Педагогические идеи К.Д. Ушинского

Билет №16

Мысли К.Д. Ушинского об обучении и воспитании коренят­ся в его философском, психологическом.

Ушинский рассматривал учение в качестве одного из самых сильных воспитательных средств и источников общего умствен­ного и нравственного развития. Правильно организованное уче­ние развивает учащихся умственно и воспитывает нравственно. Все педагогические произведения Ушинского, включая его учеб­ные книги «Детский мир» и «Родное слово», ведут в конечном счете к выявлению и определению наиболее рациональных средств умственного и нравственного развития детей. Антропо­логической основой такого развития является собственная дея­тельность ребенка, его самодеятельность. Изучаемая в школе на­ука призвана правильно развивать человеческий организм во всей его сложности. Отсюда особая роль обучения в формирова­нии человеческих качеств.

Однако не в самих знаниях и не в высоком умственном раз­витии учащихся видел Ушинский главную задачу общего образо­вания. Главное заключается в нравственном применении резуль­татов обучения. Показателем такого применения будет не столь­ко количество знаний и степень развития ума, сколько то, на что они пойдут, в какие взгляды и убеждения сложатся и какое ока­жут влияние на образ мыслей, чувств и поведения учащегося. Нравственно развивающее обучение призвано заложить прочное основание стройному мировоззрению, серьезным взглядам на труд и на жизнь. Таким образом, Ушинский определял нераз­дельность воспитательного процесса, в котором обучение решает общественные задачи на материале преподаваемых наук. Всю нравственную силу и умственное развитие может из­влечь из учения только такое преподавание, которое основано на законах психического развития человека. Подобное преподава­ние Ушинский назвал органическим, когда отдельные учебные предметы, в особенности география, история и естественные на­уки, ведутся так, что они поддерживают друг друга, пополняют и оживляют, а все вместе дружно строят в душе воспитанника прочное здание ясного, живого и верного мировоззрения. Хаоти­ческое же преподавание, где одна наука идет вслед за другой, ни­где не сталкиваясь, хотя и очень стройно все это в программе, приводит к мертвому состоянию идей, когда они не образуют четкого мира в голове, а лежат в ней, как на кладбище, не зная о существовании друг друга.

7 стр., 3272 слов

Развитие психики в филогенезе. Возникновение и развитие сознания ...

... Для интеллектуального поведения характерны более сложное восприятие и прочная память. Возникновение и развитие сознания Развитие психики в филогенезе привело к появлению ее высшей формы - человеческому ... одноклеточных, так же как и у простейших многоклеточных кишечно-полостных, можно наблюдать лишь общую реакцию на свет – фототропизм (тропизмы – это изменения направления движения растений и ...

При распределении предметов препо­давания в общеобразовательной школе следует иметь в виду не науки в их отдельности, а душу учащегося в ее целости и ее ор­ганическое, постепенное и всестороннее развитие. Одно дело — наука в своей системе, а иное — педагогическое развитие уча­щихся и передача им необходимых и полезных для жизни сведе­ний. Не науки должны схоластически укладываться в голове ученика, а знания и идеи, сообщаемые науками, должны органиче­ски строиться в светлый и, по возможности, обширный взгляд на мир и его жизнь. Школа должна прийти к тому положению, когда только в конце ее, а не в начале раскроется система науки.

«Ушинский показывает психологическую и педагогическую несостоятельность идеи о занимательном обучении. Такое обуче­ние не дает никакого упражнения воле ученика, не способствует, а скорее мешает развитию в нем самостоятельного характера. Не с курьезами и диковинками наук надо знакомить учеников в школе, а приучать их находить причинные связи в том, что их окружает, показывать пользу науки. Приучение учащихся к сознательному, обдуманному чтению составляет одно из назначений развивающего обучения, когда учитель предоставляет им возможность самим объяснять прочи­танное, наблюдать или вспоминать, что они видели, и выводить из своих наблюдений правильные умозаключения».

Ушинский понимал, что научные основы обучения не мо­гут быть выведены непосредственно из школьного опыта, так как не сами формы и методы учебной работы составляют сущ­ность процесса обучения, а закономерности познания, к выяснению которых с точки зрения теории и психологии познава­тельного процесса Ушинский и обратился в своем труде «Чело­век как предмет воспитания. Опыт педагогической антрополо­гии». В первом томе этого обширного исследования впервые в истории русской дидактики были научно рассмотрены предпо­сылки теории обучения. Здесь, однако, философско-психологические оценки фактов физиологии и психологии еще не за­вершаются приложением выводов к самой практике обучения. Это было сделано Ушинским намеренно, потому что он не ви­дел никакой трудности для всякого мыслящего педагога, изу­чившего физиологический или психологический закон, выве­сти из него практические приложения. Для народных учителей он собирался в дальнейшем в доступной форме изложить пра­вила и приемы обучения. Главное, по его мнению, не правила или практические приемы, а изучение основ, из которых эти правила и приемы вытекают.

Разумеется, научные основы дидактики и теории воспита­ния — дело первостепенной важности. Тем не менее системати­ческое изложение педагогики как искусства применения науч­ных основ общей педагогики или, по определению самого Ушинского, науки педагогики имело бы большое практическое значение, не говоря уже о том, что это содействовало бы и более глубокому постижению самих научных основ теории обучения и воспитания. К сожалению, Ушинский не успел закончить обе­щанный им третий том своего исследования. А опубликованные почти сорок лет спустя после его смерти материалы к третьему тому «Педагогической антропологии», естественно, не могли удовлетворить огромнейшей потребности учительства России в научно обоснованном руководстве по педагогике. Эта потреб­ность в какой-то мере удовлетворялась дидактико-методическими работами последователей великого педагога, а затем педагога­ми и дидактами психологической школы, прочное основание ко­торой он заложил в России.

11 стр., 5476 слов

Периоды развития теории управления

... в управлении производством, признал необходимость обучения, улучшения условие труда и быта рабочих. К. Маркс – вводит необходимость разделения труда и развитие кооперации. Ф. Энгельс – « ... – «теория понукания» теория У – «теория гуманизма» теория Z – «теория группизма» М. Паркер Фоллет 1-я кто определил менеджмент как обеспечение выполнение работы с помощью другого лица. Школа поведенческих наук – ...

Почему Ушинский размежевал область педагогики на две не­равноценные части — педагогику в «обширном» смысле, как со­брание наук, и педагогику в «тесном» смысле, как теорию искус­ства, выведенную из этих наук?

К различению этих частей педагогического видения приво­дил Ушинского антропологический принцип. Изучение чело­веческой природы в ее вечных основах, в ее современном со­стоянии и в ее историческом развитии составляет предмет пе­дагогики в «обширном» смысле слова. А практика, факты — дело единичное, но если в воспитании признавать дельность одной практики, то даже передача советов невозможна. Пере­дается мысль, выведенная из опыта, но не самый опыт. Сло­вом, непосредственно можно приобрести только умения и на­выки, ремесленную выучку. Опыт постигается в обобщенном виде.

Если человек есть предмет воспитания, то всестороннее его изучение является необходимостью. Физиология и психология раскрывают организм предмета воспитания, но не идею воспита­ния. Цель воспитания, его направленность определяет филосо­фия. И Ушинский вносит важное уточнение в понимание сущ­ности педагогики. По его словам, педагогика «все же в основном наука философская», поэтому требует «единства идеи.

«К.Д. Ушинский понимал развитие человека не только как ес­тественный процесс, управляемый внутренними закономерно­стями, вне воздействия среды и воспитания. Не органическая наследственность, а историческая преемственность человеческих поколений, усвоение новым поколением достижений культуры своих предшественников делает человека тем или иным. В этом становлении человека велика роль воспитания. Сила воспитания еще не востребована в достаточной мере из-за слабого знания самой природы человека, а также недостаточного изучения инте­ресов развития самого общества».

Ушинский надеялся, что педагогика сможет стать наукой, ес­ли будет связана с жизнью, будет выражать потребности обще­ства и опираться на данные других наук, прежде всего на фило­софию, физиологию и психологию. В предисловии к первому то­му «Педагогической антропологии» он наметил обширную про­грамму исследований на будущее, чтобы педагогика обрела научный характер, а воспитательная деятельность могла опирать­ся на широкие знания о ребенке. Эту программу подхватила в России в самом начале XX в. вновь возникшая экспериментальная психология. А.П.Нечаев указал на труд К.Д.Ушинского «Человек как предмет воспита­ния» как на ее источник.

 

Коменский Педагогическая система Я.А. Коменского

Источники выработки мировоззрения: античная философия, Ф.Бэкон, Ф.Рабле. Основные педагогические идеи: всеобщее обучение, идеи дисциплины, понятие школьного года, дидактические принципы, классно-урочная система. Коменский считал, что обучение нужно осуществлять в школе с помощью: общешкольного плана, классно-урочной организации, учёбы с 6 лет, проверки знаний, запрета пропускать уроки, учебников для каждого класса.

6 стр., 2721 слов

Модель социального воспитания личности в семейном социуме

... детей системы заданных качеств). Как общественное явление воспитание сложный и противоречивый процесс вхождения, включения подрастающего поколения в жизнь общества, в быт, общественно-производительную деятельность, становления их людьми, развитыми личностями ... внес А. С. Макаренко, который разработал важнейшие вопросы семейного воспитания. В “Книге для родителей” Макаренко показывает, что семья ...

Дидактические принципы: природосообразность, наглядность, последовательность, сознательность, посильность, прочность, систематичность[3].

Вопросы воспитания и обучения Коменский рассматривал в неразрывном единстве. Дидактику он трактовал как теорию образования и обучения и как теорию воспитания. Коменский призывал давать всей молодёжи широкое универсальное образование, считал необходимым связать всю образовательную работу с обучением языкам — сначала родному, потом латинскому — как языку науки, культуры того времени.

В учебном методе, который Коменский толковал расширительно, самым существенным он считал порядок и естественность. Отсюда у Коменского вытекали и основные требования к обучению: начинать обучение надо по возможности раньше, учебный материал должен соответствовать возрасту учеников. Коменский был убеждён в том, что разум человека способен охватить всё, только для этого в обучении надо соблюдать последовательное и постепенное продвижение вперед, следуя от близкого к далёкому, от знакомого к незнакомому, от целого к частному, добиваясь того, чтобы учащиеся усваивали систему знаний, а не отрывочные сведения. Коменский полагал, что необходимо с детства вырабатывать положительные нравственные качества (справедливость, умеренность, мужество, причём под последним он понимал, в частности, настойчивость в труде и др.).

Важную роль в нравственном воспитании он отводил примеру взрослых, систематическому приучению детей к полезной деятельности и к выполнению правил поведения.

Стремясь сделать образование доступным всем детям, Коменский разработал классно-урочную систему обучения, которая заменила индивидуальную. Коменский разработал единую школьную систему: материнская школа (воспитание в семье под руководством матери до 6 лет), школа родного языка для детей от 6 до 12 лет (изучение родного языка, арифметики, элементов геометрии, географии, природоведения, чтение священного писания, знакомство с важнейшими ремёслами), в крупных городах для наиболее способных учащихся с 12 до 18 лет — латинская школа или гимназия (в учебный план гимназии Коменский вводил наряду с традиционными «семью свободными искусствами» естествознание, историю, географию).

Коменский изменил и содержание самих «свободных искусств», связав их с практическими потребностями и подняв до уровня современной ему науки. Наконец, в каждом государстве должна быть академия — высшая школа для молодёжи с 18 до 24 лет. Эту систему, описанную уже в «Чешской дидактике», Коменский в «Пампедии» расширил, добавив к ней «школы зрелого возраста и старости», в которых «преподаёт» сама жизнь.

В большинстве педагогических работ Коменского содержатся высказывания об учителе, а в «Пампедии» есть специальная глава. Учитель, по Коменскому, должен владеть педагогическим мастерством и любить своё дело, пробуждать самостоятельную мысль учащихся, готовить из них деятельных людей, заботящихся о всеобщем благе.

Коменский оказал огромное влияние на развитие мировой педагогики и школьной практики. Многие его дидактические положения вошли в современную теорию обучения.

8 стр., 3724 слов

Теория воспитания в коллективе и через коллектив. Взаимоотношения ...

... и тоном отношений. Макаренко сформулировал принципы, утверждающие гуманистический характер воспитания в коллективе: опора на положительное в ребенке, принцип параллельного воздействия, сочетания требовательности с уважением к личности ребенка, принцип индивидуального действия ...

Самый известный теоретический труд Коменского по педагогике «Дидактика», т.е. общая теория обучения. Первоначально он был написан на чешском языке, а потом в переработанном виде переведён на латинский язык, в то время международный язык науки, под названием «Великая дидактика»[4].

 

Билет№17

Основные концепции педагогической

Теории А.С. Макаренко

 

На первом месте – проблема воспитания и развития личности.

Макаренко не противопоставляет воспитание и развитие детей, рассматривает их в единстве, а главной задачей педагога считает не воздействие на ребенка, а содействие его развитию, стимулирование верного направления этого развития с целью раскрытия сил и способностей каждой личности.

Макаренко утверждает: жизнь – главный воспитатель ребенка, и задача воспитателя состоит, прежде всего, в организации этой жизни, в насыщении ее всем богатством человеческой культуры и подлинно гуманных отношений людей. В этом Макаренко видит стратегию организации воспитательного процесса.

Величайшая заслуга Антона Семеновича в том, что он одним из первых сумел разглядеть рождение педагогических технологий и сформулировал основные постулаты технологической педагогической логики.

Вот эти принципиальные положения:

— ни одно действие педагога не должно стоять в стороне от поставленных целей;

— никакое педагогическое средство не может быть объявлено раз и навсегда полезным либо вредным; отдельное средство может быть и положительным, и отрицательным; решающим является действие всей системы средств;

— никакая система воспитательных средств не может быть установлена раз и навсегда: она изменяется и совершенствуется в точном соответствии с развитием ребенка и поступательным движением общества;

— всякое средство должно быть педагогически целесообразным, что проверяется опытным путем.

Антон Семенович ввел в педагогику целый ряд принципиально новых терминов. Среди них – «педагогическая техника», «мастерство», «проектировка или программа личности», «воспитательный коллектив», «тон и стиль жизни коллектива», «педагогический коллектив», «длительность педагогического коллектива» «педагогический центр», «ближняя, средняя и дальняя перспективы» и ряд других. Часть этих понятий уже прочно вошли в педагогику. Другие находятся в стадии осмысления. Но заметим – эти понятия не просто новые наименования для старых вещей. Они – отражение новых педагогических явлений, фактов новых действий педагогов, направлений воспитательной работы.

Макаренко разрабатывает стройную концепцию «проектировки» личности. Педагогика, утверждал Антон Семенович, наука целесообразная. Педагог должен ясно себе представлять, каким он видит своего воспитанника на выходе. Он должен проектировать личность. При этом должны быть две воспитательные программы. Одна общая, рассчитанная на всех детей. Все они, к примеру, должны быть трудолюбивыми, честными, образованными людьми. Но кроме этого нужна еще и программа, рассчитанная на конкретного ребенка, предусматривающая полное раскрытие его личных способностей и интересов. Последователи Макаренко о второй программе попросту забыли. Не повезло и первой. Антон Семенович предупреждал, что она должна быть предельно конкретна и точна. Он сформулировал ее в начале 30-х годов предельно просто и ясно: мы желаем воспитать культурного рабочего, дать ему образование, желательно среднее, дать квалификацию… И заканчивал эту характеристику словами: «Он должен быть веселым, бодрым, подтянутым… способным жить и любить жизнь, он должен быть счастлив. И таким он должен быть нетолько в будущем, но и в каждый свой нынешний день». Обратим внимание: «счастлив»! Может ли быть поставлена более гуманная задача, нежели воспитать счастливого человека?

6 стр., 2837 слов

Формирование временного детского коллектива

... членов; – субъект воспитания по отношению к личности каждого из входящих в него членов. Детский коллектив выполняет следующие функции: воспитательная, организационная, регулятивная, стимулирующая, ... среди других средств воздействия на личность остается наиболее влиятельным, а главное – управляемым. Коллектив – это нередко единственное средство уберечь личность от опасного воздействия негативно ...

Кроме того, Макаренко принадлежит удивительно лаконичная, но очень важная формула: «Человек не воспитывается по частям».

Вот так просто сформулировал Антон Семенович основной закон развития личности, исходя из которого, он подошел к построению общей программы. Она представляет собой предельно лаконичную и в то же время конкретную характеристику личности воспитанника, причем личности в ее цельности.

Следующая концепция замечательного педагога – воспитательный коллектив.

Макаренко утверждал, что сплоченный коллектив детей и педагогов (воспитательный коллектив) по мере своего развития становится активным и могущественным воспитателем личности. Конечно, человек воспитывается и для людей, для своего народа и человечества. Но, прежде всего, он воспитывается для себя, для своего счастья. Не надо забывать эту деталь воспитательной программы, может быть, самую важную в ней.

И все же самое опасное в этой формуле – «воспитание через коллектив». Во многих наших теориях и методиках она приобрела впоследствии такой вид: педагог создает коллектив, который становится в его руках средством, орудием воспитания личности. Педагог, таким образом, является творцом педагогического процесса, личность – целью, коллектив – средством. Здесь уже все поставлено с ног на голову.

Во-первых, у Макаренко педагог не стоит над коллективом и личностью. Он равноправный член коллектива, связанный узами товарищества со всеми его членами. В этом деловом содружестве воспитатель, если и выделяется, то только своей педагогической квалификацией, мастерством.

Во-вторых, творцом воспитательного процесса вместе с педагогами являются и дети, сам коллектив учебно-воспитательного учреждения.

Наконец, коллектив – также цель воспитания. Об этом прямо говорит Антон Семенович.

Для Макаренко идеал – гармония личности и коллектива. Коллектив не безликая серая масса, а живое развивающееся содружество товарищей, объединенных общим делом, живой организм, живущий по своим законам».