Глава 14 Личность и современная информационная среда

  1. Белинская Е. П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. — М., 2001. — 301 с.

Человек оказался неспособен адаптироваться к тем изменениям в созданной им среде, которые сам же и вызвал.

А. Печчеи

14.1. Социализационное влияние новых информационных технологий

В главе, посвященной институциональному уровню социального влияния на личность, мы уже останавливались на анализе средств массовой информации, отмечая возрастание их социали-зационной роли в настоящее время. Рассмотрим проблемы социа­лизации и новой информационной среды1 более подробно.

.Как уже отмечалось, ведущей особенностью современных ин­формационных технологий, во многом определившей возможность перехода от индустриального к информационному обществу, яв­ляется их интерактивный характер. Дело не только в том, что се­годня мир не представляем без все большей интенсификации ин­формационных потоков: значимое влияние информационной ком­поненты на социум в целом и на процессы социализации в частности стало возможным лишь с момента их качественного из­менения, а именно появления для пользователей информации воз­можности активно участвовать в информационных потоках. В силу этого информация как ценность общества нового типа определена не только и не столько своей массовостью или общедоступнос­тью, экономическим или политическим потенциалом, сколько возможностью персонализации, определяя для ее обладателя но­вые грани самоидентификации. Наиболее полно эта возможность представлена в коммуникации посредством сети Интернет.

В силу ряда объективных технологических особенностей (ано­нимности, дистантности, отсутствия маркеров телесности) вир­туальная коммуникация задает для пользователя максимальные возможности в самоопределении и непосредственном самоконструировании. По сути, новые информационные технологии поста­вили человека в позицию эксперимента над самим собой: в по­рожденном им мире искусственного человек стал играть со своей новой, искусственной, природой, не умея предвидеть — ни с обы­денной, ни с научной точки зрения — возможные социальные следствия этой игры.

9 стр., 4274 слов

Технология визуализации учебной информации

... как мультимедийность. Оно связано с современными информационными технологиями, основанными на одновременном использовании различных средств представления информации и представляющей совокупность приемов, методов, способов ... , приобретающих особую значимость в век информационных технологий; оптимизировать затраты времени на восприятие и усвоение информации и тем самым повысить эффективность учебно ...

Представляется, что проблема социализации личности в усло­виях новой информационной среды предполагает, как минимум, две основные логические линии анализа:

  • изучение виртуальной среды как нового ресурса социального развития личности (т.е. влияния новых информационных техноло­гий на процессы социализации в целом);
  • изучение трансформаций основных социализационных про­цессов при условии их протекания в виртуальной среде (т.е. изме­нений параметров социального развития личности, взятых исклю­чительно в своей виртуальной представленности).

При условии объединения данные две линии анализа пред­ставляют, по сути, тезис о том, что новая информационная среда является одновременно и средством и средой социального развития личности.

В развернутом виде это утверждение может быть представлено и доказано через исследования, во-первых, новой информацион­ной среды как социокультурного феномена, а во-вторых — через исследования особенностей основных социализационных процессов в новой информационной среде в сравнении с «реальной» сциализацией.

Однако оговоримся сразу: научная рефлексия социально-пеи^-, хологических проблем компьютерно-опосредованной коммуникации еще только начинается. И зарубежные, и тем более отече­ственные исследователи отмечают недостаточную разработанность в гуманитарном знании проблем, связанных с влиянием новых информационных технологий на процессы социального развития личности. Однако уже очевидны «выгоды» их эмпирического ис­следования: помимо прямого накопления опыта анализа специ­фической для виртуальной коммуникации фактологии, они опре­деляются возможностью дополнения уже имеющихся в социаль­ной психологии данных о закономерностях протекания процессов социализации (рефлексивных механизмах, формирования моде­лей поведения в неопределенных социальных ситуациях, конструирования элементов образа социального мира, стратегиях само презентации и др.).

10 стр., 4555 слов

Психологическая структура личности. Социальная структура личности

... исследований, прогнозы и методики. Инструментальная функция состоит в разработке собственно социологических методов познания, анализа социальной реальности.   Психологическая структура личности. Социальная структура личности   Психологию личности ... в науке не прекращается полемика вокруг осмысления концепции виртуальной реальности. Виртуальная реальность, в широком смысле слова, ~ мир, не ...

14.2. Социокультурный подход к исследованиям Интернет-коммуникации

Хотя первые гуманитарные исследования виртуальной реаль­ности датируются всего лишь началом 90-х годов, на сегодняшний день эта проблематика активно «завоевывает пространство» и в социологии, и в общей психологии, и в социальной психологии2.

Исследовательский интерес специалистов самых разных дис­циплинарных принадлежностей к проблематике виртуальной ре­альности имеет, как представляется, причины, выходящие за рамки собственно предметного содержания той или иной науки. С нашей точки зрения, он обусловлен, прежде всего, характеристиками той макрокультурной ситуации, в которой эти исследования развора­чиваются, а именно «созвучностью» самой феноменологии вирту­альной реальности соционормативному канону человека и мира, который утверждается эпохой постмодерна.

Представляется, что определенное соответствие базовых осо­бенностей виртуальной реальности этосу разворачивающегося про­екта постмодерна может быть раскрыто следующим образом.

Во-первых, многократно отмечаемая анонимность виртуаль­ности (Интернет никому не принадлежит и не контролируется, следовательно, не управляется; не случайно основа всех социальных конфликтов вокруг Интернета — неподконтрольность и уход от надзора социальных институтов) соответствует общему кризису рационализма сегодня, утверждению иррациональности социаль­ного бытия, утрате социальной реальностью своей определеннос­ти и устойчивости.

Во-вторых, построенное по принципу гипертекста виртуаль­ное пространство, возможность «игры» с ролями и построением множественного «Я» в Интернете во многом напоминают принци­пиально множественную реальность постмодерна, следовательно, требующую от человека постоянных переключений на различные социальные ситуации.

В-третьих, единственная реальность личности в виртуальности суть реальность самопрезентации — сегодня, как отмечается мно­гими исследователями социальных реалий постмодерна, «Я» как регулирующая и смыслообразующая структура становится избы­точным. Нередко социально необходимой остается лишь инсцени­ровка своей индивидуальности, в результате личность проявляет себя лишь через «фасад» «Я».

10 стр., 4916 слов

Коммуникация как принцип организации современной социальной жизни

... условиях индустриального урбанизированного общества. Ими активно изучались и социальные функции массовой коммуникации. Впоследствии исследования в этой области стали настолько разнообразными, что сформировались свои ... "Руководства по выживанию в киберпространстве", считает, что в основном люди пользуются Интернетом для того, чтобы иметь возможность общаться: "Если бы мы могли ...

В-четвертых, виртуальная реальность предлагает человеку мак­симум возможностей для любого рода конструирования: как СМИ — в конструировании новостей, как средство коммуника­ции — в конструировании образа партнера по коммуникации, как сообщество — в конструировании норм взаимодействия. В реаль­ности же постмодернистское состояние неопределенности вызы­вает к жизни креативного субъекта: в силу актуальной потери со­циальных ориентиров возрастает необходимость конструирования социальных отношений и собственной идентичности.

Отметим, что данная социокультурная «рамка» реинтерпрета-ции имеющихся на сегодняшний день исследований виртуальной реальности (как взаимосвязи отражения в виртуальности общих со­циальных закономерностей и конструирования в ней новых образов мира и человека) не столько задает какие-то новые возможности, сколько отражает основные, уже существующие на сегодняшний день «линии» социально-психологических исследований Интернета. Каковы же они более конкретно?

Что касается изучения виртуальности с точки зрения отраже­ния в ней общих социальных закономерностей, то для социальных психологов это выражается в анализе двух основных проблем— со­циальных норм коммуникации и социальной идентичности.

Так, достаточно большое количество исследований Интернета посвящается изучению особенностей виртуальной коммуникации с точки зрения наличия/отсутствия девиантных способов поведе­ния; норм взаимопомощи/агрессии; жесткости/пермиссивности тех или иных виртуальных сообществ и т. д. Заметим, что данная про­блематика вообще «активно играет» сегодня, а не только при изу­чении Интернета: анализ факторов ситуативной изменчивости со­циального поведения человека и особенностей интерпретации им окружающего микросоциального контекста (что, в общем-то, и выражается в дихотомии «нормативное—активное») является од­ной из ведущих тем современной социальной психологии [Росс Л., Нисбет Р., 1999].

8 стр., 3894 слов

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ВЫНУЖДЕННЫМИ МИГРАНТАМИ

... ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ВЫНУЖДЕННЫМИ МИГРАНТАМИ Мигранты как социальная общность Миграция как социальное явление 2. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ВЫНУЖДЕННЫМИ МИГРАНТАМИ Направления социальной ... Солдатова Г., Шайгерова Л. Кризис идентичности у вынужденных мигрантов из Афганистана ... социального равенства мигрантов и местного населения, создание системы межкультурных коммуникаций, ...

Прежде чем обратиться к изложению имеющихся на сегодняш­ний день результатов исследований Интернет-коммуникации, от­метим ряд их характерных особенностей.

Во-первых, в большинстве случаев они носят сугубо описа­тельный характер. С одной стороны, это, несомненно, связано с тем, что исследование деятельности человека в Интернете являет­ся относительно новой областью гуманитарного знания, с дру­гой — достаточно яркая феноменология поведения человека в Сети (достаточно упомянуть хотя бы феномен Интернет-аддикции, изу­чение которого сегодня представляет собой, пожалуй, наиболее популярную область исследований компьютерно-опосредованной коммуникации) заставляет исследователей обращаться именно к такому способу анализа.

Во-вторых, определить дисциплинарную принадлежность боль­шей части работ по Интернет-коммуникации достаточно затруд­нительно: «социальная виртуальная реальность» привлекает сегодня культурологов, экономистов, социологов, психологов, педагогов, лингвистов, специалистов в области рекламы и маркетинга и мно­гих других, не говоря уже о журналистах. С одной стороны, подоб­ная «полидисциплинарность» может быть оценена как залог буду­щей реальной междисциплинарности гуманитарного изучения Интернета, однако с другой — является, скорее, отражением на­чального этапа исследований в данной области.

В-третьих, работы психологического профиля, посвященные Интернет-коммуникации, как правило, центрированы вокруг про­блемы воздействия опыта компьютерно-опосредованной комму­никации на личность пользователя, причем в рамках преимуще­ственно игровой деятельности [подробно об этом см.: Бабаева Ю. Д., Войскунский Л. Е., Смыслова О. В., 2000]. С одной стороны, это вызвано максимально яркой эксплицированностью игровой дея­тельности человека в Интернете в ущерб познавательной и соб­ственно коммуникативной, с другой, как справедливо отмечает А. Е. Войскунский, «если исследование связано с анализом дея­тельности людей, оно не может быть проведено при отсутствии в русскоязычном секторе Сети „критической массы“ занятых такой деятельностью пользователей Интернета»3: хотя количество пользователей Рунета увеличивается по экспоненте, оно еще неизмери­мо мало по сравнению с «населением» Интернета в целом.

29 стр., 14330 слов

Особенности коммуникативной компетентности активных пользователей социальных сетей

... широко распространённых средств Интернет-коммуникации являются социальные сети, понимаемые нами как интерактивные веб-сервисы, отличительными чертами которых являются возможность самопрезентации пользователя, наличие контакт-листа ... . Жичкина, 1999; И.Шевченко, 1999; Reid, 1994); 2. Исследование идентичности у пользователей компьютерных сетей и процессов самопрезентации в сети (Е.П. Белинская ...

Итак, каковы же основные результаты, полученные в рамках в основном зарубежных и отчасти отечественных исследований, по­священных анализу Интернет-коммуникации?

Основное, что следует отметить, это их достаточно противоре­чивый характер, причем это касается и особенностей самой ком­пьютерно-опосредованной коммуникации, и ее влияния на лич­ность пользователя, и динамических характеристик сетевых сооб­ществ. Так, в частности, отмечается, что:

  • развитие сетевых сообществ с точки зрения групповой дина­мики обусловлено в первую очередь интенсификацией процессов обмена информацией внутри них, что, однако, не сопровождает­ся демократизацией процессов выработки и принятия решений и не ведет к более быстрому принятию их участниками общегруппо­вых целей;
  • многократно отмечающиеся исследователями большая «дру­желюбность» Интернет-коммуникации, большая толерантность к межгрупповым различиям у ее участников и преобладание у них ориентации на сотрудничество не сопровождаются наличием ус­тановок на конструктивное разрешение конфликтных ситуаций;
  • отмечающаяся в ряде работ большая раскрепощенность чело­века и уменьшение социальной дистанции в Интернет-коммуни­кации по сравнению с реальным общением не коррелируют с лич­ностной открытостью в этом типе взаимодействия4.

Представляется, что подобная амбивалентность реально полу­ченных данных об Интернет-коммуникации не только ставит под сомнение широко распространенные (в основном благодаря СМИ) резко оценочные — как позитивные, так и крайне негативные — суждения о ее свойствах и возможных следствиях. Она отражает реально существующую многофакторную зависимость особенностей Интернет-коммуникации, причем ядром данной зависимости являются личностные особенности самого пользователя (его мо­тивация, ценностные ориентации, Я-концепция, идентичность).

10 стр., 4653 слов

Социально-психологические особенности активных пользователей социальных сетей

... коммуникации через межличностные контакты, очные и виртуальные - социальные сети. Вывод Социальные сети представляют собой часть виртуальной реальности, где происходит общение между пользователями. ... деятельности в социальных сетях и социально-психологическими особенностями пользователей социальных сетей. Задачи: ) Проанализировать психологические особенности активных пользователей сети интернет. ) ...

В силу вышесказанного представляется закономерным, что ос­новное количество социально-психологических работ ориентиро­вано на анализ закономерностей построения виртуальной иден­тичности пользователя, причем речь, как правило, идет о соци­альной ее ипостаси. Заметим, что конкретная проблематика исследований опять-таки вливается в общую логику социально-психологического анализа идентичности в целом, а именно — от­ражает на другом материале интерес к изучению способов поддер­жания позитивной социальной идентичности, к анализу процесса самокатегоризации через включение в него прототипических ком­понентов, к постановке проблемы множественной идентичности и рассмотрению социальной ее составляющей как иерархически организованной. Все эти вопросы, естественно, составляют сего* дня «фокальные точки» не только исследований виртуальности. Ка-* ковы же основные направления исследований проблемы социаль­ной идентичности на материале виртуальной коммуникации?

14.3. Проблема социальной идентичности и Интернет

Исследования социальной идентичности в условиях компью­терно-опосредованной коммуникации сконцентрированы сегодня на решении двух основных вопросов:

  1. влияние опыта Интернет-коммуникации на социальную идентичность пользователя;
  2. закономерности построения пользователем своего образа в виртуальном пространстве («виртуальная личность»).

Остановимся кратко на каждом из них.

Два основных способа, которыми использование Интернета вносит вклад в содержание социальной идентичности, определяют­ся тем, что социальная природа Интернета в целом и отдельных сетевых сообществ делают возможным социальную идентификацию с пользователями Сети в целом или с отдельным сетевым сообще­ством. Как принадлежность к тому или иному сетевому сообществу в качестве составляющей социальной идентичности пользователя, так и принадлежность к пользователям Интернета в целом сегодня до­вольно подробно представлены в психологических исследованиях виртуальной коммуникации [Donath /., 1997; Frindte W., Kohler Т., Schubert Т., 1998]. В целом эти исследования показывают, что степень влияния Интернет-коммуникации на самоидентификацион­ные структуры пользователя связана не с параметрами опыта вир­туального общения (его продолжительностью, «технической» ком­петентностью пользователя и т. п.), а с характером личных целей, которым удовлетворяет Интернет-общение5.

Так, по результатам самоописаний У. Фриндте, Т. Келер и Т. Шуберт делят пользователей Интернета на «хакеров» («freak»), «любителей» («amateur») и «пользоватей-прагматиков», или «лю­бителей одиночества» («loner»).

Отмечается, что «хакеры» в отли­чие от «любителей» и «прагматиков» особенно склонны воспри­нимать пользователей Интернета как социальную категорию и идентифицироваться с ними. «Прагматики» общаются через Сеть только эпизодически или интересуются ею по чисто техническим причинам. Межличностная коммуникация со сверстниками, ак­тивное участие и идентификация с различными сетевыми культу­рами играют для них второстепенную роль. «Любители» не иден­тифицируются с пользователями Сети в целом или же с конкрет­ными виртуальными сообществами, но и не используют Интернет в узкопрагматических целях [Frindte W., Kohler Т., Schubert Т., 1998].

В этом же исследовании были получены данные об особеннос­тях идентичности пользователей, относящихся к трем выделен­ным группам. «Хакеры» всегда, вне зависимости от условий экспе­римента, идентифицируются с группой пользователей Сети. «Лю­бители», напротив, с этой группой не идентифицируются ни в одной из экспериментальных ситуаций, а «прагматики» иденти­фицируются с этой группой в условиях компьютерного заполне­ния анкет в присутствии других пользователей.

Данная типология пользователей Интернета была использована и нами в исследовании, посвященном анализу взаимосвязи особен­ностей реальной идентичности пользователей и их самопрезентации в Сети [Жичкина А. Е., Белинская Е. /Т., 2000]. На основании содержа­ния самоописаний выделялись три группы пользователей:

1) те респонденты, у которых виртуальная коммуникация от­ражается в персональной идентичности, или «любители»6;

  1. те, у кого виртуальная коммуникация отражается в социальной идентичности, или «хакеры»7; те, у кого Интернеткоммуникация никакого влияния на идентинность не оказывает, или «прагматики»8.

Анализ содержания самоописаний респондентов каждой из выделенных групп показал следующее:

  • в идентичности «любителей» преобладает персональная иден­тичность, а в идентичности «хакеров» и «прагматиков» — социальная идентичность. В идентичности «хакеров» по сравнению с остальны­ми пользователями больше характеристик, связанных с использова­нием компьютера в широком смысле, причем все эти характеристи­ки социоролевые («хакер», «геймер», «дитя Интернета» и т. п.);
  • большая по сравнению с «хакерами» доля общих социальных ролей отмечается в идентичности «любителей» и «прагматиков», а также большее количество семейных ролей в идентичности «праг­матиков». При этом, поскольку у «прагматиков» в отличие от двух других групп пользователей в идентичности нет характеристик, имеющих отношение к виртуальной коммуникации, было сделано предположение о наличии реципрокного «торможения» этих ви­дов социальных идентичностей.

Представляется, что эта тенденция на макросоциальном уров­не может быть связана с быстрым темпом социальных изменений в обществе в целом и с различиями функций семьи и группы свер­стников в современных условиях. Как уже отмечалось, подростки склонны принимать родительские модели в тех ситуациях, когда культурные нормы стабильны, в то время как группа сверстников служит источником моделей поведения, которые соотносимы с изменчивыми социальными и культурными нормами. В условиях быстрых социальных изменений сильная идентификация с семей­ными ролями, возможно, означает «выключенность» из подрост­ковой субкультуры с ее недавно (буквально только что) появив­шейся социальной нормой компьютерной грамотности. На уровне структуры социальной идентичности это проявляется в том, что социальная идентичность «сына» или «дочери» тормозит становление социальной идентичности «современного киберподростка» [Жичкина А. Е., Белинская Е. П., 2000].

Группа «прагматиков», анализируемая с точки зрения особен­ностей самоописания, предстает в этом исследовании крайне ин­тересной. Имея самое маленькое по сравнению с «хакерами» и «любителями» общее количество самоописаний, относимых к пер­сональной идентичности, она в основном использует в них само­характеристики в терминах личностных черт, одновременно от­личаясь максимальной представленностью социоролевых самока-тегоризаций. Образно говоря, на фоне «любителей» и «хакеров» группа «прагматиков» предстает более «взрослой», структура ее Я-концепции в большей степени соответствует критериям более старшего возрастного этапа [Жичкина А. Е., 2000].

Особенности Интернета как среды коммуникации позволяют пользователю не только принадлежать к тому или иному сетевому сообществу9, но и дают возможность экспериментировать с соб­ственной идентичностью, создавая виртуальные личности, часто отличающиеся и от реальной идентичности, и от реальной само­презентации пользователей.

Исследования данной феноменологии в основном центрирова­ны вокруг проблемы мотивации подобных «игр с идентичностью»10 и сегодня достаточно многочисленны [Reid E., 1996; Suler /., 1997; Turkic Sh., 1996; Donath J., 1997; Sempsey D., 1997]. В них прежде всего отмечается, что само создание виртуальной личности обеспечивает­ся возможностью «убежать из собственного тела» — как от внешнего облика, так и от индикаторов статуса во внешнем облике, а следо­вательно, от ряда оснований социальной категоризации: пола, воз­раста, социально-экономического статуса, этнической принадлеж^ ности и т. п. Соответственно считается, что именно возможность мак­симального самовыражения вплоть до неузнаваемого самоизменения является одной из распространенных мотиваций виртуальной ком­муникации у наиболее активных ее участников.

На основе анализа литературы можно выделить две группы причин создания виртуальных личностей: собственно мотивационные (удовлетворение уже имеющихся желаний) и поисковые (же­лание испытать новый опыт как некоторая самостоятельная цен­ность).

В первом случае создание виртуальной личности выступает как компенсация недостатков реальной социализации. Во втором случае виртуальная личность создается для того, чтобы расширить уже имеющиеся возможности реальной социализации.

Анализ собственно мотивационных детерминант создания вир­туальной личности показывает:

  • что она может представлять собой реализацию «идеального Я»;
  • виртуальная личность может создаваться с целью реализации свойственных личности агрессивных тенденций, не реализуемых в реальном социальном окружении, поскольку это социально неже­лательно или небезопасно;
  • создание виртуальной личности может отражать желание кон­троля над собой у пользователей с наличием ярко выраженных деструктивных желаний;
  • виртуальная личность может создаваться для того, чтобы про­извести определенное впечатление на окружающих, причем в этом случае она может соответствовать существующим нормам11 или, наоборот, противоречить им12;
  • виртуальная личность может отражать желание власти [ Young К., 1996; Reid E., 1996; Suler J., 1996]13;
  • • виртуальная «смена пола», чаще предпринимаемая мужчина­ми, чем женщинами, также мотивирована особенностями соци­ального, а не сексуального поведения: в силу значимо меньшегоколичества женщин-пользователей на них больше обращают внимание в Интернет-коммуникации, следовательно, добровольное принятие женской роли может быть отражением желания власти над другими мужчинами [Suler J., 1996; Sempsey D., 1997].

Однако создание виртуальной личности не всегда детермини­ровано некими определенными мотивами, так же как и поведение человека не всегда детерминировано его прошлым опытом. Мно­гие исследователи виртуальной коммуникации отмечают, что ос­новной причиной создания пользователями виртуальных личнос­тей может быть получение некоего нового опыта как самоценное стремление. Именно в этом контексте наиболее часто употребляет­ся определение данного вида поведения в Сети как «игры с иден­тичностью».

Анализ «поисковых» детерминант создания виртуальной лич­ности свидетельствует о том, что:

  • виртуальная личность в данном случае оказывается не соот­носима ни с «идеальным», ни с «реальным» «Я»; она прежде всего выражает стремление испытать нечто, ранее не испытанное [Turkle Sh., 1996; Sempsey D., 1997];
  • создание виртуальной личности в данном случае не является компенсаторным стремлением по преодолению объективных или субъективных трудностей реального общения и взаимодействия [Frindte W., Kohler Т., Schubert Т., 1998; Жинкина А. Е., 2000];

• в старшем подростковом и юношеском возрасте чаще всего виртуальная личность создается именно с целью испытать новый опыт, что может быть объяснено возрастным стремлением к само­ выражению, реализуемому через «примерку» на себя различных ролей [ЖичкинаА. Е., Белинская Е. П., 2000].

Таким образом, создание виртуальной личности может пред­ставлять собой не попытку реализации идеала «Я», не стремление компенсировать трудности в реальном общении через получение признания в виртуальной коммуникации, а отражать стремление человека к самовыражению в различных, в том числе и социально нежелательных, формах.

Итак, большинство исследователей виртуальной коммуника­ции отмечают, что между виртуальной самопрезентацией и реальной идентичностью существуют отношения взаимовлияния. Под­черкнем, что оценка потенциальных следствий этого взаимовлия­ния (психологических, социально-психологических, социальных), как и любая оценка вообще, неотделима от ценностного выбора самого исследователя. Так, например, возможность эксперимен­тирования с собственной идентичностью в Сети можно оценивать с точки зрения расширяющихся перспектив самопознания, но можно — с позиций «ухода» от реального социального взаимодей­ствия в бессознательном страхе потери самого себя. Мы же наме­ренно избегали подобных глобальных интерпретаций именно в силу их неминуемой ценностной «окраски», пытаясь лишь представить актуальные психологические исследования Интернет-идентично­сти, памятуя о классическом предупреждении Макса Вебера, со­гласно которому наука может дать ответ на все вопросы, кроме единственно важных для нас: что делать и как жить.

Итак, современные исследования виртуальной реальности как новой среды социализации значительно «перекошены» в сторону проблематики идентичности, как если бы по своему характеру данная среда была бы не столько коммуникативной, сколько «иден­тификационной».

Причины столь значительной представленности проблематики идентичности в исследованиях виртуальной реальности стоит ис­кать не в рамках самой психологии, а в более широком социокуль­турном конктесте.

Прежде всего следует иметь в виду сам факт становления ин­формационного общества. Характерные для него экономические (реструктурализация экономических ресурсов, переход к инфор­мационной экономике), политические (трансформация природы власти — от власти капитала к владению информационными кода­ми) и социальные (появление в социальном взаимодействии сете­вых форм связи, создание виртуальных образов социальных струк­тур14) изменения задают персонифицированный и интерактивный характер информации в целом.

Но сегодня это еще именно становление, собственно переход от индустриального общества к информационному, и потому субъективно для человека он представлен в определенной «разорванности» двух разных миров: реального социального бытия и бытия информационного.

Первый, социальный, мир традиционно относительно жестко объектен и структурирован, он исходно задает человеку достаточно определенные рамки для самокатегоризации, ограничивая его как социальный объект (границами пола, возраста, национальности, профессиональной принадлежности и пр.).

Второй же — информа­ционный — принципиально безграничен, и, следовательно, необ­ходимым условием существования в нем является решение задачи самоопределения, поиска идентичности. В нем установление «гра­ниц Я» возможно двумя путями:

  1. через перенос в виртуальное пространство уже известных и наработанных в социальном мире символов (пола, возраста и пр.), т. е. через виртуальную реконструкцию социальной идентичности;
  2. через осмысление ценностных ориентиров своей деятель­ности, через формирование себя в виртуальном пространстве как активного субъекта, т. е. через виртуальную реконструкцию персо­нальной идентичности. Решение именно этой двойной задачи и позволяет человеку стать субъектом не только социального, но и информационного мира15.

Что же касается непосредственно возможности исследования взаимосвязи идентичности и самопрезентации пользователя в вир-* туальной среде, то она определяется прежде всего спецификой самой этой среды. Ведь информационное пространство в своем виртуальном выражении есть (на сегодняшний день, по крайней мере) пространство вербальное, в котором на первый план соот­ветственно выступают именно самоописания, самопрезентации. Именно информационное общество делает реальность самопре­зентации «истиной в последней инстанции», своего рода оконча-. тельной реальностью, все более транслируя этот принцип в реальное социальное взаимодействие.

Таким образом, распространение культуры виртуальной реальности заставляет современное общество все более и более структу­рироваться вокруг противостояния сетевых систем (net) и лично­сти (self), что в определенном смысле отражает противостояние процессов самопрезентации и идентичности, вновь обращая ис­следователей к данной проблематике [Castells M., 1998].

Наконец, как уже частично отмечалось нами в начале данной главы, актуализация подобного исследовательского интереса связа­на с ведущими особенностями самой культуры постмодерна. Харак­терный для нее этос незавершенности, открытости личности и, сле­довательно, выделение потенциальности как отличительной черты человеческого существования ставят для любого гуманитарного зна­ния задачу изучения не только актуального, но и возможного бытия.

В этом смысле Интернет-коммуникация оказалась технологи­ей, максимально созвучной данной культурной парадигме. Потен­циальная множественность виртуальной идентичности стала при­влекательна не только в силу меньшей объективной социальной фиксированности самопредставлений, существующих сегодня в обществе, но и в силу нового соционормативного канона челове­ка, для которого момент обретения настоящей идентичности есть момент отказа от установившегося в пользу нового. Согласно же известному замечанию, психология всегда такова, каков образ человека в культуре, и потому сегодня психологическое изучение как множественной идентичности, так и «потенциальных Я» все чаще смыкается с исследованиями виртуальной реальности. Про­блема же взаимосвязи самопрезентации и идентичности пользова­теля является лишь одним из частных выражений этой тенденции.

Рекомендуемая литература

  1. Бабаева Ю.Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность/уТуманитарные исследования в Интернете. М., 2000.С. 11−40.
  2. Белинская Е. П., Жичкина А. Е. Современные исследования виртуальной коммуникации: проблемы, гипотезы, результатах/Образование и информационная культура. М., 2000. С. 395−431. Иванов Д. В. Критическая теория и виртуализация общества//Социологические исследования. 1999. № 1. С. 32—40.
  3. Романовский Н. В. Интерфейсы социологии и киберпространства//Социологические исследования. 2000. № 1. С. 16−23. Собкин В. С., Хлебникова М. В. Старшеклассник и компьютер: проблемы социального неравенствах/Образование и информационная культура.М., 2000. С. 284−329.
  4. Фриндте В., Келер Т. Публичное конструирование «Я» в опосредованном компьютерном общении//Гуманитарные исследования в Интернете М., 2000. С. 40−55. ,

1 В данном случае мы будем понимать под новой информационной средой только такую ее часть, как Интернет.

2Интересный анализ различных аспектов виртуальной коммуникации, в час­тности ее влияния на личностные переменные, представлен в сборнике зарубеж­ных и отечественных исследователей Интернет-психологии (Гуманитарные иссле­дования в Интернете/Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000].

3Войскунский А. Е. Гуманитарный Интернету/Гуманитарные исследования в' Интернете. М., 2000. С. 8.

4Подробные обзоры современных психологических и социально-психологи­ческих исследований Интернет-коммуникации можно найти в работах: Аресто-ва О. Н., Бабанин Л. Н., Войскунский А. Е. Коммуникация в компьютерных сетях: психологические детерминанты и последствия//Вестн. МГУ. Серия 14. Психология. 1996. № 4. С. 14—20; Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность//Гуманитарные исследования в Интернете. М., 2000. С. 11—39; Шапкин С. А. Компьютерная игра: новая область психологических иссле-дований/УПсихол. журн. 1999. Т. 20. № 1. С. 86−102.

5Напомним, что подавляющая часть пользователей Сети находится в юно­шеском и молодежном возрасте.

6Пользователи, интересующиеся Интернетом как возможностью общения, но при этом не включающие в свою идентичность принадлежность к сетевому сообществу.

7Пользователи, в чью идентичность включаются характеристики, отражаю­ щие принадлежность к «продвинутым» пользователям или к тому или иному сете­ вому сообществу.

8Те, кто не идентифицируется с социальной категорией пользователей и не общается по Сети. используя Интеонет только по необходимости.

9 Очевидно, что сама по себе эта возможность не отличается от возможностей социальной принадлежности в реальном социальном окружении.

10Необходимо отметить, что под виртуальной личностью понимаются обычно только случаи осознанного создания некоторой сетевой «персоны» — по сути, это есть максимально управляемая самопрезентация, существенно отличающаяся от реальной личности.

11Так, «нормативная» виртуальная личность наделяется яркими позитивными атрибутами внешности, социального статуса и т. п. [Reid А., 1994].

12Антинормативная виртуальная личность наделяется яркими негативными характеристиками. Мотив создания явно антинормативной виртуальной личнос­ ти — также манипуляция окружающими. Как правило, «плохие» виртуальные лич­ ности рассматриваются в рамках анализа девиантного поведения в Сети. Согласно этой точке зрения в виртуальной реальности люди выражают агрессивные тенден­ ции, которые в принципе для них характерны и которым особенности виртуаль­ ной реальности (анонимность и физическая недоступность) просто позволяют проявиться. Однако Дж. Сулер [Suler /., 1997J дает несколько другую трактовку влиянию анонимности на девиантное поведение. По его мнению, никто не хочет быть полностью анонимным — абсолютно невидимым, без имени, идентичности или межличностного воздействия вообще. Девиантное поведение — это способ реакции на анонимность, отражающий стремление быть замеченным, хотя бы даже в негативной форме. Соответственно «плохая» виртуальная личность пред­ ставляет собой самоопределение через противопоставление социальным нормам, аспект негативной социальной идентичности.

13Так, например, создание мужчинами виртуальной личности женского поламожет отражать желание власти или манипуляции, поскольку под женским именем в виртуальной коммуникации значительно легче привлечь к себе внимание [Suler J., 1996].

14Подробнее об этом см.: Иванов Д. В., 1998.

15Неслучайно в одной из последних работ, посвященной наступающей ин­формационной эре, подчеркивается, что поиск идентичности есть столь же важ­ный источник социального развития, как и технико-экономические изменения. Символично также название одной из частей данной работы — «Власть идентич­ности» \Castetls М., 1998]

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector