Глава 3. Основные направления экологической психологии

  1. Экологический подход в психологии.
  2. Психологическая экология.
  3. Психология окружающей среды:
  1. психология среды (средовых влияний);
  2. экстремальная психология;
  3. психология охраны окружающей среды.

Ключевые слова: экологический подход как парадигма психологического исследования; психологическая экология, психология окружающей среды — психология среды (пространственной, социальной, образовательной; информационной и иной); экстремальная психология и психология охраны окружающей среды (инвайронментальная психология); психология экологического сознания.

1. Экологический подход в психологии

Появление экологического подхода в психологии как методологической парадигмы связывается прежде всего с именами К.Левина (социо- и психодинамика группового взаимодействия) и Дж.Гибсона (экологический подход к зрительному восприятию).

Характерным для этого направления является изучение психических процессов, состояний и личности человека в естественных условиях и согласно своей естественной природе (без вмешательства психолога-исследователя).

Этот подход дал толчок к постулированию системы “индивид-среда” в качестве исходного основания для определения предмета экопсихологических исследований, а также к введению в психологический словарь понятия “среда обитания” как совокупности средовых возможностей (условий), находящихся в отношении взаимодополнительности к жизненным потребностям индивида.

Появление экологического подхода к восприятию вызвано осознанием неудовлетворительности физикальных оснований (привнесенных из механистической физики) для описания пространственных свойств окружающего мира как объекта восприятия, а также тех свойств наблюдателя, которые определяют его возможности к восприятию пространственных свойств и отношений.

Перенос на психологию восприятия физических представлений о свойствах окружающего мира, а также оптических и физиологических моделей строения зрительной системы, не соответствует реальному содержанию процессов восприятия окружающего человека пространства и тех свойств зрительной системы, которые обеспечивают это восприятие в естественных условиях восприятия окружающего мира как среды обитания (понятие “экологический подход” интегрирует понятия “естественные условия” и “среда обитания”).

11 стр., 5067 слов

Шмелева. Психология среды

... окружающей средой (природной иантропогенной), экологическим проблемам возрастает с каждым годом. Этот интерес связан, во-первых,с переосмыслением парадигм классических психологических исследований и активизацией интереса к экологическому и ситуационному подходам в психологии; ... иных свойств для достижения определенного эффекта. Фактически здесь мы получаем семантическое поле понятийконтекст—среда— ...

Но среда обитания как объект восприятия предстает перед живым существом не в виде отдельных квадратов, треугольников, прямых линий и т.п. абстрактных, геометрических объектов, а в виде сосуществующих комплексов пространственно-предметных отношений, соответствующих способу жизнедеятельности данного существа, т.е. биологически и функционально значимых или же незначимых для данного вида живого существа.1

В методологическом плане Дж.Гибсон (1988. С. 32) справедливо подчеркивает, что:

“Идея взаимосвязи животного и окружающего его мира не могла возникнуть в физических науках. Такие фундаментальные понятия, как “организм” и “окружающий мир” или “вид” и “среда его обитания” нельзя вывести из понятий пространства, времени, материи и энергии — понятий, лежащих в основе всех физических наук”.

И далее: ”Для психолога не годятся те масштабы величин, с которыми оперирует в современной физике при описании мира (атомарный и космический).

В психологии мы имеем дело с предметами экологического уровня, то есть со средой обитания (подчеркнуто В.П.) животных и человека, потому что в процессе своей жизнедеятельности мы сталкиваемся с предметами, на которые можно смотреть, можно осязать, обонять или попробовать на вкус, а также с событиями, которые можно слышать” (Там же. С.34-35)

В теоретическом плане суть подхода к восприятию, предложенного и разработанного Дж.Гибсоном, фиксируется в изменении и постулировании следующих исходных оснований классической психологии восприятия. Охарактеризуем основные из них.

1. Изменено представление о пространственных свойствах и отношениях окружающего мира и их описание как объекта зрительного восприятия. Согласно Дж.Гибсону, человек и другие живые существа отражают в зрительном процессе не те пространственные свойства и отношения, которые нам известны из геометрии и физики (величина, удаленность, прямая, углы, плоскость и т.п.), а те свойства и отношения, которые обеспечивают возможность осуществления жизненно необходимых функций, отвечающих природе данного живого существа.

Это объясняется тем, что “среда обитания”, с одной стороны, предоставляет функционально необходимую возможность (например, вода, чтобы плыть, или плотная поверхность земли, чтобы бежать).

С другой стороны, эти же свойства могут и не соответствовать естественной природе данного живого существа (например, человек не умеет летать, а птица умеет, и потому воздушная среда дает имеет разные возможности для осуществления своей жизнедеятельности).

Следовательно, с экологической точки зрения следует исследовать восприятие непосредственное, а не восприятие, опосредованное микроскопами, телескопами, фотографиями, рисунками, и тем более не восприятие речи или письменных текстов.

Соответственно, окружающий мир как среда обитания и в качестве объекта восприятия будет выглядеть по-разному для разных видов живых существ. При этом восприятию подлежат не отдельные пространственные свойства и отношения, а комплексы функционально и перцептивно различных “веществ (текстура, плотность, мягкость, шершавость и т.п.)”, “поверхностей (ровная, с углублениями, вертикальная, горизонтальная и др.)”, “вещественных сред (вода, воздух)”, “компоновок, встроенных друг в друга” и т.д.

7 стр., 3004 слов

Проблема восприятия окружающего мира (По В. Солоухину)

... безжалостно, неумолимо и в высшей степени справедливо. Восприятие окружающего мира чувство реальности На этот вопрос есть множество ... в равновесии» и не впадать в крайности? Проблемы с восприятием реальности Два диаметрально противоположных вида мышления — позитивное ... Как взрослые могут помочь малышу развить восприятие Развивающая среда. Предоставьте малышу для исследования предметы различных ...

Чтобы иметь возможность “экологического” описания восприятия Дж.Гибсон ввел ряд понятий. Так, он пишет:

“В связи с понятием структурных элементов окружающего мира мне представляется необходимым обратить внимание читателя на то, что более мелкие элементы содержатся в более крупных. Этот факт имеет принципиальное значение для излагаемой здесь теории, и поэтому я ввожу специальный термин: “встроенность” … При любом масштабе можно обнаружить, что одни формы содержат в себе другие. Любой элемент встроен в более крупный. Предметы являются составными частями других предметов.” (Там же. С.34).

“Текстуру можно представить себе как структуру поверхности (последнюю следует отличать от структуры вещества, внешней оболочкой которого является эта поверхность).

Речь идет об относительно тонкой структуре окружающего мира. Поверхности скал, вспаханной почвы, травы представляют собой скопление различных элементов — кристаллов, комьев, стебельков травы, причем эти элементы встроены в более крупные” (Там же. С.57).

Аналогично, с экологической (средовой) позиции Гибсон меняет понимание времени и движения как объектов непосредственного восприятия:

“Главное внимание будет уделено изменениям, событиям и периодически повторяющимся явлениям того уровня физического мира, к которому относится земная поверхность. Я буду говорить об изменениях, событиях и последовательностях событий, а не о времени как таковом. Течение абстрактного, пустого времени лишено реальности для животного, хотя для физика это понятие представляет известный интерес. Мы воспринимаем не время, а процессы и, изменения, последовательности. … Внутри любого события существуют другие события, подобно тому, как внутри всякой формы — другие формы. … При этом длительность действий животных сравнима с длительностью событий в окружающем мире. Элементарных, атомарных реакций здесь тоже не существует” (Там же. С.36-37).

“Движение в окружающем мире в действительности столь существенно отличается от движения, которое изучал Исаак Ньютон что лучше представлять его себе в виде изменения структуры, а не как изменение положения точек; в виде изменений формы, а не координат; в виде изменений в компоновке, а не как движение в обычном смысле слова ” (подчеркнуто В.П.; там же. С.42).

Приведенные цитаты Дж.Гибсона хорошо показывают, что, согласно его подходу, свойства среды обитания не существуют сами по себе как абстрактные понятия типа “точка” или “прямая” в геометрии, а существуют, воспринимаются наблюдателем и описываются исследователем во взаимодополнении с природными, эволюционно сформировавшимися органами восприятия способом жизнедеятельности данного живого существа.

2. Физическая модель оптического устройства глаза (по подобию фотокамеры) была заменена на экологическую модель освещенности объектов восприятия как компонентов среды обитания. Классическая психология зрительного восприятия взяла за основу модель прохождения световых лучей и оптического изображения объекта восприятия на сетчатке глаза, которая была разработана в физиологической оптике. Для нее характерно, что каждой точке пространства соответствует только один световой отраженный луч. Проецируясь на сетчатку глаза, он отображает на ней данную точку внешнего пространства. На это Гибсон возражает, что на самом деле, в реальных (не лабораторных!) условиях любая точка пространства отражает от себя бесконечное и вариативное множество световых лучей и потому она представлена в зрительном восприятии не прямой проекцией на сетчатку глаза, а “инвариантом объемлющего светового потока”.

10 стр., 4916 слов

СРЕДА ОБИТАНИЯ И АДАПТАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА. ЭВОЛЮЦИЯ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ ЧЕЛОВЕКА.

... сомнений прямая зависимость здоровья, функционального состояния и качества жизни человека от среды обитания, различных условий бытовой и производственной деятельности. По имеющимся прогнозам, возрастание патологических ... детей и внуков финансовым базисом и навыками психологического выживания в современном мире более или менее разработаны и активно пропагандируются. А вот умение правильного ...

3. Произведен отказ от неподвижности глаза как необходимого условия для осуществления процесса восприятия. В качестве такого условия постулированы собственные движения глаза, головы и тела наблюдателя (локомоции). Классическая психология восприятия требовала, чтобы изображение на сетчатке глаза в момент эксперимента было неподвижным. В противном случае оптическая модель глаза не работает. С этой целью были изобретены подбородники, неподвижно фиксирующие голову наблюдателя, и даже микроприсоски. Но, возражает Дж. Гибсон, в реальных, естественных условиях восприятие осуществляется при наличии и посредством собственного движения наблюдателя (его локомоций).

Отсюда встает вопрос об экологической валидности экспериментальных методик и процедур, т.е. о том, что они не должны искусственно (лабораторно) ограничивать и тем самым искажать проявления собственной природы наблюдателя в процессе зрительного акта.

4. В качестве исходного основания для определения объекта восприятия выступает система “индивид — среда обитания”, где в роли “индивида” выступает наблюдатель как представитель определенного биологического вида и соответствующими ему возможностями к восприятию и действию, а в роли “среды обитания” — совокупность положительных и отрицательных возможностей для осуществления жизнедеятельности данного живого существа.

Дж.Гибсон особо подчеркивает, что: “Возможности окружающего мира — это то, что он предоставляет животному, чем он его обеспечивает и что он ему предлагает — неважно, полезное или вредное. Нужно сказать, что в существительное возможность я вкладываю смысл, отличный от того, который вы можете найти в толковом словаре или в словаре математических терминов. Под ним я подразумеваю нечто, что относится одновременно и к окружающему миру, и к животному таким образом, который не передается ни одним из существующих терминов. Он подразумевает взаимодополнительность окружающего мира и животного.” (Там же. С.18)

Отсюда следует, что, среда — это не вся и не любая совокупность пространственных, социальных и иных отношений и свойств, в окружении которых находится индивид (человек).

Среда — это прежде всего возможность того, что может быть (а может и не быть) отражено индивидом как пространство его возможностей для тех или иных действий. Можно сказать, что среда как понятие — это абстракция нашего мышления, ибо, в отличие от объектов психического отражения в традиционной психологии восприятия, среда (средовые условия) не существует сама по себе. Она существует только во взаимодополнении к перцептивным и поведенческим возможностям данного живого существа, т.е. к тем способам действия по преобразованию пространственных отношений, которыми оно обладает и имеет возможность совершить благодаря своей собственной природе и свойствам окружающей среды.

9 стр., 4184 слов

Жизненная и экологическая среда человека

... научная дисциплина, рассматривающая соотношение общества с географической, социальной и культурной средами, т.е. со средой, окружающей человека. Экология — это не столько биологическая, сколько социальная наука. ... и т.д. могут породить стрессовое, де­прессивное состояние индивида («усталость от жизни»), пре­пятствующее восприятию даже эстетически прекрасных архи­тектурных ансамблей, исторических ...

Представление о среде как совокупности возможностей, взаимнодополнительных к потребностям и возможностям данного индивида (или живого существа), означает, что одна и та же пространственная среда для разных видов живых существ и для разных индивидов предстает различной.

Итак, согласно экологическому подходу к зрительному восприятию, разработанному Дж.Гибсоном:

1) воспринимается не пространственный предмет (объект) как таковой, а совокупность компоновок, текстур, градиентов, событий и инвариантов объемлющего светового строя как совокупность зрительных (перцептивных) возможностей для обеспечения жизнедеятельности данного вида живого существа в его среде обитания;

2) воспринимается не физический стимул в виде оптической копии объекта восприятия, а объемлющий световой поток в условиях собственного движения (локомоции) наблюдателя и его глаза;

3) исследуемый процесс восприятия должен протекать так, как если бы он протекал в естественных условиях, т.е. без вмешательства психолога-исследователя. При этом наблюдатель и его среда обитания (как совокупность возможностей для действий наблюдателя) находятся в отношениях взаимодополнительности и образуют систему “индивид — среда обитания”. Из этого вытекает требование соответствия экспериментальных методик и процедур естественным условиям осуществления процесса восприятия, т.е. должны отвечать требованию экологической валидности2.

Произведенная Дж.Гибсоном критика физикальной парадигмы изучения зрительного восприятия и предложенная им экологическая парадигма оказали большое влияние на представления психологов о том, что и как надо исследовать в психологии восприятия и в других областях психологической науки. В частности, представление об экологической валидности экспериментальных методов стало применяться в самых разных психологических исследованиях. Кроме этого, представление о среде обитания как совокупности условий и возможностей, находящихся в отношении взаимодополнительности к субъекту восприятия, послужило основой для психодидактической разработки понятия и концепции образовательной среды (см. главу 5).

2. Психологическая экология

Данное направление является по сути одним из разделов экологии и занимается изучением влияния на психику человека экологических факторов химической, физической (повышенный фон радиации, например) или иной “непсихологической” природы. Например, загрязнение воздуха или питьевой воды, повышенный фон радиации и т.п.

Отметим, в связи с этим, следующие позиции:

  • последствия в изменении психического состояния индивида вызваны действительным (а не мнимым) воздействием средового фактора, доза которого превышает допустимую для данного индивида норму и потому изменяет его соматопсихическое и, как следствие, психическое состояние. Воображаемое индивидом воздействие относится к сфере других психологических дисциплин. Так, С.Д.Дерябо и В.А.Ясвин (1996) проводят это различие на примере различия изучения влияния радиационного фона на психику человека, что входит в предмет психологической экологии, и изучения радиационной фобии, что в предмет психологической экологии не входит. Кроме чисто медицинской симптоматики, изменения психического состояния под влиянием указанных средовых факторов могут проявляться в повышении агрессивности поведения, в общем понижении жизненного тонуса (психологической активности, внимания и т.п.), в появлении и развитии депрессии и т.д.;
  • помимо экологических норм допустимого (и в этом смысле непсихогенного) воздействия физических, химических и тому подобных факторов, следует учитывать, во-первых, индивидуальный и возрастной диапазон чувствительности организма и психики человека к подобного рода воздействиям. Иначе говоря, одна и та же доза воздействия может быть критичной для одного индивида и некритичной для другого. И, во-вторых, следует иметь ввиду, что воздействия подобного рода могут накапливаться, т.е. получение индивидом малых, неопасных доз, например, радиационного облучения, но постоянно и длительное время, может привести к тому же эффекту, что и одноразовое воздействие запредельными дозами того же облучения;
  • не все виды химического и физического воздействия воспринимаются человеком непосредственно как представляющие угрозу для его физического, психического и психологического здоровья. Наиболее ярко это проявляется в случае с радиационным воздействием, которое не воспринимаются человеком непосредственно. Вследствие чего, человек не может непосредственно оценить уровень принимаемого им воздействия и, соответственно, уровень его опасности или безопасности;
  • радиационное воздействие отличается от других видов воздействия (например, механических, химических) тем, что оно непосредственно влияет на энергетическую сферу человеческого организма. Малые дозы такого воздействия могут приводить к общему ослаблению энергетической структуры индивида, вследствие чего в первую очередь начинают проявлять себя “слабые места” в физическом и психическом здоровье данного индивида. В наибольшей мере это относится к детям и хронически больным взрослым, поскольку энергетическая структура их организма имеет неокрепший характер. Большие дозы3 радиационного воздействия могут непосредственно изменять структурно энергетические связи на внутриклеточном и молекулярном уровнях и, в итоге, на генетическом уровнях. Последствия такого воздействия могут проявляться как сразу — в ухудшении физического и психического состояния данного индивида, так и отсроченно — в нарушении здоровья и даже генетического кода его детей и внуков.

Итак, предметом исследования психологической экологии является выделение, изучение и разработка методов оптимизации воздействия на психику человека (познавательные процессы, эмоциональные состояния, поведение, психологическое и психическое здоровье и т.п.) физических, химических, радиационных и т.п. “непсихологических” факторов окружающей среды.

7 стр., 3105 слов

Виды_взаимоотношений_между_людьми_и_их_психология — Стр 2

... реферате будет затронута тема взаимоотношений между людьми, будут перечислены и описаны виды отношений, а также будет описана их психология. Виды отношений Отношения определяются индивидуальными ... решениями или эмоциями, сложившимися взглядами, установками и привычками между людьми. Говоря про отношения с ...

12 стр., 5604 слов

Образовательная среда как часть образовательного пространства.

... в образовательной среде выделяет следующие компоненты: 1. Пространственно–архитектурный (предметная среда, окружающая учителя и ученика). ... других коллективов, с которыми контактирует человек, реальное место человека в структуре своей группы, включенность ... среда школы имеет следующую структуру: 1. Пространственно–семантический компонент (архитектурно–эстетическая организация жизненного пространства ...

В методологическом плане исходным для определения предмета психологической экологии является система “индивид-среда”, отношение между компонентами которой строится по объект-объектной логике. Последнее объясняется тем, что “среда” как физический объект воздействует на психику индивида, которая выступает тоже в роли объекта, поскольку индивид принимает воздействие независимо от того, хочет он этого или нет.

3. Психология окружающей среды

Как отмечает Дж.Голд, для специалиста по экологической психологии человек и окружающая среда находятся в состоянии динамического взаимодействия. Окружающая среда (среда окружения) “понимается как полный, исчерпывающий набор условий и обстоятельств, в которых живет человек, как физических, так и социокультурных.” (Дж.Голд, 1990. С.43).

При этом различают два вида ситуаций. Один из них, когда у индивида имеется ограниченный выбор действий, вследствие чего он вынужден максимально адаптироваться к данной ситуации. Другой случай представляется более интересным для исследования — это ситуации, в которых индивид обладает полной свободой воли в выборе своих действий и относительно которых человек рассматривается как целеполагающее существо, воздействующее на свою среду окружения и в свою очередь находящийся под ее воздействием. В качестве главных переменных взаимодействия человека и среды окружения этот же автор выделяет восприятие, когнитивность (возможность осмысления и принятия решения), а также мотивация, эмоции и установки.

С.Д.Дерябо и В.А.Ясвин дают следующую характеристику психологии окружающей среды. К 60-м годам ХХ столетия среди психологов все более активно стало утверждаться осознание того, что “лабораторная” психология не дает и не может дать действительного представления о психологических особенностях и закономерностях поведения человека “в реальном мире”. Результатом подобных умонастроений стало принятие в 1982 г. в Эдинбурге первой международной программы исследований по проблемам инвайронментальной психологии (Environmental Psychology)4, которая в переводе получила название психологии окружающей среды.

Основными направлениями этой области психологических исследований были признаны:

  1. Изучение пространственного познания (environmental cognition).
  2. Изучение пространственного поведения (environmental behaviour).
  3. Изучение восприятия качества среды (environmental assessment).
  4. Изучение реакций человека на взаимодействие с окружающей средой и возникающего в связи с этим стресса (environmental stress).

В качестве предмета исследования в психологии окружающей среды выступают отношения человека с окружающей средой, взаимосвязи между переменными среды и различными психологическими характеристиками человека, его поведения.

В методологическом отношении психология окружающей среды характеризуется следующими особенностями:

  • человек и окружающая среда (взятая в ее целостности) рассматриваются как компоненты единой системы. Это означает, что исходным основанием для определения предмета исследования выступает система “Человек — Среда”;
  • в качестве исходного принимается представление, что среда настолько существенным образом влияет на поведение человека, что в реакциях разных индивидов на воздействие идентичной (одной и той же) среды обнаруживается больше общего, чем различного. В качестве иллюстрации указанные авторы приводят воздействие готического собора как примера архитектурной среды, когда входящий в него невольно настраивается на философские размышления.

В отличие от вышеизложенного, основанного на зарубежных источниках, представления о психологии окружающей среды как особом направлении, итоги первых двух конференций по экологической психологии (см. Первая Российская…, 1996; 2-я Российская…, 2000) позволяют говорить о том, что для отечественной психологии, так сказать, в ее “российском варианте”, психология окружающей среды может быть представлена по несколько иной схеме.

2 стр., 891 слов

Проблема человека в психологии

... самосознание, нравственно-этические качества, которыеподстраиваются под нормы в каждой социальной среде. Помимо же изучения человека в психологии, она помогаетему максимально актуализироваться, а так же его способностям, ... О душе . Теперь полагаю мы разобрались о том, чтоименно изучается психологией в человеке. Но психология до известного времени невыделялась в самостоятельную науку, а проблему души ...

Имея своим объектом психологические аспекты взаимодействия человека с окружающей его средой, она по сути объединяет три направления, отличающихся друг от друга вектором направленности субъект-объектного взаимодействия в системах “индивид-среда”, “Человек-Среда”, “Человек-Природа”:

  • психология Среды, предметом которой является изучение и практика влияния на психику человека окружающей среды разной модальности — как пространственной, так и социальной (в том числе, семейной, образовательной, информационной и т.д.).
  • экстремальная психология, предметом изучения которой являются психологические особенности поведения и деятельности человека в экстремальных ситуациях и необычных для человека средовых условиях (под водой, в воздухе, в космосе, под землей и т.п.),
  • психология охраны окружающей среды, предметом которой являются психологические аспекты природоохранной деятельности человека и общества.

Кратко охарактеризуем каждое из этих (под)направлений психологии окружающей среды.

3.1. Психология среды (средовых влияний)

Психология среды изучает научные и практические аспекты (исследование, проектирование, экспертиза, реабилитация) влияния на психику человека таких факторов окружающей среды (природной, антропогенной, пространственной, социальной, образовательной, информационной и иной), которые имеют психологически атрибутивный характер (от слова “атрибут”=свойство).

Это означает, что, в отличие от психологической экологии, здесь речь идет о воздействии на психику человека (его познавательные процессы и эмоциональные переживания, черты личности и особенности поведения) таких свойств окружающей среды, которые имеют характер психологических атрибуций и в этом смысле могут рассматриваться, как имеющие психологическую природу.

Типология средовых влияний в психологии среды может быть самой различной. Однако важно отметить, что каждый из вышеперечисленных видов социальной среды характеризуется в современной России своими особенностями, главной из которых является чаще всего нестабильность, вызываемая общим кризисом социально-экономических и человеческих отношений. При этом необходимо иметь ввиду, что разрушающее действие, оказываемое современной технократической цивилизацией на Природу и Человека, имеет не только физический, но и психологический характер, причем наиболее страдающей стороной при этом оказываются дети и семья.

23 стр., 11175 слов

Портрет как средство познания внутреннего мира человека в условиях ...

... из сложнейших жанров изобразительного искусства. Рисование портрета, в условиях пространственной среды общеобразовательной школы, представляет собой художественно-творческий и учебно-познавательный процесс, который ... уроках изобразительного искусства при рисовании портрета, передаче внутреннего мира человека. Гипотеза исследования - развитие художественно-творческих способностей школьников на уроках ...

Так, семья переживает кризис как социальная ячейка общества и как первичная психологическая среда для социализации ребенка, что обусловлено, в частности, несоответствием социального опыта родителей условиям и специфике современного социума. Следствие этого — их неуверенность в сегодняшнем и завтрашнем дне, потерей социального авторитета в глазах детей и т.д.

Семья является той исходной микросредой, в которой дети получают свой первый опыт социально-психологического и духовного становления. От того, какой опыт семейной жизни приобретет ребенок от своих родителей, в значительной мере зависит то, насколько успешным будет в будущем создание им своей собственной жизни и семьи, когда он станет взрослым. Но уже на этапе дошкольного и школьного детства противоречивость современного общества, проецируясь через сознание родителей на “сердце и разум” детей, порождает внутриличностные и межличностные конфликты у детей, родителей и между ними. В настоящее время, в силу переломного характера нашей эпохи, эти конфликты могут иметь новый, психологически еще неизученный вид.

Школьная образовательная среда, отражая нестабильность социальной среды, также переживает кризис, что проявляется в практически постоянном состоянии реформирования.

Все более актуальным становится вопрос об информационной безопасности в том информационном потоке, который падает на наших детей с экранов телевизоров, “видаков”, мульти-медиа и который буквально пропитан агрессивностью и отсутствием духовности.

Выражая озабоченность по поводу влияния на психическое состояние и развитие человека различных видов социальной среды, не следует забывать о том, что не менее значимым фактором является и пространственная среда, в первую очередь архитектурная среда современного города.

Психология пространственной среды Актуальность этого направления экологической психологии обусловлена прежде всего:

  • недостаточной изученностью влияния на психические состояния и сознание человека пространственно-предметных свойств окружающей среды,
  • несоответствием антропогенной (в частности, городской) пространственной среды природе человека и развития его психики.

Как было отмечено выше, в общем виде под пространственной средой понимается совокупность пространственно-предметных свойств и отношений окружающей среды, которая может иметь естественно-природный характер (лес, море, горы, степь, растения, животные и т.п.) и/или антропогенный (продукт человеческой деятельности) характер: городская среда, парковый ландшафт, архитектурная среда, виртуальная (пространство, представленное на экране компьютера) и т.д.

Ограничимся рассмотрением двух видов психологии пространственной среды: собственно пространственной (пространственно-предметной) и архитектурной.

Психология пространственно-предметной среды. Объектом исследования этого направления выступают психологические аспекты взаимоотношения человека и пространственно-предметных свойств окружающей среды, включая их воздействие на психику человека (психические процессы, состояния и сознание).

Психология пространственно-предметной среды является частью психологии среды, как более общего направления экологической психологии. Некоторых случаях под психологией среды понимают именно психологию пространственной среды.

Как самостоятельное направление психология пространственной среды сформировалась к 70-м годам ХХ столетия в рамках таких направлений как экология человека, социальная экология и др.

Существенное влияние на формирование этого направления в науке оказали также работы по этологии, орнитологии и поведенческой географии. В частности, такие понятия, как “проксемика” — буквально бессознательное структурирование человеком микропространства (R.Hall), и “персональное пространство” (R.Sommer) обязаны своим появлением именно этим наукам.

Однако комплекс пространственно-средовых проблем нашел свое отражение и в различных направлениях психологии. Например, в конце 60-х гг. в рамках бихевиоризма Р.Баркером была разработана концепция “места поведения”, а в 70-е гг. вопросами восприятия окружающей среды, формирования и функционирования образа пространственного окружения у людей “занималась” когнитивная психология. Дальнейшее развитие психологии пространственной среды шло по пути большей конкретизации различных проблей и их разработки в таких направлениях психологии, как неофрейдизм, когнитивная психология и гуманистическая психология.

Среди разных подходов к изучению взаимоотношений человека и пространственной среды можно обозначить изучение пространственного поведения, восприятия качества окружающей среды, процессов пространственного познания и мышления, персонологии среды и т.п.

Г.А.Ковалев и Ю.Г.Абрамова дают следующую характеристику действиям (поведению) человека в пространственной среде:

  • бессознательные действия (дистанция, ориентация, персональное пространство),
  • сознательные, целенаправленные действия (территориальность и персонализация).

Под “территориальностью” понимают “явление, когда человек фиксирует какое-то пространство, определяет нормы поведения в нем, осуществляет контроль над ним” (Г.А.Ковалев, Ю.Г.Абрамова, 1996. С.189).

По И.Альтману: территориальность является механизмом регуляции границ между собой и другими, включающими персонализацию и обозначение определенного места или объекта и уведомление о “владении” им отдельным индивидом или группой.

По степени фиксированности территориальность может быть трех типов:

  • фиксированное пространство, в котором поведение человека жестко определено,
  • полуфиксированное, когда у человека имеется определенная свобода в выборе своих пространственных действий,
  • нефиксированное (неформальное) пространство, для которого характерно наличие у индивида максимальной свободы в выборе своих действий.

Под “персонализацией среды” понимается исходящее от человека индивидуальное ее структурирование. Именно персонализация выражает индивидуальность человека в пространственных отношениях, его уникальность как индивида и тем самым отличает его от других людей. Считается, что такой способ субъективной организации среды является всеобщим и имеет место, где человек взаимодействует с другим людьми. Невозможность персонализировать среду приводит к появлению чувства отчужденности от среды, ее чужеродности и, как следствие, к чувству незащищенности, неуверенности. Персонализацию пространственной среды связывают с такими ее качествами, как открытость и закрытость. Персонализация и владение имеют целью регулировать социальную интеракцию и удовлетворение различных социальных и физических потребностей (Г.А. Ковалев, Ю.Г. Абрамова, 1996/.

Понятие территориальности предполагает, что пространственная среда выступает в качестве объекта, которым управляют и который контролируют. В методологическом плане это проекция социальных действий (управление и контроль) на пространственную среду.

В случае с персонализацией пространственной среды происходит опредмечивание (“материализация”) в пространстве человеком своей индивидуальности, отождествление индивидом части окружающего его пространства с самим собой, со своей личностью. Иначе говоря — наделение части пространства той субъектностью, которая присуща данному индивиду. В этом смысле, перефразируя известную поговорку, можно сказать: “Покажи мне свое личное пространство — и я скажу тебе , кто ты”.

“Открытое” школьное пространство способствует развитию таких качеств, как самостоятельность, независимость, ответственность, самодостаточность и индивидуальность, а также формирует положительную мотивацию к учению. Однако подобная открытость обязательно должна сопровождаться соответствующим изменением содержания и методов обучения. А именно отказом от традиционных методов обучения, с точки зрения которых “Хороший” ученик – это спокойный ученик ребенок, ничего не говорящий без разрешения, отвечающий только на те вопросы, которые ему задают, и именно так, как от него требуется” (Дж.Годфруа, 1992; цит. по Г.А. Ковалев, Ю.Г. Абрамова. С.190).

В качестве примера открытой школьной среды называют систему обучения по М.Монтессори, где ученики окружены игрушками и предметами, привлекающими внимание, свободно перемещаться по классу во время занятия и общаться с другими учениками.

Психология архитектурной среды5. В число проблем психологии пространственной среды входит изучение поведенческих реакций людей в связи с архитектурной средой. Так, В.Е.Семеновым было выявлено, что между архитектурной средой и поведением человека не только наблюдаются тесная корреляция, но и то, что архитектурная среда является одним из основных факторов, определяющих настроение, и мироощущение людей, т.е. социально-психологический климат.

Другое направление в психологии архитектурной среды лежит на стыке архитектуры и психологии. Расцвет архитектурно-психологических концепций пришелся на XX в. Особенно широко в настоящее время в архитектуре привлекается психологическая категория восприятия, что выражается прежде всего в углублении и обогащении содержания понятия “восприятие архитектурной среды”. В частности, в том, что восприятие в этом случае рассматривается не только как отражение в сознании материальной структуры среды, но и как активный социальный процесс, имеющий определенную направленность и реализующийся в деятельности.

Третье направление представлено культурологическим подходом, который объединяет и дополняет первые два. В рамках этого подхода архитектурное пространство рассматривается как “универсальный бытийный синтез”, что определяет и сложность процессов восприятия. Переживание архитектурного пространства обнимает собой как бы связанность трех разных пространств: заполненное вещами пространства зданий и города, пространства окружающей природы и пространства индивидуального и коллективного поведения самих людей — в контрастах неодинаковой статики и динамики всех этих слагаемых. Слитность такого пространства заполнена всеми градациями от “опредмечивания” психики в вещах, зданиях, целом городе до их обратного “развеществления” в характерных эмоциях, состояниях “типологии повседневного поведения людей в данной предметной среде”. Психологическое состояние “присущности архитектурного пространства каждому человеку” обусловлено не только количеством, величиной пространства, в котором живет человек, но и возможностью развития социальной и творческой активности, охватывающей пространство каждодневного проживания и природу, и даже космос.

Вопросы психологии восприятия архитектурной среды разрабатывались в разных психологических и философских школах. Так, основываясь на работах М. Хайдеггера (основоположника экзистенциализма) и Ж. Пиаже, норвежский архитектор К.Норберг-Шульц разработал свою теорию экзистенциального пространства.

Согласно этой теории, предлагается такое понимание пространства, которое сводит проблему взаимодействия человека и среды к конкретизации этой среды как системы образов ее частей, необходимых человеку для ориентации в мире. Восприятие пространства представляет собой сложный процесс, и человек не просто постигает мир, но постигает разные миры, являющиеся продуктом нашей мотивации и прошлого опыта.

Исходя из основных положений Ж.Пиаже, касающихся операциональных схем, К.Норберг-Шульц выделяет пять “концепций пространства”:

  • прагматическое пространство физического развития;
  • перцептивное пространство сиюминутной ориентации;
  • экзистенциальное (бытийное) пространство (жилое пространство существования, формирующее у человека устойчивый образ его окружения);
  • познавательное пространство физического мира;
  • абстрактное пространство чистых логических отношений.

Однако, сам К.Норберг-Шульц считает, что в эту иерархию следует поместить аспект художественного пространства, который размещается где-то рядом с познавательным и называется экспрессивным пространством.

Экзистенциальное пространство он рассматривает как средство, с помощью которого можно преодолеть ограниченность визуально-геометрического подхода к объяснению архитектурного пространства. Он понимает пространство бытия как образ, “имидж” окружения, имеющего “объект-характер”. Интерпретируя основные положения психологии восприятия в более общих терминах, Норберг-Шульц выделяет такие элементарные ориентации как “центры” (или места близости), “направления” или “пути” (длительности) и “зоны” — ограниченные пространства или владения.

Не останавливаясь более подробно на рассмотренной теории, подчеркнем еще два важных момента. Во-первых, следуя за Ж.Пиаже, он трактует процесс восприятия пространства как формирующийся в течение всей жизни человека. Во-вторых, собственно архитектурная среда рассматривается им как конкретизация жизненного пространства. В идеале они должны совпадать, но в реальности это не происходит, так как для того, чтобы стать полноценным жизненным пространством для многих, архитектурное пространство должно иметь ярко выраженный общественный характер. Общественный же мир более обобщен, объективен и определяется системой общих ценностей, и именно общественному миру должна служить архитектура. При этом от архитектурного пространства мы должны, в свою очередь, требовать прежде всего, чтобы оно обладало вообразимой структурой, предлагающей широкие возможности для идентификации, т.е. отожествления себя со средой (местом), ощущения пространства как “своего”.

Среди современных подходов к проблематике восприятия городской среды существует ряд концепций, рассматривающих архитектурное пространство как систему определенных качеств и ценностей:

а) психофизиологических: время, пространство, цвет, звук и т. д.;

б) экологических: относящихся к биологической основе человека как живого существа и являются сигналами об угрозе здоровью или самому выживанию;

в) сопоставительных или коллативных: сложность, новизна, необычность среды.

В других концепциях внимание акцентируется на таких ценностях, как:

  • формальные (зависят от геометрической формы, величины, колористических характеристик, освещенности, акустики, фактуры поверхности и т. д.);
  • художественные (касаются формирования архитектурного объекта как произведения искусства);
  • эстетические (отражают стремление человека к гармоничности, определенному эмоциональному настрою, выразительности пространства и формы);
  • исторические (связаны с существованием архитектуры во времени, с прошлым или будущим, с выдающимися событиями современности);
  • познавательные (включают символические, философские и другие содержания, доступные пониманию воспринимающего человека);
  • сакральные (относятся к различению обычного и особенного, священного, в окружающей среде);
  • общественные и индивидуальные (связаны с пространствами для многих людей и с камерными, интимными для немногих или для одного человека);
  • потребительские (подразделяются на психические и физические, причем первые связаны с возможностью нормального размещения предметов и функционирования людей в пространстве, а вторые — с приспособленностью пространства к психическим функциям человека);
  • технические (относятся к качеству оборудования и устройств);
  • естественные, природные и ландшафтные (имеют отношение к физическому, психическому здоровью человека, находящегося в пространстве).

В качестве интегральной ценности выступает ощущение человеком архитектурного пространства как “своего”. При этом психологическое содержание этого ощущения может выглядеть как совпадение действительного реально существующего пространства с воображаемым, представленным.

В настоящее время практически во всех отраслях научного знания приоритет получил междисциплинарный подход к решению многих как сравнительно новых, так и традиционных проблем. В системе архитектурно-психологических теорий приверженцем такого междисциплинарного подхода стал английский психолог Д.Кантер. Суждение о среде как комплексе воздействий он считает затемняющим смысл. Суммируя мнения многих исследователей, ученый сводит проблему поведения человека в среде к трем основным моментам:

  • взаимосвязи поведения с познавательными структурами, облегчающими взаимодействие,
  • избирательности воспринимающей системы человека,
  • роли среды (поощряющей или препятствующей) во взаимодействии между людьми.

Главное в дальнейшем развитии психологии места Д.Кантер видит в изучении и активизации подсознательных процессов, которые он называет первичными и которые опережают формулирование мысли и глубже отражают характер взаимосвязи человека с окружением, чем логические построения.

При обсуждении психологии архитектурной среды нельзя обойти вниманием психологические аспекты проблемы “значения” в архитектуре.

С начала существования архитектура была носителем разнообразных символов. В течение почти двадцати веков пространственная структура и пропорциональный строй сооружений отражали представления о строении космоса, обитаемого мира и жизни. Современная архитектура часто не “говорит” ничего. Чтобы адекватно воспринимать пространственные ценности, человек должен “понимать” язык пространства, раскрывающий отнюдь не только его геометрическую структуру, но и его значение, символизм.

Символизм архитектурного пространства: экопсихологический подход6. Жизнь современного человека протекает преимущественно в среде, которая может быть охарактеризована как совокупность архитектурных пространств. Всеохватывающий пространственно-временной масштаб архитектурной среды заставляет нас задуматься о сложном характере ее взаимодействия с сознанием, в котором она отражается (или, скажем иначе, состояния которого она порождает).

Утверждение о наличии духовного содержания в архитектуре никогда не встречало убедительных возражений. Более того, оно все чаще находит отражение во внимательном отношении (как со стороны творца, так и субъекта восприятия) к контексту, пиетету к историческим традициям, в диахронном характере используемых композиционно-художественных средств организации архитектурных пространств.

Говоря “символическое бытие архитектурных пространств”, мы тем самым принимаем, что символ здесь выступает (по А.Ф.Лосеву) в роли функции действительности: а) он есть ее отражение; б) он может подвергаться “мыслительной обработке”; в) он является орудием “переделывания действительности” (включая самого человека).

При этом подчеркивается, что “символ” никогда не является данностью действительности, но ее заданностью, ее порождающим принципом” , т.е. следует говорить о символе как элементе психической реальности, порождаемой во взаимодействии индивида с визуальной (архитектурной) средой.

Можно предположить, что речь идет не просто об устойчивом сосредоточении на символе, но и о включении дополнительного психологического действия (в соответствии с концепцией П.Я.Гальперина о поэтапном формировании умственных действий в ходе интериоризации и свертывания внешне-предметных действий во внутренние, ментальные действия).

При этом ориентировочная основа символической деятельности индивида характеризуется:

а) существенной неполнотой, так как архитектурное пространство выступает в символическом плане как структура “заряженная бесконечным рядом проявлений” (А.Ф.Лосев);

б) высокой мерой обобщенности, но не абстрактной, а возвращающей нас к обобщаемым пространственным структурам, вносящей в них смысловую закономерность;

в) поливариантностью извлекаемых символических значений.

Оперирование символом предполагает ситуацию понимания. Зачастую индивид не отдает себе отчета в том, что он находится в “силовом поле символа” (по М.К.Мамардашвили и А.М.Пятигорскому), и символ не становится сознательным мотивом его поведения. Но каким же образом возможно порождение символа во взаимодействии индивида с архитектурной средой? Ответ на данный вопрос может дать, по нашему мнению, экопсихологический подход к развитию сознания человека.

С позиции данного подхода архитектурная среда может выступать в процессе развития психики (сознания) индивида:

  • как факт — сосуществование субъекта со средой не осознается им в плане взаимодействия (воздействия, влияния).

    Архитектурное пространство индифферентно, нерелевантно для индивида, его развития, деятельности и психического состояния;

  • как фактор — исследователь осознает ее влияние на психику индивида (его сознание как высшую форму психической реальности), выделяет (абстрагирует) какой-либо параметр (свойство, значение) архитектурного пространства и постулирует его в качестве независимой переменной, оказывающей влияние на ту или иную сферу психики человека (эмоциональную, познавательную, духовную и пр.).

    При этом реализуется объект-объектная логика взаимоотношений между пространством (воздействующим фактором) и индивидом (принимающим воздействие);

  • как условие предметной деятельности и поведения человека — индивид здесь выступает в роли субъекта восприятия и действия. Так, в начале 1950-х годов на месте снесенных трущоб в г.Сент-Луис (США) был возведен жилой район Проут-Айгоу. Нарочито монотонная среда, отражающая жесткое ограничение утилитарно необходимым, укрепляла сознание социальной неполноценности жителей нового района. Постоянные конфликты, бесконечные акты жесточайшей агрессивности заставили муниципалитет Сент-Луиса, утративший контроль над районом, принять в 1972 году решение взорвать (!) постройки. По мнению социологов и психологов характер архитектурных пространств Проут-Айгоу несомненно оказывал сильное влияние на сознание и поведение его жителей.
  • как средство изменения психического состояния и формирования сознания определенного типа — процесс порождения символа (имплицитно заключающего в себе некие общечеловеческие ценности) предстает в форме акта присвоения субъектом символического значения путем его преобразования из общечеловеческой ценности (по отношению к субъекту бытия в возможности) в ценность личностную (в бытие в действительности).

С точки зрения концепции порождающего восприятия А.И.Миракяна и В.И.Панова присвоение символа должно включать в себя несколько уровней (этапов) психического отражения:

а) непосредственно-чувственный, на котором происходит порождение пространственной структуры;

б) эмоционально (аффективно)-опосредованный, на котором порождается эмоциональное отношение к порожденной пространственной структуре и архитектурным формам;

в) понятийно-опосредованный, на котором пространственная структура обретает знаково-символическое значение;

г) личностно-опосредованный, на котором порождается личностное (субъективное) отношение к порожденным субъектом аффективно- и знаково-смысловым значениям данного архитектурного пространства;

д) духовно-опосредованный, на котором происходит порождение трансцендентального значения архитектурного пространства, порождаемого сознанием субъекта.

В результате психического отражения на последнем уровне происходит “обратное опосредование” воспринимаемого архитектурного пространства, т.е. опосредование его личностно-, знаково- и аффективно-смысловых значений единым духовным основанием, в качестве которого выступает общечеловеческое (и в этом смысле — трансцендентальное) значение. Предшествующие уровни индивидуального сознания трансформируются в единое (интегральное) состояние, определяемое единостью для всех этих уровней общечеловеческой ценностью (символической значимостью) данного архитектурного пространства, превращенной (и тем самым — присвоенной) в личностную ценность.

Итак, о символическом бытии архитектурных пространств можно говорить лишь тогда, когда символическое значение среды не только воспринято субъектом на перцептивном, эмоциональном, интеллектуальном уровнях сознания, но и антиципирует (предвосхищает, предопределяет) интеграцию этих уровней в единое психическое состояние, трансцендентное по характеру, а потому обеспечивающее преобразование структур индивидуального сознания (включая личностные ценности) в направлении их приближения к общечеловеческим ценностям. Следовательно, символизм архитектурных пространств выступает как осознаваемая поколениями устойчивая духовная целостность, как ценность, понимание которой требует не только заинтересованного отношения, но и нравственной чистоты субъекта восприятия.

Таким образом, пространственная среда как объект восприятия и как объект научного анализа может рассматриваться на двух уровнях отражения ее свойств и отношений:

а) как реализация возможности восприятия (например, порождения в зрительном процессе) пространственных свойств и отношений и тем самым создание комплекса возможностей для осуществления тех или иных действий;

б) как реализация возможности осуществить те или иные действия (как предметные, так и социальные) на основе отраженных в зрительном восприятии пространственных свойств окружающей среды.7

Кроме того, как уже было сказано выше, пространственная среда может выступать:

  • как фактор, оказывающий влияние на психику человека,
  • как объект проектирования и преобразования,
  • как условие и возможность осуществления и развития психических процессов, психических состояний и сознания человека,
  • и даже как факт, когда человек и окружающая его пространственно-предметная среда индифферентны (безразличны) друг другу. Они не оказывают друг на друга никакого влияния, не взаимодействуют друг с другом и потому не образуют системного отношения “Человек-Среда”.

Психология информационной среды

Влияние телевидения на социализацию подростков.8 Не повторяя определение информационной среды (см. предшествующую главу), ограничимся кратким обзором влияния телевидения как одного из наиболее доступных средств массовой информации (СМИ) на социализацию подрастающего поколения, в частности, на половозрастную идентификацию.

Влияние телевидения на детей, подростков, юношей и девушек огромно, они черпают оттуда жизненные идеалы, ценности и способы поведения, причем влияние это имеет кросс-культурный характер (Kuttschreuter,M., 1989).

Исследования показывают, что влияние западного (прежде всего американского) телевидения на развивающиеся страны оценивается исследователями неоднозначно (Kang,-Jong-G., 1992).

Проповедуя американские жизненные ценности, оно, с одной стороны, демонстрирует возможности личности в достижении своей цели, а с другой — насаждает индивидуализм и насилие, что часто не совпадает с исконными национальными ценностями. Все исследователи подчеркивают, что наибольшее влияние телевидение оказывает на подростков, когда идет бурный процесс социализации и впечатлительные зрители не только идентифицируют себя с героями передач, но и переносят заимствованные модели поведения в реальную жизнь (М.О.Мдивани, Э.В.Лидская, 1998).

Одним из важнейших этапов социализации является полоролевая социализация, в основе которой лежит восприятие и присвоение представлений о роли мужчины и женщины в обществе, а также стереотипов полоролевой идентификации и поведения.

Вопрос о том, как индивидуальная половая идентификация развивается и каковы основные факторы этого развития — один из основных вопросов развития человека вообще. Пол — это не только биологический феномен. Как писал К.Леви-Cтросс, по различиям в социальной роли женщины в обществе можно судить о различиях между культурами в общем (К.Леви-Стросс, 1985).

С самых ранних этапов развития человеческого индивида, с истоков семейной социализации, взрослые транслируют ребенку нормы и стереотипы мужского и женского поведения. Когда мама говорит мальчику: “Ты же мужчина, мужчины не плачут!”, тем самым она сообщает своему ребенку, что социальная роль мужчины не предполагает открытого проявления чувств. Когда учительница младших классов говорит девочке: “Разве можно драться, ты же — девочка!”, она подсознательно дает понять всем, кто ее слышит, что женщина не должна нарушать нормы (законы), для нее это совершенно недопустимо, а для мужчины — иногда можно. Существование различных требований к аккуратности по отношению к мальчикам и девочкам, предполагает, что для женщины гораздо важнее быть собранной, скромной и внимательной, чем для мужчины. Его предназначение иное — быть мужчиной. А что это значит, когда мальчику или подростку говорят “Будь мужчиной!”? Как правило это призыв к доминированию, поощрение достижений и утверждение неадаптивной позиции (упорство и неуступчивость) по отношению к адаптивной (уступчивость и компромисс).

Существует много свидетельств того, что стереотипы мужского поведения (маскулинность) — это доминирование, агрессия, направленность на себя, независимость и самоутверждение. В то время как стереотипы женского поведения — это прежде всего направленность на других, мягкость, толерантность (Spence&Helmreich, 1978).

Полоролевая идентификация — это соотнесения себя с социальными стереотипами мужской и женской роли, она является одним из важнейших компонентов Я-концепции.

Современное российское телевидение резко отличается от того телевидения, которое было во времена СССР. Это отличие заметно не только в использовании современных телевизионных средств, но и в форме и содержании вещания. Мы смеем предположить, что, заимствуя у западного телевидения формы и методы работы, российское телевидение переносит на российскую почву и идеологические клише. То есть, сознательно или неосознанно, организаторы ТВ-вещания утверждают, в частности, преимущества мужского типа поведения в современном обществе, во многом определяя формирование полоролевых стереотипов у подростков.

Рассмотрим становление информационной среды по мере развития человеческой цивилизации. Эти вещи неразрывно связаны, в некотором смысле развитие человеческой цивилизации и есть развитие информационной среды. Информация — это не просто имманентно свойственные объекту характеристики или черты. Информацией они становятся только тогда, когда присутствует активный процесс передачи некоторых свойств от одного источника к другому. То есть, если некоторый предмет является носителем какого-либо качества, например формы, это качество не является информацией до тех пор, пока кто-либо не сообщает кому-либо, что данный предмет имеет определенную форму.

Второй необходимой особенностью информации является наличие кода передачи. Понятно, что свойство или качество некоторого объекта может быть воспринято субъектом непосредственно, но для передачи сообщения другому субъекту его необходимо облечь в какую-либо понятную получателю форму, то есть использовать код. Если рассмотреть единичный информационный акт, то он с необходимостью предполагает коммуникатора, реципиента и процесс передачи закодированного сообщения. С развитием цивилизации менялась технология кодирования и передачи информации от коммуникатора к реципиенту, коренным образом меняя отношения последних. Попробуем проследить развитие процессов человеческой коммуникации и выделить в нем ключевые моменты, которые коренным образом сказались на развитии человеческой цивилизации, и тем самым на развитии индивида и общества.

Первичной системой кодирования, которой пользовался человек в процессе коммуникации, была звуковая система. Первые знаки, основанные на ассоциациях, закреплялись и постепенно складывались в звуковую знаковую систему или речь. Этой звуковой системой коммуникации мы пользуемся до сих пор, но необходимо отметить одну существенную деталь: когда не было ничего кроме речи, коммуникация была возможна лишь между одним говорящим субъектом и одним слушающим.

Революционным пунктом в развитии человеческой коммуникации стало появление письменности и алфавита. Передаваемую информацию теперь не было необходимости рождать непосредственно в процессе коммуникационного акта, ее можно было накапливать и фиксировать. И, что важно, источником этой зафиксированной информации перестал быть один субъект, источником суммируемой информации теперь могло быть целое сообщество. То есть с изобретением письменности в системе “коммуникатор — реципиент” на месте коммуникатора оказался не субъект, а социум.

До тех пор, пока книги были рукописными и существовали лишь в нескольких экземплярах, получателем сосредоточенной в них информации оставался лишь узкий круг умеющих читать, то есть в системе “коммуникатор — реципиент” на месте реципиента оставался субъект. Еще одним важным событием, сильно повлиявшим на человеческую историю, оказалось появление печатной книги. Как уже говорилось выше, печатная книга вызвала такие важные последствия как появление социальных институтов детства и образования. Но кроме этого, появление печатной книги оказало решающее влияние и на развитие коммуникации. Получателем информации теперь оказался массовый читатель, то есть в системе “коммуникатор — реципиент” место реципиента занял социум. Описанные этапы развития коммуникационной системы отражены в приведенной ниже таблице.

Коммуникатор

Способ передачи информации

Реципиент

субъект

речь

субъект

социум

письменность

субъект

социум

печать (СМИ)

социум

Как видно из таблицы, лишь на последнем этапе из коммуникационного акта уходит субъект: и носителем и получателем информации является все общество. Если рассматривать на этом этапе процесс социализации или усвоения культурных ценностей, зафиксированных в книгах, то становится понятно, что процесс обучения через чтение всегда контролируется обществом через конкретных субъектов — учителей, родителей или просто взрослых. Процесс чтения требует, кроме умения читать, понимания значений слов и идей, зафиксированных в книге, сосредоточенности и спокойствия. Сосредоточенности не только телесной, которая проявляется в неподвижности, но и сосредоточенности умственной. Предложения, параграфы и страницы постепенно сменяют друг друга согласно логике повествования. Когда читаешь, нужно ждать, чтобы получить ответ или заключение. Такая манера поведения трудна для ребенка, поэтому обучение проходит поэтапно. Книги, которые читают ученики начальной школы, отличаются от тех, которые читают ученики старших классов.

Однако бурное развитие технологии в последнем столетии таким образом сказалось на информационных процессах, что субъект как непосредственный носитель информации и организатор информационного обмена стал играть более скрытую роль. Этот процесс начался с появлением и распространением электрических систем передачи информации. Электрический телеграф был первым средством массовой коммуникации, который позволил скорости сообщения превысить скорость перемещения человеческого тела. До появления телеграфа все сообщения, включая написанные и напечатанные, могли передаваться только с такой скоростью, с какой мог передвигаться человек, их несущий. Телеграф удалил время и пространство из поля человеческой коммуникации и сделал информацию бестелесной. Телеграф создал индустрию новостей и обезличил информацию. Древняя традиция казнить гонца, принесшего плохие вести, существовавшая как метафора, окончательно потеряла смысл с появлением телеграфных агентств. Как и газета, телеграфное агентство обращается не к индивиду а ко всему миру, но у телеграфных новостей нет источника: “ТАСС уполномочен сообщить…”.

Все это оказало влияние и на процесс социализации. Если раньше этот процесс был контролируем взрослыми и зависел от принципов управления информацией и процессов обучения, то телеграф создал новый доступный канал информации, отличающийся от прежних качеством, количеством, последовательностью и условиями использования. Еще более доступным и важным для процесса социализации каналом информации стало телевидение.

Телевидение как средство передачи информации коренным образом отличается от всех остальных. Если слово всегда обозначает понятие, и тем самым предполагает некоторую абстракцию, то картинка только показывает вещь. Изображение изначально менее когнитивно нагружено, чем слово: слово требует распознавания своего истинного значения, тогда как изображение взывает скорее к эмоциям, чем к разуму. Оно просит нас чувствовать, а не думать. Р.Арнхейм, описывая графическую революцию, оценивал ее как “сон мозга” (Arnheim R., 1957).

Подтверждением этих рассуждений можно считать некоторый иррационализм, привнесенный телевидением в нашу жизнь, когда важнее оказывается то, как выглядит политик, чем его убеждения, или то, как выглядит вещь, чем ее функциональные свойства.

Телевидение предлагает нашим детям примитивную, но устойчивую альтернативу печатному слову. Для того, чтобы воспринимать картинки, не нужно знать алфавита. Чтобы распознавать значение изображений на экране, не нужны уроки грамматики, орфографии или логики. Достаточно просто смотреть. В отличие от книг, с их различной лексической и синтаксической сложностью, требующих соответствующих навыков чтения и понимания, телевизионные образы доступны всем, независимо от возраста. Дети начинают смотреть телевизор очень рано, с двух лет они уже часто имеют свои любимые программы и рекламные ролики. Однако никогда телевизионная реклама не создавалась для двух или трехлетних детей. Специальные телевизионные программы для подростков уже не редкость, но вопрос об их популярности среди подростковой аудитории остается открытым. Подростки смотрят телевизор очень много, можно сказать, что телевидение является для них наиболее доступным средством из всей информационной инфраструктуры.

Как показывают наши данные, 79% девочек и 81% мальчиков смотрят телевизор каждый день. Большинство подростков смотрят телевизор 2-4 часа в день и в будни и в выходные, причем довольно большой процент (около 30%) в выходные смотрят телевизор больше 4-х часов в день.

В основном подростки смотрят телевизор в одиночку, иногда с родителями. Подростки не испытывают давления со стороны родителей на свои телевизионные предпочтения, они сами выбирают, что смотреть и лишь пятой части опрошенных запрещают что-либо смотреть. Причем основная причина запретов со стороны родителей – “слишком поздно” или “много эротики”.

Исследование влияния современного телевидения на полоролевую социализацию подростков позволило сделать следующие выводы:

  1. Современные подростки смотрят телевизор каждый день, в среднем по 2-4 часа.
  2. Контент-анализ телевизионного вещания, проведенный в течение двух недель, показал преимущественное количество передач и фильмов, транслирующих маскулинные стереотипы поведения.
  3. Подростки более всего предпочитают смотреть маскулинные телевизионные программы и нейтральные художественные фильмы (комедии).
  4. Не выявлено прямой зависимости между телевизионными предпочтениями и полоролевой социализацией подростков, однако некоторые факты позволяют судить об их связи.
  5. В наибольшей степени связаны телевизионные предпочтения и стереотипы поведения.
  6. Телевидение оказывает влияние на осознание социальной желательности полоролевых качеств и тем самым влияет на полоролевую идентификацию и самооценку.
  7. Преимущественно маскулинная полоролевая идентификация подростков влияет на выбор маскулинной жизненной стратегии.
  8. Полоролевая идеология в меньшей степени зависит от телевизионных предпочтений, хотя её основы передаются вместе с маскулинной направленностью телевизионных программ. Очевидно, идеология является наиболее ригидной9частью ценностно-нормативной сферы общества и пока не соответствует современным западным образцам.

Интернет как особый вид информационной среды. Среди бесчисленного многообразия информационных и коммуникативных орудий, созданных человечеством все более заметное место занимают компьютеры, компьютерные системы, интернет и другие виды информационных технологий, которые в совокупности образуют информационную среду современного человека. Эта среда, именуемая некоторыми исследователями ноосферой, качественно неоднородна. И с недавних пор в ней выделяется новое пространство – среда Интернета (интернет-среда), или т.н. «киберпространство». Существенно заметить, что интернет не сводится к сумме определеных технических решений и компьютерных сетей, их реализующих. Интернет в настоящее время – это транснациональное и мультиязычное сообщество миллионов людей, коммуникативно связанных и активно действующих в этой новой среде.

Средовое поведение в интернет-среде не ограничивается формированием, поиском, обработкой и передачей информации, приобретением и трансляцией знаний, поскольку все чаще начинает выступать как особое средство познавательной, игровой и коммуникативной деятельности.

Как отмечает А.Е.Войскунский (2000) для пользователей интернета характерны своеобразные хронотопы, в рамках которых осуществляются специфические – и потому представляющие интерес для психологического анализа — формы человеческого поведения. И здесь он отмечает две важнейшие особенности интернета:

1) что «киберпространство» интернета может рассматриваться как продолжение таких маргинальных областей, или территорий социального бытия, для которых характерны принципы моделирования (или более упрощенно – фальсификации, эклектического повторения, симуляции) и недолговечности/временности/сменяемости;

2) что среда Интернета представляет собой практическое воплощение некоторых представлений пионеров экологической науки. При этом он приводит слова П.Тейяра де Шарден о том, что: «…Ноосфера стремится стать одной замкнутой системой, где каждый элемент в отдельности видит, чувствует, желает, страдает так же, как все другие, и одновременно с ними». По мнению А.Е.Войскунского «киберпространство» как нельзя лучше подходит для предсказанной П.Тейяра де Шардена о синхронизации у множества взаимодействующих субъектов процессов перцептивной, мотивационной и эмоциональной регуляции деятельности;

3) что Интернет в настоящее время представляет собой одну из наиболее перспективных технических возможностей обеспечить межкультурное взаимодействие и сотрудничество на планете Земля.

Все более широкое распространение получают эмпирические исследования деятельности человека в интернет-среде («киберпространстве»), которые носят комплексный характер и проводятся с междисциплинарных позиций психологии сознания, этнической, когнитивной, социальной, возрастной, педагогической психологии, психологии личности, экологической психологии, психологии половых различий, психологии труда, культурологии и др.

При этом имеется ряб проблем, которые к сожалению недостаточно исследованы:

  • в чем привлекательность работы с компьютерами и применения Интернета детьми и подростками?
  • какова психологическая специфика опосредствованной Интернетом коммуникативной, игровой и познавательной деятельности?
  • какие психологические механизмы обеспечивают быстрый просмотр гипертекстовых структур человеком (т.н. browsing– одно из ключевых понятий для психологии Интернета), каким образом при этом осуществляется селекция, как отбираются полезные, значимые или пертинентные элементы и как принимается решение о переходе к просмотру следующего элемента.
  • психологический статус т.н. виртуальной реальности и возможной связанности ее, например, с проблематикой измененных состояний сознания и психоделического опыта.
  • правомерно ли утверждение о «наркотическом типе зависимости от Интернета», (т.н. Интернет-аддикции)?
  • насколько справедливо распространенное убеждение, согласно которому увлечение компьютерными играми, и в особенности ролевыми групповыми играми (т.н. MUD) следует объяснять исключительно защитными тенденциями и стремлением к эскапизму;
  • как относиться к попыткам многих пользователей Интернета менять идентичность и создавать множественную «сетевую» идентичность. Речь идет о том, что интернет может способствовать развитию социального андерграунда, маргинализации отдельных субъектов и групп (хакеров, «киберпанков» и др.).

    Следует ли отсюда считать это закономерностью или же это побочный продукт применения Интернета?

  • нуждается в прояснении часто постулируемая связь «культуры Интернета» с популярной культурой постмодернизма.

3.2. Экстремальная психология

В качестве второго направления психологии Среды можно рассматривать (с определенной оговоркой, о которой будет сказано ниже) экстремальную психологию, которая занимается психологическими проблемами поведения и деятельности человека в экстремальных средовых условиях (ситуациях).

Активно растущий в последние годы интерес к проблеме психических состояний обусловлен следующими обстоятельствами:

  • возросшим вниманием к изменениям психического состояния и поведения человека в так называемых экстремальных ситуациях: во время стихийных бедствий, террористических и иных насильственных актов, боевых действий, техногенных катастроф и в тому подобных чрезвычайных ситуациях, а также при и после ликвидации их последствий;
  • увеличением напряженности жизненной среды современных детей (семейной, образовательной, информационной), что приводит к повышенной напряженности их психического состояния;
  • отрицательным опытом деятельности некоторых тоталитарных сект (например, “Аум Синрике”, “Белое братство” и др.), руководители которых, обладая знаниями об эзотерических (тайных) методах духовной практики, стали применять их для изменения психических состояний и в конечном итоге сознания людей в своих, частных целях, не всегда совпадающих с высшими принципами духовности и гуманизма. В результате это привело к социальной и психической дезадаптации отдельных членов указанных обществ. Реабилитация таких пострадавших требует проведения специальных, теоретических, экспериментальных и практических исследований проблемы произвольного изменения психических состояний.

При характеристике экстремальной психологии целесообразно выделить два взаимосвязанных поднаправления:

  • одно из них своим предметом имеет критические (экстремальные) психические состояния, возникающие в условиях экстремальной ситуации жизнедеятельности: от напряженности межличностного взаимодействия в семейной или производственной среде до ситуаций боевых действий, стихийных бедствий и техногенных катастроф. Понятно, что основными проблемами здесь являются проблемы изучения условий возникновения, динамики и диагностики подобных состояний, а также психологические методы подготовки, поддержки и последующей реабилитации человека, работающего в экстремальных средовых условиях или попавшего в экстремальную ситуацию;
  • в центре внимания другого поднаправления экстремальной психологии находятся психологические проблемы поведения и деятельности человека в биологически и социально непривычных для него средовых условиях: в космосе, под водой, в воздухе, под землей, в заполярье, в пустыне и т.п., а также в условиях пространственного ограничения деятельности и ограничения пространства межличностного общения (длительное пребывание в малых группах постоянного состава, например, экипаж космического корабля).

Согласно “Краткому психологическому словарю”: “Экстремальная психология — отрасль психологической науки, изучающая общие психологические закономерности жизни и деятельности человека в изменчивых (непривычных) условиях существования: во время авиационного и космического полетов, подводного плавания, пребывания в труднодоступных районах Земного шара (Арктика, Антарктика, высокогорье, пустыня), в подземелье и т.д. Э.п. возникла в конце ХХ в., синтезировав конкретные исследования в области авиационной, космической, морской и полярной психологии. В экстремальных условиях, характеризующихся измененной афферентацией, измененной информационной структурой, социально-психологическими ограничениями и наличием фактора риска, на человека воздействует семь основных психогенных факторов: монотонии, измененные пространственная и временная структуры, ограничения личностно-значимой информации, одиночество, групповая изоляция (информационная истощаем ость партнеров по общению, постоянная публичность и т.д.) и угроза для жизни. Исследования в области Э.п. имеют своей задачей совершенствование психологического отбора и психологической подготовки для работы в необычных условиях существования, а также разработку мер защиты от травмирующего воздействия психогенных факторов”. (Краткий психологический словарь”, 1998. С.459)

Произведенное в данном случае деление экстремальной психологии на два поднаправления носит условный характер, т.к. в действительности они тесно связаны друг с другом и отличаются только акцентом на экстремальной специфичности (критичности) собственно психического состояния или же на экстремальной необычности (критичности) средовых условиях, в которых человеку приходится жить и выполнять определенные виды деятельности.

Из приведенной цитаты нетрудно заметить, что, согласно такому определению, экстремальная психология на самом деле представляет собой пересечение психологической экологии и психологии Среды, ибо в качестве психогенных факторов она рассматривает средовые факторы как психологической, так и непсихологической природы.

Понятие “экстремальные условия”, как указывает Ц.П.Короленко, охватывает “чрезвычайно сильные воздействия внешней среды”, которые находятся на грани переносимости и могут вызвать нарушения адаптации”. Этот автор отмечает физические, физико-химические и социально-психологические экстремальные факторы. В группе социально-психологических им выделены факторы, отличающиеся “гипостимуляцией”, и факторы, действующие по типу “гиперстимуляции”. Он подчеркивает, что адаптация человека к экстремальным условиям во многом определяется его высшими адаптивными психофизиологическими уровнями, но выбор адаптивных стратегий обусловлен в большей мере особенностями психического склада данного индивида.

Другой исследователь, В.И.Медведев, выделяет два основных типа условий, делающих ситуацию экстремальной: физические условия и информационно-семантические условия.

Н.И.Наенко, отмечая отсутствие установившейся терминологии в определении экстремальной ситуации, подчеркивает, что, с одной стороны, экстремальность может создаваться формальными, внешними условиями (когда они превышают диапазон оптимальных воздействий), а с другой — экстремальность существеннейшим образом зависит от того, как воспринимает и как относится индивид к данным воздействиям. Рассматривая экстремальность в целом как континуум, он выделяет три типа ситуации по мере возрастания их экстремальности: трудные, параэкстремальные и экстремальные.

Ю.А.Александровский связывает психическую дезадаптацию в условиях психотравмирующей ситуации с прорывом индивидуального для каждого человека функционально динамического образования так называемого адаптационного барьера. Он включает в себя особенности психического склада и возможности реагирования человека.

Длительное особенно резкое напряжение функциональной активности барьера психической адаптации приводит к его перенапряжению. По наблюдениям Ю.А.Александровского, такое перенапряжение проявляется в виде преневротических состояний, выражающихся в отдельных, наиболее легких нарушениях: повышенной чувствительности к обычным раздражителям, беспокойстве, заторможенности или суетливости в поведении, бессонице и т.п. Эти перенапряжения не вызывают изменений целенаправленного поведения человека и адекватности аффективных реакций и носят временный и парциальный характер.

В задачи экстремальной психологии входят диагностика, реабилитация и тренинг психических состояний в экстремальных условиях. Поэтому необходимо отметить, что для каждого индивида характерен свой индивидуальный диапазон восприятия, понимания и отношения к окружающей среде и к самому себе. Одна и та же ситуация разными индивидами будет восприниматься и субъективно оцениваться по-разному: для одних  как нормальная, а для других  как напряженная и даже экстремальная. Вследствие чего степень экстремальности психологической ситуации для разных индивидов будет различной (см., например: Мир психологии, 1998, №2; Тезисы первой Российской…, 1996).

Анализ психологических факторов, возникающих при ликвидации чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий и их последствий, показывает, что ключевой проблемой при этом является психологическое обеспечение вопросов, связанных с изменением психического состояния и поведения человека в пред-, пост- и собственно экстремальных ситуациях. Для их решения, а также для психологической проблемы отбора, подготовки, реабилитации специалистов и населения, работавших или пострадавших в условиях чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, используются различные научно-практические формы: разнообразные ВНИКи, НПЦ психологической диагностики и реабилитации и т.п. учреждения, подчиненные разным ведомствам (Министерству чрезвычайных ситуаций, Министерству образования, Министерству здравоохранения и др.).

Однако вследствие их практической ориентации, а также многоаспектности и теоретической непроработанности проблемы психологического фактора в указанных условиях, ее разработка как в научной, так и в практической психологии строится главным образом по мере практического возникновения проблем изменения психического состояния в экстремальных условиях. Чаще всего они решаются:

а) ситуативною, по мере их возникновения;

б) разрозненно и в теоретическом, и в практическом, и в организационном отношениях;

в) часто непсихологами и непсихологическими учреждениями, медиками и физиологами.

Экопсихологический подход к проблеме изменения психических состояний. Анализ литературы позволяет предположить, что исходным основанием для построения обобщающей теории психических состояний и в экстремальных условиях может служить экопсихологический подход к психическим состояниям. Определяя экологическую психологию как особое направление, К.Павлик и К.Штапф пишут, что объектом экопсихологического исследования являются переживания и поведение человека в неразрывной связи с окружающей средой.

Здесь имеется достаточно большое совпадение экопсихологического объекта исследования и психического состояния, рассматриваемого тоже в качестве объекта исследования, а именно — как единства переживания и поведения человека в неразрывной связи с окружающей средой, т.е. в определенной ситуации.

Несмотря на разноликость экопсихологических исследований, их объединяет общая задача — изучение человеческого переживания и поведения в неразрывной связи с окружающей средой. Такая постановка задачи полностью совпадает с определением экопсихологии. Однако взаимодействие в указанной системе может происходить по-разному. Например, по субъектно-объектной или субъектно-субъектной логике.

В первом случае — субъектно-объектного взаимодействия — индивид в качестве компонента системы “индивид — Среда” может выступать как активное субъектное начало и воздействовать на среду, изменяя ее тем или иным образом (например, поменять квартиру или работу) и тем самым создав иную ситуацию, восстановить равновесие между “состоянием своей души” и окружающей средой.

Вектор воздействия может быть направлен и в противоположную сторону — от среды, свойства которой воздействуют на индивида, к принимающему это воздействие индивиду. Тогда проблемы изменения психических состояний в экстремальных ситуациях рассматриваются как результат воздействия средовых факторов (пространственного, аварийного, образовательного и т.п.) на данного индивида.

Возможен третий вариант, когда индивид самостоятельно или с чьей-то помощью (например, психотерапевта) изменяет личностный смысл психологической ситуации, в которой он находится, и тем самым меняет свое психическое состояние.

Но во всех трех случаях субъект-объектного взаимодействия “индивид” и “среда” оказываются внешними факторами изменения ситуации, в которой образуется то или иное психическое состояние.

При субъект-субъектном типе взаимодействия каждый из компонентов системы “индивид — Среда” выступает по отношению к другому как условие и результат взаимного развития. В этом случае система “индивид — Среда” выступает как система, развивающаяся по органическому типу, т.е. как природное явление, обладающее способностью к саморазвитию посредством преобразования средовых условий в недостающие “органы” и “компоненты структуры” своего развития10.

При такой логике те же проблемы изменения психических состояний предстают не как таковые, а как проявление (как процессуальный момент) становления системы “индивид — среда” в целом. Так, например, индивидуальность психического состояния в этом случае включает в себя индивидуальные особенности не только когнитивной и эмоциональной, т.е. “внутренних”, сфер сознания данного индивида, но и “внешних” сфер его сознания, в которых персонализировано окружающее его пространство субъектифицированы11 (как личностно значимый другой) окружающие его люди и природные объекты и т.д.

Проблема персонализации пространства тесно связана с проблемой психических состояний особенно в тех случаях, когда имеет место ограничение на жизненное пространство: кубрик подводной лодки, жилое помещение в космическом корабле, учебный класс и т.п.

Субъектификация окружающих индивида людей в личностно значимых для него других субъектов, имеет непосредственное отношение к проблеме психических состояний.

Более проблематичными представляются возможность и необходимость субъектификации природных объектов (животных, растений).

Проблема субъектификации здесь тесно связана с вопросом о том, в какой мере природный объект, не будучи человеком, может стать субъектом для меня (человека)? Другими словами, вопрос состоит в том, могут ли природные объекты выполнять те функции, которые осуществляются субъектом-человеком, когда он отражается другим в качестве такового? Эти вопросы стали предметом специального изучения в работах С.Д.Дерябо и В.А.Ясвина. Ими было показано, что, во-первых, понятие “субъект” не является абсолютно “прикрепленным” к человеку как индивиду и что существует возможность и — самое главное — даже определенная традиция его применения к объектам и явлениям другого типа или уровня. Во-вторых, “субъект” и “объект” не являются абсолютно противопоставленными категориями, возможны переходные промежуточные формы. Возможны ситуации, когда человек воспринимается как объект и, наоборот, ситуации, когда какой-либо объект воспринимается как субъект.

Эти же авторы, прорабатывая проблему экологического сознания как отношения к природным объектам, обращают внимание, что при разработке проблемы субъекта, необходимо дифференцировать четыре принципиально различных аспекта. Приведем их более подробно, предлагая читателю изменить их контекст и интерпретировать применительно не только к природным объектам, но и к ситуации психотерапевтического изменения психического состояния клиента. Как известно, необходимым условием для такой ситуации является способность психотерапевта построить с клиентом субъект-субъектное взаимодействие, т.е. стать для него личностно значимым другим. Итак:

1) “Быть субъектом”, т.е. являться таковым в действительности … в своем “в себе и для себя бытии”;

2) “Считаться субъектом”, т.е. являться таковым с точки зрения отражающего, иными словами, в соответствии с его индивидуальными критериями;

3) “Выступать как субъект”, т.е. стать таковым для взаимодействующего. “Выступить как субъект” означает, что нечто в окружающем мире (в данном случае психотерапевт — В.П.) действует в данной ситуации взаимодействия с конкретным человеком как субъект, т.е. выступает по отношению к нему как активное деятельностное и действенное начало;

4) “Открыться как субъект”. Рассматривая этот аспект проблемы, мы отвечаем на вопрос о том, осознаются ли индивидом (в данном случае клиентом — В.П.) те субъектные функции, которые осуществляются по отношению к нему другим, внешним объектом (в данном случае психотерапевтом — В.П.).

Выделенные специфически субъектные функции позволяют на их основе построить модель “значимого другого”, объясняющую условия, факторы его возникновения и описывающую его в интериндивидном, интраиндивидном и метаиндивидном аспектах.

Возможна и иная парадигма экопсихологического рассмотрения системы “индивид — Среда”. Согласно “Философскому энциклопедическому словарю”, понятие “Природа” имеет разные смыслы и в том числе как “все сущее, весь мир в многообразии его форм”. Это тот самый смысл понятия “Природа”, когда говорят о “природе психики”, “природе психических явлений” и т.п.

Исходное понимание Природы как универсального, всесущего основания многообразия природных форм бытия коренным образом меняет смысл взаимоотношений Человека и Природы и, соответственно, смысл экопсихологической и даже экологической парадигм. В том числе это означает, что парадигма дихотомического представления системы “индивид — среда”, построенная на оппозиции “субъект — объект”, или же “субъект — субъект”, сменяется на парадигму целостного представления системы “индивид — среда” как единого, совокупного “субъекта” реализующего в своем становлении самоосуществление общеприродных закономерностей становления форм материального бытия.

Такое понимание позволяет, например, рассмотреть проблему изменения психических состояний в экстремальных средовых условиях, используя в качестве исходного основания представление о психическом состоянии как природном явлении. С этой точки зрения психическое состояние, как и любое природное явление, должно обязательно пройти все стадии развивающейся системы, т.е. стадии “рождения”, “становления, функционирования” и “завершения (смерть, превращение в другую форму существования)”. Экстремальная ситуация потому и приводит к кризисной форме психического состояния, что она может характеризоваться отсутствием необходимых для данного индивида средовых (перцептивных, эмоциональных, поведенческих и т.п.) условий, без которых невозможно осуществление и завершение указанных стадий развития психических состояний. Образующаяся при этом незавершенность “природной динамики“ развития психического состояния и приводит к образованию устойчивых (чаще всего отрицательных) психических состояний.

Следовательно, если по каким-либо причинам один из компонентов возникшего — кризисного — психического состояния (телесный, эмоциональный, интеллектуальный, личностный) не прошли все стадии, необходимые для своего самоосуществления и для осуществления функциональной связи, объединяющей их в единое целое, то данное психическое состояние в целом остается незавершенным и потому требующим средовых (внешних или внутренних) условий для завершения своей самореализации. Неудовлетворение этого требования приводит к остро травматическим, посттравматическим, психосоматическим и тому подобным последствиям в нарушении психологического и психического здоровья человека.

По сути все основные психотерапевтические методы (от фрейдовского психоанализа и современной гештальттерапии до дебрифинга) преследуют именно эту цель — создать возможность для того, чтобы незавершенные и ушедшие в подсознание индивида компоненты пережитого (а точнее — недопережитого) психического состояния получили бы возможность для своей самореализации в системе других компонентов этого психического состояния.

Примером такого незавершенного в определенной ситуации психического состояния является логоневроз (заикание).

Причиной логоневроза является не сама ситуация говорения и не ее боязнь (это все артефакты), а собственное сознание индивида, которое стереотипно опосредует вхождение индивида в ситуацию говорения “по образу” ранее недозавершившегося психического состояния рече-говорения и которое тем самым не позволяет правильно, функционально-адекватно проживать вновь возникающие ситуации рече-говорения. Иначе говоря, логоневроз есть проявление самоотождествления сознания индивида с ранее незавершенным психическим состоянием рече-говорения.

Следовательно, чтобы помочь индивиду избавиться от логоневроза, необходимо ему перестроить структуру своего сознания. А для этого:

  • создать в его сознании представление о том, что он может быть в ином, отличном от незавершенности психическом состоянии рече-говорения;
  • создать такую ситуацию (окружающую среду и способ взаимодействия с ней), в которой он смог бы пережить и получить опыт (образ) проживания такого иного — функционально и адекватно завершенного, свершившегося — психического состояния рече-говорения: “Я МОГУ говорить! и я БУДУ говорить!”;
  • психологически (эмоционально и многократно) закрепить в его сознании этот собственный положительный опыт проживания подобного состояния;
  • обучить методам произвольной регуляции (изменения) своих психических состояний в различных ситуациях общения.

Поэтому суть и эффективность метода Ю.Б.Некрасовой-Н.Л.Карповой определяется именно тем, в какой мере индивиду, страдающему логоневрозом, удается разрушить изменить структурные компоненты своего сознания посредством проживания новых и прежде всего творческих психических состояний в различных ситуациях общения.

Типология психических состояний с позиции экопсихологического подхода. Указанные выше методологические основания экопсихологического подхода к развитию психики позволяют по-иному представить типологию психических состояний по критерию взаимодействия в системе «индивид-среда(ситуация)»:

  • реактивные — неосознанный или осознанный тип реагирования на внешнее или внутреннее (например, ощущение боли, болезни) воздействие по объект-объектной логике воздействия;
  • репродуктивные — вновь, повторно проживаемые состояния, когда в ответ на какую-либо ситуацию (выступающую в качестве «ключевого стимула») происходит стереотипное воспроизведение одного и того же состояния, ранее уже прожитого данным индивидом. Достаточно часто повторяющееся или интенсивное проживание такого состояния приводит к тому, что оно из эпизодического состояния превращается в его постоянный, структурный компонент сознания, предвосхищая (антиципируя) возникновение и характер протекания последующих психических состояний. Здесь имеет место субъект-объектная логика взаимодействия индивида и среды (ситуации), которая может иметь разную направленность. В одном случае, когда ситуативное воздействие имеет явно объектный характер, (например, громкий звук, похожий на выстрел), индивид остается субъектом, активно проживающим данное состояние, хотя это проживание и носит стереотипный и в этом смысле механистичный характер. В другом случае, если воздействующая ситуация создается необходимостью взаимодействия с другим субъектом (индивидом, группой)12,. то это воздействие носит субъектный или квазисубъектный (например, воздействие информационной среды).

    В то время как индивид выступает в роли объекта, принимающего это воздействие и механистично реагирующего на него возникновением и стереотипным переживанием ранее уже сформировавшегося, а теперь лишь повторяющегося состояния. Репродуктивный характер состояний подобного рода обусловлен также и тем , что их проживание не приводит к изменению субъектности данного индивида относительно данной ситуации и к изменению сознания данного индивида в целом. В качестве еще одного примера можно привести состояния, содержанием которых являются так называемые стереотипы восприятия, переживания, мышления и поведения. Необходимо отметить, что, учитывая динамичность психических явлений, репродуктивные состояния по отношению к психике (и сознанию) индивида выполняют роль своеобразных опорных процессуальных моментов и в этом смысле стабилизирующую функцию

  • продуктивные — продуктивность психических состояний тоже имеет два разных варианта. Так, продуктивность психических состояний, которые переживаются данным индивидом впервые, обусловлена творческим, порождающим характером самой психики, благодаря которому в психике индивида могут возникать и возникают не только уже пережитые, но и качественно новые состояния13. Эти состояния могут остаться эпизодом в психической жизни индивида, но могут вследствие особой интенсивности или же последующей частой повторяемости превратится в постоянно действующие структуры его сознания. В последнем случае продуктивность таких состояний не ограничивается порождением качественно иного их содержания, т.к. они начинают выполнять порождающую функцию по отношению к сознанию в целом. С точки зрения экопсихологического подхода также важен кризис психического развития, который представляет собой нарушение того структурно-энергетического взаимоотношения “множества психических состояний” и “сознания индивида в целом”, которое сложилось ранее и являлось субъектной основой того или иного стереотипного действия данного индивида. Следовательно, как уже было отмечено выше, продуктивность психического состояния не ограничивается порождением и проживанием еще не испытанного ранее психического состояния. Не менее важно и другое. Нарушение ранее сложившейся структуры взаимоотношения между “сознанием в целом” и новым “психическим состояниям”, как одним из его компонентов, создает между ними анизотропное отношение14. Оно в свою очередь диктует необходимость соответствующего изменения всей системы структурно-процессуальных, энергетических и функциональных отношений между “множеством психических состояний”, которые способен переживать данный индивид и его “сознанием в целом”. Если это изменение происходит и завершается продуктивным результатом, то у данного индивида происходит качественное изменение его сознания. Если же это изменение по каким-то причинам не доходит до своего естественного завершения, то новое психическое состояние начинает служить основанием для маргинализации сознания данного индивида. Этим объясняется опасность стихийного и массового применения таких психологических технологий, примерами которых являются суггестивные методы обучения, NLP, методы информационного воздействия на подсознательные уровни психики человека и т.п.

3.3. Психология охраны окружающей среды

Это направление изучает психологические аспекты охранительного воздействия человека на природную среду. Наиболее разработано оно в зарубежной науке (инвайронментальная психология) и ставит своей основной задачей научить и детей и взрослых тем способам, которые способствуют сохранению окружающей, по преимуществу природной, среды от антиэкологичного действия современной техногенной цивилизации. Например, различным способам утилизации мусора в городских условиях.

Учитывая, что это направление тесно связано с психологией экологического сознания и экологическим образованием, которые тоже представляют собой особые направления в экопсихологии и будут рассмотрены в отдельной главе, мы не будем останавливаться на его описании.

В заключение характеристики психологии окружающей среды необходимо обратить внимание на два существенных различия между психологической экологией и психологией окружающей среды.

Первое из них заключается в том, что в психологической экологии воздействующие экологические факторы рассматриваются как отдельные переменные, подобно тому как это делается в классической психофизике. В то время как в психологии окружающей среды влияние средовых факторов рассматривается как системное, по возможности с учетом всех факторов. Например, таких пространственных факторов как скученность людей, замкнутость помещения и т.п., которые в психологической экологии не рассматриваются.

Второе отличие, как уже отмечалось, заключается в том, что средовые факторы воздействия в психологической экологии имеют непсихологическую природу, в то время как в психологии окружающей среды, точнее в той ее части, которую мы обозначили как психологию среды, они имеют психологически обусловленный атрибутивный характер. Такие средовые факторы, как “агрессивность” телефильма, “забавность” рекламы или “психологическая напряженность” учебной ситуации представляют собой субъектное, точнее квазисубъектное, но никак не объектное свойство данного средового воздействия. Его субъектность порождается теми людьми, которые как субъекты используют объектные свойства данной среды (например, телеэкран) в качестве средства, позволяющего воздействовать на других людей для достижения своих творческих, рекламных, обучающих или иных целей. Но, поскольку указанная субъектность выражается не в непосредственных действиях порождающего ее субъекта (например, того же телережиссера), а опосредованно — через объектные свойства телеэкрана (телевидения), то в данном случае имеет смысл говорить о квазипсихологичности средового воздействия и, соответственно, об его квазисубъектности.

Резюме

На современном этапе развития экологическая психология (экопсихология) представлена различными направлениями. В качестве основных, т.е. уже достаточно сформировавшихся в отечественной и зарубежной психологии, можно назвать следующие:

  • экологический подход в психологии, который исследует психические явления (процессы, состояния, особенности личности и сознания), постулируя в качестве исходного основания систему “индивид — Среда”. Наиболее известным является экологический подход к восприятию Дж.Гибсона;
  • психологическая экология, которая занимается изучением влияния физических, химических, радиационных и т.п. “непсихологических” факторов внешней среды на психическое состояние человека;
  • психология окружающей среды, которая исследует психологические аспекты взаимодействия человека с окружающей его средой, соотношением ее параметров с психологическими особенностями переживаний, развития и поведения человека в системе “человек — Среда” и которая включает в себя психологию среды (пространственной, социальной, образовательной, информационной и иной), экстремальную психологию и психологию охраны окружающей среды (инвайронментальную психологию);

Существуют и другие направления эколого-психологических исследований, но о них речь пойдет в следующих главах

Перечисленные направления эколого-психологических исследований разрабатываются в зарубежной и отечественной психологии как отдельные дисциплины, на первый взгляд отличающиеся друг от друга не только методом, предметом, но и объектом исследования. В одних случаях в качестве такового выступают психические процессы (например, восприятия), психические состояния (например, критические) и сознание (экологическое) человека, в других случаях — психогенные и/или атрибутивные свойства и, соответственно, критерии психологической экспертизы параметров окружающей (жизненной) среды: физико-химической, архитектурной, образовательной, информационной, и т.д.

Тем не менее общим для этих направлений является то, что в качестве исходного основания для определения объекта и предмета эколого-психологического исследования выступают системные отношения: “индивид-Среда”, “Человек-Среда”, “Человек-Природа (как окружающая среда)”.

Таким образом, если в качестве исходной единицы анализа взять системное отношение “Человек — Среда”, то обнаруживается, что различные направления эколого-психологических исследований объединены общим объектом изучения, в качестве которого выступают психологические аспекты взаимодействия в системе “Человек — Среда”.

В заключение главы необходимо сказать, что есть и другие, менее развитые направления экологической психологии, которые в данной книге не рассматривались15. Их общей чертой является то, что термин “экологический” или “эко” в семантическом отношении отождествляется, как правило, с терминами “защита”, “сохранение”, “гигиена”, “чистота”. Например: экология детства, личности, сознания, духовности и т.д.

Вопросы и задания для самоконтроля

  1. В чем заключается суть подхода к восприятию, предложенного и разработанного Дж. Гибсоном? Какие изменения внесены автором данного подхода в исходные основания классической психологии восприятия?
  2. Поясните следующее выражение: «одна и та же пространственная среда для разных видов живых существ и для разных индивидов предстает различной».
  3. Каков предмет исследования психологической экологии и что является исходным методологическим основанием для его определения?
  4. Каков предмет исследования психологии окружающей среды? Перечислите основные методологические особенности данного направления экопсихологии.
  5. Заполните таблицу:

№№

Основные направления психологии окружающей среды

Предмет исследования

1.

Психология среды

2.

Экстремальная психология

3.

Психология охраны окружающей среды

  1. Раскройте смысл понятий «территориальность», «персонализация среды».
  2. Перечислите и кратко охарактеризуйте основные направления психологии архитектурной среды.
  3. Каковы основные идеи теории экзистенциального пространства К. Норнберга-Шульца.
  4. Что лежит в основе современных концепций, рассматривающих архитектурное пространство как систему определенных качеств и ценностей.
  5. Раскройте сущность междисциплинарного подхода Д. Кантера к проблеме поведения человека в среде.
  6. В чем заключается проблема символизма архитектурного пространства с экопсихологической точки зрения?
  7. В чем может заключаться опасность заимствования российским телевидением форм и методов работы западного для социализации подростков?
  8. Выделите ключевые моменты развития процессов человеческой коммуникации. Какое влияние они оказали на процесс социализации подростков?
  9. Каковы важнейшие особенности интернета? Внимательно ознакомьтесь с рядом проблем исследования интернет-среды, перечисленных в заключение параграфа «Интернет как особый вид информационной среды». Выскажите собственное мнение относительно актуальности их решения.
  10. Дайте определение экстремальной психологии. Почему данное направление можно представить как пересечение психологической экологии и психологии окружающей среды?
  11. В чем заключается экопсихологический подход к проблеме психических состояний?
  12. Перечислите основные типы психических состояний с позиций экопсихологического подхода (по критерию взаимодействия в системе «»индивид-среда (ситуация)»).

Литература для самостоятельной работы

  1. Войскунский А.Е. Психологические аспекты деятельности человека в интернет-среде // 2-я Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (12-14 апреля 2000 г.).

    М., 2000. С. 240-245.

  2. Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию. М.: Прогресс, 1988.
  3. Голд Дж. Основы поведенческой географии. М., 1990.
  4. Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Методологические проблемы становления и развития экологической психологии // Психологический журнал. 1996. Т. 17. №6.
  5. Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Экологическая педагогика и психология. Ростов-на-Дону, 1996.
  6. Ковалев Г.А., Абрамова Ю.Г. Пространственный фактор школьной среды: альтернативы и перспективы // Учителю об экологии детства / Под ред. В.П.Лебедевой, В.П.Панова. М., 1996. С.189-199.
  7. Ломов Б.Ф. Системность в психологии. Избранные психологические труды. М. — Воронеж, 1996.
  8. Мдивани М.О., Лидская Э.В. Социализация и информационная среда // Экопсихологические аспекты развития индивидуальности. М., 1998. С. 139-145.
  9. Мир психологии, №1, 1997; №2, 1998.
  10. Панов В.И. Психические состояния как объект и предмет психологического исследования // Мир психологии. 1998б, №2. С.20-35.
  11. Панов В.И. Экология и психология (вступ. статья) // Дерябо С.Д., Ясвин В.А. Методики диагностики и коррекции отношения к природе. М., 1995. С. 3-10.
  12. Панов В.И. Экопсихологический подход к изучению психики (объект, предмет исследования) // Доклады юбилейной научной сессии, посвященной 85-летию Психологического института им. Л.Г.Щукиной /Под ред.В.В.Рубцова. М., 1999. С.177-193.
  13. Панов В.И. Экопсихология: сознание, развитие, детство // Вестник РГНФ, 1997а, №3. С.227-234.
  14. Первая российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 3-5 декабря).

    М., 1996.

  15. 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.).

    М.: Психологический институт РАО — Экопсицентр РОСС. 2000.

  16. Arnheim, Rudolf. Film as Art. Berkely: University of California Press; New York, NY, US, 1995, 334 pp.
  17. Kang,-Jong-G. The role of American television in Korea: Cultural invasion. Communication-Research-Reports; 1992 Jun Vol 20(1) pp. 75-87.
  18. Kuttschreuter, — M., Wiegman, — O.; Baarda, — B. Agressie, prosociaal gedrag en televisiekijken in zes landen longitudinal onderzocht / Agression, Prosocial behaviour and television viewing: A longitudinal study in six countries/ JN: Pedagogische-Studien; 1989 Oct Vol 66(10) pp. 337-389.
  19. Spense, J., Helmreich, R., Masculinity and femininity: Their psylogical dimensions, correlates, and antecedents. Austin, TX: University of Texas Press, 1978.

1 Не менее основательная и даже более глубокая критика физикальных оснований полагания объекта и предмета психологии восприятия см. в работах А.И.Миракяна (1986-1999) и его сотрудников. В другой логике см.: В.А.Барабанщиков (1990-1999), А.Д.Логвиненко (1985).

2Под экологической валидностью понимается степень соответствия обстановки, окружающей испытуемых в ситуации исследования, свойствам ситуации повседневной жизни.

3 Понятно, что термины “малые” и “большие” дозы в данном случае имеют относительный характер.

4В работах по экологической психологии встречается еще и термин “энвайронментализм” (или “инвайронментализм”), которым обозначается: 1) “совокупность взглядов, согласно которым первостепенное значение придается влиянию на человека природной среды, а также подчеркивается, что природное окружение жестко регламентирует условия жизни людей. Человеческое поведение виделось строго ориентированным на приспособление к обстоятельствам, формируемым природной средой.” (Дж.Голд, 1990. С.51); 2) доктрина, связанная с одноименным движением по охране окружающей среды (С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин, 1996; Дж.Голд, 1990. С.271).

5При подготовке этого параграфа частично использованы материалы, подготовленные Н.Паниной.

6В.И. Панов, В.В. Федоров (2000), работа выполняется при поддержке РГНФ (проекты №00-0600209 и 00-06-31003).

7 Здесь не рассматривается вопрос, как выступает пространственная среда в качестве объекта восприятия в парадигме деятельностного подхода к проблемам восприятия, ибо это требует особого и более подробного методологического анализа.

8С любезного согласия М.О.Мдивани, вед.н.с. лаборатории экопсихологии развития Психологического института РАО, содержание этого параграфа включает отрывки ее книги: Подросток в информационной среде (экспериментальное исследование).

М.: УМК «Психология», 1999.

9“Ригидность (в психологии) (от лат. rigidus — жесткий, твердый) затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки …” /Краткий психологический словарь, 1998. С.323/

10Проработка понятия развивающейся системы как исходного основания для изучения перцептогенеза произведена В.А.Барабанщиковым.

11Субъектификация — наделение объекта свойством выполнять функции субъекта, например, дерево как субъект общения.

12Как, например, вновь и вновь возникающее состояние заикания (логоневроза) при необходимости публичного выступления перед одноклассниками, сослуживцами и т.п.

13В содержательном плане их иная качественность, их новизна задается качественным изменением психических процессов как компонентов общей структуры психического состояния и возможно качественно иной функциональной связью между ними, а также изменением самой функции психического состояния по отношению к сознанию в целом.

14Понятия «анизотропности» и «анизотропного отношения» введено в психологию А.И.Миракяном для обозначения «единости, содержащей в себе различие» как необходимого условия и процессуальной единицы порождающего процесса психического отражения.

15Также не рассматривался аксеологический подход к пониманию экологической психологии, представленный А.А. Калмыковым в книге «Введение в экологическую психологию. М., Изд-во МНЭПУ, 1999».

69