Междисциплинарная матрица социологии

Как и любая другая наука, социология обладает собственным предметом и конкретными методами исследования. Она включена в общую систему науч­ного знания и занимает в ней строго определенное место. Социология относится к числу наук, изучающих не только общество в целом, но и отдельные его части, сферы, элементы. Общество — настолько сложный объект, что одной науке изучить его не по силам. Толь­ко привлекая ресурсы той или другой, только объеди­няя усилия многих наук, можно полно и непротиворе­чиво описать и изучить такое сложное образование, как человеческое общество. Совокупность наук, изучающих один и тот же объект, особенно такой крупный, как общество, объединены между собой логическими свя­зями, общими понятиями и методами, а потому пред­ставляют некоторую систему, которую можно назвать междисциплинарной матрицей.

Под междисциплинарной матрицей социологи­ческого знания подразумевается вся совокупность родственных социологии дисциплин, их взаимосвязь, оказываемое друг на друга влияние и интеграция.

В содружестве с другими, родственными ей, дис­циплинами — психологией, социальной психологией, экономикой, антропологией, политическими науками и этнографией — она образует подсистему системы науч­ного знания — социальное знание. Родственные дисцип­лины заимствуют друг у друга понятия и категории, об­мениваются результатами исследований, методами и теоретическими находками. В практической сфере, ска­жем в области управленческого консультирования, от выпускника вуза требуется кроме социологии знание также основ психологии (тестирование личных и дело­вых качеств персонала фирмы) и экономики (определе­ние цены рабочей силы, производительности труда, зат­рат на обучение персонала и др.).

Чаще всего социологи считают свои исследования комплексными, смело комби­нируя методы экономики, психологии и социологии.

Однако следует помнить, что комплексность никог­да не подменяет специфичность. Каждая наука смот­рит на мир, в данном случае на социальную реальность, под специфическим утлом зрения. Возьмем конкретное событие: дама покупает в магазине шляпку. Экономист проанализирует событие в терминах спроса и предло­жения, сезонного колебания цен, семейного бюджета. Психолога заинтересует, быть может, то, каким обра­зом дама стремится выразить в покупке свое «Я», не произошла ли покупка под влиянием эмоционального порыва, как на выборе шляпки сказывается характер и темперамент человека, не желает ли покупатель подчеркнуть свою сексуальную привлекательность, выбрав именно этот фасон, и т. д. Социолог попытает­ся установить взаимосвязь таких переменных, как со­циальная принадлежность и тип покупки, престиж и демонстративное поведение, способы проявления со­циальной роли и нормативные ожидания, классовую принадлежность покупателя и др.

9 стр., 4315 слов

Социология как наука об обществе. Предпосылки возникновения социологии

... обществе, необходимо воспользоваться теориями и методами, разработанными основателями науки. Для этого нужно знать об их существовании и со­держании, т. е. знать историю социологии. Знание ... умозрительно, а социология использует количественные методы с применением сложных математических процедур. 2. Вопрос о том, как различать социологию и другие науки об обществе и личности ...

Изучение междисциплинарной структуры знания необходимо в тех случаях, когда выделяется предмет науки, его специфика и отличие от предмета других наук. В отличие от других наук социология, если можно так выразиться, мыслит крупными блоками. Она спо­собна описать поведение больших масс людей, поэто­му тяготеет к статистике. Но для нее закрыт внутрен­ний мир человека. В литературе еще не сложилось окончательного мнения о том, куда именно зачислять социологию — в разряд социальных или гуманитарных наук. С одной стороны, социология, психология, соци­альная психология, экономика, политология, а также антропология и этнография относятся к социальным наукам. У них много общего, они тесно связаны между собой и составляют своего рода научный союз.

К гуманитарным дисциплинам относят историю, философию, литературоведение, искусствознание,

культурологию. Гуманитарные науки оперируют не­строгими моделями, оценочными суждениями и каче­ственными методами, социальные науки — формали­зованными моделями, математическим аппаратом и опираются на количественное, или квантифицированное знание. Другой критерий разграничения двух ро­дов наук учитывает тот факт, что для гуманитарных наук главным является познание мира духа, культуры и ценностей, а для социальных главным выступает как раз элиминирование от ценностей, культурных и ду­ховных артефактов.

С другой стороны, у социологии очень много общего с философией, культурологией, историей. В таком случае социологию следует зачислять в разряд гуманитарного знания, что соответствует не только отечественным, но и мировым, прежде всего европейским традициям.

12 стр., 5585 слов

Влияние современных музыкальных течений на социальное поведение личности

... теме: «Влияние современных музыкальных течений на социальное поведение личности» Выполнила: студентка III курса Гуманитарного факультета, Специальности 040201 «Социология» Хведевич Алеся Александровна Руководитель: Верминенко ... . Культурология. XX век. Энциклопедия., 1998 г. 11. Словарь по общественным наукам. Глоссарий.ру 12. Музыкальная эстетика в античной философии и раннем ...

По всей видимости, социологию следует причислять к наукам с двойным статусом: она принадлежит к социальным и гуманитарным дисциплинам. Двойной статус отражается в понимании сущности и предмета социологии. Когда хотят указать на принадлежность социологии к числу социальных наук, то говорят, что она представляется собой науку о поведении людей как представителей больших социальных групп, объектив­ных закономерностях функционирования социальной структуры общества, опирающихся на статистические данные, и входящих в нее социальных институтах. Ког­да стремятся подчеркнуть принадлежность социологии области гуманитарного знания, то указывают на то, что социология изучает социокультурную сущность чело­века. Это означает, что для социолога человеческое поведение обусловлено не природной генетикой и не физиологией, как для биологии или психологии, а куль­турным контекстом, т. е. традициями, обычаями, культур­ными нормами и символами, ценностями и идеалами.

История мировой социологии доказывает, что оди­наково весомый вклад в ее развитие внесли как направ­ления (социологические перспективы), ориентирующи­еся на так называемый сциентизм (количественная методология, операционализация понятий, эмпиричес­кая проверка гипотез, измерение и т. п.), в частности структурный функционализм и физикализм, так и на­правления, ориентирующиеся на так называемый гуманицизм (признание неустранимости человеческого воздействия на процесс познания, подчеркивание гла­венствующей роли ценностей и духовного начала, экзистенциальности бытия человека и т. д.), как напри­мер, символический интеракционизм, феноменологи­ческая социология и др.

3 стр., 1146 слов

Девиантное поведение социальная проблема.

... Целью данной работы является сформировать представление об основных категориях социологии девиантного поведения – как серьезной социальной проблемы. Для достижения данной цели были поставлены следующие ... физического и умстенного труда, устанавливать взаимопонимание с другими людьми, без которого вообще невозможно социальное взаимодействие? Существует достаточно большое количество теорий социализации, ...

Социология, возникнув позже многих других наук, вбирает в себя их понятия и конкретные результаты ста­тистику, табличные данные, графики и понятийные схе­мы, теоретические категории. Так всегда происходило с вновь возникающими науками. Молодым наукам свой­ственно постоянно обновляться и обогащаться за счет тех дисциплин, которые сформировались раньше. Философия древнее физики, и последняя позаимствовала у нее мно­гие фундаментальные понятия: материя, вещество, атом, причина, сила и др. Из философии в социологию пришли такие понятия-категории, как общество, человек, ценно­сти, индивид, прогресс, развитие и некоторые другие. Из сферы театральной жизни пришло ключевое понятие «роль», а из юриспруденции — «статус». Список можно продолжить. Социологи добавили свои слова — социали­зация, девиантность, делинквентное поведение, интерак­ция. Их становится все больше. Экономисты дали со­циологии свои термины: капитал, труд, материальное стимулирование, организация труда, занятость, предпри­нимательство, деньги, рынок, обмен, доход, бюджет, соб­ственность, товар и т. д.

Экономика изучает поведение больших масс лю­дей в рыночной ситуации. В малом и большом — в общественной и частной жизни — люди и шага сту­пить не могут, не затрагивая экономических отноше­ний. Договариваясь о работе, покупая товары на рын­ке, считая свои доходы и затраты, требуя выплаты зарплаты и даже собираясь в гости, мы — прямо или косвенно —учитываем принципы экономии.

Как и социология, экономика имеет дело с больши­ми массами. Мировой рынок охватывает 5 млрд. людей. Кризис в России или Индонезии тут же отражается на биржах Японии, Америки и Европы. Когда производи­тели готовят к продаже очередную партию новой про­дукции, их интересует мнение не отдельного человека, даже не малой группы, а больших масс людей. Это и понятно, ведь закон прибыли требует производить больше и по меньшей цене, получая максимальную выручку с оборота, а не со штуки. Сложное понятие «сегментированиие рынка» подразумевает простейшую вещь: каждая социальная группа — пенсионеры, пионеры и миллионеры — каждая ориентирована на разный тип товаров, обитает в разных местах, ходит в разные мага­зины, имеет различную покупательную способность, реагирует на экономические кризисы по-разному и т. д. Без исследования поведения людей в рыночной ситуа­ции экономика рискует остаться просто техникой сче­та — прибыли, капитала, процентов, связанных между собой абстрактными построениями теории.

8 стр., 3529 слов

Социология и психология журналистики

... применения социологии в журналистике: 1)Социологическое изучение функционирования СМИ в обществе, внутриредакционная социорефлексия. 2)Анализ данных социологических исследований. Виды исследований в рамках ... теории и практики общения. Общение как процесс обмена информацией, восприятия людьми друг другом и взаимовлияния. Основы коммуникативной компетентности журналиста. Тренинг формирования ...

Социология видит общество в единстве всех его сторон. Она не углубляется в тонкости политических процессов или детали рентных отношений. Социоло­гия изучает психологические проблемы, рыночные отношения, государство или культуру не сами по себе, не так, как их изложил специалист по этим наукам, а совершенно под другим углом зрения. Каждый фраг­мент реальности, каждое явление или элемент рас­сматривается только с позиций его связи с обществом, его вклада в развитие или построение общества, его общественных функций. Религия важна социологии не как система верований и специальных обрядов, а толь­ко как общественный институт, оказывающий влияние на большие массы людей. Культуру социология рас­сматривает также под специфическим углом — как образ жизни больших масс людей.

Социолог ищет ответ на следующие принципи­альные задачи:

• в каком направлении и каким образом общество (его структура и институты) влияет и определяет поведение людей;

• каким образом из опроса отдельных людей получить соци­альный портрет типичного представителя своей группы.

Таковы две самые важные задачи, которые прихо­дится решать профессиональному социологу. Кроме них имеется множество других, но только первые две определяют характер и отличительные черты социоло­гии как самостоятельной дисциплины.

9 стр., 4176 слов

2. Социология управления как отрасль социологического знания

... аспекты управленческой деятельности. В Российской социологической энциклопедии социология управления определяется как отрасль социологического знания, изучающая систему и процессы управления в условиях ... заботу о своих работниках, то возрастает и уровень удовлетворенности трудом и производительность труда. Приемы управления человеческими отношениями (консультации с работниками, предоставление ...

Действительно, психолога интересует то, в каком направлении на поведение человека влияет его внут­ренний мир — объем памяти, интенсивность и степень развитости мышления, темперамент, эмоциональный склад, агрессивность, подсознательные переживания и т. д. Для решения подобной задачи он применяет методы, отличные от социологии, скажем, лаборатор­ный эксперимент или тестирование. Психолог не усредняет и не типизирует свой объект. Напротив, он устанавливает индивидуальную структуру человека, ищет его неповторимость и работает с отдельным ин­дивидом как с личностью.

Вторая черта указывает на применяемые в социо­логии методы, их специфику. Человек превращается для социолога в респондента — источник нужной ин­формации. Когда он получил от 100 или 1000 респон­дентов сведения о поле, возрасте, образовании, элек­торальном поведении, социальном происхождении, ценностных ориентациях и доходах всю исчерпываю­щую информацию, он забывает о них. Они растворя­ются в статистических рядах, таблицах и графиках. В своей анкете социолог заранее предупреждает лю­дей об анонимности опроса и о том, что данные будут усреднены и в таком виде предстанут в научном отче­те. Вместо конкретных, живых людей перед социоло­гом возникает обобщенный образ — «средний чело­век». Это может быть типичный студент, сторонник коммунистических взглядов, верующий или «новый русский». В понятии «среднего человека», введенном в науке А. Кетле (конец XIX века) погашаются все различия между людьми.

Таким образом, социология тесно связана со всем блоком социальных наук, основным предметом кото­рых выступает изучение поведения людей.

Внутридисциплинарная матрица социологии

Не только междисциплинарное, но и внутридисциплинарное знание представляет собой сложно раз­ветвленную и функционально взаимосвязанную сис­тему. Ее элементами выступают уже не отдельные науки, и отрасли знания внутри одной науки.

Под внутридисциплинарной матрицей социоло­гии понимается совокупность отраслевых направлений социологии, тематических областей и сфер, которые выделились в процессе дифференциации социологи­ческого знания и сегодня представляют сложно раз­ветвленную систему. К примеру, в рамках социологии в XX веке выделились такие отрасли, как социология труда и социология города, социология культуры и социология религии и др. Постепенно некоторые из отраслей, в свою очередь, разделились на множество субдисциплин. Скажем, в рамках социологии культу­ры сегодня в качестве самостоятельных существуют такие направления, как социология кино, социология театра, социология массовой (популярной) культуры, социология чтения и т. д. В рамках экономической со­циологии следует различать социологию труда, социо­логию занятости и безработицы, социологию рынка, социологию банков, социологию менеджмента, социо­логию организаций и др.

9 стр., 4412 слов

Теория социально-культурной деятельности как специальная отрасль знаний

... культуры и досуга, владеть основными терминами в данной отрасли знания. Среди основных понятий, употребляемых в данной дисциплине, ... лишь на стыке таких фундаментальных наук как философия, социология, культурология, педагогика, психология, экономика, искусствоведение, право ... высоконравственные потребности и поступки. Это Человек, Семья, Труд, Знания, Культура, Отечество, Земля, Мир. Каждая из этих ...

К усложнению внутренней структуры знания ве­дет процесс специализации. В 50-е гг. теоретическая физика включала всего четыре специальности, и од­ной из них была физика элементарных частиц. Через 20 лет последняя стала самостоятельной дисциплиной и включала в себя шесть новых специальностей. Еще через десять лет каждая из этих специальностей в свою очередь подразделилась на ряд новых направлений.

То же самое происходит и в социологии. Чуть бо­лее ста лет назад о социологии говорили лишь как о разновидности философии. Конту, Веберу, Дюркгейму понадобилось много сил, чтобы доказать право социо­логии на самостоятельное существование. Теперь уже в этом никто не сомневается, за исключением советс­ких философов, которые уже в 50-е годы XX в. отказы­вали социологии в праве быть самостоятельной нау­кой, считая ее философской специальностью. До начала 90-х годов XX в. в СССР научной степени по социоло­гии вообще не существовало, хотя количество различ­ных «социологии» достигало многих десятков. Сейчас же нередко впадают в крайность и спешат любую предметную сферу окрестить социологией. Так появи­лись «социология моря» и «социология воспитания», «социология пенсионеров» и т. п.

Отрасли группируются по родственным призна­кам: тематическая близость, общие мировоззренческие установки, сходство методологии или методического инструментария, либо личные знакомства и симпатии. Постепенно формируются поисковые программы, ис­следовательские группы, научные школы, новые на­правления и дисциплины, наконец, когнитивные пара­дигмы. Их-то и называют внутридисциплинарными элементами знания. К ним надо относить идеи, тео­рии, концепции, которые вместе с первыми образуют инвариантную структуру научного знания.

Отрасли социологии можно уподобить производ­ственным цехам, каждый из которых специализирует­ся на изготовлении узкого круга деталей, к примеру, цех двигателей, цех кузовов, сталеплавильный цех и т. д. В то же время сквозные элементы (методология, картина мира, теория и др.) выполняют роль функци­ональных служб предприятия: отдела кадров, отдела главного технолога, отдела труда и заработной платы, бухгалтерии и т. д. Они обслуживают все цеха и пото­му считаются сквозными. Так и в социологии.

Любое знание — теоретическое или эмпиричес­кое — имеет двойное подчинение. Оно получено в рамках той или иной отрасли, но с соблюдением уни­версальных требований, касающихся методики, методологии или научной теории. Социолог строит про­грамму конкретного исследования. Оно обязательно специализированно, т. е. выполняется в рамках, ска­жем, социологии труда или социологии семьи.

Внутридисциплинарную матрицу можно пред­ставить в виде перевернутого дерева, где корнем выступает социология в целом, ветвями — отраслевые социологии, многие из которых, в свою очередь, рас­щепляются на дополнительные ветви (поддисциплины).

Изобразим графически часть такого дерева.

Рождение новых отраслей очень редко диктуется потребностями самой науки. Гораздо чаще побудитель­ным стимулом является общество, в котором на пер­вый план в разные периоды выходят те или иные со­циальные проблемы. В советское время лидировала трудовая тематика и наиболее активное развитие по­лучила социология труда, а в 90-е годы, в связи с рос­том имущественного расслоения общества, падением материального благосостояния населения широкое развитие получили проблемы бедности и неравенства (включаемые в тематическое направление «социальная структура и стратификация), о которых при социализ­ме никогда не говорили.

Построим сводную таблицу, где в левом столбце отразим существовавшие в советский период отрасли социологии, а в правой — появившиеся в российской социологии. Видно расхождение как в количестве отраслей, так и в их названиях. К примеру, исчезли такие отрасли, как социология развития, социология познания, социология пропаганды, социология техни­ки. Хотя большинство отраслей отечественной социо­логии сохранились неизменными на протяжении пос­ледних 15—20 лет. Это указывает на стабильность научного знания — тенденцию, присущую всем науч­но развитым странам. Некоторые отрасли изменили свое название, как это сделала социология народона­селения, которая сегодня именуется просто демогра­фией, или социальной демографией. Две отрасли — социальная психология и социальная антропология — не являются в строгом смысле отраслями социологии. Они вполне самостоятельные научные дисциплины, однако среди специалистов бытует мнение, что та и другая мало чем отличаются от социологии и потому могут рассматриваться также в качестве ее отраслей.

Если сравнить отрасли социологии между собой, то окажется, что среди них выделяются крупные, сред­ние и мелкие. Крупные отрасли, прежде всего социо­логия культуры и социология труда (сегодня ее назва­ние поменяли на экономическую социологию, куда социология труда входит подразделом) распадаются на множество более мелких подотраслей. Похожим обра­зом крупные промышленные корпорации или концер­ны состоят из филиалов, полусамостоятельных пред­приятий и производств. Средние отрасли социологии, хотя и не распадаются над подотрасли, но готовы это сделать, поскольку внутри них можно обнаружить крупные тематические направления, объединяющие многих ученых и имеющие сложившиеся научные традиции. Мелкие отрасли не имеют ни того, ни дру­гого, они сами только еще выделились в самостоятель­ные образования, к примеру социология спорта или тендерная социология.

Отрасли-гиганты описывают какую-либо очень крупную сферу жизни общества. В самом деле, что может быть крупнее общественного труда или культу­ры. Это категории, сравнимые по фундаментальности разве что с обществом, материей или личностью. Под стать им и соответствующие отрасли — социология труда и социология культуры. Это комплексные дис­циплины, подразумевающие сложную внутреннюю структуру, наличие различных уровней, направлений и тенденций в изучении своего предмета.

Действительно, в социологии труда до недавнего времени (до 1993—1995 гг.) можно было выделить не­сколько направлений, дисциплин или отраслей знания. Так, социология организаций исследует иерархичес­кую структуру управления производством, формальную и неформальную организацию предприятия, личные и безличные факторы социальной организации труда. Социология профессий также выделяет свой предмет в системе общественного разделения труда, изучая престижность тех или иных видов деятельности, пред­почтения, ценностные ориентации, профессиональную пригодность и т. п. Социология производственного коллектива изучает широкий комплекс вопросов, вы­ражающих закономерности совместной трудовой дея­тельности людей, функции, цели и структуру трудовых коллективов — основных экономических, социальных и политических ячеек нашего общества. Следует так­же назвать: социально-психологические исследования сплоченности, лидерства, психологического климата, группового взаимодействия в производственных бри­гадах как разновидности малой контактной группы; социологию образа жизни, основой которого выступа­ет поведение человека в труде; промышленную со­циологию (индустриальную социологию), в центре внимания которой находится изучение социальных последствий научно-технической революции в про­мышленности, механизации и автоматизации производ­ства, социальной организации предприятий и проблем социального управления; наконец, социальное плани­рование, становление которого в качестве самостоя­тельной дисциплины немыслимо без изучения трудо­вых проблем.

Сменившая ее экономическая социология включи­ла в себя всю прежнюю проблематику социологии труда с ее подотраслями и добавила новые, соответ­ствующие рыночной реальности. Сегодня специалис­ты говорят о социологии занятости, социологии рын­ка, социологии биржи, социологии менеджмента, социологии финансов и некоторых других как о само­стоятельных, хотя и окончательно неоформившихся, подотраслях экономической социологии.

Не менее сложной и разветвленной отраслью-ги­гантом считается социология культуры, внутри которой выделяют такие подотрасли, как социология обра­зования, социология науки, морали, социология рели­гии, социология искусства, социология досуга, соци­ология спорта. Сегодня наблюдается тенденция к еще более узкой специализации знания, и в социологии искусства выделяются в особые направления: социо­логия театра, социология чтения, социология кино, социология концертной деятельности, социология изоб­разительных искусств. В социологии образования вы­деляются социология средней школы, социология про­фессионально-технического образования, социология высшей школы. Называть исследования, проводимые в ПТУ или колледже, как бы многочисленны они ни были, отраслевой социологией, видимо, еще слишком рано. Скорее речь должна идти о научном направле­нии внутри субдисциплины. Но пройдет время, и кто знает, не появится ли в качестве общепризнанной дис­циплины, скажем, социология студенчества или соци­ология школьников. Во всяком случае, тенденция ко все большей специализации и дроблению научного знания сегодня признана во всем мире.

Фундаментальный труд «Социология в России» (М., 1998), созданный учеными Института социологии РАН, посвящен описанию того огромного историчес­кого пути, который прошли ведущие отрасли социо­логии в течение более чем столетия. К таким отраслям причислены: методология и методы, историко-социологическая проблематика, социальная структура и стратификация, социология молодежи, социология города, социология села, социология пола и тендер­ных отношений, этническая социология, социология труда и производства, социология организаций, эко­номическая социология, социология науки, социология религии, социология культуры, социология личности и социальная психология, демография, социология семьи, исследование миграции, бюджеты времени, социология быта, здоровья и образа жизни, экологи­ческая социология, социология политики, социология общественных движений, изучение общественного мнения, социология девиантного поведения, социаль­ное прогнозирование. Каждая отрасль развивается в течение десятилетий, в ней заняты десятки и сотни ученых из разных коллективов.

Некоторые отрасли называются не социологиями, а как-то иначе. К примеру, социальная структура и стратификация — это не единичная специальная тео­рия, а отрасль социологии, где конкурируют между собой теории классов Маркса, Вебера, Уорнера, Соро­кина и десятков других, главным образом, зарубежных ученых. Отрасль «Общественное мнение» именуют специальной теорией, направлением, исследованиями, социологией. То же самое относится к тендерным ис­следованиям. В науке окончательное имя закрепляется устной традицией обычно через несколько лет или даже после 10—12 лет. Некоторые отрасли только еще становятся таковыми. Это относится к области изуче­ния общественных движений. В названной выше рабо­те она так и характеризуется — «становление нового исследовательского направления». Другие отрасли ушли с исторической сцены вслед за распадом того общества, реальности которого они отражали. Подоб­ное произошло с социологией пропаганды, социологи­ей образа жизни, социальным планированием, бурно процветавшими в советское время.

Уровни социологического знания Иерархия социологического знания

В современной методологии — и в нашей стране, и за рубежом — научное знание принято понимать иерар­хически и мыслить здание социологической науки состоящим из пяти этажей. На самом верхнем рас­положена научная картина мира (философские пред­посылки), на четвертом — общая теория, включающая категории самого абстрактного уровня, на третьем находятся частные, или специальные теории — обычно формализованные, логически компактные и конкретные модели социальных процессов. На втором этаже размещается эмпирические исследования — сравнительные, крупномасштабные, репрезентативные исследования, соответствующие самым строгим требо­ваниям науки и способствующие приращению нового знания. Они обслуживают три верхних этажа, так как основное предназначение эмпирических исследова­ний — не просто собрать и обработать факты, а обес­печить надежную проверку теории, ее верификацию. На нижнем этаже находятся прикладные исследова­ния — маломасштабные и нерепрезентативные иссле­дования, призванные изучить конкретную социальную проблему и разработать практические рекомендации для ее решения. К прикладной социологии надо отне­сти все политические опросы, изучение общественно­го мнения, маркетинговые исследования, управленчес­кое консультирование, деловые игры и ряд других направлений, которые не ориентированы на проверку фундаментальной теории и приращение нового знания.

Четыре верхних этажа социологического здания занимает фундаментальная социология, а последний, пятый — прикладная. Три верхних уровня в пятиэтаж­ном здании социологии занимают теоретические зна­ния, а два нижних принято именовать общим названи­ем эмпирического знания.

Научная картина мира

Общая теория

Частная теория

Эмпирические исследования

Прикладные исследования

На уровне эмпирических исследований, мы под­ходим к такой важной проблеме, как тематическое, проблемное поле науки. Это самый конкретный уро­вень определения предмета исследования. Что это та­кое? Это совокупность всех эмпирических исследова­ний, проводимых во всех странах в данное конкретное время. Если в стране более 10 или 20 тыс. социологов, и каждый занимается своей узкой темой, то общее тематическое поле социологии представляет сшитое из разных лоскутков одеяло. Где-то его плотность выше, а где-то ниже. Это означает, что некоторые темы, как, например, удовлетворенность трудом, проработаны очень подробно и тщательно, а другие темы затронуты весьма поверхностно. По одним темам проведены десятки и сотни исследований, по другим — единицы. Но и в насыщенных секторах науки, если присмотреться внимательнее, неизученных проблем более чем доста­точно. Когда собираешь вместе все исследования, ска­жем по адаптации (в советское время их проведено около 30), то обнаруживается их структурная непол­нота. Во-первых, подавляющее большинство исследо­ваний посвящены производственной и трудовой адап­тации, мало или вообще не затрагивая другие ее виды, во-вторых, изучены только временные, пространствен­ные и психологические аспекты адаптации, но остав­лены без внимания структурные характеристики. К примеру, так и осталось невыясненным, какие груп­пы лучше, а какие хуже адаптируются, из каких эле­ментов состоит социальная адаптация, повышается или снижается уровень адаптации в кризисные периоды по сравнению со стабильными, от каких социальных характеристик (класса, пола, возраста, профессии и др.) адаптация зависит больше, в каких по численности (малых, средних или крупных) коллективах ее уровень выше и т. д.

Прикладные исследования самый низкий уро­вень социологии. Это совокупность частных исследова­ний, как правило, однообъектных, которые завершаются разработкой практических мероприятий и иногда их внедрением (однообъектные исследования — практи­ческие рекомендации — внедрения).

Прикладные иссле­дования — это исследования местных событий. Цель прикладного исследования — не описания социальной реальности, а ее изменение. Важно знать инструменты прикладной социологии, ее цели и задачи. Если социо­лог, не зная этого, принесет на предприятие методоло­гию фундаментального исследования и будет изучать, например, динамику ценностных ориентации, то его не поймут. Потому что практические работники, которые будут выступать заказчиками, в этих категориях не рассуждают, они говорят совершенно другим языком. Перед прикладником возникают совершенно другие проблемы, чем перед академическим ученым.

Эмпирические и прикладные исследования раз­ные типы социологического исследования, у них раз­ные методологии и технологии. Существуют две отли­чительные черты, которые позволяют их разграничить.

Приращение новых знаний. Эмпирические исследования нацелены на приращение знаний, и они подтверждают либо опровергают какую-то частную теорию. Приклад­ные исследования не нацелены на приращение новых зна­ний, и они лишь дублируют частные теории, т. е. прикла­дывают их к конкретному объекту.

Репрезентативность. Эмпирические исследования обя­зательно должны быть репрезентативными (представи­тельными, отражающими типичные черты, действитель­ные для всей совокупности изучаемых объектов).

У них множество объектов, например средние города в разных регионах. Прикладное исследование не обязано быть реп­резентативными оно проводится на одном объекте (одно предприятие).

Для прикладников академическими учеными раз­рабатываются такие стандартные анкеты и стандарт­ные инструменты, по которым тиражируется опыт по разным предприятиям, например, тест Кетелла. Он применяется на многих предприятиях для одной и той же цели: оценка личных и деловых качеств. И никаких новых знаний для науки не добывается, новые знания только для администрации.

Таким образом, социологическое знание в целом не является гомогенной системой и не только потому, что в ней присутствуют разнокачественные уровни — теоретический и эмпирический, но еще и потому, что сюда органически включено метатеоретическое (фило­софское) знание. Современная логика науки признает как удлинение теоретического цикла познания, так и введение в него новых, дополнительных уровней, что предполагает переориентацию содержания теорети­ческого знания.

Научная картина

Самый верхний уровень теоретического знания, связанный с научной картиной мира, еще не является собственно социологическим. Поскольку он образован абстрактными категориями, имеющими универсальное Для всех наук значение, его правильнее относить к философии. Философское знание позитивизм, нео­кантианство, марксизм — определяет основу научной картины мира. Какой философской традиции придерживается социология в данной стране, такова и науч­ная картина мира.

Такие понятия, как «картина мира», «стиль мыш­ления», «надтеоретические логические структуры» и «предпосылочное знание», описывают одно и то же, а именно — метатеоретическое знание. Собственно теоретическое знание ограничено построением тео­рий — общих и частных. Специфическая черта тео­рии — способность предсказывать события. Фило­софия только объясняет мир. Выделяют три основные познавательные функции научной теории описа­ние, объяснение и предсказание.

В противоположность этому на метатеоретическом уровне происходит обобщение, осмысление и крити­ческая переоценка того, что сделано на теоретическом уровне, — теоретических результатов и самой практи­ки теоретической работы. Если основным элементом теоретического знания является закон, утверждение о необходимых, существенных связях между явлениями, то метатеоретическое знание формируется в виде прин­ципов различного порядка, в которых утверждается нечто уже о самой теории.

Метатеоретические принципы задают определен­ное видение мира и методологию исследования. Архетипическое знание, как их еще называют, часто фор­мулируется в неявном виде. Напротив, элементы общей теории все до единого должны формулироваться яв­ным образом, а элементы частной теории должны не только явно выражаться, но и записываться на языке формальной логики или математики.

Научная картина мира (НКМ) в социологии — это совокупность самых общих представлений, часто но­сящих философский характер, о том, как устроена и каким законам подчиняется социальная реальность, в которой существуют общество и образующие его ин­дивиды. НКМ управляет и регулирует процессом со­здания общей социологической теории (ОСТ), а пос­ледняя влияет на образование частных теорий. НКМ напоминает компас, который помогает ориентировать­ся ученому в законах социального познания. Компас указывает только общее направление, а конкретную карту местности ученому дают общая и частные соци­ологические теории.

В НКМ включены основные понятия, которые опи­сывают социальная реальность (общество, социальные группы, личности, мотивы, ценностные ориентации, коллективные представления и т. п.).

В отличие от об­щей теории, они логически не связаны друг с другом в единое и проверяемое на опыте целое. ОСТ, опира­ясь на частную социологическую теорию (более конк­ретные совокупности понятий), строит логическое це­лое относительно не всей социальной реальности, а ее узкого фрагмента. К примеру, общая социологическая теория может быть посвящена выяснению того, что такое ценностные ориентации личности или соци­альные институты, т. е. крупным темам. ОСТ вытекает из НКМ, но опирается на частные социологические теории (ЧСТ), которых великое множество.

Картина мира включает следующие компоненты:

• общефилософские (метатеоретические) положения о строении мира (онтология) и его развитии (динамика, ге­незис);

• общенаучные принципы, выступающие в роли норматив­ных регуляторов деятельности ученого (объективность и достоверность научного знания, истинность, и др.);

• идеологические стандарты и нравственные ценности;

• эвристические модели, заимствованные из других облас­тей знания и используемые как средство объяснения со­циальной реальности (например, сравнение общества с живым организмом у Г. Спенсера).

НКМ — это совокупность самых общих теорети­ческих суждений о том, как устроена та реальность, которую они собираются изучать. В отличие от науч­ной теории, где все элементы выверены и пригнаны друг к другу, как в механизме сверхточных часов, в научной картине все приблизительно, неточно, пред­варительно.

Теорию иногда сравнивают с сетью, которую ис­следователь набрасывает на мир. Все, что вылавлива­ется такой сетью, считает B.C. Степин, и есть предмет теории1. Картина мира дает предварительный эскиз этой сети, задавая предположительный и довольно приблизительный характер не только конфигурации, но и размеров ее ячеек. Действительно, философские и ценностные суждения, которые входят в состав со­циологической картины мира, вряд ли дадут точные параметры реальных объектов. Они определяться поз­же, пройдя эмпирическую стадию исследования. Од­нако на промежуточной стадии грубые контуры соци­альной реальности, задаваемые картиной мира, пройдут конкретизацию и шлифовку сначала на уровне общей, а затем частной теории.

К примеру, социологическая картина мира опре­деляет, что социолог должен изучать, в отличие от физика, не природу, а общество. На абстрактном уров­не совершенно очевидно, что общество, во-первых, состоит из конкретных людей, во-вторых, обладает некой структурой и формируется этими людьми. Но как конкретно выглядят общество и люди? Общество и людей изучает множество наук, в том числе антропо­логия, демография, этнография, политология. А в чем заключается специфика социологии. Представители различных направлений (в данном случае их лучше именовать перспективами) предлагали свое определе­ние специфики социологии и того, что она, в отличие от других наук, должна изучать.

М. Вебер, ориентировавшийся на неокантианскую философию, считал, что реальны только индивиды, которых и должна изучать социология. Социолог не может познать такие абстрактные сущности, как на­род вообще, класс вообще, государство вообще. Их составляют конкретные индивиды, изучая поведение, мотивацию и ценностные ориентации которых, можно затем определить контуры народа, класса, государства. Его оппонент, Э. Дюркгейм, придерживавшийся пози­тивизма, напротив, единственно реальным признавал коллективное сознание и социальную общность, аргу­ментируя свою позицию тем, что общность всегда боль­ше механической суммы отдельных индивидов. Если это так, то изучение отдельных представителей ничего не скажет о природе сообщества, у которого есть не­что, неразложимое на индивидуальные мотивы и по­требности, скажем, традиции, обычаи, коллективные символы и верования, которым подчиняется индивид,

но которые прямо не следуют из его поведенческих поступков и убеждений.

У Вебера и Дюркгейма разные картины мира, опи­рающиеся на разные онтологии (учения о структуре мира) и разные философские традиции: Вебер опирает­ся на традиции номинализма, а Дюркгейм — реализма. Однако кроме этих двух перспектив в социологии су­ществуют и другие, которые формируют собственные картины мира, непохожие на первые, например, марк­сизм, символический интеракционизм, этнометодология. Они иначе определяют то, что должна изучать социоло­гия, и то, как устроен тот мир, который она исследует.

Решающее влияние на НКМ оказывает философия. Это может выступать свидетельством того, что со­циология до конца еще не рассталась со своим фило­софским прошлым. В одних странах такой отход про­изошел раньше, в других позже. В России с 20-х по 80-е годы XX века социологию считали частью фило­софии, научные степени кандидата и доктора социоло­гии появились только в начале 90-х годов. Правда, в США социологи по сию пору носят звание магистров и докторов философии, но это формальная дань про­шлому. Никакого вмешательства на развитие социоло­гии философия здесь не оказывает. Напротив, в За­падной Европе все время были сильны философские традиции, в результате европейская социология созда­ла более глубокую теорию и более аналитична, чем американская.

В Европе фундаментальные знания в области фи­лософии являлись обязательным компонентом социо­логического образования. У социологов был широкий философский выбор: философия Канта и Гегеля, нео­кантианство и неогегельянство, позитивизм и не­опозитивизм, феноменология и экзистенциализм, ре­лигиозная философия и философия жизни, томизм, агностицизм, сенсуализм и т. д. В США господствова­ло лишь одно направление — прагматизм, который и повлиял на основание американской социологии, ее менталитет и практическую направленность. Позити­визм, который оказал второе по значению влияние, особенно на становление количественной методологии и техники эмпирических исследований, был экспор­тирован из Европы. В Европу выезжали на учебу чуть ли не все американские социологи Здесь они получа­ли фундаментальную философскую, а вместе с ней теоретико-методологическую подготовку. Т. Парсонс, самый выдающийся американский социолог, прошел в Германии полный курс обучения. Другие мыслите­ли, определившие облик американской социологии, в частности П. Лазарсфельд и П. Сорокин, эмигрирова­ли в США из Европы, где вскоре создали научные школы и целые поколения социологов, впитавших европейскую интеллектуальную традицию После Вто­рой мировой войны в США уехали большинство выда­ющихся европейских социологов, а потому учиться философии в Европе было уже не у кого Оторванное от своих корней молодое поколение европейских со­циологов обращало свои взоры не в Европу, а в США, откуда приходили все новомодные веяния и куда им приходилось выезжать на обучение эмпирической социологии. К 60-м годам в США оформились соб­ственные, непохожие на европейские аналоги, фило­софские течения, в частности символический интеракционизм, которые, оставаясь во многом в сфере философии, органично влились в социологическое знание. С той поры можно говорить о том, что соци­ология стала порождать собственную, нацеленную на обслуживание своих нужд, философию. Такие социолого-философские течения получили название социо­логических перспектив (иногда их также именуют школами, направлениями, парадигмами).

Научные картины сильно интегрированы в куль­туру некоторой эпохи и цивилизации. Картина мира помогает вписать добытые теорией и эмпирией точные знания в абстрактный и неточный мир культурных ценностей. Конкретная культура конкретной эпохи оказывает явное и неявное давление на ученого, зада­вая цели и задачи науки, определяя критерии оценки и содержание знаний. Это может быть не только обще­культурное давление, но также политическое, религи­озное, экономическое. Выдержать культурное давление, принять на себя первый удар тех ценностей и устано­вок, которые к науке не относятся, и призвана картина мира. Находясь в промежутке между культурой общества и конкретной научной деятельностью, она смягчает удар и переводит одно на язык другого.

Теоретическое знание

Центральным элементом в системе теоретическо­го знания, занимающего три верхних этажа в иерар­хии, выступает не научная картина мира, а научная теория, которая подразделяется на два уровня — об­щая теория и частная теория. Прежде чем рассматри­вать особенности социологической теории, проанали­зируем сущность научной теории как таковой

Буквально «теория» означает «зрели­ще» — заранее и хорошо продуманную инсценировку событий, определенный взгляд на вещи. Теория отра­жает реальность избирательно и под определенным углом зрения Она отсекает второстепенное и оставля­ет главное. Второстепенных деталей, попадающих в наше поле зрения так много, что они создают хаос. Отсортировать главное и организовать их в непроти­воречивое целое призвана научная теория, поэтому ее можно воспринимать как своеобразный интеллек­туальный фильтр.

В методологической литературе вы найдете не одно, а множество определений научной теории. Тео­рию можно понимать как совокупность логически свя­занных между собой абстрактных понятий, которые переводятся в переменные, наделяемые эмпирически­ми признаками, а также в совокупность гипотез, кото­рые подвергаются эмпирической проверке. Теорию можно определить как иерархически организованную систему предложений и гипотез, находящихся в отно­шениях выводимости. Теория — совокупность утвер­ждений о реальном мире, которые описывают связь переменных. Выводы, представляющие логически ис­тинные дедукции, называются пропозициями. Науч­ная теория «есть знание особого рода — знание всеоб­щее (универсальное) и необходимое (содержательно аподиктическое) «.

Научная теория имеет сложную иерархическую структуру. Абстрактные объекты верхнего слоя образовывают относительно автономные области (теорети­ческие системы), которые связаны с областями ниже­стоящих уровней не прямо, а через специальные пре­образования. Причем первые в ряде случаев могут иметь так называемое избыточное содержание, иначе говоря, они не проецируются целиком и полностью на объективную реальность, хотя правильно ее объясняют. Откуда берется некоторый «остаток». Понятие — не только идеализированная модель действительности, но и сокращенная система практических действий, кото­рые необходимо осуществить ученому, чтобы в конеч­ном итоге получить такое понятие

В методологии различают не один, а два контекста функционирования теории Репрезентативная функция теории заключается в ее способности служить абстракт­ной моделью (заместителем) реальных объектов (экстен­сиональный контекст), а регулятивная функция теории представляет ее уже как систему теоретических опера­ций (интенсионалов), посредством которых осуществля­ется построение абстрактной модели. Поскольку теоре­тическое знание не просто копирует реальность, а воплощает определенное отношение субъекта к реаль­ности, постольку одной и той же реальности соответст­вуют два (и больше) теоретических образа, каждый из которых выражает не только объективное содержание теории, но и соответствующее субъект-объектное отно­шение. Например, в квантовой теории один и тот же реальный процесс может описываться посредством двух различных идеализированных схем (волновой и корпускулярной).

В них используются разные теорети­ческие средства, которые дают противоположные кар­тины реальности, но, тем не менее, обе они являются эквивалентными и истинными. Вследствие этого схемы не могут без остатка проецироваться на отражаемый ими процесс, иначе говоря, они обладают частичной семантической объективностью (неполной истиннос­тью), хотя и приводят к одним и тем же статистическим распределениям.

У научной теории две важнейшие функции — объяснять устройство реального мира и предсказывать будущие события. Объяснение это знание связи аб­страктных объектов модели, а предсказание — связи реальных объектов в окружающем мире. Объяснение

надо отличать от описания и интерпретации. Объясне­ние происходит при помощи построения причинно-следственных (каузальных) моделей, которые получа­ют теоретическое доказательство и эмпирическое подтверждение. Считается, что в физике с этим об­стоит все нормально, но в социологии строгие каузаль­ные модели построить невозможно. Здесь преобладают описательные схемы, а вместо логического доказатель­ства используется очень похожий на него прием — ин­терпретация Интерпретации представляют специфи­ческий класс обобщений, встречающихся только в социальных науках. В них нет гипотез, логического вы­ведения одних утверждений из других, аксиом и по­стулатов, эмпирического подтверждения, зато много философских рассуждений и субъективных оценок. Интерпретации нельзя ясно и недвусмысленно выве­сти из данных. Они представляют собой выводы, кото­рые нельзя подвергнуть экспериментальной проверке или статистическому анализу, как например, интерпре­тацию нацизма. По сравнению с физикой социологию считают очень молодой, а потому теоретически незре­лой наукой. Как отмечал в свое время П. Лазарсфельд, сегодня социология находится в том же состоянии, в каком 400 лет назад находилась физика. Нужны годы и годы на сбор и сопоставление социальных фактов, прежде чем в социологии появится нечто значитель­ное. Лишь через 400 лет после этого следует ожидать появления социологических ньютонов, максвеллов и эйнштейнов. Относительная молодость социологии накладывает свой отпечаток на процесс развертыва­ния теории, ее тип и структуру. Здесь появляются, например, эмпирические теории как итог конкретного исследования, «теории отдельных процессов», т. е. унитарные теории, в социологии меняется функция НКМ, которая, по мнению Е.Н. Гурко, компенсирует отсутствие хорошо разработанного теоретического аппарата. Иными словами, в социологии многие уровни и компоненты теоретического знания, присущие развитым наукам, присутствуют здесь как бы в свернутом виде. «Свернутость» структуры социологической теории от­ражается на ее генезисе и развитии, которые имеют свою специфику. Например, здесь не просто присут­ствуют, но преобладают так называемые «первичные объяснительные схемы» (B.C. Швырев), которые лишь позже могут развернуться в зрелые теории. Численно больше здесь и концепций, которые в отличие от теорий представляют скорее субъективный взгляд на круг про­блем, первоначальное осмысление, иначе, пробную те­орию. К первичному уровню концептуализации относят­ся также типологии (способ вычленения эмпирических признаков на основе внеэмпирических конструктов) экспликация (формально-аналитическое упорядочение смысла терминов) и др. К типу зарождающихся теорий можно отнести и теоретические модели — семантически эквивалентные, но логически неполные абстрактные аналоги реальных процессов. И практически полностью отсутствуют в социологии аксиоматические теории.

Для социологии трудности в построении зрелой теории заключаются не в техническом оснащении, считает Т. Абель, а в методологии. Физика имеет дело с объектами и событиями, которые обладают от рожде­ния свойствами и вступают в отношения, подчиняясь универсальным законам, создавая устойчивый порядок. В отличие от физического социальный мир сотворен самим человеком, он состоит из бесчисленного коли­чества межличностных связей и отношений, которые принимают устойчивую форму социальной организа­ции, социального института или социальной структу­ры, которые направляются и управляются теми, кто их создавал. Ничего похожего во вселенной нет. Только человек ставит перед институтами, организациями и структурами цель, к которой они должны стремиться. Мы сами наделяем свой мир социокультурными харак­теристиками, присваиваем им имена, статусы и опре­деляем параметры. Мы же их потом и познаем. Они не существуют независимо от нас. Не только сам соци­альный мир создан нами, но и законы, управляющие им. Не следует предаваться иллюзии, что они универ­сальны, неизменны и постоянны.

Отсюда вытекает, что цели и задачи социологии качественно отличаются от таковых в физике, хотя обе они опираются на одну и ту же логику познания, на один и тот же научный метод. «Социология „экзи­стенциальна“, или феноменалистична в своих интере­сах; физика абстрактна и фундаментальна, поскольку интересуется открытием универсальных законов и унификацией теорий. Пионеры социологии полностью осознавали экзистенциальную сущность социологичес­кого интереса к процессу человеческой жизни».

Философское знание сформировалось в социологии раньше, а конкретно-научное — позже. В этом смысле научная картина мира исторически и логически пред­шествовала созданию общей теории и тем более частной. Философские основания социологии заложены еще Ари­стотелем и Платоном, а в середине XIX в. продолжены О. Контом. Общая теория сформировалась усилиями М. Вебера, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля и Ф. Тенниса не ранее конца XIX — начала XX вв. А частные социологи­ческие теории появились главным образом во второй половине XX в. Они — плод зрелой науки.

У картины мира и общесоциологической теории много общего. И в том, и в другом случаях фиксируется знание о наиболее существенных чертах социального бытия человека и фундаментальных закономерностях развития общества. Но в картине мира фундаментальное знание фиксируется в недифференцированном, неупо­рядоченном в строгую систему, иначе говоря, в неявном виде, а в общей теории заключено явное (текстуальное) знание. Не будучи жестко заданной системой правил, фундаментальное знание допускает различные способы конкретизации исходных принципов. Поэтому находящи­еся ниже его уровнем и подчиняющиеся ему частнотеоретические модели могут строиться как ветвящиеся си­стемы, или соперничающие концепции.

13

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector