Сидоренко- отрывок

ГЛАВА 8

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕТОДА

РАННИХ ВОСПОМИНАНИЙ

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Метод ранних воспоминаний является центральным в практике адлерианской консультации и психотерапии. Он используется в исследовательских, диагностических и психотерапевтических целях.

1. Исследовательские и диагностические цели

Ранние воспоминания использовались для изучения специфики различных состояний и синдромов, например депрессивного синдрома в разных возрастных группах больных (Allers Ch. Т., White J., Hornbuckle d, 1990; Allers Ch. T. et al., 1992) или посттравма-тического синдрома у участников военных действий во Вьетнаме (Hyer L. et al., 1989).

Предпринимались попытки использовать метод ранних воспоминаний для определения профессиональной направленности, и было показано, что он так же надежен в определении профессиональных интересов, как и стандартные тесты, например Vocational Preference Inventary (Elliot A. et al., 1987).

Метод ранних воспоминаний использовался для обследования преступников, совершивших различные виды преступлений. Дж. Кунн отстаивал возможность на основе ранних воспоминаний предсказывать склонность к преступному поведению и рецидивизму (Quinn J., 1973).

Позже J. Grunberg пытался выявить соответствия между содержанием ранних воспоминаний и типом правонарушений у обитателей нью-йоркского приюта для бездомных. На основании анализа 90 воспоминаний и 67 правонарушений тридцати бродяг им было выявлено семь категорий оценки:

1. Ощущение конфликта, соревнования, страха или тревоги.

2. Ощущение одиночества, потерянности или растерянности.

Раздел II- Методы Индивидуальной психологии

119

3. Противостояние авторитетам, нарушение правил.

4. Ребенок является чьей-то жертвой, ему наносится вред или йм не занимаются.

5. Состояние пассивного реципиента, участника или наблюдателя.

6. Нанесение вреда другим людям.

7. К нему доброжелательно относятся, его удостаивают похвалы или дарят ему что-нибудь.

У 26 бродяг из 30 в ранних воспоминаниях были выявлены различные сочетания первых четырех негативных категорий. Оказалось, что у 22 из 26 в прошлом были и соответствующие нарушения — конфликт, противостояние властям и др. С другой стороны, у 16 бродяг из 30 воспоминания содержали и положительную категорию 7 — «доброжелательное отношение, похвала и подарки». Несмотря на это, 14 бродяг из этих 16 все-таки имели в прошлом какие-то правонарушения (Grunberg J., 1989).

9 стр., 4100 слов

Методы избежания конфликтов

... которые вызвали наблюдаемый поступок.  Конфликты поступков требуют от учителя особой выдержки, ибо методы педагогического воздействия всегда должны выбираться после анализа всей ситуации в целом, с ...

Таким образом, негативные элементы ранних воспоминаний оказались более «прогно-стичными», чем позитивные, — по крайней мере для предсказания правонарушений. По-видимому, на основании этого исследования трудно говорить о возможностях предсказания правонарушений, так как для чистоты эксперимента было бы необходимо обследовать выборку до совершения правонарушений, а затем наблюдать, кто из обследованных совершит правонарушение и по какой статье будет осужден. На содержание раннего воспоминания, как мы видели, может повлиять курс психотерапии или даже условия эксперимента; могут предположить, что на него повлияют и совершенное субъектом преступление, и его пребывание в тюрьме или приюте для бездомных.

2. Психотерапевтические цели

Ранние воспоминания могут стать основным содержанием психотерапевтического процесса, когда психотерапевт вместе с клиентом исследуют жизненный стиль клиента, анализируя его ранние воспоминания. Диалог может идти в форме проверки так называемых пробных гипотез: «А может быть так, что вам всегда важно быть первой?», «А может быть так, что у вас были и другие похо-кие ситуации?»… За фазой изучения жизненного стиля клиента зступает фаза реориентации — изменения жизненного стиля, т. е. Оставлений о жизни, и способов поведения в типичных жизненных ситуациях.

М. Линг и Т. Коттман предлагают использовать на этой фазе

1Тод визуализации ранних воспоминаний. Сессия визуализации

ачинается с нескольких основных релаксационных упражнений:

120

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний раздел II- Методы Индивидуальной психологии

«Закройте глаза, глубоко вдохните несколько раз, примите максимально удобное положение…» Затем консультант предлагает клиенту представить себе определенный случай из детства, отражающий его ошибочное представление о жизни. Клиенту рекомендуется представлять раннее воспоминание как сцену в спектакле или телевизионной постановке, которую он наблюдает как зритель с некоторого расстояния. Затем клиента просят описать сцену так, как она разворачивается перед ним, и рассказать о чувствах, которые она вызывает. После этого ему предлагается представить, как он сам, взрослый, реально входит в эту сцену. Его просят представить себе, как его взрослое «Я» утешает его детское «Я» и говорит, какой он (или она) ценный, значимый и любимый человек. Визуализированный взрослый помогает пересмотреть ошибочные представления ребенка о том, как можно достичь ощущения значимости и принадлежности (Lingg M. A., Kottman Т., 1991).

В групповой терапии адлерианского направления совместный анализ ранних воспоминаний участников в маленьких подгруппах рассматривается как одна из стадий и возможностей группового процесса (Тат I., 1985).

Ранние воспоминания могут использоваться также для предсказания или констатации личностных измерений в процессе психотерапии. Дж. Байндер пришел к выводу, что воспоминания, которыми клиенты решают поделиться со своим психотерапевтом, отражают их переживания, потребности и стрессы в ходе психотерапевтического процесса (Binder J. L, 1980).

6 стр., 2936 слов

Какие существуют трудности в использовании различных методов ...

... частью и в два других метода – беседу и эксперемент. Одна из разновидностей наблюдения – самонаблюдение, непосредственное либо отсроченное (в воспоминаниях, дневниках, мемуарах человек анализирует, ... планирования, корректного использования, умелого сочетания с наблюдениями и беседами. Опросные методы. Опросные методы предусматривают прямое или косвенное, устное или письменное получение от изучаемого ...

Например, по ранним воспоминаниям клиента психотерапевт может попытаться понять его ожидания (Rule W. R., 1992).

Исследовались возможности предсказания взаимоотношений между клиентом и психотерапевтом на основе ранних воспоминаний клиента (Mosak H. Н., 1965) и предсказания того, пожелают ли клиенты продолжить лечение (Chesney S. M. et a!., 1986).

В некоторых случаях предлагается исследовать ранние воспоминания не только клиентов, но и психотерапевтов (Manaster G. J., 1982).

Анализ. ранних воспоминаний терапевта позволяет прояснить неудачи психотерапии и помочь преодолеть их. В этом случае исследуется жизненный стиль самого терапевта — например, в ба-линтовских группах или в индивидуальных консультациях с более опытным адлерианским психологом (Корр R. R., Robles L, 1989).

Дж. Статтон и Б. Вилборн используют ранние воспоминания для исследования эффектов психотерапии у детей пяти—двенадцати лет. Они записывали на магнитофон воспоминания девяти детей, проходивших консультирование в Центре адлерианской терапии. По три воспоминания каждого ребенка записывалось до курса психотерапии и по три воспоминания — после десятинедельного курса,

а затем анализировались изменения в содержании ранних воспоминаний с использованием шкалы Менестера—Перримена.

Например, ребенок (точный возраст не указан) до курса консультирования рассказал следующее воспоминание.

«Мой дядя и папа взяли меня на рыбалку. Они ловили рыбу, и мой дядя зацепился леской за какую-то корягу в воде. Он рванул удочку, крючок выскочил и вцепился мне в голову… Я ждал, пока они вытащат его у меня из головы».

После курса консультирования он рассказывает то же воспоминание уже по-другому:

«Когда мне было примерно пять лет, я пошел на рыбалку. Я поймал рыбу… А мой дядя забросил леску, а она зацепилась за корягу, он рванул ее, и крючок выскочил и попал мне в голову… Я его вытащил…» (Statton J. Е., Wilborn В., 1991).

Разницу в этих двух рассказах авторы оценивают как положительный сдвиг по шкале активности.

Сдвиги по некоторым категориям в консультируемой группе детей и в контрольной группе детей — учеников начальной школы, произошедшие в течение десятинедельного периода, представлены в табл. 12.

Таблица 12

Сдвига по категориям шкалы Manaster—Ferryman в консультируемой и контрольной группах детей (по: Statton J., Willbonr В., 1991)

Сдвиг

Сдвиг

Категории и переменные

в консультируемой

в контрольной

группе детей (п=9),

группе (п-9),

А. Персонажи:

мать

-16

-1

братья и сестры

-14

0

j^ животные

+22

-2

• В.. Темы;

_

• наказание

-11

-1

Ч проступки

-13

+1

внимание

-6

0

ч Е- Активность

+11

-5

| • Внутренний локус контроля

+9

-4

• ^^моции^

+12

+14

122

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний

То, что после консультативного курса в воспоминаниях де. тей чаще фигурируют животные (+22%), авторы расценивают как положительный эффект их воздействий. Животные — это уже социальные (живые) объекты, и поэтому включение в ранние воспоминания животных — это признак начинающегося выхода ребенка за пределы первого социального мира, а именно родительской семьи, показатель большей самостоятельности и самодостаточности ребенка.

Например, у одного из обследованных детей до начала консультирования было такое воспоминание.

«Я стоял в манеже, когда был еще совсем маленьким, и тянул за какое-то мамино растение, которое свешивалось сверху. Мама сказала: «Нет, нет!» — и я перестал его тянуть. Мне было тоскливо, потому что я боялся, что оно упадет мне на голову».

Тот же ребенок вспоминает после курса консультирования:

«Когда мне было четыре года, я помню, что на дереве было гнездо с птенцами. Я и мой брат увидели, как птенец выпал из гнезда и потом умер. Мне было тоскливо».

Авторы расценивают различие в этих воспоминаниях как положительный сдвиг по категории «Введение животных». Против этого можно выдвинуть несколько возражений. Во-первых, в первом воспоминании речь идет о растениях, а они тоже «живые». Во-вторых, в обоих воспоминаниях ребенок говорит об одном и том же чувстве — «тоскливо». В первом случае ему тоскливо потому, что он боится ушиба, во втором — потому, что он наблюдал мучения и смерть живого существа.

Используя лишь одномерный количественный подход, трудно определить, что здесь преобладает: социальный интерес («Мне жаль, когда страдает живое существо») или страх перед жизнью («Жизнь полна опасностей, и мне всегда тоскливо»).

Интересны полученные Дж. Статтон и Б. Вилборн данные о меньшей частоте встречаемости образа матери в воспоминаниях после консультативного курса. К сожалению, эти данные не могут считаться статистически достоверными из-за малого объема выборки (две группы по девять детей).

В этом исследовании особенно отчетливо проявляется ограниченность и одномерность количественного подхода к такому сложному, стереоскопическому явлению, как жизненный стиль личности. Анализируя воспоминания по категории «Активность» или по переменной «Животные», мы абстрагируемся от всех остальных элементов и перестаем «слушать целое», как того требовал Адлер.

раздел

II. Методы Индивидуальной психологии

123

МОЙ СОБСТВЕННЫЙ ОПЫТ

В группах тренинг-семинара «Проблемы и методы сотрудничества с детьми» и на практических занятиях со студентами выпускных курсов факультета психологии Санкт-Петербургского университета метод ранних воспоминаний с 1989 года использовался мною в целях исследования самого метода и лишь с 1991 года — в диагностических и психотерапевтических целях.

Сначала участники знакомились с идеями Индивидуальной психологии Альфреда Адлера и методом анализа ранних воспоминаний. Затем им предлагалось выполнить методическое задание — проанализировать одно из «классических» воспоминаний из книги Адлера What Life Should Mean to You? (1932).

После этого участники группы могли поделиться своими ранними воспоминаниями с группой — если им этого хочется. Наконец, если группа готова к более глубокому уровню работы, мы переходим к анализу реального воспоминания одного из участников группы.

Рассмотрим вариант анализа «классического» примера. Иногда мною в качестве методического задания предлагается воспоминание «Школа» или «Пони», но чаще — «Сидр». Цель анализа «классического» раннего воспоминания — проверка степени понимания и усвоения методики анализа. Суть проверки в том, что у этого задания есть «правильный ответ» — интерпретация самого Адлера, с которой можно сравнить свою формулировку.

Чаще всего участники работают в группах по три-четыре человека, но иногда и индивидуально. Бывает, что, не справившись с заданием, т. е. дав ответ, совершенно не совпадающий с интерпретацией Адлера или даже противоречащий ему, участники просят дать им задания «на дом». Опыт показывает, что «домашние задания» выполняются уже более успешно. И вообще в группах исто находится человек — по складу своему «адлерианец», кото-й из всего множества возможных интерпретаций дает именно адлеровскую.

«КЛАССИЧЕСКИЙ» примЕр для АНАЛИЗА «Сидр»

«Одно из моих самых ранних воспоминаний, если не самое ран-‘ее, — это случай, который произошел, когда мне было примерно три юловиной года. Девушка, которая работала на моих родителей, повела мою двоюродную сестру и меня вниз, в подвал, и дала нам попро-‘овать сидра. Он нам очень понравился. Немного позже мы решили, Ио хотим еще попробовать, и стали продолжать угощаться. Через со-

124

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминаний \ ржделУ^Методы Индивидуальной психологии

Jli

ответствующее время мои ноги отказались служить мне в передаизке-нии, к тому же пол был довольно скользким, так как мы выпустили на пол весь сидр. Я не знаю, связан ли каким-либо образом этот случай с моей неприязнью к сидру и другим пьянящим напиткам» (Acller Д. 1932, р. 84-85).

Предлагаю читателю сначала провести анализ самостоятельно, затем сверить его с приведенным ниже вариантом анализа, а потом… с ответом самого Адлера!

Предлагаемый вариант анализа воспоминания «Сидр»

I. СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ 1. Присутствующие в воспоминании л!оди

1.1. Мать — отсутствует как персонаж, хотя вскользь упоминаются родители.

Гипотезы:

1.1 г. У субъекта есть чувство, что мать ею пренебрегала.

1.1 д. Мать «проиграла» игру: субъект не привязан к ней, не удовлетворен своей жизненной ситуацией.

1.1 е. В семье родился еще один ребенок, и субъект испытывает «детронизацию».

1.2. Отец — отсутствует.

1.3. Братья и сестры — отсутствуют.

1.4. Двоюродные братья и сестра — присутствует двоюродная сестра.

Гипотеза:

1.4 а. Расширение поля социального действия субъекта, распространение его за пределы собственной семьи.

1.5. Бабушки, дедушки и другие родственники — отсутствуют.

1.6. Посторонние, чужие люди — присутствует «девушка, которая работала на моих родителей».

Гипотезы:

1.6 а. Ребенок осознает себя как часть общества, распрО» страняет свой интерес на других людей и сотрудничает с ними’

1.6 б. Посторонние люди воспринимаются как опасность.

1.6 в. Для субъекта характерны несамостоятельность и страх остаться одной.

2. Тип события

2.1. Опасности, несчастные случаи, телесные и другие наказа-ния — отмечена только одна «опасность» — «ноги отказали в передвижении». По-видимому, эта категория все же отсутствует.

2.2. Болезни и смерть — отсутствуют.

2.3. Проступки, кражи, сексуальные опыты — присутствует проступок: «выпустили на пол весь сидр», «продолжали угощаться», пока не довели себя до определенной стадии алкогольного опьянения. Вместе с тем автором воспоминания все эти действия как проступок не квалифицируются.

Гипотеза:

2.3. Субъект будет прилагать огромные усилия, чтобы избежать подобных проступков в дальнейшем.

Скорее всего, эта гипотеза будет позже отвергнута, так как Адлер имел в виду проступки, которые совершались как нечто привычное, т. е. были обычным делом (см. категорию 2.3 — «Схема анализа»).

2.4. Новые жизненные ситуации — присутствует новый опыт.

Гипотеза:

2.4. На эту девушку большое впечатление оказывают новые жизненные ситуации.

3. Способ восприятия ситуации субъектом

3.1. Преобладающий вид чувствительности — есть указания на ощущения определенной модальности:

1) кинестезические — «ноги отказались служить мне в пере-Движении»;

2) тактильные — «пол был довольно скользким»;

3) вкусовые — сидр «нам очень понравился»;

4) вестибулярные — «вниз, в подвал»; «пол был довольно скользким».

3.2. Ощущение принадлежности

«Мы решили, что хотим еще попробовать». «Мы выпустили на пол весь сидр».

«Повела мою двоюродную сестру и меня вниз, в подвал». «Я не знаю, связан ли каким-либо образом этот случай…» ст ^сп°льзование местоимения «мы» в описании решений и дей-юзволяет предположить достаточно высокий уровень разви-1 социального чувства и сотрудничества.

126

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминала

л л П Методы Индивидуальной психологии

127

3.3. Чувства и эмоции

«Он нам очень понравился».

«Неприязнь к сидру и другим пьянящим напиткам».

Дополнительные категории:

Активность — пассивность субъекта: субъект активен.

Среда угрожающая — дружественная: дружественная.

Субъекта отвергают — принимают: принимают.

Угнетен — радостен: радостен.

Мы видим, что оценка по дополнительным категориям становится уже несколько произвольной и, возможно, спорной.

Как правило, на первом этапе анализа у участников не возникает разногласий.

И. ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗ

Здесь могут начинаться разногласия — иногда непримиримые. Опыт показывает, что лучше вообще не отвергать ни одной гипотезы, а лишь перечитывать и перечитывать все, что было записано на первом этапе анализа. Это помогает перейти к III этапу.

III. ИНСАЙТ

Это фаза постижения формулы жизненного стиля автора воспоминания. Каждый участник или каждая подгруппа пытается подойти к инсайту наиболее подходящими для себя способами. Результаты этой творческой работы должны быть отчетливо сформулированы и обязательно записаны. Поражает разнообразие и несовпадение формулировок разных подгрупп — и это после того, как все согласились с элементами, вьщеленными на I этапе анализа

Приведу некоторые из предложенных участниками формулировок:

1. Жить — это уметь отказаться от тех удовольствий, за которые приходится платить по счетам.

2. Полагайся на себя и контролируй ситуацию. Даже из неприяР ных ситуаций я выношу положительный опыт и полагаюсь на свой разум.

3. Жизнь состоит из соблазнов, но прежде чем рисковать самой, учти опыт других.

4. Не доверяй ни себе, ни другим людям, избегай новых ситуаций, иди по накатанной дорожке, так легче избежать утрат контроля над собой.

5. Жить — это ограничивать активность, избегать новых чувств сужать опыт и контакты.

6 Жить — значит, не задумываясь, пробовать, а ошибаясь, извлекать урок из ошибок.

Как видим, некоторые формулы совершенно противоположны. А вот как проанализировал это воспоминание сам Адлер.

Анализ воспоминания «Сидр»

«»Одно из моих самых ранних воспоминаний, если не самое ран-не6) _ это случай, который произошел, когда мне было примерно три с половиной года. Девушка, которая работала на моих родителей, повела мою двоюродную сестру и меня вниз, в подвал, и дала нам попробовать сидра. Он нам очень понравился». Это интересное переживание — обнаружить, что бывают подвалы с сидром внутри. Это была исследовательская экспедиция. Если бы нам нужно было делать наши заключения уже теперь, мы могли бы высказать две догадки. Возможно, эта девочка любит встречать новые обстоятельства и отважна в своем подходе к жизни. Возможно, с другой стороны, она имеет в виду, что существуют люди с более сильной волей, которые могут соблазнить нас и сбить с пути. Оставшаяся часть воспоминания поможет нам проверить это. «Немного позже мы решили, что хотим еще попробовать, и стали продолжать угощаться». Это смелая девочка. Она хочет быть независимой. «Через соответствующее время мои нога отказались служить мне в передвижении, к тому же пол был довольно скользким, так как мы выпустили на пол весь сидр». Мы видим здесь поступок прохибициониста!

«Я не знаю, связан ли каким-либо образом этот случай с моей неприязнью к сидру и другим пьянящим напиткам». Как видим, один маленький случай дал основание для глобального отношения к жизни. Если мы рассмотрим это с точки зрения здравого смысла, инцидент не покажется нам достаточно весомым, чтобы привести к такому заключению. Но девочка, однако, тайно взяла его в качестве причины для объяснения неприязни к пьянящим напиткам. Вероятно, мы обнаружим, что она была человеком, понимающим, как учиться на своих ошибках. Вероятно, она по-настоящему независима, и ей нравится находить правильный путь, если она впадает в ошибку. Эта черта может характеризовать всю ее жизнь. Это как если бы она говорила: «Я делаю ошибки, но, когда я вижу, что это ошибки, я исправляю их». Если это так, то она будет очень хорошим типом человека: активным, смелым в своих устремлениях, улучшающим свое положение и всегда ищу-Щим лучший способ жизни» (Adler A., 1932, р. 84-85).

Можно заметить, что формулировка 6 оказывается наиболее •кой к адлеровской. Автор этой формулировки даже не пове-: такому совпадению и мягко выражал свои сомнения до тех °Р> пока я не показала ему ксерокс со страниц книги Адлера.

128

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспомипани* \ ,Л л II Методы Индивидуальной психологии

129

===

Формулировка 5, напротив, вступает в противоречие с вывода-ми Адлера. Другие формулировки подчеркивают совершенно иные аспекты жизненного стиля: «Жить — это уметь отказываться от тех удовольствий…» Возможно, этот перекос объясняется тем, что большинство участников учли категорию 2.3 — проступки, и это несколько увело их в сторону.

После анализа «классических» ранних воспоминаний, где точность формулировок проверяется текстами самого Адлера, наступает момент, когда мы встаем на зыбкую почву анализа «живых» воспоминаний, где «правильность» или «неправильность» ответов определяется лишь субъективными факторами: «озарением» и уверенностью исследователя, согласием и «рефлексом узнавания» у автора воспоминания.

Как правило, в группах студентов, педагогов и психологов я предлагаю для анализа воспоминание нашего современника и соотечественника, не являющегося членом группы и, естественно, отсутствующего в данный момент в группе. Он не слышит группового обсуждения и, скорее всего, никогда не узнает о нем и его результатах. Его имя не упоминается — только пол, возраст и профессия.

Однако не всегда участники группы удовлетворялись анализом воспоминания отсутствующего неизвестного человека. Многим из них хотелось анализировать свое собственное воспоминание… или хотя бы воспоминание другого члена группы. Несмотря на знакомство со схемой анализа, собственное воспоминание остается загадкой до тех пор, пока его не попробует проанализировать кто-то другой. Долгое время я считала недопустимым анализировать раннее воспоминание члена группы в его присутствии. Я вообще с недоверием отношусь к возможности группового психологического анализа, а тем более людьми, которые только что познакомились с системой этого анализа. Однако неизменный успех упражнения «Метафорический образ Дитя» (раздел 6.2 в книге «Опыты реори-ентационного тренинга»), в котором участники проникали в самые глубины жизненного стиля едва знакомых людей, укрепил меня в готовности пойти на риск живого группового анализа.

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОГО примерд:

ВОСПОМИНАНИЕ «В ЗАЛЕ ОЖИДАНИЯ»

Вспоминает женщина-психолог, 38 лет:

«Огромный зал, где много кроватей. Высокий потолок, голоса от даются в него. Посреди зала — скульптура. Возможно, это Ленин детстве, мальчиком. Мама тихонько будит нас с братом — пора вста вать, скоро наш поезд. Все это вроде бы происходит в «Комнате мат

пи и ребенка» на вокзале. Я совсем не выспалась, и вставать не хочется. Помню ощущение сероватого грубого полотна простыни. Темно.

Но в душе — ожидание, предвкушение».

I Можно предложить читателю самостоятельно проанализиро-гь это воспоминание, чтобы сопоставить свой результат с теми гомулами жизненного стиля, с которыми согласилась написавшая его.

Анализ воспоминания «В зале ожидания»

I. СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ КАТЕГОРИИ

1. Присутствующие в воспоминании люди

1.1. Мать — присутствует.

Гипотезы:

1.1 я. У данного субъекта — жизненный стиль избалованного ребенка.

1.1 б. Девочка нуждалась в большем внимании матери.

1.1 в. Благодаря матери достигла хорошей социальной адаптации.

1.2. Отец — отсутствует.

1.3. Братья и сестры — упоминается брат.

Мы обязаны записать все четыре гипотезы.

1.3 а. Девочка переживала «детронизацию».

1.3 б. Она находилась в отношениях соперничества с братом.

1.3 в. Она характеризовалась несамостоятельностью и зависимостью от брата.

1.3 г. У нее развивалось конструктивно социальное чувство и сотрудничество.

1-4. Двоюродные братья и сестры — отсутствуют.

Сидоренко- отрывок — Стр 2

1.5. Бабушки и дедушки — отсутствуют.

u 1.6. Посторонние, чужие люди — отсутствуют: присутствие лю-[ лишь подразумевается: «огромный зал, где много кроватей».

2. Тип события

ни Опасности, несчастные случаи, телесные и другие наказа-вд — отсутствуют.

^•2. Болезнь и смерть — отсутствуют. JF* Проступки, кражи, сексуальные опыты — отсутствуют.

Е- в- Сидоренко

130

^Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспомцпан . ‘ Лея И Методы Индивидуальной психологии

J~13i

2.4. Новые жизненные ситуации туация для ребенка.

по-видимому, это новая си-

Гипотеза:

2.4 а. На этого человека большое впечатление оказывают новые жизненные ситуации.

3. Способ восприятия ситуации объектом

3.1. Преобладающий вид чувствительности — есть указания на ощущения определенной модальности:

1) слуховые — «высокий потолок, голоса отдаются в него»;

2) зрительные — «посреди зала — скульптура»; «темно»;

3) тактильные — «помню ощущение сероватого грубого полотна простыни».

3.2. Ощущение принадлежности «Будит нас с братом».

«Я совсем не выспалась».

3.3. Чувства и эмоции

«Я совсем не выспалась, и вставать не хочется». «Но в душе — ожидание, предвкушение».

Дополнения: в воспоминании присутствует субсоциальный объект — скульптура, символизирующая супрасоциальный политический объект (возможно, представление об идеале).

II. ПРОВЕРКА ГИПОТЕЗ

Гипотезы лучше не вычеркивать, а лишь перечитать все написанное несколько раз и обсудить в группе или с самим собой.

III. ИНСАЙТ

Вот формулы жизненного стиля, которые были сформулированы участниками группы.

1. Жить — значит подчинить себя долгу. В жизни ты должна опасаться несоответствия ожиданиям других.

2. Жить — значит делать то, чего не хочется делать, но чт° может быть интересно.

Тебе всегда надо сделать над собой усилие, чтобы в итоге, МО’ жет быть, получить радости.

3. Жизнь — преодоление себя, с надеждой и ожиданием,

4. Жить — значит опасаться неизвестного (возможно, толпы)’ потому что неизвестное может привести к краху.

5 Жизнь — ожидание чего-то нового, неизведанного. Тебе всегда придется ждать поезда.

6 В жизни мне всегда плохо и страшно, но я ничего не могу изменить, а только ждать, когда это кончится само.

7. Жить — значит окружить себя вниманием людей, все время преодолевать соперничество, стараться избегать существенных перемен.

8. Жить — значит терпеть и ждать. Не сотвори себе кумира.

9. В жизни тебе всегда придется делать не то, что хочется. Но, может быть, в твое окно глянет золотой лучик.

10. Мир враждебен, поэтому ты должна жить, как надо, избегая новых людей и необычных ситуаций. Жить — это преодолевать

себя.

Большинство членов группы при обсуждении результатов индивидуальной работы отдало предпочтение формулировкам 1,3,2,8.

Писавшая воспоминание признала близкими формулировки 1, 3, 4, 7, 10.

Она составила себе следующую формулу:

«В жизни всегда есть высокая цель, и к ней надо стремиться. Жить — это вставать по сигналу и идти к этой цели, даже если не хочется. Пока ты идешь к цели, не так опасно быть среди людей».

Анализ ранних воспоминаний наших соотечественников показывает, что схема анализа воспоминаний, по-видимому, должна быть дополнена специфическими для нашей культурной традиции категориями.

Все предлагаемые мною дополнения могут рассматриваться пока лишь как гипотезы, догадки или предварительные соображения.

ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ ДОПОЛНЕНИЯ к СХЕМЕ АНАЛИЗА

1. Супрасоциальные объекты могут приобретать политическую форму — это образы политических вождей, задающие направление «должного» поведения.

Пример «Флажки»*

Женщина-психолог тридцати трех лет вспоминает: «Мне пять или шесть лет. Санаторий на станции Курорт. Зима. В зале для физкультурных занятий висели портреты вождей: Маркса, Энгельса, Ленина и, кажется, уже Брежнева, а может, еще Хруще-

Воспоминания приводятся с согласия их авторов. Пользуясь случа-выражаю свою глубокую признательность всем авторам воспомина-И| согласившимся на публикацию.

«Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминанм ! д л II Методы Индивидуальной психологии

ШТ

ва. Помню, что на коричневом фоне. У каждого из них под портрет0., в настенной вазочке стояло по три флажка (красных), кроме Ленина у которого было только два. Это меня долго беспокоило, так как я в то время относилась к нему лучше, чем к последнему деятелю, и мне это казалось сильной несправедливостью. Я все время думала, как цеде. менить эти флажки. Днем это было невозможно, так как за ними все время наблюдали воспитатели, а зал находился далеко от нашей груп. пы. Тогда я придумала, как это сделать ночью. Было чувство, что я просто обязана это сделать; что-то так и подмывало, несмотря на безумный страх. Я боялась темноты и длинного перехода и того, что меня могут поймать и спросить, что я делаю, куда иду, и я не смогу объяснить.

Я хорошо помню эту ночь: как я дождалась, пока все заснули, и пошла. Это был старый деревянный финский корпус. Нужно было выйти из спальни, пройти через какие-то комнаты и коридоры, через два поста с медсестрами, спуститься по одной лестнице и подняться по другой в другом конце дома. На первом посту никого не оказалось, только горела лампа, а внизу, на втором посту, спала за столом медсестра. Мне было очень страшно проходить мимо нее. Еще из этого похода помню раздевалку с нашими шкафчиками, с картинками на них. Наверное, тоже было страшно, что застанут здесь, а может, интересно, что сейчас все шкафчики и все картинки мои. Потом я еще забеспокоилась, когда увидела, что дверь в зал закрыта, но, к счастью, не на замок. Я очень быстро переставила флажок, так как это было не очень высоко. Совсем не помню, как шла назад, не помню, как легла в кровать и заснула, счастливая и спокойная.

На следующий день, когда пришли на физкультуру, я увидела при свете то, что сделала в темноте, убедилась, что это был не сон, и это было настоящее ликование. И еще удивление, что никто ничего не заметил. Я понимала, что рассказывать ни о чем не надо, так как вряд ли меня поймет кто-то и не сочтет все глупостью»*.

2. Субсоциальные (неживые) объекты, являющиеся символами социальных (живых), могут отражать:

2 а. Страх перед жизнью — если они имеют устрашающий характер, и это отражено в воспоминании (например, африканская маска на стене, «следящий за мной» портрет и т. п.).

2 б. Любопытство и расширение зоны социального действия.

Jli

* Воспоминания приводятся для иллюстрации гипотез, которые, естественно, не отражают всей полноты смысла воспоминаний, а лишь какой-т0 их аспект.

Пример -«Игрушки в милиции*

Вспоминает женщина-психолог, 38 лет:

«Мне 2,5 года.

Теплый весенний день. Я играю в песочнице с ребятами. Мама ушла в магазин. Вскоре ребята разошлись, и мне стало скучно. Я решаю пойти к маме в магазин, выхожу на улицу. Куда идти — не знаю. Меня берет за руку дворник, в фартуке, с метлой и, кажется, с бородой, и отводит в милицию. Там в комнате стоит большой круглый стол, а за ним стеклянный стеллаж с игрушками. Их так много, что разбегаются глаза. Меня сажают за этот стол и дают какие-то игрушки. Я еще не успела наиграться, как в комнату ворвалась моя испуганная мама. И она меня забирает. А мне очень досадно: там осталось так много еще незнакомых интересных игрушек».

3. Отъезд, переезд или подготовка к ним могут отражать стремление субъекта что-то изменить, тягу к переменам.

Пример -«Переезд»

Вспоминает женщина-психолог, 35 лет:

«Я помню, как я выхожу из подъезда своего дома. День летний и солнечный. Во дворе была моя подруга (мне 4-5 лет), а она меня на год старше. Я сказала ей, что мы получили квартиру и переезжаем. Она стала плакать и говорить, что она будет делать без меня (мы были очень дружны и всегда играли вместе).

Я же не плакала, а, напротив, радовалась, что скоро уеду в новое место и там будут новые люди (подруги) и будет здорово и интересно. Я помню, что ничуть не сожалела о ее слезах».

4. Праздник в раннем воспоминании — общий или семейный, личный — помогает человеку сохранять оптимизм: своим воспоминанием он не дает себе забыть, что существуют праздники.

Пример *На плечах у отца*

Вспоминает женщина-психолог, 36 лет:

«Теплый, солнечный день 1 Мая. Я в коротком клетчатом платье с большим бантом на голове. Я высоко на плечах у отца. Мне весело, уютно, спокойно. Все видно. Звучит музыка. Много цветов. Мы на Дворцовой площади. Нас окружает много людей».

Это воспоминание анализировалось в группе. Писавшая его со-йсилась с формулой ее жизненного стиля: «Жизнь — это борьба, гасно расти и полагаться на себя. А встречи с сильным и умным мУЖчиной будут редко, как редко бывают праздники»,

,„, I «Комплекс неполноценности» и анализ ранних воспоминанц*

Пример •«Папино поздравление»

Вспоминает женщина-врач, 63 года:

«Когда я проснулась утром, то через всю комнату по направлению к моей постели шли все мои игрушки и держали плакаты. Что на них было написано, я, конечно, не помню, но наверное, это были поздрав. ления с днем рождения. Мне тогда исполнялось пять лет, и все это сделал папа, которого накануне вечером, когда мы ложились спать еще не было дома. Он был в командировке. А вернувшись ночью, он не лег спать, а устроил мне необыкновенный парад. Это воспоминание я вижу всю свою жизнь.

Это было в Хабаровске, мы жили по улице Театральной, 10. В садике вокруг дома всегда было много снега, была горка и всегда сушилось-мерзло белье. Это был последний наш год жизни на Дальнем Востоке, в Хабаровске. Теперь этого дома уже нет. Я попыталась найти его летом 90-го года, но там стоят многоэтажные дома. И никто не помнит, как выглядела в прошлом Театральная улица. А я ее вижу».

5. Избиение, оскорбление и надругательство над ребенком как тема воспоминания могут свидетельствовать о том, что события детства все-таки важны и сами по себе.

Такие ранние воспоминания помогают уточнить картину существующей системы воспитания.

Пример •«Наказание ремнем»

Вспоминает девушка-психолог, 26 лет:

«Мне было около трех лет. Меня мама лупила за каждую провинность, иногда и ремнем.

Это происходило в саду на даче. В очередной раз я в чем-то провинилась, в чем — не помню. Мама меня отчитала и, сняв с меня штаны, поставила лицом к баку с водой и стала бить ремнем. Я испытывала ужас, страха, как такового, не было, так как процедура была обычной. Мне было не столько больно, хотя было больно, сколько ужасно обидно и очень жаль себя. Я орала как бешеная на весь сад. Мама тоже ревела и приговаривала, что бьет меня последний раз, что я уже большая и должна понимать, как не нужно делать, что я теперь буду отвечать за свои поступки. Но мне было не легче. Я очень сильно вцепилась в край бака, так что долго не могла от него оторваться потом, когда наказание прошло. Еще долго не могла успокоиться, было очень жалко себя».

Пример •«Наказание в детском саду»

Вспоминает юноша-психолог, 24 года:

«Мне примерно пять лет, я в детском саду. «Тихий час». Мы с соседом по койке, Костей, не можем уснуть и балуемся: стаскивав

^

Индивидуальной психологии

135

друг с друга одеяло, тихонько смеемся. Заходит воспитательница — высокая русоволосая женщина, над верхней губой у нее чуть пробиваются усики. Она быстро подходит к нам, кричит и в качестве наказания стягивает с нас трусы. Сначала у Кости — я с испугом смотрю — он кричит — я заворачиваюсь в одеяло, мне хочется провалиться сквозь землю — стыдно. Затем она подходит ко мне, срывает одеяло—я сопротивляюсь, пытаюсь удержать трусики руками, но она сильнее — срывает их, шлепает меня и уходит, заявив, что мы теперь будем спать до вечера. Я залезаю под одеяло с головой и плачу: мне стыдно и чертовски обидно. Я причитаю, зову маму, мне жалко себя. «Тихий час» кончается, все встают, а мы не можем. Ребята подходят к нам и начинают пытаться стащить с меня одеяло — посмеяться, опозорить перед девочками. Я отбиваюсь, мне страшно, я их ненавижу, страшно, что девочки увидят мой пенис, я чувствую стыд, когда представляю это. Я этого боюсь. Затем все уходят гулять, я смотрю в окно, и мне снова становится жалко себя, и я плачу от жалости и обиды».

6. Радужное, безоблачное ощущение от собственного воспоминания, заявление: «Мое воспоминание хорошее, там нет ничего опасного, давайте его проанализируем» — признак непонимания своего раннего воспоминания и своего жизненного стиля.

Вспомним, что у Адлера из 20 ранних воспоминаний положительно интерпретируются только 2.

Все перечисленные гипотезы нуждаются в кропотливой эмпирической проверке. Это большая работа, которая еще должна быть проделана.

В заключение остановимся на возможностях применения иных систем трактовки ранних воспоминаний: литературоведческих и художественно-философских.

РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Приведем исследование, в котором анализируются ранние воспоминания Стендаля (Marler G., 1992).

«За десять лет до своей смерти Стендаль решил написать историю своего детства и отрочества.

Стендаль считал, что до семи лет его жизнь была полна радости и любви, а после смерти матери жизнь с отцом и тетей стала сущим бедствием. Он был старшим сыном в семье, где были еще две младшие сестры, стал наставником старшей из них и игнорировал младшую.