Подробные ответы на билеты по предмету 'Экология человека'

19) Центр возникновения человека и история расселения человечества? (см. таблицу 15.1.)

20) Экологические ниши человека. Эволюция эк. ниш (индивидуальная кормовая площадь)?

Эволюция экологических ниш. В отличие от экологических ниш животных экологические нити человека постоянно изменялись, увеличиваясь с нарастающей скоростью вместе с этапами исторического развития человечества.

Базовая реализованная экологическая ниша первобытного че­ловека в большой мере зависела от его энергетических потребно­стей. В соответствии с данными о размерах тела средняя удельная расходуемая мощность человека была близка к 2 Вт/кг, а теплоотдача — к 75 Вт/м2, что определяло потребность в пище (до 1/12 массы тела в сутки) и в климатических условиях обитания, харак­терных для сезонно-влажных зон тропического пояса.

Ранние архантропы занимали нишу собирателей пастбищной пищевой цепи с относительно малой долей животной пищи. Они были вынуждены постоянно выполнять большую работу по добы­че пищи и осваивать большую кормовую территорию.

Начало ис­пользования огня и увеличение потребления животной пищи рас­ширило экологическое пространство человека до ниши первобыт­ных охотников и рыболовов. К этому же периоду относится и применение огня для выжигания лесов, сначала для целей загон­ной охоты, а затем и для подсечно-огневого земледелия.

М.Ичас (1994) называет это первой экологической револю­цией, сравнимой по своим последствиям с более поздними революциями — аграрной и индустриальной. Историю «покорения Природы» и экоцида — уничтожения природных экосистем — можно начинать с палеолита, так как еще древним поджигателям природа обязана утратой больших пространств лесов и их многочисленных обитателей в зоне к югу от Сахары, в Европе и в Восточной Азии.

Переход к земледелию значительно уменьшил необходимую индивидуальную кормовую площадь и довел потребление пищи почти до уровня чистой первичной продукции возделываемых растений примитивных агроценозов. Одновременно это потре­бовало роста общих затрат контролируемой человеком энергии на единицу продукции (включая затраты на изготовление орудий, обработку земли и переработку урожая, а также энергию рабочего скота).

Все это вместе с оседлостью, созданием постоянных поселе­ний и необходимым разделением труда означало появление устойчивой материальной культуры — возникновение цивилизации.

С экологической точки зрения это было в значительной мере случайным явлением, так как требовало редкого совпадения ряда условий: относительно большой плотности населения в плодородных террасных долинах сезонно-влажных тропиков или субтропиков, где были растения, пригодные для возделывания, и животные, пригодные для одомашнивания. Недаром древнейшие центры цивилизации независимо возникли всего в трех небольших регионах — на юге Месопотамии, в среднем течении Меконга и на юге Перу.

На ограниченных территориях освоения человек не мог добыть нужное количество животной пищи. Поэтому распространение земледелия сопровождалось развитием скотоводства и пастбищного хозяйства, а также развитием кочевого скотоводства. Так как продукция скота по массе на порядок меньше его корма, то для получения хотя бы 1/10 продуктов питания в виде животной пищи человек вынужден был иметь биомассу скота, равную биомассе людей, а площадь пастбищ — не меньше площади пашни.

Потребление человеком большей части продукции агроценозов исключало возможность естественного восстановления биомассы растений и плодородия почвы. Человек вынужден был взять на себя функцию воспроиз-водства, ежегодно обрабатывая, удобряя и засевая поля. Распространение земледелия и скотоводства привели к освоению значительных территорий субтропиков и умеренного пояса и к увеличению численности людей. Этим территориально были определены экологические ниши больших популяций людей. Внутри них, благодаря возросшей продуктивности земледелия и углублению разделения труда, возникли условия развития ремесел, торговли и концентрации людей в городах.

Применение машин и ископаемого топлива позволило значитель­но повысить выход продукции земледелия, освоить новые терри­тории и расширить площадь возделываемых земель. Но одновре­менно это сильно увеличило энергоемкость производства продук­тов питания и обеспечения других потребностей человека. Веще­ственные концентраты энергии (уголь, нефть и газ) оказались для этого универсальной валютой и источниками богатства. К концу XX в. среднее потребление энергии, приходящееся на одного жи­теля планеты, в 25 раз превысило его потребность в энергии пи­щи. За последние 100 лет затраты энергии на производство 1 т пшеницы возросли в 100 раз и сейчас намного превышают энер­гию, содержащуюся в этой массе зерна.

Каждый способ энергообеспечения, в частности, получения энергии с продуктами питания для длительного существования популяции, можно рассматривать как энергетический эквивалент экологической ниши. Для основной массы человечества характер­но неуклонное увеличение плотности энерговложения на единицу территории. Это приводит к росту численности населения и более быстрому, чем рост численности, росту энергопотребления всего человечества, включая антропогенную долю потребления продук­тов биосферы.

Эти тенденции соответствуют закону максимизации энергии и информации, который во многом определяет эволюцию биосистем. Высшие животные эволюционируют в сторону оптимального со­четания мощности и эффективности энергетики, тогда как чело­век отдает предпочтение мощности, очень часто пренебрегая эф­фективностью. У животных с увеличением интенсивности затрат энергии увеличивается кормовая территория и уменьшается энер- гетическая плотность потребления. Животные, нарушавшие это требование, разрушали биоценозы, подрывали свою кормовую ба­зу и вымирали. По этому пути идет и человек.

21) Рост народонаселения. Демографический взрыв. Когда человечество достигло 1,5 и 6 млрд. человек?

Особенности роста. На протяжении многих тысячелетий на­родонаселение мира росло чрезвычайно медленно. Считается, что к началу IV- го тысячелетия до н.э. оно составляло около 100 млн., к 1000 году н.э. едва достигало 300 млн., а к 1500 году увеличилось до 425 млн. Такие темпы соответствуют годовому приросту максимум до 0,7°/оо, т. е. до семи человек на 10 000 за год. Начиная с эпохи Великих географических открытий темпы роста народонаселения заметно возросли и приблизились к экспоненциальной закономерности. Но затем нарастание числа людей на Земле, прослеженное уже на основании достаточно достоверных исторических данных, приобрело еще более не­обычный характер, стало гиперболическим. В период с 1600 по 1990 гг. рост населения Земли довольно точно (с максималь­ным отклонением с5%) описывается эмпирическим уравнением гиперболы (рис. 5.3):

N = 2,1*10­11

2030 — A'

5 стр., 2414 слов

Человек в психоанализе

... традиции объяснялось взаимодействием творческого процесса с силой воли и «духовной энергией» человека. Объяснение творческой деятельности, источников таланта и способностей происходило в ... приобретали метафизическое толкование и излагались в контексте интерпретации духовной жизни человека. Деятельность российских психоаналитиков, российских психоаналитических просветителей, российских исследователей ...

где, А — год н.э.

По этому уравнению получается, что в 2030 г. численность должна стать бесконечной. Поскольку это невозможно, закон, по которому росло население в указанный период, должен в ближайшее время измениться. Действительно, за последние годы, с конца 80-х годов, относительный прирост почти перестал увели­чиваться; рост численности приблизился к линейному со средним значением абсолютного прироста около 86 млн. человек за год. По прогнозам экспертов Фонда народонаселения ООН (1995 г.), этот темп сохранится до 2015 г., когда общая численность людей дос­тигнет 7,5 млрд.

Демографический взрыв. Очень быстрое увеличение численно­сти человечества в XX в. называют демографи-ческим взрывом. На прирост за последние 100 лет приходится три четверти современ­ного числа людей на Земле. Во второй половине века с каждым десятилетием среднегодовой прирост увеличивался приблизитель­но на 10 млн.: в 50-х годах он составлял 53,3 млн., в 60-х — 66,7 млн., в 70-х — 70,3 млн., в 80-х — 86,4 млн. человек. Относитель­ный прирост в середине 60-х гг. достиг высшей отметки 2,2% в год. Если для увеличения народонаселения от 1 до 2 млрд. человек понадобилось 107 лет (с 1820 по 1927 гг.), то для 3-го миллиарда — 32 года (1959 г.), для четвертого — 15 лет (1974 г.), для пятого — 13 лет (1987 г.), для шестого — 12 лет (1999 г.).

Для последнего удвое­ния численности понадобилось всего 38 лет. Ничего подобного у высших млекопитающих никогда не наблюдалось.

С экологической точки зрения рост человечества в XX в. имеет характер, больше свойственный r-стратегам — в основном прими­тивным организмам, у которых часто вслед за резкой вспышкой численности (демографическим взрывом) следует массовая гибель. Для отдельных популяций крупных К-стратегов (приматов, ко­пытных, хищников), но никогда для вида в целом, максимальный размах численности иногда достигает 500%.

Кроме особых факторов эволюции и истории челове-чества, в принципе допустивших рост численности, значительное ускорение роста вызвано в основном снижением смертности от эпидемий и голода. В XX в. к этим факторам добавилось резкое снижение дет­ской смертности в развивающихся странах, связанное с улучшением гигиенических условий и успехами медицины. Демографический взрыв обусловлен тем, что начиная с середины столетия снижение смертности значительно опередило снижение рождаемости во многих странах мира, причем наиболее резко — в развивающихся странах.

В 1990—1995 гг. общий коэффициент рождаемости в мире снизился до 24,6°/оо, общий коэффициент смертности состав­лял 9,8 °/оо, коэффициент естественного прироста — 14,8 °/оо. Примерно такие же параметры воспроиз-водства населения сохраняются и в настоящее время. Это означает, что в среднем каждую минуту на Земле появляются 270 младенцев, умирают 1 110 человек разного возраста, население мира увеличивается на 160 человек. Каждые сутки в тесном орбитальном космическом корабле под названием планета Земля число пассажиров воз- растает на 230 тысяч.


Вклад разных стран и континентов в общую картину роста народонаселения далеко не одинаков (рис. 5.4).

По абсолютной численности самый большой прирост дали крупные азиатские страны — Китай, Индия, Индонезия; наибольшая скорость роста наблюдалась в Африке и Латинской Америке. В некоторых африканских странах относительный прирост доходил до 4% в год. В большинстве более развитых стран и регионов (Западная Евро­па, Северная Америка) ситуация демографического взрыва наблю­далась намного раньше — в XIX в. Для многих из них в настоящее время характерно развитие демографического перехода к стабили­зации численности населения.

22) Среда жизни современного человека, её компоненты: природная, материальная, социальная среда и их составляющие?

Среда жизни современного человека. Совокупность условий, в которых живут современные люди, намного шире обычного по­нимания экологической среды. Окру­жающая человека среда кроме факторов общей для всех наземных животных природной среды включает еще созданную самим чело­веком материальную среду и социальную среду. Они образуют единую сложную систему взаимодействующих факторов.

Созданная человеком материальная среда включает:

1) элементы природной среды, измененные человеком: преоб­разованные ландшафты (превращение степи в поле, леса — в парк, реки — в водохранилище), измененный мезоклимат, иной состав организмов в среде, отклонения от естественного состава и физи­ко-химических свойств воздуха, воды, почвы и т. п. — так называе­мую квазипри-родную среду;

2) искусственные элементы: здания, сооружения, кондици­онированный микроклимат, шумы, электромагнитные поля, про­никающая радиация, вещества, материалы и изделия, — различные средства производства и потребления, которые в сочетании с элементами квазиприродной среды образуют артеприродную среду. Ее называют также техногенной средой.

Элементы преобразованной человеком среды как искусствен­ные экосистемы — агроценозы, поле, парк, канал, дорога и т. п. — не способны к самоподдержанию; если человек их оставляет, они либо деградируют и разрушаются, либо подвергаются естественной сукцессии, постепенно превращаясь в объекты дикой природы.

На стыке с социальной средой техногенная среда содержит се­литебную среду, т. е. среду жилищ и населенных пунктов, и произ­водственную среду — среду рабочих мест и окружения производст­венных объектов. При некоторых видах деятельности, требующих изоляции от внешней среды (подводные и космические аппара­ты), человек оказывается целиком в искусственной среде.

Социальная среда человека — это определенным образом организованная совокупность связей людей — от семьи до этноса или государственного общества, в которой формируются и удовлетво­ряются психологические, культурные, социальные и экономические потребности личности. Без материальной среды человек не может жить как живое существо, без социальной среды человек не становится человеком в полном смысле слова, так как лишается культурного наследования. Уровень развития общества, ступень цивилизации зависят и от структуры материальной среды — соотношения между природной и техногенной средой человека и от соотношения между материальной и социальной средой.

Определение среды человека есть в документах ООН и в правовых положениях некоторых стран. В Стокгольмской Декларации 1972 года говорится:

человек одновременно является продуктом и творцом своей среды, которая дает ему физическую основу для жизни и обеспечивает интеллекту­альное, моральное, общественное и духовное развитие, и далее: поэтому для человеческого благосостояния и осуществления основных прав людей, включая и право на жизнь, важное значение имеют два аспекта — природная среда и та, которую создал человек.

25) Классификация загрязнений?

Экологические поражения. Классификация. Под экологичес-ким поражением подразумевается значительное региональ-ное или локальное нарушение условий среды, которое приво­дит к деструкции местных экологических систем, местной хозяйственной инфраструктуры, серьезно угрожает здоро­вью и жизни людей и наносит заметный экономический ущерб. Экологические поражения бывают:

1. Резкие, внезапные, катастрофические, связанные с чрезвычайными ситуациями (ЧС), которые, в свою оче­редь, подразделяются на:

• природные катастрофы и стихийные бедствия (земле­трясения, извержения вулканов, оползни, наводнения, природные пожары, ураганы, сильные снегопады, лавины, эпидемии, массовые размножения вредных насе­комых и т. п.);

• антропогенные (техногенные) катастрофы (промышлен-ные и коммуникационные аварии, взрывы, обвалы, разрушение зданий и сооружений, пожары и т. п.).

2. Протяженные во времени, когда поражение является дли­тельным, постепенно затухающим последствием ЧС, катастрофы, или, наоборот, возникает и обнаруживается как результат посте­пенно нарастающих негативных изменений. Масштаб таких пора­жений объективно может быть не меньше катастрофических.

Протяженные во времени экологические поражения в при­роде обычно являются последствием катастрофических (стихийных или антропогенных) нарушений среды, имеют зату­хающий характер и сопровождаются сукцессиями. Длящиеся антропогенные экологические поражения в техно-сфере также могут быть затухающими последствиями техногенных катастроф — аварийных химических и радиационных за­грязнений. Но есть и такие, которые постепенно развиваются в результате хронических техногенных загрязнений или экологи­ческих ошибок и просчетов в создании новых хозяйственных объектов и преобразовании территорий.

Между некоторыми природными и антропогенными экологи­ческими поражениями нет четких границ. Так, часто невозможно установить истинную причину лесного пожара; оползни и навод­нения могут быть следствием технических аварий, а разрушения зданий — результатом тектонических сдвигов.

Разумеется, все региональные и локальные экологические по­ражения вносят существенный вклад в глобальное нарушение экосферы, в деградацию природной среды на планете.

26) Источники техногенных загрязнений? (см. в 4 вопросе).

27) Проблемы урбанизации?

Городская среда. Наиболее крупная и вместе с этим очень далекая от естественной среды, экстремальная по многим параметрам эко­логическая ниша современного человечества — город. В городе достигается наибольшая концентрация техногенной энергетики. Например, в городской агломерации Нью-Йорка с площадью 2100 км2 и населением 16,8 млн. человек (1994 г.) на каждого жи­теля приходится 125 м2 площади города и 28 кВт суммарной по­требляемой мощности.

В городах мира в настоящее время сосредоточена почти поло­вина населения планеты. За последние 45 лет численность город­ских жителей выросла с 729 млн. до 2540 млн. человек, т. е. увели­чилась почти в 3,5 раза, а их доля в общей численности населения возросла с 29 до 44%. При этом преобладающую роль играет рост крупных городов; к концу 1995 г. в мире насчитывалось 320 горо-дов с населением более 1 млн. человек и 48 городов с населением более 5 млн.

Однако процесс урбанизации (от лат. urbanus — городской) не ограничивается ростом городского населения или числа и размера городов. Он проявляется в увеличении роли города в жизни общества, в изменении образа жизни больших масс лю­дей. Для экологии человека в городе характерна изоляция от естественных экологических факторов: наличия необходимой массы растений, живой почвы и воды, участвующих в очищении среды. Столкновение между биологической природой че-века и результатами его противоприродной деятельности достигает в городе критической остроты.

Современный город — это сложный социально-экономи­ческий организм, формируемый демографическими, экономи-ко-географическими, инженерно-строительными, архите-ктуреыми факторами, разнообразными взаимосвязями с окружающим экономическим пространством и природной средой. С антропоэкологических позиций город — это прежде всего очень плотная и динамичная человеческая популяция в созданной ею самой искусственной среде. С городом связываются многие черты общественного прогресса. Но городская цивилизация — удобства, комфорт, облегчение быта, плотность коммуникаций, большой выбор и доступность удовлетворения разнообраз-ных потребностей — несет не только блага.

Городская среда оказывает заметное негативное влияние на главное качество человека — его здоровье в широком смысле слова. Загрязнение атмосферы, воды, продуктов питания, предметов обихода выбросами промышленности и транспорта, электромаг­нитные поля, вибрация, шум, дезионизация воздуха в помещениях, химизация быта, потоки избыточной информации, чрезмерное число социальных и анонимных контактов, дефицит времени, гиподинамия при напряженной имитации деятельности, эмоциогенные перегрузки, недостатки в питании, распространение вредных привычек — все это в различных сочетаниях все чаще становится источником многочисленных предболезненных состояний, а затем к болезней. В сущности незаметно для себя горожанин оказывает­ся в обстановке благоустроенного карцера. По многим объектив­ным показателям значительные контингенты населения крупных городов постоянно находятся в состоянии стресса, сходного с де­генеративным стрессом крайне перенаселенных популяций мелких животных. Н.Н.Моисеев (1994) назвал такое состояние «феноменом леммингов», имея в виду похожую на самоубийство массовую гибель этих субарктических зверьков, часто следующую за вспышками размножения и сильного перенаселения их биотопов.

Подавляющая масса горожан предпочитает отдыхать, прово­дить свой отпуск вне города, на лоне природы — в более естест­венной экологической обстановке. Но пребывание в ней непро­должительно, по-настоящему чистых мест становится все меньше, а стремление сочетать пастораль с комфортом делает такой отдых все более дорогим. К тому же в популярных местах отдыха быстро растет допустимая рекреационная нагрузка и они легко превра­щаются в продолжение города.

28) Качество современных людей. Биологически обус-ловленные качества человека и их трансформация в совре-менном мире?

Качество людей. С позиций экологии человека не менее важны качественные аспекты проблемы. Что происходит с качеством людей при столь большом их количестве и быстром росте числен­ности? Продолжается ли прогрессивная эволюция человечества как биологического вида? Насколько человечество изменяет свои свойства, влияет само на себя, изменяя природу и качество окру- жающей среды? Ответы на эти вопросы выходят за рамки эволю­ционной экологии человека, значительная их часть рассматривает­ся в социологии и истории. Но и экологическая составляющая очень существенна. С этими вопросами связана оценка экологического потенциала выживания и развития человечества.

Социальные и биологические критерии качества человека как биологического индивидуума и личности не совпадают, но и не так уж далеки друг от друга. По крайней мере из трех главных критериев — здоровья, одаренности и воспитанности (в широком смысле каждого из этих понятий) — два первых имеют существен­ную биологическую обусловленность.

Здоровье. В ходе эволюции и развития цивилизации человече­ство как вид избавилось от конкурентов и многих врагов, смогло значительно ослабить давление инфекций, паразитов и дефицита биоресурсов. Оно многократно расширило емкость своей среды. За счет приспособления к среде и приспособления среды к себе, благодаря технологии жизнеобеспечения и выживания, люди сумели многократно увеличить свою численность и удлинить инди­видуальную жизнь. Но отключение большинства механизмов естественного отбора, успехи гигиены и медицины, спасение боль­шинства больных и перевод острых заболеваний в хронические формы, подмена защитных сил организма лекарствами и процедурами, сохранение жизни людей с отягощенной наследственностью, гиподинамия при избыточной информации, загрязнение окружающей среды, стрессы, курение, алкоголь, наркотики — всё это никак не способствовало сохранению здорового видового гено­фонда. Человечество накопило опасный генетический груз за счет мутаций, большинство из которых не сохранилось бы, если бы ес­тественный отбор продолжал действовать так, как он действует в природных популяциях животных. По данным медицинской генетики, наследственная отягощенность современной популяции людей в среднем составляет более 5%. При этом 0,5% всех новорож­денных страдают хромосомными болезнями, более 1% детей рож­даются с заболеваниями, обусловленными генными мутациями, и [более 3,5% детей рождаются с наследственным предрасположени­ем к хроническим заболеваниям. В странах Западной Европы разные формы пограничной патологии, так или иначе связанной с наследственной отягощенностью, охватывают до 15% населения.

Число выявленных форм наследственных болезней увеличивается с каждым годом; в настоящее время их описано более 4000. Установлена наследственная предрасположенность к гипертонии, диабету, ожирению, аллергическим заболеваниям, шизофрении, лаукоме, ревматизму, язве желудка и двенадцатиперстной кишки, подагре, к некоторым формам рака и ко многим другим болезням. Наследственные болезни составляют только часть многочисленных недугов человека, но они становятся все более ответственными за общую заболеваемость. Их сочетание с экологическими ис-точниками патологии создает тот уровень нездоровья современного человечества, который был бы совершенно немыслим в природе, без многочисленных искусственных средств сохранения жизни.

Экологические аспекты патологии многообразны. Они могут подразделены на аутогенные, т. е. на последствия не­правильного поведения и взаимовлияния самих людей, и на природные. Техническая защита от неблагоприятных факторов и искусственное кондиционирование среды приводят со временем к ослаблению естественных механизмов индивидуальной адаптации, увеличивает подверженность человека негативным экологическим воздействиям. Многочисленные болезни дезадаптаций больше всего связаны с неправильным образом жизни.

К патологиям «образа жизни» относится большое число заболеваний, прямо или опосредованно вызванных различными отклонениями и нарушениями двигательной активности, физических и психоэмоциональных нагрузок, питания, режима работы и отдыха, социальных контактов. Сюда же относятся все болезни, вызываемые вредными привычками, и значительная часть сферы профес- сиональных заболеваний. Этим факторам сопутствуют: большая часть психических, нервных и гормональных расстройств, многие сердечно-сосудистые заболевания, нарушения обмена веществ, болезни крови, органов пищеварения, костно-мышечной системы, мочеполовой системы, осложнения беременности и родов и дру­гие расстройства. В сфере распространения этих заболеваний ока­залось сейчас не менее трети человечества. Только разными фор­мами сердечно-сосудистой патологии страдает более миллиарда жителей Земли.

Загрязнение окружающей человека среды всегда было опасным источником различных заболеваний. Вовлекая в свое потребление и обиход намного больше разных веществ, материалов, предметов, чем нужно для еды, люди с давних пор окружили себя скопления­ми отбросов и нечистот. В этой среде, более грязной, чем у дикого животного, сформировалось и биотическое окружение человека. Кроме прирученных животных, стада которых увеличивали общее загрязнение, человека повсюду стали сопровождать сжившиеся с ним (синантропные) организмы: разнообразные микробы, грибки, клещи, вши, клопы, тараканы, мухи, мыши, крысы, воробьи, во­роны, а также множество различных эндопаразитов, гельминтов. Паразитируя на человеке или питаясь антропогенной органикой, многие из них способствуют, включению последней в биотический круговорот, но одновременно являются источниками инфекций.

Развитие гигиены и санитарии, применение сильных дезинфи­цирующих средств, а затем и специализированных ядов — биоцидов и пестицидов постепенно привело к качественному измене­нию загрязнения окружающей человека среды. В ней стало мень­ше биогенной органики, патогенных организмов и их переносчиков, или по крайней мере снизилась частота контактов с ними, но увеличилось количество синтетических поллютантов, вредных не­органических веществ, ксенобиотиков, радионуклидов и других техногенных агентов. Одна грязь заменилась другой, вряд ли ме­нее опасной в эпидемиологическом отношении. Во всяком случае превалирование биогенного загрязнения в прошлом было более естественным по природе антигенов и способствовало обогаще­нию иммунитета человека. В противоположность этому по отно­шению к большому числу современных загрязнителей организм человека не располагает эффективной иммунной защитой, а меха­низмы детоксикации и выведения ядов часто уже не справляются с задачей самоочищения. К тому же некоторые синтетические ксенобиотики являются сильными мутагенами и могут вызывать опасные модификации патогенных микробов, вирусов и других агентов, как это, в частности, показано для прионов — белков-возбудителей губчатой энцефалопатии («коровье бешенство», син­дром Крейцфельда—Якоба у людей).

Ясно выраженные специфические симптомы острого пораже­ния человека каким-либо индивидуальным химическим или физи­ческим агентом относятся к токсикологии, травматологии, радиа­ционной медицине. Они могут быть выделены в самостоятельную категорию высоких степеней риска, связанную с вооруженными конфликтами, терроризмом, техническими авариями, природными катастрофами и экологическими бедствиями. В обычной жизни чаще приходится сталкиваться с размытыми симптомами ухудше­ния здоровья людей в результате длительного смешанного влия­ния малых доз нескольких или многих агентов техногенной среды, на которые к тому же почти всегда накладываются симптомы неэкологической этиологии. Поэтому в большинстве случаев трудно точно определить вклад техногенного загрязнения в источники заболевания и общую заболеваемость.

Природные экологические аспекты патологий человека связаны в Основном с географическими факторами размещения человече­ских популяций и распространения болезней. В зависимости от конкретных причин они распадаются на три категории.

1. Непосредственной причиной нарушения нормальной жизнедеятельности организма и возникновения патологического процесса могут быть абиотические факторы среды, присущие какой-нибудь природной зоне. Ясна, например, связь географического распределения обморожений, «полярной одышки», тепловых ударов, горной болезни, ползучей язвы роговицы и некоторых форм рака кожи с зональным климатом, высотой местности и интен­сивностью ультрафиолетового излучения. Существуют данные о локальных геопатогенных зонах, где особые местные сочетания ра­диационного фона, геомагнитного поля, распространения текто­нических волн и других факторов незаметно создают неблагопри­ятную для здоровья человека обстановку.

2. Роль географических факторов выражается также в различ­ных нарушениях, связанных с питанием, когда в пище или в пить­евой воде длительное время отсутствуют или находятся в дефиците незаменимые нутриенты. Эти недостатки питания могут быть обу­словлены как местными особенностями химического состава поч­вы, видов выращиваемых культур, так и традициями земледелия, переработки зерна и приготовления пищи.

Кроме вторичных патологий, развивающихся при общем не­доедании, существуют и специфические проявления пищевой не­достаточности. Классические примеры — авитаминозы, алиментарные анемии и эндемический зоб, обусловленный дефицитом йода. Особенности питания, обусловленные уже не только при­родными, но и социальными факторами, серьезно влияют на рас­пространение диабета, атеросклероза, гипертонии, некоторых форм рака.

3. Происхождение и распространение многих заболеваний свя­заны с биотическими компонентами окружающей среды, о которых уже говорилось выше, — вирусами, бактериями, простейшими, всевозможными паразитами и их переносчиками и промежуточ­ными хозяевами — различными животными. От распространения этих агентов зависит и география микробиальных и паразитарных инфекций. Во многих случаях экология патогенных организмов и переносчиков, среда и циклы их размножения определяют эко­логию заболевания. Так, цикличность эпидемий гриппа опреде­ленным образом связана с экологией миграций азиатских уток. Однако и здесь часто решающим становится не столько присутст­вие природного агента, сколько антропогенные факторы: скучен­ность групп людей, частота физических контактов, миграции, за­воз возбудителей с товарами, гигиенические условия, а также наличие или отсутствие естественно возникшего или индуцирован­ного иммунитета к данной инфекции.

Медицина по праву гордится победами над многими страш­ными инфекциями, но, строго говоря, ни одну из этих побед нельзя считать абсолютной, так как ни один вид патогенных орга­низмов и переносчиков окончательно не уничтожен и вряд ли может быть уничтожен. Приходится постоянно держать наготове сотни вакцин, сывороток, противоэпидемических комплектов и т. д. Все время регистрируются живые очаги чумы, туляремии, си­бирской язвы, локализуются вспышки холеры, тифа, желтой лихо­радки, бешенства, энцефалита, продолжается широкая борьба с гриппом, малярией, вирусным гепатитом, туберкулезом, дифтери­ей, сифилисом и многими другими, давно изученными и неодно­кратно «побежденными» инфекциями. Рост плотных человеческих популяций и возросшая подвижность больших контингентов лю­дей на фоне ослабления или срывов иммунитета увеличивают эпидемиологическую напряженность и время от времени приводят к рецидивам опасных инфекций и появлению новых инфекцион­ных заболеваний.

Генетический аппарат современного человека перегружен иммунологической информацией — генами, ответственными за синтез тысяч различных антител. Наш иммунитет все чаще не справляется с новыми вызовами окружающей среды. А ее всепроникающий микромир к тому же не перестает одаривать человека такими «изобретениями», как вирус иммунодефицита, лихорадка Эбола или прионовая инфекция. СПИД можно считать изощрен­но прицельным ударом по здоровью человека, как бы реакцией на демографический взрыв и сексуальную революцию. Ударом, по­ражающим главную защиту человеческого организма — иммунитет и наносящим глубокую психологическую травму. Это очень сильный намек на то, что природа далеко не исчерпала арсенал, кото­рый она может противопоставить «венцу творения», позволившему себе нарушать ее законы. Многие ученые опасаются видоизменений ВИЧ и расширения способов инфицирования, а также появления новых агентов поражения иммунитета.

Люди всегда были озабочены продолжительностью жизни, и считается одним из важных критериев социального благополучия. В отличие от большинства животных люди живут еще многие годы после окончания репродуктивного периода: возрастная категория людей старше 50 лет составляет сейчас 17,4% населения мира — более миллиарда человек. Некоторые страны гордятся долголетием своих граждан. Но большинство пожилых лю- дей страдает теми или иными хроническими недугами. По данным Всемирной организации здравоохранения, средний уровень хронической заболеваемости людей старше 60 лет в 1985—1990 гг. составлял 79,3%. Многие из заболеваний, характерных для этого возраста, все чаще встречаются у людей среднего и молодого возраста. Продолжительность жизни подчиняется статистическому распределению. Когда случаи особого долголетия выдают за эталон ожидаемой продолжительности жизни, почему-то забывают, что для части любой популяции смерть от естественных причин в раннем и среднем возрасте биологически вполне закономерна.

Даже без обзора мировой или национальной медицинской статистики ясно, что с точки зрения эволюционной экологии человека качество людей по критериям здоровья очень низкое и продолжает снижаться. Человечество оказывается во все большей зависимости от медицинской помощи и применения по существу про­тивоестественных средств поддержания и продления жизни, кото­рые, тем не менее, не в состоянии уменьшить общую болезненность людей. Можно сказать, что мы, Homo sapiens, — больной вид и нуждаемся в тотальной диспансеризации.

Одаренность. С позиций социальной экологии важно пони­мать, что происходит с потенциалом задатков людей при колос­сальном росте численности. На ранних этапах антропогенеза значительная часть членов первобытного рода была прямыми потом­ками главы рода, вождя, который должен был выделяться сочета­нием интеллекта с силой, агрессивностью и сексуальностью. При­чем независимо от того, был ли этот род патриархальным или матриархальным. Наследование таких черт характера обеспечивало выживание и размножение рода. Можно полагать, что вслед за распадом первобытного рода прогрессивное развитие интеллектуальных задатков человека замедлилось, а затем и прекратилось Потому что перестал действовать естественный «отбор на ум»: са­мые одаренные перестали быть самыми приспособленными, жиз­нестойкими и генетически доминантными. Врожденный интел­лектуальный потенциал человека, его средний коэффициент ин­теллекта (IQ), по-видимому, остался на уровне доисторического кроманьонца.

К тому же, избавив себя от большинства межвидовых факторов борьбы за существование, люди, вопреки собственным нрав­ственным законам, не только не поступились внутривидовой борьбой, но так трансформиро-вали атавизмы межродовой и меж­племенной вражды, что отбор стал идти отнюдь не на лучшие че­ловеческие качества. И уж тем более не на умственную одарен­ность, особенно, если иметь в виду войны, революции и антиин-теллектуальный террор тоталитарных режимов.

Можно было бы говорить о физической одаренности человека, но физическое развитие подавляющей массы людей нарушает закон отрицательной корреляции между численностью и размерами тела: современный человек гораздо крупнее своих предков. Био­логически это мало оправдано, зато создает дополнительные эко­номические трудности. Увеличение размеров тела человека при­шлось в основном на тот период, когда объем мозга уже перестал нарастать. Эта связь отсутствует и при современной акселерации. Что касается таких физических данных, как сила и выносливость, то антропологи отдают предпочтение предкам современного чело­века. При этом не имеются в виду достижения современного спорта, становящегося все более элитарным. Впрочем, по многим олимпийским видам атлетики выдающиеся рекордсмены проигра­ли бы животным.

Воспитанность. Утраты или недостатки в сфере врожденных качеств могут быть отчасти скомпенсированы воспитанием — обу­чением, образованием, объемом и качеством знаний и навыков. Но лишь в той мере, в какой они не зависят от здоровья и врож­денных качеств человека. Для современного общества характерно ослабление индивидуализации воспитания, воспитательной роли родителей и роли нравственных и этических традиций. Гораздо большее влияние на возможности воспитания оказывает создавае­мая обществом информацион-ная среда.

Если возникновение речи ускорило развитие знакового коди­рования в мозге человека, то возникновение письма, а затем и пе­чатного текста на фоне прекращения развития мозга замедлило развитие устной речи и стало препятствием для взаимодействия языков. Телефон нанес ущерб эмоционально-информационной стороне непосред-ственного человеческого общения. А телевидение еще больше исказило восприятие информации, переведя в режим облегченного «зрительного ряда» давление централизован-ной пропаганды, рекламы, низменной поп-культуры, отняв у школы, книг и подлинного искусства значительную часть принадлежавшей им информационной ёмкости молодого поко-ления. Очередную опасность представляет персональный компьютер. Конечно, на качество людей действуют и многие другие социальные факторы.

29) Социальные следствия большой численности людей?

Социальные следствия большой численности людей. Они вы­ступают прежде всего как проявление закона «на всех не хватит». Они тесно сопряжены с экономикой. Еще задолго до демографи­ческого взрыва из-за географической и этнической разделенности и врожденной ксенофобии люди утратили инстинкты видовой общности и видового самосохранения. Эта утрата до сих пор не вос­полнена ни «общечеловеческой моралью», ни «коллективным ра­зумом» человечества.

Сложившаяся неодинаковость условий и качества жизни раз­ных популяций, становление этносов, религий и классовых об­ществ, возникновение «цивилизационных разломов» (Моисеев, 1994) привели в конечном счете к очень глубокой экономической и социальной дифференциа-ции разных частей человечества. Пройдя через всю историю людей, это неравенство не смягчилось, а стало даже более контрастным, так как цивилизация все время наращивала разрыв между максимальными возможностями полу­чения благ и их реальной доступностью для многих людей. Сте­пень неравенства жизненных шансов у людей такова, какой ни­когда не бывает в природе в пределах одного стабильного вида животных. Это еще один источник самоконфликтности человечества.

Исторически очень быстрое увеличение народонаселения серь­езно обострило социальную и социально-психологичес-кую ситуа­цию в мире. Потому что прирост происходит в основном за счет людей, которым недоступны высокие стандарты благополучия, но которые уже знают о них благодаря средствам массовой информа­ции. Недоступность высокого качества жизни обусловлена низким уровнем социально-экономического развития многих стран и по­стоянным относительным сокращением и качественным искаже­нием мирового рынка труда.

В настоящее время численность экономически активного насе­ления, т. е. людей, которые непосредственно участвуют в производ­стве и распределении материальных благ, не превышает одного миллиарда и составляет не более 55% трудоспособного населения планеты. Другими словами, каждый работающий обеспечивает се­бя и еще пять человек. Но это при относительно низкой средней производительности труда. По мере ее повышения часть трудовых ресурсов перемещается в сферу обслуживания, но общий уровень занятости все же заметно снижается.

Проблемы «лишних людей», безработицы, дефицита рабо­чих мест вызывают целую цепь деформаций экономики и нега­тивных социальных явлений — от нищеты, иждивенчества, привычки жить на пособия до роста преступности. Миллионы людей вынуждены или считают нужным заниматься деятельно­стью, которая с точки зрения социальной экологии в сущности не нужна, почти не нужна или вообще противоречит нормаль­ному устойчивому существованию человечества не только как биологического вида, но и как социума существ, считающих себя разумными: производить оружие, взрывчатку, отравляю­щие вещества, наркотики, служить в армии, в гипертрофиро­ванных бюрократических структурах управления, заниматься политикой, создавать альтернативные партии и идеологии, сис­темы этнического или религиозного обособления и т. п. По большому счету все это выглядит, мягко говоря, как игры муж­чин, не удостоенных мудрости.

Экономическое неравенство государств, усугубляемое рос­том народонаселения, добавляет к этому геополитиче-ские про­тиворечия «Восток — Запад», «Север — Юг», возрастающий на­пор иммиграции в экономически благополу-чные страны, этни­ческий сепаратизм, терроризм, межнациональные и межрели­гиозные конфликты. Миллионы людей участвуют в постоянно вспыхивающих локальных войнах, будто подтверждая наследо­вание древней склонности к геноциду и каннибализму. Соци­альное неблагополучие многих людей, причем даже в экономи­чески благополучных странах, подтверждается ростом числа самоубийств.

Касаясь этих проблем, А.А. Нейфах (1995) в публици-стической статье «Почему мы такие?» пишет:

Складывается впечатление, что между высоким интеллектуальным и техническим потенциалом человечества, с одной стороны, и природой человека, его наследственными биологическими свойствами — с другой, существует глубокое и, может быть, неразрешимое противоречие.

В самом деле, отключив естественный отбор, человечество до сих пор не нашло ему достойную замену: «природа знает лучше»…

Одним из важнейших признаков экологической устойчивости вида является постоянство численности и постоянное сбалансированное взаимодействие с другими видами экосистемы и компонентами окружающей среды. Человечество как биологический вид не отвечает этому требованию. Обобщенный взгляд на человека со стороны окружающей его живой природы достаточно ясен: это чрезвычайно многочисленный, могущественный, безжало-стный, жадный и нечистоплотный хищник, кото­рый уничтожает всегда больше, чем может съесть, и с которым лучше не иметь дела. Может быть, еще точнее сравнение с паразитом, который уничтожает своего единственного хозяина и тем самым обрекает на гибель самого себя. На планете Земля нет ничего страшнее человека. Таким образом, мы — Homo sapiens — не только маргинальный, но и криминальный вид. В книге «Экологические проблемы» (Арский и др., 1997) он на­зван видом-гангстером.

Н.Н. Моисеев в работе «Современный антропогенез и цивилизационные разломы» (1994) формулирует:

…утверждение, совершенно тривиальное с точки зрения популяционной динамики: никакой новый живой вид, сделавшись монополистом в своей экологической нише, не способен избежать экологического кризиса. И он может иметь только два исхода: либо вид начнет дегради­ровать, либо он, надлежащим образом изменившись (изменив стан­дарты своего поведения и взаимоотноше-ния с природой), сформирует новую экологическую нишу. А человечество уже давно перешагнуло все подобные рубежи и обречено на монополизм.

Все эти проблемы оказываются и самыми существенными препятствиями экологизации экономики и общественного уклада, перехода человечества на путь развития экологи-чески ориентиро­ванной постиндустриальной цивилизации.

30) Пути преодоления глобального кризиса на Земле?

Программы охраны окружающей среды стали наиболее естест­венной реакцией на угрозу экологического кризиса, так как до сих пор считается, что именно техногенное загрязнение среды лежит в основе этой угрозы или является ее главным компонентом.

За последние десятилетия в промышленно развитых странах разработаны и осуществляются многие региональные и нацио­нальные программы охраны окружающей среды (ПООС).

Они пре­дусматривают большие комплексы различных мер: анализ ущер­бов, выделение целей и приоритетов, нахождение баланса между политикой и инвестициями, экономические и технологические средства контроля и охраны качества воздуха, воды и почвы, ре­шение проблем твердых отходов, радиоактивного загрязнения, трансграничных переносов поллютантов и т. д.

Постоянно растет уровень затрат на реализацию ПООС, со­ставляющий в развитых странах заметную долю ВНП (например, в Японии во второй половине 80-х гг. — до 7,5% ВНП).

Вся эта дея­тельность выглядит как стремление осуществить «генеральную убор­ку» и «всеобщую очистку» при сохранении темпов экономического роста и минимальном влиянии на основные параметры экономи­ки. Возможно ли это в принципе, если при этом не изменяется валовая — до первых ступеней очистки — отходность материаль­ного баланса производства?

Напомним, что в соответствии с фундаментальными законами сохранения и вторым началом термодинамики («всё должно куда-то деваться») полностью безотходные технологии, как и полностью безотходные предприятия, существовать не могут. Тем более, что любая продукция также является отложенным отходом. Когда го­ворят о локальных успехах очистки на какой-то территории или в какой-то стране, часто забывают, что при этом сильнее загрязняется другая территория или другая страна, где добывалось сырье и производились полуфабрикаты для «чистого» производства или куда импортируются его отходы, в том числе и в виде импортной продукции. Хорошо известно, например, что состав бытовых от­ходов в городах России за последние годы заметно изменился за счет огромной массы упаковочных материалов импортных това­ров. А ведь это не только бумага и картон, но и синтетические ма­териалы, металлы, красители. «Экологически чистый» продукт может быть так упакован, что общий эффект его утилизации ока­жется загрязняющим.

Существуют серьезные экономические ограничения стратегии «всеобщей очистки». Стоимость очистных устройств высока и приближается к стоимости капитальных вложений в производство. В крупнотоннажной химии для осуществления, например, 90% очистки стоимость очистных устройств и сооружений должна со­ставлять 60% стоимости основных фондов. Поэтому попытки дос­тигнуть высокой степени очистки (100%-ная очистка принципи­ально невозможна) резко снижают конкурентоспособность произ­водства и перекладывают тяжесть соответствующих затрат на по­требителей.

Другим существенным ограничителем является тот факт, что развитие индустрии очистки требует подключения дополнитель­ных производственных мощностей в машиностро-ении, химии и других отраслях, что само по себе ведет к увеличению загрязнения среды. Франция занимает первое место в мире по промышленной утилизации производствен-ных и бытовых отходов и гордится этим. Но уже к концу 80-х годов строительство, энергообеспече­ние и создание оборудования для мусороперерабатывающих пред­приятий достигли такого уровня, что своей техногенной нагрузкой полностью поглотили на национальном уровне весь «очищающий» эффект уборки и переработки мусора. Отсюда, в частности, и мощное предложение экспорта мусороперерабатывающих техно­логий со стороны Франции.

Отходность производства может быть заметно снижена по­средством такой производственной кооперации, при которой от­ходы одних предприятий служат сырьем для других. Однако кроме организационных трудностей такая кооперация увеличивает сум­марные энергетические и другие затраты для получения единицы массы конечного продукта по сравнению с некооперированным произв-ом.


Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector