агрессивных проявлений, а не пустому теоретизированию.

Проблему агрессии также рассматривал Дэвид Майерс. Глубокий анализ этой проблемы представлен в его работе “Социальная психология”. Автор дает подробное описание агрессии, различных теорий связанных с ней, а также исследует ряд факторов, провоцирующих агрессию при взаимодействии человека с окружающим миром. Более того, в работе описаны условия, которые ведут к катарсису – ослаблению агрессии.

Р. С. Немов предположил, что за агрессивным поведением лежит особого рода мотив, получивший название мотив агрессивности. Описание этого мотива представлено в его работе “Психология”. Также здесь дан анализ различных точек зрения о происхождении агрессивного поведения и описаны мотивационные тенденции, связанные с агрессивным поведением.

К. Э. Изард в своей работе “Психология эмоций” проанализировал и обобщил различные экспериментальные данные и теоретические концепции. Он описал влияние эмоции гнева на проявление агрессии, а также дал анализ различий между враждебностью и агрессией.

Однако несмотря на многочисленные исследования эта проблема недостаточно изучена.

Так же высок профессиональный интерес психологов и конфликтологов к различным видам и уровням изменений личности молодежии их характерологических особенностей. Об этом свидетельствуют направленность и количество работ, посвящённых проблеме отклоняющегося поведения. В нашей стране уже накоплен немалый опыт по коррекции и профилактике девиантного поведения, а так же конфликтов, связанных с ними. За последние годы было выполнено психологами и педагогами ряд исследований по изучению, диагностике и предупреждению педагогической запущенности и правонарушений подростков. Этому посвящены работы Абрамовой Г.С., Алемаскина М.А., Антонян Ю.М., Беличевой С.А., Бехтерева В.М. Глоточкина А.Д., Дубровиной И.В., Знакова В.В., Иванова Е.Я., Игошева К.Е., Исаева Д.Д., Исаева Д.Н., Ковалёва А.Г., Кона И.С., Кондрашенко В.Т., Личко А.Е., Миньковского Г.М., Невского И.А., Пирожкова В.Ф., Платонова К.К., Потанина Г.М., Фельдштейна Д.И. и др.

Однако анализ этих работ показывает, что существующая практика профилактики не в полной мере решает задачи по предупреждению девиантного поведения подростков. В профилактике девиантного поведения подростков имеется ряд неотложных задач, требующих своего решения.

Агрессивное поведение детей и подростков имеет сложную многофакторную природу, его изучение требует, во-первых, реализации системного подхода, выявляющего иерархию и взаимосвязь неблагоприятных факторов, во-вторых, – применение сравнительного анализа, сопоставляющего условия благоприятного социального развития с процессом социопатогенеза, в-третьих, реализации междисциплинарного подхода, который не позволяет замыкаться в рамках одной специализации, а напротив, предполагает использование достижений таких отраслей психологии, как возрастная, социальная, педагогическая, медицинская.6

10 стр., 4865 слов

ИССЛЕДОВАНИЕ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ У ДЕВОЧЕК-ПОДРОСТКОВ

... агрессии. Д.Майерс, известный социальный психолог, определяет агрессию следующим образом: «Агрессия – физическое или вербальное поведение, направленное на причинение вреда кому-либо» . «Готовность субъекта к агрессивному поведению рассматривается как относительно устойчивая черта личности ... коммуникативных умений; когнитивные искажения реальности. Подростки, являясь одним из самых уязвимых ...

Цель исследования: изучить особенности агрессивного поведения молодежи.

Задачи:

  1. Определить понятие и виды агрессии;
  2. Охарактеризовать специфику детской и подростковой агрессивности.

Понятие и виды агрессии.

Само слово ″агрессия″ имеет корни в латинском ″adgradi″ (″ad″ — ″на″, ″gradus″ — ″шаг″), т. е. ″на-ступать″. ″Толковый словарь современного русского языка″ С. И. Ожегова дает следующее определение: ″агрессия — это открытая неприязнь, вызывающая враждебность″ 7. Словарь французского языка Поля Робера определяет агрессию как ″нападение на индивида с использованием силы″. Оксфордский словарь английского языка″ — как ″не спровоцированное нападение на индивида″ Исходя из смысла этих определений, можно сделать вывод, что в современном языке слово ″агрессия″ используется в значении, близком к первоначальному.

К настоящему времени различными авторами предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным. Можно выделить основные взгляды на содержание понятия агрессии8.

• Под агрессией понимают сильную активность, стремление к самоутверждению. Так, Л. Бендер, например, говорит об агрессии как тенденции приближения к объекту или удаления от него, а Ф. Аллан описывает ее как внутреннюю силу (не объясняя ее происхождения), дающую человеку возможность противостоять внешним силам.

• Агрессией называют стремление к подчинению себе других людей или обладанию объектами. Она понимается как акт присвоения, насильственного овладения материальным или идеальным объектом (в том числе властью над другими людьми).

В рамках этого представления о человеке судят как об агрессивном, если он имеет стремление к лидерству, к власти и т. п.

• Под агрессией понимают акты враждебности, атаки, разрушения. Это действия, которые вредят другому лицу или объекту. Например, Х. Дельгадо утверждает, что ″человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности или обществу″.

Многие исследователи разводят понятия агрессии как специфической формы поведения и агрессивности как психического свойства личности. Агрессия трактуется как процесс, имеющий специфическую функцию и организацию, агрессивность же рассматривается как некоторая структура, являющаяся компонентом более сложной структуры психических свойств человека.

В настоящее время все больше утверждается представление об агрессии как о мотивированных внешних действиях, нарушающих нормы и правила сосуществования, наносящих вред, причиняющих боль и страдания людям. Поэтому мы считаем, что агрессией можно назвать целенаправленное деструктивное и наступательное поведение, нарушающее нормы и правила сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным или неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт (отрицательные переживания, состояния напряженности, страха, подавленности и др.).9

3 стр., 1113 слов

Психогенетика поведения человека. Модели поведения

... этот мир, как чистый лист. И это было верно ранее, НО!!! Психогенетика поведения человека добавляет очень существенные детали. Паттерн формируется предшествующим сознанием и опытом длиной не ... в семьях «живут» и передаются из поколения в поколение модели осуждения, агрессии, насилия, отвержения, прерывания, потери, беспомощности, ухода. Самой распространённой является модель подавления, которая ...

Большинство авторов, как отмечают Бэрон Р. и Ричардсон Д., признает сегодня следующее определение агрессии: это любая форма поведения, нацеленная на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения. Агрессивность рассматривается авторами как модель поведения, а не как эмоция, мотив или установка. Хотя, с моей точки зрения, она всегда ассоциируется со злыми эмоциями, мотивами на оскорбление или повреждение, с негативными расовыми, этническими, классовыми и другими установками. Авторы рассматривают агрессивность как человеческое проявление, с одной стороны, и как форму социального поведения, с другой; и критерий «намерения» рассматривают как обязательный для определения агрессии, что исключает любое случайное действие, сопровождающееся повреждением. С другой стороны, сюда не подпадают действия хирургов, травматологов, стоматологов, педагогов и родителей, наказывающих детей в дисциплинарных целях. Их определение термина агрессия предполагает действия, посредством которых агрессор намеренно причиняет ущерб своей жертве. Агрессия имеет место, если результатом действий являются какие-либо негативные последствия.

Бэрон Р. и Ричардсон Д. выделяют следующие виды агрессии: враждебная агрессия, которая имеет целью причинение жертве страданий, и инструментальная агрессия, когда нападение на других не имеет целью причинение вреда.10

Зигмунд Фрейд выделял следующие виды агрессивности:

  • импульсивная жестокость;
  • садизм;
  • деструктивность.

Импульсивная жестокость возникает независимо от сексуальности и базируется на инстинктах самосохранения. Их цель – осознавать реальные опасности и защищаться от их поползновений. Такая агрессивность направлена на защиту того, что необходимо для выживания или защиту от угрозы жизненно важным интересам. В своем представлении о садизме Фрейд усматривал единую форму деструктивности, для которой вожделенны акты разрушения, принуждения, мучения. З. Фрейд признавал и третий тип деструктивности, который он описывал следующим образом: «Но даже там, где он появляется без сексуальной цели, в слепой ярости разрушения, мы не можем не признать, что удовлетворение инстинкта сопровождается чрезвычайно высокой степенью нарциссического наслаждения, обязанного своим происхождением проявлений Я вместе с осуществлением давнего желания последнего стать всесильным». 11

Э. Фромм в отличие от Фрейда выделяет два основных вида агрессии: доброкачественная агрессия, биологически адаптивная, способствующая поддержанию жизни, и злокачественная агрессия, не связанная с сохранением жизни.

Прежде всего, Фромм предлагает отделить подлинную агрессию от ее псевдоформы. Под псевдоагрессией он понимал действия, в результате которых может быть нанесен ущерб, но которыму не предшествовали злые намерения. В эту категорию Фромм включил непреднамеренные действия (например, случайное ранение человека), игровую агрессию (спортивные игры, не имеющие никакой разрушительной цели и никаких отрицательных мотиваций), и агрессию как самоутверждение (то есть агрессию как движение в направлении цели без промедления, без страха и сомнения).

26 стр., 12886 слов

Влияние особенностей поведения родителей на проявление агрессивности ...

... …………………………………….29 2.4.2. Семейные факторы риска…………………………………………….32 2.5.Интегративные модели агрессии……………………………………….34 Глава3.Экспериментальное исследование влияния особенностей поведения родителей на проявление агрессивности у подростков……….37 3.1.Общая организация исследования………………………………………37 3.2.Описание ...

Псевдоагрессию, наряду с еще одной формой проявления агрессивного поведения — оборонительной, — Фромм причисляет к уже упомянутому выше классу доброкачественной агрессии.

К оборонительной агрессии относится, прежде всего, реакция на угрозу. Интересно, что у человека эта реакция возникает не только в ответ на недвусмысленные признаки приближающейся опасности, но и в ответ на возможную опасность в будущем и вероятность такой угрозы. Отсюда мы можем сделать вывод, что частота агрессивных оборонительных реакций человека будет зависеть от степени его наделенности способностью предвидения и фантазии, от его индивидуального опыта и степени тревожности. Это обусловлено тем, что сфера витальных интересов у человека значительно шире, чем у животных.

Другим источником оборонительной агрессии является угроза нарциссизму. Агрессивное поведение в таких случаях также возникает в ответ на вторжение в зону личной безопасности индивида. Групповой нарциссизм (идеализированные представления о своей группе принадлежности) Фромм считает одним из главных источников человеческой агрессивности. Далее Фромм выделяет еще один вид агрессии — приспособительную агрессию, в которой можно в свою очередь выделить две формы: конформистскую агрессию и инструментальную. К конформистской агрессии относятся различные агрессивные действия, которые обусловлены не разрушительными устремлениями нападающего, а тем, что ему предписано действовать именно так, и он сам считает своим долгом подчиняться приказу. Конформистская агрессия имеет очень широкое распространение и заслуживает, по мнению Фромма, серьезного анализа.

Другой вид биологического приспособления составляет инструментальная агрессия, которая преследует определенную цель: обеспечить то, что необходимо и желательно. Разрушение само по себе здесь тоже не является целью, оно лишь вспомогательное средство для достижения подлинной цели.

Второй основной формой агрессии, которую выделил Фромм, является злокачественная агрессия. Эта форма свойственна исключительно человеку и не порождается животными инстинктами. Она не требуется для физиологического выживания человека, и в то же самое время представляет собой важную составную часть его психики. По мнению Фромма, она представляет собой результат взаимодействия различных социальных условий и экзистенциальных потребностей человека. Подлинная деструктивность встречается в двух различных формах: спонтанной и связанной со структурой личности. Спонтанная форма подразумевает проявление дремлющих деструктивных импульсов, которые активизируются при чрезвычайных обстоятельствах, в отличие от деструктивных черт характера, которые присущи конкретному индивиду в скрытой или явной форме всегда.

Под формой деструктивности, коренящейся в характере человека, Фромм понимал садизм. Сердцевину садизма составляет жажда абсолютной и неограниченной власти над живым существом. Часто садизм становится единственным способом самоактуализации личности, являясь в реальности превращением немощи в мнимое всемогущество.

6 стр., 2912 слов

Поведение как психофизиологический феномен

... эстетические, учебно-познавательные потребности, альтруизм, эгоцентризм, агрессивность, психическая зависимость, т. е. стремление к ... видов поведения выделим социальное поведение. Поведение человека может быть социальным или асоциальным. Социальное поведение — поведение ... коллективистские потребности, мораль, нравственность, социально-детерминированную агрессию и др. Мотивация согласно принятым ...

Садистские черты характера нельзя понять в отрыве от всей личности. Они образуют лишь часть синдрома. Для садистской личности все живое должно быть под контролем, превратившись в вещь. Стимулом для садиста может явиться лишь слабое существо и никогда — сильное. Садистская личность боится всего того, что ненадежно и непредсказуемо, что сулит неожиданности, которые потребуют от него нестандартных решений и действий, и, следовательно, боится самой жизни. Еще один важный элемент в синдроме садизма составляют готовность подчиняться и трусость. Потребность в подчинении уходит корнями во вторую ипостась деструктивного характера — мазохизм. Как садист, так и мазохист — люди, испытывающие депривацию экзистенциальных и витальных потребностей. Как садист, так и мазохист нуждаются в другом существе, которое их может дополнить. Из-за тесной связи между садизмом и мазохизмом Фромм предлагает говорить о садо-мазохистском характере, подчеркивая, что в характере каждого отдельного индивида может преобладать один из этих радикалов.

И, наконец, последняя форма деструктивности, являющаяся ее кульминацией, — некрофилия, под которой Фромм понимал утрату стремления к жизни, нормального для каждого здорового человека, и торжество инстинкта смерти, мортидо. Некрофил неудержимо тянется ко всему тому, что не растет, не меняется, ко всему механическому, его поведением движет стремление разрушить все живое, превратить его в вещь. Современное индустриальное общество располагает, по мнению Фромма, особой техникой порождения массовых проявлений некрофилии, современная цивилизация порождает миллионные массы отчужденных друг от друга людей, делая некрофилию опорой различных диктатур, основанных на насилии.12

2 Особенности агрессии

2.1 Детская агрессивность

Формы асоциального поведения разнообразны и могут проявляться в агрессивности, деструктивности, дерзости, мстительности, преднамеренном неповиновении, уклонении от выполнения неприятных дел, различных формах воровства. Причины и механизмы всех этих нарушений различны и по-разному обнаруживаются у детей в том или ином возрасте. Расстройства поведения у каждого ребенка специфичны и в случае его агрессивности, деструктивности или воровства. Существует множество вариантов, о чем свидетельствует клинический и педагогический опыт.

Так, воровство может быть приобретенной формой поведения, но может быть следствием непонимания права собственности людей на вещи, отмечает М. Раттер. Но оно может служить и другим целям: быть средством завоевания дружбы или формой протеста.13

Некоторые случаи детского воровства стали предметом профессионального анализа психолога Н.И.Гуткиной. Она рассматривает психологические механизмы таких случаев воровства, которые квалифицируются иногда детьми как «не украл, а просто взял…», когда младшие школьники потихоньку «берут» вещи своих одноклассников. Каждая подобная ситуация конкретна, но в ряде случаев, считает психолог, причиной становится «полевое» поведение ребенка. При слабом развитии процессов торможения, волевого поведения и сильно выраженном ситуативном, «полевом» поведении ребенок с большим трудом сознательно управляет своими действиями, он каждый раз оказывается во власти того предмета, который привлекателен для него. Вместе с тем неразвитость нравственного сознания, отсутствие понятия «чужая собственность» усиливают импульсивность поведения ребенка и побуждают к воровству. К тому же дети нередко видят, как взрослые приносят что-то чужое домой, не считая это предосудительным, в иных случаях родители не обращают внимания на то, что у ребенка появляются вдруг незнакомые им предметы, происхождение которых им неизвестно.14

17 стр., 8046 слов

Психологические особенности агрессивного поведения детей подросткового ...

... по I главе……………………………………………………….…...26 II Глава. Экспериментальное исследование агрессивного поведения детей подросткового возраста 2.1. Постановка проблемы и организация её ... агрессивности у детей, воспитывающихся в семье и в условиях школы - интерната. 3.Разработать методические рекомендации по снижению агрессивности у подростков. 4.Разработать методы профилактики и коррекции агрессивного поведения ...

И. А. Фурманов делит агрессивное поведение детей на две формы:

  • Социализированная.

Дети обычно не имеют психических нарушений, у них низкий моральный и волевой уровень регуляции поведения, нравственная нестабильность, игнорирование социальных норм, слабый самоконтроль. Они обычно используют агрессию для привлечения внимания, чрезвычайно ярко выражают свои агрессивные эмоции (кричат, громко ругаются, разбрасывают вещи).

Такое поведение направлено на получение эмоционального отклика от других или отражает стремление к контактам со сверстниками. Добившись внимания партнеров, они успокаиваются и прекращают свои вызывающие действия.

У этих детей агрессивные акты мимолетны, обусловлены обстоятельствами и не отличаются особой жестокостью. Агрессия носит непроизвольный, непосредственный характер, враждебные действия быстро сменяются дружелюбными, а выпады против сверстников — готовностью сотрудничать с ними. Ребята обычно используют физическую агрессию (прямую или косвенную), поступки отличаются ситуативностью, наиболее яркие эмоции наблюдаются в момент самих действий и быстро угасают. Такие дошкольники имеют весьма невысокий статус в группе сверстников — их не замечают, не принимают всерьез либо избегают. Наиболее яркая характеристика, которую им дают сверстники: «Во все вмешиваются, кричат, бегают, все портят и всем мешают». Поведение похоже на проявления гиперкинетического синдрома, только более целенаправленно и агрессивно.

  • Несоциализированная.

Дети обычно страдают какими-нибудь психическими расстройствами (эпилепсия, шизофрения, органическое поражение головного мозга) с негативными эмоциональными состояниями (тревога, страх, дисфория).

Отрицательные эмоции и сопровождающая их враждебность могут возникать спонтанно, а могут быть реакцией на психотравмирующую или стрессовую ситуацию. Личностными чертами таких детей являются высокая тревожность, эмоциональное напряжение, склонность к возбуждению и импульсивному поведению. Внешне это проявляется чаще всего прямой вербальной и физической агрессией. Эти ребята не пытаются искать сотрудничества со сверстниками, часто сами не могут внятно объяснить причины своих поступков. Обычно агрессивными действиями они либо просто разряжают накопившееся эмоциональное напряжение, либо получают удовольствие от причинения неприятностей другим.15

3 стр., 1218 слов

Анализ агрессивного поведения детей в старшем дошкольном возрасте ...

... концепции. Проблему агрессии также рассматривал Дэвид Майерс. Глубокий анализ этой проблемы представлен в его работе “Социальная психология”. В старшем дошкольном возрасте проявление форм агрессивного поведения у детей наблюдается ...

Формирование детской агрессивности.

В первые годы жизнь ребенка всецело зависит от родителей, особенно матери: именно она дает ему еду, защиту, обслуживает и согревает чувством любви и принятия. В этот период, больше, чем в любой другой, он ищет родительского внимания и одобрения своего поведения. Проявления агрессивности являются одним из механизмов привлечения внимания и способом добиться своих целей. Поэтому первые проявления агрессивности видны у ребенка уже на третьем месяце его жизни: он бьет ручками, стучит ножками, хватает любые лежащие в пределах досягаемости предметы. Эта активность носит чисто инструментальный характер, выступая средством достижения желаемого, как возможность обратить на себя внимание и избавиться от чего-либо неприятного, мешающего.

Многое зависит от реакции взрослых: они могут мгновенно выполнять все требования родного чада (особенно тревожные и неуверенные в себе мамы и бабушки), а могут и не обращать на него внимания. Интересно, что обе эти дороги приведут к одному результату — ребенок вырастет чрезвычайно агрессивным.

Первый вариант воспитания агрессивности: чрезмерно предупредительные родители. Постоянно добиваясь нужного результата с помощью агрессии, ребенок вырабатывает стереотип агрессивного поведения. При малейшем промедлении в выполнении его желаний он начинает кричать, топать ногами и проявлять другие формы вербальной, экспрессивной и, вполне вероятно, физической агрессии. Подобное развитие событий особенно вероятно при соответствующей врожденной физиологической базе (холерический темперамент) или социальном научении (агрессивный отец).

Такое поведение сначала формируется дома, затем оно переносится в общественную среду — детский сад, двор, дачу и пр. По мере взросления стереотип агрессивного поведения у такого ребенка перерастает в свойство личности, и это приносит немало хлопот и самому человеку, и всем окружающим. В характере уже выросшего существа обязательно будут отчетливо видны эгоцентризм, истероидные и возбудимые черты.

Второй вариант воспитания агрессивности: родители эмоционально отвергают ребенка, относятся к нему пренебрежительно или негативно (на мальчиков особенно влияет отсутствие внимания матери).

Это рождает страх, влекущий за собой агрессию. Многочисленные истории болезней показывают, что большинство агрессивных детей в очень раннем возрасте были по разным причинам надолго оторваны от матерей. Появление агрессивности в этих случаях объясняется тем, что она приносит ребенку возможность какой-то эмоциональной разрядки и заставляет мать и/или других близких обратить на него внимание. Альтернативный вариант развития при отвержении матерью или при оторванности от нее — замкнутый, очень тревожный, безынициативный ребенок, готовый подчиняться всем и каждому.

Однако это крайние варианты, встречающиеся относительно нечасто: большая часть агрессивности детей развивается где-то между этими двумя противоположностями, приводящими к одинаковому исходу.

19 стр., 9161 слов

Психологические игры и упражнения как средство снижения агрессивного ...

... игр и упражнений на снижение агрессивного поведения детей подросткового возраста 1.1. Проблема агрессии и агрессивного поведения в психолого-педагогических исследованиях В психолого-педагогической литературе различают понятия «агрессия» и «агрессивность». Проблемой агрессии занимались такие ученые, как ...

Попав в ситуацию, когда его потребности не удовлетворены, ребенок (как и взрослый) реагирует на нее отрицательными эмоциями — в зависимости от темперамента и психологических особенностей это могут быть ярость, гнев, страх и тревога. Для того чтобы восстановить психологический комфорт, у него (опять же, как и у взрослого) есть только два пути:

— совладать с событиями и изменить ситуацию в нужном ему направлении;

— восстановить свое эмоциональное равновесие, несмотря на неблагоприятную ситуацию (в основном — с помощью механизмов психологической защиты: вытеснения, подавления, отрицания и пр.).

В этом случае отрицательные эмоции канализируются в личное бессознательное, где и накапливаются до поры.

Между тем, управляемые механизмы психологической защиты у маленьких еще не сформированы, поэтому обычно он стремится изменить ситуацию, и нередко — с помощью агрессии. Но рано или поздно проявление агрессивности перестает вызывать умилительные улыбки родителей и все чаще приводит к неодобрению, а то и наказанию, и это рождает у ребенка чувство тревоги и страха. У него вырабатывается комплекс вины, который затем будет частично превращаться в чувство совести и обрастать моральными нормами, способствуя его социализации и адаптации в окружающей среде. Дальше этот комплекс — вина, совесть и мораль — будут сопровождать подросшего ребенка всю жизнь, естественно, изменяясь и развиваясь.

Для того чтобы вызывать одобрение родителей, ребенок учится контролировать свою агрессию, причем на первых порах это достигается внешним контролем, диктуемым реакциями окружающих и его страхом. Тревога обычно двоякая: это и страх наказания, и боязнь обидеть, вызвать раздражение родителей и лишиться из-за этого их поддержки. При нормальном развитии система социальных норм и запретов постепенно интериоризируется( становится частью психики человека, по 3. Фрейду — это формирование Супер-Эго), и контроль становится внутренним. Тогда большая часть поведения, в том числе и проявления агрессивности, регулируется уже совестью и/или чувством вины, в разных пропорциях у разных личностей.

У многих людей, особенно агрессивных по природе, внутренний контроль в силу разных причин формируется неважно, и внешний контроль остается ведущим на всю жизнь. Тогда подросток (а затем и взрослый человек), если и подчиняется законам и общественным требованиям, то не по велению совести, а из-за страха наказания или угрозы материальных и моральных потерь. Поэтому когда путы страха сбрасываются (ослабление власти, смута, пребывание в толпе), а внутреннего контроля — совести — нет, человек позволяет себе делать все, что угодно ему или толпе, или тому, кто этой толпой руководит. И не нужно удивляться поведению наших юных футбольных и хоккейных фанатов после неудачных выступлений их любимых команд.

DIPLOM — Стр 2

Развитие внутреннего контроля у детей и подростков идет с помощью процесса идентификации — стремления поступать как значимый человек. В раннем возрасте это имитация родительского поведения — ведь именно подражая поведению родителей мы добиваемся одобрения своего поведения. А «исправляя ошибки» после родительского осуждения мы получаем, опять же, вожделенное родительское одобрение. Правда, здесь есть одна сложность. Дети в разговорах, играх и пр. стараются копировать поведение взрослых, считая его образцовым, но вот самим родителям в собственном поведении нравится далеко не все. Причем взрослые не всегда осознают непринимаемые формы своего поведения, зато когда видят его со стороны — сразу же напрягаются и реагируют очень бурно. В наших детях мы больше всего не любим те черты, которые нам не нравятся в нас самих. Страдают же, как водится, несчастные ребятишки, которые старательно копируют родительское поведение, а получают за это неодобрительные замечания, а то и угрозы наказания.

В подростковом возрасте дети, как известно, стараются избавиться от зависимости от родителей и вести себя максимально самостоятельно. В своем поведении они идентифицируются уже не с отцом или матерью, а с другими значимыми для них людьми — старшими друзьями, авторитетными педагогами, киногероями и пр. И здесь агрессивный ребенок ведет себя не так, как более спокойные дети: он противостоит родителям гораздо больше. Эти ребята чаще и лучше общаются со сверстниками, даже с малознакомыми мужчинами, чем с отцами, к которым стараются не обращаться за помощью без особой необходимости. А если жизнь заставляет прибегнуть к родительской поддержке, то это вызывает у них раздражение и неудовольствие.

Чего добиваются дети и особенно подростки своей агрессивностью? Они хотят, чтобы от них отстали, и, в конце концов, получают свое: от них не ждут больших достижений и реже требуют выполнения обязанностей. Имея двоих или более детей, замученная мать нередко взваливает больше дел на менее агрессивного ребенка (он называется «послушным»), вызывая у того чувство неудовольствия и комплекс неполноценности, но так ей поступить легче. Более агрессивного ребенка оставляют в покое и дают больше свободы. Однако и агрессивные дети платят за это свою цену: они хуже социализируются, поскольку не усваивают опыт взрослых и не участвуют в разных способствующих взрослению делах.16

2.2 Причины проявления детской агрессии.

Исследуя причины, способствующие формированию агрессии в детском возрасте, многие исследователи (Б. Крэйхи, Н. М. Платонова, Р. Бэрон и др.) придерживаются мнения, что дети черпают знания о моделях агрессивного поведения из трех основных источников.17

Первый источник — это семья, которая может одновременно демонстрировать модели агрессивного поведения и обеспечивать его подкрепление. В семье может проявляться прямое или сексуальное насилие, холодность, безразличие или враждебность со стороны родителей, оскорбления, негативные оценки, подавление, неуважение к личности ребенка, эмоциональное неприятие ребенка, конфликтность, чрезмерный контроль или полное отсутствие его, избыток или недостаток внимания со стороны родителей, запрет на физическую активность, агрессивное отношение отца к матери.18

Неадекватный стиль семейного воспитания рассматривается как одна из основных причин агрессивного поведения ребенка. Исследования показывают, что родителями агрессивных детей очень часто являются люди, придерживающиеся в воспитании политики невмешательства или предоставляющие слишком много свободы, доходя до того, что вообще не уделяют внимание ребенку. Неагрессивные дети в основном воспитываются строго, но все же демократично. Дети, которые были оценены как чрезмерно агрессивные, напротив, часто испытывают авторитарное давление со стороны родителей и почти не считаются со своими желаниями .19Кроме того, как отмечают А. Бандура и Р. Уолтерс, отцами сверхагрессивных и оказавшихся в исправительных учреждениях подростков из относительно благополучных семей среднего класса являются те, кто не терпит проявлений агрессии дома, но за его пределами поощряет и даже подстрекает своих детей провоцировать других и нападать на них и позитивно подкрепляет такого рода поведение.20

Помимо подкрепления агрессивного поведения своих детей родители могут служить и образцом агрессивности. Так, С. и Э. Глюки установили, что у подростков с отклонениями в поведении родители в прошлом с относительно высокой вероятностью имели судимость.

Та же тенденция обнаруживается, когда дети наблюдают насилие и испытывают его на себе. В литературе о насилии в семье описывается целый «цикл насилия»; его суть в том, что дети, которые видели, как их родители «практиковали» физическое насилие по отношению друг к другу, склонны воспроизводить аналогичные ситуации во взаимоотношениях с другими. 21Усваивая эти образцы поведения, они приобретают убежденность в их эффективности, вначале на чисто вербальном уровне. Затем практическое освоение моделей агрессивного поведения, закрепление его в привычках, навыках и стереотипах происходят главным образом в неформальном общении. Навыки агрессивного реагирования осваиваются и закрепляются в личном опыте ответного насилия, так же отрабатываются и технические приемы агрессивного взаимодействия.22

В целом агрессивное поведение в семье формируется через три механизма: подражание и идентификация с агрессором; защитная реакция; протестная реакция. 23

Агрессии дети обучаются и при взаимодействии со сверстниками, зачастую узнавая о преимуществах агрессивного поведения во время игр. 24Наиболее часто встречающаяся форма поведения с проявлением агрессий, особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, — это игры-потасовки. Хотя существует мнение, что даже если эти игры и сопровождаются ударами, преследованием друг друга и борьбой, они являются добровольной «возней» и приносят удовольствие. Кроме того, в них практически отсутствует стремление нанести друг другу ущерб.25

И, наконец, дети учатся агрессивным реакциям не только на реальных примерах (поведение сверстников и членов семьи), но и на символических, предлагаемых масс-медиа.

Считается, для того чтобы понять условия жизни детей в современном обществе, их связи с семьей, школой и другими детьми, необходимо изучить влияние средств массовой коммуникации и, в частности, телевидения на них.

Все психологи, занимающиеся данной проблемой (Л. Берковиц, Р. Бэрон, Э. Донерстайн, Д. Курт, Д. Ленц, С. Пепрод, В.С. Собкин, Т.В. Глухова, С.Н. Ениколопов), отмечают ее актуальность и важность. Данная тема тщательно исследуется, так как имеет большое социальное значение, особенно в настоящее время, когда телевизионные программы открыто рассказывают о насильственных преступлениях, телевидение постоянно демонстрирует различные репортажи об убийствах и фильмы с многочисленными сценами насилия.26

Хотя исследователи и не придерживаются одинаковых взглядов на связь между просмотром телевизионных программ и агрессивным поведением детей, практически все отмечают важную роль средств массовой информации (в первую очередь телевидения) в распространении этих форм поведения, так как считается, что чем больше сцен насилия человек видел в детстве, тем более склонным к насилию он будет в юношеском возрасте и ранней зрелости.27Это не происходит с детьми сразу после просмотра передачи, но они принимают агрессию как эффективный способ решения проблем. И это значит, что при возникновении каких-либо проблемных ситуаций в школе или семье ребенок реализует имеющуюся у него модель поведения. Конечно, насилие на экране непосредственно не стимулирует агрессию, но оно формируют модель общественного поведения, при которой насилие становится способом взаимодействия с людьми и разрешения конфликтов.

Учитывая все многообразие пагубного влияния телевидения, ученые пытаются решить, что может быть сделано для уменьшения этого воздействия. Так, на сегодняшний день предлагается два основных подхода: 1) критическое видение, т. е. воспитание у зрителей осознания асоциальной и вредоносной природы агрессивного поведения и помощь им в создании ненасильственных альтернатив разрешения конфликтных ситуаций; 2) инициативы СМИ, т. е. применение медиаизображений с целью освещения пагубного воздействия насилия.28Кроме того, большую роль при разрешении данной проблемы психологи отводят родителям, которые должны объяснять детям, что агрессия — не единственный способ разрешения конфликта, подбирать игры и передачи более созидательного характера, не менее увлекательные, но и не развивающие агрессию.

Одних только фактов наблюдения за насильственными формами поведения и испытания насилия на себе явно недостаточно для раннего формирования агрессивности, ведь в одной и той же семье, в сходных условиях воспитания могут вырастать совершенно разные по степени агрессивности дети. Поэтому вероятность возникновения агрессивного поведения детей может также зависеть от влияния множества агрессивных факторов, связанных как с самой личностью, так и с внешней средой.

Так, психологи (Р. Бэрон, Б. Крэйхи, Н.М. Платонова, Д. Хорсанд и др.) выделяют:

Социальные факторы: фрустрация, вербальное и физическое нападение, характеристики жертвы, подстрекательство со стороны окружающих, установки, предрассудки и система ценностей значимых для детей взрослых

Внешние факторы: жара, шум, теснота, загрязненный воздух

Ситуационные факторы: плохое самочувствие, переутомление, влияние продуктов питания

Индивидуальные, или личные факторы: подсознательное ожидание опасности, неуверенность в собственной безопасности, приобретенный отрицательный опыт, эмоциональная нестабильность, недовольство собой, повышенная раздражительность, чувство вины

Биологические причины: сходство генов, содержание тестостерона, реактивность симпатической нервной системы, родовая травма, влияние гормонов, травмы и органические заболевания мозга, психические заболевания, темперамент и особенности характера, его акцентуация, послеродовая депрессия матери.

Особое внимание в современной литературе уделяется связи между личностными (индивидуальными) переменными и агрессивным поведением, так как черты характера играют важную роль в определении вероятности того, кем станут определенные дети — агрессорами или жертвами. Кроме того, существует мнение, согласно которому агрессивное поведение совпадает со специфической структурой личности ребенка и поэтому информация об этом может быть полезна для понимания и прогнозирования его поступков.

В связи с этим были выявлены (Т. Мальти) определенные характеристики, имеющие отношение к агрессии. Так, агрессивные дети менее добросовестно выполняют свои домашние задания и обязанности, чаще ведут себя нервно и в контактах с другими детьми менее миролюбивы, чем их неагрессивные сверстники. При необходимости оценить ситуацию у агрессивных детей всех возрастов возникают трудности. Им трудно проникнуться чувствами других, понять их, переосмыслить действие с разных точек

зрения, мысленно предупредить возможные последствия. В случаях нарушения правил (воровство, толкание с качелей или нарушение обещания) они хуже, чем неагрессивные дети, представляют себя в роли преступника или жертвы. В роли нарушителя они намного реже, чем неагрессивные дети, испытывают раскаивание.

Психологи, изучающие причины проявления агрессии в детском возрасте, не ограничиваются только исследованием семейных и индивидуальных факторов, из-за которых вырастают склонные к жестокости дети. Они считают, что не менее важным является влияние школы как второго по значимости после семьи социального института, участвующего в формировании личности ребенка.29

Дети становятся агрессивными, когда их расстраивает что-то в школе, когда их обижают, оскорбляют, когда школа становится местом, где они не чувствуют себя комфортно. В этих случаях дети часто проявляют агрессию по отношению к одноклассникам.

Проблемы балинга и агрессии, распространенные в настоящее время в школах, с нашей точки зрения, могут быть значительно смягчены педагогами, владеющими информацией о причинах подобного поведения детей, должным надзором, вмешательствами и микроклиматом в классах.

Следует отметить, что и сама школа, ее составляющие могут послужить причиной агрессии учеников.

Нередко именно школа провоцирует проявление насилия со стороны родителей по отношению к ребенку. Учитель сообщает родителям о том, что их ребенок нарушает дисциплину, получает двойки, и они должны принять меры. Зачастую характер этих мер ограничивается либо моральным воздействием, либо, в худшем случае, физическим.

Кроме того, классическая система школьного образования способствует соревнованию среди детей: постоянно определяется, кто лучше, кто хуже, а кто находится среди отстающих. А насилие, по мнению психологов, никогда не исходит от лучших учеников в школе, потому что школа проявляет уважение к ним. Насилие всегда исходит от неудачников.

В последнее время современные исследователи, обсуждая вопросы школьных конфликтов, акцентируют свое внимание на взаимоотношениях учителя, ученика и родителей. Сравнительно меньше информации можно найти о конфликтах между учениками.

Более тщательное изучение конфликтов между учителем, учеником и родителями, по нашему мнению, диктуется самой практикой повседневной жизни. Зачастую родители очень эмоционально реагируют на страдания собственного ребенка и в большинстве случаев винят школу. Они критикуют стиль преподавания учителя, его несправедливое

отношение к ученикам, состав класса, требуют улучшения морального климата в школе и ужесточения наказания. Кроме того, часто родители с головой уходят в работу и свое невнимание к детям компенсируют лишь материально, потакая любым их желаниям.

Учителя, подобно родителям, также исходят из объяснений, наиболее удобных для себя. По их мнению, причины агрессивного поведения детей, как правило, заключаются не в погрешностях преподавания или неустойчивости порядка в школе, а во влиянии на детей улицы или семьи, а также в неконтролируемом просмотре телевизионных программ. Учителя отвергают родительские обвинения в собственной некомпетентности, требуя сначала изменить подход к воспитанию.

В то же время все чаще можно услышать о жестокости со стороны учителя. Особенно отмечают проблему психологического давления на ребенка, ведь дети беззащитны перед агрессией взрослого, они не обладают достаточным жизненным опытом и способностью к деловому осмыслению ситуации. К тому же их ролевое положение в системе школьного образования по сравнению с учителями далеко не равное.

Таким образом, возникает замкнутый круг: учителя предъявляют претензии родителям, родители обвиняют учителей и своих детей, которые, в свою очередь, агрессивно реагируют и на родителей, и на учителей. Естественно, у таких детей нарушаются представления о ценностях и нравственные ориентиры.

2.3 Гендерные различия в проявлении агрессии у подростков.

До недавнего времени в зарубежной экспериментальной литературе традиционным было мнение о том, что представители сильного пола более агрессивны, чем женщины, а также то, что мужчины значительно чаще выступают в роли непосредственных объектов нападения. Это объяснялось главным образом ссылками на физиологические особенности, прежде всего на высокий уровень концентрации в мужском организме ряда гормонов.

Большую роль в обосновании этой точки зрения сыграли многочисленные опыты, проводившиеся на животных еще в конце 40-х годов нашего столетия. Их основной целью было установить связь между агрессией и мужскими половыми гормонами. Один из классических экспериментов в этой области был в свое время описан Э. Бименом. Когда взрослые самцы серых мышей были кастрированы, то уже через некоторое время после операции они не включались так активно во внутривидовую борьбу, как это было до операции, и вели себя абсолютно миролюбиво. Если же им вводили мужской гормон, они начинали драться до тех пор, пока его действие не прекращалось.

Подобные эксперименты позволили Бимену и ряду его коллег сделать вывод о том, что мужские гормоны являются побудителями агрессивного поведения, хотя их не следует рассматривать как условие, без которого это поведение не может иметь место.

К таким же выводам пришли Г. Кларк и Г. Берд, которые провели в 1946 году опыты с шимпанзе. Ими же было установлено, что женский гормон понижает уровень агрессивности.

В более позднее время, в конце 60-х годов, К. Мойер в работе «Психобиология агрессии» показал, что «существует значительный потенциал, являющийся функцией гормональной и нейрофизиологической дифференциации между полами. Например, внутривидовая борьба у мышей обычно ограничивается самцами и не проявляется до тех пор, пока мышь не достигает сексуальной зрелости».

Однако в том случае, когда речь заходит о человеке, становится явно недостаточно объяснений исключительно с позиций биологических факторов. Конечно, аспекты, связанные со спецификой функционирования генетико-гормональных механизмов у каждого из полов, ни в коем случае не могут быть сняты полностью, но их следует обязательно дополнить рассмотрением вопросов о взаимодействии этих механизмов с факторами социальной среды, особенностями процессов социализации у мальчиков и девочек, по-разному протекающих в конкретных общественных структурах.

Уже к середине-концу 70-х годов было накоплено достаточное количество документальных подтверждений, свидетельствующих о случаях, когда женщины ведут себя так же или даже более агрессивно, чем мужчины. Например, четырнадцатилетняя школьница (заметьте, не мальчишка) несколько часов держала под дулом пистолета весь класс и учителя, превратив их в своеобразных заложников.

В настоящее время за рубежом зафиксирован своеобразный скачок женской преступности. Так, в США по числу мошенничеств, магазинных краж, драк и потребления наркотиков девушки в возрасте от 13 до 19 лет, как свидетельствует американский Институт по проблемам молодежи, вполне сравнялись с юношами. Как утверждают многие ученые, женщины разделяют с мужчинами способность к овладению всеми видами причинения вреда их сотоварищам и почти везде существуют женщины, которые так же агрессивны, как и мужчины. Не случайно поэтому в западной психологии и социологии 70-80-x годов все чаще звучит мысль о существовании целого ряда исключений, не соответствующих традиционно сложившемуся стандарту о большей агрессивности мужчин по сравнению с женщинами.

Все это приводит ряд специалистов к мысли о необходимости признать «минимальным биологический вклад по сравнению со значением ситуационных и социализирующих факторов».

Американский ученый Дж. Уайт считает, что «даже в том случае, если биология все же увеличивает готовность мужчин к агрессии, очевидно, что факторы среды могут действовать таким образом, чтобы свести к минимуму или же, наоборот, довести до максимальной величины любое половое различие».

В чем же истоки необычайной живучести утверждений о решающей роли этих биологических факторов? Их сторонники, во-первых, ссылаются на уже упоминавшиеся нами исследования половых различий в агрессии у разных видов животных; во-вторых, на выводы, полученные из гормональных опытов, изучающих действие тестостерона и эстрогена на агрессивность, а также на дискуссии по поводу природы Y-хромосомы; в-третьих, на межкультурные исследования, анализирующие поведение детей на ранних стадиях социализации.

1) Опыты и многочисленные наблюдения за животными показывают, что, действительно, у большинства видов самец обычно агрессивнее, чем самка. Но имеется и целый ряд исключений, служащих серьезным предостережением против признания этих различий в качестве универсальных и уж тем более против переноса результатов этих опытов на человека.

Американский ученый Дж. Уайт приводит в качестве примера поведение хомяков и гиббонов, утверждая, что оно во многом отличается от стереотипизированных ритуалов борьбы, имеющих место среди самцов многих видов. «Гиббон, — замечает он, — будучи очень близким в отношении к человеку приматом, проявляет очень незначительные половые различия в агрессивном поведении».

Многие специалисты, среди которых и известный биолог К. Мойер, обращают внимание на высокую степень агрессивности, наблюдаемую среди самок. Он называет ее «материнской», так как она относится главным образом к беременности, родам и кормлению: «Агрессивное поведение с целью защиты молодняка — характерная черта самок. У многих видов мать будет нападать на любого самца, который приближается к гнезду, включая в некоторых случаях и ее партнера». Возникая, таким образом, в ответ на малейшую угрозу потомству, этот вид враждебности свойствен почти всем позвоночным.

Как видим, и материал, почерпнутый из животного мира, оказывается порой чрезвычайно многообразным, поэтому вряд ли, опираясь только на такого рода свидетельства, можно строить прямые аналогии между агрессивным поведением животных и человека.

2) Другим основанием для широкого распространения идеи о решающей роли биологических факторов явились открытия, а затем и многочисленные спекуляции по поводу природы Y-хромосомы.

Генетический подход к проблемам насилия получил особое распространение примерно 15 лет тому назад, когда несколько ученых заявили о том, что у значительной части высоких мужчин, совершающих преступления, отмечается наличие лишней хромосомы Y. Обычно у людей имеется их 46. Они содержат основной генетический материал. Две из них определяют пол индивида. У мужчин пара хромосом состоит из одной X и одной Y-хромосомы — XY, у женщин — это хромосомы XX. Однако в процессе клеточного деления могут произойти отклонения от нормы. Одним из таких важнейших с точки зрения изучения агрессии отклонений может быть появление лиц мужского пола, имеющих одну X- и две Y-хромосомы (XYY).

Установление зависимости между такой аномалией (XYY) и преступными наклонностями связано с именем англичанки П. Джекобс, которая пришла к этому выводу в результате обследования одной из тюрем Шотландии в 1965 году. У людей, не совершавших уголовных преступлений, заявила она, комбинация XYY встречается гораздо реже, чем у преступников.

Уже через несколько лет, в 1973 году, Рональд Рейган, находившийся тогда на посту губернатора штата Калифорния, одобрил идею по созданию специального центра по изучению и предотвращению насилия, одной из главных задач которого должно было стать выявление связи между агрессивностью и нарушениями комбинаций половых хромосом, К числу важнейших факторов, определяющих высокое распространение насилия, был отнесен прежде всего пол индивида — мужской.

Однако уже тогда многие ученые заявили о том, что сама идея о зависимости преступных наклонностей от структуры хромосом является не чем иным, как возвратом к теории Ч. Ломброзо, утверждавшего, что люди с определенными особенностями в строении черепа более склонны к совершению насильственных актов. Более того, как показал американский ученый С. Чавкин, уже в 70-е годы был проведен ряд аналогичных исследований во Франции, Англии и США, инициаторы которых так и не получили данных, подтвердивших бы выводы Патриции Джекобс.

Так, Эрнст Хук и другие обнаружили комбинацию XYY у тех, кто принадлежал к вполне уважаемым категориям граждан — врачей, управляющих, учителей и т.д., никогда не совершавших преступлений и не отличавшихся высокой степенью агрессивности.

Как отмечал еще в 1970 году американский ученый С. Шэн, и в настоящее время невозможно утверждать то, что XYY-комплект определенно или неизбежно связан с поведенческими отклонениями. Более того, несмотря на широкую рекламу этих идей, индивиды с XYY-аномалией не обнаруживают большей агрессивности по сравнению с обычными преступниками с нормальной хромосомной конституцией. В этом отношении надо иметь в виду, что преждевременные и необоснованные спекуляции могут неоправданно зачислить XYY-личностей в разряд необычайно агрессивных по сравнению с обычными преступниками.

В настоящее время многие западные специалисты призывают отказаться от такого рода попыток спекулировать на все еще недостаточно изученных взаимосвязях между генетическими, биохимическими и психологическими аспектами враждебного поведения; говорят о недостаточной очевидности для того, чтобы «документировать связь между агрессией и генетикой».

Конечно, нельзя игнорировать данные последней, но не следует и абсолютизировать их роль в решении задачи объяснить отдельные виды отклоняющихся действий. В противном случае мы будем иметь дело с попытками отвлечь внимание людей от осознания подлинных причин, порождающих насилие, коренящихся в социально-экономических условиях жизни самого общества.

Следует упомянуть еще об одном направлении поисков путей влияния биологических факторов на половые различия в агрессии — гормональном. Так, в ряде работ по биохимии были высказаны предположения о том, что избыточное выделение тестостерона у лиц мужского пола вызывает неконтролируемую агрессивность.

Другие данные говорят о решающей роли гормональных нарушений в предменструальный период и во время менструаций, что может приводить женщин к излишней раздражительности, резким изменениям настроения, несчастным случаям, вспышкам гнева и неконтролируемым действиям. Так, К. Мойер пишет, что такое поведение имеет, конечно, много причин, но сегодня хорошо известно, что существует периодичность в раздражительности женщин. «В период овуляции, — считает он, — беспокойство и чувство враждебности находятся на относительно низком уровне; в период, предшествующий менструации, значительное число женщин проявляет ряд симптомов, которые могут быть обозначены как предменструальный синдром. Он включает головную боль, отек лица, рук, ног, изменения аппетита, эмоциональную нестабильность». Мойер делает вывод, что этот отрезок времени очень опасен: «62 процента насильственных преступлений совершается в течение предменструальной недели и только 2 процента в конце периода. Эта связь очень значительна, так что в некоторых странах закон признает менструацию как смягчающее обстоятельство».

Подтверждая в определенной мере тот факт, что мужчины могут иметь потенциально большую врожденную готовность к агрессии, чем женщины, и то, что эта разница имеет, по-видимому, некоторую филогенетическую основу, данные гормональных исследований вносят определенный вклад в объяснение колебаний в агрессивном поведении, и пренебрегать их значением ни в коей мере не следует. Не стоит, однако, и абсолютизировать их роль в понимании причин такого поведения, особенно в тех случаях, когда их сводят к выявлению концентрации в плазме тестостерона, адреналина, эстрогена, прогестерона и т.д., для того, чтобы в последующем изолировать от общества тех, у кого это содержание оказывается повышенным. Видимо, современное состояние исследований о роли этих гормонов мало что дает пока для психологического изучения враждебности. Гораздо лучше изученными являются половые различия в деструктивном поведении, обусловленные особенностями процесса социализации.

DIPLOM — Стр 3

3) Часто для обоснования подобных различий зарубежные ученые использовали результаты наблюдений за детьми на ранних стадиях их социализации. Аргументы здесь сводились главным образом к следующему: разница в агрессивности мальчиков и девочек проявляется уже примерно к двухлетнему возрасту, поэтому дело якобы не в особенностях процесса социализации у тех и других, а во врожденной предрасположенности к агрессии лиц мужского пола.

Так, Р. Рохнер, ссылаясь на результаты своих экспериментов, пишет, что в 71 проценте случаев наблюдается большая предрасположенность к агрессивному поведению со стороны мальчиков, чем со стороны девочек. Однако, как считают некоторые другие специалисты, познакомившиеся с его исследованиями, часто за агрессию он выдает резкие выпады, беспорядочные стычки во время детских игр и т.д. Что же касается тех фактов, которые свидетельствовали бы о физических нападениях, о них Рохнер упоминает крайне редко.

Традиционно используется за рубежом и такой аргумент, как признание универсального характера наблюдаемых половых различий в агрессии, то есть наличие таких различий во всех человеческих культурах.

Однако в освещении фактов такого рода имеются и некоторые предубеждения. Так, если половые различия в частоте такого поведения у детей высоки, о них сообщается. Если же они не обнаруживаются, то и фактов на этот счет нигде не приводится. Нечто аналогичное происходит и с сообщениями о половых различиях в поощрениях и наказаниях детей, которые они получают за враждебное поведение. Все это во многом похоже на манипуляцию фактами, когда из пестрого и достаточно разнообразного запаса сведений выбираются именно те, которые соответствуют определенной исследовательской позиции и служат ее подтверждением.

Что касается Рохнера, то, проведя огромную работу (он сделал обзор 101 общества и проанализировал более 130 работ, опубликованных в США, по проблемам психологии половых различий), ученый пришел к выводу, что имеются довольно существенные, распространенные по всему миру колебания, свидетельствующие о том, что конкретная культура часто в большей степени предопределяет агрессию, нежели пол индивида. Иначе говоря, в пределах конкретных единичных обществ половые различия в агрессии обычно невелики, но с перевесом в пользу мужчин. Однако, подчеркивает Рохнер, эти незначительные различия в силу их определенной устойчивости дают на выходе вполне достоверный межкультурный стандарт большей агрессивности у сильного пола, чем у женщин. Ученый отметил также рост в процентах отчетов об отсутствии половых различий во враждебности у детей. Так, 23 процента мальчиков и девочек отличались примерно одинаковым уровнем агрессии, у 6 процентов девочек он был выше. Применительно к подросткам эти цифры выглядели как 37 и 6 процентов.

Таким образом, есть филогенетическая предрасположенность к агрессии у мужчин, что, однако, не исключает возможных влияний со стороны культуры в рамках конкретного общества на формирование поведения индивидов обоих полов.

Превалирующей ориентацией в современной экспериментальной литературе по данной проблеме является своеобразный вариант теории социального научения с акцентом на изучение процессов имитации и дифференцированного подкрепления соответствующих каждому полу образцов поведения. Этими вопросами в зарубежной психологии занимается сегодня А. Бандура, а также ряд его учеников. Особое внимание уделяется при этом выяснению роли стереотипов, используемых родителями в процессе воспитания детей.

Кроме отмеченной, существует и ряд других теоретических ориентаций — ситуативная, эволюционная, а также такой подход, который связан с проверкой индивидуальных особенностей личности — ее привычек, ценностных ориентаций и других.

При этом ситуативная перспектива выявляет сиюминутные контекстуальные переменные, обусловливающие выражение агрессии, а эволюционный подход идентифицирует главным образом саму практику воспитания детей, способствующую формированию агрессии у мальчиков и девочек. Проводившиеся в этих рамках исследования показали, в частности, что независимо от того, имеется или нет у мальчиков биологическая предрасположенность к агрессии по сравнению с девочками, эти различия могут быть сведены к минимуму посредством социализации. Это может достигаться, например, путем изменения значения самого понятия мужественности, удаления из совокупности составляющих его черт агрессивности и осуществления сходной социализации для детей обоего пола.

Трудно во всем согласиться с авторами этой идеи, особенно с их утверждением о необходимости стирания существенных различий в процессах взросления мальчиков и девочек. Психологи и социологи многих стран мира и без того предостерегают нас сегодня против чрезмерной феминизации представителей сильного пола. Не вдаваясь в детали этого весьма актуального и дискуссионного вопроса, отметим, что мальчики и девочки, конечно же, должны воспитываться по-разному. Особенности их социализации связаны со спецификой тех ролей, для которых они предназначены, тех социальных ролей, к которым они должны быть готовы при вступлении во взрослую жизнь. Идеал, с одной стороны, мужественности и, с другой, — женственности. Это — бесспорно. Иное дело, что мужественность ни в коей мере не должна отождествляться с культом жестокости, насилия. Тем не менее подобные отрицательные качества усердно насаждаются в последние десятилетия через кино, телевидение, массовую литературу Запада путем восхваления героя-супермена как образца современного человека вообще. Практика показывает, что и женщины могут развиваться сегодня в аналогичном духе, и примеров тому более чем достаточно. С другой стороны, имеются многочисленные случаи, когда сильный пол социализирован таким же невраждебным, как и прекрасная половина.

Все это доказывает положение о том, что связь половых различий с агрессией не всегда прямолинейна и раз и навсегда дана. Но игнорировать ее также нельзя. Решающая роль в распространении большей агрессивности у мужчин принадлежит, по-видимому, традиционной социализирующей практике, которая воспитывает специфическую приверженность к тем или иным стереотипам поведения.

Этой практике необходимо противопоставить иной, альтернативный вариант социализации, в котором отсутствовали бы такие различия. Но о том, как же конкретно это будет выглядеть, западные ученые не говорят почти ничего. Мало констатировать лишь факт господства в том или ином обществе каких-то конкретных стереотипов; следует, по-видимому, объяснить, почему именно эти стереотипы становятся официально приемлемыми, воспроизводимыми и постоянно тиражируемыми.

Сама социализирующая практика — продукт и одновременно элемент всей системы господствующих экономических, политических и т.д. отношений, и заменить ее противоположной, воспроизводящей качественно иные нормы поведения вот так сразу нельзя, не посягая на саму эту систему.

Важно то, однако, что проблема поставлена, что намечается переход от традиционных представлений о только биологической заданности половых дифференциаций в агрессии к признанию идеи о необходимости учета и социально-культурных компонентов при изучении этих различий.

Итак, при изучении такого сложного феномена поведения, как агрессия, особенно в экспериментальных условиях, ни в коей мере не следует абстрактно подходить к личности наблюдаемого. Каждый человек имеет собственную «индивидуальную историю» агрессивных актов — представления об их правомерности и эффективности, приобретенные образцы реагирования в тех или иных обстоятельствах и т.д. Иногда степень этих различий может доходить до максимума, в других случаях — смягчаться или вообще элиминироваться. Ситуационные факторы часто взаимодействуют с теми или иными социально-классовыми, групповыми и индивидуальными пристрастиями и интересами, привычками и стереотипами людей в отношении, например, к женщине, половым ролям и ориентациям, что суммирует и отражает все множество богатого опыта социализации.

Исследователи не могут и не должны не учитывать пол и субъектов агрессии, и тех индивидов, на которых она направляется, и также самих ученых, если речь идет об их экспериментах в лабораториях.

Таким образом, для правильного обобщения результатов тех или иных наблюдений необходимо учитывать ориентации субъекта, то есть мужчина это или женщина, его сексуально-ролевое отношение, что очень часто является важным опосредующим фактором в выражении агрессии.

Другим тесно связанным с субъектом фактором является расовая принадлежность индивидов.30

2.4 Профилактика агрессивного поведения у подростков.

Важнейшим условием эффективной социализации и предупреждения становления агрессивных форм поведения является развитие мотивации привязанности, посредством которой ребенок научается желать интереса, внимания и одобрения окружающих, и в первую очередь — собственных родителей. В качестве вторичного подкрепления привязанность затем может обусловливать приспособление ребенка к социальным требованиям и запретам. В этой связи следует повторить, что важным условием развития агрессии является не только социальное нравоучение как таковое, но и фрустрация, возникающая при отсутствии родительской любви и при постоянном применении наказаний со стороны либо одного, либо обоих родителей.

Игнорирование актов агрессивного поведения как способ предупреждения и «снятия» агрессии вызывает сомнение и даже настораживает. Обыденный психолого-педагогический опыт, практика психологического консультирования и некоторые специальные исследования показывают, что игнорирование актов подростковой агрессии чревато опасными последствиями и может вести к дальнейшей эскалации агрессивного поведения, превращения его в привычную форму поведения личности. Очевидно, это связано с тем, что если родителями проигнорированы акты агрессии маленького ребенка, то в силу замкнутости его круга общения на семью, оно действительно останется не подкрепленным. Если же родители игнорируют акты агрессии подростка, то оно не обязательно остается неподкрепленным, так как круг общения подростка уже не ограничивается семьей — подкрепление может быть найдено на стороне. В том числе, например, и в виде одобрения сверстниками агрессии против «неправильных (не справедливых) действий родителей». А, кроме того, в силу выраженной в подростковом возрасте тенденции, поведенческой особенности — пробовать социальные нормы и правила «на прочность» и через это определять границы допустимого в своем поведении, — отсутствие реакции взрослых на акты агрессивного поведения уже само по себе может стать позитивным подкреплением агрессии.

Активное наказание также рассматривается в качестве способа торможения и коррекции агрессивного поведения. Однако заторможенные таким способом агрессивные реакции не обязательно исчезнут вовсе и могут проявиться в ситуациях, где угроза наказания слабее.

Воспитательно-профилактическая деятельность не может ограничиваться лишь мерами индивидуального воздействия и коррекции, применяемыми непосредственно к несовершеннолетнему. Социального оздоровления и социально-педагогической коррекции требует неблагоприятная среда, которая вызывает социальную дезадаптацию несовершеннолетнего31.

Профилактика и предупреждение девиантного поведения несовершеннолетних становится не только социально значимым, но и психологически необходимым. Проблема повышения эффективности ранней профилактики должна решаться в следующих основных направлениях:

· выявление неблагоприятных факторов и десоциализирующих воздействий со стороны ближайшего окружения, которые обуславливают отклонения в развитии личности несовершеннолетних и своевременная нейтрализация этих неблагоприятных дезадаптирующих воздействий;

· современная диагностика асоциальных отклонений в поведении несовершеннолетних и осуществление дифференцированного подхода в выборе воспитательно-профилактических средств психолого – педагогической коррекции отклоняющегося поведения.

Отсюда возникает необходимость в проведении системного анализа индивидных, личностных, социально-психологических и психолого-педагогических факторов, обуславливающих социальные отклонения в поведении несовершеннолетних, с учётом которых должна строиться и осуществляться воспитательно-профилактическая работа по предупреждению этих отклонений. Раннее выявление поведенческих проблем у подростков, системный анализ характера их возникновения и адекватная воспитательно-коррекционная работа дают шанс предотвратить десоциализацию подростков. Несвоевременное обнаружение начальных признаков отклоняющегося поведения и проблем в воспитании, препятствующих развитию ребёнка, приводит к быстрому переходу отклонений в хронические нарушения поведения.

Таким образом, для профилактики агрессивного поведения необходимо научить подростков навыкам позитивного общения, взаимодействия с другими членами социума, умения находить альтернативные мирные пути решения конфликтов. Большую важность также имеют навыки совместной работы, поэтому этому следует особое внимание, в частности в рамках школы.

1Иванова Л.Ю.«Агрессивность, жестокость и отношения старшеклассников к их проявлениям», //сб. Проблемы личности, профилактика отклонений в её развитии, Москва &Архангельск, 1993, стр.141

2 Там же.

3 Степанов В.Г. «Психология трудного школьника», Москва, 1998, стр.5

4 Иванова Л.Ю.«Агрессивность, жестокость и отношения старшеклассников к их проявлениям»,//сб. Проблемы личности, профилактика отклонений в её развитии, Москва &Архангельск, 1993, стр.144

5 Семенюк Л.М. «Психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции», Москва, 1996, стр.4

6 Беличева С.А. «Основы превентивной психологии», Москва, 1993, стр.20

7 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь современного русского языка. — М., 1994.

8  Ениколопов С. Н. Психология агрессии: основные подходы // Вестник Псковского Вольного университета, 1994, 1, 62—68.

9 Ениколопов С. Н. Понятие агрессии в современной психологии//Электронная библиотека Московского городского психолого-педагогического университета//http://psychlib.ru/mgppu/periodica/pp102001/PP011060.HTM

10 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — СПб: Питер, 2001. — 352 с

11 Фрейд З. «Я и Оно» // . info/bibliotek_Buks/Psihol/freyd/ya_ono. php

12 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. — М., 1994.

13 ГОНЕЕВ А.Д.Основы коррекционной педагогики

14 Гуткина Н.И. Психологическая готовность к школе. —— М.: Академический Проект, 2000. — 3-е изд., перераб. и доп. — 184 с

15 Фурманов И.А. Детская и подростковая агрессивность: аффективно-динамический подход // Психология.Пермь. – 2007. — №13. с 12

16 Бреслав Г.Э.Особенности проявления детской агрессивности//http://adalin.mospsy.ru/l_02_00/l_02_09a.shtml

17 Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. СПб., 2003.

18 Хорсанд Д. Причины детской агрессивности.

19 Дышлевой А. Ю. Агрессия как форма противоправного сексуального поведения // Международный медицинский журнал. 2002. Т. 8. № 4.

20 Бандура А., Уолтерс Р. Подростковая агрессия: Изучение влияния воспитания и семейных отношений. М., 2000.

21 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 2001.,-108с

22 5.Дышлевой А. Ю. Агрессия как форма противоправного сексуального поведения // Международный медицинский журнал. 2002. Т. 8. № 4.

23 Агрессия у детей и подростков: Учебное издание / Под ред. Н. М. Платоновой. СПб., 2006.

24 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 2001.

25 Фурманов И. А. Агрессия и насилие: диагностика, профилактика и коррекция. СПб., 2007.

26 Ениколопов С. Н., Широкова О. Малолетние преступники.

27 Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 2001

28 Смирнова Е. О., Хузеева Г. Р. Психологические особенности и варианты детской агрессивности. // Вопросы психологии. 2002. №1.

29 Жамкочьян М. Агрессия не исчезает и не появляется.

30 Румянцева Т.Г. Агрессия: проблемы и поиски в западной философии и науке. — М., 1991.

31 Миронова А.С. Психологические особенности агрессивного поведения детей подросткового возраста, воспитывающихся в семье и в условиях школы-интерната//http://www.psymotion.ru/mots-614-1.html