Особенности страхов в дошкольном возрасте

Особенности страхов в дошкольном возрасте

Выполнено: Здесенко Е.М.

Научный руководитель:

к.психол.н., доц. Аксенова И.В.

Содержание:

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы дошкольных страхов

1.1 Проблема страха в психологии

1.2 Особенности страхов детей дошкольного возраста

1.3 Работа психолога с деструктивными детскими страхами

Глава 2. Эмпирическое исследование динамики дошкольных страхов

2.1 Организация и методы исследования

2.2 Анализ результатов исследования особенностей страхов дошкольников

2.3 Результаты апробации комплексной программы по коррекции дошкольных страхов

Заключение

Список используемой литературы

Введение

детский страх дошкольный

Психологическое здоровье детей зависит от различных факторов: социально-экономических, экологических, культурных, психологических и многих других.

По мнению различных авторов (Л.И. Божович, А.А. Бодалёв, В.С. Мухина, Т.А. Репина и других) ребёнок подвержен различным отрицательным воздействиям.

Страх является наиболее опасной из всех эмоций. Обширные области исследований, посвященных страху, создают основания для дальнейшего понимания этой эмоции. Проблема страхов мало используется как в литературе, так и в практике дошкольных учреждений. И будучи ещё в детском саду, дети должны пройти все тесты тревожности и преодолеть барьер страха в своем сознании.

Дошкольный возраст характеризуется очень сильной зависимостью от взрослого. Прохождение данного этапа развития личности в большей степени определяется складывающимися отношениями ребенка со взрослыми. Увеличение числа неврозов у родителей оказывает влияние на увеличение числа страхов у детей, порождая своеобразный замкнутый круг, разорвать который можно только одновременным оказанием эффективной и допустимой психологической помощи всем его участникам.

Актуальность данного исследования проблемы определяется еще и тем, что в нынешнее время экономического кризиса возрастает тревожность и страхи у родителей дошкольников, что, в свою очередь, провоцирует возникновение страхов и у детей. Также с возрастом у детей меняются мотивы поведения, отношение ко всему, что их окружает: миру, взрослым и сверстникам.

3 стр., 1331 слов

Исследование тревожности и страхов детей дошкольного возраста в норме и с нарушениями речи

... .2 Психическое развитие при заикании…………………………..…34 Глава III Эмпирическое исследование тревожности и страхов детей дошкольного возраста в норме и с нарушениями 3.1.Описание ... . Задачи исследования: 1. Изучить и проанализировать состояние проблемы эмоциональных отклонений в детской психологии. 2. Изучить особенности проявления тревожности и страхов у детей старшего дошкольного возраста ...

К сожалению, в большинстве случаев страхи возникают по вине самих родителей, и мы считаем необходимым предупредить возможность их проявления и оградить детей от страхов, вызванных семейными неурядицами, душевной черствостью или, наоборот, чрезмерной опекой, или же просто родительской невнимательностью.

Исходя из этого, проблемой нашего исследования является: каковы особенности страхов в дошкольном возрасте?

Целью исследования и является решение данной проблемы.

На основании теоретического анализа возможно выдвижение следующей гипотезы: Существуют содержательно — динамические особенности детских страхов в дошкольном возрасте, то есть дошкольному возрасту присуща динамика страхов, каждому периоду дошкольного возраста соответствует доминирование определенного вида страха. Специально организованная коррекционная работа с детьми позволяет уменьшить проявление страхов у детей дошкольного возраста и ведет к положительным изменениям в эмоциональной сфере ребенка, установлению положительных межличностных взаимоотношений в семье и группе сверст6ников.

Объект исследования: страхи в дошкольном возрасте.

Предмет: особенности страхов в дошкольном возрасте.

Задачи:

1. Изучить разработанность понятия «страх», «дошкольные страхи», «тревожность» в отечественной и зарубежной психологии.

2. Изучить страхи в дошкольном возрасте.

3. Выявить особенности страхов в дошкольном возрасте.

4. Выявить условия, влияющие на формирование деструктивных страхов.

5. Разработать программу коррекции страхов в дошкольном возрасте.

Методы исследования: измерение, беседа, наблюдение, эксперимент.

В качестве диагностического инструментария были использованы следующие методики:

1. Опросник Захарова А.И. «Я не трус, но я боюсь» для дошкольников;

2. Опросник Захарова А.И. по выявлению влияния родителей на формирование детских страхов;

3. Проективная методика «Рисунок страха»;

20 стр., 9511 слов

Организация адаптации детей раннего возраста к дошкольному учреждению

... эффективность для благополучной адаптации у детей дошкольного возраста. Объектом исследования выступает процесс организации адаптации детей раннего дошкольного возраста. Предметом исследования является ДОУ и психолого-педагогические условия ... . Ему нужно более длительное время, чтобы привыкнуть, перестать испытывать страх перед воспитателем. Нервозность, слезы мешают ему правильно и быстро воспринять ...

4. Проективная методика «Тревожность» (Тест Теммл, Дорки, Амен).

Методы математической обработки данных включали в себя методы описательной статистики, t — критерий Стъюдента и Хи — квадрат. Обработка данных проводилась при помощи статистических пакетов Stadia и Excel.

Методы интерпретации включали в себя количественный, качественный, уровневый и сравнительный анализ.

Практическое значение работы состоит в том, что разработанная программа позволяет получить более разностороннюю картину переживаемых дошкольниками страхов, а также конкретизировать профилактическую и коррекционную работу с детьми.

Исследование проводилось на базе МДОУ д/с №-- города Белгорода. В исследовании приняли участие 120 дошкольников в возрасте от 4 до 7 лет и их родители.

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы дошкольных страхов

1.1 Проблема страха в психологии

Понятие страха разрабатывалось многими исследователями и имеет разные трактовки. В современном словаре по психологии под редакцией В.В.Юрчук мы находим, что «страх — аффективно чувственная эмоция, которая возникает в обстоятельствах превентивности — угрозы — боязни за свою социальную или же биологическую экзистенцию у субъекта» (64).

Состояние страха человека углубленно изучается психологией эмоций — одним из наиболее актуальных и активно разрабатываемых разделов психологической науки.

В различных психологических теориях эмоций сегодня можно встретить как различные определения состояния страха, так и отнесение данного феномена к разным классам эмоциональных явлений. Страх рассматривают как инстинкт, эмоцию, чувство, аффект, стресс, как эмоциональное состояние, эмоциональный процесс.

В немногочисленных определениях страха, найденных в изученной литературе по проблеме исследования часто отмечается то, что страх воспринимается как отрицательная (негативная) эмоция, в отражении которой обязательно присутствуют как эмоциональный, так и когнитивный компоненты. Подобная точка зрения на единство эмоционального и когнитивного компонентов, попытка представить эмоцию как образ, обеспечивающий возможность целостного отражения, предпринимались еще в работах З. Фрейда (52 — 54), А.Р. Лурии (30).

10 стр., 4795 слов

Основные формы проявления психики человека: процессы, состояния, свойства

... значимые, тем более зрелая личность. 3.Психические состояния. Их воздействие на деятельность людей Психические состояния человека характеризуются целостностью, по­движностью и относительной устойчивостью, взаимосвязью ... . Наиболее типичными реакциями на внешний мир являются страх, неуверенность, растерянность, склонность к обороне. Флегматик—тип человека, который и внешне, и внутренне невозмутим ...

Страх -- это эмоция, поднимающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или изображаемой опасности. В самом общем виде страх возникает в ответ на появление угрожающего стимула. Существуют две угрозы, чей характер является универсальным и одновременно фатальным в своем исходе. Это смерть и крах жизненных ценностей, которые противопоставляются таким понятиям, как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и социальное благополучие. Но и помимо крайних выражений, страх всегда подразумевает переживание какой — либо реальной или изображаемой опасности.

Основываясь на вышеизложенном, отметим, что страх соответствует такой психической категории как состояние. Действительно, страх, проявляясь как состояние носит временный характер, и в рамках этого времени страх отражается на целостном функционировании личности: определяя характер и направленность ее деятельности, особенности ее мотивации, отношение к себе, к достигнутому. Таким образом, есть основание понимать страх именно как эмоциональное состояние (7).

Но при этом существует проблема разграничения понятий «страх» и «тревожность». В современных исследованиях разграничение тревоги и страха обычно базируется на критерии, введенном в психиатрию К. Ясперсом. В соответствии с ним страх соотносится с определенным стимулом или объектом, тогда как тревога ощущается вне связи с каким-либо стимулом («свободно плавающая тревога») (1, с.222).

Данная точка зрения прослеживается в работах Ч.Д. Спилбергера, Ю.Л. Ханина (21), В.М. Астапова (1), А.М. Прихожан (44) и др.

К. Изард высказывает несколько иной взгляд на взаимоотношение терминов «тревога» и «страх» (19).

Он рассматривает страх как фундаментальную эмоцию, а тревогу как более сложное эмоциональное образование, формирующееся на его основе, часто в комбинации с другими базовыми эмоциями. Помимо страха в субъективном переживании тревоги могут присутствовать печаль, стыд, вина, гнев, интерес. У разных людей тревога может состоять из разных эмоций.

2 стр., 912 слов

Коррекция страхов средствами арт

... называемая ритуальная драматизация. Создается ситуация «публичного» проживания страха. Ведущий: Придумайте название и содержание истории, в ... др. В процессе рисования происходит «оживление» чувства страха и осознание условного характера его изображения. Доверительные отношения ... работы с одним учеником. Эффективна для коррекции разнообразных страхов, но прежде всего тех. Которые вызваны воображением ...

В целом анализ теорий страха и тревоги показывает, что существует несколько точек зрения на взаимоотношения между этими понятиями. Эти термины рассматриваются по-разному:

— как взаимозаменяемые;

— как находящиеся в родо — видовых отношениях;

— как находящиеся в отношениях часть — целое.

Однако наиболее распространенным мнением в современной науке является разграничение тревоги и страха в зависимости от характера угрозы. При наличии реальной объективной опасности говорят о страхе, при переживаниях опасения, не имеющего объективного обоснования, говорят о тревоге. Эта точка зрения кажется нам наиболее обоснованной и логичной (23).

Для создания наиболее полной картины по проблеме страхов представляется необходимым более подробное рассмотрение видов, причин возникновения, форм проявления и последствий страхов.

Существует множество оснований для классификации состояния страха.

Так, по способу возникновения А.И. Захаров (17) условно делит страх на ситуационный и личностный. Ситуационный страх возникает в определенных ситуациях (индивидуально значимых для каждой конкретной личности).

Личностно обусловленный страх может быть предопределен характером человека, его индивидуальным опытом, референтным влиянием.

По предмету переживания М.И. Буянов (21) делит страхи на предметные (объектные, тематические) и беспредметные. Объектные страхи имеют своим предметом какой-либо объект, человека, ситуацию. Страхи, не связанные ни с чем конкретным, переживаются как беспредметные.

По типам переживания Ф.Е. Василюк (6) выделяет два вида страха: рациональный и иррациональный. Рациональный основан на понимании реальной опасной ситуации, второй вид страха не поддается осознанию и рационализации. При переживании иррациональных страхов человек не может сказать, чего он боится или же где именно, в какой ситуации появится данный страх.

3 стр., 1303 слов

Психологические характеристики младшего школьного возраста: социальная ситуация развития, ведущая деятельность, личностные новообразования, развитие познав

...   Тематический план занятий по курсу Психологические характеристики младшего школьного возраста: социальная ситуация развития, ведущая деятельность, личностные новообразования, развитие познавательной сферы. & ... просветительского и консультационного характера; - информировать о психологических особенностях детей разного возраста; - научить лучше чувствовать и понимать своего ребёнка, дать ему ...

В.К. Вилюнас (8) по характеру протекания переживания выделял острое и хроническое протекание страха. Острый страх чаще предопределен ситуацией, а хронический — особенностями личности.

В.Е. Каган (20) по уровню адаптированности различал обычный (естественный или возрастной) и патологический уровни состояния страха. На обычный страх указывает его кратковременность, обратимость, он сам исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми. На патологический уровень страха указывают его крайние, драматические формы выражения (ужас, эмоциональный шок, непроизвольность, полное отсутствие контроля со стороны сознания, неблагоприятное воздействие на межличностные отношения и адаптированность человека к социальной действительности).

Любой страх является страхом внешней ситуации опасности, которая содержит травматический фактор. Основываясь на этом, 3. Фрейд выделял два вида страха — реальный и невротический. Реальный страх вызван непосредственно ситуацией опасности. Невротический страх — такое его развитие, когда внешний страх подвергается вытеснению вследствие слабости «Я» и дает начало невротической цепочке (52).

В целом анализ психологической литературы по изучаемой проблеме показал, что в большинстве определений состояния страха делается акцент на его функциональный аспект, в основном охранительный или опознавательный. Отмечается, что страх воспринимается как отрицательная эмоция, описываются негативные последствия переживания данного состояния, часто указывается на особенности протекания, на наличие конкретного объекта, вызывающего страх.

Таким образом, под состоянием страха мы будем понимать определенный временный уровень целостного функционирования психики, заключающийся в отражении конкретной ситуации как угрожающей.

7 стр., 3148 слов

Копия 2 распр. нарушения у детей

... число конкретных страхов значительно снижается ... является страх (Изард, 1999). В два года дети чаще всего боятся чего‑то определенного, например посещения врача, а начиная примерно с трехлетнего возраста ...

1.2 Особенности страхов дошкольников

В дошкольном возрасте широкое использование символизации эмоциональной жизни ребенка, в его играх, рисунках отмечают многие авторы. Она способствует практическому освоению реального социального пространства. Здесь можно говорить о представленности знаково — символической деятельности в виде моделирования.

В дальнейшем у ребенка появляется возможность использовать экспериментирование в символической деятельности. В области эмоциональной жизни это может сказываться следующим образом. В процессе экспериментирования ребенок, оперируя заместителями (например, образами воображения), осуществляет трансформации, не обусловленные логикой реально замещаемых предметов (10).

Символизм мышления находит свое непосредственное отражение в детском страхе. Проблематика детского страха имеет давнюю историю в психологической науке.

Представитель биогенетического направления С. Холл распространял биогенетический закон и на онтогенез страха. Он утверждал, что ребенок переживает в процессе своего развития страхи, которые испытали животные, а затем люди на различных этапах анторопогенеза. Он писал, что в детских страхах сохранились многочисленные следы первоначальной психоплазмы, из которой первобытный человек создавал многочисленные волшебные демонические существа.

Доказательством биогенетического детерминизма, с точки зрения С. Холла, являются многочисленные рационально необъяснимые детские страхи Боязнь животных более чем другие виды страха, походит на исчезнувшие рефлексы и отголоски психических состояний первобытного человека, наличие которых у современного ребенка нельзя объяснить ни фактами его индивидуальной жизни, ни нынешними условиями его существования. Эти формы страха интерпретируются автором как инстинктивный страх, то есть не имеющий опоры в индивидуальном опыте. Также источником страха у детей является тяжелый личный опыт и влияние социальной среды. Понимая страх как неустранимую реакцию души, С. Холл отмечает, что существует возможность его приведения в границы здоровой реальности (58).

Выделение в детском страхе наследственной, инстинктивной основы поддерживали многие авторы. Так, Д. Селли писал, что инстинктивный страх, преобладающий в фазе раннего детства, в возрасте, соответствующем младшему школьному, все более замещается страхом «по опыту», то есть социальным (29).

Подробное изучение феномена страха в детском возрасте проводилось в рамках психоанализа. Как было отмечено, 3. Фрейд полагал, что страх — это аффект, который возникает в субъективной ситуации неудовольствия, с которым (неудовольствием) нельзя справиться путем разрядки через принцип удовольствия. Эта ситуация является травматическим фактором, и страх может быть как ее прямым следствием, так и предвосхищением возможного ее повторения.

По 3. Фрейду, в процессе развития существуют естественные возрастные ситуации опасности, вызывающие естественные невротические страхи. Младенчеству соответствует опасность психической беспомощности, раннему возрасту соответствует опасность потери объекта любви, фаллической фазе — страх кастрации и страх перед Сверх — Я — латентному периоду.

По мере прохождения возрастного периода ситуация опасности, соответствующая ему, обесценивается в связи с укреплением «Я». Соответственно можно говорить о том, что периоду, соответствующему возрасту 6- 10 лет, с точки зрения З. Фрейда, свойствен естественный невротический страх Сверх — Я (52).

Психоаналитический подход в исследовании детских страхов развивала А. Фрейд. Одним из базовых представлений для нее являлась идея о том, что в возрасте 6−7 лет происходят серьезные изменения специфики страхов Существовавшая ранее объективная тревога (страх, имеющий свой источник во внешнем мире) в этом возрасте теряет свое значение в психике ребенка, и на первое место выходит возникающая тревога Сверх — Я, имеющая свой источник в сознании и проявляющаяся большей частью в чувстве вины.

В рамках неопсихоанализа психоаналитические представления наполнялись социально — культурным содержанием. Одна из основных концепций детского страха в этом направлении связана с работами Г. С. Салливена. Основной особенностью его теории является представление о том, что переживания страха и тревоги различны по своей природе. Страх рождается из ощущения угрозы физико-химическим потребностям, необходимым для поддержания жизни. Тревога не имеет отношения к физико — химическим потребностям, а рождается из интерперсоналъных отношений (61).

В самом начале развития, в младенчестве, напряжение тревоги возникает из-за тревоги, переживаемой материнской фигурой, т. е. взрослым человеком, от содействия которого зависит выживание младенца. Здесь необходимо упомянуть одно из базовых положений Г. С. Салливена: напряжение тревоги, переживаемое материнской фигурой, вызывает тревогу у младенца путем эмпатии. Например, у младенца возникает страх, когда «плач от голода» не вызывает реакции — кормления (удовлетворения физико-химической потребности).

Тревога же возникает, когда кормление (или любая забота) сопровождается тревогой матери. Из этого следует, что между страхом и тревогой существует ряд существенных различий. Вследствие возрастающей дифференциации потребностей дети приобретают определенную специфику страха: появляются страхи, связанные с неудовлетворением разных потребностей («страх от голода», «страх от холода» и т. п.).

Тревога же, по причине локализации ее источника вне младенца, не имеет своей собственной специфики, т. е. связи с внутренним состоянием организма. Источник тревоги с самого начала находится «вовне» организма (61).

Итак, можно отметить, что в зарубежной психологии исследования, связанные со спецификой детских страхов, велись в основном в рамках психоаналитических направлений. Одним из характерных признаков данного подхода является тенденция авторов выяснить «психологическую пользу» детского страха, его естественность для психики, а также провести разграничение между нормальным и патологичным развитием в области детского страха.

В отечественной психологии изучение страха у детей велось в рамках концепции неврозов и невротического развития личности. В данном случае авторы не создавали собственные целостные концепции детского страха, а в рамках своих задач вносили ряд существенных замечаний, связанных со спецификой детского страха.

Так, Н. С. Жуковская пишет о неврозе страха как о группе реактивных (психогенных) состояний с ведущим синдромом страхов. В. А. Гурьева выделяет невроз страха, развившийся из острой аффективно-шоковой реакции и возникший постепенно, под влиянием травмирующей ситуации. Первый характеризуется паническим страхом, а второй — страхами, носящими навязчивый характер. Т. П. Симсон отмечает высокое значение фактора неожиданности для возникновения детских страхов. Она заявляет, что любое явление, если оно возникло неожиданно, может стать источником страха (12).

Вышеприведенные и другие авторы данного направления, говоря о детском страхе, в первую очередь описывали клиническую картину «невроза страха», его классификацию, уделяя небольшое количество места его возрастным особенностям. Однако в отечественной психологии существует ряд исследователей, уделявших большое внимание страху в дошкольном возрасте.

В. И. Гарбузов разрабатывал концепцию неврозов у детей. Анализируя специфику детских страхов, он отмечал, что за всеми страхами ребенка стоит неосознаваемый или осознаваемый страх смерти. О периоде перехода дошкольника в младший школьный возраст он говорил, что в этом возрасте малыш постигает всю свою беспомощность и сложность окружающего мира, с этого возраста он начинает задумываться о смерти. Возникают вопросы: «А я не умру?»; «А ты, мама, не умрешь?». Страх смерти естественен для человека. Этот страх — корень всех страхов. Ребенок может бояться Бабы Яги, волка и «чужого дяди», бояться многих объектов, иметь множество различных страхов, но за ним и стоит одно — страх смерти.

А. И. Захаров рассматривал страх в детском возрасте как основную движущую силу невротического развития личности. Дошкольному возрасту, по его мнению, соответствуют инстинктивные страхи, выступающие главным образом в виде триады «темнота — одиночество — замкнутое пространство». Инстинктивные, преимущественно эмоциональные формы страха — это собственно страх как аффективно воспринимаемая угроза для жизни, в то время как социальные формы страха являются ее интеллектуальной переработкой, своего рода рационализацией страха (15).

В проблеме детских страхов важны три момента. Во — первых, детей никогда не следует пугать ради послушания ничем и никем: ни дядей, ни волком, ни лесом. Пугать чем-либо -- значит пугать смертью! В большей степени взрослые указывают ребенку на реальные опасности, но никогда на мнимые, придуманные, пугают ради послушания. Воспитание страхом -- жестокое воспитание. Последствия его -- тревожная мнительная личность, чрезмерная осторожность, пассивность и подавление творческого начала.

Во — вторых, родители никогда не стыдят ребенка за испытываемый страх. Насмешки над боязливостью ребенка также жестокость. Стыд и страх взаимосвязаны. Под влиянием насмешек из чувства стыда ребенок начинает скрывать страх, но он не исчезает, а усиливается. И ребенок остается один на один со страхом, несмотря на то, что у него есть родители. Если взрослый не поможет малышу избавиться от страха, страх поработит психику ребенка и он будет чувствовать себя одиноким, беззащитный. Стремясь избавиться от страха, лишенный помощи родителей, он прибегнет к действиям, которые закрепятся как вредные привычки: начнет сосать язык, палец и т. д. Испытывающий страх и не понятый родителями ребенок пассивен, склонен к депрессии. Страх у ребенка разрастается, что уже угрожает неврозом.

В — третьих, ребенка никогда не оставляют одного в незнакомой ему обстановке, в ситуации, когда возможно появление неожиданного, пугающего. Ребенок исследует неизвестное только рядом со взрослым.

Определить боящегося ребенка обычно не составляет труда, если учесть напряженность и беспокойство в поведении, избегание источника угрозы и положительный ответ на вопрос о наличии страха. В последнем случае может присутствовать не столько сам страх, сколько опасения по поводу вероятности того или иного события (16).

Таким образом, подводя итог изучению феномена страха в отечественной и зарубежной психологии можно сделать вывод о том, что в зарубежной психологии исследования велись в основном в рамках психоаналитической концепции. Характерными признаками являлось то, что авторы пытались выявить «психологическую пользу» детского страха, разграничение нормального и патологичного детского страха. То есть, зарубежные психологи утверждали, что наличие страха является нормой и способствует дальнейшему развитию ребенка.

В отечественной же психологии изучение детского страха велось в рамках концепции неврозов и невротического развития личности. Отечественные психологи задавались задачей изучения специфики детских страхов, выходя на закономерности развития страха, а также психологической и психотерапевтической помощи при невротических страхах.

Ребенок растет, и страхи растут вместе с ним. До семи лет это так называемые природные страхи, основанные на инстинкте самосохранения.

Младший дошкольный возраст — это возраст эмоционального наполнения «я» ребенка. Чувства уже обозначаются словами, четко выражено стремление к пониманию, доверию, близости с другими людьми. Формируется и чувство общности -- понятие «мы», под которым ребенок подразумевает вначале себя и родителей, а затем себя и сверстников. Устанавливается ряд этических категорий, в том числе чувство вины и сопереживания. Возрастает самостоятельность -- ребенок занимает себя сам, не требует постоянного присутствия взрослых и стремится к общению со сверстниками. Развиваются фантазии, а вместе с ними и вероятность появления воображаемых страхов, В эти годы наиболее интенсивно формируются такие эмоции, как любовь, нежность, жалость, сочувствие и сострадание. Дети преддошкольного возраста боятся во сне Волка и Бабы — Яги. В возрасте трех — пяти лет эти персонажи выходят из сна, населяя днем воображение эмоционально чувствительной и впечатлительного ребенка. К ним присоединяются Бармалей, Карабас — Барабас и прочие столь же нелицеприятные личности.

Перечисленные персонажи в известной мере отражают страх наказания или отчуждения родителей от детей при недостатке столь существенных в данном возрасте любви, жалости и сочувствия. Тогда антиподом доброй, ласковой, любящей матери, которая не кричит, не угрожает, духовно и физически красивой, является образ Бабы — Яги. Непереносимость эмоционального искажения образа близкого человека, отчуждения от него, потребность в ласке и любви заставляют детей бояться Бабы — Яги, и испытывать чувство страха в том, что близкий человек может воплотиться в столь неприятное существо.

После трех и особенно четырех лет у Бабы — Яги появляются партнеры: Кощей Бессмертный и Бармалей. Общее у них: черствость, зло и коварство. Как и Баба — Яга, Кощей -- скряга, жадный, высохший от зависти и злости. Воплощая собой наказание, оба сказочных персонажа появляются в воображении детей, боящихся быть наказанными, поскольку Баба — Яга уносит непослушных детей для расправы к Кощею. Оба они образуют семейную чету антиродителей, принимающих участие в «воспитании» эмоционально впечатлительных, внушаемых и упрямых детей.

Психологически защитная функция образов Бабы — Яги и Кощея состоит в том, что ребенок пока еще не питает устойчивых агрессивных чувств к родителям. Чаше всего эти образы возникают у детей, как раз эмоционально привязанных к родителям. Вместе с тем отношение некоторых родителей к своему ребенку может быть достаточно недружественным и агрессивным (14).

Наибольшее влияние оказывает фактор страхов, в который входят страхи одиночества, нападения и сказочных персонажей, причем у мальчиков в большей степени, чем у девочек. Таким образом, в младшем дошкольном возрасте страх одиночества, основанный на диффузном чувстве беспокойства, конкретизируется страхом нападения, воплощенным в лице страшных сказочных персонажей. Расшифровка данного сочетания страхов следующая: ребенок, оставшись один, без поддержки родителей, испытывает чувство опасности и инстинктивный страх перед угрожающими его жизни сказочными персонажами. Другими словами, он не чувствует себя настолько защищенным, чтобы противостоять в воображении отрицательному воздействию сказочных персонажей.

В старшем дошкольном возрасте одной из характеристик является интенсивное развитие абстрактного мышления, способность к обобщениям, классификациям, осознание категории времени и пространства.

В этом возрасте формируется опыт межличностных отношений, основанный на умении ребенка принимать и играть роли, предвидеть и планировать действия другого, понимать его чувства и намерения. Отношения с людьми становятся более гибкими, разносторонними и, в то же время, целенаправленными. Формируются система ценностей (ценностные ориентации), чувство дома, родства, понимание значения семьи для продолжения рода. До пятилетнего возраста мальчики могут торжественно заявлять матери о своем желании жениться на ней, когда вырастут, а девочки -- выйти замуж за отца. С пяти до восьми лет дети — женятся или выходят замуж уже в основном за сверстников, воспроизводя, таким образом, в игровой ситуации форму отношений взрослых.

В целом же для детей старшего дошкольного возраста характерны общительность и потребность в дружбе. Заметно преобладание в группе детского сада общения со сверстниками того же пола, принятие в среде которых имеет существенное значение для самоутверждения и адекватной самооценки (50).

В пятилетнем возрасте характерны преходящие навязчивые повторения «неприличных» слов, в шестилетнем -- детей одолевают тревоги и сомнения в отношении своего будущего.

Исключительным авторитетом у старших дошкольников пользуется родитель того же пола. Ему во всем подражают, в том числе привычкам, манере поведения и стилю взаимоотношений с родителей другого пола, которого по — прежнему любят.

Ведущим страхом старшего дошкольного возраста является страх смерти. Его возникновение означает осознание необратимости в пространстве и времени происходящих возрастных изменений. Ребенок начиняет понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необходимости умереть. Так или иначе, ребенок впервые ощущает, что смерть -- это неизбежный факт его биографии.

Как правило, дети сами справляются с подобными переживаниями, но только в том случае, если в семье жизнерадостная атмосфера, если родители не говорят бесконечно о болезнях, о том, что кто — то умер и с ним (ребенком) тоже может что — то случиться. Если ребенок и так беспокойный, го тревоги подобного роди только усилят возрастной страх смерти. Страх смерти -- своего рода нравственно-этическая категория, указывающая на известную зрелость чувств, их глубину, и поэтому наиболее выряжен у эмоционально чувствительных и впечатлительных детей, обладающих к тому же способностью и абстрактному, отвлеченному мышлению. Страх смерти относительно чаще встречается у девочек, что связано с более выраженным у них, в сравнении с мальчиками, инстинктом самосохранения, Зато у мальчиков прослеживается более ощутимая связь страха смерти себя, а в последующем, родителей со страхами чужих, незнакомых лиц, начиная с восьми — девяти месяцев жизни. То есть мальчик, боящийся других людей, будет более подвержен страху смерти, чем девочка, у которой нет такого резкого противопоставления (55).

При неблагоприятных жизненных обстоятельствах страх смерти способствует усилению многих связанных с ним страхов. В 5 — 7 лет происходит осознание детьми смерти как прекращения жизни. За бурным аффективным всплеском следует «успокоение», когда ребенок перестает задавать «пугающие» родителей вопросы о смерти и фантазировать по поводу этого. Однако, как замечает автор, «мы не можем окончательно „похоронить“ страх смерти, он трансформируется в страх смерти родителей». Однако социальная реальность приводит к тому, что в данном возрасте на первый план выходит страх быть не тем, не соответствовать предъявляемым ребенку требованиям. Этот страх, как правило, проявляется в особенно значимых для ребенка ситуациях (ответ у доски, контрольная работа и пр.).

Таким образом, изучив существующую литературу по проблеме страхов, мы вышли на характерные особенности страха в дошкольном возрасте. В дошкольном возрасте страх характеризуется динамичностью, а также доминированием определенного страха над другим в каждый период дошкольного возраста.

В отечественной литературе выделяют следующую динамику страхов в дошкольном возрасте:

· От трех до пяти лет: страх одиночества, темноты, замкнутого пространства, сказочных персонажей;

· От пяти до семи лет: страхи, связанные со стихиями, боязнь родительского наказания, животных, потери родителей и смерти, болезни, опоздать и быть непринятым сверстниками (16).

1.3 Работа психолога с деструктивными страхами

Проблема детских страхов — это одна из тех тем, с которыми наиболее часто приходится сталкивается детскому психологу. Жаль лишь, что далеко не все дети, нуждающиеся в помощи, ее получают — случается, что родители не придают должного значения тем вещам, которых боятся их дети. И, таким образом, фактически лишают своего малыша детства — жизненные силы уходят не на радость познания мира, а на внутреннюю борьбу со страхами. Более того, нерешенные детские страхи продолжают преследовать и взрослых, трансформируясь уже во взрослые страхи и подозрения (и формируя тревожно — мнительный склад личности), либо передаваясь, на основе сильной эмоциональной взаимосвязи, «по наследству» детям (60).

Существует проблема: можно ли избежать появления страхов или, по крайней мере, значительно смягчить последствия испугов? Безусловно, если родители будут вести себя грамотно. Даже резкий испуг для очень впечатлительного ребенка родители могут свести на нет. Самое важное в пугающей ситуации — помнить, что родители являются для ребенка своеобразным индикатором этой самой ситуации. Если пугаются они, то непременно испугается и ребенок. Поэтому, когда испуг неизбежен, родители обязаны сохранять спокойствие и разговаривать с ребенком, комментируя ситуацию. Таким образом, они не только смогут избежать углубления испуга, но и научат малыша правильно вести себя, сохраняя хладнокровие, способность разумно и трезво мыслить.

Предположим, по время прогулки к вам с малышом подбежала бродячая собака и начала лаять. Ваша задача не только избежать физического контакта с ней, но и не напугать ребенка вашим же испугом. Первый порыв — схватить ребенка на руки и приговаривая «ах какая плохая собака, напугала нашего малыша» поскорее уйти с этого места. Но более верно присесть на корточки рядом с малышом и, обняв его, спокойно объяснить, какая это хорошая собака — она защищает свою территорию.

Объяснить, что собака с Вами не знакома и наверно хочет сказать, «чтобы мы отсюда ушли и не мешали ей». После этого предложить не беспокоить сейчас собаку, поскольку она не настроена с вами общаться. И лишь после этого поднять малыша на руки и спокойно унести его, посетовав «как жаль, что собаки не умеют спокойно разговаривать как люди и им приходится так громко лаять». Если вы видите, что ребенок все-таки испуган, то затем, уже дома, спустя некоторое время в ролевой игре обыграть ситуацию, в которой разные звери защищают себя — кошка шипит, собака лает, коза и корова бодаются, постепенно переводя игру в шутливую возню. При этом, ни в коем случае не нужно уговаривать ребенка не бояться, уверяя, что нет ничего страшного — если ребенок боится, значит у него есть для этого повод. Уговоры «не бояться» могут лишь сказать малышу, что, боясь, он делает что-то запретное и нехорошее. И в этом случае страх не уйдет, а лишь глубже проникнет в сознание и искоренить его будет уже значительно сложнее (15).

Есть еще одна тема, которую невозможно обойти стороной при рассматривании проблемы детских страхов. Это то, что известно абсолютно всем, но абсолютное же большинство родителей его игнорирует. Это вопрос сознательного пугания ребенка в воспитательных целях.

Иногда остается только поражаться недальновидности некоторых взрослых. Пугая ребенка милиционерами в магазинах, Бабаями с мешком, когда малышу не спится, они добиваются сиюминутной выгоды и послушания. Но, видимо, даже не представляют себе степень невротизации ребенка такими пуганиями. Дети обладают прекрасной памятью, запоминая такие угрозы. И если однажды ребенок окажется в ситуации, из которой он мог бы выйти двояко — испугавшись или нет, то итог такой ситуации для пуганного ранее ребенка в силу ограниченности знакомства с окружающим миром, особой детской логики и уже подготовленной благодатной почвы, может оказаться весьма плачевным. И это может быть не только глубокий невротический страх, но и тики, заикание, энурез и прочие очень тяжело поддающиеся коррекции проблемы.

Никогда и ни при каких условиях не стоит пугать детей. Существует масса других, значительно менее вредоносных, но не менее эффективных методов воздействия на ребенка — от объяснения до наложения запрета (18).

Все ли дети подвержены возникновению страхов? Обычно выделяют группу детей в большей степени, чем другие, подверженных страхам по причине их душевного склада. Это дети чрезмерно впечатлительные, робкие, застенчивые, очень эмоциональные и тонко чувствующие. Кроме того, психологи отмечают, что дети, имеющие тревожных, мнительных, чрезмерно опекающих родителей и дети, чьи родители отстраненные, чрезмерно сдержанные, эмоционально холодные или чрезмерно строгие, подвержены различным страхам в большей степени.

Каждый человек имеет право сам решать, бояться ему или нет тех или иных вещей. Обычно страх перед чем-либо — это способ защиты для человека и это необходимо понимать и осознавать. Если научить ребенка сознательно управлять своими страхами, то тогда у него появится огромное жизненное преимущество. Ребенок, отвечающий «да» на вопрос нравится ли ему бояться делает именно это — учится контролировать свои страхи.

Такой страх развивает малыша. Но как только звучит ответ: «нет, не нравится», или ребенок вообще отказывается говорить на эту тему, значит страх — деструктивный. В такой ситуации необходимо прибегать к помощи специалиста.

Освобождение от болезненного состояния происходит тогда, когда ребенок чувствует себя принятым и понятым. Эмпатия и принятие дают ребенку возможность усилить самого себя и выявить свой уникальный потенциал. Различные виды арт — терапии через движение, рисование, живопись, музыку, импровизацию стимулируют личностный рост ребенка, его психическое развитие и оздоровление. Движение в сочетании с осознанием открывают глубокие переживания, которые затем могут быть выражены с помощью цвета, линии, формы или словесных ассоциаций, а может быть даже невербальными способами общения: жестом, мимикой, пантомимикой. Как только ребенок осознает свои переживания, они становятся источником дальнейшего понимания себя и самореализации. Психогимнастика, тематические рисунки, ролевые сценки, релаксация с использованием музыкотерапии помогают выявить психологические конфликты детей с окружающими и внутриличностные конфликты, что трудно осуществить в беседе. Образы, цветовая гамма в рисунках на свободную тему, в спонтанных рисунках и в музыкорисовании, в психогимнатсике и релаксации отражают подсознательные процессы психики (страхи, фантазии, нарушения эмоционально — волевой сферы, конфликты и межперсональные установки, фрустрированные потребности).

Через музыкотерапию, психогимнастику и рисование происходит самосознание и высвобождение негативных чувств, эмоций, мыслей (32).

Таким образом, по изученной литературе можно сделать вывод о том, что работа психолога с детскими страхами ведет к снижению негативного воздействия боязни на общее развитие ребенка. Но однако, не существует определенного способа работы со страхами. Данную коррекционную работу лучше всего проводить при комплексном воздействии различных терапевтических работ: арт — терапия, музыкотерапия, денстерапия и многие другие.

Глава 2. Эмпирическое исследование динамики дошкольных страхов.

2.1 Организация и методы исследования

Так как в дошкольном возрасте бурно развивается эмоциональная сфера ребенка, то возникновение различных переживаний естественно для детей. Данный возраст характеризуется еще и тем, что ребенок начинает включаться в общественную жизнь и сталкивается с большим количеством неизвестного. Все это порождает возникновение и развитие страхов.

Именно поэтому выборку нашего исследования составили 108 дошкольников в возрасте от 4 до 7 лет МДОУ детского сада комбинированного вида № -- г. Белгорода и их родители. Выбор данного контингента определяется предметом и гипотезой исследования.

Исследование проводилось в 3 этапа:

1. Подготовительный.

2. Организационно — исследовательский.

3. Заключительно — интерпретационный.

На подготовительном этапе определялась тема исследования, проводился анализ специальной литературы по проблеме коррекции страхов; формулировались цель, гипотеза, задачи, проводилось пилотажное исследование.

Итог работы на данном этапе составил констатирующий эксперимент, в котором были отражены особенности объектных страхов у дошкольников.

На втором этапе (организационно — исследовательском) непосредственно проводилась экспериментальная работа: была разработана и апробирована комплексная программа по коррекции деструктивных страхов дошкольников посредством песочной терапии.

Для проверки эффективности коррекционной программы, на основании данных констатирующего эксперимента, нами были сформированы экспериментальная и контрольная группа. Критериями отбора выступили уровень выраженности и содержание дошкольных деструктивных страхов.

Комплектование групп осуществлялось при помощи метода балансировки, что позволило нам добиться относительной однородности экспериментальной и контрольной групп за счет включения в них детей с приблизительно одинаковыми показателями по интересующим нас параметрам.

С целью коррекции страхов у дошкольников нами была разработана комплексная программа, включающая в себя 3 блока:

1. Коррекция деструктивных страхов дошкольников.

2. Психологическое просвещение педагогов и родителей.

3. Коррекция детско-родительских отношений (совместная песочная терапия родителей с детьми).

Необходимость комплексного подхода связана с тем, что работа с симптоматикой, какой бы успешной она не была, не может до конца разрешить задачу изживания переживаемых ребенком страхов, и ее эффект является кратковременным и нестойким. Только успешная коррекционная работа с причинами, вызывающими страхи и фобии (в данном случае работа с родителями), позволит избежать воспроизведения симптоматики неблагополучного развития ребенка.

На третьем этапе нами были проинтерпретированы полученные данные, которые позволяли утверждать об эффективности коррекционной программы.

Также во время исследования мы использовали следующие методики:

1. Опросник Захарова А.И. «Я не трус, но я боюсь» для дошкольников;

2. Опросник Захарова А.И. по выявлению влияния родителей на формирование детских страхов;

3. Проективная методика «Рисунок страха»;

4. Проективная методика «Тревожность» (Тест Теммл, Дорки, Амен).

При выборе методик учитывалась: положительная оценка применения и надежность методики по данным ряда отечественных и зарубежных исследователей; доступность методики для изучаемого контингента; простота в проведении и обработке.

Практически все из использованных нами методик являются проективными, что позволяет избежать столкновения с различными формами неадекватной психологической защиты у детей и получить наиболее достоверные результаты.

Для выявления наличия определенных страхов у дошкольников использовался опросник Захарова А.И. (Приложение 1), который состоит из 29 вопросов. Испытуемому необходимо ответить на вопрос «да» — «нет» или же «боюсь» — «не боюсь».

Количественная обработка состоит в выявлении определенных страхов у ребенка. Так как вопросы четкие и простые, то интерпретация результатов является констатирующей.

Проективная методика «Рисунок страха» направлена на выявление доминирующего страха у ребенка. Интерпретация рисунков включает в себя как формальные, так и содержательные характеристики. К формальным показателям относятся: расположение рисунка на листе, контуры фигур, нажим, цветовая гамма; к содержательным — характер рисунка, конкретное изображение картины, сюжет, наличие определенных образов.

С целью определения уровня тревожности у дошкольников мы использовали проективную методику «Тревожность» тест Теммл, Дорки, Амен (Приложение 2).

Данная методика может служить не только индикатором общего эмоционального состояния ребёнка, но и позволяет определить источник напряженности.

Диагностический инструментарий теста представлен 14-тью картинками с изображением типичных для жизни ребёнка эмоционально-положительных, эмоционально-отрицательных и неопределённых ситуаций. Ребёнку необходимо выбрать грустное или весёлое лицо для главного героя картинки. Как правило, выбор того или иного лица осуществляется исходя из собственного самочувствия ребёнка в подобных ситуациях.

Количественный анализ теста состоит в вычислении индекса тревожности (ИТ), который равен выраженному в процентах отношению числа эмоционально негативных выборов к общему числу картинок. По индексу тревожности определяется уровень тревожности: низкий, средний, повышенный или высокий.

В ходе качественного анализа каждый ответ ребёнка анализируется отдельно. На основе такого анализа делаются выводы относительно наличия психотравмирующего опыта ребёнка в трёх сферах типичных жизненных ситуаций: в ситуациях взаимодействия взрослый-ребёнок, ребёнок- ребёнок и в ситуациях еды, умывания и сна в одиночестве.

Также диагностика родителей проводилась с помощью опросника Захарова И.А. (Приложение 3) по выявлению родительского влияния на формирование детских страхов. Данный опросник состоит из 15 жизненных ситуаций, где необходимо сделать выбор из трех предложенных вариантов. Количественный анализ производится путем подсчета большинства выбранных вариантов (А, Б или В).

Для статистической обработки данных, изучения результатов изменения мы применяли Хи — квадрат и t- критерий Стьюдента

2.2 Анализ результатов исследования особенностей страхов дошкольников

До начала проверки терапевтической работы с деструктивными детскими страхами, нами было проведено пилотажное исследование с целью исследования особенностей страхов дошкольников. Наша выборка была разбита на 4 возрастные группы с целью выявления динамики страхов детей.

Данные о наличии страхов у детей были получены нами в ходе диагностического обследования дошкольников с помощью ряда методик: опросник А.И. Захарова на наличие страхов у детей; теста тревожности, разработанного американскими психологами (М.Дорки, В. Амен, Р. Тэммл); проективная методика «Рисунок страха»; опросник А.И.Захарова для родителей.

Нами было обследовано 120 детей дошкольного возраста (4 — 7 лет).

На основании данных, полученных при опросе детей на наличие страхов нами построены графики, в которых отражается динамика роста определенной группы страхов.

График 1. Распределение дошкольников с 4 до 7 лет по степени выраженности вида страха

Группы страхов

Вид страха

Выраженность страха у дошкольников (в %)

4 года

5 лет

6 лет

7 лет

Страх незнакомых людей

22

Страх одиночества

11

Страх нападения

19

Страх смерти

47

Страх родительского наказания

15

Страх опоздать

24

Страх стихийных бедствий

18

Страх войны

16

Страх сделать неверно

22

Страх темноты

41

12

11

9

Страх животных

53

18

11

Страх сказочных персонажей

26

16

9

Для выявления наличия страхов у дошкольников использовался опросник Захарова А.И. «Я не трус, но я боюсь». По данным протоколов диагностирования произведена количественная и качественная интерпретация результатов обследования.

В возрасте четырех лет у детей присутствуют такие страхи, как страх темноты, незнакомых людей (характерен для 22% - 5 испытуемых), сказочных персонажей (присутствует у 26% - 6 испытуемых) и боязнь одиночества (характерно у 11% - 3 испытуемых).

Доминирующим страхом является страх темноты, который присутствует у 41% испытуемых (9 детей).

Рисунок 1. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте четырех лет

Исходя из данных в литературе по изучению особенностей страхов дошкольников можно сказать, что страх одиночества, выраженный у 11% (3 ребенка) не является возрастной особенностью. К данному возрасту он должен быть пережит ребенком. Таким образом, по полученным данным можно сделать вывод о том, что страх быть одним в комнате является деструктивным.

В пять лет у дошкольников присутствуют следующие страхи: боязнь животных (присутствует у 53% испытуемых), боязнь нападения (у 19% - 5 испытуемых), страх перед сказочными персонажами (Баба Яга, Бармалей, Кощей и других) у 16% испытуемых (5 детей).

Также у 12% испытуемых (4 ребенка) присутствует страх темноты. Более выраженным является страх животных (53% опрошенных — 14 детей).

Рисунок 2. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте пяти лет

Таким образом, можно сказать о сохранившемся страхе сказочных персонажей и боязни темноты. Но это является нормой в развитии дошкольника в данном возрасте. Появление страха перед животными можно объяснить через расширение знаний ребенка об окружающем мире, а так же данный страх мог возникнуть по причине провоцирования родителей. Данный страх является особенностью данного возраста и доминирует над другими страхами (из 28 испытуемых у 14) — 53%. Страх нападения возникает, в основном, у детей, которые не чувствуют защищенности со стороны близких. Далее этот страх может перейти в страх смерти.

В шесть лет к ребенку приходит осознание смерти, как неизбежного. За счет этого доминирующим (у 47% испытуемых — 13 детей) является страх перед смертью своих родителей и себя самого. Также присутствует боязнь родительского наказания у 15% испытуемых (5 ребенка), сохраняются страхи животных (характерно для 18% опрошенных — 6 детей) и темноты (присутствуют у 11% испытуемых — 4 ребенка).

Также у 9% (3 ребенка) присутствует страх сказочных персонажей.

Рисунок 3. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте шести лет.

Из полученных данных можно сделать вывод о том, что связующим звеном страхов у старших дошкольников будет страх смерти. Этот страх тесно связан со страхами нападения, заболевания, смерти родителей, страшных снов, темноты, сказочных персонажей, животных. Все эти страхи имеют своей мотивацией угрозу для жизни, если не прямую, то связанную со смертью родителей.

В данном возрасте у ребенка возникает понимание вымысла и неправдоподобности сказок. Страшные сказочные персонажи в данном возрасте становятся плодом воображения ребенка, а не реально существующим существом. Таким образом, можно сделать вывод, что у 9% испытуемых (3 ребенка) страх сказочных персонажей (Бармалея, Бабы Яги, Кощея и других) является деструктивным. Это может быть связано с особенностями воспитания ребенка, взаимодействием его с родителями. Также сохранившийся страх темноты у 11% испытуемых (4 ребенка) свидетельствует о неуверенности ребенка, ощущении собственной незащищенности. Данный страх также является деструктивным, который мешает ребенку дальнейшему развитию ребенка.

В семь лет ребенок готовится стать школьником. И в связи с изменением социальной ситуации развития, ведущей деятельностью меняются и страхи дошкольника. В данном возрасте возникают страхи опоздать (характерно для 24% испытуемых — 6 детей), сделать что — либо не так, неправильно (свойственно для 22% - 5 детей), что связано непосредственно с учебной деятельностью, страх стихийных бедствий (наводнения, землетрясения, ураганов, бури) у 18% испытуемых (4 ребенка).

Данный страх появляется из — за расширения знаний ребенка об окружающем мире, общей осведомленности. Остаются страх войны, как смерти у 16% испытуемых (3 ребенка), темноты у 9% испытуемых (1 ребенок) и боязнь животных у 11% испытуемых (2 ребенка).

Рисунок 4. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте семи лет

Страх войны определяется как страх смерти, как возможная потеря своих родных. Сохранившийся страх животных (11% - 2 ребенка) и страх темноты (9% - 1 ребенок) не характерен для данного возрастного периода дошкольника. Данные страхи могут провоцироваться родителями, или же быть сохраненными еще с предыдущего возрастного этапа как не пережитые. Эти страхи мешают нормальному развитию ребенка и могут провоцировать возникновение различных невротических состояний.

Таким образом, по результатам диагностики наличия страхов в дошкольном возрасте мы имеем следующее: страх темноты, возникающий в возрасте четырех лет, присутствует до окончания дошкольного возраста, вплоть до семи лет. Но при этом, возникший страх проявляется у 41% испытуемых, а к семилетнему возрасту он выражен только у 9% испытуемых. Это говорит о снижении значимости данного страха в старшем дошкольном возрасте. На смену ведущему страху в младшем дошкольном возрасте приходит доминирующие страхи опоздать и сделать неверно. Страх сказочных персонажей также характерен для дошкольников в возрасте с четырех до шести лет. Он присутствует у 26% детей младшего дошкольного возраста, а к шести годам снижается до 9%. К старшему дошкольному возрасту (семь лет) данный страх вообще перестает быть значимым.

Рисунок 5. Распределение дошкольников с 4 до 7 лет по доминирующим видам страха

Исходя из полученных данных, мы можем сделать вывод о том, что каждому возрастному периоду характерен определенный страх. Так, в возрасте четырех лет ведущим страхом является страх темноты, присутствует боязнь незнакомых людей и сказочных персонажей. В возрасте пяти лет боязнь перед незнакомыми людьми регенерируется в боязнь нападении, но ведущим страхом уже выступает страх перед животными (пауки, змеи, собаки).

В шестилетнем возрасте страх перед нападением переходит в страх смерти как осознания окончания жизни (себя и своих родителей).

В данном возрасте характерно появление такого страха, как боязнь родительского наказания. В этот момент родители пытаются установить контроль над ребенком по причине его поступления в школу. И в качестве укрепления своего авторитета используют наказание. В семилетнем возрасте характерной особенностью является страх опоздать и сделать что — либо неправильно. Это связано с переходом ребенка из детского сада в школу, где установлены другие нормы и правила. Также можно сказать, что в этот возрасте появляется страх войны, именно как смерти.

Таким образом, можно сделать вывод, что для каждого возрастного периода характерен свой определенный вид страха, но также присутствуют базовые страхи на биологическом уровне (как инстинкт самосохранения).

Все это говорит о наличии динамики в возникновении и проявлении различных страхов в дошкольном возрасте.

Интерпретация данных по методике «Тревожность» (Тэммл, Дорки, Амен) позволила нам распределить всех дошкольников по четырем группам в зависимости от их уровня тревожности. (Таблица 1).

Распределение дошкольников по группам в зависимости от уровня тревожности (в % соотношении)

Таблица 1.

Уровень тревожности

Кол-во детей, в %

1.

Низкий

5

2.

Средний

30

3.

Повышенный

28

4.

Высокий

37

Данные, приведенные в таблице 1., показывают, что только 5% детей из выборки имеют низкий уровень тревожности. Средним уровнем тревожности обладают 30% дошкольников, завышенным 28% и высоким 37%. Таким образом, большая часть испытуемых (65% дошкольников) имеют уровень тревожности выше среднего.

Дети со средним уровнем тревожности не вызывают причин для беспокойства. Неопределенные ситуации воспринимаются ими в положительном ключе и не содержат эмоционально — дестабилизирующего фактора.

Повышенная тревожность свидетельствует о постоянном присутствии какого-то беспокоящего фактора, которому ребенок вынужден противостоять. Действие беспокоящего фактора пока ограничено и еще не определяет общего самочувствия ребенка. Но все чаще ему приходится испытывать напряжение в тех ситуациях взаимодействия, в которых он раньше хорошо себя чувствовал.

Высокая тревожность, выявленная у 37% детей, говорит о том, что более трети детей из выборки не могут адекватно справляться с возникающими жизненными трудностями и находятся в состоянии эмоциональной дестабилизации.

Качественный анализ данных в случаях повышенной и высокой тревожности показал, что у 86% детей источником напряжения выступают ситуации взаимодействия «родитель — ребенок», 100% дошкольников с повышенной тревогой имеют неблагоприятный опыт общения в ситуациях взаимодействия «ребенок — ребенок» и 68% - в нейтральных бытовых ситуациях (умывание, сон, еда в одиночестве).

Рисунок 6. Распределение дошкольников на основе источников повышенной тревоги

Из данных, представленных на рис. 6, видно, что, что для данной выборки дошкольников главная роль в формировании повышенной тревожности принадлежит неблагоприятным отношениям со сверстниками и родителями.

Исходя из результатов диагностики родителей на выявления уровня провоцирования детских страхов, можно сделать следующие выводы.

Родители, имеющие средний (65%) и низкий (22%) уровни провоцирования создают благоприятные условия для нормального развития своего ребенка. Такие родители чрезмерно не опекают ребенку, дают возможность самостоятельно познавать этот мир, вселяют в него уверенность защите со стороны родителей и в себе самом.

Рисунок 7. Распределение родителей по уровню провоцирования страхов.

Родители, обладающие высоким уровнем (13%), склонны своим поведением провоцировать страхи у детей. Это может проявляться либо через гиперопеку, либо через повышенную тревожность родителей за свое чадо. Зачастую, страхи таких родителей передаются и их детям. Дети этих родителей имеют высокий уровень тревожности, они не проявляют интереса к познанию окружающего мира, они очень осторожны.

Для данной выборки характерно, что родители детей в возрасте четырех — пяти лет имеют более высокий уровень провоцирования страхов по сравнению с родителями детей в возрасте шести — семи лет.

Рисунок 8. Распределение родителей с различным уровнем провоцирования страхов

Так, из рис. 8. видно, что высокий уровень провоцирования страхов имеют 18% родителей детей 4 — 5 лет, а в возрасте 6 — 7 лет только 4% родителей. Также существуют различия и в низком уровне провоцирования: 32% родителей детей в возрасте 4 — 5 лет, и 40% в возрасте 6 -7 лет.

По результатам диагностики «Рисунок страха» можно сделать следующие выводы.

Большинство детей (68%) использовали весь лист для изображения рисунка, а 32% изображали свой страх преимущественно в верхней левой части листа. Обычно изображение в данной части листа говорит о интровертированности, выраженное чувство вины, застенчивость. Этим детям характерна высокая тревожность. Предпочтение в цветовой гамме в основном отводилось для красного, черного и синего цветов. Данные цвета характеризуют актуальность изображения, говорят о наличии агрессии и проявлении негативизма к данному рисунку. Использование именно этой цветовой гаммы передает бурное переживание различных негативных эмоций испытуемыми (страх, паника, ярость, гнев и другие).

По итогам полученной диагностики по трем проведенным методикам можно сделать вывод, что 13 детей (11% испытуемых) из общей выборки могут попасть в группу риска, так как имеют высокие показатели по выявленным страхам. Целесообразно заострить внимание на полученных рисунках данных детей с целью выявления деструктивного страха и проведения дальнейшей коррекционной работы.

Интерпретируя индивидуальные рисунки детей по методике «Рисунок страха» мы получили следующие данные.

Пример № 1. Линда Щ., 4 года 2 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх одиночества, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок изображен по всему листу. Основное изображение смещено от центра к левому краю листа. Это может говорить о непринятии общественных норм и правил, выражению чувства вины, неуверенности в себе и низкой самооценке. Использование синего и красного цветов говорит об актуальности переживаемого чувства. На рисунке в хаотичном порядке изображены пустые окна и непривязанное темное пятно посередине. По объяснению Линды, она пыталась изобразить то, что она чувствует, когда находится дома. Данные окна символизируют родственников, от которых испытуемая не получает должного внимания, чувства защищенности, тепла. Эти люди, по рисунку, находятся вокруг девочки, но в тоже время отдельно от нее. Сама же девочка изображена в виде сильно заштрихованного круга с красными пятнами. Также над данным кругом присутствует красный прямоугольник, который также сильно заштрихован. Внутри прямоугольника присутствует синяя штриховка, которая по аналогии соединяет круг с прямоугольником. Такая штриховка свидетельствует о высоком уровне тревожности (что и подтверждается в ходе исследования уровня тревожности с помощью теста Тэммл, Дорки, Амен).

Красный прямоугольник, повисший над девочкой, может символизировать переживаемые чувства. Это и отсутствие чувства защищенности со стороны близких людей, тревога, боязнь одиночества. Таким образом, на рисунке мы можем наблюдать два образа: соединенные круг и прямоугольник, и окружающие данный дуэт пустые окна. «Когда я сижу дома, у меня возникает ощущение, что я одна. Вот это я (указывая на круг), а это дом (указывая на окна).

Ну, моя комната внутри. А это (указывая на прямоугольник)… не знаю. Просто нарисовала» — так интерпретировала свой рисунок девочка. Из рассказа становится ясным, что в действительности изображенный страх перед одиночеством характерен для испытуемой. Это подтверждается и в ходе проведенных методик, и из личного рассказа девочки.

Пример № 2. З. Даниил, 4 года 4 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх одиночества, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен вертикально. Рисунок изображен в нижней части листа. Это может говорить о заниженной самооценке испытуемого. При изображении использован только один цвет — красный. Данный цвет символизирует агрессию, яркое переживание образов, негативное отношение к изображенному. По сюжету рисунок содержит фигуру человека и мифическую гусеницу. Изображенная гусеница больше человека в два раза. Она состоит из большого количества ног с прорисованными глазами и оскаленными острыми зубами. У человека прорисованы только глаза в виде крестов. Руки широко расставлены в сторону, в руках можно наблюдать некое изображение кинжала и палки. Из слов Даниила: «Я нарисовал дядю. Я его не знаю, но он может прийти за мной и забрать. А это огромная гусеница. Она очень большая. Я таких не видел, но они есть. У нее большие острые зубы, длинные ноги. Она очень злая и живет в горах. А питается она разными животными, а когда приходит в город, то может съесть и непослушных детей». Таким образом, можно говорить о наличии у мальчика страха перед дикими животными и незнакомыми людьми. Но по итогам проведенной диагностики выявлен страх одиночества. Данный вид страха не был изображен мальчиком. Это может говорить о том, что данный страх присутствует у ребенка, но не является для него актуальным. Более важным опасением для себя испытуемый видит в неизвестных животных и незнакомых людях. Также фраза ребенка о непослушных детях может указывать на навязанный страх перед данными объектами. Высокая вероятность проецирования страхов родителей на своего ребенка. Это предположение подтверждается в ходе тестирования родителей.

Пример № 3. П. Роман, 4 года. По итогам проведенной диагностики выявлен страх одиночества, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок изображен по всему листу. На рисунке изображено шесть фигур человека, отдельные друг от друга. Две фигуры явно отделены от остальных: одна посредством кругов, вторая посредством штриховки. Фигуры изображены различного цвета: желтый, черный, красный и синий. В центре листа расположена самая большая фигура красного цвета. Внутри нее изображена красным цветом жирная полоса. Каждая фигура человека нарисована по — разному: у одной прорисованы глаза в виде пустых глазниц (но для данного возраста такое изображение глаз является нормой), у другой прорисованы рот и нос, у третьей заштриховано полностью тело, у четвертой многократно обведена голова, один силуэт изображен схематично. «Нет. Я не рисовал семью. Это просто дети. Они гуляют, но каждый в своем месте. Вот этот — на улице, этот — дома, этот — в детском саду… Нет, это может быть один мальчик. Просто в разное время» — так комментировал свой рисунок Рома. Из интерпретации и рисунка можно сделать вывод о существующем страхе одиночества. Данный страх актуален для ребенка, так как именно данное переживание и пытался изобразить испытуемый. На вопрос: «А где же мама этого мальчика?» был получен ответ: «Она на работе. Все время работает, или занята делами. Ей некогда играть». Данный рассказ может свидетельствовать о нехватки общения ребенка с матерью, неустойчивой эмоциональной связи матери и дитя. Эмоциональная неустойчивость не вселяет чувства уверенности в себе и окружающих людях испытуемому. Дополнительное наблюдение показало, что на прогулке Рома играет в одиночестве, в стороне от остальных детей. У него нет попыток начать играть с другими детьми. Он не является лидером, а наоборот, отвергается детьми. Наличие штриховки говорит о повышенном уровне тревожности, что и подтверждается в ходе выявления уровня тревожности с помощью теста Тэммл, Дорки, Амен. Из рассказа становится ясным, что в действительности изображенный страх перед одиночеством характерен для испытуемого. Это подтверждается и в ходе проведенных методик, и из личного рассказа мальчика.

Пример № 4. С. Сергей, 6 лет 7 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх сказочных персонажей, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок расположен в правой нижней части листа. Изображение рисунка произведено в красном цвете. Все это говорит об актуальности переживаемого образа, агрессии, непринятии общественных норм и правил, а так же о заниженной самооценке испытуемого. На рисунке изображены сказочные герои, которые живут в лесу (изображение ели).

Изображен паук с шестью парами лап, голова с огромными горящими глазами и фигура человека — робота. Из беседы с мальчиком можно сделать вывод о наличии страха сказочных персонажей: «Мне мама читала сказку „Волшебник изумрудного города“. Там был металлический дровосек. Он когда ходит — скрипит, и у него сердца нет. Он злой, он не жалеет никого. А это паук. Такие большие пауки живут у бабушки в деревне. Мне кажется, что они кусаются. А если он укусит, то может заразить, и ты будешь болеть». Рисунок изображен схематично, очень быстро. Сергей не задумывался, что конкретно изображать, он просто рисовал свой страх. Это позволяет говорить об актуальности данного страха, но так как данный вид страха не характерен для данного возраста, то он является деструктивным. Из слов мальчика, мама прочитала рассказ, из которого и появился страх.

Пример № 5. К. Виктория, 6 лет 1 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх темноты, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок изображен по всему листу. Цветовая гамма рисунка красно — черная. В рисунке можно выделить два крупных объекта — глаза в правом нижнем углу, черная туча в левом верхнем углу. Также в хаотичном порядке по всему листу располагаются линии в виде символического изображение темноты и дремучего леса. «Когда становится темно — мне страшно. И вот когда по лесу гуляем с мамой, когда она сзади остается, то тоже такое ощущение. Как будто на меня сейчас летучие мыши вылетят и начнут кружиться вокруг меня. А вот дома ощущение, что в моем шкафу кто — то живет. Я не знаю точно. Мы с мамой много раз смотрели, там никого, но все равно дверца шкафа скрипит. Я хотела нарисовать свою комнату, но я не умею. И я лес нарисовала. Ведь там ночью очень страшно», — так объяснила свой рисунок Вика. Из рисунка видно, что у девочки высокий уровень тревожности (что и подтверждается в ходе исследования уровня тревожности с помощью теста Тэммл, Дорки, Амен), а также изображение переживаемого страха актуально для Вики (изображение в красно — черном цвете).

По результатам диагностики выявлен страх темноты, который для девочки является деструктивным.

Пример № 6. Ч. Евгения, 6 лет 5 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх сказочных персонажей, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок изображен по всему листу. При рисовании испытуемая использовала только два цвета: красный и черный. Причем красный был дополнительным цветом, с помощью которого производилось прорисовывание деталей. На рисунки изображены три мифических героя: акула, динозавр, собака — лев. Над ними в полете изображен вампир с окровавленными зубами, и капающей кровью. У всех изображенных существ присутствует оскал, прорисованы острые зубы и когти, и все повернуты влево. Зубы и когти свидетельствуют об агрессии со стороны дошкольника. Выбор цветов говорит об актуальности переживаемых образов. В ходе диагностики выявлен страх сказочных персонажей. Но на изображенном рисунке перекликаются страх животных и сказочных персонажей. Из рассказа Жени: «Вот вампиров очень боюсь. Я в одном фильме видел, как он укусил другого человека и тот умер, а потом стал таким же. Всех кусал. А они очень злые, и если тебя укусят, то и ты таким станешь. А я таким быть не хочу». Таким образом, можно сделать вывод, что данный страх является спровоцированным СМИ, и не является возрастной нормой. Изображение животных мальчиком были описаны следующим образом: «Они страшные, рычат и у них зубы большие и острые. Они могут и ногу откусить. У меня в деревне была такая страшная собака, она всегда на меня гавкала, а один раз я даже от нее убегал». То есть, данный страх присутствует у ребенка с давних пор, и изображение таких мифических животных является проекцией прошлого пережитого негативного опыта. Данный страх мешает дальнейшему развитию мальчика.

Пример № 7. К. Валерия, 6 лет 9 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх животных, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Рисунок изображен по всему листу. Изображение в одном цвете — черный. Весь рисунок находится в сильной штриховке (многократное обведение линий, зачеркивание, обведение в круг).

Это свидетельствует о наличии высокого уровня тревожности, но по результатам теста Тэммл, Дорки, Амен это не было выявлено. На рисунке изображены животные в виде жуков, огромных пауков. Эти насекомые имеют различный размер, прорисованность деталей, но все направлены в одну сторону: к дому, внутри которого нарисован человек. Это может говорить о неосознаваемой защите ребенка перед переживаемым страхом (уже на рисунке девочка защищает себя за стенами дома).

Также на дом устремлен падающий самолет с горящими крыльями. «Это я (указывая на фигуру человека в доме), а это пауки и жуки. Они такие противные. Их неприятно брать в руки, а мальчишки все время хотят меня ими напугать. Особенно майскими жуками. А еще тут самолет падает. И если он упадет на дом, то погибнут люди». Из рассказа Леры можно сделать вывод о наличии двух страхов: боязни насекомых (животных) и страхе перед катастрофами (как смерти).

Страх смерти характерен для данного возраста, так как именно в старшем дошкольном возрасте приходит осознание смерти как конца жизни, но страх перед животными не характерен для старшего дошкольника и для девочки является деструктивным.

Пример № 8. П. Мария, 6 лет 4 мес. По итогам проведенной диагностики выявлен страх животных, который не характерен для данного возраста.

Лист расположен горизонтально. Изображение в левой части листа, два паука различного размера с огромными лапами. Туловища сильно заштрихованы, что говорит о наличии высокой тревожности (что и подтверждается в ходе исследования уровня тревожности с помощью теста Тэммл, Дорки, Амен).

Изображение пауков свидетельствует о наличии данного страха (страх животных) у испытуемой, который был выявлен в ходе диагностики. «Я очень боюсь пауков. И я их нарисовала. У них такие длинные ноги, они быстро бегают. Мама говорит, что они не кусаются, но я их все равно боюсь», — так проинтерпретировала свой рисунок Маша. Рисунок изображен в черной цвете, при рисовании испытуемая сильно давила на карандаш, долго рассматривала получившуюся картину, и часто вносила коррективы: дорисовывала большие глаза, удлиняла все время лапы. Использование черного цвета говорит о негативном отношении, актуальности переживаемого образа для испытуемой. «Когда я вижу пауков, мне хочется кричать, и я все время убегаю. Мама или папа тогда выкидываю пауков, если я их вижу» — данная информация, полученная от Маши говорит о том, что ребенок не пережил данный страх и он для нее является деструктивным.

2.3 Результаты апробации комплексной программы по коррекции дошкольных страхов

На основании изученной литературы было установлено, что возникновение деструктивных страхов возможно при проецировании страхов родителей на своих детей или же при не пережитом опыте преобладающего страха. В связи с этим устранение причин, способствующих возникновению и развитию деструктивных страхов, возможно при участии родителей и детей в совместной деятельности, а также проигрывание собственных страхов самими детьми. Таким образом, особенностью предлагаемой нами модели работы является опора психолога на родителя, включение их в реализацию коррекционно — развивающих мероприятий.

Эффективность психологического воздействия оценивалась нами с учетом двух показателей:

· информация о результатах работы, полученная от самих детей, родителей;

· результаты повторного диагностического обследования дошкольников.

Наиболее интересным для оценки эффективности программы является анализ впечатлений самих участников коррекционно — развивающего процесса. Для этого можно привести ряд высказываний детей, принимавших участие в разработанной программе: «Мне понравилось, когда мы гуляли по страшному лесу, но тогда там было не страшно», «Интересно придумывать страшные маски, а потом с ними играть», «Мне очень понравилось рисовать, лепить из пластилина, потому что с теми страшилками можно было сделать что угодно», «Я теперь не боюсь оставаться один дома, быть в темноте», «Звери теперь не такие страшные, как раньше».

Также по мере осуществления программы в поведении дошкольников наблюдались положительные изменения. Если в начале у участников группы наблюдались признаки неуверенности и тревоги, проявлялся страх самораскрытия: дети не проявляли инициативы участвовать в ролевых играх, закрывали друг от друга свои рисунки, стеснялись проговаривать свои чувства. То по мере прохождения занятий дети становились более раскрепощенными и инициативными. Появилось доверие к психологу и друг к другу. Дети начали сами проявлять активность и изъявляли желание участвовать в разыгрывании страшных сказок, участвовали в обсуждении сказок, овладевали умением уверенно высказывать свое мнение.

Полученные в результате обратной связи впечатления от родителей, которые принимали участие в тренинге родительской компетентности, также отличаются положительными высказываниями. Более всего им понравилось отрабатывать практические навыки, приобретенные на занятиях, на собственных детях. В ходе выполнения домашних заданий родители убедились в том, что приемы активного слушания, я — сообщений, конструктивного разрешения конфликтов и другие реально действуют и помогают улучшить взаимоотношения с ребенком.

Так как основным видом была работа песочной терапии, то большинство отзывов связанны именно с ней: «Словно возвращаешься в детство. И тут у тебя свой мир, своя игра. Ты решаешь, что и как все будет. Ты — главный!», «Я и не знала, что обычный песок может так помочь моему ребенку и мне. Словно увидела себя со стороны. И после этого на все смотришь по — другому».

Для оценки эффективности проведенных нами тренинговых занятий необходимо сравнить результаты диагностики до и после коррекционного воздействия. В первую очередь проследим изменения количественных показателей по доминированию страхов.

Рассмотрим изменения, произошедшие после проведения коррекционной работы у дошкольников в возрасте четырех лет.

Рисунок 9. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте четырех лет

Как видно из рисунка 9, у дошкольников наблюдается положительная динамика в снижении страха. Так, нехарактерный страх одиночества для данной выборки, который был деструктивным, вовсе исчез, как и страх незнакомых людей. Снизился уровень влияния и страха темноты. Если до воздействия он был характерен для 41% испытуемых, то теперь он присутствует лишь у 16%. Снизилась и степень выраженности страха сказочных персонажей с 26% до 11%. Проверив полученные данные с помощью математической обработки Хи — квадрата, мы получили достоверные различия между показателями до и после воздействия (Хи — квадрат = 12,075, степ.своб. = 3, Р = 0,009).

Также сдвиги характерны и для школьников в возрасте шести лет. Как видно из рисунка 10, для данной выборки характерна положительная динамика по снижению уровня выраженности различных видов страха. Так, деструктивные страхи темноты и сказочных персонажей не характерны для данной выборки после оказания коррекционной помощи. Характерно снижение страхов животных и родительского наказания в два раза (присутствуют у 9% испытуемых).

Ведущий вид страха смерти для данного возраста тоже снизился с 47% до 36%.

Рисунок 10. Распределение дошкольников по доминированию страха в возрасте шести лет

Все это говорит о положительной динамики развития. Эти данные мы проверили с помощью Хи — квадрата, который показал значимость различия между показателями до и после воздействия (Хи — квадрат = 13,414, степ.своб. = 4, Р = 0,009).

Далее перейдем к рассмотрению полученных данных после повторного обследования дошкольников в возрасте семи лет на доминирование того или иного вида страха. Как видно из рисунка 11, для данной выборки также характерна положительная динамика. Деструктивный страх темноты, который присутствовал у 9% испытуемых (2 ребенка), после повторного обследования не был выявлен. Также наблюдается снижения выраженности страха животных с 11% до 3%. По всем остальным видам страха также наблюдается снижение уровня влияния в два раза.

Рисунок 11. Распределение дошкольников по доминированию страхов в возрасте семи лет

Также полученные данные мы подвергли обработке математической статистике через Хи — квадрат, в результате чего наблюдается сдвиг в данных до и после воздействия (Хи — квадрат = 7,187, степ.своб. = 5, Р = 0,001).

Далее переедем к рассмотрению изменения уровня тревожности у дошкольников до и после оказания коррекционной работы.

Изменения показателей уровня тревожности в данной выборке можно проследить в таблице 2.

Соотношение дошкольников в зависимости от уровня тревожности по результатам предварительного и итогового тестирования

Таблица 2

Уровень тревожности

Количество детей, в %

Предварительное тестирование

Итоговое тестирование

Высокий

37

0

Повышенный

28

38

Средний

30

39

Низкий

5

23

Анализ изменений, произошедших в группе после воздействия, позволяет нам говорить о значительном снижении показателей уровня тревожности. Так, при повторном тестировании не было выявлено высоких показателей по уровню тревожности, а у 39% детей показатели тревоги понизились до среднего уровня. Количество детей с повышенным уровнем тревожности, по сравнению с первоначальным тестированием, увеличилось на 10%. Но при этом увеличилось количество детей с низким уровнем тревоги на 18%.

Результаты первого и второго диагностического обследования дошкольников были сопоставлены нами при помощи t — критерия Стьюдента. Полученные результаты установили значимые изменения в показателях уровня тревожности дошкольников (t = 3,911, при
p = 0,001).

Выявлены различия на самом высоком уровне значимости.

Таким образом, на основании статистического анализа данных можно сделать вывод о том, что после проведения коррекционных занятий с детьми уровень тревожности дошкольников достоверно снизился.

Рассматривая изменения, произошедшие в уровне провоцирования родителями страхов на своих детей можно сделать вывод о снижении воздействия.

Как видно из рисунка 12, после коррекционного воздействия высокий уровень провоцирования страхов у родителей отсутствует. Увеличились средний и низкий уровни. Средний уровень увеличился до 64%, а низкий — до 36%. Таким образом, можно говорить о положительной динамике и в работе с родителями, их степень влияния на возникновение и развитие страхов у своих детей существенно снизилась.

Рассматривая изменения, произошедшие в группе родителей, чьи дети в возрасте шести — семи лет, также можно наблюдать положительную динамику.

Рисунок 12. Распределение родителей дошкольников в возрасте 4 — 5 лет по уровню провоцирования страхов

Рисунок 13. Распределение родителей дошкольников в возрасте 6 — 7 лет по уровню провоцирования страха

Как видно из рисунка 13, в данной группе родителей существенно возрос низкий уровень провоцирования (до 61%) за счет снижения среднего уровня (39%) и высокого уровня.

Таким образом, проведя коррекционную работу с родителями можно наблюдать тенденцию к увеличению среднего и низкого уровней и полному исчезновению высокого уровня. Полученные данные мы подвергли математическому анализу с помощью t — критерия Стьюдента, где получили результаты о достоверном различии между показателями до и после воздействия (t = - 7,219, степ.своб. = 78, p = 0,001).

Выявлены различия на самом высоком уровне.

Проведя повторное обследование по методике «Рисунок страха», мы получили следующие результаты. Большинство испытуемых предпочтение в цветовой гамме отдавали красному, черному и синему цветам. Данный выбор говорит о значимости изображаемого. Расположение листа у большей части испытуемых (79%) горизонтальное. Говоря об изображаемых объектах необходимо отметить то, что дети изображали теперь характерные для данного возраста страхи: в четырехлетнем возрасте это рисунок с изображением сказочных персонажей и темноты; в пятилетнем возрасте (по сравнению с первичной диагностикой) картина почти не изменилась — животные, сказочные персонажи, темнота. В шестилетнем возрасте — страх смерти, родительского наказания; в семилетнем возрасте — страхи, связанные с переходом в школу и смерти.

Таким образом, обобщая результаты апробации комплексной программы, можно сделать вывод о том, что повторное диагностическое обследование показало положительную динамику по всем основным параметрам. Это подтверждает выдвинутую нами гипотезу о том, что возможно снижение степени выраженности страхов в дошкольном возрасте при организации коррекционной работы психолога.

Полученные результаты позволяют говорить об эффективности разработанной нами комплексной программы по коррекции дошкольных страхов.

Выводы

На основе цели, задач и результатов исследования нами были сформулированы следующие выводы:

1. В различных литературных источниках указываются различные понятия «состояние страха». Существует проблема отнесения состояния страха к определенному классу эмоциональных явлений: состояние, эмоция, чувство, аффект, инстинкт, стресс или мотивация. В большинстве известных определений состояния страха делается акцент на его функциональном аспекте, отмечается субъективная неприятность переживания, описываются негативные последствия. Под состоянием страха мы понимаем определенный временный уровень целостного функционирования психики, заключающийся в отражении конкретной ситуации как угрожающей. Понятие «страх» необходимо отличать от понятия «тревога». Существует несколько точек зрения на взаимоотношения между этими понятиями. Однако наиболее распространенным мнением в современной науке является разграничение тревоги и страха в зависимости от характера угрозы. При наличии реальной объективной опасности говорят о страхе, при переживаниях опасения, не имеющего объективного обоснования, говорят о тревоге.

2. Дошкольные страхи характеризуются двумя особенностями: первая — каждый период дошкольного детства характеризуется доминированием определенного вида страха. Так, в возрасте четырех лет дети испытывают чувство страха по отношению к сказочным персонажам и темноте. В пятилетнем возрасте появляется страх перед животными, в шестилетнем возрасте доминирующим является страх смерти, родительского наказания, в семилетнем возрасте ведущими являются страхи, связанные с переходом в школу — опоздать, сделать что — либо неверно, страх войны и стихийных бедствий.

Второй особенностью является динамичность. Возникая в одном возрасте определенный вид страха регенерируется в другой вид в следующем периоде дошкольного детства. Страх сказочных персонажей, характерный для четырехлетнего возраста, в пятилетнем начинает переходить страх родительского наказания (образы Бабы Яги, Кощея, Бармалея и других провоцируются на родителей, так как главная задача этих персонажей — в наказании непослушных детей).

В шестилетнем возрасте приходит осознание смерти, и этот страх переходит в страх войны и стихийных бедствий, как прекращении жизни.

Основными психологическими факторами, способствующими формированию у дошкольников страхов, являются отношения в семье и отношения со сверстниками.

3. Комплексная программа коррекции дошкольных страхов, разработанная на основе проведенного исследования показала свою эффективность.

Полученные выводы вносят определенный вклад в практическую деятельность психолога по работе с дошкольниками, по коррекции их эмоциональной сферы.

Заключение

Проведенное исследование имело своей целью исследование особенностей страхов в дошкольном возрасте.

При проведении коррекции деструктивных дошкольных страхов использовалась авторская комплексная программа, подтвердившая свою эффективность.

В исследовании дошкольных страхов приняли участие 120 дошкольников в возрасте от четырех до семи лет. Экспериментальному воздействию было подвержено 13 детей и 4 родителя.

В ходе исследования выдвинутая нами гипотеза подтвердилась.

Результаты исследования имеют как научную, так и практическую значимость.

Теоретическое значение имеет систематизация знаний о состоянии страха. В результате исследования были определены факторы, наиболее сильно влияющие на возникновение и развитие страхов у детей дошкольного возраста, к которым относятся взаимоотношения в семье и отношения с родителями, а также взаимоотношения со сверстниками.

Практическое значение работы заключается в возможности использования полученных данных по особенностям дошкольных страхов детей с целью более психологически грамотного осуществления учебно-воспитательного процесса; родителями, как определенные рекомендации по особенностям обучения и воспитания детей; психологами, социальными педагогами для составления наиболее полной картины развития ребенка; психологами в ДОУ в процессе консультирования и коррекции страхов в дошкольном возрасте.

Особую практическую значимость имеет комплексная программа коррекции деструктивных дошкольных страхов.

Представляется целесообразным дальнейшая разработка этой проблемы. Необходимо изучение влияния дошкольных страхов на развитие личности ребенка, например, невротизацию. Возможно также изучение природы возникновения страхов в дошкольном возрасте, их места в общей иерархии страхов личности дошкольника.

Список использованной литературы

1. Березин Ф.Б. Тревога и адаптационные механизмы // Тревога и тревожность / Под. ред. В.М. Астапова. СПб.: Питер, 2001. с. 134−142.

2. Браш Х., Рихберг Инга — Мария Беспричинный страх. — М.: «Сигма — пресс», 1998. — 83 с.

3. Буянов М.И. Психотерапия в детском учреждении. — Одесса: Изд-во Одесского ПГПИ, 1987. — 148 с.

4. Буянов М.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. — М.: Министерство здравоохранения СССР, 1976. — 123 с.

5. Васильев И.А., Поплужный В.Л., Тихомиров О. К. Эмоции и мышление. — М.: Изд-во МГУ, 1980. — 144 с.

6. Василюк Ф.Е. Типология переживания различных критических ситуаций. // Психологический журнал, 1995, № 5, с. 104 — 144.

7. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. — М.: МГУ, 1976. — 136 с.

8. Вилюнас В.К. Эмпирические характеристики эмоциональной жизни. // Психологический журнал, 1997, № 3, с. 26 — 36.

9. Возможности практической психологии в образовании: Из опыта работы психологов УЦ «Перспектива». — Вып. 1. / Под ред. Бурлаковой Н.С. — М.: УЦ «Перспектива», 1998. — 88с.

10. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Г. В. Бурменская, Е.И. Захарова, О.А. Карабанова и др. — М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 416 с.

11. Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? — изд — ие 3 — е, исправленное и дополненное — М.: «Че Ро», 2004. — 240с.

12. Детские невротические страхи, их диагностика и коррекция. Сост. Нелюбова Т.В., Гришпун И.Б. — М.: Международная педагогическая академия, 1993. — 188 с.

13. Зинкевич Т.Д., Михайлов А.М. Волшебный источник. Теория и практика сказкотерапии: опыт психодиагностики и психокоррекции детей. — СПб.: Изд-во «Сматр», 1996. — 98 с.

14. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. — Л.: Медицина, 1982. — 216 с.

15. Захаров А.И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка: Кн. Для воспитателей детского сада и родителей. 2- е изд., доп. — М.: Просвещение, 1993. — 89 с.

16. Захаров А.И. Детские неврозы. — СПб.: «Респекс», 1995. — 97 с.

17. Захаров А.И. Как помочь нашим детям избавиться от страха. — СПб.: Гиппократ, 1995. — 63 с.

18. Изард К. Эмоции человека. — М.: Изд — во МГУ, 1980. — 436 с.

19. Изотова Е.И., Никифорова Е.В. Эмоциональная сфера ребенка: Теория и практика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 288 с.

20. Каган В.Е. Психогенные формы школьной дезадаптации // Вопросы психологии, 1984, № 4, с. 89 — 95.

21. Карандашев В.Н., Лебедева М.С., Спилбергер Ч. Изучение оценочной тревожности. Руководство по использованию методики Ч.Спилбергера. — СПб.: Речь, 2004, 80 с.

22. Клюева Н.В., Устиленцева И.В. Программа коррекции личностно-эмоциональных проблем детей младшего школьного возраста. — Ярославль, 1995. — 32 с.

23. Ковалев В.В. Психогенные патологические механизмы формирования личности у детей и подростков. — М., 1976. — 132 с.

24. Конюхов Н.И. Словарь — справочник практического психолога. Воронеж: НПО «МОДЕК», 1996. — 198 с.

25. Корешевская А. Нарисуй, ответь, напиши! // Школьный психолог, апрель 2002, № 15, с. 8 — 9.

26. Кочубей Б.И., Новикова Е.В. Эмоциональная устойчивость школьника. — М.: Знание, 1988. — 136 с.

27. Краткий психологический словарь. Состав. Л.А. Корпенко. / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского — М.: Политиздат, 1985. -142 с.

28. Кривцова С.В. Тренинг: учитель и проблемы дисциплины. — М.: Генезис, 1997. — 242 с.

29. Личко Е.А. Диагностика и лечение нервных психических заболеваний. — Л.: Медицина, 1970. — 139 с.

30. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. — М.: АПН РСФСР, 1963. — 116 с.

31. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. — СПб.: Речь, 2005. — 150 с.

32. Мир детства: младший дошкольник. / Под ред. А.Г. Хрипковой. — М.: Педагогика, 1988. — 73 с.

33. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. — Л.: Медицина, 1960. — 424 с.

34. Мэй р. Проблема тревоги /Пер. с англ. А.Г. Гладкова. — М.: Изд — во ЭКСМО Пресс, 2001. — 432 с.

35. Овчарова Р.В. Технологии практического психолога образования: Учеб. пособие для студ. вузов и практич. работников. — М.: ТЦ «Сфера», 2000. — 448 с.

36. Осипова А.А. Введение в практическую психокоррекцию: групповые методы работы. — М.: Московский психолого — социальный институт; Воронеж: Изд — во НПО «МОДЭК», 2000. — 240 с.

37. Панфилова М. Лесная школа: коррекционные сказки для младших школьников. // Школьный психолог, май 2002, № 20, с. 16 — 32.

38. Перлз Ф., Хефферлин Р., Гудмен П. Опыты психологии самопознания. — М.: «Гиль — Эстель», 1993. — 248 с.

39. Петровский А.В., Шпалинский В.В. Социальная психология коллектива. — М.: Просвещение, 1978. — 297 с.

40. Петченко В.А. Методика шкалированной оценки степени выраженности объектных школьных страхов. // Психолог в школе, 1999, № 1, с.

41. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. — Высшая школа, 1984. — 219 с.

42. Прихожан А.М. Психокоррекционная работа с тревожными детьми. // Активные методы работы школьного психолога. — М.: АПН СССР, 1990. — 238 с.

43. Прихожан А.М. Причины, профилактика и преодоление тревожности // Психолохическая наука и образование. — 1998. — № 2. — С. 11 — 17.

44. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. — М.: Московский психолого — социальный институт; Воронеж: Изд — во НПО «МОДЭК», 2000. — 304 с.

45. Психологический тренинг в группе: Игры и упражнения: Учеб. пособие / Авт. Сост. Т.Л. Бука, М.Л. Митрофанова. — М.: Изд — во института психотерапии, 2005. — 128 с.

46. Рудестам К. Групповая психотерапия: Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1993. — 370 с.

47. Руководство практического психолога. Готовность к школе: развивающие программы. / Под ред. Дубровиной И.В. 2 — е изд. — М.: Издательский центр «Академия», 1995. — 254 с.

48. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. — М.: Изд-во МГУ, 1988. — 198 с.

49. Столин В.В. Самосознание личности. — М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1983. — 284 с.

50. Фельдштейн Д.И. Психологические проблемы взаимодействия взрослых и детей // Мир психологии. — М., 1996. — № 1. — С. 5 — 8.

51. Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1988. — 425 с.

52. Фрейд З. Страх. — М.: «Современные проблемы», 1927. — 432 с.

53. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. — М.: Наука, 1989. — 196 с.

54. Фрейд З. Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989. — 467 с.

55. Хомская Е.Д. Нейропсихология. — М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1987. — 288 с.

56. Хорсанд Д.В. Мама, я боюсь!: маленькие подсказки для родителей / Д. Хорсанд. — М.: АСТ; СПб: Сова, 2006. — 62 с.

57. Хухлаева О. В., Хухлаев О.Е., Первушина И.М. Маленькие игры в большое счастье. — М., 2001.

58. Хухлаева О.В. Коррекция нарушений психологического здоровья дошкольников и младших школьников: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2000. — 176 с.

59. Чистякова М.Л. Психогимнастика. — М.: Просвещение, 1990. — 128 с.

60. Шибаева Л.В. Действенный фактор в развитии инновационной стратегии школы (деятельность практического психолога: проблемы, принципы, тенденции) // Мир психологии. — М., 1996. — № 1. — С. 79 — 94.

61. Шишова Т.Л. Страхи — это серьезно: Как помочь ребенку избавиться от страхов. — М.: Издательский дом «Искатель», 1997. — 93 с.

62. Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. / Пер. с нем. Ю. Лукоянова. — М.: Знание, 1981. — 137 с.

63. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция / Лебединский В.В., Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. — 197 с.

64. Юрчук В.В. Современный словарь по психологии. — Мн.: Элайда, 2000. — 704 с., с.342

65. M. Carol, Mc. Fadden, Susan H. The role of emotions in social and personality development. History, theory and reseach. — N.Y., London, 1995.

Размещено на

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector