Психические состояния. Исторический аспект.

Карманов А.А. МЕТОДИКА ДИАГНОСТИКИ

ОСНОВНЫХ ПАРАМЕТРОВ ПСИХИЧЕСКОГО

СОСТОЯНИЯ ТЕСТОМ ЛЮШЕРА

ВВЕДЕНИЕ

Данная работа посвящена проблеме психического состояния в ее наиболее общей форме. Вряд ли можно переоценить значение этой проблемы как для психологической теории — так и для психологической практики.

Недостаток методических приемов для общей оценки психического состояния определяет актуальность работы для целей политической психологии: на практике довольно часто при работе с Клиентом возникает задача исследовать актуальное психическое состояние Клиента оперативно, с одной стороны, и наиболее полно, с другой.

Цель исследования: выработать методику оперативной и довольно полной оценки текущего психического состояния.

Задачи исследования: 1. Выявление и интерпретация основных параметров психического состояния.

2. Создание методики оценки основных параметров психического состояния.

3. Исследование различных вариантов интерпретации конкретных данных, получаемых при использовании методики.

Предмет исследования: параметры психического состояния, их взаимосвязь между собой.

Каждый взрослый человек является субъектом деятельности [8] с одной стороны, а с другой — психические состояния тесно связаны с категорией деятельности, теснее, пожалуй, чем со всеми остальными психологическими категориями. Этот факт находит отражение в нашей работе (см. 3.1.) и определяет объект исследования: субъект деятельности.

Основной результат: методика диагностики основных параметров психического состояния.

Апробация: данная работа была представлена на заседании кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета 02.04.98 г.

На наш взгляд, прикладное значение методики может и не ограничиваться с работой с Клиентом (о важности этого момента можно, например, увидеть в [22], где делается акцент на необходимости разводить постоянные свойства личности и временные (по сути — те же состояния) и в [63], где выделяется несколько факторов успешности социальной деятельности: готовность вписать ситуацию в свои цели, достаточность энергетики для преодоления ситуации, терпимость — не делание обобщающих выводов о людях и их свойствах) и найти свое применение в исследовании психических состояний общества — объекта политики [199].

6 стр., 2583 слов

Диагностика основных параметров психического состояния

... отражение в моей работе и определяет объект исследования: субъект деятельности. Основная цель: диагностика основных параметров психического состояния. Задачи: ѕ ознакомление с основными направлениями развития психологической и педагогической науки; ѕ овладение ...

ГЛАВА 1. ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР.

Психические состояния. Исторический аспект.

История психического состояния (ПС) как научной категории довольно полно отражена в ряде работ (к примеру: [36], [114]).

Мы только остановимся на некоторых моментах.

Как замечает Немчин Т.А. [114], первое более-менее систематическое изучение ПС начинается в Индии 2−3 тысячелетия до н.э., предметом которого было состояние нирваны. Философы Древней Греции тоже затрагивали проблему ПС. Развитие философской категории «состояние» произошло в работах Канта и Гегеля (см. об этом в [130]).

Систематическое изучение ПС в психологии, пожалуй, началось с У. Джемса [46], который трактовал психологию как науку, занимающуюся «:описанием и истолкованием состояний сознания. Под состояниями сознания здесь разумеются такие явления, как ощущение, желания, эмоции, познавательные процессы, суждения, решения, хотения и т. д.» [46, с. 17].

Дальнейшее развитие категории ПС связано в основном с развитием отечественной психологии. Первой отечественной работой, посвященной ПС является статья О.А. Черниковой 1937 г. [182], выполненная в рамках психологии спорта и посвященная предстартовому состоянию спортсмена. Кроме нее в рамках психологии спорта в дальнейшем ПС исследовали Пуни А.Ц. [135], Егоров А.С., Васильев В.В., Лехтман Я.Б., Смирнов К.М., Спиридонов В.Ф., Крестовников А.Н. др.

Общепсихологическую разработку ПС получило, начиная со статьи Н.Д. Левитова 1955 г. [87]. Ему же принадлежит и первая монография по ПС [86]. После его работ психология стала определяться как наука о психических процессах, свойствах и состояниях человека.

Параллельно с психологией ПС затрагивались и смежными дисциплинами. По этому поводу И.П. Павлов писал: «:эти состояния есть для нас первостепенная действительность, они направляют нашу ежедневную жизнь, они обусловливают прогресс человеческого общежития» [117, с. 244−245]. Кроме того видный отечественный физиолог считал, что единственным предметом для психологии и может быть только ПС. Дальнейшая разработка ПС в рамках физиологии связана с именем Купалова П.С., показавшего, что временные состояния формируются внешними воздействиями по механизму условного рефлекса. Кроме этого, как он и показал, можно образовывать условные рефлексы и на определенные состояния коры [83].

10 стр., 4629 слов

История психологии как смена категорий: душа, сознание, поведение, психика

... особых состояний, связанных с нервно-психическим напряжением при чрезмерных перегрузках организма, и т.п. Педагогическая психология имеет ... них религиозными представлениями. Активно стали развиваться и довольно быстро сделали значительный шаг вперед естественные, биологические ... План Введение…………………………………………………………………………..3 1. История психологии как смена категорий: душа, сознание, поведение, психика ...

Установка в теории установки тоже рассматривается как ПС: «Согласно концепции Д.Н. Узнадзе установка как готовность к действию является состоянием именно личности в целом — целостно-личностным состоянием, а не каким-либо частным психическим процессом» [128, c.133].

В.Н. Мясищев рассматривал ПС как один из элементов структуры личности, в одном ряду с процессами, свойствами и отношениями [112].

ПС нашли свое место в психологии и смежных дисциплинах. Б.Ф. Ломов писал: «Психические процессы, состояния и свойства существуют не вне живого человеческого организма, не как экстрацеребральные функции. Они являются функцией мозга, сформировавшегося и развившегося в процессе биологической эволюции и исторического развития человека. Поэтому выявление законов психики требует исследования работы мозга и нервной системы, более того, всего человеческого организма в целом» [92, c.342].

В соответствии с принципом единства психического и биологического, а также требованиями объективной оценки ПС, дальнейшее исследование ПС проводилось в двух направлениях: исследование функционального состояния и эмоционального состояния, т. е. исследования тех состояний, в которых ярко выражен и поддается объективной диагностике (в первую очередь диагностике физиологических параметров) интенсивностный показатель (по. А.А. Генкину и В.И. Медведеву — [34]).

Категория функционального состояния обязано привнесением в психологию понятия «функциональная система» П.К. Анохина: «Функциональное состояние — психофизиологическое явление со своими закономерностями, которые заложены в архитектуре особой функциональной системы» [42, c.293] и «Множество состояний, определяющих заданный уровень функциональных возможностей, образует диагностическую единицу, обычно называемую функциональным состоянием» [119, c.209−210]. Хорошее определение состояния, данное Е.П. Ильиным, тоже базируется на понятии «функциональная система»: «состояние: — это реакция функциональных систем на внешние и внутренние воздействия, направленная на получение полезного результата» [68, c.329]. Довольно расплывчатое понятие «эмоциональное состояние» обозначает обычно довольно долго длящуюся эмоцию. Довольно часто можно видеть как эмоции и эмоциональное состояние определяются одно из другого: «Длительность проявления, инертность эмоционального состояния — одно из характерных свойств эмоций» [13, c.95].

2 стр., 573 слов

Диагностика эмоциональных состояний личности.

... , практические) как результат общественного развития. Диагностика эмоциональных состояний личности. 6. Формы проявления чувств. 7. Общее понятие ... Психологическая характеристика волевого акта. 9. Волевые качества личности и особенности их развития. 10. Расстройства воли / ... :Характер и способности как индивидуально-психологические особенности личности Вопросы для обсуждения: 1. Понятие о характере ...

Не отрицая, но и не утверждая правомерность таких понятий, заметим, что во многом они собой подменяют категорию параметров ПС и во многом морально и концептуально устарели.

В дальнейшем развитии категории ПС особую роль можно отдать появлению классификаций ПС ([31] и [30]) и некоторых методик диагностики ПС, о которых упомянем ниже.

Психические состояния и психические свойства.

По своему динамическому характеру ПС занимает промежуточное положение между процессами и свойствами [30]. «Между процессами и состояниями, с одной стороны, и между состояниями и свойствами личности, с другой, существуют сложные диалектические взаимосвязи. Известно, что психические процессы (например, внимание, эмоции и др.) в определенных условиях могут рассматриваться как состояния, а часто повторяющиеся состояния способствуют развитию соответствующих свойств личности» [30, c.141−142]. Нас в первую очередь интересует взаимосвязь между ПС и свойствами, не в последнюю очередь из-за того, что свойства в гораздо большей степени поддаются непосредственному распознаванию, нежели процессы, а главным образом из-за того, что, на наш взгляд, неврожденные свойства человека являются статистической мерой проявления тех или иных параметров ПС, либо их совокупностей (конструктов).

Согласно В. Далю состояние понимается как «положение, в каком кто или что состоит, находится, есть; отношения предмета» [41]. Исходя из этого, а также из положения В.А. Ганзена о том, что человек «однако в каждый момент времени находится в одном-единственном актуальном психическом состоянии» [30, c.141], мы определяем ПС как временной срез психики человека, отражающий общие особенности статики и динамики психической жизни в данный момент. Это определение несколько расходится с привычкой некоторых ученых говорить о том ил ином состоянии, когда некоторая совокупность особенностей психической жизни характеризуется устойчивостью, инвариантностью, реактивностью (ср. определение Н.Д. Левитова [86, c.20]).

Примером такого подхода может служить следующее: «:психическое состояние личности характеризуется единством его динамичных и инвариантных характеристик. Сохраняя некоторую однородность своих характеристик на протяжении какого-либо временного периода, т. е. временную свою стабильность, психическое состояние вместе с тем в пределах этих характеристик изменчиво по силе, глубине, напряженности, переходит из одной фазы в другую» [183, c.22].

На необходимость привлечения категории ПС для понимания свойств указывает А.О. Прохоров [132], Левитов Н.Д.: «Чтобы понять черту характера, надо сначала ее точно описать, проанализировать и объяснить как временное состояние. Только после такого исследования можно ставить вопрос об условиях закрепления данного состояния, его устойчивости в структуре характера» [88, c.114], а также Пуни А.Ц.: «состояние: можно представить как уравновешенную, относительно устойчивую систему личностных характеристик спортсменов, на фоне которых развертывается динамика психических процессов» [134, c.29]. Указание на то, что психические свойства есть лишь статистическая мера проявления ПС, есть и у А.Г. Ковалева: «Психические состояния нередко становятся типичными для данной личности, характерными для данного человека. В типичных для данного человека состояниях находят свое выражение психические свойства личности» [74, c.29]. Влияние опять-таки типичных состояний на качества личности можно найти у А.О. Прохорова [129]. Перов А.К. считает, что если психический процесс и состояние имеют существенное значение для человека, то они в конечном итоге превращаются в устойчивые его признаки [121]. О том, что фазовые состояния (по И.П. Павлову — см. ниже) могут маскировать и демаскировать тип нервной системы писал Распопов П.П. [138, c.63]. О влиянии отрицательных эмоциональных состояний на формирование отрицательных черт характера на примере неврозов сообщил В.Н. Мясищев [111].

Имеются также экспериментальные данные о связи ПС и свойств.

Так в [157] говорится о влиянии ПС на формирование такого ПВК как «педагогический такт». В [142] сообщается о формировании под влиянием хронического утомления тревожности (личностной), нейротизма и интроверсии. О проявлении симптомокомплексов черт личности и ПС в экстремальных условиях говорится в [103]. Показана зависимость от свойств нервной системы появления при монотонной работе либо состояния монотонии, либо психического пресыщения [67]. О влиянии на формирование ПС со стороны свойств показал Б.Д. Лысков на примере состояния аффекта, который характеризуется наибольшей интенсивностью у флегматиков, интровертов и лиц с низким нейтротизмом [177, c.41].

Не будучи приобретенными, врожденные свойства также находят свое проявление в ПС, могут ими компенсироваться, либо развиваться. Интересные примеры компенсации и декомпенсации патологических свойств можно найти у Г. П. Климова [77]. Есть данные о связи агрессивности с наличием лишней Y-хромосомы и гипогликемией [194], а также уровнем тестостерона и гиповитамонозом, А и С [140].

Современное развитие науки все более приводит к тому, что неизменного в фенотипе становится меньше и меньше. Тем более поводов сомневаться в корректности оперирования понятиями свойств там, где их можно заменить понятиями ПС.

Структура психического состояния.

«Психофизиологические состояния и соответствующие им структуры, для сравнения которых возможна единая шкала, будем называть интенсивными, а те состояния и структуры, для которых такое сопоставление невозможно, — экстенсивными» [34, c.10]. Не допуская возможности делить состояния на интенсивные и экстенсивные, мы используем понятия интенсивности и экстенсивности для разделения характеристик ПС.

Для интенсивных характеристик ПС типичной является классификация состояний коры И.П. Павлова: «На одном конце стоит возбужденное состояние, чрезвычайное повышение тонуса раздражения, когда делается невозможным или очень затрудненным тормозной процесс. За ним идет нормальное, бодрое состояние, состояние равновесия между раздражительным и тормозным процессами. Затем следует длинный, но тоже последовательный ряд переходных состояний к тормозному состоянию. Из них особенно характерны: уравнительное состояние, когда все раздражители, независимо от их интенсивности, в противоположность бодрому состоянию, действуют совершенно одинаково; парадоксальное, когда действуют только одни слабые раздражители или сильные, но только едва, и, наконец ультрапарадоксальное, когда действуют положительно только ранее выработанные тормозные агенты — состояние, за которым следует полное тормозное состояние» [118, c.45−46]. Эта шкала несет тонический «энергетический» характер. В психологии «энергетические» шкалы связаны в основном с проблемой функциональных состояний, имеется огромное количество методов, позволяющих оценить тонус человека.

Второй вид интенсивных характеристик касается эмоциональных состояний. Один вариант — по степени активности аппарата эмоций [91]. Второй вариант — по уровню удовлетворенности. Хотя в этом случае немаловажную роль играют экстенсивные характеристики, делались неоднократные попытки создать единую шкалу. На наш взгляд, наиболее релевантным способом является биологический: оценка содержания нейрогормонов. В последнее время внимание биологов очень занимает проблема эндорфинов и энкефалинов — «эссенций счастья». К примеру, есть данные о выраженном влиянии эндорфинов на депрессию и шизофрению [16, c.115].

Примером интенсивной двухпараметрической концепции можно привести [23], базирующиеся на [209], где в структуре подкорки выделены системы arousal-1 и arousal-2, отвечающие соответственно за возбуждение-торможение и за положительные эмоции — отрицательные эмоции. Ниже приводится рисунок отражающий соотношение этих систем на примере четырех состояний (см. рис 1.1.).

Сходный результат выявили зарубежные психологи [211], предложив двухфакторную концепцию состояния: позитивный аффект (активность-деактивность) и негативный аффект (неприятность-приятность).

Состояние Система
arousal-1 arousal-2
Тревога + -
Депрессия - -
Гипоманиакальное состояние + +
Эйфория - +

Рис. 1.1. Взаимоотношение систем неспецифической активности мозга

при разных эмоциональных состояниях человека

(по Г. Ю. Волынкиной, Н.Ф. Суворову).

Примером экстенсивной характеристики ПС может служить разделение состояний двух систем: низшей (ведающей анализом и синтезом конкретной информации) и высшей (ведающей анализом и синтезом абстрактной информации).

При общем ослаблении нервной системы у лиц с доминированием низшей системы будет наблюдаться картина истерии; с доминированием высшей — психастении [82, c.69]. Согласно концепции Е.П. Ильина [68] качественный характер состоянию придают особенности личности (в первую очередь волевые качества).

В работе [94] особое значение придается вниманию как «наиболее глобальной характеристикой деятельного состояния человека» [94, c.36]. В работе [152], посвященной философским проблемам состояния, производится разделение состояний на внешние (присущие объекту как целому) и внутренние (присущие элементам объекта).

Если первые вполне допустимо описать только количественно, то вторые — как количественно, так и качественно.

Интересную концепцию предлагает Чирков В.И. [186]. С диагностическими целями он выделяет в ПС пять факторов: настроение, оценка вероятности успеха, мотивация (уровень ее), уровень бодрствования (тонический компонент) и отношение к работе (деятельности).

Эти пять факторов он объединяет в три группы: мотивационно-побудительная (настроение и мотивация), эмоционально-оценочная (оценка вероятности успеха и отношение к работе) и активационно-энергетическая (уровень бодрствования).

Особняком стоят классификации состояний на основе системного подхода, разделяющие ПС по тому или иному признаку. Так в [30] производится разделение ПС на волевые (разрешение-напряжение), которые в свою очередь делятся на праксические и мотивационные, на аффективные (удовольствие-неудовольствие), которые делятся на гуманитарные и эмоциональные, на состояния сознания (сон-активация).

В [196] и [199] предлагается кроме этого разделение состояний на состояния индивида, состояния субъекта деятельности, состояния личности и состояния индивидуальности. На наш взгляд, классификации позволяют хорошо понять конкретное ПС, описать ПС, но по отношению к прогностической функции классификации несут слабую нагрузку. Однако нельзя не согласиться с требованиями системного подхода рассматривать ПС на разных уровнях, разных аспектах. Так в [31] предлагается рассматривать в трех измерениях:

1. Социально-психологический, психологический, психофизиологический и физиологический уровни;

2. Субъективные и объективные характеристики ПС;

3. Индивидуальные, особенные и общие характеристики ПС.

Подводя итоги этого параграфа, можно прийти к следующим выводам:

1. Среди интенсивных характеристик большинство авторов выделяют следующие параметры ПС:

— уровень бодрствования,

— уровень удовлетворенности,

— уровень эмоциональности,

— уровень мотивированности,

— уровень разрешения-напряжения.

2. Экстенсивные особенности ПС характеризуются следующим:

— в структуре ПС выделяются внешнее состояние и внутреннее состояние,

— важной экстенсивной особенностью ПС является соотношение активности коры и подкорки,

— внимание является важнейшей экстенсивной особенностью,

— психические свойства вносят корректирующий вклад в экстенсивные характеристики.

Методики диагностики психического состояния.

Если исключить методы диагностики функционального состояния путем снятия психофизиологических показателей, то пожалуй самой распространенной группой методов окажутся опросники, направленные на самооценку своего ПС испытуемым.

Одной из самых распространенных методик диагностики ПС в отечественной психологии является САН [52], направленный на диагностику самочувствия, активности и настроения, построенный по принципу шкалы Ликерта и содержащий 30 пар высказываний, касающихся ПС (по 10 на каждую шкалу).

Распространенным также является методика, разработанная Ч.Д. Спилбергером (см. его статью в [158]) и адаптированная Ю.Л. Ханиным, на диагностику личностной тревожности и реактивной. Последняя выступает в качестве ПС.

Среди наиболее известных опросников на диагностику ПС можно еще указать «Опросник нервно-психического напряжения» Т.А. Немчина [114], содержащий 30 высказываний и одну шкалу.

Можно также указать на два опросника, предложенных А.О. Прохоровым [130]: «Опросник психических состояний школьника» и «Опросник психических состояний учителя». Эти опросники содержат по (соответственно) 74 и 78 названий конкретных состояний, таких как «азарт», «гнев», «ненависть», «досада», «чуткость» и т. п. Испытуемому необходимо обозначить степень выраженности каждого ПС.

Интерес представляют три опросника, предложенные В.И. Чирковым [184]: ФПС-1Л (шкала Ликерта; 4 параметра: «мотивация», «настроение», «оценка успеха» и «уровень бодрствования»), ФСП-2Л и ФСП-2Т (соответственно — шкалы Ликерта и Тэрстоуна; 5 параметров: «настроение», «оценка вероятности успеха», «мотивация», «уровень бодрствования» и «отношение к работе»).

Существует и ряд прикладных (по отношению к разным профессиям) опросников ПС. В качестве примера можно указать сборник [158], в котором опубликован ряд опросников, касающихся уровня стресса и тревожности спортсменов.

К методам, не относящимся к опросникам можно отнести диагностику эмоциональной напряженности по особенностям речи [115], автоматизированную диагностику эмоциональной реактивности на основании предпочтения цвета или формы в структуре психического образа [99], методику экспертного визуального определения эмоционального состояния по мимике лица [64] и др.

К опросникам можно отнести еще и методику Семикина В.В. «Рефлексия», позволяющую оценивать также параметры как функциональный комфорт, операциональная напряженность, эмоциональная напряженность, начальная стадия утомления, состояние выраженного утомления [49].

Пример использования классификации ПС для диагностики их можно найти у А.И. Юрьева [197]: по условиям деятельности (осознание цели, достаточность средств и очевидность результатов) праксические состояния делятся на 8 видов (функциональный комфорт, психическое утомление, психическая напряженность, отсутствие мотивации, эмоциональный стресс, монотония, тревожность, индифферентное состояние) и предлагается методический прием оценки текущего ПС и предсказывания будущего ПС по условиям трудовой деятельности.

К проективным методикам относится «Физиологический тест Кунина», позволяющий оценивать общую удовлетворенность работой [207].

Использование цветового теста Люшера тоже относится к проективным методикам, и в последнее время он довольно широко используется для диагностики ПС. Базируясь на концепции М. Люшера [97] о значениях основных четырех цветов, Н.А. Аминов предлагает диагностировать структуру текущих доминирующих мотиваций в ПС: предпочтение синего цвета означает мотив аффилиации (доброжелательность-враждебность), предпочтение зеленого — мотив самоутверждения (доминирование-подчинение), предпочтение красного — поиск ощущений (возбуждение-скука), желтого — мотив конструктивного самовыражения (реактивность-заторможенность) [7]. К. Шипош [191] предложил так называемый коэффициент вегетации:

Кв = 18-Кр-Ж

18-С-З

где Кв — коэффициент вегетации, Кр — номер позиции красного цвета (нумерация начинается с наиболее предпочтительного цвета), Ж — позиция желтого, С — синего, З — зеленого. Значения Кв > 1 трактуются как эрготропное доминирование (преобладание возбуждения симпатической нервной системы), Кв < 1 — как трофотропное доминирование (преобладание возбуждения парасимпатической НС).

На основании АТ-нормы, предложенной Вальнефером [210], А.И. Юрьев и соавт. предложили так называемый коэффициент суммарного отклонения (сумма отклонений позиций цветов от «правильного»), отражающий уровень непродуктивной нервно-психической напряженности [170]. А.И. Юрьевым в [198] предложен метод диагностики праксических состояний, основанный на взаимном расположении пар цветов: положение зеленого перед красным — означает психическое утомление, синего перед желтым — тревожность, коричневого перед фиолетовым — психическое напряжение, черного перед серым — эмоциональный стресс. Была упомянута количественная мера данных показателей, но обозначена не была. Разработка А.И. Юрьевым классификации ПС [200] была закончена в [196] и сопровождалась описанием способа диагностики 16-ти состояний на основании пар цветов (см. ниже).

Тест Люшера валиден и дает надежные результаты в отношении ПС (см. об этом [151]).

Параметрический подход.

Параметр определяется К.К. Платоновым как «величина, определяющая оценку конкретного свойства психического явления или его проявления в действии или деятельности; элемент формализации индикатора» [125]. Важным обоснованием параметрического подхода является, на наш взгляд, положение В.А. Ганзена о том, что в каждый момент времени человек переживает одно и только одно состояние [30, c.141]. Он же считал, что «актуальное психическое состояние характеризуется совокупностью значений параметров [выделено нами — А.К.] одновременно протекающих психических процессов, по отношению к которым актуальное состояние является фоном» [30, c.141]. Через этот подход по его мнению психология может приблизиться к естественным наукам. Единственной проблемой на этом пути является сопоставление меры интенсивным и экстенсивным характеристикам ПС. Но даже экстенсивным характеристикам можно сопоставить дихотомические шкалы — и тогда они будут становиться полноправными параметрами, и с ними можно будет производить операции математической статистики (в частности метод бисериальной корреляции [19, c.63]).

Параметрический подход призван выделить некоторое количество параметров ПС для достаточно полного описания ПС взамен громоздких классификаций и перечней по ПС [131]. Оперирование термином «параметр» иногда встречается в литературе по ПС [163] и по своему характеру близок понятию «параметр эмоций» в психологии эмоций: «Важнейшими параметрами эмоций являются знак, интенсивность, модальность (качество), степень осознанности, произвольности, реактивности и ряд других» [177, c.160].

ГЛАВА 2. ПРОГРАММА ИССЛЕДОВАНИЯ.

Выделение параметров психического состояния.

Американский специалист в области управления А. Заде полагает, что «точный количественный анализ поведения гуманистических систем не имеет, по-видимому, большого практического значения в реальных социальных, экономических и других задачах, связанных с участием одного человека или группы людей» [57, c.7]. В этой связи надо заметить, что в психодиагностике никогда не идет речь о точных количественных характеристиках психического явления, а только о приблизительных, статистических. Среди методов математической статистики в наибольшей мере задачам нашего исследования удовлетворяет факторный анализ, позволяющий на основании ряда каких-либо параметров выделить несколько латентных переменных — факторов, в наибольшей степени детерминирующих дисперсию исходных параметров. Методики, созданные на основе факторного анализа обладает внутренней однородностью, надежностью (по однородности), концептуальной валидностью [184, c.22].

Факторный анализ довольно широко применяется при создании методик. Кроме указанной в [184] методике, направленной на выявление параметров ПС, можно указать на двухфакторную модель зарубежных авторов [211]. С целью выявления факторной структуры ПС и актуальных свойств личности Махнач А.В. также применял факторный анализ [102;104].

Также факторный анализ применяется при создании методик диагностики свойств личности: опросники личности Гилфорда, «личностные шалы» Комрея, опросники Кеттелла и др. [9, c.134−138].

В связи с вышесказанным мы считаем, что для задач нашего исследования из методов математической статистики наиболее пригоден факторный анализ. Из видов факторного анализа наиболее удовлетворяет нашим задачам метод главных факторов (по Г. Харман [174]).

Методики. Обоснование.

В качестве базовой методики для выявления первичных параметров ПС мы выбрали цветовой тест Люшера по следующим причинам:

1. ЦТЛ является проективной методикой, имеющей минимум определенности стимульного материала [155], что не позволяет искажать данные погрешностям, вносимым неадекватностью самооценки, свойственной опросникам;

2. ЦТЛ имеет готовый набор параметров ПС [196] в количестве 16, позволяющих их вносить в процедуру факторного анализа;

3. ЦТЛ является оперативной методикой, позволяющей добиться задач нашего исследования.

О взаимодействии цвета и структуры личности известно давно. Как говорил Аристотель, «Быть видящим — значит быть каким-то образом причастным к цвету» [11, c.425]. Являясь по сути абстракцией, цвет тем не менее в субъективном представлении конкретен: «Нанося на предмет краску и меняя его цвет, мы практическим путем доказываем себе, что цвет может иметь свое объективное существование» [66, c.8].

Первые достоверные данные о воздействии цвета на человека были получены в начале ХХ в. В.М. Бехтерев [15] установил, что красный цвет способствует ускорению реакций (простых на 1,4%, сложных на 5−6%), желтый не влияет на их скорость, зеленый слегка замедляет, а фиолетовый вызывает заметное замедление реакций (простых на 27%, сложных — на 39%).

«Стефанеско-Гоанча в 1911 г. установил, что при красном, оранжевом, желтом свете дыхание ускоряется и усиливается, делается более глубоким. Пульс становится более частым и сильным, это свидетельствует об усилении деятельности дыхания и кровообращения. При синем и фиолетовом — дыхание становится более медленным и поверхностным, пульс замедляется, так как происходит задержка исследуемых физиологических процессов. Самым возбуждающим оказывается красный, а успокаивающим — синий. Фиолетовый цвет подавляет психические процессы» [146, c.112]. С.В. Кравков [79] и Л.А. Шварц [189] установили связь между состоянием вегетативной нервной системы и порогом восприятия цветовых раздражителей. Постепенно развивалась теория синестезий [73].

На первых порах наибольшему вниманию удостаивались изучение воздействия цвета на человека. Так В.К. Шеварева установила, что зеленый цвет гораздо больше способствует точным движениям пальца, чем красный [190]. Г. Фрилинг и К. Ауэр [172] установили, что красный цвет активизирует гормоны, а голубой тормозит это действие. Проводились опыты в средних школах, где выяснилось, что зеленый цвет помогает решению арифметических задач, а красный наоборот мешает [137, c.26]. М. Дерибере установил, что красный возбуждает, желтый радует, зеленый успокаивает, синий угнетает и фиолетовый — беспокоит [45].

Но постепенно внимание привлекалось и к особенностям цветопредпочтения. В интересной работе [21] Э.А. Вачнадзе установил связь между психическими заболеваниями и цветопредпочтением: шизофреники предпочитают ахроматические и часто темные тона; депрессивные предпочитают «:лишь темные тона — черный, серый, коричневый: цвета, выражающие тоску и чувство самоуничижения» [21, c.43]; многие эпилептики предпочитают красный цвет. О.Н. Гавриленко высказывает соображения о связи предпочитаемости желтого и голубого цвета с гомеостазом [27]. Авторы [75] выявили нестабильный, плавающий характер эталонов цветности в зависимости от состояния человека. Авторы [65] выявили, что «Наиболее бедны эмоционально окрашенными ассоциациями фиолетовый и пурпурный цвета» [65, c.64]. Гезелл и соавт. установили, что в зависимости от плохого или хорошего настроения ребенок вбирает соответственно черный либо красный карандаш (цит. по [44]).

Об эмоциональном восприятии цвета говорится в [28]. О цветопредпочтении, основанном на изменении светочувствительности сказано в [51] и [17]. В антропологическом аспекте значение цвета рассматривается в [108] и [165], в этих работах высказывается мнение о первичности красного цвета — цвета крови, волнующий цвет. Для сравнения можно заметить, что В. Кандинский считал первичным черный: «И как некое ничто без возможностей, как мертвое ничто, когда солнце угаснет, как вечно молчание без будущего и без надежды звучит внутренне черное: Черное есть нечто погасшее, как сожженный костер, — нечто бездвижное, как дух, лежащее за пределами восприятий всех событий: мимо которых проходит жизнь. Это молчание тела после смерти, конца жизни» [70, c.63]. В исследовании [109] подтвердилось воздействие особых «супрематических» композиций (закрашенные фигурки: треугольник, круг, квадрат, прямоугольник, расположенные в той или иной части листа) К. Малевича на психику. В последнее время все больше появляется работ по цветному дизайну и проектированию, роли цвета в разных областях деятельности [2, 58, 106, 124, 126, 156].

Надо сказать, существуют несколько проблем в использовании ЦТЛ. Первая состоит в том, что среди возможных испытуемых может оказаться довольно большой процент людей, страдающих различными формами расстройства цветового зрения (по данным Рабкина Е.Б. [136, c.30] лиц с врожденными расстройствами: среди мужчин — 7,4%, женщин — 0,8%).

Но если учесть, что среди таких лиц сравнительно немного (примерно каждый десятый) людей с грубыми нарушениями цветоощущения, то при говорке, что при работе с испытуемым надо учитывать этот фактор, использование ЦТЛ вполне оправдано. Вторая проблема заключается в том, что у каждого нормального человека цвет может вызывать предметные ассоциации и социально-культурные ассоциации [166, c.86]. Как считал Н.Д. Нюберг: «Мы до такой степени привыкаем к распознаванию различных качеств предмета, что часто создается впечатление, будто мы „видим“ то или иное качество помимо цвета, через посредство которого только и возможно видеть» [116, c.160]. Иными словами, необходимо всячески избегать того, чтобы цвета у испытуемого ассоциировались с какими-либо предметами, символами и т. д. (желтый может ассоциироваться с песком, летом, отдыхом, :; красный — с флагом СССР, коммунистами, :).

Третья проблема, схожая с предыдущей, состоит в том, что необходимо как бы «выключать» левое полушарие из процесса выбора цвета, это связано с тем, что правое полушарие более спонтанно в своем выборе и ответственно за первичное «узнавание» цвета[178]. Помимо ассоциаций предметных (см. выше) возможны и чисто вербальные ассоциации. Для примера: желтая карточка может вызвать следующие слова- ассоциации слова «желтый» — «охряный», «янтарный», «золотистый», «медовый», «персиковый», «соломенный», «песочный», «канареечный», «лимонный» [173, c.63]. Нивелировать эту проблему следует путем того, чтобы не допускать в процедуре тестирования называния испытуемым выбираемых цветов, вполне допустимым мы считаем просьбу в инструкции испытуемому указывать на выбираемый цвет левой рукой.

Кроме 16-ти параметров ПС по ЦТЛ мы сочли уместным внести в процедуру факторного анализа 8 параметров особенностей межличностных отношений опросника Лири (авторитетность, эгоистичность, подозрительность, подчиняемость, зависимость, дружелюбность, альтруистичность).

Это связано со следующими особенностями нашего исследования:

1. Мы выделяем наиболее общие параметра ПС, наиболее полно отражающие особенности деятельности личности в данный момент, в связи с чем в структуру параметров ПС могут и должны входить характеристики разной степени устойчивости во времени;

2. Шестнадцать параметров ЦТЛ обладают исключительно высокой степенью однородности, в связи с чем с целью не допускать искажения искомых факторов комбинированными особенностями мы и вводим достаточно «чужеродные» параметры;

3. Восемь параметров опросника Лири могут на этапе первичной интерпретации факторов помочь интерпретировать оные, позволив рассматривать их на социально-психологическом уровне.

Без внесения в процедуру факторного анализа, мы сочли допустимым на первом этапе исследования (выделение и интерпретация факторов) кроме ЦТЛ и опросника Лири использовать СМИЛ и 16 PF. Есть данные [43] о низкой корреляции шкал этих методик с позициями цветов в ЦТЛ. Это объясняется довольно высокими значениями надежности СМИЛ и 16 PF ([19] и [153]), что позволяет интерпретировать их как типичных представителей методик, диагностирующих свойства личности. Если в опроснике Лири высказывания, соотносимые с личностью испытуемого, носят «срезовый» характер («1. Другие думают о нем благосклонно. 2. Производит впечатление на окружающих. 3. Умеет распоряжаться, приказывать. 4. Умеет настоять на своем: 81. Склонный к самобичеванию. 82. Застенчивый. 83. Безынициативный. 84. Кроткий»), то в СМИЛ («У меня беспокойный, прерывистый сон», «В школе меня вызывали к директору за прогулы», «Я очень люблю охоту» и т. д.) и 16 PF («Обычно я молчу в присутствии старших по возрасту и положению», «Я всегда способен управлять проявлением своих чувств», «Я смущаюсь, когда меня хвалят или говорят мне комплименты» и т. д.) использованы суждения, характеризующие деятельность испытуемого за довольно длительный промежуток времени. Тем не менее мы исходим из того, что, во-первых, шкалы СМИЛ и 16 PF помогут при интерпретации факторов, во-вторых, позволят оценить в дисперсии параметров ПС долю устойчивых во времени показателей.

Исследование.

В исследовании принимало участие 105 человек (т.к. в процедуре факторного анализа мы предполагали использовать 24 параметра, то мы удовлетворили требования к количеству испытуемых быть не менее, чем в 3 раза больше количества анализируемых параметров [81, c.27] из числа курсантов 4 курса СПВУРЭ ПВО. Пол всех испытуемых мужской. Возраст: 20−22 лет. Страдающих грубыми расстройствами цветного зрения нет.

Используемые методики: восьмицветный тест Люшера, опросник Лири, СМИЛ, 16 PF (форма «А»).

Условия и процедура эксперимента: исследование производилось в аудиториях училища, в дневное время; в группах от 8 до 20 человек; все стимулы за исключением ЦТЛ предъявлялись группе, а не индивидуально.

Признаки, включенные в математическо-статистическую обработку.

1. ЦТЛ:

а) Энергичность — утомление (вычисляется как разность позиции красного (П3) и зеленого (П2) цветов, причем нумерация идет от хвоста ряда (наиболее предпочитаемому цвету приписывается 8, а наименее -1));

б) Расслабленность — напряженность (П5-П6);

в) Хладнокровие — стресс (П0-П7);

г) Спокойствие — тревожность (П4-П1);

д) Терпимость — принципиальность (П2-П5);

е) Расположенность — критичность (П4-П0);

ж) Общительность — замкнутость (П3-П7);

з) Конформность — фанатичность (П6-П7);

и) Восхищенность — возмущенность (П3-П0);

к) Синтония — асинтония (П1-П0);

л) Симпатия — антипатия (П1-П7);

м) Любовь — ненависть (П5-П7);

н) Готовность — растерянность (П3-П6);

о) Любопытство — скука (П4-П7);

п) Сытость — голод (П2-П6);

р) Дружелюбие — враждебность (П4-П2).

2. Опросник Лири:

а) Авторитарность;

б) Эгоистичность;

в) Агрессивность;

г) Подозрительность;

д) Подчиняемость;

е) Зависимость;

ж) Дружелюбие;

з) Альтруистичность (названия взяты из [133]).

3. СМИЛ:

1) Ипохондрия (Hs);

2) Депрессия (D);

3) Истерия (Hy);

4) Психопатия (Pd);

5) Женственность (Mf);

6) Паранойя (Pa);

7) Психастения (Pt);

8) Шизоидность (Sc);

9) Маниакальность (Ma);

10) Социальная интроверсия (Si).

4. 16 PF:

A. Аффектотимия — сизотимия;

C. Сила «Я» — слабость «Я»;

E. Доминантность — конформность;

F. Сургенсия — десургенсия;

G. Сила «Сверх-Я» — слабость «Сверх-Я»;

H. Пармия — тректия;

I. Премсия — харрия;

L. Протенсия — алаксия;

M. Аутия — праксерния;

N. Искусственность — безыскусственность;

O. Гипотимия — гипертимия;

Q1. Радикализм — консерватизм;

Q2. Самодостаточность — социабельность;

Q3. Контроль желаний — импульсивность;

Q4. Фрустрированность — нефрустрированность (названия шкал взяты из [19]).

В приложении 1 приведены данные по среднему арифметическому параметров и стандартному отклонению.

Была построена матрица интеркорреляций параметров (из-за больших размеров не приводится) с использованием коэффициента корреляции — произведения моментов Пирсона. Запас общей изменчивости параметра брался как максимальное значение корреляции данного параметра с другими параметрами [174, c.98].

Первичный результат. Выделение и интерпретация факторов.

К полученной матрице интеркорреляций был применен факторный анализ (метод главных факторов, позволяющий получать ортогональные факторы — по [174]).

В результате нами были найдены первые четыре фактора (см. табл. 2.1.).

Как видно из факторной матрицы (значимые факторные веса подчеркнуты) первые три фактора описывают в основном дисперсию параметров ЦТЛ, а четвертый исключительно дисперсию параметров опросника Лири. Все четыре фактора описывают 59% суммарной дисперсии. На этом процесс факторизации мы решили закончить, исходя из двух причин: описание 59% суммарной дисперсии мы считаем достаточным для поставленной цели исследования (выделения основных параметров ПС), реальные искомые параметры не обязательно должны быть ортогональными и поэтому выделенные последующие факторы все менее будут отражать истинное положение вещей.

Таблица 2.1. Факторная матрица (ЦТЛ и опросник Лири).

Название параметра
1. Энергичность — утомление 0,201 0,640 -0,477 -0,001
2. Расслабленность — напряженность 0,217 -0,147 -0,525 -0,018
3. Хладнокровие — стресс 0,748 -0,229 -0,287 0,070
4. Спокойствие — тревожность 0,420 0,574 0,280 0,077
5. Терпимость — принципиальность 0,173 -0,290 0,670 -0,216
6. Расположенность — критичность 0,469 0,301 0,629 -0,110
7. Общительность — замкнутость 0,908 0,110 -0,148 -0,088
8. Конформность — фанатичность 0,707 -0,159 0,096 0,110
9. Восхищенность — возмущенность 0,401 0,437 0,130 -0,181
10. Синтония — асинтония 0,071 -0,269 0,395 -0,199
11. Симпатия — антипатия 0,765 -0,373 -0,002 -0,108
12. Любовь — ненависть 0,758 -0,246 -0,323 0,074
13. Готовность — растерянность 0,547 0,317 -0,300 -0,225
14. Любопытство — скука 0,914 0,045 0,240 -0,038
15. Сытость — голод 0,382 -0,445 0,244 -0,253
16. Дружелюбие — враждебность 0,301 0,690 0,022 0,087
I. Авторитарность -0,113 0,373 -0,017 0,060
II. Эгоистичность -0,077 0,355 0,181 -0,140
III. Агрессивность -0,178 0,413 0,220 0,036
IV. Подозрительность -0,174 0,207 0,265 0,054
V. Подчиняемость 0,078 -0,277 0,139 0,503
VI. Зависимость 0,126 -0,116 0,123 0,621
VII. Дружелюбие 0,219 0,060 0,114 0,661
VIII. Альтруистичность 0,153 0,075 0,109 0,638

Дальнейшим этапом на пути выявления и интерпретации основных параметров ПС (ОППС) мы избрали нахождение факторных зарядов у каждого испытуемого. Четвертый фактор как явно не относящийся к цели и задачам нашего исследования мы откинули. В дальнейшем мы будем рассматривать только первые три фактора (ОППС).

В качестве меры факторных зарядов испытуемых мы избрали скалярное произведение факторных весов на значение исходных параметров по каждому испытуемому, предварительно выровняв оценки по ЦТЛ и по опроснику Лири. В результате мы получили матрицу, размером 3Х105, с которой уже можно проводить операции корреляционного анализа.

С целью облегчения интеркорреляции ОППС мы нашли коэффициенты корреляции данных параметров с простыми позициями отдельных цветов (напомним, что в нашем исследовании нумерация начинается с наименее предпочитаемого цвета).

Результаты приведены в таблице 2.2.

Таблица 2.2. Корреляции факторов с позициями цветов.

Позиции Факторы
цветов
П1 0,074 -0,582 0,123
П2 0,296 -0,617 0,473
П3 0,517 0,509 -0,291
П4 0,628 0,335 0,453
П5 0,010 -0,143 -0,574
П6 -0,312 0,080 0,159
П7 -0,957 0,241 0,046
П0 -0,043 -0,105 -0,530

Были получены высокие коэффициенты корреляции между первым фактором и коэффициентом суммарного отклонения (r=-0,893), между вторым фактором и коэффициентом вегетации (r=-0,852).

Следует оговориться, что в последнем случае мы не сочли возможным использовать формулу Шипоша в таком виде, в каком она была им предложена. Дело в том, что распределение значений в «Кв» совсем не носит нормального вида, т.к. если принять, что количество значений Кв _ 1 равно количеству _ 1, то получается, что первые сгруппированы в интервале [0,2;1], а вторые в интервале [1;5], что вносит серьезные изменения в коэффициент корреляции. Поэтому мы преобразовали Кв до

Кв· = (Кв-1; Кв_ 1) И (-1/Кв+1; Кв<1),

в результате чего получили «равномерную» формулу с центром распределения (при вышеуказанном условии) в нуле. С учетом другой нумерации мы и получили коэффициент корреляции между Кв и вторым фактором равной 0,852 (эту связь вполне можно увидеть и на основании табл. 2.2.).

Таблица 2.3. Корреляции между ОППС и шкалами 16 PF и СМИЛ.

Шкалы 16 PF и СМИЛ ОППС
A 0,129 0,031 0,036
C 0,199 0,011 0,047
E 0,118 0,078 -0,0,69
F -0,003 0,122 0,021
G -0,009 0,091 -0,102
H 0,025 0,229 0,028
I -0,205 -0,065 0,019
L -0,113 -0,016 0,223
M -0,036 -0,053 -0,161
N -0,071 -0,262 -0,005
O 0,071 -0,251 -0,188
Q1 0,106 0,001 -0,037
Q2 0,035 0,023 0,154
Q3 0,036 0,098 -0,235
Q4 -0,280 0,002 0,045
Hs 0,042 -0,125 0,076
D -0,143 -0,254 0,077
Hy 0,002 -0,110 0,100
Pd 0,088 -0,258 0,116
Mf 0,026 -0,077 -0,172
Pa -0,050 -0,019 0,160
Pt 0,014 -0,197 0,069
Sc 0,007 -0,141 0,104
Ma 0,051 0,010 -0,081
Si -0,015 -0,228 0,140

Также были найдены коэффициенты корреляции между ОППС и 16 PF и СМИЛ. Как видно из табл. 2.3. (значимые коэффициенты подчеркнуты — критические значения для р=5% взяты из [159]) довольно много шкал образуют с ОППС значимые коэффициенты корреляции и вырисовывается уже вполне определенная картина. Можно подводить итоги этой части работы.

1-й фактор. Самой характерной его особенностью является почти абсолютная связь с черным цветом (r=-0,957).

Если вспомнить традиционное негативное его трактование как в науке (Вальнефер поместил его в самый конец своего ряда АТ-нормы) так и в искусстве (см. выше цитату Кандинского), то в этом аспекте 1-й фактор (ОППС) можно трактовать (отрицательный полюс) как чувство дезадаптации, дискомфорт, расстроенность. Примерно тот же смысл вкладывается в коэффициент суммарного отклонения, тесно связанный с 1-м фактором (непродуктивная нервно-психическая деятельность — расстроенность).

Черному цвету в 1-м факторе противостоят основные цвета: второй и особенно третий с четвертым (наиболее «хорошие» у Вальнефера) — цвета энергии и оптимизма. Среди 16-ти параметров ПС (табл. 2.1.) максимальные коэффициенты корреляции приходятся на «любопытство — скука» и «общительность — замкнутость» в трактовке А.И. Юрьева. Из шкал 16 PF и СМИЛ значимые коэффициенты корреляции имеются лишь с C (сила «Я»), I (харрия (суровость)) и Q4 (нефрустрированность).

Все вышесказанное позволяет трактовать 1-й фактор как ОППС Настроенность — Фрустрированность (НФ). Подробнее этот ОППС и другие будут рассмотрены в гл. 3.

2-й фактор. Этот фактор тесно связан с Кв, но в силу разных причин (во-первых, в силу того, что ОППС были получены путем факторного анализа и поэтому должны быть однородны по составу, между ними можно найти теоретическую связь — а между КСО и Кв найти теоретическую связь представляется проблематичным; во-вторых, вызывает сомнение количественное выражение этих коэффициентов — Кв по вышеупомянутой причине, КСО — по причине нашего сомнения в том, что, к примеру, смещение синего цвета от центра АТ-нормы к началу или концу имеет равноценный характер — одним словом, КСО и Кв требуют дальнейшей доработки; в-третьих, нас не устраивает «низкое», психофизиологическое трактование этих коэффициентов), как и в предыдущем случае, мы не будем рассматривать его как Кв. Положительно 2-й фактор коррелирует с «теплыми» цветами и с черным цветом, отрицательно — с «холодными» цветами. В факторной матрице 2-й фактор имеет значимые веса по пяти шкалам опросника Лири, что придает ему выраженный «социально-психологический оттенок», что подтверждают и значимые коэффициенты корреляции с H (пармия (смелость)), N (безыскусственность), O (гипертимия (самоуверенность)), депрессией (отрицательная связь), Pd (то же), Pt и Si (то же).

Все вышесказанное позволяет говорить о 2-м факторе как об ОППС Спонтанность — Полезависимость (СП), отражающим активное отношение к ситуации.

3-й фактор. Этот фактор наиболее тяжело поддается интерпретации благодаря тому, что значимых коэффициентов корреляции у него значительно меньше, чем у других факторов. Из цветов он наиболее коррелирует с фиолетовым и серым. Традиционно считается, что фиолетовый цвет предпочитается людьми, находящимися в своего рода «переходном» состоянии: подростками, беременными женщинами, наркоманами, гомосексуалистами и т. д., может свидетельствовать о некоторых «мистических» переживаниях. Серый цвет свидетельствует о холодности, замкнутости (по Л. Сивику [149] серый — единственный цвет, который означает противоположность возбуждению), освобождении индивида от каких-либо обязательств. 3-й фактор положительно коррелирует со шкалой «Подозрительность» опросника Лири и со шкалой L (протенсия — тоже подозрительность) 16 PF, что свидетельствует, видимо, о некоторой устойчивости установок индивида. Отрицательно коррелирует 3-й фактор со шкалой Q3 (контроль желаний — импульсивность).

По «16-ти параметрам ПС» велика связь положительного полюса 3-го фактора с терпимостью и расположенностью, что свидетельствует, по-видимому, о некотором постоянстве в общении с людьми. Мы интерпретировали 3-й фактор как ОППС Ригидность — Транс (РТ), отражающий меру устойчивости психической жизни человека.

Мы использовали в названиях ОППС метод сопоставлений противоположностей не случайно, а в силу того, что, на наш взгляд, трудно одним словом выразить направление возможных перемещений по шкалам ОППС. Неслучайно Бонавентура говорил, что «Противоположности, поставленные рядом, становятся более явными» (цит. по [161]), а Гераклит давал определение Богу как «:день — ночь, война — мир, избыток — нужда» [35].

Вторичный результат. Методика.

Целью этого этапа исследования является выработка подходящих формул для прямого вычисления значений ОППС из данных ЦТЛ. На данном этапе мы имеем лишь меры степени выраженности ОППС у испытуемых. Исходной гипотезой является то, что искомые три формулы можно выразить многочленом

Х=а1П1+а2П2+а3П3+а4П4+:+а0П0,

где Х — значение ОППС, П1: П0 — позиции цветов, а10 — коэффициенты при позициях цветов (натуральные числа).

Пробуя различные варианты, варьируя а1:0 от 0 до 9, мы получили следующие формулы:

НФ=П1+П3+П4−3Ч П7 (корреляция с факторными зарядами равна 0,984; диапазон [-18;+18]; среднее 2,19; s =10,30);

СП=2Ч П3+П4+П7−2x П2−2x П1 (корреляция равна 0,897; диапазон [-23;+23]; М=-5,69; s =8,41);

РТ=2Ч П2+2Ч П4+П6−2x П5−2x П0-П3 (корреляция равна 0,950; диапазон [-27;+27]; М=3,08; s =9,46).

НФ можно было бы вполне приравнять к «-П7», но для вышеуказанной формулы корреляции с оригиналом получилась несколько выше, и мы сочли возможным предложить более сложную форму. Обращает на себя внимание и то, что в формуле НФ присутствует синий цвет (хотя его корреляция с НФ незначительна) и отсутствует зеленый (более высокая, значимая корреляция).

В остальном формулы согласуются табл. 2.2.

Достоинством этих формул является то, что они позволяют значениям параметров распределяться нормально.

Обращает на себя внимание некоторое отличие СП от Кв, состояние в наличии черного цвета в формуле. В гл. 3 мы еще вернемся к детальной интерпретации ОППС, но сейчас стоит заметить, что на наш взгляд, спонтанное поведение подразумевает высокую степень самоуверенности, независимости, и именно этим можно объяснить появление черного цвета, т. е. испытуемый, индивид в своих отношениях с ситуацией как бы немного «очерняет» ее в своем представлении, что позволяет ему действовать самостоятельно, более-менее независимо от ситуации.

Можно сказать, что концептуально НФ близка формуле КСО: чем больше КСО, тем ближе желтый и красный цвет к началу, а черный цвет к концу ряда, и тем больше значение НФ. Но, однако перемещения синего цвета по-разному влияет на КСО и НФ, что не позволяет считать их тождественными даже в приближении четырех цветов формулы НФ.

Обращают внимание разные диапазоны возможных значений ОППС. В дальнейшем мы предполагаем работу по стандартизации показателей (см. ниже).

На данном этапе работы мы решили провести дополнительное исследование, посвященное изучению валидности нашей методики. Для этого мы отобрали из имеющихся несколько методик, направленных на диагностику ПС.

Первой из использованных методик, была методика ФПС-1Л, предложенная В.И. Чирковым [184], согласно которому «:в структуру психического состояния входят три группы переживаний: побуждающие переживания, оценочные переживания и переживания интенсивности состояния» [184, c.16] и подход которого близок нашему в интерпретации факторов. Методика содержит четыре шкалы: «мотивация» и «настроение» (побуждающее переживания), «оценка успеха» (оценочные переживания), «уровень бодрствования» (переживания интенсивности состояния).

Стимульный материал построен по принципу шкалы Ликерта и содержит 20 пар высказываний (таких как «У меня хорошее настроение — У меня плохое настроение» (шкала «Настроение»), «Мне хочется работать — Мне не хочется работать» (шкала «Мотивация»), «Я уверен в себе — Я не уверен в себе» (шкала «Оценка успеха»), «Я напряжен — Я сонливый» (шкала «Уровень бодрствования»)).

Второй методикой стала САН [52], ориентированная на диагностику трех показателей: самочувствие — активность — настроение. Она также построена по принципу шкалы Ликерта и содержит такие пары высказываний как: «Здоровый — Больной» (самочувствие), «Быстрый — Медлительный» (активность), «Восторженный — Унылый» (настроение).

Всего 30 пар. Как отмечают авторы [52], методика может предъявляться одному и тому же испытуемому многократно, что является немаловажной характеристикой методики.

Использовалась также методика Спилбергера — Ханина для оценки реактивной тревожности. Состояние тревожности довольно широко используется в психологической литературе, и, хотя концептуально она не связана с нашими ОППС, мы решили найти ей место в координатах наших параметров. При подготовке процедуры исследования мы тщательно старались сократить время исследования в силу очевидных соображений об изменчивости ПС. Поэтому мы использовали укороченный вариант методики [133], состоящий всего из пяти предложений: «Я чувствую себя свободно», «Я нервничаю», «Я не чувствую скованности», «Я доволен» и «Я озабочен».

Следующей методикой был «Физиономический тест Кунина» [207]. В оригинальной форме используемый для исследования общей удовлетворенности работой, состоящий из 6 картинок, схематически изображающих выражение лица и показывающих разную степень удовлетворенности (от очень радостного до очень грустного).

Стимульный материал предъявляется на шести карточках, при этом испытуемому давалась следующая инструкция: «Выберите из этих карточек ту, на которой изображено выражение лица, наиболее соответствующую вашему настроению в данный момент». Если испытуемый затруднялся в выборе карточки, допускалось выбрать сразу две карточки, близких его настроению.

Поскольку в названии одного из ОППС мы внесли термин «полезависимость», концептуально не связанный с известным когнитивным стилем, но вполне допускающий некоторую корреляцию между СП и «поленезависимостью — полезависимостью», мы включили в набор методик тест включенных фигур Готшильда. В связи ограниченности во времени, на выполнение теста мы давали 3 минуты. Фиксировалось общее количество правильно решенных заданий, которое и включалось в статистическую обработку.

Также использовался тест «Собака — кошка» на ригидность, предложенный Coulter (см. [203, c.224]), состоящий из восьми изображений животных: собака, плавно переходящая в кошку (см. Приложение 2).

Карточки с изображением животных предъявлялись по очереди, начиная с изображения «выраженной собаки». Испытуемому предлагается назвать что здесь изображено. Фиксируется количество ответов «собака», что и является показателем ригидности, включаемым в статистику. В основе концепции Coulter ригидности является понятие «интолерантности к двусмысленности», введенное этим же автором (см. там же).

Такое понимание ригидности отражает представление о том, что ригидные личности склонны к конкретике, привыкли видеть мир в черно-белых тонах, обозначают объекты в четких понятиях.

Кроме вышеперечисленных одиннадцати параметров в статистику ввелись возраст и пол (образец бланка см. в Приложении 3).

В исследовании приняло участие 40 человек (18 мужского и 22 женского пола).

Средний возраст 20,7 лет. Разброс: от 17 до 25 лет. Социальный статус: 14 человек из состава студентов СПбАВМ (Ветеринарная академия), 8 человек — студенты психологического факультета СПбГУ, 7 человек — слушатели подготовительного отделения СПбГУ, 5 человек — студенты философского факультета СПбГУ, по 3 — студенты филологического факультета и курсанты ГМА им. адм. С. О, Макарова.

Эксперимент проходил в стационарных условиях, индивидуально. После выяснения демографических характеристик предъявляется ЦТЛ, затем ФПС-1Л, физиономический тест Кунина (ФТК), тест «собака — кошка», САН, тест включенных фигур, регистрировалось употребление в день эксперимента алкоголя (лица, употреблявшие алкоголь, в статистику не включались), затем опять предъявлялся ЦТЛ, завершало исследование предъявление опросника Спилбергера — Ханина. Все исследование занимало 15−20 минут.

Значения ОППС по двум предъявлениям усреднялись и находились коэффициенты корреляции с тринадцатью параметрами. Обозначив женский пол как 0, а мужской как 1, корреляцию параметров с полом находили с помощью точечного бисериального коэффициента корреляции Пирсона. Полученные данные обобщены в табл. 2.4. (значимые коэффициенты корреляции подчеркнуты).Обращает на себя внимание отсутствие в структуре НФ такого параметра как «удовольствие — неудовольствие» (по шкалам «Настроение» и ФТК) и некоторая доля его наличия в РТ. Наша гипотеза об отражении НФ уровня мотивированности, степени осознания цели деятельности отражается корреляцией НФ со шкалой «Мотивация» ФПС-1Л. НФ связана и с четкостью представлений об окружающем мире — корреляция с ТСК. Отрицательная корреляция НФ с полом определяется, видимо, условиями эксперимента, при участии в котором мужчины-испытуемые, чувствуя себя пассивно в процедуре эксперимента, чувствуют некоторую фрустрацию своего активного, мужского начала. Отсутствие в СП энергетического компонента («Уровень бодрствования» и «Активность») казалось бы парадоксальным, если не принимать во внимание того, что и в спонтанности при выборе средств допустимы как энергетические выплески (состояние аффекта) так и наоборот (спокойствие, хладнокровие), и в полезависимости при выборе средств наблюдаются разные варианты (истерический припадок и состояние депрессии).

Очевидна связь и между хорошим самочувствием (САМ) и полезависимостью, когда человек «добреет», исчезает эндогенное отрицание ситуации, окружающего мира. Очевидно и отрицательная связь между СП и возрастом: с годами человек становится более зависимым от мнения окружающих, от ситуации, исчезает юношеский пыл и самоуверенность. РТ получил наибольшее количество значимых коэффициентов корреляции, что отчасти компенсирует малое количество их в первой части исследования. Как и предполагалось, существует четкая связь между РТ и параметром «ригидность» ТСК. Функция остальных составляющих РТ, на наш взгляд, одна: обеспечение стабильности субъекта.

Здесь еще следует заметить и то, что процедура эксперимента, вполне вероятно, стандартизированная по сути, накладывает свой отпечаток на ПС испытуемых, как бы, уравнивая их, стандартизируя. А согласно [80, c.23] «при уменьшении вариации X и Y снижается величина корреляции между ними», т. е. реально, «в жизни» корреляционные связи могут быть и выше.

Для стандартизации показателей ОППС нами была использована шкала станайн, позволяющая делить все показатели на 9 частей, со средним равным 5 и s > 2 [9, т.1, c.80]. Результаты приведены в Приложении 4.

Табл. 2.4. Корреляция между ОППС и экспериментально полученными параметрами.

ГЛАВА 3. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

3.1. Параметры психического состояния и категории «цель», «средство» и «результат».

По нашему мнению, ключом к пониманию ПС является категория деятельности: «Развиваясь и проявляясь в деятельности человека, психические состояния могут „продолжаться“ за ее пределы и приводить к более или менее стойким сдвигам его функционирования, влияя на нормальное течение всех его жизненных процессов» [54, c.123]. Исходя из этого категория деятельности рассматривается на максимально высоком уровне: уровне жизнедеятельности (по Г. В. Суходольскому — [160, c.13]).

В дальнейшем под словом деятельность мы всегда будем понимать именно жизнедеятельность, самостоятельное понятие, а не, как это иногда случается, действие, включенное во вторую сигнальную систему [127, c.467].

Важнейшими категориями, в координатах которых достаточно полно описывается деятельность, являются категории «цель», «средство» и «результат» [164]. В психологической литературе оперирование этими категориями не столь уж редко. Так А.К. Перов при рассмотрении ПС призывает строго дифференцировать процесс и результат психической жизни [122]. В.И. Чирков, считает, что «Основными факторами, определяющими сущность, качественное своеобразие и интенсивность состояний, являются векторы „мотив — цель“ и „цель — результат“. Эти векторы являются системообразующими как для всей ПСД [ психологическая система деятельности — А.К.], так и для мотивационно-эмоциональных состояний, в которых отражается личностный смысл, субъективная значимость выполняемой деятельности» [185, c.236]. Как уже упоминалось, А.И. Юрьев рассматривал праксические состояния в координатах: «осознание цели», «достаточность средств» и «очевидность результатов» [197]. Близким к базису ЦСР (цель — средство — результат) является выделение в структуре ПС трех компонент: эмоциональной, активационной и когнитивной [47]. Индивидуальный стиль деятельности также рассматривается по соотношению трех компонент (фаз): ориентировочной, исполнительной и контрольной (см. [76, c.30] и [78]).

Используемая в рамках рационально-эмотивной терапии, АВС-методика также несомненно имеет отношение к ЦСР [110].

В философии категории ЦСР разрабатываются давно. Аристотель говорил, что «цель это то, ради чего, — например, цель гулянья — здоровье» [10, c.79]. Л. Фейербах определил цель как волевое представление, которое не должно остаться представлением [168, c.629]. О детерминирующей роли представления в целеобразовании говорил и В. Вундт [25, c.205]. В современной философии цель понимается как образ желаемого будущего [187, c.12]. О том, что «в истории возникновения мышления человека путь к цели идет через средство» говорит М.Г. Макаров [98, c.17]. О результатах часто говорится в отношении их несовпадения с целями: как и у Н.Н. Трубникова [164, c.3−8] так и у Гегеля, который в «Философии права» приводил пример несовпадения целей и результатов Великой Французской революции [33, c.264−265].

Порядок расположения категорий ЦСР не случаен: хотя, по словам И.В. Гете, «Решением всякой проблемы служит новая проблема» (цит. по [161]), но между результатом деятельности и целью деятельности лежит пропасть, несоизмеримо большая, нежели между целью и средством, средством и результатом. Если по цели деятельности можно судить о возможных средствах, и по средствам можно судить о результатах, то по результатам деятельности судить о дальнейшей цели деятельности практически невозможно. Именно здесь особенности деятельности находят наибольшее преломление через свойства личности, свойства субъекта деятельности и через самих себя: «Результат воздействия на любое тело обусловлен внутренней природой последнего, но взаимодействие с внешними влияниями приводит к изменению внутренних свойств внутренней природы тела, обусловленному откладывающимися в нем и сохраняющимися, но уже преобразованными внешними воздействиями» [18, c.265].

На психофизиологическом уровне цель деятельности определяет категория доминанты. По этому поводу А.А. Успенский говорил следующее: «Из следов протекшего вырастают доминанты и побуждения настоящего для того, чтобы предопределить будущее» [167, c.288]. Доминанта несет смыслообразующую функцию психическим процессам, «настраивает» их, и именно в этом смысле мы пользуемся термином «настроенность» для обозначения меры координированности психических процессов. Уровневая организация психических и психофизиологических функций обеспечивает экономию нервно-психических ресурсов при выборе средств деятельности — при достаточности средств исполнение деятельности происходит на более низком, экономичном уровне (см. Бернштейн Н.А. О построении движений. М., 1941), это явление мы называем спонтанность. При повышении порога раздражения по отношению к результатам деятельности (по К. Лоренцу [93, c.58−59]) мы говорим о ригидности.

Схематическое изображение связи между деятельностью и ПС, таким образом, можно обозначить так, как сделано на рис. 3.1.

Деятельность
цель средство результат
Настроенность — Фрустрированность Спонтанность — Полезависимость Ригидность — Транс
Психическое состояние

Рис. 3.1. Связь психического состояния и деятельности.

Настроенность — фрустрированность.

Традиционно в отечественной психологии настроенность понимается как готовность к выполнению какой-либо деятельности: «Например, у заключенного, привыкшего начинать работу в одно и то же время, перед началом смены возникает оптимальная рабочая настроенность (психологическая мобилизованность по К.К. Платонову, готовность к труду — по Н.Д. Левитову), состояние уверенности и бодрости, он с первой же минуты входит в ритм труда» [36, c.16]. Если под настроением обычно понимается «устойчивое переживание каких-либо эмоций» [29, c.194], «длительное переживание некоторых не особенно сильных эмоций» [123, c.259], длительная, спокойно протекающая эмоция [53, c.146], «Среднее состояние таких однородных чувствительных тонов ощущений и представлений, существующих в пределах известной единицы времени» [180, c.220] - одним словом, как отметил Б.Д. Парыгин, «настроение может обладать сравнительно большой устойчивостью» [120, c.21], то настроенность — производная от настроения — и является одной из двух компонент (другая — аффективный фон) настроения, обеспечивающая устойчивость настроения во времени. Аналогичным образом, если под фрустрацией (как состоянием) обычно понимается «расстройство (планов), уничтожение (замыслов)» [89, c.118] плюс негативные эмоциональные реакции на фрустрацию: агрессия, досада, тревожность, подавленность, обесценивание цели или задачи [107], фрустрация имеет место в тех случаях, когда организм встречает более или менее непреодолимые препятствия или обструкции на пути к удовлетворению какой-либо жизненной потребности [208], то фрустрированность — производная от фрустрации — является одной из двух компонент (другая — аффективный фон) фрустрации, обеспечивающая сохранение фрустрации во времени, а также «приводит к дезорганизации сознания, деятельности и поведения человека» [202, c.17]. Следует отметить, что, хотя настроение и фрустрация антонимами не являются, настроенность и фрустрированность таковыми являются полностью.

Как мы уже отметили, настроенность — фрустрированность является мерой координированности психических процессов. Поскольку объектом нашего исследования является субъект деятельности, то наиболее важным для нас процессом является воля, а именно мотив и действие (см. [30, c.64]).

В этом отношении нас интересуют две связи: координация мотивов и координация мотива и действия. Т. Рибо писал следующее: «:основным условием хотения является иерархическая координация, т. е. недостаточно того, чтобы рефлексы координировались с рефлексами, желания с желаниями, разумные наклонности с разумными наклонностями, но необходима также координация с соподчиненным, которая вся ведет к одному пункту — именно к той цели, которой надо достигнуть» [141, c.134]. В этом же смысле говорит Майер о нарушении избирательных процессов при фрустрации [206]. В прикладном аспекте иерархическая координация мотивов важна, к примеру, у спортсменов для саморегуляции «состояния психической готовности» [32, c.17]. С общих позиций требование к координации мотивов может быть только одно: достаточность иерархической координации.

":когда побуждение очень сильно и неожиданно, т. е. когда в нем соединяются все условия напряженности, то оно в большинстве случаев вызывает действие" [141, c.49] - по Т. Рибо между мотивом и действием находится процесс побуждения или хотения, сила которого и определяет выльется ли мотив в действие или нет. Исходя из этого в качестве требования к координации мотива и действия мы вводим напряженность побуждения.

Безусловно, без детального исследования, эмпирического подтверждения связи настроенности и психических процессов нельзя делать глубоких и основательных обобщений, но обзор имеющихся сведений в научной литературе позволяет делать некоторые, предварительные выводы. Так по отношению к эмоциям можно говорить о том, что эмоциональное напряжение мешает постановке цели [32, c.17] и поэтому в качестве меры координированности эмоций с мотивами и целью выступает эмоциональная устойчивость [1]. Согласно Е.Т. Соколовой «чем большей смыслообразующей силой обладает мотив, тем более значительные изменения претерпевает деятельность испытуемых, и соответственно, сам процесс восприятия» [154, c.81]. Исходя из этого, мы можем говорить о таком необходимом восприятию свойстве как активность восприятия. Существуют разнообразные фактические свидетельства тому, как зависимость мышления (навязанные посылки, нарушенные логические операции) пагубно сказывается на процесс целеобразования (по отношению к педагогическому процессу см. [59] и [201]; по отношению к спортивной деятельности см. [56]).

Поэтому в отношении мышления мы можем говорить о его самостоятельности как необходимому фактору целеобразования.

Подводя итоги, мы можем сказать, что предположительно основными факторами настроенности — фрустрированности являются следующие:

1. Достаточность иерархической координации мотивов,

2. Напряженность побуждения,

3. Эмоциональная устойчивость,

4. Активность восприятия,

5. Самостоятельность мышления.

Спонтанность — полезависимость.

Спонтанейное в психологии по К.К. Платонову это «психические явления, вызываемые внутренними движущими силами, эндогенным самодвижением процессуального в психике» [125]. Применение термина спонтанность по отношению к деятельности связано с Б.В. Зейгарник, которая под спонтанностью деятельности понимала утерю возможности регулировать свои действия [61, c.124]. Хотя термин «полезависимость» в первую очередь ассоциируется с когнитивным стилем, но его появление в названии 2-го ОППС так же обязано Б.В. Зейгарник (как и ее учителю К. Левину).

Указанные авторы описали нарушение деятельности, которое К. Левин называл ситуационным «полевым», а Б.В. Зейгарник аспонтанным поведением [204, 205, 61, 62]. Речь идет о повышенной откликаемости на внешний раздражитель, немотивированных действиях [62, c.52−53]: человек проходит мимо вешалки, на которой висит чужая шляпа, замечает ее и надевает; видит на столе книгу и, хотя в это время занят другой деятельностью, берет ее и начинает листать; замечает колокольчик — и у него возникает желание позвонить в него и т. д. По К. Левину «к основным единицам причинно-следственного анализа относятся, например, не раздражители, :а воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые предоставляют ему различные возможности для действия» [175, т.1, c.182]. Если человек не пользуется этими «различными возможностями» для удовлетворения потребностей, а действует под влиянием ситуационных квазипотребностей, то такое поведение и будет «полевым». В норме «человек не просто реагирует на ту или иную ситуацию, но определяет ее, одновременно „определяя“ себя в этой ситуации» [40, c.132]. Отклонения в ту или иную сторону и позволяют говорить либо о спонтанности, либо о полезависимости. По типу поведения человека допускается и разное описание ситуации: либо она «должна описываться скорее с позиций индивида, поведение которого исследуется» [192, c.51−52], либо через понятие ситуационного синдрома [171, c.21]. О существенном влиянии квазипотребностей на деятельность говорит хотя бы тот факт, что «Человек начинает пить из чисто ситуационных мотивов („хотелось казаться взрослым“, „алкоголь повышает активность“, „становишься храбрым“)» [60, c.46].

В некотором смысле, спонтанность близка агрессии субъектно-деятельностного уровня (по Т.Н. Курбатовой), которая проявляется в привычном стиле поведения и связана со стремлением к достижению успеха, цели и ответной реакцией на угрозу [84]. Как мы уже отмечали выше, спонтанность всегда связана с некоторой долей отрицания ситуации, психологического поля.

Как и все другие ОППС спонтанность является валовым показателем особенностей деятельности. Поэтому нельзя выявить в ней какого-то единственного, определяющего фактора. Мы попытаемся рассмотреть ее на нескольких уровнях.

На биохимическом уровне СП зависит, весьма, вероятно от соотношения в организме синтоксических и кататоксических веществ (по Г. Селье [148, c.47]).

На нейрофизиологическом уровне СП тесно связана с нарушениями деятельности лобных долей мозга [95, 145, 176].

На психофизиологическом уровне СП, как мы уже отмечали, связана с уровневым построением исполнения действия.

В разных ситуациях может иметь разную степень благотворного влияния та или иная степень выраженности СП. Иногда полезна активность, иногда пассивность [72, c.72−73].

Ригидность — транс.

Ригидность как ПС очень редко рассматриваться в психологии. Н.Д. Левитов под ригидностью понимал недостаточную «пластичность в психологической деятельности и поведении, трудность переключения на что-то новое, сопротивление изменениям, своего рода непроницаемость» [88, c.105]. В работе [89] он же ставил ригидность в ряд важнейших ПС: стресс, тревога, ригидность и фрустрация. Левитов понимал еще ригидность как «наклонность к персеверации [89, c.118]. Транс как ПС так же редко рассматривается в психологии. Чаще всего он рассматривается в спортивной психологии как «спортивный транс» — один из видов предстартового состояния, «переживание спортсменом измененного состояния сознания под влиянием оптимального боевого состояния готовности к соревнованиям» [147, c.7]. В психологии транс наряду с фугой и сомнамбулизмом относят к амбулаторному автоматизму, который в свою очередь относится к сумеречным состояниям сознания: «Транс также чаще всего длится недолго. Больной не выходит на нужный ему остановке, оказывается на другой улице. Однако иногда состояние транса оказывается более продолжительным, и больные в этом состоянии совершают дальние поездки» [55, c.71]. На этом примере хорошо иллюстрируется исконный смысл слова транс (лат. trans — сквозь, через), когда человек в своем сознании буквально «пронзает пространство и время». В этом смысле мы понимаем транс как резкий, «сквозной» переход человека в новое состояние сознания вне закономерностей функционирования нормальной, обычной психики, в результате чего человек оказывается там, куда совсем и не шел (в буквальном и переносном смысле).

Одним из главных факторов формирования транса является довольно длительное нарушение гомеостаза, неудовлетворение потребностей, неудовлетворенность результатами деятельности: «пока потребность человека не удовлетворена, он находится в состоянии недовольства своими потребностями, а стало быть, и самим собой» [101, c.378]. Манипуляции же своими потребностями через механизмы психологической защиты [71] всегда приводят к трансу в силу нарушения психологических законов: «в основе механизма влияния удовлетворенности выполняемой деятельностью на характер рабочего психического состояния человека лежит непроизвольная мотивационно-установочная саморегуляция его» [195, c.18]. Нарушение непроизвольности саморегуляции и служит основной причиной и следствием транса. Перспективным является установление связи между состоянием транса и шкалой «Психотизм» ПДТ (входят тоже вопросы как «Окружающее часто кажется мне нереальным», «У меня бывают необычные, мистические (таинственные) переживания», «Почти каждый день случается что-нибудь такое, что пугает меня» т.п.) [105].

Соотношение ригидности и транса просматривается и на примере индивидуального стиля деятельности. Существуют данные о связи ригидности (как когнитивного стиля) с преобладанием исполнительных действий над ориентировочными [5]. Наличие потребности в ориентации (по А.И. Юрьеву [196] для состояния транса не вызывает сомнений: «Недостаток (дефицит) информации при наличии большой потребности в ней у больного приводит к определенному психическому состоянию, которое характеризуется эмоциональной напряженностью, тревогой, преувеличением серьезности своей болезни, различными продуктивными нарушениями мышления — сверхценными и навязчивыми идеями, а иногда (при наличии патологической почвы) и к бреду по типу реактивного параноида» [90, c.110].

Существенное влияние на транс оказывает и биохимическое воздействие на мозг. Алкогольное и наркотическое опьянение, по всей видимости, так же можно классифицировать как транс. Так же понижает ригидность и восприятие разнообразных произведений искусств. Щербаков С.В. [193] выявил схожесть воздействия эстрадной музыки с действием психотропных веществ. Г. И. Россолимо считал. Что для глубокого музыкального восприятия музыки необходимо нарушение психического тонуса человека и обостренное внимание [143, c.26]. О силе музыкальной потребности и о ее воздействии на состояние и личность говорится в [100] и [162]. Не менее сильное влияние на человека оказывает кинематограф. К примеру концепция «отражение — уподобление» (Ощущение жизнеподобия героя на экране — Эффективное соучастие, уподобление герою — подражание герою после фильма) построена именно на резком изменении психики человека — трансе [188]. Есть данные, что до 63% осужденных в США при совершении преступления подражали киногероям [150, c.4]. Транс изменяет как поэта — так и читателя стихов [6, c.24−30]. Многие современные концепции психотерапии основаны на использовании транса. Активно используется это понятие в NLP. Также можно привести цитату К. Роджерса: «Постепенно сформировалась и была проверена гипотеза о том, что индивид обладает обширными ресурсами для понимания самого себя, для изменения своих установок, представлений о себе и своего поведения и что эти ресурсы могут быть использованы, если только будет создан определенный климат, соответствующие психологические установки» (цит. по [144, c.189]).

Таким образом, мы можем выделить следующие факторы в формировании транса: манипуляция своими потребностями (нарушение непроизвольности саморегуляции), соотношение исполнительных и ориентировочных действий, биохимическое воздействие на мозг, воздействие произведений искусств, целенаправленное достижение этого состояния с помощью специальных приемов: медитация, гипноз, психотерапия и т. п.

Проблема динамики параметров психического состояния.

Данный параграф состоит только из гипотез, касающихся особенностей динамики ОППС, которые требуют дальнейшего подтверждения. Гипотезы получены на основе литературного обзора по проблеме.

Если рассмотреть динамику цветопредпочтения на протяжении человеческой жизни, то можно увидеть, что со временем человек начинает все больше предпочитать пастельные, ахроматические тона [3], что может свидетельствовать о сдвиге со временем параметра НФ к отрицательному полюсу. Использование нашей методики допустимо примерно с 17 лет, т.к. до этого периода цветовой спектр еще довольно грубо поделен на области «особенного» значения [24].

В дальнейшем мы будем рассматривать динамику ОППС по уровням ПС [31, c.8]: физиологический (нейрофизиология, физиологические функции, биохимия), психофизиологический (психомоторика, сенсорика, вегетативные реакции), психологический (психические функции, настроение), социально-психологический (деятельность, поведение, отношения).

Физиологический уровень. Содержание эндорфинов и энкефалинов в тканях мозга и крови сказывается положительно на все три ОППС [4, 16, 85].

Психофизиологический уровень. Наблюдается тесная связь между «психической саморегуляцией» и «психофизиологической реактивностью на словесное воздействие» [169, c.5]. Причиной аспонтанной, полезависимостной деятельности может быть состояние утомления ([61, c.117−118], [69]).

Причиной транса может стать состояние монотонии [69].

Психологический уровень. Индикаторами транса могут служить кратковременные, но иногда очень существенные нарушения процесса восприятия [38], а также особенности фантазии (представления): наглядность, продуктивность и самопроизвольность [26, c.18]. В развернутом плане состояние транса может определятся «вектором депривации следующих системных потребностей человека: активности, открытости, автономии, системообразования, самоотражения и целостности, приобретающим специфические проекции в сферах личности, субъекта деятельности и индивида» [119, c.210]. Наиболее вероятным применение механизмов психологической защиты, а следовательно — появление состояния транса, происходит «в ситуациях, когда интенсивность потребности нарастает, а условия ее удовлетворения отсутствуют» [39, c.27]. Применение механизмов психологической защиты в некотором отношении сходно действию наркотиков — это применение попадает в замкнутый круг [20].

Социально-психологический уровень. Настроенность помогает выполнять целенаправленную деятельность — успешное выполнение деятельности через механизмы социальной поддержки закрепляет настроенность в системе типичных состояний личности; равно как и наоборот — по отношению к фрустрированности. Происходит как бы самоподкрепление [113]. Весьма вероятно, что с помощью проверки распределения значений НФ в популяции на нормальность можно судить о качестве механизмов социальной поддержки в популяции (о взаимовлиянии характеристик ПС, близких НФ, и свойствами личности через успех — неуспех деятельности см. [14]).

В одних и тех же ситуациях напряженной деятельности у мужчин более вариабельным является вегетативный компонент реагирования (СП), у женщин же экспрессивный (РТ) [37, c.163]. Вероятно, что это связано с различными требованиями со стороны социума к женщинам и мужчинам на предмет внешнего выражения эмоций. Связь НФ с социальным окружением далеко не является явной, хотя есть данные о том, что фрустраторы имеют социальную природу и связаны с распадом и нарушением социальных связей личности, с изменением социального статуса и социальных ролей, с различными нравственными и социальными утратами [8].

Самой главной задачей на пути исследования динамики ОППС мы видим в сознании более точных методик их оценки, позволяющих многократно исследовать субъекта деятельности. Создание точных методик, весьма вероятно, поможет привлечь иные математические методы, к примеру, теорию катастроф [181], хотя существует и критический взгляд на использование теории катастроф в психологии. Но, как бы то ни было, без создания подобных методик вряд ли удастся углубиться в проблему динамики ПС.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

В данной работе мы рассмотрели проблему психического состояния с наиболее общих, как нам кажется, позиций: через выделение основных параметров психического состояния — валовых и срезовых показателей наиболее общих особенностей протекания психической жизни. Данная работа носит сугубо прикладной характер — целью ее являлась выработка методики экспресс — диагностики психического состояния по нескольким показателям. Тем не менее, необходимым условием исследования мы считали теоретическое объединение показателей. Это и подробная интерпретация основных параметров заняло большую часть работы.

Выводы.

1. С задачей выявления основных параметров психического состояния мы справились. Найденные параметры получили название: «настроенность — фрустрированность» (НФ), «спонтанность — полезависимость» (СП) и «ригидность — транс» (РТ).

2. Получили формулы количественного выражения параметров через позиции цветов (Цветовой тест Люшера):

НФ=П4+П3+П1−3*П7,

СП=2*П3+П4+П7−2*П2−2*П1,

РТ=2*П4+2*П2+П6−2*П5−2*П0-П3,

где П1 — позиция первого цвета, П2 — второго и т. д. (нумерация позиций цветов начинается от наиболее отвергаемого цвета).

3. Теоретическое объединение параметров произведено с помощью соотношения их с категориями «цель» (НФ), «средство» (СП) и «результат» (РТ) деятельности.

Приложение 1. Сводная таблица средних арифметических (М) и стандартных отклонений (s) параметров ЦТЛ, опросника Лири, СМИЛ и 16 PF.

Название параметра М s Название параметра М s
Энергичность — утомление -1,21 2,94 A 7,04 2,55
Расслабленность — напряженность 2,37 2,36 C 8,40 1,98
Хладнокровие — стресс -1,98 3,14 E 5,82 2,35
Спокойствие — тревожность -1,75 2,88 F 4,51 2,11
Терпимость — принципиальность 0,50 2,87 G 7,94 1,78
Расположенность — критичность 1,82 2,96 H 6,47 2,68
Общительность — замкнутость 0,55 3,82 I 4,60 2,05
Конформность — фанатичность -1,13 2,76 L 5,29 1,95
Восхищенность — возмушенность 2,46 2,53 M 5,33 2,46
Синтония — асинтония 3,37 2,49 N 5,40 2,14
Симпатия — антипатия 1,80 3,26 O 5,90 2,17
Любовь — ненависть 1,25 3,28 Q1 7,07 2,69
Готовность — растерянность 1,65 2,69 Q2 5,76 1,98
Любопытство — скука -0,09 4,18 Q3 7,61 2,14
Сытость — голод 2,89 2,66 Q4 3,64 2,32
Дружелюбие — враждебность -1,84 2,64 Hs 47,6 9,86
Авторитетность 9,3 3,18 D 55,4 11,5
Эгоистичность 7,7 2,23 Hy 46,3 7,68
Агрессивность 7,3 2,12 Pd 56,8 11,2
Подозрительность 6,0 3,08 Mf 47,5 8,78
Подчиняемость 5,8 3,00 Pa 54,7 12,9
Зависимость 6,1 2,54 Pt 52,8 14,2
Дружелюбие 7,9 2,28 Sc 58,8 16,1
Альтруистичность 7,9 3,33 Ma 58,5 12,5
Si 51,5 8,49

Приложение 4. Таблица перевода сырых показателей ОППС в шкальные баллы шкалы станайн.

Сырые баллы параметров
НФ СП РТ Станайн
-18 ¦ -15 -23 ¦ -18 -27 ¦ -17
-14 ¦ -13 -17 ¦ -16 -16 ¦ -9
-12 ¦ -10 -15 ¦ -12 -8 ¦ -4
-9 ¦ 0 -11 ¦ -10 -3 ¦ 2
1 ¦ 7 -9 ¦ -5 3 ¦ 7
8 ¦ 11 -4 ¦ 1 8 ¦ 11
12 ¦ 13 2 ¦ 5 12 ¦ 15
6 ¦ 9 16 ¦ 18
15 ¦ 18 10 ¦ 23 19 ¦ 27

ЛИТЕРАТУРА.

1. Аболин Л.М. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. Казань, 1987.

2. Агранович Е.С. Моделирование цветового климата в интерьере // Проблемы моделирования психической деятельности. Вып.2. Новосибирск, 1968. С. 447−448.

3. Агранович Е.С. Теоретические и экспериментальные предпосылки для нормирования цвета в школах // Здравоохранение Белоруссии. 1966. + 7.

4. Акил Х., Уотсон С., Бергер Ф., Брачас Дж. Эндорфины, b -ЛПГ и АКТГ: биохимическое, фармакологическое и анатомическое исследование // Эндорфины. М., 1981. С. 333−343.

5. Алешина Е.С., Дейнека О.С. Соотношение когнитивного стиля с индивидуальным стилем на основе анализа ориентировочных и исполнительных компонентов // Когнитивные стили. Таллин, 1986. С. 65−68.

6. Альтман Я.А. Психофизиологический анализ поэтического вдохновения. М., 1994.

7. Аминов Н.А., Аверина И.С. Экспресс-диагностика аверсивных (страх — гнев) состояний и формы межличностных конфликтов у младших школьников // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. Ч.1. М., 1990. С. 4−7.

8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969.

9. Анастази А. Психологическое тестирование. Т.2. М., 1982.

10. Аристотель. Метафизика. М., 1934.

11. Аристотель. О душе // Соч.: в 4-х т. Т.1. М., 1976.

12. Арнольд В.И. Теория катастроф. М., 1990.

13. Батуев А.С. Высшая нервная деятельность. М., 1991.

14. Батурин Н.А. Влияние успеха и неудачи на функциональное состояние и результативность деятельности. Автореф. канд. дис. Л., 1979.

15. Бехтерев В.М. Объективная психология. СПб., 1910.

16. Блюм Ф.Е. и др. b -эндорфин. Локализация в клетке, электрофизиологические и поведенческие эффекты // Эндорфины. М., 1981. С. 97−117.

17. Брамзан М.Э. и др. О дифференциации некоторых эмоциональных состояний методом измерения цветовой чувствительности // Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск, 1967.

18. Будилова Е.А. Философские проблемы в советской психологии. М., 1972.

19. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989.

20. Василюк Ф.Е. Психология переживания. Анализ преодоления критических ситуаций. М., 1984.

21. Вачнадзе Э.А. Некоторые особенности рисунка душевнобольных. Тбилиси, 1972.

22. Водотынский Д. и др. Политический консультант в российских избирательных кампаниях. М., 1995.

23. Волынкина Г. Ю., Суворов Н.Ф. Нейрофизиологическая структура эмоциональных состояний человека. Л., 1981.

24. Ворсобин В.Н., Жидкин В.Н. Изучение выбора цвета при переживании положительных и отрицательных эмоций дошкольниками // Вопросы психологии. 1980. + 3. С. 121−124.

25. Вундт В. Система философии. СПб., 1902.

26. Вундт В. Фантазия как основа искусства. СПб., 1914.

27. Гавриленко О.Н. Параметр тревожности и цветопредпочтение // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 144−150.

28. Гайда В., Штерн А.С. Об эмоциональном восприятии цвета // Проблемы моделирования психической деятельности. Вып.2. Новосибирск, 1968. С. 445−446.

29. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. М., 1986.

30. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л., 1984.

31. Ганзен В.А., Юрченко В.Н. Системный подход к анализу, описанию и экспериментальному исследованию психических состояний человека // Психические состояния / Под ред. Крылова А.А. Л., 1981.

32. Ганюшкин А.Д. Исследование состояния психической готовности человека к деятельности в экстремальных условиях. Автореф. канд. дис. Л., 1972.

33. Гегель Г. Философия права // Соч.: Т.VII. М., 1934.

34. Генкин А.А., Медведев В.И. Прогнозирование психофизиологических состояний. Л., 1973.

35. Гераклит // Фрагменты ранних греческих философов. Ч.1. М., 1989. С. 188−257.

36. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Психические состояния человека, лишенного свободы. М., 1968.

37. Головей Л.А. Спонтанная двигательная активность как средство психодиагностики функциональных состояний // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып.2. Л., 1984. С. 161−163.

38. Горбов Ф.Д., Лебедев В.И. Человек в технических системах // Вопросы философии. 1973. + 6.

39. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л., 1988.

40. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. 1997. + 1. С. 121−132.

41. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х т. М., 1978−1980.

42. Данилова Н.Н., Крылова А.Л. Физиология высшей нервной деятельности. М., 1989.

43. Дашков И.М., Устинович Е.А. Экспериментальные исследования валидности шкалы субъективного предпочтения цвета (тест Люшера) // Диагностика психических состояний в норме и патологии. Л., 1980.

44. Денисова З.В. Детский рисунок в физиологической интерпретации. Л., 1974.

45. Дерибере М. Цвет в жизни и деятельности человека. М., 1965.

46. Джемс У. Психология. М., 1991.

47. Дикая Л.Г. Особенности регуляции функционального состояния оператора в процессе адаптации к особым условиям // Психологические проблемы деятельности в особых условиях. М., 1985. С. 63−90.

48. Дикая Л.Г., Семикин В.В. Производная саморегуляции состояния человека-оператора как вид психической деятельности // Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. Тезисы научн. сообщ. Всесоюзной конференции. М., 1984.

49. Дикая Л.Г., Семикин В.В. Регулирующая роль образа функционального состояния в экстремальных условиях деятельности // Психол. Журн. 1991. Т.12. + 1. С. 55−65.

50. Дикая Л.Г., Щедров В.И., Семикин В.В. Оценка индивидуального стиля саморегуляции состояния человека // Методики диагностики психических состояний и анализа деятельности человека. М., 1994. С. 100−119.

51. Дорофеева Э.Т. О возможных критериях распознавания эмоциональных состояний // Проблемы моделирования психической деятельности. Вып.2. Новосибирск, 1968. С. 279−280.

52. Доскин В.А., Лаврентьева Н.А., Мирошников М.П., Шарай В.Б. Тест дифференцированной самооценки функционального состояния // Вопросы психологии. 1973. + 6. С. 141−145.

53. Егоров Г. Г. Психология. М., 1957.

54. Забродин Ю.М. Исторический подход к исследованию. Психических состояний // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. Ч.2. М., 1990. С. 123−126.

55. Завилянский И.Я. и др. Психиатрический диагноз. Киев, 1989.

56. Загайнов Р.М. Исследование психических состояний, возникающих в связи со значимой деятельностью в спорте. Автореф. канд. дис. Л., 1972.

57. Заде А. Основы нового подхода к анализу сложных систем и процессов принятия решений // Математика сегодня. М., 1974.

58. Зайцев А.С. Наука о цвете и живопись. М., 1986.

59. Заремба Г. Б. Фрустрация в профессиональной деятельности учителя начальной школы и условия ее преодоления. М., 1982.

60. Зейгарник Б.В. Патопсихологический метод в изучении личности // Психол. Журн. 1982. Т.2. + 1. С. 43−51.

61. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М., 1986.

62. Зейгарник Б.В. Теория личности К. Левина. М., 1981.

63. Зимичев А.М. Психология политической борьбы. СПб., 1993.

64. Зинченко Е.А. Метод экспертного визуального определения эмоциональных состояний рабочих на производстве // Психол. Журн. 1983. Т.4. + 2. С. 59−63.

65. Иванов Л.М., Урванцев Л.П. Экспериментальное исследование цветовых ассоциаций // Психологические проблемы рационализации деятельности. Вып.2. Ярославль, 1978. С. 55−64.

66. Измайлов Ч.А., Соколов Е.Н., Черноризов А.М. Психофизиология цветового зрения. М., 1989.

67. Ильин Е.П. Общность механизмов развития состояний монотонии и психического пресыщения при разных видах деятельности // Психические состояния. Л., 1980. С. 43−50.

68. Ильин Е.П. Теория функциональной системы и психофизиологические состояния // Теория функциональных систем в физиологии и психологии / Под ред. Б.Ф. Ломова. М., 1978. С. 325−347.

69. Ильина М.Н. Монотонность труда оператора-аудитора и эффективность его деятельности в зависимости от силы нервной системы // Психические состояния. Л., 1980. С. 56−61.

70. Кандинский В. О духовном в искусстве. М., 1971.

71. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. Владивосток, 1993.

72. Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. М., 1983.

73. Ковалгин В.М. Рефлекторная теория ощущений. Минск, 1963.

74. Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1965.

75. Корж Н.Н., Ребеко Т.А. Красный цвет: существует ли он // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 121−136.

76. Кочетков В.В. Индивидуально-психологические проблемы принятия решения. М., 1993.

77. Климов Г. П. Протоколы советских мудрецов. Краснодар, 1995.

78. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.

79. Кравков С.В. Цветовое зрение. М., 1951.

80. Кулагин Б.В. Основы проффессиональной психодиагностики. Л., 1984.

81. Куликов Л.В. Психологическое исследование. СПб., 1995.

82. Купалов П.С. Механизм замыкания временной связи в норме и патологии. М., 1978.

83. Купалов П.С. Учение о рефлексе и рефлекторной деятельности и перспективы его развития // Материалы к совещанию по философским вопросам высшей нервной деятельности и психологии. М., 1962.

84. Курбатова Т.Н. Структурный анализ агрессии // Б.Г. Ананьев и ленинградская школа в развитии современной психологии. СПб., 1995. С. 27−28.

85. Кэтлин Д., Хьюн К.К., Ло Г., Ли Ч.-Х. b -эндорфин. Субъективные и объективные эффекты при острой наркотической абстиненции у человека // Эндорфин. М., 1981. С. 333−343.

86. Левитов Н.Д. О психических состояниях человека. М., 1964.

87. Левитов Н.Д. Проблема психических состояний // Вопросы психологии. 1955. + 2.

88. Левитов Н.Д. Психология характера. М., 1969.

89. Левитов Н.Д. Фрустрация как один из видов психических состояний // Вопросы психологии. 1967. + 6. С. 118−129.

90. Либих С.С., Давыдова Т.С. Информация как средство изменения психических состояний // Психические состояния. Л., 1980. С. 106−113.

91. Линдели Д. Субъективные состояния // Человек в длительном космическом полете. М., 1974. Гл.VII.

92. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984.

93. Лоренц К. Агрессия. М., 1994.

94. Лукьянов А.Н., Фролов М.В. Сигналы состояния человека-оператора. М., 1969.

95. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. М., 1962.

96. Лысков Б.Д. Проблемы психических состояний в практике судебно-психологической экспертизы // Психические состояния. Л., 1980. С. 38−42.

97. Люшер М. Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы. Воронеж, 1993.

98. Макаров М.Г. Цель // Некоторые вопросы диалектического материализма. Л., 1962. Гл. 6.

99. Максименко Ю.Б., Бондаренко А.И. Диагностика эмоциональных и когнитивных компонентов в структуре психического образа // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. Ч.1. М., 1990. С. 54−57.

100. Мантегацца П. Физиология наслаждений. М., 1890.

101. Маркс К., Энгельс Ф. // Соч., изд.2: т.19.

102. Махнач А.В. Компонентный анализ психического состояния человека в особых условиях деятельности // Психол. журн. 1991. Т.12. С. 55−65.

103. Махнач А.В. Личностные детерминанты динамики психических состояний в экстремальных условиях деятельности. Автореф. канд. дис. М., 1993.

104. Махнач А.В. Факторный анализ как метод оценки взаимовлияния черт личности и психического состояния // Методики диагностики психических состояний и анализа деятельности человека. М., 1994. С. 100−119.

105. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985.

106. Мельников В.М., Косомлинский Ф.П. Цвет и свет на производстве. М., 1972.

107. Мерлин В.С. Лекции по психологии мотивов человека. Пермь, 1972.

108. Миронова Л.Н. Семантика цвета в эволюции психики человека // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 172−188.

109. Митькин А.А., Перцева Т.М. Динамика формы и цвета в творчестве Василия Кандинского и Казимира Малевича // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 189−196.

110. Морли Ст., Шефферд Дж., Спенс С. Методы когнитивной терапии в тренинге социальных навыков. СПб., 1996.

111. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

112. Мясищев В.Н. Основные проблемы и современное состояние психологии отношений человека // Психологическая наука в СССР. т.2. М., 1960.

113. Населкин В.А. О влиянии психического состояния уверенности на формирование двигательного навыка // Вопросы психологии личности и труда. Свердловск, 1973.

114. Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. Л., 1983.

115. Носенко Э.Л. Особенности речи в состоянии эмоциональной напряженности. Днепропетровск, 1975.

116. Нюберг Н.Д. Курс цветоведения. М., Л., 1932.

117. Павлов И.П. Полн. собр. соч. Т. III. Кн. 1. М., Л., 1951−1952.

118. Павлов И.П. Полн. собр. соч. Т. III. Кн. 2. М., Л., 1951−1952.

119. Парачев А.М. О структуре состояния // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии / Под ред. Б.Ф. Ломова. Вып.2. Л., 1984. С. 209−210.

120. Парыгин Б.Д. Общественное настроение. М., 1966.

121. Перов А.К. Развитие черт характера из психических процессов и временных состояний человека // Материалы совещания по психологии. М., 1957.

122. Перов А.К. Структура личности и динамика взаимосвязи между психическими процессами, состояниями и свойствами // Вопросы психологии личности и труда. Свердловск, 1973.

123. Петражицкий Л.Н. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоциональной психологии. СПб., 1908.

124. Печкова Т.А. Проблемы цвета в дизайне // Проблемы цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 197−203.

125. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М., 1984.

126. Пономарева Е.С. Цвет в интерьере. Минск, 1984.

127. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М., 1974.

128. Прангишвили А.С. Общепсихологическая теория установки // Психологическая наука В СССР. т.2. М., 1960.

129. Прохоров А.О. Особенности психических состояний личности в обучении // Психол. журн. 1991. т.12. + 1. С. 47−54.

130. Прохоров А.О. Психические состояния и их проявления в учебном процессе. Казань, 1991.

131. Прохоров А.О. Словарь-тезаурус психический состояний человека. Автореф. докт. дис. СПб., 1992.

132. Психологические тесты / Под ред. Э.Р. Ахмеджанова. М., 1995.

134. Пуни А.Ц. Волевая подготовка в спорте. М., 1969.

135. Пуни А.Ц. Очерки. Психология спорта. М., 1959.

136. Рабкин Е.Б. Полихроматические таблицы для исследования цветоощущения. М., 1971.

137. Рабкин Е.Б., Соколова Е.Г. Цвет вокруг нас. М., 1964.

138. Распопов П.П. К вопросу о «картине поведения» и типе нервной системы // Вопросы психологии. 1959. + 6.

139. Распопов П.П. О фазовых состояниях возбудимости мозговой коры // Вопросы психологии. 1958. + 2. С. 23−37.

140. Реан А.А. Агрессия и агрессивность личности. СПб., 1996.

141. Рибо Т. Воля в ее нормальном и болезненном состояниях. СПб., 1900.

142. Родина О.Н. Формирование некоторых личностных особенностей под влиянием хронического утомления // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып.2. / Под. ред. Б.Ф. Ломова. Л., 1984. С. 214−215.

143. Россолимо Г. И. Искусство, больные нервы и воспитание. М., 1913.

144. Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. М., 1980.

145. Рубинштейн С.Я. Экспертиза и восстановление трудоспособности после военных травм мозга // Неврология военного времени. М., 1946.

146. Руденко В.Е. Цвет — эмоции — личность // Диагностика психических состояний в норме и патологии. Л., 1980.

147. Рябухов Л.И. Формирование и регуляция предстартовых состояний спортсменов. Автореф. канд. дис. СПб., 1993.

148. Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979.

149. Сивик Л. Цветовое значение и изменения восприятия цвета: исследование цветовых образцов // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 95−120.

150. Семенов В.Е. Искусство созидающее, искусство разрушающее. Л., 1984.

151. Семикин В.В. Цветовой тест Люшера в задачах диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора // Методики исследования и диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М., 1989. С. 61−71.

152. Симанов А.Л. Понятие «состояние» как философская категория. Новосибирск, 1982.

153. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный опросник исследования личности. М., 1990.

154. Соколова Е.Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М., 1976.

155. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

156. Степанов Н.Н. Цвет в интерьере. Киев, 1985.

157. Страхов И.В. Психология педагогического такта. Саратов, 1966.

158. Стресс и тревога в спорте / Сост. Ю.Л. Ханин. М., 1983.

159. Суходольский Г. В. Основы математической статистики для психологов. Л., 1972.

160. Суходольский Г. В. Основы психологической теории деятельности. Л., 1988.

161. Таранов П.С. Управление без тайн. Симферополь, 1993.

162. Тарасов Г. С. Проблема духовной потребности. М., 1979.

163. Тарасова Н.А., Чизмич С. Комплексная методика оперативной диагностики функциональных состояний операторов в особых условиях // Методики исследования и диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М., 1989. С. 119−133.

164. Трубников Н.Н. О категориях «цель», «средство», «результат». М., 1968.

165. Тэрнер В.У. Символ и ритуал. М., 1983.

166. Урванцев Л.П., Яковлева Н.В. Методика цветовой самооценки состояний // Диагностика и регуляция эмоциональных состояний. Ч.1. М., 1990. С. 86−87.

167. Ухтомский А.А. Собр. соч. Т.1. М., 1960.

168. Фейербах Л. Избранные философские произведения. Т.2. М., 1955.

169. Филимоненко Ю.И. Факторы успешности профилактики утомления с помощью психической саморегуляции. Автореф. канд. дис. Л., 1982.

170. Филимоненко Ю.И., Юрьев А.И., Нестеров В.М. Экспресс-методика для оценки эффективности аутотренинга и прогноза успешности деятельности человека // Личность и деятельность / Под ред. А.А. Крылова. Л., 1982.

171. Филиппов А.В., Ковалев С.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса // Психол. журн. 1986. Т.7. + 1. С. 14−21.

172. Фрилинг Г., Ауэр К. Человек — цвет — пространство. М., 1973.

173. Фрумкина Р.М. Цвет, смысл, сходство. М., 1984.

174. Харман Г. Современный факторный анализ. М., 1972.

175. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. В 2-х т. М., 1986.

176. Хомская Е.Д. Мозг и активация. М., 1972.

177. Хомская Е.Д., Батова Н.Я. Мозг и эмоции. Нейропсихологическое исследование. М., 1992.

178. Хомская Е.Д., Федоровская Е.А. Уровневая организация цветовых функций. Нейропсихологическое исследование // Проблема цвета в психологии / Под ред. А.А. Митькина. М., 1993. С. 151−171.

179. Цзен Н.В., Пахомов Ю.В. Психотренинг: игры и упражнения. М., 1988.

180. Циген Т. Физиологическая психология. СПб., 1909.

181. Чепа Н.-Л.А. Энергоинформационная структура психофизиологического состояния человека--оператора // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып.2. Л., 1984. С. 234−235.

182. Черникова О.А. Стартовая лихорадка // Теория и практика физической культуры. 1937. + 3.

183. Чеснокова И.И. О тенденции исследования состояний личности в советской психологии // Психология личности и образ жизни. М., 1987.

184. Чирков В.И. Методы оценки психического компонента функционального состояния в учебной и трудовой деятельности // Методики исследования и диагностики функционального состояния и работоспособности человека-оператора в экстремальных условиях. М., 1989. С. 16−39.

185. Чирков В.И. Актуальные вопросы изучения функциональных состояний в рамках теории психологической системы деятельности // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып.2. / Под ред. Б.Ф. Ломова. Л., 1984. С. 236−237.

186. Чирков В.И. Изучение факторной структуры субъективного компонента функциональных состояний // Там же. С. 237−238.

187. Чунаева А.А. Категория цели в современной науке и ее методологическое значение. Л., 1979.

188. Шаукенбаева А. Проблема отражения — уподобления во французской социологии кино // Вопросы киноискусства. Вып.14. М., 1972.

189. Шварц Л.А. Изменение цветоощущения в эмоциональных состояниях // Проблемы физиологической оптики. М., Л., 1948. Т.6. С. 314−320.

190. Шеварева В.К. Влияние цветного освещения на мускульно-двигательную работоспособность // Проблемы физиологической оптики. М., Л., 1950. Т.9.

191. Шипош К. Значение аутогенной тренировки и биоуправления с обратной связью электрической активностью мозга в терапии неврозов. Автореф. канд. дис. Л., 1980.

192. Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. М., 1979.

193. Щербаков С.В. Влияние регулярного восприятия эстрадной музыки на психоэмоциональное состояние. Автореф. канд. дис. СПб., 1991.

194. Эфроимсон В.Н. Генетика этики и эстетики. СПб., 1995.

195. Юрченко В.Н. Исследование психического состояния человека в процессе производственной деятельности. Автореф. канд. дис. Л., 1980.

196. Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. СПб., 1992.

197. Юрьев А.И. Классификация и диагностика отрицательных праксических состояний // Вестн. Ленингр. ун-та. 1983. + 23. Вып.4. С. 83−88.

198. Юрьев А.И. Оценка отрицательных праксических состояний человека-оператора на основе данных теста Люшера // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып.2. / Под. ред. Б.Ф. Ломова. Л., 1984. С. 239−241.

199. Юрьев А.И. Системное описание политической психологии. Диссерт. в виде научн. докл. на соиск. уч. степ. докт. пс. н. СПб., 1996.

200. Юрьев А.И., Ганзен В.А. Системное описание психических состояний, возникающих в процессе восприятия информации // Вестн. Ленингр. ун-та. 1987. Сер.6. Вып.1. С. 50−59.

201. Яворская Г. Х. Эмоциональный настрой как фактор профессиональной готовности // Диагностика и регуляция эмоциональный состояний. Т.2. М., 1990. С. 120−122.

202. Якунин В.А. О связи психических состояний и свойств личности // Психические состояния / Под ред. А.А. Крылова. Л., 1980. С. 17−23.

203. Eysenck H.J. The psychology of politics. L., 1968.

204. Lewin K. A dinamic theory of personality. N.J., L., 1935.

205. Lewin K. Field theory in social science. L., 1952.

206. Maier N.K. Frustration. N.J., 1949.

207. McCormick E.J., Tijpin J. Industrial Psychology. L., 1977.

208. Rosenzweig S. An Outline of Frustration Theory // Personality and Behavior Disorders. Vol.1.+9., 1949.

209. Routtenberg A. The two-arousal hypothesis reticular formation and limbic system // Psychol. Rev. 1968. Vol. 75. +1. P. 51−63.

210. Wallnц ffer H. Stress und autogenes Training // Therapiewoche. 1976. +26.

211. Watson D. Tellegen A. Toward a consentual structure of mood // Psychol. Bull. 1985. Vol.98. +2. P. 219−235.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector