Склонность к риску как условие наркотической пробы в подростковом возрасте

62

Введение

Наркоманы, в отличие от больных Алкоголизмом, это — как правило Молодые люди.

Л.Канкрини. Одной из самых актуальных задач в работе с молодежью становится сейчас работа по профилактике различного рода зависимостей. В последние годы практически во всех регионах Российской Федерации ситуация, связанная со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом, имеет тенденцию к ухудшению. Все эксперты отмечают рост наркоманий и токсикоманий в детско-подростковой популяции со сдвигом показателей злоупотребления психоактивными веществами в младшие возрастные группы. Наркотическая зависимость возникает не сразу, ей предшествует аддиктивное поведение.

Также предметом рассмотрения нашей работы является аддиктивное поведение. В своей работе мы придерживаемся тезиса о том, что в основе любой аддикции лежат же причины: у молодежи не сформировано умения преодолевать сложные ситуации, владеть своими эмоциями, конструктивно решать проблемы, взаимодействовать с взрослыми, сотрудничать и находить компромисс.

Также в данной работе рассматривается такое понятия как риск. Понятие будет рассмотрено с двух аспектов.

· С одной стороны, рассмотрение поведения в рисковых ситуациях, то есть, в тех ситуациях, в которых подросток пробует себя, свои ресурсы. Поскольку для решения задачи идентификации и самоопределения подростком необходимо попробовать себя в разных качествах, то наиболее показательная для подросткового возраста ситуация — это ситуация пробы. Психологическим содержанием такой ситуации является риск, поскольку каждая проба несет в себе частицу неизведанности и опасности. Если руководствоваться определением, взятом из вышеуказанного пособия, то рисковые ситуации — это не только ситуации, связанные с пробой наркотика и других веществ, но и другие ситуации (с неопределенным исходом или сложные жизненные ситуации, ситуации выбора и т. п.).

· С другой стороны, рассмотрение риска возникновения аддиктивного поведения (или, иными словами, вероятности возникновения аддиктивного поведения при определенных условиях) — это уже другой аспект.

5 стр., 2191 слов

эффективность методов психолого-педагогической коррекции агрессивного поведения младших школьников

... результатов констатирующего эксперимента 40 Глава III. Экспериментальная работа по организации и проведению коррекционной работы агрессивного поведения младших школьников 45 3.1. Организация и ... , С. Фишбах и др.). Агрессивное поведение у детей – весьма серьезная социальная и психолого-педагогическая проблема, поскольку часто повторяющиеся в детстве агрессивные действия ...

Актуальность исследования:

· Дипломная работа посвящена одной из самых актуальных в последнее время проблем психологии — исследованию психологических оснований формирования зависимого поведения.

Цель исследования: исследовать склонность к риску как условие наркотической пробы в подростковом возрасте.

Гипотезы исследования:

Если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте

Объект исследования: поведение подростков 8−11 классов.

Предмет исследования: склонность к риску как условие наркотической пробы в подростковом возрасте.

Задачи исследования:

· Проведение опросника Цукерман (M.Zuckerman), потребность в поиске ощущений.

· Проведение второй шкалы ГРН, интерес к наркотикам.

· Проведение экспертного интервью

· Верификация данных по второй шкале ГРН

· Проведение корреляционного анализа ГРН и опросника Цукерман.

Эмпирическое исследование проводилось на выборке учащихся 8 — 11 классов. Общее количество респондентов составило 128 человек.

Глава 1. Подростковый возраст, возраст максимального риска Подростковый возраст — это возраст проб, возраст поиска своего я, своей идентичности, возраст поиска границ своих возможностей. Любая проба, поиск и испытание нового связаны с риском. Риск — это неизвестность, это действия в ситуации неопределенности. В данном случае основная неопределенность — собственные возможности. В настоящее время многими авторами указывается на особое значение подросткового возраста в формировании наркозависимости. По сравнению с предшествующими годами возраст первых проб наркотика значительно снизился [58 c. 39], отмечается «омоложение» наркомании [42 с.80]. На данный момент возрастом первых проб указывается, в среднем, тринадцать с половиной лет — это 7−9 классы в общеобразовательной системе.

28 стр., 13537 слов

Исследование ценностных ориентаций в подростковом возрасте

... подросткового возраста 2.2. Факторы, влияющие на формирование ценностных ориентаций подростков ГЛАВА III. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ПОДРОСТКОВ 3.1. Процедура проведения исследования ... формирования в подростковом возрасте ценностных ориентаций; 3) выявление факторов, влияющих на ценностные ориентации подростков; 4) подбор методик для проведения эмпирического исследования; 5) ...

Попытки понять, почему люди употребляют одурманивающие вещества, приводят себя в состояние опьянения, предпринималась с тех пор как это явление возникло в обществе, с тех пор как от санкционированного общественными правилами сакрального ритуального, как правило, коллективного, от лечебного употребления отдельные индивидуумы начали применять наркотические средства по собственному разумению. В XIX веке мы находим объяснение с позиции научного знания. Здесь выделяются два направления — социологическое в соответствии с развитием политических и экономических наук и биологическое в соответствии с успехами наук о живой природе. С начала века развиваются психологические концепции со своими суждениями о девиантном поведении [46 с.377]

Исследователи, исходя из распространенности юношеской наркотизации, полагают, особую уязвимость подросткового возраста по отношению к наркоманиям и ищут специфические предрасполагающие факторы именно в этом возрастном периоде. В наркологических работах обособление от взрослых, агрессивность к обществу, воспринимаемому как враждебное, солидарность с возрастной группой, поиск чувственных впечатлений, сексуального опыта, даже познавательные интеллектуальные побуждения подростков считаются достаточным объяснением наркотизации. Различные авторы придают некоторым особенностям большее значение, нежели другим. Л.Е. Личко (1970) выявляет реакции имитации, А.А. Коломиец (1989) считает, что высокий риск создается незавершенным формированием мотивации и нравственных ценностей, повышенной чувствительностью к средовым воздействиям. В.В. Гульдман и соавт. (1989) показывают, что опасность угрожает тем подросткам, которым свойственны зависимость от ситуации, пассивное в ней поведение. В этом обширном психологическом исследовании не подтвердилось использование опьяняющих средств, с целью избегания трудностей и преодоления проблем.

14 стр., 6538 слов

Психологическая безопасность личности подростка

... детей нередко становятся агрессивное поведение и злоупотребление запрещенных веществ, а также сложности социальной адаптации личности подростка. Развитию у подростков проявлений агрессии способствует властное, подавляющее ... которых проявляется состояние психологической безопасности, следует отметить, что согласно природе психического состояния человека, оно должно включать в себя как субъективные, ...

В подростковом возрасте происходит полисистемная, а не только психическая перестройка, «пограничность» функций, необходимость организации новых отношений и с миром взрослых, и со сверстниками, освоение новых ролей, в том числе социальных, определяет неустойчивость, легкость дезадаптации. Как постулировал Н.В. Тимофеев-Рессовский, в неравновесной биологической системе малая подвижка может вызвать непропорционально большие изменения, явление с низкой энергией вызывает колоссальные силы — мутация создает измененный организм. Этот «принцип усилителя», один из составляющих синэнергетики — принцип общенаучный, подтверждается и при оценке, как нормы, так и патологии подростков. Именно в этом возрасте возникают многие нежелательные качества, расстройства, социальные отклонения, в том числе и алкоголизация. Наркомания лишь скорее, чем иная патология, обнаруживает себя, демаскирует. Поэтому искать в личности подростка некую специфическую предрасположенность к наркоманиям — ошибочно. Более того, в ряде случаев пробование наркотиков — проявление не отклоняющегося, а нормального поведения. В своей работе [Пятницкая И.Н., 1988] показала это у алкоголизирующихся подростков как пример исследовательской реакции, свойственной возрасту и, главным образом, полу. Проблема заключается не в особенностях возраста, но в том, почему наркотизация не ограничивается первыми пробами, а продолжается.

Меньше ошибок мы совершим, если будем судить о ведущих мотивах, проявляющихся в действиях. Мотивы могут быть временными, ситуационными, не связанными тесно с личностью, и постоянными, проистекающими из личностной структуры. Временным мотивом является прагматический, когда наркотик принимается для облегчения психического состояния. Временный мотив обнажается исследовательским поисковым поведение мальчиков; после реализации он утрачивает силу. Временным ситуационным можно считать «пробование» в группе сверстников. Последние мотивы поглощаются обозначение «познавательный». Выделяется интеллектуальный, когнитивный смысл действий; от поисков измененного супрематического сознания до познания иного чувственного опыта. На весомость такого мотива наводят также объяснения самих наркотизирующихся: было «любопытно». Но как было показано И.Н. Пятницкой большинство пациентов не отличаются любознательностью и познавательными устремлениями, «любопытство» в рассматриваемых случаях обозначает нечто иное [46 с. 397]

11 стр., 5218 слов

Психофизиологические особенности личности детей разных возрастов. Влияние воспитания

... развитие и является фактором повышенного риска возникновения невротических и личностных отклонений у дошкольников. Степень психической зрелости и гармоничное формирование личности в дошкольном возрасте ... на познавательную деятельность. Высокий уровень развития интеллекта сочетается у ... личности. Отмечаемая у них задержка психического развития находит отражение как в незрелости мотивационно ...

Начало злоупотребления, клиника заболевания дают многочисленные доказательства значения мотива поиска удовольствия. В последующем при продолжении наркотизации этот мотив сменяется мотивом стремления к эйфории. [46 с.398]

Но для психолога это суждение недостаточно. В.С. Чудновский предполагает, что разнообразные множественные факторы, определяющие мотивы злоупотребления, «реализуются в условиях особой направленности личности, разрешающей неприемлемые в социальном отношении поступки».

Конкретизируя, можно сказать следующее. Самоконтроль — не только волевая функция, но и навык, приобретаемый с усвоением нравственных и социальных норм, воспитанием. Способствует самоконтролю знание последствий злоупотребления, ценностные ориентиры, личные, социальные цели, перспектива достижения которых весомее (и соизмерение для индивида доступно), чем сиюминутное удовольствие. Соотношение стремления к удовольствию и самоконтроля у подростков таково, что подросток оказывается уязвимым. В этом — опасность наркотизма, и тем большая, чем моложе возраст.

Наглядно эта закономерность проступает в случаях так называемой девиантной личности. [46 с. 399]

Но при анализе приведенных характеристик мы усматриваем те же черты не специфичности, что и при описании приведенных выше личностных характеристик. В качестве объективного фактора приводится групповое времяпрепровождение. Следует иметь ввиду, подчеркивает И.Н. Пятницкая, что групповое существование — этап развития ребенка, проходящий возраст 8−12лет. В дельнейшем усложнение психической деятельности, формирование собственных интересов приводят к индивидуализированным отношениям со сверстниками, появляются личные друзья, приятели. Групповую жизнь в возрасте старше 14−15 лет можно рассматривать как показатель задержки психического развития, низкого уровня развития. В группах 16−20 лет, обнаруживаются черты детских групп: направленность на игровую развлекательную деятельность, нецелевая активность, легкость аффективной индукции. Отношения по существу обезличены, состав групп случаен (проживание в одном доме, например).

1 стр., 181 слов

Основные показатели деятельности педагога (глазами учащихся 9−11 классов)

... . Максимальная сумма баллов – 75, она свидетельствует о высокой оценке учеником деятельности учителя.

На уровень психического развития указывают также примитивный характер аффектов и склонность к разрушительным действиям. В группе выражено отчужденное, нередко враждебное отношение к взрослым. Сохранение этого отношения в индивидуальных контактах, быть может, объясняется не только групповой установкой, но и собственным опытом каждого.

При исследовании личности выделяется слабость волевой сферы, которая проявляется в нестойкости интересов, и неспособностью к целеполаганию, организованной, последовательной деятельности. Праздность не тяготит, с трудом переносится одиночество. Они не могут себя занять, им «скучно».

В целом такую личность характеризует слабая, пользуясь выражение А.Н. Леонтьева «чувственная ткань сознания», а так же недостаточное чувство реальности собственного «я».

Наиболее значимыми в структуре описанной выше девиантной личности на кажутся не интеллектуальные, а эмоционально-волевые особенности. Эти качества также встречаются у индивидов достаточного интеллекта, без видимых криминальных тенденций, с хорошей социальной адаптацией. [46 с. 403]

Социологи приходят к выводу, что наркотизация — одно из проявлений ухода, изоляции индивидуума от общества. Но нельзя принимать во внимание, что этот эскапизм относителен: уход осуществляется вместе с группой, внутри группы; знакомство и начальные этапы злоупотребления, как мы знаем, коллективно. Следовательно, и социологический анализ должен рассматривать явление и на уровне индивидуума и на уровне микрогрупп. Без этого оценка социальных и внешних факторов, определяющих распространенность и форму наркотизма, все-таки не дает в полной мере возможности объяснить его причину. [46 с. 379]

К социальным моментам следует отнести уровень распространения наркотизма в обществе, моду, способ времяпрепровождения в компании с пробованием наркотиков. С такой точки зрения объясним и молодежный наркотизм — мода захватывает, в первую очередь, а иногда и исключительно, молодежь. Это формирует у молодежи «наркоманическое поведение» (А.Е. Личко)

1 стр., 373 слов

Мотивация профессиональной деятельности

... труда 7. Возможность наиболее полной самореализации именно в данной деятельности Обработка: Подсчитываются показатели внутренней мотивации (ВМ), внешней ... отрицательные. Инструкция: «Прочитайте нижеперечисленные побуждения в профессиональной деятельности и дайте оценку их значимости для вас по ... . О внутреннем типе мотивации можно говорить, если деятельность значима для личности сама по себе. Если же ...

В этой связи выделяемый Г. А. Небогатиковым (1988) фактор риска — высокая осведомленность о наркотиках — является не столько индивидуальным, сколько социальным показателем. Мода, широкое распространение создают не только «наркоманическое поведение» — мотивационную установку. Образуют стиль, образ жизни, когда наркотизация становится обязательной.

Исследователями проблем наркозависимости в подростковом возрасте указывается на то, что в наркотизирующихся группах преобладают подростки с несформированной мотивационной сферой. Ведущий мотив их деятельности — получение удовольствия, что связывается с отставанием в развитии эмоционально-волевой, интеллектуальной сфер, некоторым инфантилизмом, застреванием на этапе интимно-личностного общения.

Объяснение этого факта может быть двояко: с одной стороны, этап подросткового развития и есть тот этап на котором мотивационная сфера непосредственно формируется и личность подростка находится в аморфном состоянии [46], все зависит от того как, в каких условиях будет проходит дальнейшее становление личности, подражание каким идеалам будет актуально в данный период, с другой стороны — именно несформированность мотивационной сферы является тем фактором риска, когда подросток легко соглашается на пробы и продолжает их. Иными словами определить, что здесь причина чего, начало употребления наркотиков причина фиксации на предыдущем возрастном этапе (несформированность мотивационной сферы) или несформированность мотивационной сферы — причина наркотизации достаточно сложно. По всей видимости, верно как-то так и другое утверждение, но важно то, что есть некоторый общий момент, объединяющий и условие и следствие.

Необходимое условие адекватного формирования мотивационной сферы в подростковом возрасте — участие в социально значимой деятельности. В.В. Давыдов определяет такую деятельность в качестве ведущей деятельности подросткового возраста, включающую в себя такие ее виды, как трудовая, учебная, общественно-организационная, спортивная, художественная. Осознавая социальную значимость собственного участия в реализации этих видов деятельности, подростки вступают в новые отношения между собой, развивают средства общения друг с другом. Активное осуществление общественно значимой деятельности способствует удовлетворению потребности в общении со сверстниками и взрослыми, признанию у старших самостоятельности, самоутверждению и самоуважению согласно выбранному идеалу. [13 с.111−114]. Реализация социально значимой деятельности возможна в компании сверстников, где у большинства ее членов сформирована мотивационная сфера и предмет общения или встреч предполагает деятельность по реализации учебно-профессиональной мотивации. Это должно отражаться во всем: в темах обсуждаемых в компании, времени и месте встреч, частоте и регулярности таких встреч, закрытость или открытость для социальных контактов. Ведь встречи в такой компании предполагают встречи «по поводу», в отличие от компаний предшествующего возрастного этапа, когда встречи имеют значение сами по себе.

Глава 2. Склонность к риску

2.1. Понятия «склонность» и «готовность» к риску

В представлениях о психологической регуляции принятия решений присутствуют понятия готовности к риску и склонности к риску. Взаимоотношения между ними не четко очерчены и включают также отнесенность к концептам поведенческого принятия риска и рискового поведения.

Понятие склонность к риску более характерно для переводов англоязычных работ; оно включило представление о диспозициональном личностном риске как индивидуальном свойстве, различающем людей в однотипных задачах, следует отметить, что в литературе оно связано с описанием характеристик, ассоциирующихся с импульсивностью и снижением самоконтроля.

Понятие готовности к риску более адекватно фиксирует прямой перевод с немецкого термина Risikobereitschaft. Существенно, что в большей степени оно связано с оценкой иных индивидуальных различий, чем называемые в связи со «склонностью к риску». «Готовность к риску» как личностное свойство отнесено здесь к умению субъекта принимать решения в условиях неопределенности как недостаточности ориентиров; для такой характеристики важным моментом становится соотнесение с понятием рациональности принятия решения.

В модели Тверского--Канемана готовность к риску или его избегание вводится как маркировка реализованных субъектом стратегий принятия решения.

Стремление к риску, или предпочтение риска в стратегии человека, проявляется в случае, когда вероятностно заданная альтернатива (лотерея) предпочитается им по отношению к другой альтернативе -- с надежным исходом. Напротив, неприятие риска, или «отвращение к риску», выражается в предпочтении надежной альтернативы, с определенным исходом, а не «лотереи».

Надо отметить, подмена понятия готовности к риску понятием импульсивности была свойственна многим авторам. Наиболее известными стали концепции, связанные с разработкой опросников М. Цукерман (Шкала поиска ощущений) и Гансом и Сибиллой Айзенками (Шкала «импульсивность»).

Авторы опросника I7 продемонстрировали постепенное размежевание психологических конструктов рискованности, склонности к поиску сильных ощущений и снижения самоконтроля. На русскоязычных выборках опросник модифицирован в кратком варианте А. Долныковой и Т. Корниловой, которыми приведены также ключи для его использования [1995].

Импульсивность, как отмечает Г. Айзенк, более тесно связана с темпераментом, и присуща людям профессий с рисковым поведением. Импульсивность — снижение самоконтроля. Готовность к риску как склонность к поиску сильных ощущений Г. Айзенк отличает от импульсивности. Склонность риску также присуща людям с рисковым поведением и тесно взаимосвязана с импульсивностью. [Айзенк, 1993]. Отечественные авторы также связывают готовность к риску не с импульсивностью, а с особенностями актуалгенеза деятельности человека, находящегося в ситуации неопределенности и имеющего возможность изменить уровень этой неопределенности посредством личностных и когнитивных усилий. А значит, мы говорим и готовности к риску, скорее как о личностном потенциале субъекта действовать в ситуации неопределенности, а не как о личностной черте". [15]

Ю.Козелецкий (1979, 1991) связывает готовность к риску с возможностями субъекта достигать поставленные цели и регулировать свои познавательные и поведенческие стратегии. Он же относит склонность к риску к личностным чертам, поскольку ее проявление детерминировано как средовыми факторами, так и другими личностными -- уровень тревоги, агрессивности и др.

Выявление взаимосвязей готовности к риску с другими свойствами направляло многие корреляционные исследования. Так Г. Лерч приводит данные других авторов о положительных корреляциях (при факторной проработке конструкта) измерений рискованности и следующих свойств: импульсивности, агрессии, возбудимости, доминировании. Отрицательные связи обнаруживались с такими свойствами, как социальная желательность, социальная ответственность и совестливость [Лерч, 1987].

Агрессия и тревожность упоминаются рядом авторов как свойства, коррелирующие с готовностью к риску [Козелецкий, 1979; 1974].

Некоторыми авторами предприняты попытки обосновать связь склонности к риску с особенностями мышления субъекта, а также развести такие личностные факторы принятия решений, как готовность к риску и рациональность (Корнилов, 1994).

Под рациональностью понимают склонность к обдумыванию решений.

Выделяют и такие определения готовности к риску — готовность к самоконтролю действий при заведомой неполноте или недоступности необходимых ориентиров, а также готовность полагаться на свой потенциал. Или готовность принимать решения в ситуации неопределенности или при неполноте информации. Склонность к риску же можно понимать как склонность к поиску ощущений, как личностная черта или как активность личности, направленная навстречу возможной опасности.

Итак, анализ литературы показал, что можно выделить 3 разновидности риска: импульсивность, склонность к риску как к поиску ощущений и готовность к риску.

Под риском наркозависимости мы понимаем сочетание ряда факторов. Первый — самочувствие подростка. Подросток может испытывать дискомфорт, связанный с дефицитом или избытком внутреннего ресурса относительно той ситуации, в которой он находится. Поэтому, в поисках комфорта такие подростки с большей вероятностью могут пробовать наркотики, которые, благодаря своей иллюзорно-компенсаторной функции, обеспечивают временное удовлетворение. Вторым фактором на наш взгляд является сам факт осуществления наркотической пробы. То есть подросток, однажды преступивший запретную черту, с большей вероятностью осуществит повторные пробы. Третий фактор — асоциальная направленность подростка. Следует учитывать тот факт, что пробы наркотика осуществляются в компании. Идентификация с такой компанией выражается в том, что социальные установки подростка приобретают негативистский характер, они становятся склонными к совершению или одобрению асоциальных поступков, общественно значимая деятельность не приобретает для них важности. По всей видимости, такие подростки будут избегать участия в ней.

2.2 Склонность к риску как атрибутивная характеристика личности

О «готовности к риску» и «склонности к риску» принято говорить, опираясь в основном на психодиагностическую парадигму, в рамках которой названные свойства выступают в статусе внутренних -- субъектных -- условий, которые могут быть поняты как индивидуальные особенности, личностные диспозиции, а также как особые измерительные шкалы типа личностных конструктов или индивидуальных категоризации. В последнем случае уже довольно трудно разделить в них когнитивные и собственно личностные составляющие, что связано с представленностью в них уровня самосознания личности.

Необходимо более подробно рассмотреть вопрос о так называемом личностном риске, связываемом с диспозициональными, измеряемыми средствами психодиагностики личностными предпосылками эффективно или охотно действовать в ситуации неопределенности.

В литературе сложилась такая дихотомия в определении роли этого личностного свойства, согласно которой большинство психологических теорий риска может быть отнесено к диспозициональной или ситуационной парадигме. В силу довольно частных предположений о принятии риска субъектом их чаще называют моделями риска.

В моделях риска, представляющих ситуационную парадигму, это свойство связывается с индивидуальными различиями только в определенных ситуациях, включающих фактор риска.

В диспозициональных моделях личность выступает как носитель этого свойства, называемого склонностью к риску, готовностью к риску или «рискованностью»; ситуативно оно может проявляться и не в рискованных задачах или же в таковых не проявляться, поскольку связано также с другими личностными детерминантами активности субъекта.

Ощущение управляемости не столько ситуацией, сколько собственными возможностями в преодолении ее неопределенности, или чувство субъективного контроля за процессом (стратегией, основаниями) принятия решения, отличают личностно и интеллектуально освоенные решения от решений навязанных или вынужденных. Укажем два отличающихся по источникам этой «вынужденности» случая.

Первый: решение принимается под давлением внешне или субъективно непреодолимых факторов. Тогда поле альтернатив только кажется вариативным, сам же субъект «волен», а на самом деле вынужден выбрать из них только одну.

Второй: субъект действует на уровне пост произвольной личностной регуляции, например, по лютеровскому принципу: «На том стою, и не могу иначе». В таком случае «вынужденность» решения задана внутренними, а не внешними требованиями. По А. Бергсону [Бергсон, 1992], она может даже рассматриваться именно как ситуация свободного выбора, предуготовленного всем путем предыдущего личностного развития.

Однако в обоих случаях внешние или внутренние нормативы и ограничения и делают выбор альтернативы практически полностью прогнозируемым именно из-за несвободы человека принять иную альтернативу в соответствии с иными критериями или на других уровнях единиц психологической регуляции.

Формулируемая ниже гипотеза обратимости предполагает, что о принятии решения как личностно и интеллектуально опосредствованном акте выбора можно говорить только относительно таких случаев психологической реальности, когда субъект имеет возможность примеривать позиции личностного Я к выбору альтернатив и рассматривать их в диапазоне субъективной приемлемости-неприемлемости.

Итак, в принятии риска важную регулятивную роль играют также взаимодействия так или иначе понятых свойств «склонности к риску» и субъективных репрезентаций фактора риска в ситуации.

На готовность субъекта отвечать за последствия выборов оказывают влияние и другие психологические реалии -- инстанции нравственного самосознания личности, свойства критичности, желание ориентироваться на интересы других людей, умение предвидеть последствия альтернатив. Эти психологические реалии в литературе чаще всего интерпретируют как составляющие склонности к риску.

Следует отметить, что в психологии нет сложившихся обоснований того, следует ли выделять мотивацию риска как особый вид мотивов. Иногда рискованные решения или действия рассматриваются как полимотивированные. Иногда с ними связывается отдельная, специальная форма регуляции активности субъекта -- специфическая мотивация риска, идентифицируемая по указанным выше параметрам склонности к риску.

В 1960-е годы были сформулированы первые психологические представления о рискованности как личностном свойстве. Коган и Баллах, авторы теста «Choice-Dilemmas Questionaire», выдвинули первую «личностную» теорию в принятии риска. Они считали, что существуют люди, которые независимо от характеристик ситуации, т. е. с детерминистски или случайным образом наступающим исходом, ведут себя одинаково. Им присуща генеральная склонность к риску, и она обусловливает сдвиг в их решениях всегда в одну и ту же сторону -- большей рискованности выборов по сравнению с обычной выборкой испытуемых.

Более широкие планы рассмотрения таким образом понятой склонности к риску учли такие проблемы, как связь ее с профессиональной принадлежностью испытуемых и с другими индивидуально-личностными свойствами. Так, в психологии предпринимательства, склонность к риску рассматривается в качестве профессионально значимой личностной предпосылки. В других практически ориентированных теориях подчеркивалась неспецифическая роль этого свойства саморегуляции, не зависимая от вида деятельности личности.

Немецкий психотерапевт Герда Юн указала на необходимость в психотерапевтической практике ориентироваться на интегральную личность как носителя потенций разного «возможного поведения» [Yun, 19 870]. Она выделяет четыре основные психические структуры как определители характерологических особенностей: устойчивость, динамичность, эмоциональность и созерцательность. Со второй из них -- Dynamischen -- и связывается склонность к риску, сопровождаемая обычно гибкостью, вкусом, толерантностью и прогрессивностью.

В последующем авторы опросников стали выделять не генерализованное свойство склонности к риску, а эмпирически устанавливаемое с помощью процедур факторного анализа комплексное представление об отдельных его проявлениях в поведении, фиксируемых шкалами описания личностного риска.

Так, Л. Шмидт дифференцировал три составляющие этой склонности:

а) психическую склонность к риску, связанную с готовностью к угрозе своей телесной неприкосновенности;

б) социальную склонность, связанную с готовностью действовать непривычным образом, не обращать внимание на штампы или одобрение других;

в) финансовую склонность, связанную с готовностью к исходам с рисками, которые нельзя подсчитать, или с беззаботностью в обращении с деньгами [Schmidt, 1985].

Такое понимание сложилось после перевода на немецкий язык англоязычного опросника Джексона, впервые предложившего мулыпивариативный подход к пониманию свойства «рискованности».

Иное трехфакторное понимание концепта рискованности обнаружилось у немецкого автора EQS-методики -- Вольфарта [Wolfart, 1974]. Он включил понятие склонность к риску в более широкий контекст диагностики личностного профиля.

Склонность к риску диагностируется по интерпретации трех личностных факторов:

1) нерешительность -- неуверенность и колебания;

2) рациональность -- информационный поиск;

3) собственно рисковое поведение (Risikoverhalten) -- заинтересованность субъекта в выборе и стойкость в достижении цели, несмотря на неуспех или незначительность шансов, т. е. поведенческое принятие риска (risk-taking) при решениях в житейских ситуациях.

В англоязычной литературе были представлены и другие психологические концепции рискованности, предполагающие измерение личностного риска как фактора межиндивидуальных различий.

В качестве частного свойства риск входил в фактор I-импульсивности в опроснике 16-PF Кеттэлла.

Надо отметить, что подмена понятия склонности к риску понятием импульсивности была свойственна многим авторам.

Наиболее известными стали концепции, связанные с разработкой опросников М. Цукерманом (Шкала поиска ощущений) и Гансом и Сибиллой Айзенками (последний представлен опросником I7 -- седьмым вариантом шкалы «Импульсивность»).

Авторы опросника I7 продемонстрировали постепенное размежевание психологических конструктов рискованности, склонности к поиску сильных ощущений и снижения самоконтроля. На русскоязычных выборках опросник модифицирован в кратком варианте А. Долныковой и Т. Корниловой.

Склонность к риску как склонность к поиску сильных ощущений Г. Айзенк отличает от импульсивности, более тесно связанной с темпераментом, хотя указывает «промежуточное» место этого свойства в системе основных генерализованных личностных черт, т. е. не рядоположенное его соседство с другими чертами [Айзенк, 1993]. Ю. Козелецкий [Козелецкий, 1979], говоря о возможности эмпирического определения групп «смельчаков» и «перестраховщиков», относит склонность к риску к личностным чертам, поскольку ее проявление детерминировано как средовыми факторами, так и личностными факторами -- уровень тревоги, агрессивности и др. Проявление риска не прямо диктуется свойствами ситуации (т.е. фактор риска нельзя понимать только как фактор задачи).

Рискованность -- достаточно обобщенная характеристика способов выхода субъекта из ситуаций неопределенности, и в этом смысле она понимается как личностная склонность. Как индивидуальная характеристика, эта готовность предполагает также оценку субъектом своего прошлого опыта (с точки зрения чувства «Я рискую», результативности своих действий в ситуациях шанса, умения полагаться на себя без достаточной ориентировки в ситуации и т. п.).

Глава 3. Значение наркотической пробы в подростковом возрасте

3.1 Аддитивное поведение

Addiction — по-английски пагубная привычка, пристрастие к чему-либо, порочная склонность. Аддитивным поведением стали называть злоупотребление различными веществами, изменяющими психическое состояние, включая алкоголь и курение табака, до того как от них сформировалась физическая зависимость. С. А. Кулаков (1989) распространил этот термин и на случаи без индивидуальной психической зависимости. Почему вместо термина «зависимость» в отношении подростков уместней употреблять термин «аддитивное поведение»? Собственно зависимость — это понятие медицинское, означающее наступление болезни, связанной с предметом удовлетворения зависимости (последние стадии зависимого поведения).

Термин «аддитивное поведение» указывает на то, что речь идет не о болезни, а о нарушениях поведения, поэтому для подростков этот термин, возможно, наиболее адекватен. (Хотя в США в отличие от аддитивного поведения сам термин «аддикция» используется как равнозначный зависимости).

Аддитивное поведение является скорее переходной стадией к собственно зависимости (болезни).

В широком смысле, этот термин включает в себя большой спектр патологий — от поведения, граничащего с нормальным, до тяжелой психологической и биологической зависимостей. В узком смысле — это начальные этапы формирования зависимости (первые пробы).

В организационно-методическом пособии под общим руководством Б. И. Хасана «Профилактика несвободы» под аддукцией, аддитивным поведением принято понимать поведение, обусловленное какой-либо зависимостью. Таким термином предлагается обозначать не вообще любую зависимость, а только ту, которая приводит к состоянию несвободы разрушительного типа. Еще несколько слов об аддукции.

Аддитивное поведение — одна из форм деструктивного поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Этот процесс настолько захватывает человека, что начинает управлять его жизнью. Человек становиться беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять аддукции. Аддукция — процесс психического порабощения. В реальности внешнего мира не существует неких принуждающих желаний или силы. «Все зависимости питает мощная сила подсознания, придавая им такие качества, как непреодолимость влечения, требовательность, ненасытность и импульсивность влечения, — пишет С. Даулинг (2001), — Причем аддитивная личность минимизирует и отрицает свою зависимость, и окружающие её люди делают то же самое».

«Суть аддитивного поведения заключена в стремлении уйти от реальности. Люди пытаются искусственным путём изменить свое психическое состояние, создавая иллюзию безопасности и восстановления равновесия», — считает Бочкарёва Н. П. (1998).

Аддукция, по мнению Э.Дж.Ханзян (1978), -это попытка решения жизненных проблем индивидами, обладающими различными уровнями уязвимости и способности к быстрому восстановлению сил. Подчас люди обнаруживают, что им не хочется отказывать от своих зависимостей, поскольку количество «плюсов», которые дает зависимость, часто существенно больше, чем «минусов». Другими словами, зависимость — это способ решения проблем.

Аддитивное поведение находит выражение в вовлеченности в различные виды активности. Приведем несколько примеров: аддитивные азартные игроки испытывают наибольшее удовольствие, участвуя в азартных играх или заполняя формуляры спортивного тотализатора, сексуальные аддикты (для краткости в дальнейшем мы будем называть так лиц с аддитивным поведением) отправляются в районы города, где они могут встретиться с лицами противоположного пола, ищущими приключений; алкогольные аддикты ищут ситуации, в которых наиболее вероятно проведение времени с употреблением алкоголя. Само размышление на эти темы вызывает у аддиктов чувство эмоционального возбуждения, волнения, подъема или релаксации. Таким образом, достигается начало желаемого эмоционального изменения, возникает ощущение контроля над собой и ситуацией, чувство удовлетворения жизнью. Аддиктивное поведение вначале создает иллюзию решения проблем, спасения от стрессовых ситуаций путем избегания последних. В этой особенности аддикции содержится большой соблазн: хочется идти по пути наименьшего сопротивления. Конечно, отвлечение необходимо каждому человеку, но в случае аддикции оно становится стилем жизни и человек оказывается в ловушке.

Аддитивный подход зарождается в глубине психики, он характеризуется установлением эмоционального отношения, эмоциональной связи не с другими людьми, а с неодушевленным предметом или явлением. Каждый человек нуждается в эмоциональном тепле, получаемом от других и отдаваемом им. При формировании аддитивного подхода происходит замена межличностного отношения проекцией своих эмоций на предметные суррогаты. Лица с аддитивным поведением стараются реализовать свое стремление к интимности искусственным образом, на сознательном уровне они используют для самозащиты механизм, который называется в психологии «мышление по желанию». Он заключается в том, что человек вопреки логике причинно-следственных связей считает реальным лишь то, что соответствует его желаниям, содержание мышления при этом, в свою очередь, подчинено эмоциям. В связи с этим невозможно или очень трудно убедить человека с аддитивным поведением в неправильности, опасности его подходов.

3.2 Причины, лежащие в основе появления зависимых форм поведения

Изучение генезиса зависимости, исследование множества личных историй наркоманов, анализ исповедей зависимых и их близких позволил выделить две общие характеристики. В одних случаях была обнаружена недостаточность внутреннего ресурса для разрешения жизненных ситуаций и тенденция к избеганию высоких требований среды. В других случаях — внутренний ресурс был даже избыточен, но условия среды, в которых находился, человек не позволяли удовлетворить потребности в соответствии с внутренней динамикой, приводили к невозможности чувствования себя в этой среде и выступали субъективным препятствием, провоцируя разного рода пробы и попытки выхода из дефицитарной среды. В целом можно говорить о двух типах конфликтной компетентности.

Первая общая гипотеза состоит в том, что нарушение приспособления или недостаток конфликтного ресурса может приводить к появлению зависимости.

Вторая общая гипотеза состоит в том, что два типа конфликтной некомпетентности могут приводить к увеличению вероятности возникновения зависимости — это ситуация недостаточности ресурса ребенка относительно требований среды и избыточность ресурсов ребенка по отношению к характеристикам среды.

Еще один факт, обнаруженный у абсолютного большинства зависимых от наркотиков подростков — наличие особо сильных привязанностей к чему-либо. Эти привязанности менялись с возрастом, но в том или ином виде всегда присутствовали в жизни человека. Невозможность обходиться без сладкого, чрезмерная зависимость от взрослого (чаще матери), наличие разного рода привычек, без которых ребенок не мог обходиться и т. д. В этом смысле еще одним фактором риска возникновения зависимости может быть опыт предзависимости.

В генезисе взросления ребенка мы можем обнаружить предзависимость, которую нужно отличать от обычной привязанности. Человек не может быть независим полностью, суть человеческой природы — связь с другими людьми. Кроме того, все мы в какой-то мере зависимы от места жительства, работы, ближайшего окружения, но такого рода зависимость не приводит к дезорганизации нашей деятельности в ситуации отсутствия объекта зависимости. При предзависимости отсутствие желаемого объекта, состояния приводит к невозможности осуществлять другие виды деятельности, к ограничению, торможению развития. Этот фактор начинает доминировать и становится центральным в поведении человека. Это не контролируемый человеком процесс, и всякие попытки пресечь такое поведение приводят к невозможности заниматься чем-либо другим, к непредсказуемым реакциям.

Дефициты можно обнаружить в переходные периоды развития ребенка, когда перед ним возникают новые задачи; именно в них появляется возможность увидеть генезис ресурса, как ребенок себя ведет в этих ситуациях, какой ресурс обнаруживается, какой активизируется.

Исходя из гипотезы о недостаточности внутреннего ресурса, были выделены следующие дефициты:

1. Дефицит самостоятельных форм поведения — фактор риска возникновения зависимости

Становление самостоятельности предполагает возможность критического отношения к влиянию среды, способность качественного анализа ситуации, прогнозирование возможных последствий и нахождение различных вариантов выхода из конфликтных ситуаций. Сама идея становления самостоятельности обсуждалась всегда, и продолжает оставаться актуальной по сей день. Начиная от рождения и физического отделения от матери, появления автономной речи, далее — самостоятельных намерений и замыслов, способности управлять собственной деятельностью и т. д., ребенок приобретает все большую независимость, приспосабливаясь к окружающему миру. «Приобретение автономных форм поведения происходит в совместной деятельности взрослого и ребенка и ведет в дальнейшем к ее разрушению», — говорит Д.Б.Эльконин, представляя схему развития предметного действия в раннем возрасте. Возникая в одной деятельности, другая своим развитием делает ненужной предыдущую и позволяет отказаться от нее на следующем этапе развития. В этом смысле развитие — это всякий раз отказ от чего-то уже не актуального, освоенного и стремление к овладению новыми формами самостоятельной деятельности. Это овладение связано с преодолением сопротивления окружающей среды, выдвигающей разного рода требования к ребенку. Возможность преодоления этого сопротивления ключевым образом связана с нарастанием конфликтной компетентности.

2. Дефицит эмоционального диапазона, отсутствие эмоциональных нюансов повышает риск зависимого поведения.

По данным исследования, к различным видам зависимости склонны дети с узким диапазоном средств общения, высоким конформизмом, некомпетентностью эмоциональных проявлений. Как правило, такие дети видят все в черно-белых красках, им свойственна категоричность эмоций нет диапазона и нюансов эмоций, как, например, «возбужденная радость (радость — восторг, ликование), спокойная радость (растроганная радость, радость — умиление), напряженная радость, исполненная устремленности (радость страстной надежды и трепетного ожидания)» (СЛ.Рубинштейн).

В то время как в реальной жизни чувства и эмоции представляют большое многообразие качеств и оттенков, такие дети не чувствуют полутонов. Они не гибки в общении и поэтому испытывают затруднения в разрешении конфликтных ситуаций.

3. Третий дефицит, который, вызывает возникновение зависимых форм поведения, — это функциональный дефицит. В последнее время много детей рождаются с органическими нарушениями. У ребенка есть объективные нарушения определенных функциональных систем. В педагогической практике часто бывают случаи, когда педагоги, сами того не подозревая, предлагая определенные формы работы на уроке, провоцируют обнаружение этих дефицитов. Как правило, дефицит не заметен в деятельности ребенка, поскольку скрыт различными компенсациями. Он обнаруживается лишь при прямом попадании. Частое попадание в зону дефицита формирует у ребенка чувство незащищенности, неуверенности в себе и своих силах, ощущение не успешности и провоцирует появление психологических защит, которые позволяют сохранить положительное представление о себе. В то же время появление защитных механизмов служит показателем неспособности ребенка продуктивно разрешить ситуацию. Защита — это уход от ситуации.

4. Наличие в генезисе ребенка опыта предзависимостей — еще один фактор риска возникновения зависимого поведения Аддиктивное поведение как смена одной зависимости на другую. Этот фактор был описан выше.

В своей дипломной работе Гуськова А. П. (2002) выделяет ряд паттернов, отражающих искажения личности в различных сферах: эмоционально-волевой, поведенческой, когнитивной, аффективной и мотивационно-потребностной, которые могут оказать влияние на возникновение зависимого поведения.

1. Искажения в эмоционально-волевой сфере. Развитие связано со становлением эмоционально-волевой сферы (собственно и с неё начинается аддиктивное поведение).

Как правило, задержки в ней порождают некомпетентность в общении:

неадекватность эмоциональных проявлений;

конформизм или раскованность;

внушаемость;

негибкость в конфликтных ситуациях;

трудность в освоении новых средств общения;

категоричность, виденье всего в черно-белых тонах (нет диапазона эмоций);

негативизм;

упрямство и т. д.

склонность к риску как гипертрофированное средство самоутверждения в кругу сверстников и т. д.

2. В поведенческой сфере:

нестабильные отношения с окружающими;

избегание решения проблем;

однотипный способ реагирования на фрустрацию и трудности;

высокий уровень претензий при отсутствии критической оценки своих возможностей;

эгоцентризм;

агрессия;

склонность к обвинениям;

ориентация на слишком жесткие нормы и требования;

нетерпимость и нетерпеливость.

Все эти компоненты не позволяют отношениям личности обрести устойчивость.

1. В когнитивной сфере:

«аффективная логика»;

сверхожидания от других;

эмоциональные блоки (например, убеждение — «мальчики не плачут»);

«селективная выборка» («если другие меня критикуют, то я плохой»);

«абсолютное мышление»;

проживание опыта в двух противоположных категориях: «всё или ничего»;

«произвольное отношение» (формирование выводов, когда нет аргументов);

стремление делать все только на отлично.

4. Аффективная сфера:

эмоциональная лабильность;

низкая толерантность фрустраций;

быстрое возникновение тревоги и депрессии;

низкая и нестабильная самооценка;

преувеличение негативных событий и минимизация позитивных;

неприятие «обратных связей».

Всё это способствует закрытию личности.

5. Мотивационно-потребностная сфера:

блокировка потребностей в защищенности, самоутверждении, свободе, принадлежности к референтной группе и во временной перспективе.

Психологическая устойчивость личности к жизненным трудностям формируется одновременно с развитием личности и зависит от типа нервной системы, опыта, навыков поведения и развития познавательных структур.

В дальнейшем, говоря о зависимости, я буду иметь в виду аддиктивное поведение, то есть, когда есть пробы, но до собственно зависимости (болезни) еще далеко (наблюдаются начальные этапы реализации зависимого поведения).

3.3 Проба как условие развития в подростковом возрасте

По всей видимости, кризис системы образования, выразившийся в виде отсутствия адекватных подростковому возрасту форм взаимодействия взрослого и подростка, в которых бы схватывалось и удерживалось противоречие разрешаемое в данном возрасте, можно рассматривать как одно из условий усиления темпов наркотизации.

Специфику возрастного периода, который в психологической литературе фигурирует под разными названиями — «подростковый», «переходный», «пубертатный», «школьный» — пытались описать в русле самых различных подходов к психологии и к человеку, в частности. Это нашло отражение не только в различении в названиях этого периода и в неоднозначности его хронологических границ, но и в том, что акценты в исследованиях были сделаны на разные стороны развития в зависимости от системы взглядов, что привело к разнородности содержательных представлений об этом возрастном периоде. В результате сложилось некоторое множество отнологически разнородных теорий, которые не противоречат друг другу, но и не связаны между собой из-за отсутствия общих оснований.

Несмотря на некоторые разногласия, появившиеся у отечественных психологов при определении психологического содержания подросткового возраста, отмечается что главным в этот период является построение себя, открытие себя, «проектирование своей личности и своего будущего с попытками реализовать намерение, цели и задачи» [11 с.101] В связи с тем, что в этот период организм претерпевает значительные изменения, которые будут существенно влиять на его последующее биологическое и психологическое развитие, во время подростничества изменяется можно сказать все: тело, характер, мышление, идеалы, нормы и т. д. [57] Подросток теряет четкое ощущение «кто он?», ему еще предстоит в этом разобраться. Поэтому фактически все поведение ребенка в этот период, все его действия имеют смысл обнаружения себя, своих возможностей, своего соответствия. Подросток все время испытывает себя и все время пытается пробовать. Причем ориентация подростка на пробу своих возможностей происходит и в интеллектуальной, и в социальной, и в межличностной, и в личностной сферах (Фельдштейн Ф. И, 1985, Цукерман Г. А., 1994, Эльконин Д.Б., 1997 и др.)

Все действия подростка (в той мере, в какой это именно действия подростка, несут прежде всего смысловую нагрузку значения, поведение становится текстом [45] Подросток всякое действие превращает в знак, т. е. придает ему определенное значение. Именно «означивание поведения приводит к его проявлению и обнаружению. В означивании происходит проба действия, его обнаружение, разглядывание. До означивания нет еще ни действия, ни действующего [там же], он замысливает свой собственный текст и, осуществляя (реализуя) его по мере своих сил, создает тем самым произведение своего собственного действия. Так связка «замысел — реализация» есть необходимое условие встречи действующего с самим собой: он обнаруживает пространство собственных возможностей, пространство собственных значений и смыслов. Иными словами, предметом подростковой пробы является сам действующий (его возможности, его соответствие…).

И каждый пробующий шаг, таким образом, добавляет в багаж подростка новые представления о себе самом. Фактически вся деятельность ребенка в этот период, все его действия направлены на обнаружения себя, на самоопределение.

Подросток такого рода пробы осуществляет в компании сверстников, там по мнению К.Н. Поливановой, он встречается с некоторым подражанием идеалу, что в свою очередь, позволяет сохранить «поле пробности», а точнее — в безопасных условиях узнать свою приближенность к идеалу.

Обратимся к более подробному изучению становления личности подростка в данном возрастном периоде и попытаемся выделить те существенные его характеристики, которые могут оказаться значимыми при формировании «аддиктивной личности».

В сове время Л.И. Божович отмечала, что психическое развитие ребенка, формирование его личности может быть понято лишь в рамках его социализации, но «образцы», с которыми встречается в ходе своего развития ребенок, отнюдь не однозначны. Они могут представлять собой продукты творческой созидательной деятельности, но они могут быть и продуктом негативного опыта, и если процесс социализации происходит стихийно, то нет никакой гарантии, что он будет направлен на усвоение лучших, а не худших образцов. [6 с.46]

В рамках «нормы», как отсутствия осуществленной пробы наркотика, можно выделить два типа реализуемого поведения: первое связано с отсутствием предрасположенности к зависимым формам поведения, и второе, связанное с наличием такой предрасположенности, что резко повышает «степень риска» подростка. Такая диагностика представляется нам возможной, если мы обратимся к пониманию подросткового возраста как возраста проб. Поскольку для решения подростком задачи идентификации и самоопределения ему необходимо попробовать себя в разных качествах, то наиболее показательная для подросткового возраста ситуация — это ситуация пробы, не именно наркотической, а пробы вообще. Психологическим содержанием такой ситуации является риск, поскольку каждая проба несет в себе частицу неизведанности и опасности. Следовательно, реализация адекватного поведения будет связана с адекватной оценкой ситуации риска и выбором правильной стратегии поведения. Реализация неадекватного поведения будет связана с невозможностью оценить данную ситуацию как рисковую или не рисковую, соотнести это понимание с собственными возможностями и в связи с этим приведет выбору неадекватной стратегии поведения.

3.4 Значение наркотической пробы в подростковом возрасте

Большинство исследований, посвященных риску наркозависимости в подростковом возрасте свидетельствуют о том, что сама проба наркотика имеет, конечно большое значение, но не как самостоятельный акт (что может быть проявлением нормального подросткового интереса), а в сочетании с преморбидными особенностями личности (все они поглощаются понятием «хронической фрустрирующей ситуации»), что в значительной мере усиливает риск наркозависимости. Важно не то, осуществит ли подросток пробу, важно почему, осуществив ее подросток попадает в ситуацию наркозависимости. [46] Отсюда следует разделять пробу в следствие нормального подросткового любопытства (мотив любознательности) и пробу вследствие желания избежать постоянного напряжения, вызванного хронической фрустрирующей ситуацией (мотив удовольствия).

Кроме того, заслуживает внимания тот факт, что нормальная подростковая проба должна осуществляться в безопасных условиях, это и есть основное условие пробующего действия. Как мы показали выше проба наркотическая — не есть для всех, есть проба безопасная, а наоборот может стать началом, пусковым механизмом патогенетического развития заболевания.

Злоупотребление психоактивными веществами у подростков можно условно отнести к варианту «тайного» поведения, скрываемого от родителей и других взрослых. Объем информации об этом может колебаться от неосведомленности или подозрения до полной уверенности в потреблении наркотиков. [31 с. 6]

Как правило, и учителя и родители могут заметить, что ребенок употребляет наркотики уже на той стадии, когда есть сформированная зависимость и тягу к наркотику становится практически невозможно скрывать в дальнейшем, из дома пропадают ценные вещи, подросток становится неуправляем, злобен, отчужден.

Несмотря на множество публикаций — научных, научно-популярных, просветительских, посвященных предклиническим формам, вопрос о возможности ранней диагностики остается открытым. В то же время указывается на то, что вмешательство на стадии, когда зависимость еще не сформирована, переориентация подростка на другие цели, смещение его интересов дает хорошие результаты. Вмешательств же на последующих стадиях носят характер сомнительной эффективности.

Становится понятно, что разработка метода, который позволил бы диагностировать именно пробу наркотического препарата приобретает особую актуальность, особенно в тех случаях, когда есть предрасположенность ребенка к зависимым формам поведения.

Глава 4. Эмпирическое исследование склонности к риску как фактора наркотической пробы в подростковом возрасте

4.1 Методики диагностики склонности к риску как фактора наркотической пробы в подростковом возрасте

Одним из первых авторов, предложивших методику измерения потребности в поиске впечатлений, побуждающей человека к тому или иному виду деятельности, был американский психолог М. Zuckerman. Основой его теории, разработанной в 60-е годы, явилось положение, что люди различаются по оптимальному уровню стимуляции и возбуждения и эти различия влияют на выбор ими различных форм жизненной активности. В 1979 г. М. Zuckerman описал общий паттерн поведения, связанный с высокой склонностью к поиску впечатлений, и определил ее как «потребность в различных, новых впечатлениях и переживаниях и стремление к физическому и социальному риску ради этих впечатлений».

Исследованиями ряда авторов установлено, что потребность в поиске впечатлений положительно коррелирует с определенной структурой личности (например, характеризующейся выраженной экстраверсией), с дисгармонией личностных черт, выбором некоторых профессий, развлечений, а также с асоциальным поведением, включающим употребление алкоголя и наркотиков. В частности, показано, что подростки с высокими показателями теста Цукерман стремились к экспериментированию с наркотическими веществами с целью повысить уровень возбуждения и получить разнообразные ощущения.

Выбор подобных форм поведения некоторые авторы объясняют тем, что подростки с выраженной потребностью в поиске впечатлений испытывают трудности в удовлетворении этой потребности в конвенциональном обществе, которое фрустрирует ее системой запретов. Отклоняющееся поведение этих подростков рассматривается как компенсаторное, направленное на преодоление фрустации. Другие авторы считают, что такие черты подросткового поведения, как склонность к риску, соревнованию, протесту, а также употребление наркотиков представляют собой проявления невротических реакций, распространенных среди подростков.

Во многих случаях отклоняющееся поведение подростков обусловлено действием механизма поиска впечатлений на фоне общей неразвитости у них сферы потребностей, а также искажением процесса социализации.

Мы изучали у подростков связь потребности в поиске впечатлений со склонностью к наркотикам. проба риск наркотический подростковый

Опросник «Группа риска наркозависимости».

Целью настоящей работы является верификация шкал опросника «Группа риска наркозвисимости» (ГРН), разработанного исследовательской группой Института психологии и педагогики развития СО РАО [приложение 1] [50]. С учетом изменившейся социальной ситуации и потока информации по теме в СМИ необходимо установить соответствие между шкалами опросника и измеряемыми конструктами.

В качестве методики для проверки шкалы «стремление к риску» мы использовали моторную пробу Шварцландера [Приложение 2]. Данные корреляционного анализа позволяют сделать вывод о том, данная шкала нуждается в верификации [Приложение 3].

Был проведен анализ шкалы социальные установки на соответствие измеряемому конструкту. Утверждения шкалы отражают только отношение подростка к значимости для него мнения окружающих. Этого недостаточно для того, чтобы сделать вывод о его действительной социальной направленности, следует учитывать так же то, поскольку данный опросник предполагается использовать в контексте профилактических программ, важным нам видится выделение объективных характеристик социальной направленности подростка, которые отражали бы и его степень социализации, как задачи адекватной возрасту. Данная шкала так же нуждается в верификации.

Шкала «интерес к наркотикам», по которой предполагается оценить степень актуального риска подростка, т. е. свершившуюся пробу, так же не соответствует измеряемым конструктам. В последнее время значительно возрос поток информации по теме в СМИ, возрос общий уровень осведомленности подростков о наркотиках, с одной стороны, с другой стороны, шкала не содержит утверждений, отражающих отношение подростка к наркотическим препаратам, что мы считаем косвенным указанием на свершившуюся пробу.

4.2 Анализ результатов эмпирического исследования

Мы провели исследование по опроснику Цукерман (см. Приложение).

Также мы провели экспертное интервью среди подростков.

Мы опрашивали подростков, как часто они рискуют и в каких ситуациях.

По результатам экспертного интервью выявились следующие ситуации риска:

Таблица 1. Результатам экспертного интервью по ситуация риска.

Частота встречаемости

Риск, связанный с угрозой жизни, здоровью

Частота встречаемости

Риск, связанный с нарушением социальных норм

3

1 Возвращаться домой в темноте одной.

1

1. Нарушать правила, например, дорожного движения.

2

2. Пробовать наркотики.

1

2. Поругаться с учителем

1

3. Идти на стык в футболе.

3

3. Уйти с уроков

1

4. Уехать одному в другой город.

1

4. Вести себя на уроке вызывающе, например, слушать плеер.

1

5. Пойти одному гулять в другой район.

2

5. Вернуться домой позже, чем тебе разрешили или не прийти ночевать.

1

6. Пойти плавать в речке, когда не умеешь хорошо плавать.

1

6. Общаться с людьми, нарушающими социальные нормы (осужденными).

1

7. поехать с мужиками на машине, когда тебя приглашают на улице.

1

7. Забеременеть.

2

8. Поругаться с учителем.

1

8. Общаться с наркоманами.

1

9. Начать пить.

1

11. Идти на поводу у своего характера, если в твоей компании его не принимают.

Полученные данные говорят о том, что подростки достаточно часто рискуют в самых разнообразных ситуациях. При этом возможность наркотической пробы встречается не реже других рисков.

Также мы провели ГРН. В нашем исследовании нас интересует вторая шкала ГРН. Мы провели ГРН на выборке, составившей 128 человек и включающей в себя учащихся 8 — 11 классов.

Для того, чтобы определить интервалы высоких, средних и низких баллов по второй шкале ГРН именно на данной выборке необходимо провести статистическую обработку полученных при исследовании баллов. Выявить интервалы высоких, средних и низких баллов по второй шкале ГРН именно на данной выборке возможно только в том случае, если результаты исследования образуют нормальное распределение.

Полученные данные мы проверили математическими методами на нормальность статистического распределения. При это старая и новая шкала интереса к наркотикам по ГРН проверялись отдельно.

Проверка нормальности распределения второй шкалы ГРН (старая шкала).

1. Проверка по формулам Н. А. Плохинского.

Среднее арифметическое

13,8247

13,824 701

Стандартное отклонение (сигма)

8,91 054

8,910 535

Показатель асимметрии (А)

1,221 904

1,2 366 451

Ошибка репрезентативности А

0,15 461

Показатель эксцесса (Е)

1,281 168

1,3 663 626

Ошибка репрезентативности Е

0,309 221

По формуле Н. А. Плохинского выборка образует нормальное распределение, если соблюдается определенное соотношение расчетных показателей.

Показатели ассиметрии и эксцесса свидетельствуют о достоверном отличии эмпирического распределения от нормального в том случае, если они превышают по абсолютной величине свою ошибку репрезентативности в три и более раз.

Мы видим, что оба показателя не превышают в три раза свою ошибку репрезентативности, из чего мы можем заключить, что распределение данного признака не отличается от нормального.

Для того, чтобы полностью удостовериться в том, что данные исследования составляют нормальное распределение, мы провели еще одну проверку — проверку по критическим значениям Е. И. Пустыльника.

2. Критические значения Е. И. Пустыльника

Критическое значение показателя А

0,459 251

Критическое значение показателя Е

1,100 723

Распределение в выборке является нормальным, если критические значения ассиметрии и эксцесса меньше эмпирических значений ассиметрии и эксцесса. Эмпирические значения ассиметрии и эксцесса мы получили по формуле Н. А. Плохинского (см. предыдущие расчеты).

А кр 0,459 251 < А эмп 1,221 904

А кр 0,459 251 < А эмп 1,2 366 451

Е кр 1,100 723< Е эмп 1,281 168

Е кр 1,100 723< Е эмп 1,3 663 626

Сравнив полученные данные, мы видим, что критические значения ассиметрии и эксцесса меньше эмпирических значений ассиметрии и эксцесса, следовательно, распределение в данной выборке является нормальным.

Наглядно полученные математические расчеты можно продемонстрировать с помощью графика, на котором столбиками показаны распределения эмпирически полученных данных исследования, а красной линией изображена тенденция распределения данных. График получен с помощью программы статистической обработки данных Statgrafics Plus V.2.1. и наглядно показывает, что распределения эмпирических результатов в выборке, полученных по второй шкале ГРН соответствуют стандартному графику нормального распределения.

Проверка нормальности распределения второй шкалы ГРН (новая шкала).

1. Проверка по формулам Н. А. Плохинского.

Среднее арифметическое

31,11 155

31,11 155

Стандартное отклонение (сигма)

16,1 835

16,1 835

Показатель асимметрии (А)

1,61 022

1,73 823

Ошибка репрезентативности А

0,15 461

Показатель эксцесса (Е)

0,684 419

0,752 673

Ошибка репрезентативности Е

0,309 221

По формуле Н. А. Плохинского выборка образует нормальное распределение, если соблюдается определенное соотношение расчетных показателей.

Показатели ассиметрии и эксцесса свидетельствуют о достоверном отличии эмпирического распределения от нормального в том случае, если они превышают по абсолютной величине свою ошибку репрезентативности в три и более раз.

Мы видим, что оба показателя не превышают в три раза свою ошибку репрезентативности, из чего мы можем заключить, что распределение данного признака не отличается от нормального.

Для того, чтобы полностью удостовериться в том, что данные исследования составляют нормальное распределение, мы провели еще одну проверку — проверку по критическим значениям Е. И. Пустыльника.

По формуле Н. А. Плохинского выборка образует нормальное распределение, если соблюдается определенное соотношение расчетных показателей.

Показатели ассиметрии и эксцесса свидетельствуют о достоверном отличии эмпирического распределения от нормального в том случае, если они превышают по абсолютной величине свою ошибку репрезентативности в три и более раз.

Мы видим, что оба показателя не превышают в три раза свою ошибку репрезентативности, из чего мы можем заключить, что распределение данного признака не отличается от нормального.

Для того, чтобы полностью удостовериться в том, что данные исследования составляют нормальное распределение, мы провели еще одну проверку — проверку по критическим значениям Е. И. Пустыльника.

2. Критические значения Е. И. Пустыльника

Критическое значение показателя А

0,459 251

Критическое значение показателя Е

0,500 723

Распределение в выборке является нормальным, если критические значения ассиметрии и эксцесса меньше эмпирических значений ассиметрии и эксцесса. Эмпирические значения ассиметрии и эксцесса мы получили по формуле Н. А. Плохинского (см. предыдущие расчеты).

А кр 0,459 251 < А эмп 1,61 022

А кр 0,459 251 < А эмп 1,73 823

Е кр 0,100 723< Е эмп 0,684 419

Е кр 0,100 723< Е эмп 0,752 673

Наглядно полученные математические расчеты можно продемонстрировать с помощью графика, на котором столбиками показаны распределения эмпирически полученных данных исследования, а красной линий изображена тенденция распределения данных. График получен с помощью программы статистической обработки данных Statgrafics Plus V.2.1. и наглядно показывает, что распределения эмпирических результатов в выборке, полученных по второй шкале ГРН соответствуют стандартному графику нормального распределения.

Следующим шагом исследования является определение значения высоких, средних и низких баллов по второй шкале ГРН.

Определение значения высоких, средних и низких баллов по второй шкале ГРН. (старая шкала)

Мы доказали, что кривая распределения имеет нормальный вид. Следовательно, по данной шкале мы можем вычислить высокие, средние и низкие значение по предложенному разработчиками ГРН алгоритму.

Минимальное значение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 5.

Максимальное значение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 29.

Среднее значение о шкале в набранных в данной выборке баллах равно 16. 24

Стандартное отклонение о шкале в набранных в данной выборке баллах равно 5.31.

Таким образом, низкий интервал баллов будет находится в диапазоне от минимально набранного балла до разницы между средним значением в данной выборке и стандартным отклонением, определяемом по формуле 16.24 — 5.31.

Таким образом, высокий интервал баллов будет находится в диапазоне от максимально набранного балла до разницы между средним значением в данной выборке и стандартным отклонением, определяемом по формуле 16.24 + 5.31.

Итак:

Низкое количество баллов — 5

Среднее количество баллов от 6 до 16

Высокое количество баллов от 17 до 29.

Определение интервалов для второй шкалы ГРН необходимо было нам, чтобы определить группу риска по данной шкале.

Высокий интерес к наркотикам имеют 24 человек

Низкий интерес к наркотикам имеют 30 человека

Таким образом, 74 человека реализуют среднее стремление к риску, 24 человека — низкое и 30 человек — высокое. Таким образом, среди 128 человек 54 человек в группу риска по фактору «неадекватное стремление к риску» реализует 24+30=54 человек.

Группа риска составляет 54 человека

Определение значения высоких, средних и низких баллов по второй шкале ГРН. (новая шкала)

Мы доказали, что кривая распределения имеет нормальный вид. Следовательно, по данной шкале мы можем вычислить высокие, средние и низкие значения по предложенному разработчиками ГРН алгоритму.

Минимальное значение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 11.

Максимальное значение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 60.

Среднее значение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 26.21

Стандартное отклонение по шкале в набранных в данной выборке баллах равно 12.28

Таким образом, низкий интервал баллов будет находиться в диапазоне от минимально набранного балла до разницы между средним значением в данной выборке и стандартным отклонением, определяемом по формуле 26.21 — 12.28

Таким образом, высокий интервал баллов будет находиться в диапазоне от максимально набранного балла до разницы между средним значением в данной выборке и стандартным отклонением, определяемом по формуле 26.21 + 12.28

Итак:

Низкое количество баллов 11 — 13

Среднее количество баллов 14 — 29

Высокое количество баллов 30 — 60

Определение интервалов для второй шкалы ГРН необходимо было нам, чтобы определить группу риска по данной шкале.

Высокий интерес к наркотикам имеют 23 человека

Низкий интерес к наркотикам имеют 55 человека

Таким образом, 50 человек реализуют среднее стремление к риску, 23 человека — низкое и 55 человек — высокое. Таким образом, среди 128 человек 78 человек попали в группу риска, по фактору «неадекватное стремление к риску» реализует 23+55=78 человек.

Группа риска составляет 78 человек

Следующим шагом является верификация полученных данных по второй шкале ГРН. Выявление группы риска по второй шкале ГРН строится на предположении, что чем выше информированность о наркотиках и выше интерес к ним, тем больше шансов у подростка совершить наркотическую пробу.

Мы провели экспертное интервью среди наркозависимых и нарконезависимых подростков для проверки этой гипотезы. Полученные в результате интервью данные представлены в следующей таблице:

Таблица 2. Результаты верификации шкалы «Интерес к наркотикам»

Употреблявшие наркотики

Не употреблявшие наркотики.

Шкала «Интерес к наркотикам»

1.Петр, 2. Аля, 3. Женя, 4. Юля, 5. Катя

1.Люда, 2. Егор, 3. Артем, 4. Илья, 5. Настя, 6.Женя.

1. Как вы считаете современные подростки интересуются наркотиками?

1.да

2.да

3.да

4.да

5.да

1.да

2.да

3.да

4.да

5.да

6.да

2. В чем проявляется их интерес? Как они интересуются? Как ты интересуешься? Где они берут информацию о наркотиках?

1. Развелось много наркоманов. Наркомания накрывает молодежь волной. Наркотики притягивают. Один попробовал — другому стало интересно (он ему рассказал).

Получается цепь. Наркоманить начинают — нюхают, потом пробуют колоться, а параллельно курят. Попал в дурную компанию где говорят, что это хорошо, охота попробовать, попробовал — втянулся. Есть люди, которые просто хотят узнать об этом побольше и спрашивают у тех, кто пробовал.

2. Пробуют. Другой интерес на врят-ли.

3. Предлагают попробовать, кто-то сказал, что хорошо, попробуешь и начинается.

4. В компании. Просто так получается в какую компанию попадешь, от этого все зависит. Ты сидишь, смотришь как дурак. Все смеются, им весело, а тебя не зацепило. Хочется быть как они, чтоб было смешно. Интерес появляется к людям, которые продают наркотики. Как найти его, чтобы купить не через знакомых, а самому.

5. Попробовал, потом еще хочется попробовать. Пробуешь первый раз тебе ничего, но ты хочешь попробовать еще раз, чтобы узнать это ощущение. Почему всем хорошо, а тебе ничего.

1. Я читала. Если человек творческий он ищет возможность написать что-то. Поэтому многие из них употребляют наркотики, чтобы испытать новое состояние. Я интересуюсь, когда информация идет о наркотиках. Вот художники сюрреалисты они писали под воздействием наркотиков свои картины.

2.Я не интересуюсь. Узнают у знакомых, которые пробовали.

3.Я не интересуюсь. Я согласен.

4. Не знаю. Мне лично не интересно.

5.Обсуждают в компании.

6. Когда плохо — уколоться, пока действует — хорошо. Еще таблетки добавляют, чтоб больше эффект был.

3. Что ты знаешь о наркотиках?

1. вызывают состояние, которое может нравиться, опьянение сознания, опасны, происходит сушивание мозгов, заражение крови может быть, легкие загрязняются.

2.

3.

4. Рассказывает о стоимости, способах приготовления употр., действии. Я пробовала гашиш, насваи, химию. Классно, жутко смешно от всякой чуши, мир другими глазами видишь.

5. Рассказывает о стоимости, способах приготовления употр., действии. Я пробовала гашиш, насваи, химию. План (конопля сушена) пробовала, галлюцинации, классные ощущения! Если передоз, маму потеряешь, у моего друга был передоз.

1. Экстази, -стимуляторы наркотики, амфетамины, ЛСД — растительный эквивалент спорынья

2. Ничего не знаю.

3.Не знаю.

4.

5. Ни к чему хорошему не приводят

6.

4. Какие наркотики тебе известны? (напиши)

1. указано 14 наркотиков.

2. указано 8 наркотиков.

3. указано 13 наркотиков.

4. указано 11 наркотиков.

5.указано 12 наркотиков.

1. указано 9 наркотиков.

2. указано 4 наркотика.

3. указано 4 наркотика.

4. указано 8 наркотиков.

5. указано 11 наркотиков

6. указано 4 наркотика.

5. Как ты считаешь, ты знаешь о наркотиках больше чем твои сверстники (одноклассники)? Чувствуешь себя круче?

1. Да

2. Нет, сейчас все об этом знают.

3.Нет.

4. Круче себя чувствуют те, кто еще не зависимый, они как-то свысока смотрят.

5. Ну да ты как бы свой, а они еще нет.

1. Нет.

2.Нет.

3.Нет.

4. все одинаково.

5.Нет. некоторые пробуют и считают, что они круче.

6.Нет

6. Знаешь ли ты, сколько стоят наркотики?

1. Самый дешевый ганджубас — ляпка — 50 руб. Насваи еще есть — это слабый.

2. гашиш — 50 руб.

3. героин — 100

4.ручник -50р.

5.героин — 100р., кокаин — 450р

1. Нет

2.Нет

3.Нет

4. Знаю — не скажу. Марихуана — 8 евро. Экстази у нас нет.

5. Да.

6.Да.

7. Где их можно купить? А в твоем районе?

1. На бензоколонке. Да это незачем знать, можно наркоману дать денег — он сам все оформит.

2. Только у знакомых. В ларьке.

3. Соглашается. У знакомых.

4. В аптеке.

5.Или у знакомых, на дискотеке.

1. Не знаю

2. Через каких — нибудь наркоманов. Не знаю.

3.Не знаю.

4. Знаю, что можно пойти к какому-то человеку.

5. У них все схвачено, засекречено.

6.Тебе могут сказать, если ты будешь этим заниматься, а если нет, то тебе и знать не зачем.

8. Есть ли у тебя близкие знакомые, попробовавшие наркотики? Периодически употребляющие?

1. Да у меня друг — он токсикоман

2. Да

3.Да

4. Да.

5.Да.

1. Нет. Я читала о людях.

2. нет

3.Нет

4. наркоманов в компании нет, есть те кто пробовали.

5. есть знакомые, в компании нет.

6.Так же.

9.Так ли вредны все наркотики, как о них говорят?

1. Да. Есть легкие, есть которые вводятся внутривенно, тогда может заражение крови быть через иглу в кровь пойти и весь покроешься язвами.

2. Есть безопасные присоединяется к 3.

3.Есть безопасные накуривание, насваи

4. Смотря какие, гашиш — нет. Говорят о побочных эффектах (раздражительный, нервный)

5. Соглашается с пред. Если нюхаешь, то не так, если укололся, то все — сразу зависимость.

1. Да, физическая зависимость появляется не сразу, но психическая после первой же пробы.

2.Да

3.Да

4. Да — это просто цепочка, все начинают с легких, затем переходят к тяжелым. Все вредные.

5. Ни к чему хорошему это не приводит.

6.Присоедин.

10.Кто такой тот, кто употребляет наркотики?

1. слабые люди. Смотря какой наркотик употребляет. Или очень слабый или очень любопытный человек. Любой человек может стать наркоманом. Есть люди, которые очень способны к этому приобщить. Или если вся твоя компания токсикоманит. Ты — белая ворона, ты тоже начинаешь токсикоманить. Есть люди, которые отказываются употреблять, но и их можно уболтать попробовать, а попробовал — ты уже не перестаешь.

2. ничем не отличаются.

3.

4. У наркоманов — тех, кто накуривается, глаза красные. У нас если идешь вечером у всех глаза красные. Но это сначала весело, потом груз 200 начинается.

5.Где мы живем Ѕ всей молодежи употребляет наркотики

1. Человек, который, например хочет сделать что-то необычное, расширить поле своего сознания.

2. ?

3.

4.

5. Наркоманы отличаются внешностью. Спрашивают — не изменился ли я? Все ли у меня чисто?

6. Ты попробовал один раз, тебя никто не видел. Идешь — глаза бегают, чтобы никто не заметил, где бы еще замутить на деньги.

11.Как ты относишься к наркоманам?

1. Если человек нормальный, но его привлекли к тому, чтобы употреблять наркотики. Хотя, конечно с ним не стоит сильно общаться, можно ноне на тему наркотикив.

2. Нормально, страшно только домой приводить иногда. Может что-нибудь украсть.

3. Могу общаться. Среди них есть нормальные люди. Когда накурятся о жизни начинают рассуждать — интересно, учить тебя начинают, говорить, чтоб ты так не делал.

4.

5. у меня есть знакомый, который ничего из себя не представлял, ничего не значил. Он решил употреблять наркотики, чтобы на него обратили внимание, что он такой крутой.

1. ?

2. ?

3. Плохо

4. Это не люди.

5. Я их не уважаю. Сначала, когда узнаешь, что наркоман, кажется, что это другие люди.

6.Я их тоже не уважаю.

12. Меняется ли что-то после 1 пробы.

1.один раз попробвал — уже не сможешь отказаться.

2. Ничего не меняется, сейчас все пробуют.

3.

4. Нет. Ничего не меняется. Вы бы не заметили, что я накуреная, если бы меня встретили. Для простых это не событие. А для тех кто все время был паинькой, слушался — это отделение одной жизни от другой.

5.Это всего три часа, потом проходит. Накуреным можно и в школу ходить. Но все равно ты понимаешь, что ты маленько наркоман. До этого вообще не интересовались, не думали, что будем когда-нибудь употреблять наркотики.

1. ?

2.

3.

4. Нет.

5. Некоторые считают, что они становятся круче.

6. Присоед.

По результатам экспертного опроса мы видим, что наркозависимые подростки более лояльно относятся к наркотикам и наркоманам, больше знают фактической и практической информации о наркотиках. Кроме того, наркозависимые подростки считают, что наркоманит большая часть молодежи, больше склонны счесть это нормой жизни и в большей степени готовы попробовать наркотики.

Нарконезависимые подростки гораздо меньше знают о наркотиках, их информация носит чисто теоретический или исторический характер, они отрицательно относятся к наркоманам и наркотикам, гораздо в меньшей степени готовы совершить пробу.

Таким образом, можно сделать следующий вывод по результатам экспертного интервью: чем выше информированность о наркотиках и выше интерес к ним, тем больше шансов у подростка совершить наркотическую пробу.

Целью исследования в нашей работе было исследовать склонность к риску как условие наркотической пробы в подростковом возрасте. Мы выдвинули гипотезу, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте.

Для проверки выдвинутой гипотезы мы провели на той же выборке испытуемых шкалу Цукерман.

Для того, чтобы получить данные, есть ли связь между наркотической пробой и склонностью к риску, мы провели статистическую математическую обработку полученных данных по второй шкале ГРН и имеющимся данным по шкале Цукерман для выявления корреляционной связи между переменными, измеряемыми этими шкалами.

Так как процесс проверки наличия положительной или отрицательной корреляционной связи является достаточно трудоемким, мы воспользовались программой Statgrafics Plus V.2.1.

На графике 3 отражено соотношение признаков по каждой шкале. На графике 3 на горизонтальной шкале отражены баллы, полученные испытуемыми по второй шкале ГРН «интерес к наркотикам», а по вертикали — отражены баллы, полученные испытуемыми по шкале Цукерман.

На графике мы наглядно видим, что более высоким баллам по второй шкале ГРН «интерес к наркотикам» соответствуют более высокие баллы по шкале Цукерман.

Следовательно, график корреляционных связей относительно второй шкалы ГРН «интерес к наркотикам» отражает прямолинейную положительную корреляционную связь между второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам» и шкалой по опроснику Цукерман.

На графике мы наглядно видим, что более высоким баллам по шкале Цукерман соответствуют более высокие баллы по второй шкале ГРН «интерес к наркотикам».

Следовательно, график корреляционных связей относительно шкалы Цукерман отражает прямолинейную положительную корреляционную связь между шкалой по опроснику Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам».

Графики показали, что связь между склонностью к риску и наркотическими пробами существует, причем чем выше склонность к риску, тем больше шансов, что подросток совершит пробу. (Этот вывод мы сделали по результатам экспертного интервью, которое показало, что чем выше информированность о наркотиках и выше интерес к ним, тем больше шансов у подростка совершить наркотическую пробу).

Однако степень связи между склонностью к риску и наркотическими пробами по графику определить очень трудно. Поэтому мы провели также математическую обработку данных исследования.

Степень, сила, теснота корреляционной связи параметров определяется по величине коэффициента корреляции. Сила связи не зависит от ее направленности и определяется оп ее абсолютному значению.

По своей силе корреляционная связь между шкалой Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам» является умеренной.

Это означает, что если подросток склонен к рису, то существует умеренная вероятность того, что он совершит наркотическую пробу. Эта закономерность действительна и в противоположном случае. Если подросток совершил наркотическую пробу, то существует умеренная вероятность того, что он склонен к риску.

Результаты проведенных исследований позволяют утверждать, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте.

Это подтверждается наличием положительной корреляционной связи между второй шкалой ГРН и опросником Цукерман.

Для подтверждения данной гипотезы была проделана достаточно большая работа:

1. было проведено исследование по шкале Цукерман

2. было проведено экспертное интервью по ситуациям риска.

Экспертное интервью в целом подтвердило выводы по шкале Цукерман.

3. было проведено исследование по ГРН.

4. была проведена верификация результатов по второй шкале ГРН методом экспертного интервью среди наркозависимых и нарконезависимых подростков.

Экспертное интервью в целом подтвердило выводы по второй шкале ГРН о том, что чем выше информированность о наркотиках и выше интерес к ним, тем больше шансов у подростка совершить наркотическую пробу.

5. была проведена математическая обработка данных по старой и новой шкалам «интерес к наркотикам» ГРН.

6. были выявлены путем статистической и математической обработки верхний, средний и нижний диапазон баллов по старой и новой шкалам «интерес к наркотикам» ГРН.

7. были выявлены группы риска наркозависимости

8. далее для проверки основной гипотезы исследования что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте мы провели анализ корреляционной связи между шкалой Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам».

9. корреляционная связь между шкалой Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам» существует и является умеренной положительной связью.

Итогом нашего исследования является подтверждением гипотезы о том, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте.

Таким образом, обобщая теоретическую и практическую работу по данной теме можно сделать вывод о том, что склонность к риску является условием наркотической пробы в подростковом возрасте.

Заключение Одной из самых актуальных задач в работе с молодежью становится сейчас работа по профилактике различного рода зависимостей. Все эксперты отмечают рост наркоманий и токсикоманий в детско-подростковой популяции со сдвигом показателей злоупотребления психоактивными веществами в младшие возрастные группы. Наркотическая зависимость возникает не сразу, ей предшествует аддиктивное поведение.

В своей работе мы придерживаемся тезиса о том, что в основе любой аддикции лежат следующие причины: у молодежи не сформировано умение преодолевать сложные ситуации, владеть своими эмоциями, конструктивно решать проблемы, взаимодействовать со взрослыми, сотрудничать и находить компромисс.

Также в данной работе рассматривалось такое понятия как риск. Понятие было рассмотрено с двух аспектов: рассмотрение риска в тех ситуациях, в которых подросток пробует себя, свои ресурсы как наиболее показательной для подросткового возраста ситуация — это ситуация пробы; и рассмотрение риска возникновения аддиктивного поведения — это уже другой аспект.

Темой нашей работы является изучение склонности к риску как условие наркотической пробы в подростковом возрасте. Основной гипотезой нашей работы является положение, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте.

Для подтверждения нашей гипотезы мы провели исследование по шкале Цукерман исследование по ГРН. Для верификации данных по исследованию было проведено два экспертных интервью: экспертное интервью по ситуациям риска и экспертного интервью среди наркозависимых и нарконезависимых подростков по поводу информированности о наркотиках и интереса к ним, степени готовности совершить наркотическую пробу.

Экспертное интервью в целом подтвердило выводы по второй шкале ГРН о том, что чем выше информированность о наркотиках и выше интерес к ним, тем больше шансов у подростка совершить наркотическую пробу.

Для проверки основной гипотезы исследования мы провели анализ корреляционной связи между шкалой Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам». Корреляционная связь между шкалой Цукерман и второй шкалой ГРН «интерес к наркотикам» существует и является умеренной положительной связью.

Итогом нашего исследования является подтверждением гипотезы о том, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте. Это означает, что если подросток склонен к рису, то существует вероятность того, что он совершит наркотическую пробу.

Результаты проведенных исследований позволяют утверждать, что если высока склонность к риску, то высока вероятность осуществления наркотических проб в подростковом возрасте.

Таким образом, обобщая теоретическую и практическую работу по данной теме можно сделать вывод о том, что склонность к риску является условием наркотической пробы в подростковом возрасте.

Список литературы

1. Ананьев В.А. Легальные и нелегальные наркотики. 2 части. — Российско -германское учебное пособие. Практическое руководство по проведению уроков профилактики среди подростков. — С-Петербург, 1998.

2. Бабаян Э.А. Наркомании и токсикомании. Москва, 1988.

3. Бизюков П.В. Молодежь и наркотики. По материалам интервьюирования школьников, учителей. — Кемерово, 1998.

4. Бизюков П.В. Общие проблемы наркомании и алкоголизма среди несовершеннолетних.

5. Богомолова Н.Н., Фоломеева Т.В. Фокус-группы как метод социально-психологического исследования, М., 1997.

6. Божович Л.И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе //Вопр. Психол. 1976 № 6. С.46

7. Бороздина Л.В. Уровень притязаний.

8. Братусь Б.С., Сидоров П.И. Психология, клиника и раннего алкоголизма. Москва, 1984.

9. Братусь В.С. Аномалии личности. Москва, 1984 г.

10. Бюллетень клуба конфликтологов, 1997 № 6

11. Возраст и педагогическая психология.//учебник под редакцией А.В. Петровского -М.: Педагогика, 1990, С.101

12. Гирич Я.П. Краевая наркологически ориентированная программа улучшения социального благополучия. Краскоярск. КрасГМА, 2000.

13. Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М., 1996 С.111−114

14. Данилина А., Данилина И. Врачи предупреждают. Героин. — Москва, 2000.

15. Данилина А., Данилина И. Марихуана.- Москва, 2000.

16. Драгунова Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте // Вопросы психологии, № 2, 1976 г.

17. Дресвянников В.Л. Об особенностях аддиктивной мотивации у психически больных с алкогольной аддикцией. // Акт. пробл. современной психиатрии и психотерапии. — Новосибирск. 1996. — С. 22−26.

18. Дудина И.И., Журавлева О.В., Зуева С.П., Нижегородова М.Н. Путешествие во времени.

19. З. Фрейд Основной инстинкт. — Москва, 1997 г.

20. Зарубежный опыт в области профилактики наркомании. По материалам отчета Федерального Бюро общественного здоровья в Берне (Швейцария) за 1990−1996.

21. Иванова Е. Как помочь наркоману. — С-Петербург, 1997.

22. Казакова Г. П. Программа профилактики употребления психоактивных веществ среди учащихся первой ступени. — Кемерово, 1998 г.

23. Колесов Д.В. Эволюция психики и природа наркотизма. Москва, 1991.

24. Кон И.С. Открытие «Я». — Москва, 1978 г.

25. Кон И.С. Психология ранней юности: Книга для учителя.- М.: Просвещение, 1989.

26. Коробицина Т.В. Характеристика социально-психологических факторов риска возникновения и прогрессирования психосоматических заболеваний. Аспекты психогигиены и психопрофилактики. // Автореф. дисс. на соиск. уч. степени канд. мед. наук. — Новосибирск. 1994. — 20 стр.

27. Короленко И.П., Завьялов В.И. Личность и алкоголь. — Новосибирск, 1987.

28. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе. — Новосибирск. 1990. — 224 стр.

29. Котляков В.Ю. Профилактика наркомании в школе, 1997 г.

30. Круглова Н.А. Некоторые особенности возникновения наркомании в подростковом возрасте. // Журнал прикладной психологии, 2000 № 2.

31. Кулаков С.А. Диагностика и психотерапия аддиктивного поведения у подростков — Москва, 1998 г.

32. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. — М., 1975. — 328 стр.

33. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Ленинград, 1983.

34. Макаров В.В. Возможности этологического подхода в прикладных медицинских исследованиях. // Этологическая теория в разработке лечебных и профилактических программ. — Красноярск. 1994. — С. 3−12.

35. Макаров В.В. Избранные лекции по психотерапии. — Москва, 1999 г.

36. Макаров В.В., Киселева Л.И. Наркология. — Красноярск, 1991.

37. Макеева А.Г. Педагогическая профилактика наркомании в школе. — Москва, 1999.

38. Мастюков Е.М., Грибалова Г. В., Масковкина А.Г. Профилактика и коррекцция нарушений психического развития детей при семейном алкоголизме. — Москва, 1999.

39. Меграбян А.А. Роль личности в формировании теоретических основ психиатрии. // Психология и медицина. — М., 1978. — С. 112−120.

40. Наркомания как форма девиантного поведения. — Москва, 1997 г.

41. Наркомания. Правовые аспекты. — Кемерово, 1997.

42. Наркомания: методические рекомендации по преодолению наркозависимости / под ред. А.Н. Гаранского. — М.: Лаборатория Базовых Знаний, 2000.

43. Петров В.И. Советы врача нарколога. Наркомания. Избавление от зависимости, лечение, программа. — Минск, 1999.

44. Поливанова К.Н. Психологический анализ кризисов возрастного развития. // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук. — Москва, 1999 г.

45. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста//Вопросы психологии, № 1, 1996

46. Пятницкая И.Н. Наркомании. — Москва, 1994 г.

47. Собкин В.С., Кузнецова Н.И. Россиский подросток 90х гг. Движение в зону риска, М.: Юнеско, 1998 г.

48. Сэв Л. Марксизм и теория личности. — М., 1972. — 286 стр.

49. Тимофеев Л. Наркобизнес. — Москва, 1998.

50. Трепашко М.В. Диагностика группы риска наркозависимости в подростковом возрасте. — Дипломная работа, 2000.

51. Франсуаза Дальто. На стороне подростка.-С-Петербург, 1997.

52. Фридман А.С., Флеминг Н.Ф., Робертс Д.Г., Хайман С.Е. Наркология. — 1997.

53. Фром Э. Искусство любви. — Минск, 1990 г.

54. Фромм Э Анатомия человеческой деструктивности. Москва, 1998 г.

55. Фромм Э. Бегство от свободы — Москва, 1991 г.

56. Хасан Б.И. Психотехника конфликта и конфликтная компетентность. — Красноярск, 1996 г.

57. Хасан Е.Б. Игровая успешность и умение разрешать конфликты. — Дипломная работа, 1993

58. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. — Москва, 1993 г.

59. Шабалов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании. Патопсихология, клиника, реабилитация.

60. Э. Эриксон Детство и общество. — Москва, 1993 г.

61. Э. Эриксон Идентичность: юность и кризис. — Москва, 1993 г.

62. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития советского школьника. // Вопр. психологии. — 1971. N 4. — С. 6−20.

Приложение 1

Шкала поиска острых ощущений

Инструкция. «Вашему вниманию предлагается ряд утверждений, которые объединены в пары. Из каждой пары вам необходимо выбрать одно, которое наиболее характерно для вас, и отметить его».

Текст опросника

1. а) Я бы предпочел работу, требующую многочисленных

разъездов, путешествий.

б) Я бы предпочел работать на одном месте.

2. а) Меня взбадривает свежий, прохладный день.

б) В прохладный день я не могу дождаться, когда попаду домой.

3. а) Мне не нравятся все телесные запахи.

б) Мне нравятся некоторые телесные запахи.

4. а) Мне не хотелось бы попробовать какой-нибудь наркотик, который мог бы оказать на меня неизвестное воздействие.

б) Я бы попробовал какой-нибудь из незнакомых наркотиков, вызывающих галлюцинации.

5. а) Я бы предпочел жить в идеальном обществе, где каждый

безопасен, надежен и счастлив.

б) Я бы предпочел жить в неопределенные, смутные дни нашей истории.

6. а) Я не могу вынести езду с человеком, который любит скорость.

б) Иногда я люблю ездить на машине очень быстро, так как нахожу это возбуждающим психологические свойства и состояния личности…

7. а) Если бы я был продавцом-коммивояжером, то предпочел бы твердый оклад, а не сдельную зарплату с риском заработать мало или ничего.

б) Если бы я был продавцом-коммивояжером, то я бы предпочел работать сдельно, так как у меня была бы возможность заработать больше, чем сидя на окладе.

8. а) Я не люблю спорить с людьми, чьи воззрения резко отличаются от моих, поскольку такие споры всегда неразрешимы.

б) Я считаю, что люди, которые не согласны с моим воззрением, больше стимулируют, чем люди, которые согласны со мной.

9. а) Большинство людей тратят в целом слишком много денег на страхование.

б) Страхование -- это то, без чего не мог бы позволить себе обойтись ни один человек.

10. а) Я бы не хотел оказаться загипнотизированным.

б) Я бы хотел попробовать оказаться загипнотизированным.

11. а) Наиболее важная цель в жизни -- жить на полную катушку и взять от нее столько, сколько возможно. б) Наиболее важная цель в жизни -- обрести спокойствие и счастье.

12. а) В холодную воду я вхожу постепенно, дав себе время привыкнуть к ней.

б) Я люблю сразу нырнуть или прыгнуть в море или холодный бассейн.

13. а) В большинстве видов современной музыки мне не нравятся беспорядочность и дисгармоничность.

б) Я люблю слушать новые и необычные виды музыки.

14. а) Худший социальный недостаток -- быть грубым, невоспитанным человеком.

б) Худший социальный недостаток -- быть скучным человеком, занудой.

15. а) Я предпочитаю эмоционально-выразительных людей, даже если они немного неуравновешенны.

б) Я предпочитаю больше людей спокойных, даже «отрегулированных».

16. а) У людей, ездящих на мотоциклах, должно быть, есть какая-то неосознанная потребность причинить себе боль, вред.

б) Мне бы понравилось водить мотоцикл или ездить на нем.

Обработка данных и интерпретация результатов

Полученные ответы соотносятся с ключом:

1.а

5. б

9. а

13. б

2. а

6. б

10. б

14. б

3. б

7. б

11. а

15. а

4. б

8. б

12. б

16. б

Каждый ответ, совпадающий с ключом, оценивается в один балл. Полученные баллы суммируются. Сумма совпадений и является показателем уровня потребностей в острых ощущениях. Поиск новых ощущений имеет большое значение для человека, поскольку стимулирует эмоции и воображение, развивает творческий потенциал, что, в конечном счете, ведет к его личностному росту.

Высокий уровень потребностей в острых ощущениях (11--16 баллов) обозначает наличие влечения, возможно бесконтрольного, к новым, щекочущим нервы впечатлениям, что часто может провоцировать испытуемого на участие в рискованных авантюрах.

От 6 до 10 баллов -- средний уровень. Он свидетельствует об умении контролировать такие потребности, об умеренности в их удовлетворении, то есть, с одной стороны, об открытости новому опыту, с другой -- о сдержанности и рассудительности в критические моменты жизни.

Низкий уровень (от 0 до 5 баллов) обозначает преобладание предусмотрительности и осторожности в ущерб получению новых впечатлений (и информации) от жизни. Испытуемый с таким показателем предпочитает стабильность и упорядоченность неизвестному и неожиданному в жизни.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector