Школы менеджента

К ВОПРОСУ О ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ МЕНЕДЖМЕНТА

Революционный взрыв в области менеджмента в 50-х годах оказал не только позитивное влияние на результативность исследований, но и имел негативные последствия. Представители различных школ менеджмента в процессе исследований, предлагая постулаты, научные методы и решения задач менеджмента, часто по-разному интерпретировали предмет менеджмента. Наблюдаемое отсутствие системности и методологическая путаница в исследованиях, сложившиеся в начале 60-х годов при всех попытках разработать единую теорию менеджмента, сохранились до наших дней. Предлагаемый в настоящей статье подход к классификации исследований позволяет построить эффективную систему понятий и постулатов, предназначенную для использования в качестве аксиоматической основы общей теории менеджмента.

ВОЗМОЖНЫЕ ИСТОЧНИКИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ МЕНЕДЖМЕНТА

Традиционный подход к описанию опыта теоретических работ, посвященных менеджменту, как правило, подразумевает хронологическое описание направлений и результатов исследований различных авторов в прошлом. В лучшем случае такое описание структурировано по отношению к определенным научным направлениям. Например, бихевиористический подход подразумевает исследование поведения, когнитивный — исследование мыслительной деятельности, психофизиологический — исследование связи физиологии и психики, системный — исследование производственных отношений как системы и т. д. С позиции энциклопедического представления знаний такая методология вполне оправдана. Однако, ее полезность становится сомнительной при желании определить вклад рассматриваемого исследования в решение конкретной практической задачи менеджмента. Например, принято считать, что предметом исследований в теории мотиваций является система потребностей индивида. Однако, содержательный (логико-лингвистический) анализ используемых понятий и категорий показывает, что свойства предметов исследований различных авторов работ в рамках теории мотивации лишь пересекаются, но не совпадают. Строго говоря, философское, физиологическое, инстинктивное, психологическое и др. направления теории мотивации имеют различные предметы исследований. Примерно такая же картина имеет место и в других направлениях исследований по тематике менеджмента.

4 стр., 1581 слов

Методология психолого-педагогических исследований: общая характеристика

... факты. Методологический уровень исследования – на базе эмпирических и теоретических исследований формируются общие принципы и методы изучения педагогических явлений, построения теории. Исследования этого уровня называют ... педагогики – система знаний об основаниях и структуре педагогической теории, о принципах подхода и способах добывания знаний, отражающих педагогическую действительность, а также ...

Основная проблема здесь видится в использовании на практике несходных по содержанию парадигм. Под парадигмами понимается ряд связанных между собой предположений о предмете исследования, которые оказывают влияние на идентификацию областей исследований, формулировки, предпочтительные аналогии и выбор исследовательских методов. В этой связи многие исследователи утверждали, что единой универсальной теории менеджмента не существует.

Очевидно, ценность парадигмы в рамках той или иной научной дисциплины зависит в первую очередь от величины вклада, который она вносят в разъяснение или разрешение проблемы по сравнению с конкурирующими парадигмами. В качестве примера можно привести, по крайней мере, три научные теории, каждая из которых может претендовать на роль надсистемы по отношению к общей теории менеджмента:

1. Применительно к социальным системам свою конструктивность пытается доказать теория самоорганизации сложных систем, которая описывает общие законы структурного развития сложных систем, стимулируемого воздействием внешних факторов [1, 2].

2. В рамках теории автоматического управления разработаны общие алгоритмы управления для объектов, которые могут быть описаны в пространстве состояний системой дифференциальных или разностных уравнений. По мнению некоторых авторов к таким объектам могут быть отнесены не только технические системы, но и организационные [З].

3. В свою очередь, теория принятия рациональных решений утверждает, что все задачи менеджмента сводятся к принятию решений, и предлагает свои парадигмы решения обозначенной проблемы [4, 5].

Основным недостатком перечисленных теорий (с точки зрения задач менеджмента) является именно их общая значимость, выражающаяся в той степени общности основных парадигм, которая в сильной степени затрудняет сведение проблематики этих теорий к проблематике менеджмента.

ИСХОДНЫЕ ПОСЫЛКИ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ МЕНЕДЖМЕНТА

Из сказанного выше можно сделать следующие основные выводы:

1. Задача корректной классификации исследований в области менеджмента является краеугольной для определения менеджмента как научной дисциплины. Историческо-предметный принцип не подходит для решения такой задачи,

11 стр., 5244 слов

Общая теория систем Л. Берталанфи

... . Мир един и знания о нём должны быть связаны одно с другим. Общая теория систем на то и "общая", ... которые стояли у истоков современных познаний в области теории организации и менеджмента [12] . Классическая наука не была выброшена ... менеджменте, которые проявили твёрдость в отстаивании классических положений [10] . Теоретики разработали холистические методы при рассмотрении концепций теории систем, ...

2. Известные «частные теории менеджмента» не претендуют на роль всеобщей теории менеджмента, часто не имеют общего предмета исследований и общей цели.

3. Достижения кибернетических теорий в виду общефилософской значимости их общих постулатов и узости частных результатов могут быть использованы лишь частично для построения общей теории менеджмента.

Будем полагать, что общая теория менеджмента ограничивается изучением системы менеджмента, в которую входят все объекты производственных отношений, включая физические объекты (персонал, средства производства и т. д.) и продукты психической деятельности (свойства индивида, системы формирования мотиваций, личностные отношения, производственные отношения и т. д.).

Отсюда следует, что система менеджмента как сложная система относится к классу сложных, эргатических, адаптивных, целеполагающих систем [2]. Сложность системы проявляется в нелинейности, значительном числе степеней свободы, наличии «памяти» и других свойствах, приводящих к слабой предсказуемости поведения системы. Эргатичность — это свойство систем с трудно формализуемым взаимодействием технологических и человеческих факторов. Адаптивность системы — это приспосабливаемость системы к изменениям внешних условий с целью достижения какой-либо цели. Целеполагающие системы характеризуются некоторой системой ценностей, на основании которой система сама формирует для себя последовательность целей, уточняемых в зависимости от характера достижения предыдущих.

В качестве подмножества постулатов общей теории менеджмента предлагается использовать следующие эмпирические законы (L) и правила ® частных теорий:

Из теории самоорганизации сложных систем

L1— система менеджмента — это множество связанных друг с другом устойчивых контуров саморегулирования, являющихся объектами менеджмента;

5 стр., 2124 слов

Внутренний мир и внешняя реальность

... Внутренний мир и внешняя реальность Отто Кернберг, Джесон О. Тронсон Я основал ... единство в общем чувстве обездоленности, беспомощности и страха пред внешним миром, смутно ощущаемым как пустота или раздражение. Группа "битва- ... групп могут быть замутнены (obscured) или контролируемы ригидными социальными системами. Бюрокротизация, ритуализация и хорошо организованное выполнение планов являются другими ...

L2 — в каждом контуре саморегулирования формируется модель взаимосвязи внутренних свойств и система целей существования контура (модель «внутреннею мира»);

L3 — с целью достижения целей существования каждый контур саморегулирования воздействует на другие контуры саморегулирования с учетом свойств построенных им моделей других контуров (модель «внешнего мира») и модели «внутреннего мира»;

L4 — изменение модели «внешнего мира» происходит существенно чаще изменения модели «внутреннего мира» (называемое иногда, «вырождением» контура).

R1 — цель самоорганизации — выживание.

Из теории принятия рациональных решений

L5 — систематизация фактов, установление между ними причинно-следственных связей и превращение их в знание, а также любая другая деятельность лица, принимающего решение, (ЛПР) осуществляется с помощью одного и того же «технологического» процесса — процесса принятия решений (ППР);

L6 — каждый ППР имеет рациональное целевое содержание, направленное на достижение экстремума той или иной целевой функции решения.

Из теории автоматизированного управления

L7 — система управления — это система с обратной связью, состоящая из системы оценки состояния управляемого объекта (наблюдатель), модели «внешнего и внутреннего мира» и системы приведения управляемого объекта к требуемому состоянию (регулятор);

L9 — согласно принципу разделения наблюдатель и регулятор в методологическом и математическом смысле эквивалентны [6];

L10 — модель «внешнего и внутреннего мира» состоит из двух элементов —

(1) модель функциональной взаимосвязи свойств «внешнего и внутреннего мира» и (2) целевого функционала контура саморегулирования. Элемент (2) целиком принадлежит модели «внутреннего мира». Элемент (1) неразделим и является общим элементом моделей «внешнего и внутреннего мира».

11 стр., 5310 слов

Влияние внешней и внутренней среды на деятельность организации

... внешней средой. Можно провести различие между внутренними и внешними стратегиями. Внутренние ... дано двояким образом - для внешних наблюдателей, участников, пользователей продукцией организации ... внутренние переменные. Правильнее рассматривать этот рисунок как модель внутренних социотехнических подсистем организации. Внутренние ... 168.. Правительства большинства стран мира прилагают значительные усилия для ...

Рисунок 1. Контур саморегулирования

На рис. 1 изображена схема, поясняющая последовательность исполнения основных процедур менеджмента, строящихся на приведенных выше постулатах. Из логики схемы следует, что первичным элементом контура саморегулирования (объекта менеджмента) является наблюдатель, поскольку формирование модели «внешнего и внутреннего мира» начинается с самоорганизации априорных данных, источником возникновения которых может быть только наблюдатель. В этом смысле наблюдатель выступает в роли рецептора внешних воздействий. Простейшим наблюдателем является поверхность булыжника, рельеф и микроструктура которой является «фотографией внешнего мира». В более сложных системах наблюдатель поставляет описания собственных свойств и свойств внешней среды построителю моделей. Множество наблюдений может быть расширено при воздействии на внешнюю среду регулятором, который активизирует наблюдатели других контуров. Наблюдатель перестает исполнять пассивную роль, когда реакция регулятора становится зависимой от информации, поставляемой наблюдателем. Регулятор — это единственный элемент контура управления, имеющий активную связь с внешней средой. Наблюдатель — единственный элемент, имеющий пассивную связь с внешней средой. Наблюдатель способен анализировать только доступную ему информацию из всей информации, поступающей от регуляторов. Модель «внешнего мира» постоянно изменяется построителем моделей под воздействием информации, поступающей от наблюдателя и регулятора. Изменение по какой-либо причине модели «внутреннего мира» ведет к исчезновению соответствующего контура и рождению нового. Примером рождения новых контуров управления является процесс децентрализации крупной организации при удержании централизованных функций — как эффективное средство повышения конкурентоспособности. Таким образом, управление тем или иным контуром сводится к целенаправленному воздействию на наблюдатель этого контура, а через него косвенно на модель «внешнего мира» и работу регулятора контура. В условиях относительной стабильности самоуправление контура осуществляется внесением во внешнюю среду возмущений. По реакции среды на такие возмущения контур производит корректировку своего состояния. Ярким примером такого организационного поведения является используемый IBM метод борьбы с обюрокрачиванием по программам «диких уток». Так, создание независимых хозяйственных единиц в IBM играет простую роль — сотрясение системы. Схожие схемы управления работают и на уровне персонала. Например, «причуды» — это одна из важнейших характеристик индивида, позволяющая менеджеру эффективно контролировать ситуацию. «Причуды» — это наиболее заметное для менеджера отклонение от нормы. Например, индивид, у которого «расстроен» внешний контур контроля и, как следствие, снижена адекватность модели внешнего и внутреннего мира, легче поддается мотивации, т.к. редко сомневается, что вознаграждение — это результат его поведения.

13 стр., 6272 слов

Модель принятия решений руководителем Врума — Йеттона

... степени необходимо участие сотрудников в принятии управленческих решений. В данной модели решение зависит от ответов на 8 диагностических вопросов ... сохранить статус-кво имеет над нами огромную власть, доказано множеством экспериментов. Участникам одного из них дали по подарку - ... в первом (оно выбрано нами произвольно). Мы повторяли эксперимент множество раз, варьируя цифры - 35 млн. или 100 млн. ...

Утверждение о том, что любая сознательная деятельность может быть описана с использованием аппарата теории принятия решений, пока никем не отрицается. Исследователи ППР обычно выражают сходство взглядов при описании этапов принятия рациональных решений. Однако, в деталях они в разной степени согласуются с парадигмами теорий автоматического регулирования и самоорганизации сложных систем. Рассогласования можно избежать, если ППР декомпозировать на следующие этапы: (А) диагностирование (осознание) наличия проблемы; (В) моделирование (корректировка постановки) задачи принятия решений; © решение проблемы и далее переход к этапу (А).

Такое описание ППР в виде системы управления с обратной связью не противоречит представлениям известных авторов, а согласованность его с перечисленными ранее теориями выражается в следующем.

ЛПР согласно описанной модели контура саморегулирования реализует следующие процессы: наблюдение, построение (корректировку) модели «внешнего и внутреннего мира» и регулирование. Методологическое сходство этапов ППР и функций основных элементов уже описанной модели контура саморегулирования здесь очевидно. С другой стороны, согласно принципу разделения этапы ППР (А) и © должны быть эквивалентны. Действительно, как объекты человеческой деятельности они одинаково декомпозируются на следующие субпроцессы: (1) формирование множества альтернатив, (2) осуществление операции выбора на множестве альтернатив, (3) реализация осуществленного выбора. Для этапа (А) — это, соответственно: (Ai) описание области допустимых значений (ОДЗ) переменных наблюдения; (Аз) определение оптимальных оценок отклонения переменных наблюдения от желаемых значений; (Аз) доведение результатов выбора до построителя модели и регулятора. Для этапа (С) — это, соответственно: (Ci) описание ОДЗ переменных управления; (Сд) оценки оптимальных значений переменных управления; (Сз) доведение результатов выбора до наблюдателя управляемого контура саморегулирования.

9 стр., 4464 слов

Теория решения изобретательских задач (триз)

... если и не есть уже готовая наличная/актуальная теория решения всех творческих проблем, то потенциальная возможность ТРИЗ стать ... что его ММЧ, когда исследовательская задача моделируется с помощью множества маленьких человечков, более универсальным и продуктивным. К примеру ... скорости движения ледокола во льдах. Для этой задачи простейшей моделью может служить веполь, включающий лед (изделие), ледокол ( ...

Заметим, что этап ППР (В) как вид деятельности аналогично разбивается на те же субпроцессы: (Bi) — описание множества возможных свойств «внешнего и внутреннего» мира; (Вз) — выбор свойств, наиболее адекватно описывающих «внешний и внутренний мир»; (Вз) — «настройка» наблюдателя и регулятора на результаты выбора.

Итак, из допущения, что предметом исследований верхнего уровня в теории менеджмента является ППР верхнего уровня (системообразующий ППР), следует важный вывод о том, что с большой вероятностью все исследования в области менеджмента имеют целью решение задач (А)-© в контексте задач (1)-(3).

Здесь, конечно, имеются в виду не субъективные цели авторов исследований, а возможность именно этой интерпретации этих исследований. Такой подход к классификации в дальнейшем будем называть классификацией по объектам принятия решений (ОПР) или классификацией в соответствии с ОПР-признаками. В табл. 3 представлен наиболее критичный (с точки зрения формализованного описания в рамках единой теории) фрагмент ОПР-классификации основоположников школ менеджмента.

Таблица 1

Фрагмент ОПР-классификации школ менеджмента УПРАВЛЕНИЕ ПРОЦЕССОМ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ ИНДИВИДОМ

Этапы процесса принятия решений

(1) Формирование альтернатив

(2) Выбор

(3) Реализация

А диагностирование Определение ОДЗ степени удовлетворения потребностей индивида (МакКлел-ланд, Аткинсон) и использования его возможностей (Кэттел, Вернон, Мэй, Зус-тон)

Оценка текущей степени удовлетворения потребностей индивида, измерение отличий в мотивациях (Мак-Клел-ланд, Аткинсон, Кан-тер, Глу-щенко В. и И.) и «пригодности» индивида (Кэттел, Вернон, Мэй, Зустон)

Доведение оценок до регулятора (источников не обнаружено)

В Моделирование Описание множества возможных потребностей индивида (Маслоу, Герцберг, Ал-делфер, МакГрегор, Мак-Клелланд) и свойств его жизненной среды (Тэйлор, Гилбреты, Герцберг, Мунстерберг)

Построение иерархии потребностей и условий существования индивида (Маслоу, Герцберг, Алделфер, Врум), отношения доминирования на их множестве (Фес-тингер, Янис, Манн), правил удовлетворения потребностей (МакКлелланд, Аткинсон, Врум, Саймон, Моррис, Шубик, ПраттДж., Кипи, Райфа, Коф-ман, Шилер, Заде), организации жизненной среды (Тэйлор Гилбреты, Мунстерберг, Рот-лисбергер, Диксон) и т. д.

Формирование целевого функционала индивида (Фидлер, Херси, Бланшар, Дружинин, Конто-ров) и модели функциональной зависимости потребностей и условий существования индивида (Мунстерберг, Ротлисбер-гер, Диксон, Дружинин, Монтеров)

С. Решение проблемы Множество различных сценариев (вариантов) воздействия на индивид, способов формирования мотиваций (Файоль, Локи, Павлов, Вуд-ворт, Халл, Толман, Кехлер, Эйбл-Эйбесфельдт, Джеймс, Лонже, Кэннон, Бард, Йеркес, Додсон, Сили, Мейер, Фрейд, Уатсон, Райнер, Скиннер, Муррей, Фоллет, Мунстерберг, Герцберг, Мэйо, МакГрегор)

Выбор сценария (варианта) воздействия на индивид (Врум, Портер, Лоулер, Бар-нард, Саерт, Марч, Левин, Фид-лер, Херси, Бланшар, Лайкерт, Этциони, Басе, Коттер, Таннен-баум, Митчел, Хаус, Блейк, Мо-утон, Кантер, Минцберг, Лоу-ренс, Лорш, Томпсон, Оучи, Друкер, Чандлер, Саймон)

Реализация организационных мероприятий воздействия на индивид (Оучи, Бьюкенен, Деминг, Джуран, Хелмер, Гордон, Глушков, Шомбергер)

ОПР-классификация различных школ менеджмента позволила наглядно выявить большое число «белых» пятен. Как оказалось, общей особенностью является довольно слабая проработка вопросов проведения экспериментов. Это говорит о явно недостаточном обосновании алгоритмов (1) оценки (анализа) в ППР, направленных на такие объекты менеджмента как индивид, менеджер, рабочая группа. Еще в меньшей мере проработаны процедуры реализации предлагаемых теорий, методик, описательных рекомендаций и т. д., являющиеся методической основой субпроцессов (Аз)-(Сз) ПНР.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОДР-ТЕОРИИ МЕНЕДЖМЕНТА

Из утверждения, что вес частные исследования в области менеджмента могут быть описаны в рамках ОПР-классификации, следует, что все эмпирические законы и правила теории принятия рациональных решений «покрывают» эмпирические законы и правила, содержащиеся в частных теориях. Поэтому множество постулатов, выбранных для построения ОПР-теории менеджмента, может быть в первом приближении ограничено производными от постулатов Li. ig, R] и некоторых дополнений к ним. Начальную систему постулатов ОПР-теории можно сформулировать следующим образом:

L1 — система менеджмента, являющаяся предметом исследований общей теории менеджмента, состоит из множества ППР — объектов менеджмента, выходным продуктом которых является проект управляющего решения (ПрУР).

Множество ПНР является множесгвом континуума.

L2 — ППР как логическая система приводится в действие драйвером ППР.

* Примерами драйвера ППР могут являться логические выводы, совершаемые индивидом, группой индивидов, рабочим коллективом, менеджером, собранием акционеров или советом директоров, органами, регулирующими производственную деятельность, и т. д.

L3 — ППР — это система с обратной связью, состоящая из системы оценки ПрУР других ППР (наблюдатель), модели самоактуализации (построитель моделей) и системы формирования ПрУР (регулятор).

Элементы ППР функционируют по одинаковому алгоритму, осуществляя: (1) формирование множества альтернатив, (2) операцию выбора на множестве альтернатив, (3) реализацию осуществленного выбора.

L4 — описания множества ПрУР, вырабатываемых различными ППР, образуют пространство наблюдений системы менеджмента, а подмножество описаний ПрУР, доступных наблюдению конкретным ППР, образует пространство наблюдений ППР.

L5 — каждый ППР характеризуется пространством состояний ППР, описываемым объективно существующими:

^ множеством альтернативных решений;

^ множеством критериев оценки альтернативных решений;

•/ множеством правил выбора альтернативных решений;

L6 — в каждом ППР формируется модель самоактуализации, включающая:

целевую модель (множество целей рассматриваемого ППР, правила построения отношения доминирования на множестве целей и на множестве критериев оценки альтернатив);

модель текущего состояния ППР (рассматриваемые множество альтернатив, множество критериев, значения критериев для альтернатив, отношение доминирования на множестве критериев (например, отношением важности), правила выбора);

модель ограничений (модель отношений между целями рассматриваемого ППР и целями других ППР, а также модели текущего состояния других ППР).

L7 — в соответствии с моделью самоактуализации каждый ППР влияет своим ПрУР на адекватность моделей своего состояния, включаемых в модель самоактуализации других ППР. Такое влияние может быть маскирующим (дезорганизующим), т. е. снижающим адекватность моделей состояния, или способствующим повышению их адекватности.

Как правило, изменение модели ограничений происходит существенно чаще изменения целевой модели и модели текущего состояния.

L8 — неспособность драйвера привести в действие ППР, выражающаяся в отсутствии ПрУР на выходе ППР как следствие воздействия на него других ППР, соответствует состоянию блокировки ППР («гибели» ППР).

R1 — цель саморегулирования ППР, а также всей системы менеджмента -самоорганизация или, другими словами, минимизация возможности гибели (выживание).

L9 — блокировка одного или нескольких ППР (деградация) не означает

гибели системы менеджмента. Существует только один системообразующий

ППР, блокировка которого означает гибель системы. Примером системообразующего ППР может являться ППР, выходным продуктом которого является утвержденная Целевая Программа Предприятия.

R2 — множество ППР, наблюдаемых системообразующим ППР, образуют множество актуальных ППР. Мощность множества актуальных ППР регулируется драйвером системообразующего ППР.

Чем мощнее множество актуальных ППР, тем большее количество факторов менеджмента учитывает в своей работе система менеджмента.

В качестве заключения следует сказать, что представленная система постулатов, возможно, не является исчерпывающей. Любая научная теория — это всего лишь системная модель. Какой бы элегантной не оказалась модель и как бы хорошо она не воспроизводила реальность, она — узкопрагматична, целеориентирована и ограничена. «Оживление» модели возможно единственным способом — установлением гомеостаза [2]. Реализация гомеостаза требует определенной перестройки привычных представлений и, в первую очередь, категорийного и формального аппарата, которым приходится пользоваться специалистам. Продемонстрированная инвариантность ОПР-теории относительно проанализированных исследований в области менеджмента, а также система постулатов, категорий и понятий, лежащих в ее основе и согласующихся с парадигмами других популярных теорий, создают неплохие перспективы для ее использования и дальнейшею развития.

Литература

1. Дружинин В.В., КонторовД.С. Системотехника, — М.: Радио и связь, 1985. — 200.

2. Дружинин В.В., Конторов Д.С., Конторой М.Д. Введение в теорию конфликта. — М.: Радио и связь, 1989. — 288.

3. Но Yu-Chi, (1992), Discrete event dynamic systems: analyzing complexity and performance in the modern world, New York, Institute of Electrical and Electronics Engineers, 291.

4. Newman, J., W. (1971), Management Application of Decision Theory, New York:

Harper & Row, 245.

5. Morris, W., T. (1968), Management science: a Bayesian introduction, Englewood Cliffs, N.J.: Prentice Hall, Co., 226.

6. Bryson, A., E.; Ho, Y. (1969), Applied optimal control; optimization, estimation, and control, Waltham, Mass.: Blaisdell Pub. Co, 481.

Рубцов С. В К вопросу о построении общей теории менеджмента / «Менеджмент в России и зарубежом» № 6, 2000 г, С.14−21 «ЭПОХИ БЕЗ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ»

На протяжении XX века менеджмент выступал в роли фактора, организующего экономическую деятельность. По мере накопления и практического закрепления знаний происходило формирование принципов эффективного руководства. В условиях современного индустриального роста впервые эти принципы были сформулированы классиками теории управления: А. Файолем, Ф. Тейлором, Г. Эмерсоном. Наиболее комплексные и сложные концепции руководства, разработанные в пятидесятые — семидесятые годы, связаны с системным и ситуационным подходами к управлению. Казалось, что «социальная технология» менеджмента уже достаточно хорошо разработана и в дальнейшем от нее потребуется только уточнение частных деталей.

Но в конце столетия привычное положение вещей стало быстро меняться. Накопленный десятилетиями практический и теоретический опыт все чаще стал оказываться бесполезен. Многие хорошо знакомые компаниям изменения рыночной конъюнктуры стали быстро менять свой характер. Из дискретных и невзаимосвязанных они стали превращаться в системные. Обновление продукции и технологий, технологические прорывы и разрушение традиционных границ от-| раслей и рынков, падение спроса и утрата прибыльности одних областей деятельности и стремительный рост новых происходят непрерывным потоком, и каждое такое изменение по цепочке вызывает серию новых.

Начавшийся новый этап экономического развития получил название постиндустриальной эпохи. Один из наиболее авторитетных исследователей менеджмента П. Друкер образно назвал ее «эпохой без закономерностей».

Современные специальные теоретические концепции менеджмента, призванные обеспечить эффективность практического руководства в постиндустриальную эпоху, в области экономики опираются на исследования Н-Д.Кондратьева и Дж.Шумпетера.

Первый из них статистически обосновал существование больших циклов деловой активности и доказал, что в их основе лежат крупнейшие технические открытия и технологические изобретения. Он признавал присутствие в научно-технических открытиях элемента творчества и случайности. Но утверждал, что: «Изобретения могут быть, но могут оставаться недейственными, пока не появятся необходимые экономические условия для их применения», и, следовательно: «Самое развитие техники включено в закономерный процесс экономической динамики».

Признавая заслуги НД. Кондратьева в исследовании технологических циклов, современные исследователи часто обходят стороной его идеи об иерархическом характере коротких, средних и длинных циклов, а также о взаимной увязке длинных циклов с явлениями политической и социальной жизни.

Основной заслугой Дж. Шумпетера, автора книги «Теория экономического развития», принято считать признание главным действующим лицом процесса экономического развития предпринимателя. Именно предприниматели внедряют новые хозяйственные идеи и создают тем самым новые волны деловой активности. По утверждению Дж. Шумпетера, применение новых идей приводит к формированию «новой комбинации средств производства», охватывающей пять случаев:

• новый продукт;

* новая технология производства или область использования существующего продукта;

" новые рынки сбыта;

• новые источники сырья или полуфабрикатов;

* новый способ организации, создающий предприятию исключительно выгодные позиции в конкуренции.

Подобные нововведения вызывают, по терминологии автора, дискретное изменение привычной траектории хозяйственного оборота, действуя на него как внешняя сила, смещая от состояния равновесия и создавая экономическую динамику. Обратной стороной экономического развития является статика, то есть привычная траектория кругооборота, когда новым достижением начинает пользоваться все большее число предприятий и происходит самопроизвольное смещение экономики к состоянию равновесия.

Именно на такой основе и сформировалась современная эволюционная концепция менеджмента, которая считает непрерывное развитие стратегий, систем и структур управления основным условием обеспечения эффективности руководства в наше неспокойное время. При этом все внешние изменения и внутренние инновационные процессы рассматриваются не как дискретные случайные ситуации, а как взаимосвязанные элементы общей экономической эволюции.

Методология эволюционной концепции менеджмента построена на изучении истории развития и типизации практических стратегий, систем и структур управления предприятиями, видов внешней изменчивости и отборе соответствующих типовых организационных решений, оптимизации возможных вариантов разработки и внедрения организационных нововведений.

Основным ограничением в такой методике является нивелирование типовыми решениями индивидуальных особенностей компаний. А именно такие особенности, представляющие собой «новые комбинации средств производства», лежат в основе конкурентных преимуществ и определяют направления дальнейшей эволюции теории и практики менеджмента.

Кроме того, подробно обосновав методы управления внедрением нововведений, новая теория так и не смогла определить природу инновационных процессов. Дальше признания того факта, что за появлением технических и организационных нововведений стоит загадочная личность изобретателя и предпринимателя, изредка озаряемого гениальными идеями, дело пока так и не пошло.

В ПОИСКАХ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

В ситуации, когда прежние закономерности перестали действовать, правильное воспроизведение традиционных принципов эффективного менеджмента уже далеко не всегда способно гарантировать предприятиям достижение желаемых результатов: уровня доходности, прибылей, роста, что приводит многих специалистов в области управления просто в шоковое состояние. В обществе возникла устойчивая потребность в создании новой парадигмы управления, эффективной в условиях систематических внешних изменений.

Как правило, поиск подобных интеллектуальных инструментов заставляет специалистов выйти за узкоспециальные рамки. Так и в теории менеджмента может оказаться полезной попытка рассмотреть существующие проблемы с высоты более общих теоретических концепций. Это позволит лучше объяснить все многообразие сменяющих друг друга, зачастую кажущихся взаимно противоречивыми явлений окружающего мира. Получившаяся картина может стать теоретической основой новой парадигмы управления.

Не находя решения новых проблем с помощью своих традиционных методов, в настоящее время теория менеджмента как раз и пытается найти ответ на новые запросы общества за пределами узкоспециальных рамок. Одно из распространенных направлений поиска состоит в попытке использования в исследованиях систем управления предприятиями и организациями общих принципов эволюции сложных систем. В отличие от традиционной системной методологии в данном случае речь идет о логике эволюции естественных систем различной природы.

К необходимости формулирования подобной теории, описывающей эволюцию сложных систем, примерно в одно и то же время пришли ученые в различных областях знания: в физике, химии, биологии, языкознании, психологии, геологии, экономике. Как оказалось, в основе формирования системных свойств и усложнения структуры столь разнородных объектов лежат одинаковые закономерности. Появившаяся в результате исследований новая научная дисциплина настолько нова, что еще не успела обрести общепринятое название. Наиболее часто ее называют теорией хаоса или синергетикой.

В результате синтеза узкоспециальных знаний естественных наук и современной системной методологии было сделано основополагающее открытие: свойство самоорганизации сложных систем. Это свойство означает самопроизвольное упорядочивание внутренней структуры системы, что проявляется в установлении между ее элементами так называемых дальних корреляций, т. е. увеличении жесткости и дальности связей.

Для объяснения этого явления еще в 1945 году И. Пригожиным при изучении динамики неравновесных систем была введена теорема о минимальном производстве энтропии. В соответствии с этой теоремой любая система всегда стремится к «стационарному состоянию, соответствующему минимальному производству энтропии, компенсирующему воздействие внешних связей, производящих отрицательную энтропию».

Понятие энтропии настолько важно, что дается даже в школьном учебнике физики. Однако его научное определение в терминологии второго закона термодинамики в данном случае вряд ли окажется полезным. А ненаучное и даже несколько вульгарное определение позволяет считать энтропию мерой дезорганизации системы, обратной величине организации и упорядоченности.

Таким образом, указанную теорему И. Пригожина можно трактовать как утверждение, что каждая система по принципу экономии внутренних ресурсов стремится к равновесному состоянию с максимальным уровнем дезорганизации, допустимым внешними разрушающими воздействиями, которым система вынуждена противостоять. Соответственно, чем сильнее внешние воздействия, тем сильнее должны быть взаимосвязаны элементы системы и тем выше ее уровень самоорганизации.

Под влиянием внешних антиэнтропийных воздействий в процессе самоорганизации структурные связи внутри системы увеличивают свою дальность и жесткость, порождая тем самым потоки отрицательной энтропии для своих элементов. А те, в свою очередь, либо увеличивают степень собственной организации, либо разрушаются, производя рост энтропии.

При достижении максимальной жесткости связей система приобретает свойства самоорганизованной критичности, известной в теории катастроф. В этом состоянии система максимально чувствительна ко всем внешним и внутренним воздействиям — флуктуациям. Даже самые незначительные события могут вызвать в такой системе цепную реакцию и привести к разрушению сформировавшейся структуры, после чего начинается новый цикл самоорганизации. При этом в ее обновленной структуре теряется информация о прошлом состоянии, что и делает процесс эволюции необратимым. Такой переход системы называется бифуркацией.

Механизм реакции системы на внутренние и внешние флуктуации может быть различен. В состоянии, близком к равновесию, мелкие флуктуации могут подавляться, и система быстро возвращается в исходное состояние.

Но если дисперсия внешней или внутренней флуктуации превышает критический порог, система, оказавшись перед перспективой необратимой дезорганизации, может воспользоваться альтернативой и перейти на более высокий уровень. Находясь на этом более высоком уровне иерархии, она может ограничить амплитуду флуктуации на нижестоящем уровне, не давая последним достичь опасного порога.

Так в структуре системы формируется новый, более высокий иерархический уровень, выполняющий управленческую функцию. Если внешние или внутренние флуктуации носят постоянный периодический характер, то этот уровень сохраняется также постоянно. Но если флуктуации были дискретными и случайными, то этот уровень, решив свою задачу, может перестать существовать. Таким образом, система ограничивает активность своих излишне активных элементов, а макросистема ограничивает ее собственные флуктуации.

В соответствии с принципом необходимого многообразия Эшби для сведения возможного разнообразия состояния системы и внешней среды к одной линии поведения, необходимо применить достаточно большое разнообразие воздействий на объект. Поэтому, переходя на новый, более высокий уровень самоорганизации, система вначале может обрести структуру, удаленную от равновесия, но адекватно отражающую сложность внешней среды, когда за реакцию на каждый стабильный источник внешних флуктуации отвечает один из элементов системы. После такого этапа самоорганизации в соответствии с теоремой о минимуме производства энтропии система эволюционирует в сторону равновесия, совместимого с внешними связями.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВРЕМЕНИ

Причиной появления элементарных флуктуации, порождающих самоорганизацию, является пересечение двух хаосов. Для естественных наук это означает наложение на первичное хаотическое состояние материи другого хаоса, которым, скорее всего, является реликтовое излучение, наполняющее вселенную, температура которого находится в пределах трех градусов по шкале Кельвина. Внешние флуктуации возникают из-за отрицательных энтропийных связей со стороны макросистемы. Внутренние флуктуации бывают вызваны элементарным диссипативным хаосом, который, резонируя через жесткие связи элементов системы, переходит на вышестоящие уровни. Далее по жестким структурным связям эти флуктуации усиливаются и переходят на более высокие уровни космического, геологического, биологического и социального развития.

Такая природа возникновения флуктуации в системах в состоянии самоорганизованной критичности в определенной степени может открыть глаза на механизм формирования изменчивости и роста системных свойств в естественных сложных системах.

В истории науки и раньше имели место попытки объяснения эволюции и развития исследуемых объектов через их системные свойства. Так, в 1798 году вышло в свет первое издание труда Т. Мальтуса «Опыт о законе народонаселения». В этой работе в качестве основы социального и экономического развития рассматривается свободная конкуренция рыночной экономики, направляющая общую эволюцию общества посредством распределения ресурсов под влиянием «убывающей производительности последовательных затрат».

В 1859 году Ч. Дарвин опубликовал свое «Происхождение видов путем естественного отбора», в котором «показал, что если начать с изучения не отдельных особей, а сообществ или популяций, то можно понять, как индивидуальная изменчивость, подверженная селекционному давлению, претерпевает «дрейф».

В 1872 году Л. Больцман дал статистическое обоснование второго начала термодинамики, на основе которого «пытался доказать, что мы не можем понять второе начало термодинамики, а также предсказанное им спонтанное возрастание энтропии, исходя из отдельных динамических траекторий. Для этого надо брать в качестве исходного пункта большую популяцию частиц. Возрастание энтропии, с точки зрения Больцмана, является глобальным „дрейфом“, возникающим в результате бесчисленных столкновений между частицами».

Сходство приведенных теорий не могло не обращать на себя внимание. В 1935 году Б. Рассел пишет, например: «Теория Дарвина была, в сущности, перенесением на животный и растительный мир экономики свободного предпринимательства и опиралась на теорию народонаселения Мальтуса».

Но все приведенные выше авторы приходили к своим выводам независимо друг от друга и не претендовали на открытие закономерностей всеобщего характера. Эти исследователи ясно осознавали необходимость перехода при поиске источников эволюционного движения от отдельных элементов к их сложным совокупное -тям и анализу внешних ограничений: популяциям и ареалам обитания, конкуренции и ограниченным природным ресурсам, совокупности элементарных частиц в изолированном объеме. Но сам источник движения, приводящий к последовательной дифференциации и усложнению структур изучаемых объектов, оставался для них неясным, что прямо признавали и ЧДарвин и Л.Больцман.

Признание факта эволюции систем означало отказ от симметричности времени в научной картине мира: все эволюционные процессы однонаправлены и необратимы. Время, таким образом, становилось ключевым системообразующим фактором мирового развития.

Эти выводы в целом были в начале XX века подтверждены В.И.Вернадским, который обнаружил диссиметрию (различие правого и левого) структуры «живого вещества» и связал это свойство с однонаправленностью развития:

«Время натуралиста необратимо. Оно направлено в сторону жизненного порыва и творческой эволюции». А на основе существования аналогичных особенностей в геологическом строении Земли и Космоса, Вернадский В.И. пришел к выводу о всеобщем характере эволюционных законов и распространил их и на исторический процесс.

Теперь современная системная методология позволяет объединить результаты всех разрозненных дисциплин в одну общую картину эволюции и создать так называемую историю времени. Эта история начинается с Большого Взрыва, положившего начало нашей Вселенной, и включает в себя формирование галактик и звездных систем, геологическое развитие Земли, эволюцию биологических видов и историю человечества.

Каждый раз переход эволюционного процесса в новую фазу и появление систем более высокого класса бывают связаны с ростом системных свойств сложных объектов и формированием более высоких иерархических уровней во вселенской суперсистеме. Причиной скачков самоорганизации являются элементарные флуктуации, усиливающиеся по мере перехода через жесткие структуры более высоких уровней системной иерархии. Подобный рост самоорганизации, следуя второму закону термодинамики, может происходить только при больших затратах энергии, источником которой служит дезорганизация и разрушение систем более низких уровней иерархии.

В биологии это означает развитие видов за счет использования минеральных питательных веществ и уничтожение других видов. Человеческая история, как об этом говорит, например, Л.Н.Гумилев, основана на изменении ландшафтов обитания этносов и переработки материальных ресурсов. Таким образом, процессы самоорганизации и разрушения протекают параллельно и уравновешивают друг друга, предохраняя вселенскую суперсистему от разрушения.

Получается, что по своей природе человек является для природы высшим звеном эволюции, через которое замыкается управляющий контур обратной связи, происходит моделирование законов всего мироздания и вся система сохраняется от разрушения. Во всяком случае, пока не настанет Страшный Суд.

На основании вышесказанного можно констатировать, что эволюция экономических систем происходит за счет роста энтропии природной среды, выражающейся в использовании минеральных и биологических ресурсов. При этом, чем выше внутренняя энтропия экономической системы, тем меньше антиэнтропийное воздействие она оказывает на внешнюю среду и тем экономичнее оказывается ее деятельность. Это дает системе преимущество перед конкурентами, но только до тех пор, пока кто-то не создаст другую систему с более высоким уровнем самоорганизации.

МАСШТАБЫ И МНОГООБРАЗИЕ

Теория эволюции систем позволяет по-новому взглянуть на развитие принципов эффективного управления. В основе самоорганизации лежит стремление предприятий обеспечить многообразие реакций, адекватное многообразию внешних воздействий, при котором организация сможет проводить осознанную стратегию достижения целей. А рост внутренней энтропии обеспечивается использованием положительного эффекта масштабов и внутренней взаимосвязью видов деятельности, за счет чего снижаются затраты ресурсов на обеспечение эффективности внешней стратегии. Таким образом оптимизируются обе составляющие эффективности, определяемой как соотношение эффекта и затраченных на его достижение ресурсов. Один из наиболее известных исследователей организационного поведения А. Чандлер в теории менеджмента обозначил этот принцип как «масштабы и многообразие».

Представление о двойственной природе эффективности широко распространено в экономике и теории управления. Так, понятиям масштабов и многообразия А. Чандлера соответствуют понятия статической и динамической эффективности Дж. Шумпетера, внутренней и внешней эффективности Р.Акоффа.

При этом остается только удивляться, насколько точно описания принципов экономической статики и динамики Дж. Шумпетера, масштабов и многообразия А. Чандлера соответствуют понятиям внутренней энтропии и внешних антиэнтропийных связей в теореме И.Пригожина.

Скачки самоорганизации возникают на основе генерирования и внедрения внутри организаций технических и организационных нововведений. Любая идея нововведения, возникшая в голове какого-нибудь инженера или менеджера, по сути и представляет собой флуктуацию.

Как показывают результаты ряда исследований, появление идеи нововведения является результатом творческого процесса сотрудников внутри фирмы, который практически никак не связан с состоянием спроса и рыночными изменениями. Только на более поздних этапах исследования новая идея проходит отбор на предмет возможности ее коммерческого использования.

Исследователи природы инновационных процессов Наяк Р. и Каттеринг-хемД. утверждают: «Часто поиски рынка проводятся сразу после того, как проблема оказывается решенной. В некоторых случаях такие исследования проводятся одновременно. Но нам не удалось обнаружить ни одного примера, когда рынок требует реализацию конкретного прорыва до тех пор, пока его не осуществил изобретатель». В полной мере все вышесказанное касается и организационных нововведений.

Естественно, что, как утверждал еще Н.Д. Кондратьев, успешно реализуются только те нововведения, для которых находятся соответствующие рынки и области применения. Именно таким образом на пересечении двух видов случайных флуктуации: внутренней инновационной и внешней макроэкономической рыночной изменчивости, формируется стратегия компании, ее система и структура управления. Но взаимосвязь этих двух видов изменчивости не является просто причинно-следственной. Скорее оба процесса являются следствием общей причины, направляющей движение эволюции. В практике руководства это и есть пересечение двух хаосов, на границе которых возникает самоорганизация.

Таким образом, если появление каждой конкретной идеи нововведения является делом случайным, то статистически вся их совокупность позволяет поддерживать существование макроэкономической системы и обеспечивает закономерное направление эволюции. Как только многообразие идей иссякает, например, при формировании неконкурентной структуры рынка, а управляющий уровень не обеспечивает адекватного воздействия, система разрушается. Именно так произошло с советской экономикой, основанной на масштабности, когда в мире стало нарастать многообразие нововведений.

ЭВОЛЮЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ

История важнейших организационных нововведений, связанных с эволюцией стратегий, систем и структур управления предприятий, вполне может описываться через сочетание процессов самоорганизации и последующего роста внутренней энтропии. В частности, это касается формирования трех типовых групп функциональных стратегий и соответствующих уровней систем управления: оперативного, инновационного, стратегического. Появление стратегий недифференцированного роста и систем оперативного управления предприятий было следствием усложнения внутренней среды компаний. Благодаря выделению на более высокий структурный уровень функции управления были наложены ограничения на самопроизвольный рост подразделений, деятельность которых стала подчиняться общему руководству. Без наложения таких антиэнтропийных связей развитие подразделений в соответствии со своими собственными целями способно было нарушить устойчивость всей системы и полностью ее разрушить.

Уровень комплексного маркетингового и инновационного управления сформировался для выработки реакции на внешние систематические изменения продуктовой и рыночной дифференциации. Само по себе появление новых регулярных возмущений внешней среды потребовало не только формирования новой стратегии управления, но и перестройки систем и структур управления компаний. То есть начало процесса дифференцирования рынков одновременно являлось разовым стратегическим возмущением. Организационной реакцией на него стало создание в фирмах временных комиссий и административных проектов, которые ликвидировались после окончания реорганизации.

Постоянные системы стратегического управления и предпринимательские стратегии возникли только после того, как внешние стратегические изменения тоже стали систематическими.

Таким образом, все три уровня систем управления компаний стали решать задачу по сведению всего многообразия внешних возмущений и внутренних нововведений к одной эффективной стратегии.

Аналогичным образом происходит эволюция стратегий диверсификации фирм. В отличие от функциональной стратегии, которая определяет место и цели каждой функции хозяйственной деятельности в работе всех уровней системы управления, стратегия диверсификации представляет собой способ системной интеграции всех областей деятельности компании.

На этапе усложнения внутренней структуры и формирования нового уровня системы управления диверсификация обеспечивает неуязвимость компании по отношению к новым, плохо изученным внешним возмущениям. В связи с этим области деятельности компании должны иметь минимальную взаимосвязь, чтобы угрозы каждой из них не влияли на остальные. Такая стратегия получила название невзаимосвязанной диверсификации.

Структура при этом начинает просто отражать дифференцированную внешнюю среду. То есть для обслуживания каждой однородной области деятельности создается свое отделение, являющееся центром прибыли с полным набором оперативных функций. По типологии теории организаций это классическая дивизиональная структура.

Но такая рефлексивная структура управления удаляет систему от состояния внутреннего равновесия и вызывает высокий уровень внешней энтропии. На языке экономики это означает, что децентрализованные дивизиональные структуры ограничивают возможности экономии за счет комплексирования функциональных ресурсов и использования масштабов операций. Но конкуренция и требование роста внутренней эффективности вынуждают компании повышать экономию посредством использования положительной взаимосвязи областей деятельности компании.

Такая диверсификация, в свою очередь, создает возможность для роста внутренней энтропии и становится просто необходимой в условиях дефицита ресурсов. На основе технологической, сбытовой, производственной и ресурсной взаимосвязи различных областей деятельности проводится внутренняя интеграция структуры компании.

Описанная последовательность усложнения стратегий, систем и структур управления схематично определяет общее направление процесса. На практике в истории каждой компании при сохранении общей логики эволюции можно найти значительные индивидуальные особенности.

Так, в небольших фирмах со стабильной внутренней и динамичной внешней средой при развитой системе управления разработками новой продукции формализованная система оперативного управления может оставаться неразвитой. Более того, излишняя формализация и детализация бизнес-процессов может лишить такие компании присущей им гибкости, составляющей основу их конкурентного преимущества по отношению к промышленным гигантам.

Рост системных свойств компаний в процессе организационной адаптации в рамках эволюционной теории управления был подробно изучен и изложен А. Чан-длером и И.Ансоффом.

Компании, столкнувшись с принципиально новыми внешними изменениями и осознав их характер, прежде всего, пытаются изменить стратегию, не меняя внутренних систем и структур управления. Такое поведение соответствует теореме о минимуме производства энтропии. Система пытается выработать адекватную реакцию без кардинальной перестройки внутренней структуры. На практике это выливается в поиск новых областей деятельности, в которых традиционная продукция и услуги оставались бы эффективными. Хорошим примером такого процесса служит рост экспортных усилий компаний при сокращении внутреннего рынка.

После достижения внешними изменениями критического уровня, когда старая продукция и рынки уже не могут давать достаточные доходы, а существующие системы и структуры не воспроизводят новую стратегию, начинается внутренняя реорганизация. В зависимости от глубины изменений реорганизация может ограничиться формированием нового уровня системы управления, а может вылиться в перестройку всей организации.

По данным А. Чандлера, в первой половине XX века полный цикл организационной адаптации компаний занимал от 10 до 20 лет. В наше время из-за высокой скорости внешних перемен фирмы не располагают таким запасом времени для реорганизации. Благодаря использованию накопленного опыта целенаправленных организационных изменений им удается сократить этот процесс до нескольких лет или даже до одного года.

Сокращение сроков реорганизации во многом достигается за счет параллельного выполнения основных мероприятий. В этом случае рост самоорганизации в ответ на усиление внешней нестабильности и возрастание внутренней энтропии для увеличения экономии ресурсов происходят одновременно.

Практической иллюстрацией цикла организационной адаптации может служить пример реорганизации компании «Дженерал Электрик» в начале семидесятых годов, описанный Л. Евенко в книге «Организация управления корпорациями в США».

В процессе диверсификации на дифференцированных продуктовых рынках компания выстраивала классическую дивизиональную структуру. В результате к концу шестидесятых годов в ней насчитывалось более двухсот независимых центров прибыли, среди которых были столь разнородные отделения, как, например, аэрокосмической продукции, авиационных двигателей, бытовых приборов, производства пластмасс и угледобывающая компания. При такой нагрузке на высшее руководство эффективное управление компанией стало невозможным.

На первом этапе реорганизации в штабе высшего руководства были разделены исполнительные службы, ориентированные на обеспечение перспективной стратегической и инновационной эффективности, и административные, нацеленные на обеспечение эффективности текущих операций.

После этого в 1973 году были сформированы четыре группы стратегических хозяйственных центров (СХЦ), которые объединили в себе руководство перспективной деятельностью СХЦ 20 отделений и 19 суботделений. Таким образом была проведена горизонтальная и вертикальная интеграция управления компанией.

В конечном итоге в 1976 году были созданы шесть экономических секторов бизнеса, т. е. внутренне диверсифицированных, но не связанных с другими секторами, характеризуемых однородностью рынка и некоторым отраслевым единством.

Приведенный пример корпорации «Дженерал Электрик» свидетельствует о прикладной применимости изложенной теоретической концепции. На ее основе могут быть разработаны методы проектирования организационных структур, систем управления, выбора стратегии, управления нововведениями. То есть, предложены решения для всего многообразия основных проблем современного менеджмента и организационного проектирования в «эпоху без закономерностей». В таком случае предложенная концепция действительно может помочь в формировании основы новой парадигмы управления.

Алексеев Н. С Эпохи без закономерностей / «Менеджмент в России и зарубежом» № 3, 2000 г. с. 19−29

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector