Детская субкультура как средство регуляции взаимоотношений в детском сообществе

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Разнообразны функции детской субкультуры. Одна из важнейших — «регулирование взаимоотношений между членами детского игрового сообщества и отношений с окружающим миром природы и миром взрослых». Выделяют коммуникативную субкультуру (те знания и умения ребёнка, которые проявляются в отношениях со сверстниками и взрослыми и являются не только важным фактором развития личности, но и выполняют своего рода психотерапевтическую функцию).

На первый взгляд может показаться, что коммуникативной субкультурой являются те элементы, которые применяются в процессе общения (например, мирилки, дразнилки, считалки).

Но они являются и своего рода тренингом тревожности, боязни посещения страшных мест, темноты (страшные истории).

Они служат и психологическим средством владения собой, тренировкой коммуникативных навыков, а также инструментом для решения регуляторных проблем (считалки) и т.д.

Ребёнку, владеющему коммуникативной детской субкультурой, в стрессовой ситуации не надо судорожно придумывать ответ, так как он уже заранее готов, он может совладать со своими эмоциями, оценить партнёра. Владея навыками саморегуляции, ребёнок тем самым как бы застраховывает себя от обид, наносимых его честолюбию и гордости. И не случайно коммуникативную составляющую детской субкультуры многие специалисты рассматривают как основной её компонент.

Как жизненные наблюдения, так и специальные исследования свидетельствуют: дети различаются по этому показателю. Так, в исследовании О.В. Стрелковой, проведённом со старшими дошкольниками, выявлено три уровня сформированности коммуникативной составляющей детской субкультуры у воспитанников дошкольных учреждений (низкий, средний, высокий).

Например, детям с высоким уровнем характерно знание значительного числа стихотворных текстов мирилок, дразнилок, отговорок, считалок, а также приводить примеры детских суеверий и т.д. В процессе игровой деятельности такие дети по собственной инициативе уместно используют коммуникативные элементы детской субкультуры. Замечено при этом, что они активно употребляют в речи считалки, мирилки в построении оптимальных отношений со сверстниками, в урегулировании конфликтов с гуманных позиций.

14 стр., 6901 слов

Детский фольклор как особая область детской субкультуры

... важной составляющей детской субкультуры является детский фольклор (колыбельные песни, пестушки, считалки, прибаутки, сказки, загадки, игры). Детский фольклор несет в себе разные функции. Он способствует расширению знаний ребенка об окружающем мире, развивает чувство прекрасного, ...

Дошкольники, использующие коммуникативные составляющие субкультуры в негативных целях (для запугивания, манипуляции), занимают неблагоприятное положение в системе межличностных отношений детской группы. Установлена следующая закономерность: чем выше показатели коммуникативной компетентности ребёнка в области детской субкультуры, тем успешнее навыки саморегуляции поведения в детском сообществе, а, следовательно, и эмоциональное благополучие ребёнка в группе.

Итак, детская субкультура является регулятором межличностных взаимоотношений детей, владение элементами которой обеспечивает налаживание отношений со сверстниками, а также является фактором формирования личности ребёнка, его психологического здоровья.

 

12. Сущность функции социального контроля детской субкультуры.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Функция социального контроля самого детского сообщества над сохранением детства через средства ожидания, признания, отчуждения, остракизма и т.п., но не через прямое принуждение.

 

 

13. Роль детской субкультуры в удовлетворении потребностей детей. Виды потребностей.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Ребенок посредством субкультуры удовлетворяет потребности:

— изоляция от взрослых,

— близости, интимности вне семьи,

— самостоятельности,

— отстранении от групп ровесников, чуждых по духу, интересам;

— участии в социальных изменениях,

— самопознании.

Удовлетворяя потребности в признании, завоевании личностного статуса, отличного от формального статуса ребенка в семье, детская субкультура оказывает влияние на воспитание таких социально значимых качеств как социальная уверенность, активность, самостоятельность, инициативность. Так, например, дразнилки и обзывалки, высмеивающие ябедничество, плаксивость, жадность и выполняющие воспитательную функцию, помогают ребенку отстаивать себя при нападках сверстников в форме словесной самозащиты, тренируют эмоциональную устойчивость и самообладание.

Ребенок принимает возрастные нормы поведения в группе сверстников, учится эффективным способам выхода из трудных ситуаций, исследует границы дозволенного, развлекается, решает свои эмоциональные проблемы, учится влиять на других, познает мир, себя и окружающих.

 

14. Источники развития детской субкультуры

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

11 стр., 5476 слов

Периоды развития теории управления

... размер Методологические основы менеджмента. Законы, принципы, функции. Законы и закономерности Законы развития производства объективны и не зависят от воли и сознания людей ... системы при изменении состояния внешней среды. пропорциональность производства и управления, соотносительность развития основного и вспомогательного производства. соотносительность и адекватность управляющей и управляемой ...

Источники и условия развития:

— консервативность (сохраняющиеся веками формы – игры, считалки и др.),

— динамичность (постоянное обновление субкультурных инвариант – игр, дразнилок),

— трансформация элементов общей культуры и субкультур (молодежный сленг),

— конструирование социальной реальности через воссоздание «социальных изобретений детского сообщества».

 

15. Специфические проявления субкультуры детей дошкольного возраста

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Дети дошкольного возраста транслируют субкультуру исключительно через детский рисунок, детские поделки (например, секретики) и устное творчество. Специфические проявления субкультуры дошкольного возраста:

— речевая деятельность ребёнка (словотворчество, сленг, стихи-дразнилки, считалки и т. д.),

-обычаи,

— коллективные игры,

— атрибутика,

— предметы собственных ценностей.

16. Специфические проявления субкультуры школьного возраста

Субкультура– это набор норм, ценностей, правил, отличающих определенную группу людей от большинства общества.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Субкультуру школьного периода можно дифференцировать тремя периодами: начальные классы (дети 6/7-10/11 лет), среднее звено (дети 11/12-15/16 лет — подростки) и старшее звено (16-18 лет).

До 8 — 10 лет в детских сообществах наблюдаются преимущественно стихотворные жанры фольклора и правового быта. В 11 — 13 лет в общении между детьми используются прозаические тексты демонстративного или юмористического содержания. А в 14 — 17 лет — это песни, пародии, анекдоты, «черный юмор» как особые средства приобретения социального статуса среди сверстников и удовлетворения потребности подростков в коммуникации, а также в приобретении стиля поведения, моды.

— начальные классы — мифотворчество, наделение прозвищами,

— подростки – детский правовой кодекс, самоназывание. Подростковая субкультура сильно ориентирована на внешние атрибуты. Культивируются особые формы общения, характерные отличия в одежде, прическах.

— ранняя юность – философствование.

 

17. Детская субкультура как средство самовыражения ребенка и конструирования детской картины мира

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

21 стр., 10182 слов

Психолого-педагогическая помощь детям, страдающим ранним детским аутизмом

... Аутизм как предельное (экстремальное) одиночество ребенка, формирующее нарушение его социального развития вне связи с уровнем ... сформулировать тему исследования: «Психолого-педагогическая помощь детям, страдающим ранним детским аутизмом». Цель исследования заключается в изучении ... состоящая главным образом в субъективной изолированности ребенка от внешнего мира. Под названием синдром РДА впервые ...

Детская картина мира – особая система значений, представлений, отношений ребенка к окружающей среде, другим людям и себе самому, формирующаяся в детской субкультуре. Она представляет собой расширяющееся с возрастом ребенка физическое пространство, в котором располагается социальное пространство людей (реальных или воображаемых), с которыми ребенок себя в той или иной степени идентифицирует. Посредством системы значений в сознании ребенка предстает модель мира, включающая окружающий мир предметов, людей (взрослых и сверстников), самого себя.

Эта ментальная модель создается ребенком в соответствии с его ожиданиями, определяющими вероятностный характер событий его жизни, поведения и деятельности взрослых и сверстников. В содержании ДКМ представлены особенности переживания ребенком индивидуального психологического времени личности: образ Я в настоящем, прошлом и будущем. Она создается посредством функционирования механизма интериоризации в процессе взаимодействия ребенка с предметами и его совместной деятельности со взрослыми.

Согласно В.В. Абраменковой, ДКМ как составляющая структуры образа мира ребенка включает совокупность его смысловых отношений в системе следующих социально-психологических пространств:

1) физическое пространство отношений к окружающей среде;

2) социальное пространство отношений к другим людям (взрослым и сверстникам);

3) моральное пространство норм и ценностей; 4) личностное пространство отношений к себе и своему будущему.

Развитие ДКМ динамично и зависит от социальной ситуации развития, доминирующих потребностей ребенка и степени их удовлетворения, его ценностей, личностных смыслов, образа жизни детской личности (эпохи, культуры, социальных, экономических, психологических и других факторов).

В индивидуальной картине мира ребенка значительное место занимает образ будущего. Экспериментально обосновано, что дети всех возрастных групп отражают позитивные представления о своем будущем в детской картине мира, социальное пространство воспринимается детьми как разделенное на две части – отношения со взрослыми и отношения сверстниками. При этом отношения со сверстниками в целом характеризуются позитивной эмоциональной модальностью, а мир взрослых представлен в картине мира ребенка как отделенная от него, а иногда и угрожающая реальность. Дети наделяют враждебный в их представлении взрослый мир символикой неблагополучия, опасности, дискомфорта. Во многих рисунках школьного класса у детей младшего школьного возраста образ учителя либо вовсе отсутствовал, либо был отражен с признаками агрессии.

В содержании детской картины мира выявляются не только актуальные для массовой культуры стереотипы социального поведения, но и социогенетические инварианты – относительно устойчивые во времени и пространстве образы, модели, жанры, тексты, представляющие собой продукты культуры различных эпох, следы культурно-исторической памяти человечества, передаваемые из поколения в поколение детей. К социогенетическим инвариантам относят некоторые из детских игр, заимствованные из обрядовых мистерий, а также детскую сказку как выделившийся из мифа жанр устного народного творчества.

Детский рисунок, выступая средством психодиагностики особенностей познания ребенком действительности и формой отражения социального опыта, способен передать различные уровни миропонимания и мироощущения ребенка: от непосредственного отображения знакомых визуальных форм до глубинного, смыслового выражения своей личности, индивидуального отношения к миру и к тому, каким ребенок хочет видеть этот мир.

18 стр., 8758 слов

Психолого-педагогической анализ особенностей детской субкультуры

... особенности детской субкультуры. 3.Изучить субкультуру детей старшего дошкольного возраста. 4.Проанализировать результаты и сделать выводы. Объект исследования данной работы - детская субкультура. Предмет исследования - особенности детской субкультуры ... в какой мере группы сверстников, являющиеся её носителями, референтны, т.е. значимы, для них. Как правило, чем больше ребёнок, подросток или юноша ...

Таким образом, для исследования детской картины мира в социальной психологии детства используется метод воссоздания (микроконструирования) детской картины мира. Он включает: анализ образа социального мира ребенка, опредмеченного в схемах действия, социальных ролях, нормах и ценностях, смысловых пространствах отношений, визуальных архетипах, социогенетических инвариантах, визуальных социотипах, визуальных стереотипах, мифологической структуре сознания ребенка, визуальной модели мира.

 

18. Социально-психологическая характеристика детского сообщества как создателя и носителя детской субкультуры.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Носитель детской субкультуры – детское сообщество, формируемое в силу половозрастного рассмотрения общества на ранних ступенях социогенеза.

Носители детской субкультуры — детская группа, детское сообщество, формирующееся на достаточно ранних ступенях социогенеза человечества и индивидуальной истории человека в процессе совместной деятельности детей, направленной на овладение и воспроизведение ими общественно-исторического опыта и форм человеческих взаимоотношений.

Детская группа (группа сверстников) – сообщество детей одного возрастного диапазона, объединенных совместной деятельностью и сопереживанием. Она возникла на ранних ступенях социогенеза как организованная форма активности индивидов, направленная на овладение и воспроизведение ими общественно-исторического опыта и форм человеческих взаимоотношений. Детская группа, подчиняясь основным социально-психологическим закономерностям, имеет собственную специфику, обусловленную не только возрастными ограничениями, но и особенностями детской субкультуры, а также специфической ролью сверстников в социализации ребенка.

Развитие отношений ребенка осуществляется в онто-и социогенезе в контексте важнейших социальных групп – семьи и детского сообщества. Детское сообщество является самым первым и наиболее древним институтом социализации ребенка. Для определения степени значимости социальной группы для ребенка в исследованиях под руководством В.Абраменковой была разработана и апробирована методика моделирования ребенком социального пространства – «Проксиметрия». Суть методики заключается в том, что ребенку в значимых для него ситуациях: радости, праздника и неблагополучия, болезни – предоставляется возможность самому строить свое социальное окружение, социальное пространство – значимых для него взрослых и сверстников, т. е. ребенок формирует свою референтную группу в символической форме. Это позволило исследовать и локус ориентации детей на различные социальные группы, и степень значимости их для ребенка

Существует распространенное мнение о том, что для ребенка семья является наиболее референтной группой вплоть до подросткового возраста. Это значит, что группа сверстников лишь к юношескому возрасту может приобрести свойство референтности. В этом, на первый взгляд, бесспорном факте, исследователи усомнились и провели комплексное психодиагностические исследование. Установлено следующее: происходит общий рост личностной значимости социальной группы в образе мира ребенка от пяти к восьми годам, сопровождающийся ростом значимых других и индивидуализацией «Я». Высокая выраженность ориентации ребенка на семью по сравнению с формальными группами детского сада и школы с возрастом снижается. Данные, полученные с помощью методики «Проксиметрия», существенно отличаются от данных других методик: здесь ребенок выбирает прежде всего сверстников. Это значит, что конструирование ребенком желаемого для себя социального пространства в ситуации эмоционального сопереживания (сорадования и сострадания) происходит преимущественно в горизонтальной плоскости отношений. В «наклонной» плоскости отношений ориентация ребенка – дошкольника на то или иное социальное окружение решается, естественно, в пользу взрослых, а не сверстников, поскольку отражает реальные жизненные ситуации – с одной стороны, и стремление ребенка стать взрослым – с другой. В то же время, как показали дальнейшие исследования с детьми шести, семи и десяти лет, тенденция ориентации на сверстников с возрастом усиливается.

10 стр., 4669 слов

Особенности общения детей раннего возраста со сверстниками в условиях ДОУ

... 30-х годах привлек внимание детских психологов к сверстнику, как к важному фактору и необходимому условию социального и психологического развития ребенка, способствующему разрушению эгоцентризма. Однако ... другом в яслях, на детской площадке во дворе. Эти ситуации способствуют появлению первых контактов между детьми, способствуют проявлению интереса к сверстникам. Однако полноценное общение ...

Итак, локус ориентации, т.е. свойство группы выступать субъектом влияния на развитие личности ребенка, перемещается в процессе его жизненного пути в направлении от социальных групп взрослых на социальные группы сверстников, но только гармоничное сочетание этих позитивных влияний способно дать ребенку полноценное личностное развитие в социальном мире.

 

19. Содержание детской субкультуры: проблема трансформации в современном мире

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

В содержание ДС входят как актуальные для официальной культуры особенности поведения, сознания, деятельности, так и социокультурные инварианты, элементы различных исторических эпох, архетип коллективного бессознательного и др., зафиксированные в детском языке, мышлении, играх, фольклоре.

Содержание детской субкультуры. Это тот мир, который детское сообщество создавало «для себя» на протяжении всего социогенеза, его составляют:

— традиционные народные игры (хороводы, подвижные игры, военно-спортивные состязания);

— детский фольклор (считалки, дразнилки, заклички, сказки, страшилки, загадки);

— детский правовой кодекс (знаки собственности, взыскание долгов, мены, право старшинства и опекунское право в разновозрастных группах, право на использование грибного/ягодного места);

— детский юмор (потешки, анекдоты, розыгрыши, поддевки);

— детская магия и мифотворчество («колдовство» против везучего, призывание сил природы для исполнения желания, фантастические истории-небылицы);

20 стр., 9838 слов

Особенности восприятия современными подростками и учителями представителей ...

... глаза отличия от привычного мира, не может не привлекать подростков. Становясь представителем субкультуры, подросток получает возможность заявить о себе по-другому, нежели его привыкли воспринимать ... Нужно отметить, что некоторые зарубежные психологи вообще выделяют подростков как отдельную субкультуру, мотивируя это тем, что тинэйджеры имеют свои определенные правила общения, специфический ...

— детское философствование (вопросы типа «почему», рассуждения о жизни и смерти и пр.);

— детское словотворчество (этимология, языковые перевертыши, неологизмы);

— эстетические представления детей (составление веночков и букетов, рисунки и лепка, «секреты»);

— наделение прозвищами сверстников и взрослых; религиозные представления (детские молитвы, обряды).

Проблемы современности:

— трансформация игровой культуры детей,

— сужение игрового пространства,

— «Уценка» роли игры в развитии ребенка.

Варианты проявления детской субкультуры:

— верования и молитвы,

— страшилки и антистрашилки, садистские стишки,

— прозвища, дразнилки, самоназывание,

— коллекционирование,

— детский эротический фольклор.

Содержание детской субкультуры может меняться в зависимости от возрастных характеристик детей, например, если до 8-10 лет в детских сообществах наблюдаются преимущественно стихотворные жанры фольклора и правового быта, то в 11-13 лет в общении между детьми используются прозаические тексты демонстративного или юмористического содержания, а в 14- 17 лет – это песни, пародии, анекдоты, «черный юмор» как особые средства приобретения социального статуса среди сверстников и удовлетворения потребности подростков в коммуникации, а также в приобретении стиля поведения, моды.

Изменение содержания и форм детского фольклора можно проследить на примере страшилки. В середине 80-х годов появилась в среде подростков еще одна форма страшилки – так называемые «садистские стишки», типа: «Дети в подвале играли в гестапо. Зверски замучен слесарь Потапов». Развитие данных форм детского фольклора в последние годы, безусловно, свидетельствующих об изменениях детского сознания в сторону его демонизации, требует пристального изучения подобных трансформаций в детской субкультуре.

20. Основные черты и современные проявления детской субкультуры

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Основные черты и проявления детской субкультуры:

— трансформация детской субкультуры

— оппозиция между культурой для детей и собственно детской субкультуры

— инкультурационные процессы вследствие масштабных миграций населения мира.

Основные черты и проявления детской субкультуры в разные возрастные периоды:

— игра – основной инвариант детской субкультуры, ее изначальная часть, являющаяся проводником ребенка в дальнейшем усвоение норм и правил поведения в обществе,

— сказка – инвариант детской субкультуры,

— игра — «Школа произвольного поведения» (Д.Б.Эльконин).

Заставить ребенка стоять на одном месте продолжительное время очень сложно – он тут же срывается с места, бежит, проказничает, а если включить это действие в игровой контекст, цель с успехом будет достигнута.

— игра — Школа морали в действии (А.Н.Леонтьев).

14 стр., 6527 слов

Отношение к собственному телу мальчиков и девочек подросткового возраста

... отношения к собственному телу мальчиков и девочек подросткового возраста. Объект исследования: тело мальчиков и девочек - подростков. Предмет исследования: ... Выявить гендерные особенности отношения к собственному телу мальчиков и девочек. Структура исследования определяется его целью и решаемыми ... главное для ребенка происходит теперь вне школы; - детские компании (поиски друга, поиски того, кто может ...

Через игру, сказку дети хорошо усваивают нравственные и религиозные требования: они могут поставить себя на место другого, научаясь при этом нормам поведения, также игры сопровождаются эмоционально, что способствует лучшему пониманию, восприятию и принятию норм поведения.

— средство психического развития ребенка (Л.С.Выготский),

— современное средство психодиагностики,

— способ овладения информационными технологиями (компьютерные игры).

Содержание детской субкультуры может меняться в зависимости от возрастных характеристик детей, например, если до 8-10 лет в детских сообществах наблюдаются преимущественно стихотворные жанры фольклора и правового быта, то в 11-13 лет в общении между детьми используются прозаические тексты демонстративного или юмористического содержания, а в 14- 17 лет – это песни, пародии, анекдоты, «черный юмор» как особые средства приобретения социального статуса среди сверстников и удовлетворения потребности подростков в коммуникации, а также в приобретении стиля поведения, моды.

Одна из важнейших черт д.с.– наличие собственного языка общения между детьми, отличающегося особым синтаксическим и лексическим строем, образностью.

Еще одна важная черта детской субкультуры – табуирование личных имен в детских сообществах и наделение сверстников прозвищами и кличками, которые представляют собой своеобразное проявление самого содержания детской субкультуры.

Смеховой мир детской субкультуры. К нему могут быть отнесены всевозможные розыгрыши и поддевки сверстников и взрослых (типа современного озорства с дверными и телефонными звонками в городах), пародии (типа «У Лукоморья дуб спилили…»), а также детская неприличная (скабрезная) поэзия, те же садистские стишки и другие формы, в которых комическое, веселое, к которому всегда стремится ребенок.

21. Гендерная сегрегация и конвергенция в проявлениях детской субкультуры

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Для детских групп характерно наличие двух тенденций:

а) половой или гендерной сегрегации (общения с представителями своего пола),

б) конвергенции полов (общения с представителями противоположного пола).

Обе тенденции неравнозначны в различные возрастные периоды и в различных типах отношений. Гендерная сегрегация в наибольшей степени характерна для:

1) детских дружеских группировок;

2) свободного общения детей между собой (в отсутствие взрослых, в условиях свободного выбора партнеров) в школьном возрасте;

3) делового мира взрослых;

4) дружбы во взрослости (обычно она однополая);

5) сексуальных гомогендерных связей.

Следствиями этой сегрегации являются, во-1-ых, формирование двух различных субкультур – мужской и женской и, во-2-ых, наличие конфронтации полов, которая проявляется в сложных или даже враждебных взаимоотношениях.

Противоположная тенденция – конвергенция полов проявляется: в детских играх; в зарождении интереса к противоположному полу в конце младшего школьного возраста; в формировании «любовных отношений» (влюбленности, романтической любви) в подростковом и юношеском возрасте; в любовных и сексуальных отношениях в молодости и зрелости.

5 стр., 2197 слов

Как протекает игра у детей среднего дошкольного возраста

... начинают конструировать, пилить, прибивать. Дети стараются научиться ... деятельность Дети постарше – 5-6 лет, начинают постепенно совершенствуют свои игры, нередко превращая их во что-то полезное и нужное. Так девочки пытаются помочь по дому или в саду. Мальчики ...

В разные возрастные периоды то одна, то другая является более сильной и значимой для обоих полов. В детстве дети играют с представителями своего пола, что способствует успешному освоению гендерной роли. Половая сегрегация и наличие двух субкультур (мужской и женской), переплетены друг с другом. Вначале возникают различия в поведении мальчиков и девочек по отношению к своему и противоположному полу — «первичные различия». Они порождают стремление к половой сегрегации. Затем возникшая половая сегрегация приводит к усилению различий между ними – эти различия — «вторичные», сохраняются и во взрослости.

По Маккоби тенденции гендерной, сегрегации и конвергенции полов имеют возрастную специфику. В возрасте от 1 до 2 лет обе тенденции примерно одинаковы. Сегрегация появляется на 3 г.ж. у девочек и на 4 г.ж. у мальчиков.

Сегрегации способствуют следующие факторы: распространение ролевых игр, увеличение круга общения, количественный рост однополых группировок в условиях автономии общения от взрослых и характер культуры (с преобладанием тендерного неравенства или равенства).

В дошкольном возрасте дети начинают играть в ролевые игры. В предыдущие периоды — «играть рядом», не так важно, какого пола этот «играющий рядом». В ролевых же играх пол доктора, учителя, родителя — важным фактором.

Взрослые организуют общение детей так, чтобы мальчики и девочки взаимодействовали друг с другом. В этих случаях половая сегрегация является скрытой или даже вообще незаметной. Она проявляется наиболее ярко там, где дети предоставлены себе в свободных детских играх. По мере взросления дети чаще играют без взрослых, половая сегрегация усиливается.

В свободном общении гендерная сегрегация продолжает существовать и проявляется достаточно ярко. Это общение в школьном коридоре, в столовой, в играх, после окончания занятий. Существуют неписаные правила такой сегрегации. Мальчики занимают центр игрового поля, а девочки – периферию. В столовой существуют «столы для мальчиков» и «столы для девочек».

Игровой стиль мальчиков является более «хулиганским», с физическими контактами. Игры девочек тихие и спокойные, с 2-3 участниками, чаще в помещении. В группировках девочек доминантная структура является более размытой: девочки не так активно доминируют, но и не хотят подчиняться. Девочки менее конкурентны в играх, но и не так рьяно болеют за своих, как мальчики.

Мальчиков привлекают роли героического характера, профессиональные, исторических персонажей, поэтому они любят костюмы и атрибуты. Мальчики не любят играть семейные роли: ни матери, ни отца. Девочки чаще всего разыгрывают роли, связанные со школой, семьей, искусством.

Гендерные различия по речевым паттернам появляются в дошкольном возрасте. Речь мальчиков характеризуется доминантностью, большим напором, использованием повелительного наклонения, приказов и запретов.

Девочки: скрытое проявление гнева, предложение компромисса, попытки учитывать чувства и желания партнера, вежливые речевые формы, избегание властных криков и возгласов, соглашение с тем, что сказал партнер. Девочки реже мальчиков используют «грязную» лексику. Мальчики в конфликтной ситуации чаще ведут себя настойчиво, их речь более эгоистична, хвастлива, они унижают партнера и угрожают ему, игнорируют его требования и предложения, их речь содержит прямые команды. В то же время в обычных ситуациях, когда нет борьбы за доминирование, речь мальчиков может быть такой же вежливой и «коллаборативной», как и у девочек.

Наблюдаются и различия группировок мальчиков и девочек. Девочки стремятся участвовать в мальчишеских группировках и играх, и другие девочки их за это не осуждают. Мальчик не должен ни играть в девчоночьи игрушки, ни участвовать в играх девочек – другие мальчики начинают дразнить его «неженкой», «девчонкой», «маменькиным сынком». Он должен постоянно доказывать свою маскулинность и отсутствие фемининности.

Мальчики стремятся отделиться от мира взрослых и их влияния. Автономия начинается уже в семье. По Кларку-Стюарту, в 2-3 года мальчики уменьшают контакты с матерью, в то время как девочки их сохраняют. По данным Минтона, мальчики уже в 27 месяцев демонстрируют непослушание и протест. Позднее, в детских учреждениях, мальчики меньше девочек реагируют на указания воспитателей и учителей, однако они сенситивны к реакциям сверстников. На девочек же одинаково влияют и воспитатели, и другие дети.

В начальной школе мальчики продолжают ориентироваться на других мальчиков – даже на занятиях они больше обращают внимание на то, чем заняты их сверстники, чем на слова и действия учителя. Девочки же в классе внимательны к учителю – больше, чем к одноклассникам. Девочки-дошкольницы получают больше удовольствия от общения в диаде, а мальчики – от общения в большой группировке.

Примерно с 6 лет большинство мальчиков участвуют в двух видах социальных взаимоотношений: в большой мальчишеской группировке и в диаде с другом-мальчиком. При этом дружба в диадах у девочек распространена точно так же, как и у мальчиков, но группировок они обычно не создают.

Взаимоотношения девочек в дружеской диаде более близки и эмоциональны, чем у мальчиков. Дружба мальчиков менее интимна: они меньше раскрываются, не склонны к физическим прикосновениям и контакту глаз. Дружба мальчиков основана на интересах.

Таким образом, в результате половой сегрегации формируются различные субкультуры мальчиков и девочек со своими устойчивыми чертами в поведении. Это вторичные гендерные различия. Другим следствием половой сегрегации является становление особых гендерных отношений: взаимоотношения внутри пола лучше взаимоотношений между полами. Порой мальчики и девочки откровенно враждуют между собой.

Половая сегрегация порождает конфронтацию полов. Она проявляется:

— в чувстве опасения и настороженности девочек по отношению к мальчикам;

— в реакциях девочек на мальчишеский игровой стиль;

— в различной свободе выбора общения;

— в «границах дозволенного»;

— в сексуализации межполовых контактов; в правилах игры.

Наблюдается еще одно проявление гендерных отношений – сексуализация межполовых контактов. Как правило, дети воспринимают как норму гетеросексуальную влюбленность. Мальчики и девочки начинают интерпретировать некоторые игры как романтические и сексуальные. Еще одно проявление конфронтации полов – амбивалентное сочетание враждебности с позитивным отношением.

Таким образом, в детстве во взаимоотношениях между полами имеются две противоположные тенденции: сохранять сегрегацию и конфронтацию между полами и, напротив, разрушать эту сегрегацию, переходя к более тесным контактам с противоположным полом и устанавливая дружеские отношения с ним. Вторая тенденция – предпосылка будущих интимных отношений.

22. Влияние детской субкультуры на формирование и проявления сексизма и фейсизма в детском возрасте. Детский эротический фольклор.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Уже в 3 года дети с уверенностью относят себя к мужскому или женскому полу. Часто взрослые непреднамеренно стимулируют гендерную идентификацию, регулярно упоминая гендер ребенка («какой(ая) хороший(ая) мальчик/ девочка») или говоря детям: «мальчик/девочка так делать не должен(а)». К 7 годам дети достигают гендерной константности. Дошкольники обнаруживают знания о гендерных различиях в игрушках, одежде, действиях людей.

Общепризнано, что семья является основным фактором гендерной социализации. Вместе с тем следует признавать большую роль внесемейных источников: детская литература, СМИ, игрушки. Учителя, другие дети, родители других детей, книги, родственники, игрушки и телевидение – из всех этих источников ребенок узнает о поведении, которое расценивается обществом как соответствующее тому или другому гендеру.

Сексизм- индивидуальные предвзятые установки и дискриминирующее поведение по отношению к представителям того или иного пола; институциональная практика (даже если она не мотивирована предрассудком), выражающаяся в том, что представителям того или иного пола навязывается подчиненное положение.

Исследования показали, что СМИ очень важны в гендерно-ролевой социализации, телевидение создает стереотипные, традиционные образы мужчин и женщин.

Фэйсизм– тенденция в разной степени выделять в изображениях мужчин и женщин лицо и тело. Фотографии в прессе обычно подчеркивают у мужчины лицо, а у женщины – тело, так как мужчины на них обычно изображаются от шеи и выше, а женщины – во весь рост.

С раннего детства детей воспитывают в духе сексизма, втолковывая и демонстрируя личным примером: есть сугубо женские роли, а есть сугубо мужские. Девочки «должны» играть в куклы, учиться готовить, заниматься хозяйством, следить за фигурой. Мальчикам предписываются игры машинками (трансформерами, оружием и т.д.), не плакать, быть сильными и смелыми, и в конечном итоге содержать свою будущую семью.

Игрушки. Есть все основания полагать, что в процессе дифференциальной социализации очень велика роль детских игрушек. Согласно проведенным исследованиям, игрушки и игры помогают девочкам практиковаться в тех видах деятельности, которые касаются подготовки к материнству и ведению домашнего хозяйства, развивают умение общаться и навыки сотрудничества. Совсем иначе дело обстоит у мальчиков: игрушки и игры побуждают их к изобретательству, преобразованию окружающего мира, помогают развить навыки, которые позже лягут в основу пространственных и математических способностей, поощряют независимое, соревновательное и лидерское поведение.

Миллер показала, что детские игрушки все еще разделяются по гендерному признаку: из 50 игрушек, использованных в ее исследовании, 41 были определены участниками как предназначенные исключительно для мальчиков или для девочек. Игрушки, которые испытуемые стереотипно классифицировали как девчоночьи, характеризовались тем, что они относились к дому; мальчишечьи – транспортные средства, мячи, оружие и строительные игры. Проблема не только в том, что в процессе игры с гендерно- соответствующими игрушками ребенок впитывает традиционные половые роли, но еще и в том, как это влияет на навыки, которые приобретают девочки и мальчики.

На протяжении дошкольного возраста ребенок по нарастающей начинает присваивать поведенческие формы, интересы, ценности своего пола. Уже в 4 г. проявляется глубинное психологическое различие в ориентациях мальчиков и девочек. Предпочтение тех или иных игрушек отражает действенное проникновение детей в специфику мужской и женской деятельности. Мальчики больше знают и умеют в сфере техники, а девочки – в сфере быта. Стереотипы мужского и женского поведения входят в самосознание ребенка через подражание представителям своего пола.

Поэтому так важно, чтобы мальчик имел мужской образец для подражания и солидаризировался с ним, а девочка идентифицировала себя с представителями женского сообщества. Младший школьник уже знает о своей принадлежности к тому или иному полу. Он уже понимает, что это необратимо, и стремится утвердить себя как мальчик или девочка. Мальчик знает, что он должен быть смелым, не плакать, уступать дорогу всем взрослым и девочкам, присматривается к мужским профессиям, знает, что такое мужская работа. Девочка знает, что она должна быть приветливой, доброй, женственной, не драться.

Из поколения в поколение существует и процветает детский эротический фольклор. Характерно, что, вырастая из детства, люди, как правило, старательно забывают его. Дети же скрывают свой эротический фольклор от взрослых. Т.о, получается, что он пребывает в детской среде невидимым и неслышимым для взрослого литературного мира.

Речь ребенка полнится эротическими образами, часто заимствованными от старших детей или взрослых, и которые усваиваются детьми с поразительной лёгкостью. Процесс обучения взаимоотношениям полов происходит у ребёнка наглядно и изустно. Ребёнок иногда становится свидетелем сексуальных игр взрослых и прежде всего родителей или наталкивается на порнографические изображения. Но систематическое обучение проводит лишь речь, которая постоянно окружает ребёнка, и фольклор становится исключительно важным в становлении его эротического сознания. Более того, с помощью фольклора, заимствованного у старших, и происходит основной эротический контакт детей со взрослым миром.

Познавая себя через ощущения, возникающие от прикосновения к своим половым органам, ребёнок выходит на внешний мир с помощью слов. При общении детей со сверстниками и старшими по возрасту детьми речь всё больше наполняется стишками, поговорками, недоговорками, шутками, связанными с сексом. Этот фольклор не только выводит ребёнка на внешние сексуальные объекты: девочек и мальчиков, но также и обучает теоретическим основам половой жизни.

Одна из функций детского эротического фольклора состоит в предоставлении возможности ребёнку произнести (полностью или частично) запретные слова. Значительная часть детского эротического фольклора вертится вокруг четырёх-пяти слов, либо всячески намекая на них и силясь их произнести, либо выдавая их полным текстом.

23. Социально-психологическая характеристика и связи детской субкультуры и этнической социализации, инкультурации и трансмиссии

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Термин «инкультурация» был введен американским антропологом Мелвилл Джон Херсковиц. Инкультурация– вхождение ребенка в культуру своего народа. Автор разделяет понятия социализации и инкультурации. Социализация – интеграция индивида в человеческом обществе, приобретение им опыта, который требуется для исполнения социальных ролей. В процессе инкультурации индивид осваивает присущие культуре миропонимание и поведение, в результате чего формируется его когнитивное, эмоциональное и поведенческое сходство с членами данной культуры и отличие от членов других культур. Процесс инкультурации начинается с момента рождения – с приобретения ребенком первых навыков и освоения речи, а заканчивается, можно сказать, со смертью. Он совершается по большей части не в специализированных институтах социализации, а под руководством старших на собственном опыте, т.е. происходит научение без специального обучения. Конечный результат процесса инкультурации – человек, компетентный в культуре – в языке, ритуалах, ценностях и т.п. Однако М. Херсковиц особо подчеркивает, что процессы социализации и инкультурации протекают одновременно, и без вхождения в культуру человек не может существовать и как член общества.

М. Херсковиц выделяет два этапа инкультурации, единство которых на групповом уровне обеспечивает нормальное функционирование и развитие культуры:

• Детство, когда происходит освоение языка, норм и ценностей культуры. Хотя «инкультурация индивида в первые годы жизни – главный механизм стабильности и непрерывности культуры», она не может привести к полному повторению предыдущих поколений.

• Зрелость. Инкультурация во взрослом возрасте носит прерывистый характер и касается только отдельных «фрагментов» культуры – изобретений, открытий, новых, пришедших извне идей. Основная черта второго этапа – возможность для индивида в той или иной мере принимать или отбрасывать то, что ему предлагается культурой, возможность дискуссии и творчества. Поэтому инкультурация в период зрелости открывает дорогу изменениям и способствует тому, чтобы стабильность не переросла в застой, а культура не только сохранялась, но и развивалась.

М. Мид под социализацией понимает социальное научение вообще, а инкультурацию рассматривает как «реальный процесс научения, как он происходит в специфической культуре».

В настоящее время используется еще одно понятие – культурной трансмиссии, включающей процессы инкультурации и социализации и представляющей собой механизм, с помощью которого этническая группа «передает себя по наследству» своим новым членам, прежде всего детям. Используя культурную трансмиссию, группа может увековечить свои особенности в последующих поколениях с помощью основных механизмов научения.

Обычно выделяются три вида трансмиссии:

вертикальная трансмиссия, в процессе которой культурные ценности, умения, верования и т.п. передаются от родителей к детям;

горизонтальная трансмиссия, когда от рождения до взрослости ребенок осваивает социальный опыт и традиции культуры в общении со сверстниками;

«непрямая» трансмиссия, при которой индивид обучается в специализированных институтах социализации (школах, вузах), а также на практике – у окружающих его помимо родителей взрослых (родственников, старших членов общины, соседей и т.п.).

По мнению А. Кординера, в культуре выделяются две стороны. Первая состоит из институтов первичной социализации, которые выступают в качестве определителя базовой личности (семья, друзья, соплеменники), а вторая включает в себя институты вторичной социализации, порождаемые самой базовой личностью (религиозные верования, мифологические представления, фольклор и т.д.).

24. Игра как инвариант детской субкультуры. Современные проблемы детской игры

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Игра имеет большое значение для жизни ребенка. У детей дошкольного и младшего школьного возраста игры являются ведущим типом деятельности, в которой складывается и совершенствуется управление поведением, в том числе и социальным. В подростковом возрасте характер игр существенно отличается от игр более раннего возраста.

Мальчики чаще, чем девочки, играют в спортивные, военно-спортивные, настольные и компьютерные игры, используют игральные автоматы. Они же, в основном, предпочитают игры азартные. Все любители военных игрушек – мальчики. Девочки больше любят подвижные игры, игры на эрудицию, творческие игры и ролевые игры (в школу, в больницу и т.п.).

Наиболее разнообразны игры более младших — десятилетних и особенно одиннадцатилетних подростков. С возрастом количество любимых игр становится меньше.

Важнейшее значение приобретают групповые игры, носящие особый интерактивный характер, предполагающие строгие правила, смену позиции в игровом процессе, постановку себя на место другого. Некоторые исконно детские игры вошли в неотъемлемую часть детской субкультуры, будучи до того элементами карнавальной, игровой или ритуальной культуры взрослых.

Современные проблемы детской игры

Сегодня мы не увидим такой игры, как ее описывал Д.Б.Эльконин. Сегодня ролевые игры, даже если и возникают, отличаются однообразием. Изменение социокультурных условий жизни детей, которое интенсивно происходит в последнее время, повлекло за собой изменение сюжетов и содержания сюжетно-ролевой игры, а также уровня ее развития.

Принципиальное отличие игры современных дошкольников двойственно: с одной стороны, появились игры, заимствованные из мультфильмов, очень популярны игры в супергероев, черепашек-ниндзя, человеков-пауков, фей Винкс, которых можно представить типичным набором простых действий или фраз. Отношения между персонажами примитивны.

С другой стороны дошкольники ограничены в присвоении социальных ролей. Жизнь взрослых перестает быть содержанием игр. Место близких взрослых начинают занимать виртуальные персонажи. Большинство впечатлений дети получают из телевизионных передач.

Ещё одной из причин исчезновения игры, можно назвать современный рынок профессий.

В последнее время дети не знают, чем занимаются их родители. В графе должность — риэлторы, менеджеры, дилеры, агенты и т. д. родители не могут внятно объяснить ребенку, чем они занимаются. От детского наблюдения ушли профессии продавца, портного, и т. д., а между тем условия для этих игр создаются, во многих садах существуют искусственно созданные игровые зоны, но атрибуты для этих игр не вызывают у детей особого интереса.

В старшем дошкольном возрасте дети продолжают играть в сюжетно-ролевые игры знакомой тематики («Магазин», «Больница», «Парикмахерская» и т. д.).

При организации таких игр важно учитывать особенности современной социальной жизни. Например, более типичный образ магазина – это супермаркет. Вместо обычной парикмахерской ребёнок чаще встречается с салоном красоты с широким спектром услуг. Под влиянием широкого ознакомления с социальной действительностью и средств массовой информации в игровом репертуаре ребёнка появляются новые игровые темы: «Книжный супермаркет», «Туристическое агентство» и др.

Часто игра сводится к манипулированию с яркой, модной игрушкой. Придумывая игры, дети основываются на телевизионной информации и компьютерных играх.

Часто игра сводится к накопительству, потому что иметь как можно больше, трансформеров, Барби в детской субкультуре считается престижным.

 

25. Современные компьютерные игры для детей как инвариант детской субкультуры, созданный взрослыми. Проблемы и перспективы

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Дети проходят в игре школу жизни, познают окружающий мир, учатся человеческим отношениям. Компьютерные игры дают возможность, ознакомиться и овладеть новой техникой, развивать свое внимание, память и воображение. Однако детство многое теряет, когда из игры «уходят» общение, взаимодействие с ровесниками, активная деятельность, творчество и мечта. Эти изменения в структуре игр несомненно вносят свои коррективы в систему нравственных и эстетических ценностей современных подростков. Данная причина, а также соображения, связанные с охраной здоровья подростков, выдвигают настоятельный призыв к семье и школе в частичном ограничении игр детей на компьютерах.

Изучение проблемы предпочтения компьютерных игр связано с широкой распространенностью игр и превращением их в основную форму досуга детей. Было выделено два типа мотивов, заставляющих детей и подростков вновь и вновь обращаться к компьютерной игре. Игроки с первым типом играют ради удовольствия от самой игры и ради результата, удовлетворения мотива достижения, возможного соперничества с другими игроками. При этом типе мотивации игра сочетается с другими видами деятельности, ребенок нормально общается с окружающими, а к компьютерной игре обращается во время отдыха, досуга. Для игроков со вторым типом мотивации игра становится формой эскапизма. Именно этот тип привыкания к игре и уход в реальность игры привлекает внимание не только психологов, но и психиатров. Причиной такого увлечения компьютерными играми может стать неспособность ребенка справляться с проблемами повседневной жизни, учебой, сложные отношения с родителями, сверстниками — в таких случаях игра является формой реакции на стресс, способом ухода от действительности, выражением ощущения беспомощности. Компьютерная игра для такого ребенка становится основным времяпрепровождением, он теряет интерес к другим занятиям. Такой ребенок требует внимания взрослого, возможно помощи психолога.

Одним из важнейших вопросов, связанных с компьютерными играми – как они влияют на поведение детей. Ведь большинство игр, в которые дети предпочитают играть с выраженной агрессивностью.

В исследованиях Дастмана, Гольдштейна и др. были получены результаты, свидетельствующие о возможности развития памяти, моторной координации, способности восприятия пространства, внимания с помощью компьютерных игр. Многие развлекательные игры содержат большое количество информации за счет насыщенного содержания, и в силу этого ребенок получает знания в области истории, географии, экономики, особенно это касается стратегических игр.

Различные «Гонки» — симуляторы, позволяющие управлять автомобилем. Популярность этого вида игр объясняется тем, что компьютерными играми в этом возрасте увлекаются больше мальчики, а им всегда нравились машинки; задания игр вполне понятны дошкольникам и посильны им, реализуется желания ребенка быть похожим на папу или быть как взрослый.

На 2 месте идет ряд логических игр-головоломок с общим названием «Шарики» — они доступны, в них играют родители, детям нравятся смешные анимационные эффекты, к-ми снабжены эти игры.

Далее следует отметить развивающие игры иностранных производителей, представленные на отечественном рынке. Чаще всего это аркада с различными заданиями, направленными на развитие логики, мелкой моторики или просто скорости реакции. Они предлагаются для младших школьников, но вполне посильны и детям шести-семи лет.

Ряд игр, в которых нужно ухаживать за животными, кормить, дрессировать, украшать их, особенно нравятся девочкам. Это такие игры, как: «Пони», «Кошки», «Собачки».

Игры российских производителей также пользуются популярностью у детей, просто их меньше в количественном отношении по сравнению с переводными. Наиболее удачная серия обучающих игр – «Уроки Бабы Яги», «Нескучные уроки», «Трое из Простоквашино»

 

26. Сказка как инвариант детской субкультуры. Анализ современных сказок для детей и детское творчество в создании сказок

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Современность сказки проявляется в своеобразном отражении детской субкультуры на уровне науки к.XX – нач.XXI вв. Герой литературной сказки – это сегодняшний ребенок со всем комплексом его отличий от взрослого в силу возрастных и психических особенностей. Каким бы невероятным ни было сказочное повествование, р-к в качестве главного героя обнаруживает черты, ему свойственные. В сов.сказках р-к-герой обязательно нуждался в исправлении, искоренении дурных наклонностей, становился «как все», избавляясь от своих слабостей и недостатков (повести-сказки В. Губарева «Королевство кривых зеркал», Л. Гераскиной «В стране невыученных уроков», Ю. Томина «Шел по улице волшебник», С. Прокофьевой «Клад под старым дубом» и пр.).

В постсоветской детской лит.сказке за р-ком признается право быть таким, каков он есть, быть отличным от взрослого. Детские шалости не осуждаются, а выглядят забавно и трогательно, т.к. они есть проявление естественной природы ребенка.

Склонность р-ка к фантазированию – св-во детской психики. Фантазирование в сказке выглядит как безусловное достоинство р-ка, умение мыслить нестандартно, что делает возможным для него недоступное взрослым путешествие. При стремлении к объективности в раскрытии некоторых черт образа героя-ребенка, современная литературная волшебная сказка обнаруживает устойчивую тенденцию к идеализации детства. В напряженных моментах кульминации сказки дети проявляют свои лучшие качества, чем во многом способствуют торжеству справедливости в финале. Алешка, очарованный красотой своей спутницы, принуждаемый к злодеянию, находит в себе силы отказаться от него («Королевство Семи Озер»); Вагик в самых трудных ситуациях слушает голос Сознателя – свою совесть («Волшебный возок»); Маруся бескорыстно помогает жителям сказочной страны, исправляя ошибки в словах («Малуся и Рогопед»), и т.д. В идеализации детства, в счастливом финале современной литературной сказки проявляется верность сказочному канону. Литературная волшебная сказка, в основе к-рой лежит идея параллельно существующего мира – сказочного царства, где реальным оказывается волшебство, аккумулирует потребность ребенка в таинственном и необычайном, естественным образом проникает в детскую мифотворческую сферу и может претендовать на дальнейшую жизнь и развитие в сознании ребенка. Вероятность данного утверждения объясняется фактами творческой деятельности ребенка (после чтения сказки) – игровой или продуктивной. Детский взгляд на действительное окружение отличен от взрослого восприятия. За видимой оболочкой предметов скрывается другая, невидимая сторона. Это видение мира ребенком сродни мироощущению древнего человека, обожествляющего природные явления, животных, отдельные вещи. Отношение к неодушевленным предметам как к живым обретает конкретность, осязаемость, когда ребенок играет. О несомненной сказочности определенного вида детских игр вел разговор теоретик детской литературы рубежа XIX–XX вв. Н.В. Чехов: «И как только он (р-к) начинает играть, он сам превращает свою жизнь в сплошную непрерывающуюся сказку, где и он сам, и все предметы, его окружающие, приобретают жизнь и личность».

Иномир современной литературной сказки явно апеллирует к создаваемым детьми вымышленным странам. Многие современные сказки рисуют образ чудесного мира подобным образом. Средневековый город, окруженный крепостной стеной, царский дворец с высокими башнями, городская площадь, рынок, горожане, в манерах и одежде которых явлены приметы средневековья, – по этим доминирующим признакам узнаваемы города Радинглен («Настоящая принцесса и Бродячий Мостик» А. Егорушкиной), Старые Басни («Малуся и Рогопед» А. Усачева), королевство Семи Озер с замком Эвидентис («Королевство Семи Озер» С. Прокофьевой), страна Астралия («Чоки-чок, или Рыцарь Прозрачного кота» В.П. Крапивина).

Современная литературная волшебная сказка воссоздает в своей художественной структуре ситуацию двоемирия, что развивает идею «своего» и «чужого» (Е.М. Неелов) царства в фольклорной волшебной сказке. Востребованность традиционной модели построения сказочной действительности объяснима фактами детской субкультуры. Ситуация двоемирия в литературной сказке может реализовываться не так явно, как в приведенных примерах. Население пространства маленькими человечками, стремление к общению с ними свойственно детскому мировидению, поэтому иномир может умещаться в реальном мире и представлять собой сообщество маленьких волшебных жителей или даже одно существо, которое живет рядом с людьми. Другой мир, фантастический, моделируется на основе современных реалий жизни, повседневного быта. Факт наличия гарантии у вещей и бытовой техники является основой для создания микромира в сказочной повести Э. Успенского «Гарантийные человечки».

Чудесная действительность в сказке – это уменьшенная модель человеческого мира, реализующая некоторые социально-экономические реалии жизни людей. Волшебные существа могут иметь мифическое происхождение, как в сказочных повестях «Домовенок Кузька» З. Александровой или «Приключения Веснушки» С. Прокофьевой. При изучении фактов детской субкультуры явной становится связь современной литературной сказки с миром детской мифологии, так же как очевидно функционирование в современных сказочных произведениях древних архетипических моделей и жанровой памяти фольклорной сказки. Изучение законов фольклорной первоосновы позволяет проследить степень сохранности сказочного канона, а отражение современной сказкой детской мифологии и психологии – процесс отталкивания от него. Процесс моделирования чудесной реальности включает трансляцию особых знаков детской субкультуры, а также фиксирует взгляд современной науки на ребенка – главного героя литературной сказки.

 

27. Варианты проявления детской субкультуры: анализ детских фантазий, детских верований, молитв, магии

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Для детей дошкольного и младшего школьного возраста свойственны различного рода фантазии. Оказывается, что большинство предметов, окружающих ребенка в обыденной жизни в фантазиях, вдруг приобретают совершенно не свойственные им действия (игрушечная лисичка оживает, шкаф становится проходом в волшебное королевство и т.д.).

Вокруг этих вещей разворачиваются драматические ситуации, они становятся участниками «сериалов», изо дня в день создаваемых ребенком.

Эта новая способность к воображению дает ребенку совершенно новые степени свободы. Она позволяет ему быть чрезвычайно активным и самовластным в удивительном внутреннем мире психики, который начина­ет у ребенка формироваться. Внутренний психический экран, на к-ом разворачиваются воображаемые события, в чем-то подобен экрану компью­тера. В принципе на нем можно выразить любой образ, изменить какое-то действие, направить его в нужное русло, заставить развиваться на столько стремительно, как не бывает в реальном мире. Все эти умения ребенок осваивает постепенно.

Психологически особым классом вещей для ребенка являются игруш­ки. По самой своей природе они предназначены для того, чтобы вопло­щать, «опредмечивать» детские фантазии. Вообще, детскому мышлению свойствен анимизм— склонность наделять неживые предметы душой, внутренней силой и способностью к самостоятельной потаенной жизни. Именно эту струну детской психики всегда затрагивают самодвижущие­ся игрушки: механические курочки, способные клевать, куклы, закрываю­щие глаза и говорящие «мама», шагающие медвежата и т. п. У зачарованного ребенка такие игрушки всегда находят отклик, поскольку в душе он внутренне знает, что так и должно быть — они живые, но скрывают это. Но когда наступает особый момент (в основном ночью), игрушки начинают жить своей собственной жизнью.

Практически всем детям свойственно фантазировать по поводу своего дома и почти у каждого ребенка есть любимые «объекты медитации», сосредоточиваясь на которых он погружается в свои грезы. Одна из самых больших проблем детского фантазирования связана с неразвитостью самосознания. Ребенок может существовать в двух мирах – в привычном мире окружающих предметов, где распоряжа­ются и оберегают ребенка взрослые, и в воображаемом собственном мире, наложенном поверх обыденности. И именно в воображаемом мире ребенок и окружающий его дом не защищены взрослыми, т.к. они не вхожи в таинственный мир

В детских традиционных верованиях, свойственных религиозному фольклорному сознанию, бытуют различные «языческие» рассказы о колдовстве, нечистой силе и предметах-вредителях (красное пятно, черная рука и др.) В своей массе свои религиозные чувства дети часто скрывают и от сверстников, боясь насмешки, предпочитая обращаться непосредственно к «высшей инстанции» , способной услышать и помочь.

Вот пример детской молитвы — девочки Наташи 8 лет: «Господи, сохрани нас! Дай нам здоровья, успехов в жизни. Спаси! Спаси! Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господь наш Иисус Христос, мы любим тебя. И Божья Матерь, сохрани нас и спаси.Не давай никому обижать малышей. Дай всем детям учиться хорошо, на «4» и «5». Дай малышам в садике здоровья. Дай нам, Господи, быть красивыми и долго жить, до 100 лет. Спаси нас. Господи, мы никогда Тебя не забудем. Мы Тебя, Боженька, любим больше всех на свете и ждем Твое Рождество — 7 января». Подобные детские молитвы присущи как нецерковным, стихийно верующим детям, так и воцерковленным, знающим тексты молитв и Священное писание, но испытывающим потребность в «своих» молитвах для выражения духовного устремления, просьбы.

Детская магия и мифотворчество («колдовство» против везучего, призывание сил природы для исполнения желания, фантастические истории-небылицы, детские молитвы, обряды, суеверия)

Детская магия (гадания, «вызывания», «секретики») стала объектом внимания исследователей культуры совсем недавно — в конце прошлого века. Тогда же вышло в свет двухтомное издание под названием «Школьный быт и фольклор», в котором были опубликованы рассказы малолетних мистиков из разных городов и весей Советского Союза.

Кроме того, у ребенка часто возникает желание интерактивного общения с «другим миром» и его фантастическими обитателями. Для этого взаимодействия он обычно использует обрядовые предметы: зеркальце, шоколадную конфету, одеколон, губную помаду и др. Особенно часто применяется зеркало: его завораживающая способность создавать копию реальности, издавна побуждала мистически настроенных граждан считать этот посеребренный лист стекла входом в иное, инвертированное измерение . А ребенку, с его живым воображением и не закостеневшей пока картиной мира, граница между «здесь» и «там» представляется особенно тонкой и преодолимой.

Склонность детей к таким таинственным процедурам естественна — им так хочется переступить через границу реальности и оказаться на время «по ту сторону». Интересно, что дети часто называют «вызывалки» гаданиями — для них эти 2 понятия практически идентичны. И то и другое является способом получить «оттуда» некое знание (гадание на суженого с помощью зеркала) или даже предмет (вызов Мармеладного Гнома).

Т.о., в ядре магической практики современных детей лежит желание самостоятельного управляемого контакта с таинственным и опасным «другим» миром.

Древнее колдовское искусство трансформируется в игру (некоторые ученые даже придумали специальный термин «игровая магия»).

На формирование игровой магии большое влияние оказывает фольклор, литература, СМИ и прочие факторы. Неслучайно в списке «вызываемых» персонажей наряду с порождениями детской фантазии (Жвачный Король, Мармеладный Гном, Лунный Человечек) оказываются герои фильмов, сказок, мультиков и книг (Пиковая Дама, Золушка, Белоснежка, Русалочка).

Часто при «вызове» мифологического существа ребенком движет не только любопытство, но и желание получить нечто материальное — например, у Мармеладного или Шоколадного Гнома можно попросить сладости.

Способы «гадания» в целом похожи и различаются только деталями. Например, для того, чтобы вызвать Жвачного Короля следовало взять зеркальце и повторять: «Жвачный Король, появись!», а когда он придет и начнет бегать по потолку и стенам, попытаться схватить хотя бы одну жвачку.

В ритуале могут принимать участие от одного до нескольких человек, при этом необходимо соблюдать определенные правила. Во-первых, «вызывать» надо в темное время суток (желательно — в полночь, которая связана с понятием «перехода, «границы»).

Во-вторых, место должно быть «опасным»: темная комната или другое помещение, предпочтительно — баня, подвал, чердак и т.п. Чтобы все получилось, нужно следовать определенному этикету и не нарушать запреты. Например, при «вызывании» некоторых персонажей нельзя разговаривать или употреблять какие-то выражения и слова, смеяться, включать свет, шуметь. Чтобы обезопасить себя от злых сил, дети держат наготове платок (его накидывают на зеркало в случае «опасности»), очерчивают место «гадания» мелом или огарком свечи, втыкают в стену булавку.

Иногда гадальщики кормят вызываемое существо, с целью его задобрить. Кроме того, совместная трапеза как бы служит ритуалом, объединяющим представителей разных миров, символом их соглашения о дружбе и сотрудничестве. На зеркало кладут обрядовую пищу и произносят заклинание. Интересно, что еда может быть как настоящей (обычно это шоколадные конфеты, апельсины, молоко, хлеб), так и нарисованной. Доказательством визита обычно служат знаки на пище: крошечные следы, отпечатки пальцев, надкусы, частичное или полное исчезновение угощения.

Чтобы пригласить в гости Пиковую Даму или Золушку, используют рисунки: на зеркале помадой или маркером изображают лесенку или дорожку. Перед этим его поверхность протирают одеколоном или духами. Образ лестницы имеет глубокий смысл — она является объединяющим звеном между мирами, лежащими по разные стороны зеркального стекла. Один мир при этом мыслится как верхний (из него нужно спуститься), другой — как нижний.

 

28. Варианты проявления детской субкультуры: анализ детского юмора, страшилок, антистаршилок, садистских стишков

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Смеховая активность детей – это подтверждение их собственного существования через выворачивание себя и окружающих «наизнанку». Как отмечает В.Абраменкова, дети с чувством юмора в детской субкультуре органично вписываются в представления о смеховом мире как мире нарушения приличий и норм поведения, свержения авторитетов и переворачивания привычных понятий. Они могут увидеть смешное в серьёзном, представить ситуацию в самом неожиданном свете, вызывая повышенный интерес окружающих к себе. Шалуны, используя для своих экспериментов вялых, трусливых или безалаберных детей, потешаются над ними, заставляют их двигаться, обороняться. В этом они имеют большое значение в педагогическом процессе.

Одним из важных компонентов детской субкультуры является наличие собственного языка общения между детьми, который отличается особым синтаксическим и лексическим строем, образностью, зашифрованностью. В процессе общения дети придумывают «тайные языки», которые не доступны пониманию взрослых или других детей, не посвящённых в это дело. Н-р, к каждому слову дети могут прибавлять какие-либо тарабарские приставки или окончания и получится примерно такой текст: «Нашаус кошкаус вчераус принеслаус домойуc котятус».

Примером изучения социокультурных инвариантов детской субкультуры могут служить исследования «черного юмора» и «страшилок» как части детского фольклора. Под «черным юмором» обычно понимается сочетание смешного с трагическим, ужасным, стихи со страшной традиционной завязкой, но с благополучным концом. Страшилки по своей привлекательности для детей могут поспорить, наверное, лишь с фантастикой, приключениями и детективами. Причем и девочки, и мальчики в одинаковой мере признаются в любви к этому виду фольклора. Эти маленькие рассказы — былички, к-ые дети, оказавшись вместе в больнице, летнем лагере, санатории и пр. рассказывают обычно поздно вечером в темноте.

Сущность страшилки — в коллективном переживании страшного, в выработке способов саморегуляции и норм поведения, в постижении вечных истин жизни и смерти, в стремлении сообща преодолеть страх.

Первые страшилки были «обнаружены» и записаны в середине 60-х годов нашего столетия и, вероятно, являются новым современным жанром, хотя обнаруживается их связь с известными формами — потешек-«пугалок», типа «Идет коза рогатая…». В более позднем — дошкольном и младшем школьном — возрасте страшилки получают развитие в автономной детской среде и принимают форму быличек ужасного и трагического содержания, типа: «В одном черно-черном лесу стоит черный-черный дом. В этом черном-черном доме есть черная-черная комната. В этой черной-черной комнате есть черный-черный стол. На этом черном-черном столе стоит черный-черный гроб. В этом черном-черном гробу лежит черный-черный мертвец. Ты подходишь к нему, а он… кричит: «Отдай мое сердце!»

Страшные истории имеют обычно однотипные содержания и развязки, а тайные и необъяснимые действии, которые в них происходят, являются результатом действия сверхъестественных сил, вещей, предметов. В подавляющем большинстве сверхъестественные силы «страшилок» не просто вредные, но и в 90% случаев смертоносны. По мнению Жана Пиаже, «смерть вызывает особенную заинтересованность у ребенка», потому что в его картине мира она — явление случайное, таинственное и непонятное, «требующее особенного объяснения».

Наличие или угроза смерти в детских страшилках в основном наступает как наказание за непослушание, за нарушение правил, установленных взрослыми. Например:

— Девочка вопреки предсмертному запрету бабушки ставит зеленую пластинку, зеленые глаза выходят из стены и душат ее.

— Семья, несмотря на запрет, покупает черные (желтые) шторы. Ночью они нападают на членов семьи, убивают, душат.

— Девочка наперекор маминому запрету покупает зеленую ленту; что-то зеленое убивает сначала маму, а потом девочку.

— Мальчик вопреки запрету поднимает на улице зеленый пистолет; ночью пистолет оживает и убивает всех членов семьи и т.п.

Сверхъестественными силами, главными демонологическими персонажами детских страшилок часто выступают обычные, знакомые ребенку предметы: рукавичка, пятно, занавески, платок, печенье, туфли, нитки, ленточка, кукла и т.д. Они двигаются («побежал на кухню, а пистолет за ним»), разговаривают, предупреждают (по радио объявляют: «Девочка, закрой дверь, к твоему дому движется желтая тумбочка»), угрожают (пластинка поет: «Бегут, бегут по стенке зелёные глаза, сейчас они задушат тебя, тебя, тебя») душат («утром оказалось, что черная простыня задушила девочку»), убивают («занавески схватили деда и съели на глазах у бабушки»).

Это истории про злонамеренный «черный тюльпан», «кровавое пятно», «черное пианино», «красную руку» и «гроб на колесиках».

В середине 80-х годов появилась форма страшилки – так называемые «садистские стишки», типа: «Дети в подвале играли в гестапо. Зверски замучен слесарь Потапов». Развитие данных форм детского фольклора в последние годы, безусловно, свидетельствующих об изменениях детского сознания в сторону его демонизации, требует пристального изучения подобных трансформаций в детской субкультуре.

Вместе со «страшилками» существуют и противоположные им «антистрашилки». Это истории, в которых сюжет до определенного момента развивается по канонам «страшилки», чтобы затем перейти к анекдотическому финалу (Например, такая коротенькая история: Проснулась девочка ночью, смотрит — на потолке желтое пятно. Пошла на следующий день — пятно еще больше. Испугалась она, вызвала милицию. Милиционер на чердак, а там котенок сидит и писает.).

29. Варианты проявления детской субкультуры: анализ детских прозвищ, дразнилок

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Важная черта детской субкультуры — табуирование личных имен в детских сообществах и наделение сверстников прозвищами и кличками. Между тем именно прозвища представляют собой своеобразное проявление самого содержания детской субкультуры и богатый материал для уяснения механизмов функционирования детских сообществ в онто- и социогенезе. Прозвище, в отличие от собственного имени ребенка, всегда эмоционально насыщено, оно несет в себе момент оценки (позитивной/негативной, либо амбивалентной).

Однако смысловые акценты могут быть различимы, лишь исходя из внутреннего социокультурного контекста детского сообщества.

Некоторые прозвища-программы выступают как транскультурное явление, известное в различных странах в разные эпохи (например, «Хрютиа» или «Грязнуля» – он как бы один грязен «за всех»).

Прозвище способно вызывать определенный стиль поведения, оно обнаруживает тенденцию выражать себя таким образом, чтобы его носитель соответствовал содержанию.

Дразнилки высмеивают детские недостатки и проступки. Дразнилки тренируют эмоциональную устойчивость и самообладание, умение отстаивать себя при нападках сверстников в адекватной форме словесной самозащиты (ответить дразнилкой-отговоркой).

Дразнилки высмеивают детские недостатки и проступки: ябедничество, глупость, хвастовство, жадность, плаксивость:

«Жадина-говядина, солёный огурец,

На полу валяется, никто его не ест!»

Дразнилки и обзывалки, высмеивающие ябедничество, плаксивость, жадность, выполняют воспитательную функцию, помогают ребенку отстаивать себя при нападках сверстников в форме словесной самозащиты, тренируют эмоциональную устойчивость и самообладание;

Чаще обращаются друг к другу по прозвищам мальчики, среди девочек — пользуются гораздо меньшей популярностью; возможность выразить свое отношение к человеку, выделить его черты и свойства характера, а также дистанцироваться от взрослого сообщества. Прозвища являются диагностическим и оценочным средством, индикатором любви/нелюбви в коллективе. В детской субкультуре присутствует феномен самоимени, самоклички, самоназвания. Очень часто, попадая в новое детское сообщество, ребенок представляется другим, им самим выбранным именем.

30. Коллекционирование, «секреты», «тайные места» как формы детской субкультуры.

Детская субкультура –в узком смысле это смысловое пространство ценностей, установок, способов деятельности и форм общения, осуществляемых в детских сообществах каждой конкретно-исторической социальной ситуации развития ребенка.

Коллекционирование для большинства детей – неотъемлемая часть образа жизни. Коллекционируют марки, открытки, наклейки и вкладыши из жевательной резинки, собирают фантики, значки, банки из-под воды. С возрастом содержание коллекций меняется. Наблюдение за коллекциями детей в последние годы показывает, что в сфере детского коллекционирования происходят изменения в сторону уменьшения собирателей марок, открыток, пластинок, книг, с другой стороны растет число собирающих фантики, вкладыши, наклейки. Это несомненно отражается на формировании художественно-эстетических вкусов детей: отличие от марок, открыток, календариков, к-рые имели широкую содержательную вариативность (художественные серии, изображения представителей флоры и фауны, географические объекты и т.д.), основными изображениями на фантиках, вкладышах, наклейках являются картинки из комиксов или в стиле комиксов. Производители этой продукции заинтересованы лишь в том, чтобы дети были постоянными потребителями выпускаемых ими товаров (чаще всего разного рода сладостей).

В этих целях они специально выпускают альбомы для собирания коллекций, объявляют конкурсы для стимулирования коллекцилнирования серийных товаров и т.п. Они используют возрастной интерес к коллекционированию, пытаются стимулировать этот интерес различного рода лотереями и призами. Коллекционирование и коллекция в этих условиях теряют свою индивидуальную значимость и становятся для ребенка лишь способом для получения награды, а для общества — средством ормирования потребителя.

Детское собирательство раннего детства характеризуется тем, что «штучки», найденные ребёнком, не имеют никакой потребительской ценности и привлекают его внимание своей формой, цветом, некоторым сходством с реальными вещами. Находя в большом мире разные «штучки», ребёнок прибирает их к рукам во благо собственных интересов. Таким образом он раздвигает свои границы и, как высказывается М.Осорина, «уточняет» себя этими маленькими символами «Я» — «его делается много». Находки настолько приобретают смысл для ребёнка, что он включает их в свои фантазии и переживания.

Примерно после пяти лет детское собирательство приобретает другие черты. У ребёнка появляется своя «сокровищница», которая обычно хранится дома. Это может быть коробочка, мешочек у девочки и карман у мальчика, так как мальчики предпочитают всё носить с собой. «Сокровищница» наполняется мелкими предметами, найденными на улице. Это всевозможные бусины, красивые пуговицы, значки, сломанные брошки, редкие монеты и предметы с интересной внешностью, привлекающие внимание ребёнка. Обычно ребёнку нравится общаться со своими «сокровищами» наедине, чтобы никто не помешал: рассматривать их, любоваться и фантазировать.

Как правило, «сокровищница» существует несколько лет и незаметно исчезает. На смену ей, примерно после шести-семи лет, приходит детское коллекционирование. Если «сокровищница» была более личной, индивидуальной, то коллекция социальна и более обусловлена внешними факторами, связанными с жизнью ребёнка в группе сверстников: престижем, соперничеством, модой. Коллекции дети показывают друг другу, хвастаются и гордятся ими.

Появление коллекции свидетельствует о вхождении ребёнка в новую фазу социализации в детской субкультуре. Обычно это связано с началом школьной жизни. В это время происходит активное формирование самостоятельного опыта детей среди людей, где ребёнок учится подчиняться правилам жизни в группе, усваивает общепринятые модели поведения.

Чаще всего дети семи — десяти лет коллекционируют предметы, которые можно добыть без денег: фантики, обёртки, пробки и т.д. Содержимое такой коллекции воспринимается детьми как личная добыча её владельца. Количество и редкость найденных предметов говорит о высоком развитии у него социально ценных, с точки зрения сообщества детей, качеств, благодаря которым он добыл то, что имеет.

Многие привлекательные предметы становятся содержимым девчоночьих «секретов» и «мальчишечьих» тайников. «Секрет» девочки представляет собой небольшую ямку, выкопанную в земле, которая выкладывается чем-либо красивым. Обычно делается фон из фольги или листьев, на нём раскладываются различные интересные «штучки», головки цветов, камешки. Сверху сделанная композиция накрывается кусочком красивого прозрачного стекла. Затем всё засыпается тонким слоем земли так, чтобы снаружи не было видно.

Создание «секретов» является традицией детской субкультуры, следовательно, идея и формы воплощения передаются от старших детей к младшим в виде культурного наследия. «Секреты» по своей сути можно считать массовой формой детского дизайнерского творчества.

Мальчишечьи «тайники» создаются с целью материализации своего тайного присутствия в пространстве окружающего мира. Чаще всего они располагаются в различных нишах, укрытиях, щелях, незаметных для окружающих. Туда складываются разнообразные предметы, которые могут быть личностно значимыми, ценными для мальчика.

«Секреты», «тайники» и «сокровищницы» являются попытками детей установить личный углублённый контакт с местом обитания.

«Страшные места» относятся к разряду опасных, запретных и чуждых ребёнку зон пространства. Обычно это чердак, подвал, погреб, колодец, заброшенный дом и т.д. Входы в эти места являются для детей точками соприкосновения их обычного мира с миром другим — таинственным, мрачным, населённым враждебными силами. Они вызывают у детей ужас. Ребёнок, объединившись с группой других детей, пытается активно совладать с этим ужасом.

Постепенно «страшные места» становятся «страшно интересными», куда дети отправляются не только переживать, а целенаправленно их познавать, исследовать. В 6-7 лет страхи символически прорабатываются детским коллективным сознанием, а уже в младшем школьном возрасте исследование «страшных мест» становится испытанием храбрости и её тренировкой, даёт возможность удовлетворения исследовательских инстинктов и личного самоутверждения. Это также является и своеобразным выяснением статуса каждого участника в групповой иерархии.

«Интересные места» — это места, где можно беспрепятственно наблюдать чужую жизнь, отличную от жизни ребёнка. Обычно это жизнь маленьких существ (головастиков, лягушек, муравьёв) или взрослых людей, которые не знают, что на них смотрят, и заняты чем-либо интересным для ребёнка (стройка, мастерская и т.д.)

«Злачные места» — места, где добывается запретное или совершается недолжное. Самое типичное место — свалка. Она является для ребёнка изнанкой мира взрослых, его потаённой стороной, вывернутой наружу.

Вид «нечейных вещей», наличие ломаного и отсутствие какой-либо регламентации пробуждает у некоторых детей деструктивные желания. Здесь можно нарушать запреты взрослых на проявление агрессивных чувств и выплёскивать их в разрушающих действиях, за которые не будет наказания. Помойка для детей становится «островком свободы для ненормативных действий». Но есть и другая сторона общения детей с помойкой, более конструктивная и творческая. Сломанные вещи, ставшие негодными для обычного употребления, могут быть использованы детьми для самых различных нужд благодаря их фантазии. Свалка становится местом творческого экспериментирования.

«Места уединения» — те места, где не потревожат, где ребёнку удобно и уютно. «Места встреч» являются местом общего сбора детей, посиделок, разговоров компании приятелей. Они выбираются там, где удобно сидеть, где много места и всех видно, где взрослые не мешают.

«Места экзистенциально-философских и религиозных переживаний» — места, самостоятельно найденные ребёнком, куда он ходит один, чтобы пережить особые состояния души.