Криминальная психология 2

8

Криминальная психология 1

1.Исторически сложившиеся концепции преступности 1

и личности преступника. Предмет криминальной психологии 1

2. Личность совершившего преступление 3

2.1.Понятие личности преступника и лица, совершившего преступление 3

2.2. Криминологическая и психологическая классификация лиц, совершивших преступление 4

2.2.1. Криминологические типологии 4

2.2.2. Психологические типологии 5

3.Психические аномалии, их виды и криминогенность 6

Литература:

В.П. Васильев Юридическая психология, С.-П., Питер, 1997, с.329−338;

Зелинский А.Ф. Криминальная психология, К., 1999, с.20−84

Иншаков С.Н. Зарубежная криминология, М., М-Норма, 1997, с.19−197;

Лазурский А.Ф. Классификация личностей, М., 1923, с.85−193

Фромм Э. Человек для самого себя, М., 1993, с.59−95

  1. Исторически сложившиеся концепции преступности и личности преступника. Предмет криминальной психологии

Известное во всем мире слово crime означает преступление. Наукой о внутреннем мире человека является психология. Таким образом, в буквальном смысле слова криминальная психология — это наука о субъективной стороне преступления, его внутренней детерминации и личности преступника.

Преступность и преступление всегда, во все времена привлекали к себе пристальное внимание людей. О них с гневом писали библейские пророки, предрекая Божью кару за человеческую греховность. Все философские системы и религии пытались отыскать и объяснить истоки зла в отношениях между людьми и народами. Глубокий психологический анализ злодейства мы находим в мировой литературе: Шекспир, Шиллер, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский и многие другие.

И прежде, чем мы приступим к рассмотрению вопросов, которыми занимается современная криминальная психология, вернемся в глубь веков, стряхнем пыль со старинных фолиантов и проследим путь, который прошло человеческое общество, защищаясь от преступлений и преступников; кого оно считало и считает преступниками и т. д. и т. п.

12 стр., 5846 слов

Типология личности преступника 2

... его совершить, в силу свойств своей личности. Профилактика преступности основывается на изучении преступления и личности преступника на основании типологии преступной личности. В этом проявляется важность изучения ... психология. С основами общей и социальной психологии: Учебник для вузов. – 2-е изд., перераб. – М.: Норма, 2006 Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального ...

Итак, первоначальная практика защиты от нападений (присущая, кстати, всему живому) основывалась на механизмах самозащиты. Неразвитость механизмов стадного регулирования сделала самозащиту основной формой противодействия нападающему. Чуть позже, с развитием таковых механизмов, развивается кровная месть и власть вожака (вождя, князя).

Если раньше лишь мать защищала свое дитя, то в более поздний период, о котором мы сейчас говорим, все члены рода патронируют более слабых сородичей. С одной стороны, кровная месть доводит конфликт до абсурда, расширяя его временные и пространственные рамки. Но, с другой стороны, именно перспектива возникновения кровной мести оказалась способной предотвратить многие инциденты, потому, что человек теперь рассматривается не сам по себе, а как часть некоего целого, и именно это целое надо иметь ввиду, причиняя вред слабому.

Развитие власти вожака происходит аналогичным образом. Первоначально он опирается на собственную силу, регулируя отношения в общине, затем — на вооруженный отряд. Его запреты становятся более действенными, поскольку их нарушение повышает вероятность наказания.

В следствие формирования более крупных объединений власть вожака расширяется; кровная месть начинает действовать внутри племени, ослабляя его. Именно поэтому на кровную месть внутри племени накладывается запрет. Теперь конфликт разрешается только вождем, лидером.

Исторический анализ соотношения механизмов кровной мести и власти вожака показывает общую закономерность: при неэффективно принимаемых центральной властью мерах защиты, начинают формироваться различные механизмы самозащиты, в том числе и такие, которые противоречат законам и установлениям общества. Мы с вами можем видеть действие таких механизмов и сегодня, когда граждане обращаются за защитой к преступным организациям.

По мере развития карательных способов реагирования на преступление появилось такое «бессмертное» изобретение человечества как тюрьма. Первоначально в этих целях используются глубокие ямы. В которые изначально преступники закапываются живыми, позже — их оставляют там жить. И для этого есть две достаточно веские причины: во-первых, наказание становится более длительным и мучительным, а значит, и более впечатляющим; во-вторых, преступников выгодно использовать на наиболее трудных и опасных работах. Уже в Древней Греции и Древнем Риме тюрьмы были похожи на те, что функционируют сейчас.

5 стр., 2414 слов

Человек в психоанализе

... исследование вопросов, касающихся политики и власти. Вместе с тем, в анализе бессознательного как компонента природы человека российские психоаналитики, российские психоаналитические просветители ... метафизическое толкование и излагались в контексте интерпретации духовной жизни человека. Деятельность российских психоаналитиков, российских психоаналитических просветителей, российских исследователей ...

Таким образом, власть вождя, трансформировавшаяся затем во власть господина, положила начало развитию разнообразного арсенала мер воздействия на преступность. Акцент при этом делается на карательные меры. Однако, именно кровная месть и карательная система вывели человечество из царства дикости и произвола, где, по выражению Д. Лондона, господствовало право сильных мускулов и острых клыков. Родовая защита и власть вождя дали право на существование слабому человеку.

По мере развития цивилизации, когда лучшие умы человечества интуитивно почувствовали, что кара не всесильна, поиск мер воздействия на преступность стал осуществляться в других областях.

Мощнейшим средством воздействия на различные социальные процессы, в том числе и на развитие преступности, стала религия. Наиболее мощные системы религиозного воздействия были созданы в IV-III тысячелетиях до н.э. в Древнем Египте, Вавилоне, Индии.

Религиозное воздействие основывалось на том же принципе, что и воздействие кровной мести, с той лишь разницей, что религия расширила до максимума временные границы конфликта, указывая, что последствия конфликта могут настигнуть человека и после смерти. Религия контролирует не только дурные поступки человека, но и дурные мысли, которые могут стать известны Богу. Таким образом, форма религиозного контроля оказалась самой всеобъемлющей. Эта практика с определенной трансформацией была воспринята в тоталитарных государствах, где путем доносительства и шпионства властям становилось известно буквально все о подданных, в том числе и их мысли.

Одна из наиболее распространенных в странах Западной Европы классификаций выделяет три направления криминологической мысли, три школы криминологии:

4 стр., 1823 слов

1. Человек коммуникативный

... способом существования человека является его связь с другими людьми, а сам человек становится человеком только в ... профессиональной специализации в рекламе. Финансовый директор – человек, под руководством которого работает несколько сотрудников, занимающихся ... занимается воплощением задуманного проекта в жизнь. Визуализатор – человек, который представляет идеи копирайтера в визуальном виде. ...

  • Классическая школа (Беккария, Бентам, Фейербах). Основные идеи этой школы сводились к следующему:
  • человек есть носитель свободной воли и преступление есть результат его свободного выбора; т.к. человек, обладая нравственной свободой, выбирает зло, он должен нести наказание за свой выбор;
  • процесс принятия решения о совершении преступления носит исключительно рациональный характер, следовательно, человек совершает преступление лишь взвесив все pro и contra;
  • усиливая наказание, общество делает преступление менее привлекательным, что позволяет удерживать людей от их совершения;
  • ужесточение наказания должно производиться по принципу «ужесточать лишь настолько, чтобы сделать преступление непривлекательным».

Критики упрекали представителей классической школы за то, что они упустили из поля зрения личность преступника. И действительно их концепция была несколько схематичной и чрезмерно рационалистичной. Но вспомним, что психологи лишь в ХХ веке установили, что характерной чертой человека является: думать одно, говорить другое, а делать третье, вопреки первому и второму. В то же время идеи этой школы не случайно названы классическими, поскольку они живы до сих пор и являются основой системы воздействия на преступность во многих странах, не смотря на попытки отказаться от них.

  • Антропологическая школа (Ломброзо). Основная идея Ломброзо заключается в том, что преступник есть особый природный тип, скорее больной, чем виновный (и здесь большое влияние оказали ученые, доказывавшие, что сумасшедшие — не преступники, а больные).

    Преступником не становятся, а рождаются. Это своеобразный двуногий хищник, которого подобно тигру не имеет смысла упрекать в кровожадности. Преступного человека следует выявить по ряду признаков и изолировать (либо уничтожить).

Первоначально Ломброзо считает основой преступления атавизм. В третьем издании «Преступного человека» (1884 г.) он наряду с атавизмом к причинам преступности отнес болезнь. В последнем издании этой работы ученый тесно связал атавизм с патологическим состоянием организма, считая основой последнего эпилепсию и нравственное помешательство.

5 стр., 2150 слов

Психология преступника и расследование преступлений

... человека с социальной средой посредством практической деятельности.Несомненно, наглядным отличием личности преступника от непреступника является сам факт совершения преступления. Как полагает известный исследователь психологии преступного ...

Однако, поставив в центр научных исследований человека, который совершает преступление, Ломброзо положил начало глубоким системным исследованиям личности преступника.

Антропологические исследования Ломброзо легли в основу созданного им детектора лжи, который сам Ломброзо называл сфигмографом. При помощи этого прибора, фиксировавшего изменения циркуляции крови и констатировавшего внутреннее волнение человека, ученому удалось доказать, что человек, заподозренный в краже золотых вещей в Турине, не виновен. Однако при этом прибор зафиксировал волнение этого человека при упоминании о другой краже, в которой его не подозревали (дальнейшее расследование подтвердило это).

Трудно переоценить вклад Ломброзо и в исследование татуировок и преступного жаргона.

Хотелось бы закончить словами А. Гурова, руководителя первого в нашей стране управления по борьбе с организованной преступностью: «Странно, разумеется, звучит его утверждение о том, что мозг у преступника-убийцы весит на 30 г меньше, чем у обычного человека. Такие данные были получены после взвешивания мозга 400 гильотинированных преступников и около 200 умерших обычной смертью граждан. Но более странно другое. Никто, кроме него, больше не делал таких экспериментов, хотя в один голос заявляли об абсурдности подобных выводов».

  • Социологическая школа (Ферри, Дюркгейм, Сатерленд)

Суть концепции Ферри заключается в рассмотрении преступления как продукта трех родов естественных факторов (антропологических, физических, социальных).

2 стр., 966 слов

Личность преступного типа 2

... преступления А Насильственно-агрессивный Мотив преступления Б Корыстный (!) Повторность Имеется по преступлению Б Длительность преступной деятельности 1-2 года Наличие группы Преступник — одиночка Тип преступной личности Прирожденный преступник ...

Физические факторы (климат, погода, географические особенности) влияют на всех преступников почти одинаково; антропологические факторы преобладают в преступной деятельности преступников прирожденных, помешанных или по страсти; социальные же факторы влияют особенно на случайных преступников и на преступников по привычке. При этом социальным факторам отводится приоритетная роль: «Рост и уменьшение преступности зависят главным образом от социальных факторов, т. е. от факторов, которые легче других могут быть изменены и исправлены по воле законодателя».

Для объяснения генезиса преступления необходимо исследовать условия семейной и общественной жизни преступника, его антропологические особенности (анатомические, физиологические и психические).

Позитивистские теории преступности получили широкое распространение во многих странах, в том числе в дореволюционной России. В 20-е годы во многих университетских городах России и Украины были созданы криминологические научно-исследовательские центры. В тематике исследований значительное место занимала криминальная психология. Исследования проводились в основном преподавателями и студентами юридических факультетов в содружестве с психиатрами и психологами. Постепенно криминально-психологическая тематика стала выделяться в самостоятельную отрасль юриспруденции. В 1923 г. была переведена на русский язык монография немецкого криминолога М. Геринга «Криминальная психология», а через три года под таким же названием вышла в свет книга русского криминолога С.В.Познышева. параллельно развивалась и судебная психология, изучавшая психологию следствия, поведение участников процесса в суде. Занимались этим преимущественно психиатры и психологи: П.Б.Ганнушкин, А.Р.Лурия, Е.К.Краснушкин, А.Е.Брусиловский, А.С.Тагор и др.

Предмет криминальной психологии. Классификация гуманитарных наук зависит от их предмета. Криминология изучает закономерности преступности во всех ее проявлениях; детерминации и причинности преступности и т. д.

Являясь неотъемлемой частью криминологии, криминальная психология изучает психические закономерности, связанные с формированием преступной установки, образованием преступного умысла, подготовкой и совершением преступления, а также созданием преступного стереотипа поведения. Она исследует личность преступника и преступной группы, а также психологические пути воздействия на эту личность и группу.

2. Личность совершившего преступление

  1. Понятие личности преступника и лица, совершившего преступление

Прежде, чем приступить к рассмотрению вопросов, связанных с исследованием преступника, необходимо определиться с тем, что же такое личность преступника. Существуют ли вообще особые личностные признаки преступника?

В юридической литературе можно найти два взаимоисключающих ответа на этот вопрос. Первый: лица, совершившие преступления (преступники), отличаются от правопослушных граждан наличием у них антиобщественной направленности. А.И. Долгова предложила назвать преступника криминогенной, т. е. преступной личностью.

Другое мнение заключается в отрицании понятия личности преступника, поскольку оно не содержит никаких специфических свойств, которые были бы присущи только лицам, осужденным за совершение преступлений, кроме формального — вступления в силу обвинительного приговора.

Компромиссная позиция — употребление понятия «лица, совершившие преступления» как родового по отношению к личности преступника (криминогенному типу) и случайному преступнику.

Личность человека в значительной мере формируется в процессе деятельности. Ведущая деятельность накладывает свой отпечаток на личность, формирует те или иные ее свойства.

Однако, не всякое преступление может быть названо деятельностью — целенаправленным волевым поведением, да и сами виды преступной деятельности существенно отличаются друг от друга.

С другой стороны, нельзя отказаться от понятия личности преступника, поскольку она реально существует. Это профессиональные воры, наемные убийцы, террористы и т. п. они не только нарушают уголовные законы, но ведут преступную деятельность.

Личность формируется в процессе деятельности. Следовательно, личность преступника — это личность человека, совершившего не отдельное правонарушение, а систему преступных действий, т. е. преступную деятельность.

Итак, о личности преступника можно говорить лишь в отношении человека, виновного в преступной деятельности, т. е. учинившего ряд умышленных, целенаправленных, предусмотренных уголовным законом действий ради реализации общего для них мотива.

В сущности, любое преднамеренное умышленное преступление, если оно программируется и осуществляется с помощью заранее намеченных действий, является преступной деятельностью.

Возвращаясь к вопросу, который мы задавали в начале лекции, следует признать, что признаков, однозначно аттестующих личность преступника, не существует. Можно говорить лишь о повышенной частоте тех или иных негативно личностных свойств среди лиц, осужденных за преступную деятельность, по сравнению с лицами примерно того же возраста и социального положения, но несудимыми или судимыми за другие преступления.

Таким образом, можно сказать, что личность преступника — это совокупность психологических и нравственных характеристик, в той или иной мере типично присущих людям, повинным в преступной деятельности определенного вида.

  1. Криминологическая и психологическая классификация лиц, совершивших преступление

Гуманитарная типология событий, явлений и людей не бывает единообразной.

2.2.1. Криминологические типологии

Создатели позитивистской школы уголовного права врач-психиатр Ч.Ломброзо и криминолог Э.Ферри различали пять типов преступников: 1) прирожденных; 2) «преступников вследствие безумия», психопатов и иных, страдающих психическими аномалиями; 3) преступников из страсти; 4) случайных; 5) привычных. Так называемая социологическая школа, которая возникла как реакция на крайности ломброзианства, сохранила в основном ту же классификацию, исключив из нее лишь прирожденного преступника.

В 20-е годы С.В.Позднышевым была предложена типология онтогенных и экзогенных преступников, которые подразделялись в зависимости от того, как соотносятся объективные обстоятельства и внутренняя личностная готовность к преступлению. Первых он назвал идейными противниками правопорядка, «моральными психастениками», которым чужды нормы морали и права и способность к сопереживанию («социопаты»).

Вторые, совершившие преступление под воздействием внешних влияний, могут быть лицами: 1) с недостаточно развитыми правовыми чувствами; 2) недостаточно самостоятельными в выборе поступков, т. е. внушаемыми, легкомысленными и слабохарактерными.

Современная криминологическая классификация социологического направления выглядит так: 1) социопаты, у которых отсутствуют внутренние моральные запреты и способность к эмоциональным контактам; 2) невротики; 3) эгоистические личности; 4) преступники в силу приверженности к определенной субкультуре и референтной группе.

В 60-е годы А.Б.Сахаров разработал криминологическую классификацию личности, построенную по двум основаниям: 1) по характеру совершенных преступлений; 2) по глубине и стойкости антиобщественной направленности личности.

По первому основанию выделяются: 1) насильственные (агрессивные) — убийцы, насильники, хулиганы, осужденные за телесные повреждения, вандализм и т. п; 2) корыстные преступники, совершившие кражи, хищения, мошенничество, взяточники, дельцы наркобизнеса, контрабандисты и т. п.; 3) корыстно-насильственные: бандиты, грабители, вымогатели, киллеры; 4) лица, нарушившие уголовные запреты в силу своей гражданской недисциплинированности и правового нигилизма, бескорыстно и без применения насилия: дезертиры, осужденные за должностные преступления и т. п.; 5) лица, осужденные за неосторожные правонарушения.

По второму критерию — глубине и стойкости антисоциальной направленности — различают: 1) случайные преступники, совершившие преступления, не являющиеся тяжкими; 2) ситуативные, впервые совершившие тяжкие преступления под воздействием неблагоприятно сложившейся ситуации (убийство из ревности); 3) неустойчивые, повинные в умышленных преступлениях, но в отличие от первых двух, ранее допускали различного рода отклоняющееся поведение; 4) злостные, которые длительное время ведут преступную деятельность, в том числе ранее судимые; 5) особо злостные, ведущие длительную преступную деятельность, «воры в законе», лидеры преступных группировок и т. п.

Следует отметить, что характер и тяжесть совершенных преступлений не всегда однозначно характеризуют виновное лицо. Глубина и стойкость антиобщественной установки — это, конечно, существенный характерологический признак, но, во-первых, он нуждается в измерениях, а во-вторых, далеко не все преступления, даже умышленные, не говоря уже о неосторожных, порождены антиобщественной установкой личности.

Личность как субъект деятельности — понятие, прежде всего, психологическое. Таким образом, исследование этой проблемы должно опираться на исследования психологов.

2.2.2. Психологические типологии

Следует отметить, что в работах отечественных психологов такие типологии встречаются редко. Остановимся на типологии, разработанной Эрихом Фроммом, последователем неофрейдизма. Фромм исходит из того, что человек существует, во-первых, благодаря тому, что производит и потребляет вещи (процесс ассимиляции) и, во-вторых, устанавливает отношения с другими людьми (процесс социализации).

Люди по-разному относятся к этим процессам. Различаются два типа ориентаций — продуктивная и непродуктивная. Продуктивная — это способность и желание человека реализовать заложенные в нем силы и возможности для творчества, любви и добра. Непродуктивная — стремление не давать, а брать, не любить, а быть любимым, не производить, а накапливать ценности, произведенные другими.

Поскольку преступники — это лица, повинные в преступной деятельности, то их ориентацию вряд ли можно назвать продуктивной. Типы характеров лиц с непродуктивной ориентацией в процессе их преобразовательной (ассимиляция) и коммуникативной (социализация) деятельности бывают следующими:

  • Рецептивный (получающий) и мазохистский;
  • Эксплуататорский (берущий) с садистскими наклонностями;
  • Накопительский с деструктивными наклонностями;
  • Рыночный (обменивающий) с выраженным эгоцентризмом и равнодушием к другим людям.

Мазохистские и садистские наклонности часто сочетаются, а деструктивизм и эгоизм обусловливают состояние психической и социальной отчужденности.

Рассмотрим типологию А.Ф.Лазурского, «исходя из выдвинутых им положений о трех разрядах людей по их психическому уровню (по активности личности), а так же о существенных различиях между людьми по их «психическому содержанию» (В.Н.Мясищев). Исходя из определения личности преступника, которое мы дали в начале лекции, преступников следует отнести к той категории людей, которую А.Ф.Лазурский назвал извращенным типом. Принимая во внимание доминирующие черты характера («психическое содержание личности»), автор разделяет этот тип на четыре подтипа: рассудочные, слабовольные, импульсивные, эмоциональные и располагает их на трех уровнях психической активности — высшем, среднем и низшем.

Сущность психической активности «состоит главным образом в тенденции личности к самовыражению, эффективному освоению и преобразованию внешней действительности… степени активности распределяются от вялости, инертности и пассивного созерцательства на одном полюсе до высших степеней энергии, мощной стремительности действий и постоянного подъема — на другом». (В.Д.Небылицын)

На высшем уровне психической активности мы находим талантливых поэтов, художников, композиторов, ученых, политических деятелей и т. д. сюда можно причислить и «злых гениев»: Нерона, Грозного, Сталина, Гитлера. Их немного, т.к. «гений и злодейство — две вещи несовместимые». Поэтому при рассмотрении типологии ограничимся двумя уровнями психической активности: низшим и средним.

Таблица 1

Психологическая классификация личностей

Подтипы

уровни

Рассудочные

Слабовольные

Импульсивные

Эмоциональные

Низший

Расчетливые

эгоисты

Апатичные

Беспорядочные

Сосредоточенно

жестокие

Средний

Лицемеры

Неприспо-

Собленные

Аффективные

Энергичные

озлобленные

Различия

Активность волевых и эмоциональных проявлений

Уровень интеллектуальных и волевых качеств

Уровень интеллектуальных и волевых качеств

Акцентуации

Гипертимная,

Демонстративная, педантическая

Дистимическая,

Аффективно-

Лабильная

Эпилептоидная

Эпилептоидная,

Параноическая,

шизоидная

Вид преступления

Расчетливые: корыстные;

«лицемеры»: мошенничество

Легко поддаются влиянию извне,

след-но, способны на любое преступление

Умышленные убийства, увечья, злостное хулиганство, вандализм

Агрессивные посягательства на личность, общественный порядок, корыстно-насильственные

Характеры, рассмотренные в таблице во многом совпадают с описаниями акцентуаций личности, разработанными К.Леонгардом. По общему мнению, акцентуации личности или характера — это такие его особенности, которые не являются вполне патологическими, но находясь как бы на границе нормы и патологии, влияют на поведение, в том числе и преступное.

Как показали исследования, среди преступников наиболее распространены следующие акцентуации: истероидные (демонстративные), неустойчивые (циклоидные), тревожные, застревающие, возбудимые, гипертимные, неустойчивые, шизоидные.

«Рассудочные» тяготеют к корыстным преступлениям. При этом «никакого идейного базиса под свое преступление рассудочные преступники не подводят; они знают, что оно нехорошо, и им не следовало бы его делать, но их соблазняет представляющаяся им связь этого преступления как средства, с целью, которой они решили добиваться». (Познышев С.В.)

Гипертимы: подвижны, болтливы, общительны, деятельны, ориентируются, в основном, на мнение «значимых других». Всегда стремятся быть в центре внимания, однако их суждения часто легковесны, а поступки — аморальны.

Истероиды: подчеркнутая театральность, повышенная способность к увлеченной лжи и вере в собственную ложь. Готовы на совершение преступных действий ради «красного словца».

Истероиды среднего уровня («лицемеры») склонны к авантюризму, стремятся к лидерству. Обладают повышенной способностью к вытеснению из своего сознания нежелательной информации. Легко приспосабливаются к условиям отбывания наказания, примыкая к активу, поддерживающему администрацию, либо к «отрицаловке». Чаще — тайно примыкают и к тем, и к другим. Иногда становятся лидерами преступных групп и участвуют в крупномасштабных экономических преступлениях.

Педанты: навязчивость состояний, приступы ипохондрии, нерешительность, осторожность поведения.

Частые сочетания акцентуаций: 1) истеричность + паранойя = целеустремленность, соединенная с беспринципностью и лживостью; 2) паранойя + педантизм = упорство к достижению цели, ригидность (продолжение прежнего поведения, не смотря на очевидную опасность и бессмысленность).

Слабовольные: экстравертны, легко поддаются внешним влияниям, склонны к депрессивным состояниям.

Дистимы: противоположность гипертимам. Медлительны, молчаливы, сосредоточены на мрачных сторонах жизни. В общении сдержаны, замкнуты, подозрительны. В силу своей пассивности обладают повышенной внушаемостью со стороны подстрекателей и лидеров преступных групп.

Аффективно-лабильные: сочетание гипертимных и дистимных характеристик. Постоянная смена безудержной веселости и депрессии. Внутреннее раздвоение личности, снижающее сопротивление житейским неудачам и неблагоприятному влиянию окружения.

Импульсивные отличаются эмоционально-волевой неуравновешенностью, нестабильным и бездумным поведением: опрометчивые решения принимаются по первому побуждению, без размышлений.

«…вновь возникшее желание немедленно переходит в соответствующее действие, не будучи задерживаемо ни мотивами противоположного характера, ни попытками обсудить предстоящий поступок и его последствия. Отсюда их решительность и склонность к энергичным действиям, соединенная, однако, со значительным легкомыслием, несерьезностью и беспорядочностью поступков». (А.Ф. Лазурский)

Эпилептоиды: наиболее криминогенны. Неуправляемы, импульсивны, вспыльчивы, раздражительны, подвержены алкоголизму. Отличаются злобностью и жестокостью.

Аффективные , имеющие более высокий уровень интеллекта, чаще стремятся к рационализации содеянного, пытаются переложить вину на других.

Эмоциональные в отличие от импульсивных действуют обычно под воздействием устойчивого эмоционального состояния — чувства мести, жажды власти, полового влечения, ущемленного самолюбия и т. д.

Сосредоточенно-жестокие: злобны, примитивно мыслящие, аморальны.

Энергично-озлобленные: стойкая враждебность, часто беспричинная, ко всему миру. В мотивации правонарушений нередко обнаруживаются психические аномалии.

Сочетания акцентуаций: эпилептоидно-паранойяльная: жестокость и непредсказуемость + злопамятность, честолюбие, подозрительность и обидчивость.

Шизоиды: противоречивы, неспособны к сопереживанию, непредсказуемы. В сочетании с характером эпилептоида формируются личности серийных убийц, террористов, насильников, бандитов.

В заключение хотелось бы отметить, что принадлежность индивида к той или иной социальной и психологической группе, наличие тех или иных пороков характера могут обосновать неблагоприятный криминологический прогноз, но никак не свидетельствуют о неизбежности преступного поведения.

Психические аномалии, их виды и криминогенность

    Некоторые авторы утверждают, что вся преступность, в сущности, — это социальная патология или «болезнь духа». По данным разных авторов, доля лиц с психическими нарушениями среди совершивших преступления и прошедших судебно-психиатрическую экспертизу колеблется от 30 до 68,8%. Изучая различные виды преступных действий, можно видеть, что в одних преступлениях доля лиц с психическими нарушениями минимальна, а в других — составляет подавляющее большинство. Н.А.Амосов считает, что «каждый человек немножко сумасшедший». И это небезосновательно. Так называемы акцентуации личности, о которых мы только что говорили, это состояние психики на границе между нормой и патологией. И эта грань очень неопределенна, размыта. Однако можно твердо сказать, что пограничные состояния отличаются от акцентуаций, а также от различного рода реактивных состояний (аффекта, стресса, сильного алкогольного опьянения или наркотического возбуждения) тем, что поражают всю личность, а не отдельные ее функции, и являются ее устойчивыми характеристиками, практически неизлечимыми. В то же время указанные патологии не могут служить основанием для признания виновного невменяемым, поскольку они не устраняют возможности осознания совершаемых действий и руководства ими.

    По данным М.Н.Еникеева среди осужденных психопаты составили 18,3%, лица с остаточными явлениями органических повреждений мозга — 18,7%, с травматической энцефалопатией — 18%, хронические алкоголики — 16%.

    Слово «психопатия» в переводе с греческого означает страдание души, т. е. душевную болезнь. Но в отличие от шизофрении и других тяжких заболеваний психики, которые обусловливают невменяемость, психопатии, как правило, не признаются медицинским критерием невменяемости. Научная трактовка психопатий сводится к патологии характера, при которой часто отмечается практически необратимая асоциальность индивида, препятствующая его адаптации в социальной среде. Нередко в криминологической литературе психопатов называют социопатами.

    По мнению Кербикова О.В. под психопатиями следует понимать «патологические состояния, характеризующиеся дисгармоничностью психики, связанной главным образом с нарушениями в области эмоционально-волевой при относительной интактности интеллекта. Психопатии ограничиваются на основании трех важнейших, обоснованных Ганнушкиным П.Б. критериев: выраженность патологических черт личности до степени, нарушающей адаптацию; тотальность психопатических особенностей, определяющих весь психический облик индивида; их относительная стабильность, малая обратимость».

    Психопатии возникают вследствие заболеваний, травмы головного мозга, интоксикации, психической травмы, а также врожденной неполноценности нервной системы.

    Таблица 2

    Эпилептоиды

    Неустойчивый тип

    Истероиды

    Паранойя

    Шизоиды

    Садистско-мазохистские наклонности, вандализм

    Угоны автомобилей, квартирные кражи

    Мошеннические операции

    Агрессия против личности и имущества

    Крайняя жестокость и безразличие к чужим страданиям

    Возбудимая психопатия (45,6% среди осужденных).

    Эпилептоидные психопаты (42% - преступления против личности; корыстные и корыстно-насильственные преступления -35%; преступления против общественного порядка — 21%; иные — 2%).

    Характерно: вспыльчивость, импульсивность, гневливость, подверженность алкогольным запоям.

    (П.Б.Ганнушкин): «их аффективная установка почти всегда имеет несколько неприятный, окрашенный плохо скрываемой злобой оттенок, на общем фоне которого время от времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышки неудержимого гнева, ведущие к опасным насильственным свойствам. Они крайне эгоистичны, агрессивны, отличаются повышенной сексуальностью».

    Личко А.Е. отмечает сходство с больными эпилепсией: вязкость, тяжеловесность и инертность мышления, злобная тоскливость и готовность вымещать плохое настроение на посторонних лицах и вещах, садизм, мазохизм. В состоянии алкогольного опьянения обнаруживают склонность к вандализму. Принятие решения в нейтральных ситуациях может проходить с учетом обстановки, прошлого опыта, в соответствии с интеллектуальными способностями. В конфликтных ситуациях, действия часто принимают импульсивный характер, прогноз им возможных последствий минимальный либо отсутствует совсем.

    Психопаты неустойчивого типа (16.4%; корыстные преступления — 71%; преступления против общественного порядка — 12%;, преступления против личности — 8%, иные — 9%):(Краснушкин Е.К.) неорганизованность, легкомыслие, безволие, внушаемость, нецелеустремленность, погоня за новыми впечатлениями. (Личко А.Е.): трусливость, неуправляемость, лень, безответственность, тяготение к алкоголю, развлечениям, уличным компаниям. Поведение: ситуативно, живут одним днем, не имеют каких-либо отдаленных планов, не задумываются о будущем. Интеллект: 38% имели высшее, среднетехническое и среднее образование.

    Истерические психопаты (18,7%; 58% - преступления против государственного и личного имущества граждан; 28% - преступления против личности; 8% - против общественного порядка; 6% - иные): эгоцентризм, театральность, демонстративность, «жажда признания», лживость, склонность к фантазированию, внушаемость, эмоциональная неустойчивость, обидчивость, вспыльчивость, возникновение сверхценных идей. Мышление: образное, с невысоким уровнем обобщений, незрелостью и поверхностью суждений, с опорой на неожиданные признаки предметов и понятий. Поведение: определяется, в основном ситуативными моментами, реальное прогнозирование подменяется нереалистическими фантазиями, исключающими, в частности, отрицательное развитие событий.

    Шизоиды(15%; 35% - преступления против общественного порядка; 30% - преступления против личности;29% - преступления против гос. и личной собственности граждан; иные -6%): общая «нервная слабость», повышенная утомляемость, робость, чрезмерная чувствительность и впечатлительность, неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности, застенчивость, слабохарактерность. Шизоидов отличает повышенная чувствительность, ранимость, мимозоподобность, сочетающиеся с внешней холодностью, отчужденность, недостаточностью эмпатии, сопереживания. Интеллект: средний и высокий. Половина испытуемых имела высшее, среднетехническое и среднее образование. Мышление: своеобразие, с трудностью выделения существенного, главного, использованием латентных, маловероятных признаков предметов и понятий, склонность к рассуждательству, которое иногда принимает отвлеченный, псевдоабстрактный характер. Принятие решений сопровождается длительным обдумыванием сложившейся ситуации и своих действий, перебором возможных вариантов, причем, чем длительнее и основательнее обдумывание, тем нелепее избранный вариант поведения.

    Параноики: (2,5%; 64% - преступления против общественного порядка; 27% - против личности и носили тяжкий насильственный характер; иные -9%).

    Характерно: ригидность аффекта и мышления, застреваемость на определенных идеях и представлениях, эмоциональная напряженность переживаний, нетерпимость к субъективно трактуемой несправедливости, склонность к формированию логически неправильных умозаключений, нетерпимость к противодействию. Аффективная ригидность способствует не только застреванию на отрицательно окрашенных переживаниях, враждебности к отдельным людям, но и длительному переживанию собственных успехов и достижений. Поэтому — повышенная самооценка, неадекватно завышенный уровень притязаний. Интеллектуальный уровень выше, чем у других групп психопатических личностей.

    В заключение краткого обзора криминогенности психических аномалий следует еще раз подчеркнуть: психические патологии и расстройства составляют свойства характера индивида. А характер — это совокупность свойств, в которых выражаются способы поведения. Всякое преступление — это способ удовлетворить актуальную потребность, запрещенный уголовным законом. Выбор такого способа среди многих других определяет начало криминальной мотивации. А выбор, как было показано, во многом зависит от психического здоровья лица.

    Ломброзианская типология преступников

    Убийцы. В типе убийц ясно видны анатомические особенности преступника, в частности, весьма резкая лобная пазуха, очень объемистые скулы, громадные глазные орбиты, выдающийся вперед четырехугольный подбородок. Преобладает кривизна головы, ширина головы больше, чем ее высота, лицо узкое (задняя полуокружность головы больше, чем передняя), чаще всего волосы черные, курчавые, борода редкая, часто бывает зоб и короткие кисти рук. К характерным чертам относятся холодный и неподвижный взгляд, налитые кровью глаза, загнутый книзу (орлиный нос), чрезмерно большие или, напротив, слишком маленькие мочки ушей, тонкие губы, резко выделяющиеся клыки.

    Воры. Головы удлиненные

    E:\Мои документы\КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ\лекции\Криминальная психология. doc

    Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

    Отправить запрос

    Adblock
    detector