Документ Microsoft Word (2) 6

Психологическая диагностика и коррекция конфликтного общения в семье

ОПЫТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ И КОРРЕКЦИИ КОНФЛИКТНОГО ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЕ

В.А. СМЕХОВ

Многие затруднения посетителей психологической консультации связаны с семейными конфликтами. Психологический выход из семейного конфликта прямо или косвенно реализуется через изменение общения между членами семьи. При этом обнаруживается парадоксальное на первый взгляд отношение обратившихся за помощью людей к формам своего конфликтного общения. С одной стороны, они предпочли бы разрешать повседневные конфликтные затруднения мирными способами и без тягостных переживаний. С другой стороны, не научившись справляться с конфликтными ситуациями, они усугубляют конфликтность общения тем, что или бессильно отказываются владеть собой, или сосредоточиваются на обвинении других, или обреченно ссылаются на непреодолимые объективные обстоятельства, или убедили себя в том, что иных форм общения не существует. Как правило, участники семейных конфликтов выглядят в консультации не столько как противоборствующие стороны, адекватно осознавшие свои цели, сколько как жертвы своих собственный неосознаваемых личностных особенностей. В то же время их формы общения в конфликтных ситуациях отличаются крайней неоднозначностью.

Из повседневной жизни мы знаем, что иногда за грубыми и шумными столкновениями супругов могут скрываться привязанность и любовь, а за подчеркнутой вежливостью — эмоциональный разрыв, хронический конфликт и даже ненависть. Таким образом, казалось бы, открыто конфликтогенные способы общения могут не отражать или не порождать конфликта, а иные, по форме вполне корректные, способы могут не только не сдерживать конфликта, но, напротив, способствовать его эскалации. Психологическое значение способов общения в конфликтных ситуациях полноценно раскрывается только в рамках клинического анализа семейных отношений и глубинных личностных особенностей участников столкновений. Наличие в конфликтном общении и его причинах неосознаваемых компонентов значительно усложняет положение консультируемых и работу психолога-консультанта. Для достижения коррекционного эффекта психолог должен владеть не только специальными средствами понимания, но и особыми приемами донесения до консультируемого психологической сути конфликта и путей выхода из него. В настоящей статье описывается подход к диагностической и коррекционной работе над психологическими проблемами семьи, который центрирован на раскрытии и коррекции межличностных и внутриличностных детерминант конфликтного общения.

12 стр., 5912 слов

Общение в конфликте. Неконфликтное общение

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский государственный университет путей сообщения Кафедра «Социальная психология управления» Курсовая работа по дисциплине «Конфликтология» Общение в конфликте. Неконфликтное общение Разработал: студент гр. УП-412 Касаткина М.А. Руководитель: Дубровина Г.Г. Содержание Введение Глава 1. ...

Психологические методы изучения семьи и работы с семьей можно различать по их доминирующей направленности: 1) научно-исследовательской (связанной с предполагаемыми теоретическими обобщениями, расширяющими профессиональный кругозор психолога-практика; 2) диагностической (позволяющей психологу-консультанту или психотерапевту получать конкретные данные, необходимые для непосредственной работы с людьми; 3) коррекционно-диагностической, или психотерапевтической (определяющей форму и содержание корригирующего процесса).

Обычно любую методику с той или иной степенью успешности можно использовать для решения каждой из перечисленных задач. Тем не менее основной функцией методик двух первых типов является получение различного рода информации о семье и ее членах, а третьего типа — организация коррекционного воздействия. С этим же связано и отличие рабочего психокоррекционного диагноза от диагноза научно-исследовательского. Достоинства последнего связаны с существованием строгих дефиниций употребляемых понятий. Однако в рамках психотерапевтического взаимодействия эти достоинства часто оказываются недостатком, так как возникает проблема перевода научных терминов на реальный язык консультируемого. Специфика рабочей диагностической гипотезы заключается в том, что ее коррекционный потенциал тем выше, чем непосредственней она связана с ходом психотерапевтического процесса, подвергаясь постоянной реформулировке по мере поступления новой информации, чем в большей мере она формулируется на языке самого консультируемого или, еще лучше, самим консультируемым, приобретая характер совместного диагноза, чем ярче образность и метафоричность ее вербальных формулировок. В результате психокоррекционное диагностическое заключение, внешне теряя форму статистической обобщенности и инвариантности, взамен приобретает прямую и действенную соотнесенность с частной семейной или личной проблемой.

11 стр., 5248 слов

Техника взаимодействия:

РЕЧЕВОЕ ОБЩЕНИЕ И МАНЕРЫ ПОВЕЛЕНИЯ 1. Конфронтация: техника борьбы 2. Групповая динамика 3. Сотрудничество и кооперация: факторы, способствующие и препятствующие достижению соглашения 4. Проблема понимания: различные языки и разные исходы 5. Мотивы согласования интересов Мир человеческого общения удивительно многообразен. В толковом словаре общение трактуется следующим образом: “Общение — взаимное ...

Примерами методов с коррекционно-диагностической направленностью могут служить методы исследования внутрисемейного общения, сутью которых, как правило, является моделирование в искусственных условиях непосредственного взаимодействия членов семьи с последующим анализом произошедшего в терминах теории коммуникации [6; 262]. При оценке результатов рассматривается характер взаимодействия, процесс принятия членами семьи решения, способ, которым им удалось или не удалось выработать общее решение, и т. д. Такой подход к пониманию и коррекции семейного общения основывается на регистрации и анализе только внешней объективной картины взаимодействия в искусственно созданных условиях. Более точно определить направление и форму помощи конкретному человеку можно, опираясь на знание об особенностях его субъективного восприятия своих реальных конфликтов. Поэтому наибольшее внимание мы уделяем регистрации и анализу внутренней субъективной картины реальных конфликтных ситуаций консультируемого, используя объективные данные в качестве вспомогательных.

Для получения такой субъективной картины мы разработали технику направленной рефлексии конфликтного события. Ее основой служит методика анализа конфликтной ситуации (МАКС) [12]. С точки зрения намеченных выше классификационных различений, эта техника относится к коррекционно-диагностическим и ориентирована на анализ и коррекцию внутриличностных факторов, определяющих межличностное взаимодействие в семье. Характер и структура методики предусматривают донесение диагностических выводов до консультируемого не в традиционной монологической интерпретации, а в стиле диалогического взаимодействия, стимулирующего активную саморефлексию консультируемого. Таким образом диагностическое заключение уточняется и приобретает характер совместного, что повышает его коррекционную эффективность.

СТРУКТУРА МЕТОДИКИ

Для проведения методики в процессе клинической беседы с консультируемым необходимо подобрать конкретную конфликтную ситуацию, возникавшую в жизни семьи и имеющую высокую значимость, повышенный эффективный заряд или тенденцию ритуально повторяться. Один или оба участника конфликтного взаимодействия анализируют эту ситуацию, отвечая в форме свободного описания на ряд вопросов. Все вопросы организованы в особую структуру, которая перед консультируемым и психологом выступает с разных сторон.

5 стр., 2395 слов

Взаимодействие супругов в конфликтных ситуацих

Наиболее приемлемыми параметрами в диагностической работе по выявлению особенностей конфликтного взаимодействия в супружеской паре являются: активность (или пассивность) в ситуации конфликта и согласие (или несогласие) с партнером по взаимодействию. Методика представляет собой 32 ситуации семейного взаимодействия, которые носят конфликтный характер. В качестве ответа респондентам предлагается ...

Для консультируемого все вопросы группируются в одиннадцать «рефлексивных планов», содержание которых задается следующими названиями. Краткое содержание конфликтной ситуации. 1. Как реально я себя вел. 2. Как я хотел бы себя вести в подобной ситуации. 3. Как я должен был бы вести себя в подобной ситуации 4. Как реально он себя вел 5. Как он должен был бы вести себя в подобной ситуации. 6. Как он хотел бы вести себя в подобной ситуации. 7. Каким он видел меня в этой ситуации. 8. Каким он предпочел бы видеть меня в подобной ситуации. 9. Каким я предпочел бы видеть его в подобной ситуации. 10. Каковы причины, цели и обстоятельства всего происходившего. Тематика планов предусматривает описание с предложенной точки зрения реального и предпочитаемого поведения, как своего собственного, так и поведения своего оппонента, предполагаемых выходов из конфликтной ситуации, движущих мотивов участников конфликта. Характер конкретных вопросов, сгруппированных в вышеперечисленные планы, ориентирует отвечающего на рефлексию простых, всем доступных психологических явлений, а именно на отчет о том, что в такие моменты говорит, делает, думает, чувствует и чего добивается он сам и его оппонент.

Эти ракурсы описания остаются в планах с 1 по 9 одними и теми же, видоизменяя свое содержание лишь в соответствии с направлением, определяемым данным рефлексивным планом. Например, категория описания «говорить» в разных рефлексивных планах приобретает следующие смыслы: «Реально я говорил…», «Хотел бы говорить…», «Должен был бы говорить…», «Реально он говорил…», «Он должен был бы говорить…», «Ему хотелось бы говорить…», «Он считает, что я говорил…», «Он предпочел бы, чтобы я говорил…», «Я предпочел бы, чтобы он говорил…» Только планы 0 и 10 имеют не повторяющиеся тематики вопросов. Вопросы в этих планах требуют причинно-целевого обоснования происходившего. Например, «Я так себя вел из-за того, что он…», «Он так вел себя для того, чтобы я…» (Некоторые вопросы сформулированы в виде незаконченных предложений).

7 стр., 3129 слов

Когнитивное оценивание трудных жизненных ситуаций

Содержание Введение 3 Глава 1. Теоретическое изучение проблемы когнитивного оценивания трудных жизненных ситуаций 1.1. Основные подходы к определению понятия трудная жизненная ситуации 6 1.2. Когнитивное оценивание трудных жизненных ситуаций 11 1.3. Стратегии совладающего поведения в трудных жизненных ситуациях 17 1.4. Устойчивость личности как фактор совладающего поведения в трудной жизненной ...

Для психолога, в отличие от консультируемого, структура вопросника имеет более сложную организацию. Необходимо, чтобы психолог в результате анализа определенным образом организованных ответов смог составить представление о внутренней картине конфликтного события (ВККС) хотя бы одного из участников конфликта. Для этой цели мы пользуемся следующей системой рабочих, вспомогательных (не концептуальных) понятий. Ответ консультируемого на один вопрос представляет собой первичный элемент этой картины. Все ответы группируются сначала в вышеперечисленные планы, которые, в свою очередь, складываются в более крупные блоки анализа — различные образы. Планы 1, 2 и 3 складываются в образ «я» в данной конфликтной ситуации. Планы 4, 5 и 6 представляют собой образ «другой» в данной конфликтной ситуации. План 7 — это образ «я-для-другого». Планы 8 и 9 составляют образ «взаимные предпочтительные ожидания». Планы 0 и 10 призваны отразить образ «субъективная детерминация происходившего». Наконец в заполненном опроснике должны отразиться такие аспекты внутренней картины конфликтного события, как: а) представление консультируемого об объективных обстоятельствах, предопределивших конфликт; б) представление о самом себе и об оппоненте, отраженное в однотипных параметрах поведения, в) представление консультируемого о детерминантах конфликтного взаимодействия.

10 стр., 4726 слов

Quot;Феномен магического воздействия" в ответах респондентов

Феномен магического воздействия Введение Как религиовед и психолог, я стараюсь всегда рассматривать явления комплексно. Буквально несколько месяцев назад я наткнулась в интернете на такую личность, которую условно назову «Тоня». Иногда меня привлекают как религиоведа к проведению религиоведческих экспертиз, поэтому случай Тони мне показался весьма интересным. Женщина писала заявления в органы ...

СМЫСЛОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ СТРУКТУРНЫХ ЧЛЕНЕНИЙ МЕТОДИКИ

Рассмотрим диагностические смыслы некоторых принятых нами дифференциаций во внутренней картине конфликтного события. Наиболее полноценно информативность различений раскрывается в процедуре сопоставления между собой и внутри себя аспектов, образов, планов и элементов ВККС. В процессе сопоставления психологом выделенных единиц содержания выявляются дисгармоничности, противоречивости и разноплановости в актах взаимодействия; например, несоразмерность действий и переживаний или их несоотнесенность с целями и обоснованиями поведения. Подобные точки дисгармоничности в ВККС должны становиться объектом коррекционного внимания и задавать направление дальнейшей коррекционной работе. В ходе анализа ВККС такой аспект картины, как представление консультируемого об объективных конфликтных обстоятельствах, позволяет понять специфику его субъективного отношения к ним. Как известно, возникновение конфликта зависит не столько от объективной конфликтности реальной ситуации, сколько от субъективного отношения к ней человека, которое обусловлено ее значимостью для него [10]. Представление консультируемого об оппоненте позволяет психологу судить о его социально-перцептивной компетентности и особенностях защитных форм восприятия.

Диагностическое заключение становится все более конкретным по мере уменьшения единиц анализа внутренней картины. Сопоставления на уровне образов могут дать, например, следующее. Совместный анализ образов «я», «другой» и «взаимные положительные ожидания» позволяет выдвинуть гипотезы о наиболее комфортном для испытуемого выходе из конфликта. Сравнение образов «я» и «я-для-другого» дает возможность судить о способности консультируемого ориентироваться в поведении на гипотетические представления о себе в глазах оппонента. Еще более конкретизируется понимание проблемы испытуемого при анализе ВККС на уровне планов. Например, сопоставление в образе «я» планов «реального», «желаемого» и «должного» помогает определить характер подчиненности реального поведения консультируемого его внутренним побуждениям или внешним императивам. Незаполнение консультируемым тех или иных планов, т. е. отказ от ответов, также является информативной характеристикой нашей методики. Например, незаполнение плана 10 (субъективная детерминация происходившего; может свидетельствовать о полном отсутствии произвольности, тотальной реактивности поведения консультируемого в разбираемом конфликтном событии. Незаполнение плана 9 (представление о благоприятном реагировании другого) говорит о том, что конфликт имеет для консультируемого автономную ценность и почти не зависит от вариантов поведения оппонента.

3 стр., 1384 слов

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ САМОРАЗРУШАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ

Каримова Раушан Бейдалиевна д.псх.н., профессор Казахского Национального педагогического университета им. Абая, г. Алматы, зав. научно-технической лабораторией превентивной суицидологии, г. Алматы Казахбаева Гульнур Искакбековна магистр психологии и педагогики Казахского Национального педагогического университета им. Абая, г. Алматы, Шалабаева Лаура Исмаилбековна магистр психологии Казахского ...

Наибольшую детализацию и коррекционный вес приобретает диагноз при анализе ВККС на уровне когнитивных элементов, т. е. ответов на вопросы. Вопросы подобраны в соответствии с задачей, стоящей перед проводящим методику. Как минимум необходимо снизить уровень конфликтности в жизни консультируемого путем изменения стиля его конфликтного общения. Изменения могут наступить, если он будет иначе поступать, иное воспринимать, иное переживать или иного добиваться в конфликтных ситуациях. Этими соображениями продиктован выбор таких категорий описания, включенных в каждый рефлексивный план, как «говорить», «делать», «думать», «чувствовать» и «добиваться». Организованное принятым способом описание фиксирует исходное состояние и отправную точку для оценки предстоящих изменений консультируемого. Проиллюстрируем на примере конкретного случая, как сопоставление когнитивных элементов ВККС только одного первого плана реального поведения позволяет выдвинуть некоторые диагностические гипотезы о факторах, определивших неэффективное поведение консультируемого в конфликтной ситуации.

Случай А. В консультацию обратилась мать девятилетнего сына с жалобами на то, что он слишком «чувствительный», «ранимый», «с обостренным чувством справедливости», «чрезмерно тревожится за близких», «говорит, что будет мстить всем, кто его обидит». Мать считает, что «заразила его своим пессимизмом». Для анализа она предложила следующую ситуацию, оказавшуюся для них конфликтной. Сын очередной раз приходит из школы с двойкой по математике. По непонятной для него причине он уже две недели подряд получает двойки только по этому предмету каждый день. Отвечая на вопрос, чего она добивалась, мать писала, что «старалась ему внушить уверенность, что у него все получится», старалась «помочь сыну преодолеть психологический барьер», спасти от «отрицательного отношения к предмету неудачи». Реализовывала эти адекватно поставленные задачи она следующим способом. Отвечая на вопросы о том, что она делала и говорила, мать писала, что стала «выяснять причину плохой отметки», решая с ним похожие задачи и примеры. Стараясь уподобиться «хорошему преподавателю математики», стремилась «убедительнее и лучше объяснить непонятное». При этом она думала о том, «какими педагогическими приемами воспользоваться, какой игровой материал привлечь для объяснения». Отметив в описаниях, но реально не придав значения тому, что сын охотно решал примеры и «у него практически не было ошибок», мать, отвечая на вопрос, что она при этом переживала, писала, что «переживала неудовлетворение от нехватки педагогических знаний, опыта и ограниченности игрового материала, чувство беспомощности, недовольство своими возможностями и собой».

Хотя каждый из отдельных ответов на вопросы не вызывает сомнений, описываемое ими единое взаимодействие было оценено нами как внутренне дисгармоничное. Детальный анализ текста ответов позволяет предположить, что мать в рассмотренной ситуации недостаточно учитывала личностные особенности свои и своего сына. Вместо того чтобы попытаться понять аффективный характер реакции сына на действия учителя, она, стремясь повысить его уверенность, пошла по пути формального совершенствования школьных умений. В данном случае такой путь представляется менее подходящим, чем оказание неопосредованной эмоциональной поддержки. Более того, для матери описанная ситуация оказалась поводом (обоснованным неубедительно) для ухода в переживания собственной несостоятельности. Если подобная реакция для нее типична, то путь эмоциональной поддержки кого бы то ни было для нее вообще затруднен, так как любая ситуация, требующая сопереживания, будет трансформироваться в ситуацию переживания. Характерно, что на все пять вопросов плана 8 (какой предпочел бы он видеть меня в таких ситуациях) мать ответила одинаково: «Не знаю».

Такой эмоциональный подтекст взаимодействия с сыном препятствовал повышению у него эмоциональной устойчивости и уверенности в себе. Не способствовало чувству безопасности и то, что мать не взяла на себя традиционную роль защитника от всего на свете. Из-за неадекватной поддержки матери сын остается наедине со своими переживаниями, а вероятность повторения им аналогичных реакций достаточно высока. Глухота матери к эмоциональным потребностям сына может быть обусловлена чрезмерной ее сосредоточенностью на переживаниях, связанных с собственной эмоциональной непрочностью, повышенной социальной тревожностью и недостаточной адаптированностью. В ходе анализа ответов на остальные вопросы методики и в процессе дальнейшей работы, потребовавшей перехода к личным проблемам матери, сделанные выше предположения подтвердились и уточнились.

Таким образом, анализ только одного плана ВККС позволил нам обнаружить, как несоответствие между сформулированной рационально задачей и динамикой параллельных переживаний привело к противоречию между целью и средствами общения. Совместный анализ противоречивости ВККС подводит консультируемого к осознанию в себе психологических предпосылок своих конфликтных столкновений в семье.

ОСОЗНАВАЕМЫЕ И НЕОСОЗНАВАЕМЫЕ КОМПОНЕНТЫ КОНФЛИКТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Описывая по выделенным параметрам себя в реальной значимой ситуации, консультируемый фактически невольно сталкивает и соотносит в сознании свою «я-концепцию» и реальный опыт своего конфликтного поведения, что вызывает у него состояние инконгруэнтности. Это состояние служит источником напряжения и актуализирует у человека механизмы «защитной символизации» в осознании тех явлений его опыта, которые противоречат «я-концепции» [14]. Следовательно, в его ответах должны отразиться поведенческие действия и психические явления, имеющие не только истинные, но и защитные, т. е. искаженные в угоду «я-концепции» обоснования. Кроме того, неспособность справиться с нежелательными внешними конфликтами говорит о наличии в поведении человека элементов, противоречащих его сознательным намерениям и, следовательно, детерминированных подсознательно.

Л.С. Выготский писал, что «бессознательное влияет на наши поступки, обнаруживается в нашем поведении, и по этим следам и проявлениям мы научаемся распознавать бессознательное…». При этом «бессознательное делается предметом изучения психолога не само по себе, но косвенным путем, путем анализа тех следов, которые оно оставляет в нашей психике» [5; 96]. Неосознаваемые факторы, повлиявшие на общение консультируемого в конфликте, психолог должен искать в плане не только «следов», оставленных в поведении, но и психолингвистических «следов», оставленных в тексте ответов. Гипотезы, возникшие у него в процессе детального анализа текста ответов, затем верифицируются в клинической беседе с консультируемым.

Анализируя поведение истерика в психотерапевтической ситуации, Э. Кречмер пришел к выводу, что одновременное стремление к излечению и сопротивление при попытках его лечить объясняется не борьбой двух мотивов, а результатом работы двух принципиально различных психологических механизмов [7; 114]. Впоследствии Л.С. Выготский высоко оценил этот клинический анализ, отметив его значение для поиска средств овладения человеком собственным поведением [4; 288—291]. Мы также предположили наличие в конфликтном взаимодействии двух взаимопереплетенных, но различающихся по механизму типов поведения. Компоненты первого типа носят характер произвольных, сознательно управляемых акций, а второго — характер непроизвольных реакций и автоматизмов, которые ускользают от произвольного контроля, изменения и критического осознания, хотя при этом часто имеют вторичную систему оправдывающих обоснований — рационализации. Психолог, отталкиваясь от репрезентированной внутренней картины конфликтного события, должен получить представление о характере произвольности и причинно-целевого обоснования актов данного конкретного конфликтного взаимодействия.

Мы рассматриваем следующие типы актов: 1) произвольные и истинно обоснованные; 2) произвольные и защитно или ложно обоснованные; 3) непроизвольные и защитно или ошибочно обоснованные; 4) непроизвольные, неосознанные и поэтому необоснованные. Эта дифференциация предполагает неоднородность сферы неосознаваемого, т. е. существование «различных форм и механизмов неосознаваемости» [11; 96]. Неосознаваемыми могут оказаться либо сами акты взаимодействия, либо их дисгармоничный характер по отношению к другим актам, либо истоки их оценки и обоснования, либо символизируемые ими переживания и т. д. Многие акты взаимодействия, выделенные в конфликте консультируемого по предложенной выше схеме, представляют собой устойчивые явления, переходящие из одного конфликта в другой. Некоторые из этих инвариантов конфликтного общения консультируемого обычно играют роль препятствия на путях разрешения разбираемого конфликта. Именно они становятся объектом дальнейшего совместного анализа и коррекции.

Приведем несколько иллюстраций выделенных актов взаимодействий.

Случай А. В частично разобранном выше случае усилия матери, направленные на повышение педагогической эффективности, представляются нам актом произвольным и истинно обоснованным по отношению к цели быть хорошим преподавателем для сына. Однако чрезмерная сосредоточенность на своей педагогической несостоятельности относится к актам типа непроизвольных и ошибочно обоснованных, поскольку первопричиной такой эмоциональной реакции послужила скорее актуализация хронического переживания тотальной личной несостоятельности, а не реальная педагогическая неуспешность с сыном, не получившая в тексте убедительного обоснования.

Случай Б. Родители обратились в консультацию в связи с затруднениями в воспитании сына. Для анализа по нашей методике отец предложил ситуацию обращения к нему сына по поводу непонимания школьного задания. Отец, обосновывая свое поведение желанием сразу многому научить сына, строит их взаимодействие так, что сын может получить искомое знание только в совокупности с чувствами унижения, своей навязчивости, бестолковости, беспомощности и беспрекословного превосходства отца. Таким образом, отец просто использует подходящий случай для отреагирования своих эмоциональных претензий к сыну в рамках взаимодействия, которое он объясняет полезностью и необходимостью такого обучения. Правдоподобное обоснование помогает отцу вытеснить из сознания истинную интенцию своего поведения и позволяет списывать дефектные последствия общения с сыном за счет недостатков ребенка. Этот пример иллюстрирует тип произвольных и защитно обоснованных актов.

Случай В. В консультацию обратились родители, обеспокоенные конфликтным поведением младшей дочери. В процессе работы обнаружилось, что такое поведение могло быть связано с существованием длительно не разрешающегося супружеского конфликта. Столкновения между супругами происходят довольно часто и достаточно бурно. Тем не менее разрешение повседневных конфликтов крайне затруднено, а хронический конфликт считается как бы не существующим. Для описания в методике было выбрано недавнее столкновение. При анализе помимо множества другой диагностической информации обнаружилось, что мужу в супружеских столкновениях, по мере нарастания конфликта, свойственно стремление «разбежаться по углам», увеличить дистанцию и таким образом добиваться разрядки напряжения. Жена же, напротив, может разрядиться только в «конфликтном клинче», т. е. при минимальной дистанции. В результате в критических ситуациях каждый из них, реагируя с максимальным для себя эмоциональным комфортом, в глазах другого выглядит агрессором, усугубляющим конфликт. При этом оба защитно обосновывают свои непроизвольные эгоцентрические реакции как стремление приостановить назревающий конфликт, хотя непредвзятый анализ опыта общения друг с другом мог бы убедить их в обратном. Подобные непроизвольные реакции способны превратить любой конфликт в неразрешимый и деструктивный. Их мы относим к непроизвольным и защитно обоснованным.

Случай Г. В консультацию обратилась женщина с жалобами на напряженность в отношениях с девятилетней дочерью. Повседневные конфликты часто завершаются взаимными истериками. Для анализа был выбран последний конфликт. Мать, проверяя домашнее задание, обнаружила в нем ошибки и стала ругать и стыдить дочь. Дочь объясняла это тем, что у нее устала рука. Все кончилось безобразными криками и истерикой. При разборе в числе прочего оказалось, что мать свое общение с дочерью насыщает фразами с завуалированной язвительностью. Даже в том случае, когда она ставит перед собой задачу сдержаться, не конфликтовать и открыто не позорить дочь, в оборотах ее речи проскальзывает дискредетирующее отношение к своей дочери. Так, отвечая на вопрос: «Что Вы должны были бы при этом говорить?», она написала следующее: «Деточка моя, как ты умудрилась сделать столько ошибок? Ты, наверное, очень старалась, чтобы их было побольше. Я так и подумала, что это рука во всем виновата. Видимо,

твоей руке очень хочется сделать еще одну работу над ошибками". При этом мать не понимает, что именно вызывает у дочери такой сильный протест и агрессию, когда она «очень ласково» произносит такие фразы. Мать не осознает ни элементов язвительности в конструкции фраз, ни их значения в отношениях с дочерью, которые выявляются при анализе текстов ответов. После прямого указания психолога на стилистику речи мать признала в себе лишь склонность к безобидному юмору; склонность же к желчному и язвительному отношению к дочери вытеснялась ею. Подобные акты взаимодействия мы относим к типу непроизвольных, неосознанных и необоснованных.

После выделения инвариантных актов взаимодействия и осознания консультируемым их деструктивного значения в его конфликтном общении необходимо перейти к поиску предопределивших их внутриличностных факторов.

ФАКТОРЫ, КОНСТИТУИРУЮЩИЕ КОНФЛИКТНОЕ ОБЩЕНИЕ

Практика коррекционной работы с посетителями психологической консультации убеждает нас в необходимости введения дополнительной терминологии, более соответствующей диалогическому характеру взаимодействия с консультируемым. Дело в том, что в психотерапевтическом процессе перёд психологом неизбежно возникает задача оснащения консультируемого какими-либо категориями понимания собственной психики, которыми он мог бы овладеть без специального психологического образования. Такие категории должны отражать относительно легко доступные для обыденного сознания психологические реальности.

Документ Microsoft Word (2) — Стр 2

Для обозначения психологических реальностей, интегрирующих осознаваемое и неосознаваемое в целостное конфликтное взаимодействие мы в рабочем порядке пользуемся понятием «конституирующее переживание». Во многом совпадающее со «значащим переживанием» ([1], [2]), оно определяет личностные реакции на те или иные обстоятельства внешней среды, отражает «ситуационный смысл» ([1], [2]) и «сигнализирует о личностном смысле событий» [8; 157], создающем «пристрастность человеческого сознания» [8; 153]. Понятием «конституирующее» подчеркивается неосознаваемая организующая и системообразующая роль этих переживаний в отношении многих непроизвольных и, косвенно, части произвольных компонентов общения человека в конфликтной ситуации. Понятие «переживание» мы предпочли потому, что в этом по природе эмоционально-смысловом личностном образовании доминирует эмоциональная сторона, реализуется эмоциональная форма существования личностного смысла [3; 93—100].

Таким образом, психолог соотносит найденные инварианты конфликтного общения с определившими их конституирующими переживаниями. В ходе работы с консультируемым конституирующее переживание фигурирует в виде вербальной формулы, отражающей эмоционально-смысловое содержание его общения. В семейной психотерапии так или иначе используются аналогичные вербальные формулы под названием «верования», «кредо», «семейный миф», «образ мы», «девиз», «игра», «сценарий» и т. п. В конфликтной ситуации, как правило, актуализируется несколько конституирующих переживаний, тем самым создается поликонтекстность взаимодействия. Например, в рассмотренном выше случае, А одно из деструктивно конституировавших поведение переживаний частично может быть зафиксировано в следующей формуле: «Для моих конфликтных ситуаций характерно то, что я прежде всего начинаю чересчур сильно расстраиваться от ощущения собственного несовершенства». Подобные формулы соответствуют конституирующему переживанию консультируемого лишь тогда, когда они отражают далеко не всегда осознаваемую аффективно окрашенную установку или норму реагирования, не поддающуюся произвольному регулированию, в отличие от простой склонности, которая может без напряжения не реализовываться. В результате подобного вербального конструирования можно с необходимой и достаточной степенью приближения обозначить и обсудить конституирующее переживание (имеющее по природе невербальный характер) в форме доступной для данного консультируемого. Текст формулировки может видоизменяться, высвечивая разные стороны отражаемой реальности. Содержательная динамика такой формулы-образа является индикатором эффективности психокоррекционного процесса [9; 25]. В нашем случае это значит, что если в начале работы вербальная формула символизирует непроизвольные компоненты общения, то в конце она звучит лишь как правило, которому консультируемый может следовать, а может и в любой момент отказаться. Л.С. Выготский считал, что «свободный выбор между двумя возможностями, определяемый не извне, но изнутри» [4; 274], является наиболее характерным признаком овладения собственным поведением.

Консультируемый обычно не готов к восприятию своего непроизвольного поведения из-за защитного реагирования или низкой степени рефлексии. Для стимулирования активности самосознания мы пользуемся приемом введения «конфликтного смысла действия», что позволяет перевести в восприятии консультируемого его непроизвольную реакцию в статус поступка [13; 107], с неизбежным принятием ответственности за него. Переживание конфликтного смысла действия приводит к конфликтным смыслам «я», конфликтный смысл «я» запускает дальнейшую работу самосознания [13; 109].

Таким образом, работа с семейными конфликтами акцентируется на тех инвариантах конфликтного общения, которые вносят деструктивность в межличностные взаимодействия консультируемого и часто являются манифестацией его внутренних конфликтов.

НЕКОТОРЫЕ ОБОБЩАЮЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Отработка методики осуществлялась нами в процессе длительной психокоррекционной работы в рамках изложенного выше подхода с обратившимися в психологическую консультацию. Рефлексивная работа, вызываемая вопросами методики, непривычна, затруднена и часто просто тягостна для человека, пережившего значимый конфликт. Однако чем искреннее консультируемый работает над методикой, тем больше диагностической информации, непосредственно используемой в коррекции, она отразит. Поэтому эффективное использование методики возможно только после установления психотерапевтического контакта. Заполненные бланки психолог детально анализирует сначала сам, а затем совместно с испытуемым. В процессе обсуждения с испытуемым его ответов психолог дополняет бланки новыми деталями и уточняет для себя диагноз; одновременно появляется возможность для формулировки так называемого совместного диагноза, который вытекает из совместного обсуждения и представляет собой описание проблемы и путей ее разрешения на языке, семантически и символически приближенном к привычному для консультируемого языку.

Структура и характер вопросов в методике не требуют от отвечающего оценки личностных, социально-ролевых и т. п. качеств, а предполагают осознание динамики психических состояний (своих и партнера).

Такое перераспределение внимания с «оценивающей» рефлексии содержательных характеристик на «понимающую» рефлексию динамических характеристик способствует, по нашему мнению, с одной стороны, снижению защитных реакций и реакций протеста у консультируемых в процессе их общения между собой и с психологом, а с другой стороны, выработке у них навыка децентрации (перцептивной и эмоциональной).

Использование методики не подменяет приобретаемого с опытом искусства вести психотерапевтическую беседу, но делает ее направленнее и насыщеннее, позволяет интенсифицировать коррекционный процесс, сконцентрировать беседы вокруг наиболее актуальных тем, диагностировать наиболее важные характеристики конфликтного общения консультируемых (дисгармоничности в ВККС и в «я-образе», структуру реакций и поступков в конфликтном взаимодействии, степень и характер рефлекции поведения, способности к децентрации, перцептивные несогласованности в восприятии друг друга, особенности личностных позиций в конфликте и т. д.).

Коррекционный эффект работы зависит от правильно организованного сочетания когнитивных и аффективных компонентов психотерапевтического общения психолога и консультируемого. Применяя методику, психолог может более направленно вызывать и использовать в коррекционных целях разные явления аффективной сферы консультируемого (переживания инконгруэнтности, когнитивного диссонанса, конфликтного смысла действия и конфликта между «могу», «хочу» и «должен»).

В процессе коррекционной работы в рамках описанного подхода благодаря изменению личностного смысла элементов ситуации внутренняя картина конфликтного события претерпевает продуктивные изменения, чем подготавливается более конструктивное восприятие и поведение консультируемых при аналогичных обстоятельствах. Таким образом, для консультируемых открывается возможность овладеть собственным поведением в конфликтных ситуациях путем переосмысливания и реорганизации наличного арсенала средств общения и перевода непроизвольных реакций в произвольные, управляемые. Особенно этому способствует возникающая в ходе психокоррекционного взаимодействия необходимость совместно означивать и обсуждать новые, ранее не осознававшиеся феномены своей психики и поведения. Отчеты консультируемых в процессе работы и катамнестические опросы позволяют сделать вывод об эффективности применявшейся психокоррекционной техники.

1. Бассин Ф. В. О развитии взглядов на предмет психологии. — Вопр. психол. 1971. № 4. С. 101—113.

2. Бассин Ф. В. «Значащие» переживания и проблемы собственно-психологической закономерности. — Вопр. психол. 1972. № 3. С. 105—124.

3. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. — М., 1976. — 142 с.

4. Выготский Л. С. История развития высших психических функций. — Соч. Т. 3. — М., 1983. — 336 с.

5. Выготский Л. С. Психология искусства. — М., 1968. — 574 с.

6. Кабанов М. М., Личко А. Е., Смирнов В. Н. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. — Л., 1983. — 310 с.

7. Кречмер Э. Об истерии. — Л., 1928. — 159 с.

8. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975. — 304 с.

9. Мишина Т. М. Семейная психотерапия и динамика «образа семьи». — В сб. «Психогигиена и психопрофилактика». Л., 1983. С. 21—26.

10. Мясищев В. Н. Личность и неврозы. — Л., I960. — 426 с.

11. Прангишвили А. С., Бассин Ф. В., Шошин П. Б. Существует ли дилемма «бессознательное или установка»? — Вопр. психол. 1984. № 6. С. 95—101.

12. Смелов В. А. Опыт коррекции взаимоотношений в семье методом направленной рефлексии конфликтных ситуаций. — В сб.: Личность в системе общественных отношений. Ч. 4. Материалы к VI Всесоюзному съезду Общества психологов СССР. М., 1983. С. 896—899.

13. Столин В. В. Самосознание личности. — М., 1983. — 284 с.

14. Rogers С. R. A theory of therapy, personality and interpersonal relationships, as developed in the client-centered framework. — In: Koch S. (ed.).

Psychology: A study of a science. V. 3. N.Y.: McGraw-Hill, 1959. P. 185—256.

Работа психолога-консультанта с супружескими конфликтами

Слово «конфликт» происходит от латинского «столкновение» и означает столкновение противоположно направленных целей, интересов, позиций, мнений или взглядов оппонентов или субъектов взаимодействия; серьезное разногласие, острый спор, что предполагает зачастую борьбу между сторонами.

А.И. Донцов и Т.А. Полозова [1980, с. 122−123] указывают на то, что конфликт как неотъемлемый элемент социального бытия личности и группы может выполнять две функции: позитивную (конструктивную) и негативную (деструктивную).

Конструктивная функция конфликта в семейных отношениях заключается в том, что он может стать мощным источником развития личности и группы.

Для личности его последствия могут выражаться в достижении душевного равновесия, умиротворенности, повышении осмысленности жизни, новом ценностном сознании.

В семье благодаря конфликту могут появиться новые цели,

нормы, ценности.

В рамках своей конструктивной функции конфликт:

1) адаптирует семью в целом и отдельных ее членов к новым условиям, в которых они оказались;

2) объективирует источник разногласия и тем самым позволяет устранить его;

3) обнажая и устраняя противоречия, освобождает семью от подтачивающих ее факторов и тем самым способствует ее стабилизации;

4) сплачивает членов семьи и ориентирует их на защиту ее единства;

213

5) помогает изжить внутреннюю напряженность и избавиться от фрустрации;

6) помогает найти подходящие

того;

7) позволяет членам семьи раскрыть лучшие качества своей личности и завоевать авторитет в семье.

Конструктивная функция конфликта начинает осуществляться тогда, когда супруги или любые другие спорящие стороны обладают навыками конструктивного поведения в конфликтной ситуации. Если этого нет, то усиливается деструктивная функция конфликта.

Деструктивная функция заключается в том, что на уровне личности по мере нарастания ощущения неразрешимости конфликта последний может приводить к все более нарастающему ощущению психологического дискомфорта. Происходит сдвиг мотива на цель: конфликтующие стороны начинают забывать о том, что их целью является конструктивное разрешение ситуации. На первое место выходит желание уязвить другого, причинить ему вред, порой даже ценой собственного вреда. Если внутрисемейный конфликт принимает затяжной характер, благодаря которому многие базовые потребности личности перестают удовлетворяться, то результатом такого конфликта для личности может быть невроз.

На уровне внутрисемейного функционирования деструктивная функция конфликта может проявляться в нарушении обмена информацией, системы взаимосвязей, ослаблять единство семьи, снижать ее сплоченность, способность противостоять трудностям.

Нарастающий психологический дискомфорт, по мере того как конфликт начинает принимать все более затяжной и деструктивный характер, побуждает супругов более активно искать конструктивные пути выхода из конфликтной ситуации. Если самостоятельный поиск не увенчался успехом, конструктивным шагом на пути к разрешению конфликта становится обращение к психологу.

Из сказанного выше видно, что первоочередной задачей психолога-консультанта по отношению к супружеским конфлик-

214

там является не устранение или предотвращение конфликтов, а формирование у супругов навыков конструктивного поведения в конфликтной ситуации.

В современной практической психологии разработан ряд техник, позволяющих формировать у супругов навыки конструктивного поведения в конфликтной ситуации.

Одной из таких техник является методика «Конструктивная ссора» чешского психолога С. Кратохвила [1991, с. 207−211]. В некоторых современных руководствах ее еще называют «Конструктивный спор» [см., например, Эйдемиллер, Юстицкис, 1999, с. 460].

3.5.1. Методика «Конструктивная ссора»

(«Конструктивный спор») С. Кратохвила

Сущность методики состоит в том, что супругам предлагают разыграть реальную или гипотетическую (согласно предложенному психологом исходному сценарию) конфликтную си­туацию, а затем с помощью специального опросного листа (оценочного формуляра) оценить эффективность своего поведения в только что разыгранной конфликтной ситуации.

В качестве исходных сценариев можно предложить, например, следующие ситуации [Эйдемиллер, Юстицкис, 1999, с. 461−463]:

Ситуация № 1

Роль супруги:

Вам больше 30 лет. По профессии вы инженер. Характер работы бюрократический, не требующий особых профессиональных знаний. Заработок низкий, нерегулярный. Привычный, годами сложившийся коллектив. Рутина. Вы давно замужем. С мужем познакомились в институте. Есть ребенок, который сейчас находится у бабушки. Вам кажется, что с момента создания семьи муж занял позицию иждивенца, стороннего наблюдателя. «Настоящий, увлеченный, активный он там — на работе, с сослуживцами, друзьями». Дома предпочитает ни во что не вмешиваться.

215

Летний день… Один из многих в вашей жизни. Сегодня с утра было холодно, поэтому вы оделись в теплое шерстяное платье. Днем потеплело. Вы возвращаетесь домой после работы, едете в душном транспорте. В каждой руке у вас по тяжелой сумке с продуктами. Приходите домой и видите, что муж лежит на диване с книгой в руках. То ли читает, то ли спит. В кухне, куда вы зашли, ворох грязной посуды в мойке, грязь на полу…

Вы испытываете очень сильное чувство… Такое чувство, что… Многие мысли промелькнули в голове… Вы начинаете действовать в соответствии с этим вашим состоянием…

Роль супруга:

Вам за 30. Вы инженер одного из НИИ, занимаетесь научной и конструкторской работой. Вас это захватывает. Подчас задерживаетесь на работе, так как вам хочется обсудить свои идеи с коллегами, доделать то, что не успели. В коллективе вас уважают как специалиста, хотя вы и не сделали карьеры. Заработок низкий, он вас не удовлетворяет, но сам характер работы «все искупает». Общественной работы вы сторонитесь. У вас семья, с женой познакомились в институте. Один ребенок, сейчас у бабушки.

Дома в последние годы частые конфликты с женой. Она все время чем-то недовольна. Ей кажется, что вы уделяете семье мало внимания. Действительно, работа отнимает у вас много сил. Дома хочется отдохнуть, расслабиться, что-то обдумать. В конфликтах с женой стараетесь ее понять, иногда уступаете ей, но не всегда это получается.

Сегодня вы вернулись домой, пообедали. На кухне оставили все так, как есть, решив, что уборку сделаете позже. Нужно было во что бы то ни стало дочитать книгу, которую вам дали на несколько дней.

Сегодня жена пришла чуть позже обычного. Правда, вы так увлеклись книгой, что не обратили внимания на ее приход. Но когда вы услышали ее голос, пришлось отложить книгу…

Ситуация № 2

Роль супруга:

Мне и жене по 25 лет. Сколько лет женат? Подождите, подождите… Ах да! Ведь нашей Светке 2 года, значит — 3.

216

Когда жил с родителями, то все шло по привычному руслу: школа, работа, друзья, пивишко, мотоцикл. Сейчас? То же самое… У нас квартира, но живем то у ее родителей, то у моих. А кто за Светкой будет ухаживать? Я, что ли?

Зря жена говорит, что мои родители все время ее учат. Ну и правильно, а кто еще жену научит? «Жена, знай свое место!» А меня, между прочим, ее родители тоже учат. Я считаю, что иногда жене надо дать урок. А то забудет, кто командир в доме. Вчера принимали гостей у себя. Ну, подсказывал жене, что делать. Чтоб шустрила, опять же мужу уважение… ч

А она мне потом вдруг заявляет… ■

Роль супруги:

Мне и моему мужу по 25. Три года состоим в браке. У нас есть собственная квартира. Но так уж получается, что живем то у его родителей, то у моих. Мы оба работаем. Нашей Свете 2 года. Столько хлопот… Хорошо еще, что родители, конечно, мои в первую очередь, помогали. Магазины, поликлиники, стирка, уборка — все это моя мама. Ну и я, конечно. Да, забыла сказать, летом отдыхаем на их даче, т. е. на даче родителей мужа.

Когда живем с моей мамой, мне легко, хорошо. Могу общаться с подругами, ходить в гости, смотреть видак. Когда живем там, то меня постоянно учат. К подругам лишний раз не позвонишь: «Подруги дороже дочери…» А муж? Друзья, пиво, мотоцикл… Это нормально?!

Вчера на нашей квартире праздновали день рождения дочери. Я — хозяйка! Пришлось покрутиться… Правда, многое из угощений привезла моя мама.

А муж… Вспомнил, что он муж. Видели бы его позу, жесты. «Принеси, унеси… Я сказал…» Гордый поворот головы. «Видели, как у меня… Жена на цырлах!»

Полчаса, час… А потом я ему сказала…

После того как супруги проиграют ссору, им предлагают заполнить специальный оценочный формуляр (см. табл. 2).

С помощью этого формуляра можно получить следующие интегральные показатели относительно качества взаимодействия в период ссоры: стиль ссоры, результаты ссоры, оконча­тельный результат.

По замыслу С. Кратохвила [1991, с. 209], оценку стиля ссоры производят оба ее участника. За каждый раздел можно

217

получить -1, 0 или +1 балл; таким образом, окончательный результат может находиться в диапазоне от -4 до +4 баллов.

При оценке результатов ссоры проводится подсчет очков для каждого из участников отдельно. Можно получить профиль ссоры, занося в колонки отметки разным цветом.

Таблица 2

Оценочный формуляр для методики «Конструктивная ссора»

Стиль ссоры:

Параметр оценки ссоры

II. Конструктивное

Поведение

+

-

III. Деструктивное поведение

Конкретность

Атака или защита направлены на определенные и конкретные поступки в настоящее время

Разговор неконкретный, поведение можно назвать типичным; говорят о прежних поступках или о вещах, не имеющих отношения к решаемой проблеме

Включенность супругов во взаимодействие

Оба партнера активно включаются во взаимодействие, «бьют и получают сдачи»

Один из участников не включается в ссору, уклоняется от нее, обижается и раньше времени ее заканчивает

IV. Стиль общения

Ясные и открытые сообщения, каждый говорит за себя, обдумывает свои слова; другой его понимает и отвечает

Излишне частое повторение своего, плохо слушают друг друга, скрытые намеки и неясности, укрываются за высказываниями и словами других лиц

«Честная игра»

Не используются удары «ниже пояса», принимается во внимание, что может вы-нести партнер

Аргументы не относятся к предмету ссоры, но больно бьют партнера по его слабым местам

Результаты ссоры

Информативность взаимодействия

Что-либо узнал или понял, научился чему-то новому

+

-

Не узнал ничего, о чем не слышал бы раньше

Насколько супруги смогли отреагировать накопившиеся у них эмоции

Уменьшилась напряженность, высказывались жалобы, претензии, дан выход эмоциям, снизилось раздражение

Разговор не привел к уменьшению напряженности, она осталась или даже повысилась

Несколько супруги сблизились в результате взаимодействия

Ссора привела к взаимопониманию и сближению, супруги чувствуют, что зависят друг от друга, и правильно себя оценивают

Супруги еще более отдалились друг от друга, не понимают друг друга или чувствуют какую-то несправедливость

Привело ли взаимодействие к улучшению ситуации

Ссора привела к решению проблемы, выходу из конфликтной ситуации, к пониманию и взаимным уступкам; обдумано и обсуждено дальнейшее поведение

Решение не найдено, партнер не старался улучшить ситуацию или не поддерживал такое стремление у другого, не идет на уступки и не желает в себе что-либо изменить

Окончательный результат получается суммированием баллов по всему формуляру и может достигать значения от-8 до+8.

После заполнения оценочного формуляра целесообразно обсудить с супругами, что они могли бы сделать, чтобы повысить результативность своего взаимодействия, и предложить им проиграть новую конфликтную ситуацию с большей эффективностью.

Другой известной методикой для выработки у супругов навыков согласования и приспособления в конфликтной ситуации является методика «Супружеский договор» [см., напр., Кратох-вил, 1991, с. 197−201] или, как ее порой называют, «Техника списка».

3.5.2. Методика «Супружеский договор»

(«Техника списка»)

Существует множество модификаций этой методики. Сущность ее состоит в том, что супругам предлагается на листах бумаги изложить свои требования друг по отношению к другу. Далее психолог-консультант помогает супругам сделать их требования друг по отношению к другу максимально конкретными. После этого по пунктам требова-

219

ний между супругами заключают договор: каждый будет стараться делать то, что требуется другому, в ответ на подобную его встречную активность. В табл. 3 представлен образец такого супружеского договора, взятый из книги С. Кратохвила [1991, с. 199].

Через неделю супруги вновь встречаются с психологом и обсуждают, что необходимо изменить в договоре, чем его надо дополнить. Обсуждаются причины незапланированных нарушений, как их избежать в будущем.

Порой строятся графики освоения навыков: клиенты получают формуляры, в которых отмечают частоту желаемого (или нежелательного) поведения по отдельным дням. На основе этих формуляров потом строится график освоения навыков решения проблем.

Вместо графиков можно использовать дневниковые формы записей — ежедневные отметки о стремлении партнера достигнуть положительных изменений поведения. Например, клиент получает задание ежедневно отмечать, «что сегодня партнер сделал мне приятного» или «что из сделанного сегодня партнером мне понравилось».

Супружеский договор Вацлава и Кветы (по С. Кратохвилу)

Таблица 3

Пункты разногласий

Обязательства мужа

Обязательства жены

Домашний бюджет

Буду ежемесячно вносить в семейный бюджет 800 крон, уплачивать налоги — 850 крон, делать сбережения в размере 700 крон, а также покупать бензин для автомобиля; оставлять на карманные расходы 500 крон

Буду самостоятельно вести семейный бюджет и вносить в него свою долю в размере 1200 крон; оставлять на карманные расходы 400 крон

Секс и душевный разговор

По возвращении домой не менее 10 мин разговаривать с женой; ежедневно говорить ей какой-то комплимент; не буду использовать грубых выражений; не буду принуждать жену к исполнению супружеских обязанностей

Создать в доме атмосферу нежности, половые отношения 3 раза в неделю (дни по собственному выбору); в сексе проявлять инициативу не эеже 1 раза в неделю

Свободное время

По крайней мере, один раз в месяц организовывать совместный отдых вне дома; обязанности по его организации выполнять поочередно.

Другое

Всегда убирать свои вещи на место. Заниматься детьми и домашним хозяйством, когда жена задерживается на работе

При обсуждении возникающих проблем (1−2 раза в неделю по 10−20 мин) буду сотрудничать и использовать в споре логические доводы

В случае, если супруги не умеют слушать друг друга и редко обращают внимание на позитивные аспекты чужого сообщения, целесообразно предложить им технику «Супружеская конференция» [Шерман, Фредман, 1997, с. 181−184].

3.5.3. Методика «Супружеская конференция»

Супруги встречаются в условленное время в условленном месте в период между визитами к психологу. Необходимо проводить, как минимум, одну подобную встречу в неделю.

Встреча должна происходить в условиях, когда нет никаких

влияний извне.

Один партнер говорит в течение какого-то фиксированного времени (обычно получаса) или (по своему усмотрению) молчит. Можно рассказывать о чем угодно — о снах, планах, болезнях, желаниях, потребностях. Другой партнер должен очень внимательно слушать и ни в коем случае не перебивать, не курить, не ходить взад и вперед по комнате и не делать ничего такого, что могло бы нарушить процесс общения. Точно в определенное время первый партнер останавливается.

Второй партнер кратко (в течение 3 мин) рассказывает о том, что он услышал в монологе первого, и что, как он полагает, первый имел в виду. Позиция говорившего признается имеющей право на существование и на данном этапе встречи никак не атакуется и не критикуется.

221

После этого второй партнер говорит в течение положенного ему получаса, а первый его внимательно слушает. И все повторяется сначала.

Обсуждение следует закончить в строго определенное время.

Вопросы, обсуждаемые на конференции, не должны подниматься вплоть до следующей встречи.

Когда супруги приходят к психологу, последний может модифицировать правила проведения конференций с целью формирования у супругов навыков конструктивного поведения.

Техникой конструктивного разрешения назревающих конфликтных ситуаций является процедура «Семейный совет» [Шерман, Фредман, 1997, с. 184−186].

3.5.4. Методика «Семейный совет»

Место и время для совета выбирается такое, чтобы ничто не могло ему помешать.

Совет формально включает всех членов семьи, однако никого нельзя заставлять присутствовать на нем насильно. Вместе с тем все те, кто участвуют в семейном совете, должны согласиться следовать тем решениям, которые будут на нем приняты. Необходимо стремиться к тому, чтобы все члены семьи присутствовали на совете.

Решения, принятые на совете, не могут быть в одностороннем порядке нарушены или же проигнорированы. Если же такой инцидент происходит, он должен обсуждаться на следую­щей встрече.

Документ Microsoft Word (2) — Стр 3

Каждый может предложить вопросы для обсуждения. Листок бумаги со списком вопросов, требующих всеобщего обсуждения, помещается в удобное для просмотра всех чле­нов семьи место, например, прикрепляется к холодильнику магнитной кнопкой. Другие члены семьи знакомятся с предложенным списком, фиксируют свои мнения, комментарии и т. д. Так реально совет начинается еще до его официального начала.

Список вопросов может включать все, что связано с благополучием детей, семейными прогулками, что имеет отношение к семье как целому. Родители обсуждают с детьми такие

222

вопросы, как уборка квартиры, время возвращения домой, визиты друзей. Дети могут включать в список такие вопросы, как возможность уединения, предоставление им большей не­зависимости, время просмотра телевизионных передач, а также просить помощи в улаживании различного рода конфликтов друг с другом. Можно просто делиться своими мыслями, чувствами, надеждами, достижениями, опытом решения проблем.

Место председателя совета переходит от одного члена семьи к другому из числа тех, кто эти обязанности в состоянии выполнять. Член семьи, выполняющий обязанности председателя, должен делать все возможное для того, чтобы соответствовать роли демократического лидера семейной группы. При этом родители не имеют право занимать позицию Верховной Власти. Семейный совет осуществляется на основе общеизвестных правил проведения любого демократического собрания. Однако нужно иметь в виду, что достижение единогласия более приемлемо, чем решение на основе большинства голосов.

Как родители, так и дети должны быть уверены, что у них в семье есть право голоса, что сказанное ими будет услышано, принято и со всей серьезностью рассмотрено.

Семейный совет проводится для того, чтобы решать проблемы, а не для того, чтобы нападать на конкретных людей.

3.5.5. Методика психологической диагностики

и коррекции конфликтного общения в семье В.А. Смехова

Если можно предполагать, что супруги обладают богатыми внутренними ресурсами для самостоятельного разрешения конфликтной ситуации (высокий уровень образования, духовные ценностные ориентации), но повседневная динамика конфликтного взаимодействия не дает им включить в действие эти ресурсы из-за активизации защитных механизмов, то для пре­образования типичных образцов поведения в супружеском конфликте можно использовать методику психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье В.А. Смехова [1985].

223

Методика предполагает в процессе работы с клиентом анализ 11 рефлексивных планов, которые помогают клиенту осознать динамику психических явлений:

1. Краткое содержание конфликтной ситуации.

2. Как реально я себя вел.

3. Как я хотел бы вести себя в подобной ситуации.

4. Как я должен был бы вести себя в подобной ситуации.

5. Как реально он себя вел.

6. Как он должен был бы вести себя в подобной ситуации.

7. Как он хотел бы вести себя в подобной ситуации.

8. Каким он видел меня в этой ситуации.

9. Каким он предпочел бы видеть меня в подобной ситуа* ции.

10. Каким я предпочел бы видеть его в подобной ситуации.

11. Каковы причины, цели и обстоятельства всего происшедшего.

3.5.6. Методика «Реакция супругов на конфликт»

Супруги могут долгое время конфликтовать не только потому, что у них отсутствуют навыки конструктивного поведения в конфликтной ситуации, но и по иным, более глубинным при­чинам. Для исследования этих причин и последующей работы с ними можно использовать психодиагностическую методику «Реакции супругов на конфликт», разработанную украинским психологом А.С. Качаряном [см. Фурманов, Аладьин, Фурма-нова, 1999, с. 175−178; 216−220].

Данный тест содержит 89 утверждений и дает информацию по 8 шкалам:

1. Неконструктивные установки супругов на брак (НУ), связанные с нежеланием обсуждать возникшие проблемы, совместно искать решения, что-то менять в своем поведении. Работа с этими установками может заключаться в исследовании вместе с клиентом условий и факторов их генезиса.

224

2. Шкала депрессии (Д) выявляет классическую, астеническую, апатическую (снижение интереса, безразличие) депрессии. В значительном большинстве случаев депрессия возникает как реакция на ситуацию, когда человек не имеет и не видит в будущем возможностей для удовлетворения своих наиболее значимых потребностей. Если помочь человеку осознать наличие реальных путей для удовлетворения его потребностей, то депрессия в значительном количестве случаев сходит на нет.

3. Шкала протективных механизмов (ПМ), препятствующих проникновению в сознание психотравмирующей информации — вытеснение, отрицание затруднений, регрессия.

4. Шкала дефензивных механизмов (ДМ) диагностирует тип защит, который можно охарактеризовать как «реинтер-претативная активность» — психотравмирующая информация допускается в сознание за счет ее искаженной реинтерпре-тации (рационализация, изоляция, интеллектуализация и т. д.).

Применительно к нарушениям, выявляемым с помощью данной и предыдущей шкал, необходимо использовать методы психоанализа (например, метод свободных ассоциаций), клиент-центрированного подхода (способствовать увеличению уровня самопринятия).

5. Шкала агрессии (А), в том числе измеряет и смещенную агрессию. Важно проанализировать источники агрессивности личности. В настоящее время существует много методик для работы с этим явлением (например, в рамках искусст-вотерапии).

6. Шкала соматизации тревоги (СТ) — нездоровые ощущения в области головы, сердца, желудка, общая озабоченность здоровьем. Работа может вестись как в направлении снижения тревожности личности (различные техники релаксации и десенсибилизации), так и в плане обучения формам приемлемого выражения любых отличных от тревоги эмоций в ситуации, которая раньше вызывала тревогу (тренинг ассертивности) [см. Нельсон-Джоунс, 2000, с. 256−271].

7. Фиксация на психотравме (Ф) — человек долго не может простить обиду. Работа ведется, исходя из причин этого нарушения поведения — та или иная степень выраженности опреде-

225

ленных черт характера или неправильные установки относительно ошибок людей.

8. Контрольная шкала обеспечивает защиту от столь некритичного отношения к ситуации опроса, что интерпретация результатов теряет смысл.

Содержание

1. Общие понятия семейного консультирования 4

2. Характеристика основных подходов семейного консультирования 7

3. Методы и приемы работы 12

Заключение 17

Список литературы 18

Введение

Основная цель семейного консультирования -- это оказание психологической помощи супругам, то есть разговор с психологом должен помочь паре в решении проблем и налаживании межличностных отношений с окружающими. В принципе, паре, побывавшей на приеме у специалиста, должно стать лучше, чем было «до того», и если она действительно почувствовал себя лучше, то это может служить критерием того, что помощь была оказана. Но все далеко не так просто. Случается, что после консультации супругам кажется, что их проблема не была понята и не оценена, но проходит время, и те же самые люди начинают понимать, что многое из того, что обсуждалось с консультантом, было понято последним абсолютно верно и в результате помогло им переоценить нечто в себе самих. Так же и консультант, если встречи с клиентами продолжаются, может вдруг заметить: то, что в его интерпретации вначале не было услышано и принято супругами, потом берется им на вооружение в различных ситуациях при построении отношений с окружающими. Успех психологического семейного консультирования во многом зависит от того, как консультант решает такие важнейшие задачи, как выслушивание супругов и расширение их представлений о себе и собственной ситуации. Для пары, обращающейся за помощью к психологу, такой результат может оказаться важным не только с точки зрения повышения ее психологической стабильности, но также послужить основанием для обращения за дальнейшей помощью к другим специалистам, если это кажется необходимым.

Целью данной работы является рассмотрение семейного консультирования.

Необходимо решить следующие задачи:

— Раскрыть понятие семейного консультирования;

— Привести характеристики основных подходов;

— Рассмотреть методы и приемы работы при семейном консультировании.

1. Общие понятия семейного консультирования

Семейное консультирование — это одна из разновидностей семейной психотерапии, которая имеет свои отличительные признаки и границы терапевтического вмешательства Семья в психологической консультации. Опыт и проблемы психологического консультирования / Ред. А.А. Бодалев, В.В. Столин. — M.: Дрофа, 2004. — с. 33. Семейное консультирование развивалось параллельно с семейной терапией, взаимно обогащая друг друга. Основной целью, стоящей перед семейным консультированием, является изучение проблемы члена или членов семьи для изменения взаимодействия в ней и обеспечения возможностей личностного роста.

Чем отличаются семейное консультирование и семейная терапия? Во-первых, семейное консультирование не принимает концепцию болезни. Во-вторых, оно ставит акцент на анализе ситуации и аспектов ролевого взаимодействия в семье. В-третьих, оно призвано помочь в поисках личностного ресурса субъектов консультирования и обсуждении способов разрешения ситуации.

Основные принципы и правила семейного консультирования сводятся к следующим пунктам Столин В.В. Психологические основы семейной терапии // Вопросы психологии. — № 6. — 2005. — с. 19.:

— Установление контакта и присоединение консультанта к клиентам. Достигается с помощью соблюдения конструктивной дистанции, способствующей оптимальному общению, а также приёмов синхронизации мимики и дыхания консультанта и консультируемого, использования консультантом речевых форм, отражающих доминирующую репрезентативную систему того, кто сообщает о своей семейной проблеме.

— Сбор информации о проблеме клиента с использованием приёмов мета-моделирования (НЛП) и терапевтических метафор. Чтобы достичь этой цели, консультант может задавать уточняющие вопросы типа: «Какого результата Вы хотите достигнуть?», «Чего Вы хотите?», «Попробуйте сказать об этом без отрицательной частицы „нет“, то есть словами, описывающими положительный результат».

— Обсуждение психотерапевтического контракта, что является одной из важнейших задач семейного консультирования. На этом этапе происходит обсуждение того, как будет распределяться ответственность между клиентом и его консультантом. Например, консультант отвечает за условия безопасности семейного консультирования, за технологии доступа к разрешению проблемы клиента. В свою очередь, клиент становится ответственным за собственную активность, искренность в желании изменить своё ролевое поведение и так далее. После успешного прохождения этой фазы участники договариваются о продолжительности работы (например, 3−6 часов), длительности проведения одного сеанса и периодичности терапевтических встреч (например, сначала 1 раз в неделю, впоследствии уже реже — 1 раз в 2−3 недели).

Наконец, обсуждаются условия оплаты, а также санкции за нарушение сторонами условий контракта.

— Далее происходит уточнение проблемы клиента, также определяются ресурсы семьи в целом и каждого её члена в отдельности. Этому способствуют вопросы наподобие: «Как вы раньше справлялись с трудностями? Что вам в этом помогало?», «В каких ситуациях вы были сильными? Как вы использовали свою силу?»

— Проведение собственно консультации. Здесь необходимо укрепить веру клиентов в успешность и безопасность процедуры консультирования: «Ваше желание осуществить изменения, ваш прежний опыт, активность и искренность в сочетании с желанием консультанта сотрудничать с вами, его профессиональные качества и опыт работы будут надёжной гарантией успешности работы». С участниками консультирования обсуждают положительные и отрицательные стороны сложившихся стереотипов поведения, например, с помощью таких вопросов: «Что, по вашему мнению, является самым негативным в сложившейся ситуации? А что самое хорошее в этих обстоятельствах?» Осуществляется совместный поиск новых шаблонов поведения. Консультант предлагает следующие вопросы: «Чего вы ещё не делали, чтобы разрешить проблему? Как вели себя значимые для вас люди, если оказывались в сходной ситуации? Смогли бы вы так поступить?» или «Что поможет вам совершить такой же поступок?» Консультант может использовать приёмы визуализации: клиенты, находясь в трансе, создают образ новой ситуации, фиксируя при этом возникающие кинестетические ощущения.

— «Экологическая проверка». Консультант предлагает членам семьи представить себя в сходной ситуации через 5−10 лет и исследовать своё состояние.

— Приближаясь к завершению семейного консультирования, консультант предпринимает усилия по «страхованию» результатов. Это связано с тем, что клиенты иногда нуждаются в действиях, помогающих им обрести уверенность при освоении новых шаблонов поведения. Они могут получить от консультанта какое-нибудь домашнее задание и приглашение прийти на повторную консультацию спустя некоторое время для обсуждения полученных результатов.

— Отсоединение. Такая процедура оказывается нужной в ряде случаев. Например, в литературе описывается, как это делал Джей Хэйли с помощью «парадоксального задания», точное выполнение которого приводит к противоположному результату. Молодым супругам, с которыми проводилась консультация по поводу выражения своих чувств, было предложено ссориться по часу в день «для проверки своего эмоционального реагирования». Хэйли учитывал таким образом человеческую природу, зная, что никто не будет сознательно вредить себе. Супруги попробовали выполнять задание и бросили его, у них укрепилось желание ценить друг друга, и они приняли решение отказаться от услуг «поглупевшего консультанта», таким образом, совершилось «отсоединение».

В настоящее время семейное консультирование является широко востребованным видом психотерапевтической помощи среди населения России. Семейные консультанты работают в психологических центрах, в консультациях, действующих в системе министерства социальной защиты и комитетов по охране семьи и детства, а также в других учреждениях.

2. Характеристика основных подходов семейного консультирования

Существует множество концепций семейного консультирования: от модификаций фрейдовской психоаналитической модели до позитивной семейной терапии Н. Пезешкиана. Однако в последнее время практики отдают предпочтение интегративным подходам, таким как системный и структурный.

Основоположники системного подхода (М. Боуэн, С. Минухин, В. Сатир, К. Витакер и др.) рассматривают семью не просто как объединение индивидуальностей, связанных узами родства, а как целостную систему, где никто не страдает в одиночку: семейные конфликты и кризисы оказывают деструктивное влияние на всех. Поскольку семья — это система, то не так важно, какой из ее элементов изменяется. На практике изменения в поведении любого из членов семьи влияют на нее и другие входящие в нее подсистемы (других членов семьи) и одновременно испытывают воздействие с их стороны Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е. Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — С. 132.

Каковы функции психолога при работе с семьей? На чем будет сфокусировано его внимание в процессе консультирования? Какие средства воздействия станут основными? На эти вопросы представит ели многочисленных системных подходов к психологической помощи семье отвечают в зависимости от своей теоретической ориентации.

Так, автор теории семейных систем М. Боуэн утверждает, что члены семьи не могут действовать независимо друг от друга, так как такое поведение приводит к внутрисемейной дисфункциональности. Это сближает его с системными терапевтами. Но есть и различия: Боуэн рассматривает все человеческие эмоции и поведение как продукт эволюции. Причем не индивидуальной, уникальной, а связанной со всеми формами жизни. Он разработал восемь тесно связанных между собой концепций, среди которых концепции дифференцировки собственного Я, эмоциональных треугольников, семейных проекций и др. По его мнению, механизм внутрисемейных отношений аналогичен механизму функционирования всех других живых систем. Неслучайно его концепция дифференцировки собственного Я так напоминает существующие в науке представления о дифференцировке клетки. Терапевты этой школы считают, что дифференцировка собственного Я в ходе сеансов семейной психотерапии ведет к успокоению семьи клиента, это способствует ответственному принятию решений и ослаблению симптомов семейной дисфункции Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е. Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — С. 135.

Роль консультанта в этой системе семейного консультирования приближается к позиции тренера: он обучает членов семьи дифференцироваться в семейном общении, осмысливать имеющиеся у них способы взаимодействия в семье и осваивать более продуктивные. При этом психологу предписывается не подходить к семье с готовыми рекомендациями, а вести совместный поиск. С этим трудно не согласиться: совместный поиск позволяет членам семьи освоить продуктивные способы выхода из проблемных ситуаций, развивает у них чувство субъектности и уверенности в своих силах, что после ослабления негативной симптоматики приводит к устойчивым переменам в жизни семьи.

Другой вариант работы с семьей, завоевавший широкую популярность в мире, — структурная семейная терапия С. Минухина.

В основе этого подхода лежат три аксиомы.

Осуществляя психологическую помощь, необходимо принимать в расчет всю семью. Каждый из членов семьи должен рассматриваться как ее подсистема.

Терапия семьи изменяет ее структуру и приводит к изменению поведения каждого из членов семейной системы. Работая с семьей, психолог присоединяется к ней, в результате возникает терапевтическая система, делающая возможными семейные изменения.

С. Минухин выделяет два типа нарушения границ: первый — их спутанность, нечеткость, размытость; второй — излишняя закрытость, приводящая к разобщенности членов семьи. Один из этих типов нарушения границ можно найти в любой неблагополучной семье. Так, выраженная размытость границ между матерью и ребенком приводит к отчуждению отца. В результате в семье начинают функционировать две автономные подсистемы: «мать- ребенок (дети)» и «отец». У детей в этом случае тормозится развитие компетентности в общении со сверстниками, а у родителей существует угроза развода. А вот у семей с разобщающими границами, наоборот, нарушена способность к формированию семейного Мы. Члены семьи настолько разобщены, что не могут удовлетворить в семье важнейшую из человеческих потребностей — в доверии, тепле и поддержке Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е. Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — С. 135.

Описанная классификация и подход к психологической помощи направлены, в первую очередь, на осознание и преодоление неадекватной близости членов семьи, доходящей до симбиотической взаимозависимости, и помогает каждому осознать и отстроить границы между собой и другими.

Роль психолога в системе С. Минухина понимается так: ему предписывается присоединиться к семье, на время как бы стать одним из ее членов. «Терапевтическое воздействие на семью, — пишет он, — является необходимой частью семейной диагностики. Терапевт не может наблюдать семью и ставить диагноз со стороны» (С. Минухин, 1978).

«Вхождение» психолога в семейную систему вызывает «миникризис», имеющий важное значение: жесткие ригидные связи и отношения ослабляются, и это дает семье шанс изменить состояние своих «границ», расширить их, а значит и изменить свою структуру.

С. Минухин выделяет семь категорий действий психолога по переструктурированию семьи: это актуализация семейных моделей взаимодействия; установление или разметка границ; эскалация стресса; поручение заданий; использование симптомов; стимуляция определенного настроения; поддержка, обучение или руководство.

Не менее распространен еще один из вариантов системного подхода — стратегическая семейная терапия (Дж. Хейли, К. Маданес, П. Вацлавик, Л. Хоффман и др.), где основная работа терапевта направлена на формирование у членов семьи ответственности друг за друга.

Иногда в рамки стратегического направления включают и вариант системной семейной терапии, разработанный в миланской научной школе. Однако здесь в центре работы — выявление и преобразование тех бессознательных «правил игры», которые поддерживают семейное неблагополучие. «Семейные игры» (впервые они описаны в трансактном анализе Эрика Берна) основаны на ошибочном представлении членов семьи о том, что возможно осуществлять односторонний контроль над межличностными отношениями в семье, манипулируя другими членами семьи. Работа психолога сначала направлена на выявление тех реакций членов семьи, которые приводят к «зацеплениям», делающим семью нездоровой (диагностика), затем — на помощь в осмыслении этих зацеплений и выработку продуктивных способов взаимодействия Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е. Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — С. 138.

Психоаналитический (Н. Аккерман, К. Сэджер и др.), когнитивно-поведенческий (Р. Дрейкурс, А. Эллис и др.) подходы в семейной терапии по сравнению с системным подходом более традиционны.

Анализ многочисленных теоретических построений и практики работы семейных консультантов породил яркую и удобную для повседневного употребления типологию, где все многочисленные системы работы с семьей (в зависимости от избранного психологом подхода к целям работы и понимания собственных функций) разбивают на три группы: «ведущие», «реагирующие» и «чистильщики систем».

«Ведущие» терапевты авторитарны. Стремясь создать здоровые отношения в семье, они воздействуют из позиции «супер-родителя», который лучше членов семьи знает, что для ее членов хорошо или плохо и активно действует. Это полностью избавляет клиентов от самостоятельных усилий, снимает с них ответственность. Справедливости ради отметим, что для человека или семьи, обратившихся за помощью в период глубокого кризиса, такое отношение на начальном этапе консультативного процесса является не только потребным, но и единственно возможным, так как люди, только что пережившие жизненную катастрофу, нередко находятся в состоянии возрастной регрессии, когда возвращаются формы реагирования, свойственные испуганному беспомощному ребенку.

В случае работы с такими клиентами (семьями или отдельными личностями) консультант сознательно принимает «родительскую позицию» и избирает стратегию дородительствования, постепенно «доращивая и довоспитывая», помогая поверить в свои силы, обрести точку опоры в себе, научиться продуктивно взаимодействовать сначала с самим собой, а затем и с окружающими. Именно этот подход представлен в данном ранее описании структурной семейной терапии (С. Минухин).

«Реагирующие» семейные психотерапевты для того чтобы добиться позитивных изменений в семье, стараются мобилизовать ее собственный внутренний потенциал развития. Они «включаются» в обстановку и атмосферу семьи, с которой проводится работа. Такую терапию удобно выполнять вдвоем: один из психологов дает втянуть себя в создавшуюся семейную ситуацию (при этом он чаще всего принимает на себя роль ребенка), второй выступает в роли наблюдателя и держится несколько более отстраненно (как бы вне семейной системы).

«Чистильщики систем» прежде всего стремятся навести порядок в правилах, по которым живет семья. Консультант старается противодействовать неправильному поведению, заставить отказаться от незрелых и патологических форм поведения. Этот метод характерен для стратегической семейной терапии и системной семейной терапии миланской научной школы (с одним из вариантов такого подхода вы можете познакомиться, прочитав яркие и талантливые работы Вирджинии Сатир, которые переведены на русский язык и неоднократно издавались в нашей стране).

3. Методы и приемы работы

Традиционно основным методом психологического консультирования считается интервью, т. е. терапевтическая беседа, направленная на социально-психологическую поддержку семьи и помощь ей. Однако сегодня в практике консультирования (в том числе и семейного) широко применяется все богатство методов и приемов, разработанных в различных психотерапевтических школах: диалогическое общение, поведенческие методы, психодрама и ролевое моделирование, репертуарные решетки Келли, анализ истории семьи, генограмма, а также методы групповой терапии. Для обеспечения обратной связи используются видеозаписи и такие психотехники, как «социограмма в действии», «семейная скульптура», «семейная хореография» (они представляют собой нечто подобное «живым картинкам», когда члены семьи, выбирая позы и расположения в пространстве, пытаются изобразить свои взаимоотношения в статике или динамике) Е. И. Артамонова, Е. В. Екжанова, Е. В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е. Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — С. 121.

Приемов работы, применяемыми семейными консультантами и психотерапевтами довольно много, рассмотрим подробнее некоторые из них.

Выстраивание беседы

Важнейшим материалом для консультативной работы с супругами, как и в случае других обращений, являются конкретные факты: что, когда, кто сделал или не сделал, какие конкретно просьбы выполнялись или не выполнялись и т. д. Оправдывающимся или обвиняющим друг друга супругам необходимо показать, что консультанта интересует не объективная истина, а субъективное восприятие каждым происходящих в семье событий. Особенно тяжелой для консультанта может быть ситуация, когда один из супругов с самого начала беседы всячески пытается разоблачить и унизить другого, отрицая его способность переживать или реагировать на семейные проблемы. В этом случае консультант, стараясь не потерять контакт ни с одним из партнеров, должен уравнять супругов в правах, показать, что поиски виноватого или обращение к психологу как к третейскому судье ни в коей мере не может способствовать решению внутрисемейных проблем Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубовская E.M. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений: Спецпрактикум по социальной психологии. — M.: Знания, 2003. — с. 67. Только тогда, когда супруги признают, что ответственность за проблемы несут в равной степени оба и каждый хотел бы разобраться в том, что и как он/ она может сделать для улучшения внутрисемейной ситуации, совместное консультирование супругов может быть успешным.

Использование домашних заданий при работе с супругами

Документ Microsoft Word (2) — Стр 4

Важными и в каком-то смысле решающими для дальнейшей работы являются домашние задания, которые можно предложить выполнить супругам к следующей встрече. Конкретное содержание домашнего задания бывает различным и определяется прежде всего проблемами супругов, но именно наличие задания наиболее эффективно включает клиентов в работу и обеспечивает консультанта хорошим материалом для беседы во время приема. Так, уже на первой встрече можно предложить супругам завести дневники, для того чтобы вести записи по одной или двум из следующих тем (домашнее задание с большим количеством тем вряд ли выполнимо):

— Что раздражало в супруге в течение недели (или в течение любого другого отрезка времени, определенного в ходе приема).

— Какие конфликтные ситуации возникали в течение недели.

— Что неприятного было сказано за определенный для наблюдений отрезок времени между супругами.

Домашние задания могут быть различными, их основная цель на первом этапе консультирования -- уточнение и детализация ситуации в семье.

Особенности работы с различиями во взглядах и установках супругов

Часто с проблемами по поводу семейных дел и обязанностей тесно переплетаются различия во взглядах и позициях супругов.

Консультант ни в коем случае не должен занимать позицию судьи, решая, чьи взгляды более правильны, а чьи нет. К тому же, чаще всего за такими конфликтами скрывается простое неумение супругов выслушать друг друга и договориться. В такой ситуации консультанту следует попробовать провести с супругами конструктивные переговоры, которые, с одной стороны, позволили бы им договориться по какому-то вопросу, а с другой -- продемонстрировали бы саму возможность и способы решения разногласий и проблем.

Коррекция ригидных представлений и принципов

Консультанту не следует брать на себя «внутреннее обязательство» бороться с любыми неадекватными взглядами супругов (каждый, в конечном счете, имеет право на свои жизненные принципы).

Обсуждать можно лишь то, что, с одной стороны, явно противоречит взглядам партнера, а с другой -- мешает как организации супружеской жизни, так и более компетентному и конструктивному поведению.

Техника конструктивных переговоров

При проведении таких переговоров очень важно придерживаться определенной системы высказываний, не давая ни одному из партнеров проявлять излишние эмоции, вместо того чтобы излагать факты.

Следующий этап -- аргументация Смехов В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье // Вопросы психологии. — № 4. — 2004. — с. 30. Каждый партнер должен как можно подробнее и тщательнее обосновать преимущества своей позиции. И лишь на следующем этапе, выслушав аргументы друг друга, супруги могут высказывать критические замечания (но также по возможности опираясь на логику, а не на эмоции) в адрес позиции партнера.

Создание позитивного фонда в общении супругов

Таким образом, в общем виде задачу коррекции процесса общения можно сформулировать как повышение рефлексии супругов по поводу того, что, как и зачем они говорят друг другу. Начальные этапы работы с проблемами общения в супружеской паре полезно построить на основании мероприятий, предлагаемых в рамках поведенческой супружеской терапии. Так, уже при первом разговоре с парой может выясниться, что по отношению друг к другу они используют различные слова и выражения, возможно, даже сами по себе ничего особо неприятного не содержащие, но произносимые в таком тоне и использующиеся в такие моменты, когда слышать их другому неприятно (типа «отстань», «принеси», «тебе бы стоило помолчать»).

Эта проблема может быть использована в качестве основания для домашнего задания.

Анализ чувств и переживаний супругов в процессе общения друг с другом

Огромное значение в нормализации межличностного общения супругов имеет переориентация их с самого текста высказывания на те чувства, которые переживаются ими в то время, когда они что-то говорят или слушают друг друга.

Одна из эффективных техник налаживания межличностного общения супругов -- разговор между ними «глаза в глаза», особенно, когда затрагивается или обсуждается что-то действительно важное для обоих. В этом случае консультант может попросить их обращаться непосредственно друг к другу, глядя в глаза партнера и подробно описывая собственные чувства. При такой форме взаимодействия все, что ими говорится, получает больший вес, глубже понимается обоими, оставляя след в душе каждого. Конечно, супругам бывает далеко не всегда привычно и удобно говорить друг с другом именно таким образом, и часто консультанту приходится напоминать и подчеркивать: «Смотрите в глаза друг другу», «Говорите только о чувствах!»

Коррекция стилей общения

В процессе консультации может выясниться, что трудности общения супругов во многом связаны с тем, что каждый из них имеет свой, отличный от другого, стиль, который он/она не только не хочет, но и не может сменить. Так, например, одному из партнеров необходима длительная вечерняя беседа, подробное обсуждение всех деталей дня, а другой более замкнут, у него нет потребности что-то рассказывать, и длинные задушевные беседы кажутся ему пустой тратой времени. Иногда приходится только удивляться, как могут два таких разных человека образовать семью и жить вместе. В такой ситуации идеальный результат консультации -- создание некоего поведенческого компромисса с принятием каждым стиля другого, признанием за ним права быть таким, каков он есть.

Заключение

В ходе проделанной работы было рассмотрено семейное консультирование.

Были решены следующие задачи:

— Раскрыто понятие семейного консультирования;

— Приведено описание основных подходов;

— Рассмотрены методы и примы работы при семейном консультировании.

Основная цель семейного консультирования — изучение проблемы члена или членов семьи для изменения взаимодействия в ней и обеспечения возможностей личностного роста.

В числе ведущих теоретических подходов семейного консультирования приводятся системный, структурный подходы, психоаналитическая, когнитивно-поведенческая концепции и другие. Этим обусловлено то разнообразие приёмов и методов, которые имеются в его арсенале.

Среди них интервью, терапевтическая беседа, психодрама, ролевое моделирование, анализ истории семьи, репертуарные решетки Келли и многие, многие другие.

Список литературы

1. Е.И. Артамонова, Е.В. Екжанова, Е.В. Зырянова. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. / Под. ред. Е.Г. Силяева. — М.: Издательский центр «Академия», 2002.

2. Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубовская E.M. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений: Спецпрактикум по социальной психологии. — M.: Знания, 2003.

3. Алешина Ю.Е., Данилин К.Е., Дубовская E.M. Спецпрактикум по социальной психологии: опрос, семейное и индивидуальное консультирование. — M.: Медиа — плюс, 2002.

4. Семья в психологической консультации. Опыт и проблемы психологического консультирования / Ред. А.А. Бодалев, В.В. Столин. — M.: Дрофа, 2004.

5. Смехов В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье // Вопросы психологии. — № 4. — 2004. — с. 25 — 41.

6. Столин В.В. Психологические основы семейной терапии // Вопросы психологии. — № 6. — 2005. — с. 14 — 32.

7. Сатир В Семейная психотерапия. — М., 1995.

8. Сатир В. Как строить себя и свою семью. — М., 1992.

Содержание

Введение…3

1. Типичные межличностные конфликты у супругов…4

1. Психотравмирующие последствия…7

2. Предупреждение супружеских конфликтов…8

3. Разрешение конфликтов между супругами…9

2. Конфликты во взаимодействии родителей и детей…10

3. Психологическое консультирование конфликтных семей…14

1. Этапы психологического консультирования…15

Заключение…17

Библиография…18

Введение

Проблема конфликта всегда была в той или иной степени актуальна для

любого общества. Однако в России на всех этапах развития конфликты

оказывали не просто заметное, а, как правило, решающее влияние на ее

историю. Войны, революции, борьба за власть, борьба за собственность,

межличностные и межгрупповые конфликты в организациях, убийства, бытовые и

семейные конфликты, самоубийства как способы разрешения внутриличностных

конфликтов — основные причины гибели людей в нашей стране. Конфликт был,

есть и в обозримом будущем будет решающим фактором, влияющим на

безопасность России и ее граждан.

Жизнь доказывает, что конфликт не относится к тем явлениям, которыми

можно эффективно управлять на основе жизненного опыта и здравого смысла.

Конфликт наиболее острый способ разрешения значимых противоречий,

возникающих в процессе взаимодействия, заключающийся в противодействии

субъектов конфликта и обычно сопровождающийся негативными эмоциями.

В своей работе я хочу рассмотреть семейные конфликты, т.к. семья —

древнейший институт человеческого взаимодействия, уникальное явление. Ее

уникальность состоит в том, что несколько человек самым тесным образом

взаимодействуют в течение длительного времени, насчитывающего десятки лет,

т. е. на протяжении большей части человеческой жизни. В такой системе

интенсивного, взаимодействия не могут не возникать споры, конфликты и

кризисы.

1. Типичные межличностные конфликты у супругов

В зависимости от субъектов взаимодействия семейные конфликты

подразделяются на конфликты между: супругами, родителями и детьми,

супругами и родителями каждого из супругов, бабушками (дедушками) и

внуками.

Ключевую роль в семейных отношениях играют супружеские конфликты. Они

чаще возникают из-за неудовлетворения потребностей супругов. Исходя из

этого выделяют основные причины супружеских конфликтов:

• психосексуальная несовместимость супругов;

• неудовлетворение потребности в значимости своего «Я», неуважение чувства

достоинства со стороны партнера;

• неудовлетворение потребности в положительных эмоциях: отсутствие ласки,

заботы, внимания и понимания;

• пристрастие одного из супругов к чрезмерному удовлетворению своих

потребностей (алкоголь, наркотики, финансовые расходы только на себя и

т.д.);

• неудовлетворение потребности во взаимопомощи и взаимопонимании по

вопросам ведения домашнего хозяйства, воспитания детей, в отношении к

родителям и т. д.;

• различия в потребностях по проведению досуга, увлечениях.

Кроме того, выделяют факторы, влияющие на конфликтность супружеских

отношений. К ним относят кризисные периоды в развитии семьи (С. Кратохвил).

Первый год супружеской жизни характеризуется конфликтами адаптации

друг к другу, когда два «Я» становятся одним «Мы». Происходит эволюция

чувств, влюбленность исчезает и супруги предстают друг перед другом такими,

какие они есть. Известно, что в первый год жизни семьи вероятность развода

велика, до 30% общего числа браков (И. Дорно).

Второй кризисный период связан с появлением детей. Еще неокрепшая

система «Мы» подвергается серьезному испытанию. Что же лежит в основе

конфликтов в этот период?

• Ухудшаются возможности профессионального роста супругов.

• У них становится меньше возможностей для свободной реализации в лично-

привлекательной деятельности (увлечения, хобби).

• Усталость жены, связанная с уходом за ребенком, может привести к

временному снижению сексуальной активности.

•. Возможны столкновения взглядов супругов и их родителей по проблемам

воспитания ребенка

Третий кризисный период совпадает со средним супружеским возрастом,

который характеризуется конфликтами однообразия. В результате многократного

повторения одних и тех же впечатлений у супругов наступает насыщение друг

другом. Это состояние называют голодом чувств, когда наступает «сытость» от

старых впечатлений и «голод» по новым (Ю. Рюриков).

Четвёртый период конфликтности отношений супругов наступает после

18—24 лет совместной жизни. Его возникновение часто совпадает с

приближением периода инволюции, возникновением чувства одиночества,

связанного с уходом детей, усиливающейся эмоциональной зависимостью жены,

ее переживаниями по поводу возможного стремления мужа сексуально проявить

себя на стороне, «пока не поздно» (С. Кратохвил).

Значительное влияние на вероятность возникновения супружеских

конфликтов оказывают внешние факторы: ухудшение материального положения

многих семей; чрезмерная занятость одного из супругов (или обоих) на

работе; невозможность нормального трудоустройства одного из супругов;

длительное отсутствие своего жилья; отсутствие возможности устроить детей в

детское учреждение и др.

Перечень факторов конфликтности семьи был бы неполным, если не назвать

макрофакторы, т. е. изменения, происходящие в современном обществе, а

именно: рост социального отчуждения; ориентация на культ потребления;

девальвация моральных ценностей, в том числе традиционных норм сексуального

поведения; изменение традиционного положения женщины в семье

(противоположными полюсами этого изменения являются полная экономическая

самостоятельность женщины и синдром домохозяйки); кризисное состояние

экономики, финансов, социальной сферы государства.

Исследования психологов показывают, что в 80—85% семей есть конфликты.

Оставшиеся 15—20% фиксируют наличие «ссор» по различным поводам (В.

Поликарпов, И, Залыгина).

В зависимости от частоты, глубины и остроты

конфликтов выделяют кризисные, конфликтные, проблемные и невротические

семьи (В. Торохтий).

Кризисная семья. Противостояние интересов и потребностей супругов

носит острый характер и захватывает важные сферы жизнедеятельности семьи.

Супруги занимают непримиримые и даже враждебные позиции по отношению друг к

другу, не соглашаясь ни на какие уступки. К кризисным брачным союзам можно

отнести все те, которые или распадаются, или находятся на грани распада.

Конфликтная семья. Между супругами имеются постоянные сферы, где их

интересы сталкиваются, порождая сильные и продолжительные отрицательные

эмоциональные состояния. Однако брак может сохраняться благодаря другим

факторам, а также уступкам и компромиссным решениям конфликтов.

Проблемная семья. Для нее характерно длительное существование

трудностей, способных нанести ощутимый удар стабильности брака. Например,

отсутствие жилья, продолжительная болезнь одного из супругов, отсутствие

средств на содержание семьи, осуждение на длительный срок за преступление и

ряд других проблем. В таких семьях вероятно обострение взаимоотношений,

появление психических расстройств у одного или обоих супругов.

Невротическая семья. Здесь основную роль играют не наследственные

нарушения в психике супругов, а накопление воздействия психологических

трудностей, с которыми встречается семья на своем жизненном пути. У

супругов отмечается повышенная тревожность, расстройство сна, эмоции по

любому поводу, повышенная агрессивность и т. д.

Конфликтное поведение супругов может проявляться в скрытой и открытой

формах. Показателями скрытого конфликта являются: демонстративное

молчание; резкий жест или взгляд, говорящий о несогласии; бойкот

взаимодействия в какой-то сфере семейной жизни; подчеркнутая холодность в

отношениях. Открытый конфликт проявляется чаще через открытый разговор в

подчеркнуто корректной форме; взаимные словесные оскорбления;

демонстративные действия (хлопанье дверью, битье посуды, стучание кулаком

по столу), оскорбление физическими действиями и др.

1.1 Психотравмирующие последствия

Конфликты в семье могут создавать психотравмирующую обстановку для

супругов, их детей, родителей, в результате чего они приобретают ряд

отрицательных свойств личности. В конфликтной семье закрепляется

отрицательный опыт общения, теряется вера в возможность существования

дружеских и нежных взаимоотношений между людьми, накапливаются

отрицательные эмоции, появляются психотравмы. Психотравмы чаще проявляются

в виде переживаний, которые в силу выраженности, длительности или

повторяемости сильно воздействуют на личность. Выделяют такие

психотравмирующие переживания, как состояние полной семейной

неудовлетворенности, «семейная тревога», нервно-психическое напряжение и

состояние вины.

Состояние полной семейной неудовлетворенности возникает в результате

конфликтных ситуаций, в которых проявляется заметное расхождение между

ожиданиями индивида по отношению к семье и ее действительной жизнью.

Выражается в скуке, бесцветности жизни, отсутствии радости, ностальгических

воспоминаниях о времени до брака, жалобах окружающим на трудности семейной

жизни. Накапливаясь от конфликта к конфликту, такая неудовлетворенность

выражается в эмоциональных взрывах и истериках.

Семейная тревога чаще проявляется после крупного семейного конфликта.

Признаками тревоги являются сомнения, страхи, опасения, касающиеся прежде

всего действий других членов семьи.

Нервно-психическое напряжение — одно из основных психотравмирующих

переживаний. Оно возникает в результате:

• создания для супруга ситуаций постоянного психологического давления,

трудного или даже безвыходного положения;

• создания для супруга препятствий для проявления важных для него чувств,

удовлетворения потребностей;

• создания ситуации постоянного внутреннего конфликта у супруга.

Проявляется в раздражительности, плохом настроении, нарушениях сна,

приступах ярости.

Состояние вины зависит от личностных особенностей супруга. Человек

чувствует себя помехой для окружающих, виновником любого конфликта, ссор и

неудач, склонен воспринимать отношения других членов семьи к себе как

обвиняющие, укоряющие, несмотря на то, что в действительности они такими не

являются.

1.2 Предупреждение супружеских конфликтов

Разработано много рекомендаций по нормализации супружеских

взаимоотношений, предупреждению перерастания спорных ситуаций в конфликты

(В. Владин, Д. Капустин, И. Дорно, А. Егидес, В. Левкович, Ю. Рюриков).

Большинство из них сводится к следующему:

Уважай себя, а тем более другого. Помни, что он (она) самый близкий

для тебя человек, отец (мать) твоих детей. Старайся не копить ошибки,

обиды и «грехи», а сразу реагируй на них. Это исключит накопление

отрицательных эмоций.

Исключи сексуальные упреки, так как они не забываются.

Не делайте замечаний друг другу в присутствии других (детей, знакомых,

гостей и т. д.).

Не преувеличивай собственные способности и достоинства, не считай себя

всегда и во всем правым. Больше доверяй и ревность своди к минимуму. Будь

внимательным, умей слушать и слышать супруга. Не опускайся, заботься о

своей физической привлекательности, работай над своими недостатками.

Никогда не обобщай даже явные недостатки супруга, веди разговор только о

конкретном поведении в конкретной ситуации.

Относись к увлечениям супруга с интересом и уважением. В семейной жизни

иногда лучше не знать правду, чем во что бы то ни стало пытаться

установить истину. Старайтесь находить время для того, чтобы хотя бы

иногда отдохнуть друг от друга. Это поможет снять эмоционально-

психологическую перенасыщенность общением.

1.3 Разрешение конфликтов между супругами

Конструктивность разрешения супружеских конфликтов, как никаких

других, зависит в первую очередь от умения супругов понимать, прощать и

уступать.

Одно из условий завершения конфликта любящих супругов — не добиваться

победы. Победу за счет поражения любимого человека трудно назвать

достижением. Важно уважать другого, какая бы вина ни лежала на нем. Нужно

быть способным честно спросить у самого себя (и главное, честно ответить

себе), что же тебя на самом деле волнует. При аргументации своей позиции

стараться не проявлять неуместный максимализм и категоричность. Лучше самим

придти к взаимопониманию и не втягивать в свои конфликты других —

родителей, детей, друзей, соседей и знакомых. Только от самих супругов

зависит благополучие семьи.

Отдельно стоит остановиться на таком радикальном способе разрешения

супружеских конфликтов, как развод. По мнению психологов, ему предшествует

процесс, состоящий из трех стадий: а) эмоциональный развод, выражающийся в

отчуждении, безразличии супругов друг к другу, утрате доверия и любви; б)

физический развод, приводящий к раздельному проживанию; в) юридический

развод, требующий правового оформления прекращения брака.

Многим развод приносит избавление от враждебности, неприязни, обмана и

того, что омрачало жизнь. Конечно, он имеет и негативные последствия. Они

различны для разводящихся, детей и общества. Наиболее уязвима при разводе

женщина, у которой обычно остаются дети. Она больше, чем мужчина,

подвержена нервно-психическим расстройствам.

Негативные последствия развода для детей гораздо значительнее по

сравнению с последствиями для супругов. Ребенок теряет одного (подчас

любимого) родителя, ибо во многих случаях матери препятствуют отцам

встречаться с детьми. Ребенок часто испытывает давление сверстников по

поводу отсутствия у него одного из родителей, что сказывается на его нервно-

психическом состоянии. Развод ведет к тому, что общество получает неполную

семью, увеличивается число подростков с отклоняющимся поведением, растет

преступность. Это создает для общества дополнительные трудности.

2. Конфликты во взаимодействии родителей и детей

Данная разновидность конфликтов — одна из самых распространенных в

повседневной жизни. Однако она в определенной степени обойдена вниманием

специалистов — психологов и педагогов. Мы не рассматриваем проблему

конфликта поколений, которая намного шире и активно разрабатывается

социологами. Из более чем 700 психолого-педагогических работ по проблеме

конфликта вряд ли наберется с десяток-другой публикаций, в центре которых

стояла бы проблема конфликтов между родителями и детьми. Она, как правило,

изучается в контексте более обширных исследований; семейных отношений (В.

Шуман), возрастных кризисов (И. Кон), влияния супружеских конфликтов на

развитие детей (А. Ушатиков, А. Спиваковская) и др. Однако невозможно найти

такую семью, где бы отсутствовали конфликты между родителями и детьми. Даже

в благополучных семьях в более чем 30% случаев отмечаются конфликтные

взаимоотношения (с точки зрения подростка) с обоими родителями (И.

Горьковая).

Почему же возникают конфликты между родителями и детьми? Кроме общих

причин, продуцирующих конфликтность взаимоотношений людей, которые

рассмотрены выше, выделяют психологические факторы конфликтов во

взаимодействии родителей и детей.

1. Тип внутрисемейных отношений. Выделяют гармоничный и дисгармоничный

типы семейных отношений. В гармоничной семье устанавливается подвижное

равновесие, проявляющееся в оформлении психологических ролей каждого члена

семьи, формировании семейного «Мы», способности членов семьи разрешать

противоречия.

Дисгармония семьи — это негативный характер супружеских отношений,

выражающийся в конфликтном взаимодействии супругов. Уровень

психологического напряжения в такой семье имеет тенденцию к нарастанию,

приводя к невротическим реакциям ее членов, возникновению чувства

постоянного беспокойства у детей.

2. Деструктивность семейного воспитания. Выделяют следующие черты

деструктивных типов воспитания:

• разногласия членов семьи по вопросам воспитания;

• противоречивость, непоследовательность, неадекватность;

• опека и запреты во многих сферах жизни детей;

• повышенные требования к детям, частое применение угроз, осуждений,

3. Возрастные кризисы детей рассматриваются как факторы их повышенной

конфликтности. Возрастной кризис представляет собой переходный период от

одного этапа детского развития к другому. В критические периоды дети

становятся непослушными, капризными, раздражительными. Они часто вступают в

конфликты с окружающими, особенно с родителями. У них возникает

отрицательное отношение к ранее выполнявшимся требованиям, доходящее до

упрямства. Выделяют следующие возрастные кризисы детей:

• кризис первого года (переход от младенчества к раннему детству);

• кризис «трех лет» (переход от раннего детства к дошкольному возрасту);

• кризис б—7 лет (переход от дошкольного к младшему школьному возрасту);

• кризис полового созревания (переход от младшего школьного к подростковому

возрасту — 12—14 лет);

• подростковый кризис 15−17 лет (Д. Эльконин).

4. Личностный фактор. Среду личностных особенностей родителей,

способствующих их конфликтам с детьми, выделяют консервативный способ

мышления, приверженность устаревшим правилам поведения и вредным привычкам

(употребление алкоголя и т. д.), авторитарность суждений, ортодоксальность

убеждений и т. п. Среди личностных особенностей детей называют такие, как

низкая успеваемость, нарушения правил поведения, игнорирование рекомендаций

родителей, а также непослушание, упрямство, эгоизм и эгоцентризм,

самоуверенность, леность и т. п. Таким образом, рассматриваемые конфликты

могут быть представлены как результат ошибок родителей и детей.

Выделяют следующий типы отношений родителей и детей:

• оптимальный тип отношений родителей и детей;

• потребностью это назвать нельзя, но родители вникают в интересы детей, а

дети делятся с ними своими мыслями;

• скорее родители вникают в заботы детей, чем дети делятся с ними

(возникает обоюдное недовольство);

• скорее дети испытывают желание делиться с родителями, чем те вникают в

заботы, интересы и занятия детей;

• поведение, жизненные устремления детей вызывают в семье конфликты, и при

этом скорее правы родители;

• поведение, жизненные устремления детей вызывают в семье конфликты, и при

этом скорее правы дети;

• родители не вникают в интересы детей, а дети не испытывают желания

Документ Microsoft Word (2) — Стр 5

делиться с ними (противоречия не замечались родителями и переросли в

конфликты, взаимное отчуждение— С. Годник).

Наиболее часто конфликты у родителей возникают с детьми подросткового

возраста. Психологи выделяют следующие типы конфликтов подростков с

родителями: конфликт неустойчивости родительского отношения (постоянная

смена критериев оценки ребенка); конфликт сверхзаботы (излишняя опека и

сверхожидания); конфликт неуважения прав на самостоятельность

(тотальность указаний и контроля); конфликт отцовского авторитета

(стремление добиться своего в конфликте любой ценой).

Обычно ребёнок на притязания и конфликтные действия родителей отвечает

такими реакциями (стратегиями), как:

• реакция оппозиции (демонстративные действия негативного характера);

• реакция отказа (неподчинение требованиям родителей);

• реакция изоляции (стремление избежать нежелательных контактов с

родителями, сокрытие информации и действий).

Исходя из этого основными

направлениями профилактики конфликтов родителей с детьми могут быть

следующие:

1. Повышение педагогической культуры родителей, позволяющей учитывать

возрастные психологические особенности детей, их эмоциональные состояния.

2. Организация семьи на коллективных началах. Общие перспективы,

определенные трудовые обязанности, традиции взаимопомощи, совместные

увлечения служат основой выявления и разрешения возникающих противоречий.

3. Подкрепление словесных требований обстоятельствами воспитательного

процесса.

4. Интерес к внутреннему миру детей, их заботам и увлечениям. По мнению

психологов (Д. Лешли, А. Рояк, Т. Юферова, С. Якобсон), конструктивному

поведению родителей в конфликтах с маленькими детьми может способствовать

следующее:

o всегда помнить об индивидуальности ребенка;

o учитывать, что каждая новая ситуация требует нового решения;

o стараться понять требования маленького ребенка;

o помнить, что для перемен нужно время;

o противоречия воспринимать как факторы нормального развития;

o проявлять постоянство по отношению к ребенку;

o чаще предлагать выбор из нескольких альтернатив;

o одобрять разные варианты конструктивного поведения;

o совместно искать выход путем перемены в ситуации;

o уменьшать число «нельзя» и увеличивать число «можно»;

o ограниченно применять наказания, соблюдая при этом их

справедливость и необходимость;

o дать ребенку возможности прочувствовать неизбежность негативных

последствий его проступков; логически разъяснять

возможности негативных последствий;

o расширять диапазон моральных, а не материальных поощрений;

o использовать положительный пример других детей и родителей;

o учитывать легкость переключения внимания у маленьких детей.

3. Психологическое консультирование конфликтных семей

Сущность психологического консультирования конфликтных семей

заключается в выработке рекомендаций по изменению негативных

психологических факторов, затрудняющих жизнь семьи и вызывающих конфликты,

особенно при переходе семьи из одной стадии развития в другую.

Основные задачи психологического консультирования:

индивидуальные и групповые консультации лиц, обратившихся к специалисту с

целью решения сложных проблем, приобретения психологических знаний или

разрешения конфликтов;

выявление конфликтных семей и проведение с ними консультаций;

оказание помощи супругам в выявлении их ошибок и выборе правильного

поведения в трудных ситуациях семейной жизни;

обучение методам саморегуляции психического состояния.

Семейное консультирование рассматривается как одна из форм супружеской

терапии, поскольку речь идет о более простых, поверхностных и

кратковременных психотерапевтических воздействиях, в основном в конфликтных

и кризисных ситуациях. Консультации позволяют найти выход из конкретных

конфликтных ситуаций, при этом применяются прежде всего такие методы, как

экспликация, поощрение, индивидуальные рекомендации и советы (С.

Кратохвил).

Психологическое консультирование сопряжено с определенными

трудностями.

1. Проблема времени. Психолог должен за короткий срок определить причины,

мотивы, условия конфликта, показать супругам возможности восстановления их

отношений;

2. Различная степень конфликтности семейной жизни у супругов.

Значительная часть обращающихся за психологической помощью — это молодые

люди недавно поженившиеся. Для них коррекция психологической

несовместимости эффективна. Однако нередко психолог имеет дело с семьями,

которые неизбежно эволюционируют к разводу. Эффективность их

психологического консультирования незначительна.

Еще одна группа консультируемых — люди с противоречивой системой

мотивов, как препятствующих, так и содействующих сохранению супружеских

отношений. Первая группа мотивов обусловливает сохранение конфликтов,

вплоть до готовности идти на развод, в то время как мотивы, содействующие

сохранению семьи, делают возможным психологическую коррекцию супружеских

отношений.

3. Повышенная агрессивность консультируемого по отношению к супругу и

консультанту. Особенность конфликтных семей, находящихся на стадии развода,

— упрощенная мотивировка такого решения. Это затрудняет полную диагностику

супружеских отношений. Важно заинтересовать консультируемых в более

глубоком раскрытии их семейных и личных, проблем, а также трансформировать

ситуацию, где психолог проводит экспертизу взаимоотношений супругов, в

ситуацию, когда сами они с помощью психолога переосмысливают мотивы

конфликта.

4. Наличие неосознаваемых компонентов конфликтного поведения супругов

значительно усложняет положение консультируемых и работу психолога-

консультанта (В. Смехов).

3.1 Этапы психологического консультирования

Определение необходимости консультирования и прогноз эффекта

воздействия на семью — это начальная диагностическая стадия коррекции

супружеских отношений. Диагностическая стадия может включать структурный,

описательный, динамический" генетический и прогностический уровни. Для

диагностики супружеского конфликта рекомендуется использовать методику

анализа конфликтной ситуации — МАКС (В. Смехов).

Она представляет собой

свободное описание конфликта в виде ответов на вопросы, которые объединены

в одиннадцать рефлексивных планов. Важно представить внутреннюю картину

конфликтного события хотя бы одного из его участников. Эффективное

использование методики возможно после установления психотерапевтического

контакта.

Вторым этапом консультирования конфликтных семей является

восстановление супружеских отношений. Успешность перехода к нему зависит от

снижения психической напряженности консультируемого. Иногда в супружеском

конфликте сложившиеся отношения воспринимаются как неизбежные, из-за чего

появляются чувства беспокойства, безысходности, жалости к себе. Важно

стремиться изменить пессимистичное отношение супругов к ситуации.

При нормализации супружеских отношений важно:

не допустить нового обострения конфликта в присутствии психолога

(обвинений, оскорблений, грубости);

не стать на сторону одного из супругов, так как нередки попытки включить

консультанта в качестве «союзника» в конфликте;

с самого начала стремиться к расширению понимания супругами конфликтной

ситуации, оценки ее с позиции оппонента;

терпеливо относиться к медленной, но положительной эволюции,

восстановлению супружеских отношений;

уважительно относиться к нормам и ценностям, которые принимаются или

отстаиваются супругами;

не стремиться давать советы, а помогать найти правильное решение самим;

соблюдать деликатность и анонимность, особенно в тех вопросах, которые

касаются интимных отношений супругов.

Психологу-консультанту не всегда удается нормализовать отношения

супругов, которые обратились за помощью. Р. Мэй подчеркивает необходимость

психологу-консультанту развивать в себе то, что А. Адлер назвал мужеством

несовершенства, т. е. умение мужественно принимать неудачу.

Заключение

Ключевую роль в семейных конфликтных отношениях играют

супружеские конфликты. Они возникают из-за неудовлетворения потребностей

супругов. Наиболее конфликтными являются кризисные периоды в развитии

семьи. В зависимости от уровня конфликтности выделяются кризисные,

конфликтные, проблемные и невротические семьи. Семейные конфликты имеют

психотравмирующие последствия: состояние полной семейной

неудовлетворенности, «семейная тревога», нервно-психическое напряжение,

состояние вины. Специалистами выработаны рекомендации по регулированию

супружеских конфликтов.

Конфликты между родителями и детьми возникают из-за деструктивности

внутрисемейных отношений! недостатков в семейном воспитании, возрастных

кризисов детей, индивидуально-психологических особенностей родителей и

детей. Бесконфликтному общению родителей с детьми способствует повышение

педагогической культуры родителей, организация семьи на коллективных

началах, подкрепление словесных требований организацией воспитания,

интересом родителей к внутреннему миру детей.

Сущность психологического консультирования конфликтных семей

заключается в выработке специальных рекомендаций по изменению

неблагоприятных психологических факторов, затрудняющих функционирование

семьи и создающих в ней конфликтные отношения.

Библиография

1. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология: Учебник для вузов. — М.:

ЮНИТИ, 1999.

2. Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудрявцев С. Введение в общую теорию

конфликтов. — М., 1993.

3. Канатаев Ю.А. Психология конфликта. — М.: ВАХЗ, 1992.

4. Олейник А.Н. Основы конфликтологии. — М.: АПО, 1992.

5. Сысенко В.А. Супружеские конфликты. — М.: Мысль, 1989.