Социально-биологические факторы асоциального поведения

Федеральное агентство по культуре и кинематографии

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Самарская государственная академия культуры и искусств»

Факультет информационных и межкультурных коммуникаций

Реферат

Тема: Социально — биологические факторы асоциального поведения

Исполнители:

Филипенко Елена Константиновна,

Васильева Елена Олеговна,

Научный руководитель:

Киреева Нина Яковлевна

Самара 2007 Содержание

Введение

Природное и общественное в человеке

О соотношении биологического и социального в генезисе преступного поведения

Соотношение социального и биологического в причинах конкретного преступления

Исследования А. Бухановского

Список использованной литературы

Введение

Рассматривая отношения биологических и социальных явлений, мы нередко говорим об обусловленности биологического социальным. Наглядным примером тому могут служить социогенные болезни — те устойчивые психофизиологические отклонения от нормы, которые обусловлены факторами общественной жизни: профессиональные заболевания, так называемые социальные болезни, а также болезни, вызываемые или стабильно подкрепляемые нарушением экологического равновесия.

Вместе с тем можно говорить и о биологическом как детерминанте социального (например, в случаях, когда природные характеристики человека задают цели контрольные параметры в тех или иных областях общественной практики).

Это касается, прежде всего, учета психофизиологических допусков в медицине (в фармакологии это качественный состав и дозировка медикаментов), при решении проблем техники и норм безопасности, в проектировании машин, оборудования, мебели, одежды, сооружений и т. д.

В несколько ином плане интересующая нас проблема встает при рассмотрении соотношения биологического и социального компонентов человеческого поведения. Здесь конечный результат определяется нередко сочетанием, наложением или «конфликтом» генетически унаследованных и обретенных в ходе воспитания (социализации) форм поведения. Трудно судить, насколько первые значимы в нормальных жизненных условиях, но они дают себя знать в экстремальных ситуациях, особенно когда человек стоит перед драматической дилеммой: сохранение жизни (при пытке, голоде) или бесчестье. И может быть, «животный страх» — не просто художественно-метафорическое представление крайней степени человеческого испуга, блокирующего моральные принципы, а фиксация реальной деградации поведения до той ступени, где социальные ценности уступают свои контролирующие функции (критерия, нормы, образца) биологическим инстинктам?

11 стр., 5060 слов

Социально — антропологические взгляды на феномен человека. Единство социального, биологического и духовного в человеке

10 Министерство общего и профессионального образования РФ Уральский государственный профессионально - педагогический университет Социальный институт КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА по курсу "Антропология" "Социально - антропологические взгляды на феномен человека" "Единство социального, биологического и духовного в человеке" Исполнитель: Шубина Ольга Владимировна группа ЗСС - 113С факультета Социальный ...

Включенность человека сразу в два мира — в мир общества и в мир органической природы — порождает немало проблем, как касающихся актуального существования людей, так и связанных с объяснением самой природы человека.

Природное и общественное в человеке

Сложившаяся в нашей литературе традиция позволяет употреблять выражение «проблема биологического и социального» в очень широком и, к сожалению, довольно неопределенном смысле. Существует целый ряд различных проблем, подводимых под эту рубрику. Поэтому уточнение аспектов отношения биологического и социального — насущная методологическая и науковедческая задача. Ее решение осложняется отсутствием достаточно строгих оснований классификации, качественным многообразием того, что принято относить к биологическим или социальным элементам действительности, многосложностью связей этих элементов.

В соответствии с характеристикой К. Маркса сущности человека как совокупности общественных отношений, он предстает существом социальным. Вместе с тем человек — часть природы. С этой точки зрения люди принадлежат к высшим млекопитающим, образуя особый вид Homo sapiens, а, следовательно, человек оказывается существом биологическим.

Как и всякий биологический вид, Homo sapiens характеризуется определенной совокупностью видовых признаков. Каждый из этих признаков у различных представителей вида может изменяться в довольно больших пределах, что само по себе нормально. Методы статистики позволяют выявить наиболее вероятные, широко распространенные значения каждого видового признака. На проявление многих биологических параметров вида могут влиять и социальные процессы. К примеру, средняя «нормальная» продолжительность жизни человека, по данным современной науки, составляет 80—90 лет, если он не страдает наследственными заболеваниями и не станет жертвой внешних по отношению к его организму причин смерти, таких, как инфекционные болезни или болезни, вызванные ненормальным состоянием окружающей среды, несчастные случаи и т. п. Такова биологическая константа вида, которая, однако, изменяется под воздействием социальных закономерностей. В результате реальная (в отличие от «нормальной») средняя продолжительность жизни возросла с 20—22 лет в древности до примерно 30 лет в XVIII веке, 56 лет в Западной Европе к началу XX века и 75—77 лет — в наиболее развитых странах на исходе XX века.

4 стр., 1564 слов

Человек как субъект, личность, индивидуальность. Понятие личности.

План. 1. Понятие о личности. 2. Структура личности. 3. Формирование личности.   1.В психологии понятие личность является основополагающим. Говоря о личности рассматриваются такие понятия как личность, индивид, индивидуальность и человек. Человек – самое широкое понятие, все остальные включаются в него. Человек- это результат биологической и исторической эволюции. Понятие индивид относится и к ...

Биологически обусловлена продолжительность детства, зрелого возраста и старости человека; задан возраст, в котором женщины могут рожать детей (в среднем 15—49 лет); определяется соотношение рождений одного ребенка, близнецов, троен и т. д. Биологически запрограммирована последовательность таких процессов в развитии человеческого организма, как способности усваивать различные виды пищи, осваивать язык в раннем возрасте, появление вторичных половых признаков и многое другое. По некоторым данным, передается по наследству, то есть биологически обусловлена, и одаренность разных людей в различных видах деятельности (музыка, математика и т. п.).

Подобно другим биологическим видам, вид Homo sapiens имеет устойчивые вариации (разновидности), которые обозначаются, когда речь идет о человеке, чаще всего понятием расы. Расовая дифференциация людей связана с тем, что группы, населяющие различные районы планеты, адаптировались к конкретным особенностям среды их обитания, и это выразилось в появлении специфических анатомических, физиологических и биологических признаков. Но, относясь к единому биологическому виду Homo sapiens, представитель любой расы обладает такими свойственными этому виду биологическими параметрами, которые позволяют ему с успехом участвовать в любой из сфер жизнедеятельности человеческого общества.

Если же говорить о человеческой предыстории, то вид Homo sapiens является последней из известных сегодня ступеней развития рода Homo. В прошлом нашими предшественниками были другие виды этого рода (такие, как Homo habilis — человек способный; Homo erectus — человек прямоходящий и пр.), наука не дает пока однозначной генеалогии нашего вида.

8 стр., 3919 слов

Феномен человека: проблема соотношения биологического, социального и духовного

... полученных различными науками. 1. Биологическое и социальное в историческом развитии человека биологический социальный человек личность Человек - сложная целостная система, которая ... . А меняются ли вместе с социальным обликом человека его биологическая природа, физический облик, умственные способности? ... приближается к средней «нормальной» продолжительности жизни homo sapiens - 80-90 лет. Теперь ...

Биологически каждый из когда-либо живших или живущих ныне человеческих индивидов является уникальным, единственным, ибо неповторим набор генов, получаемых им от родителей (исключение составляют однояйцевые близнецы, наследующие идентичный генотип).

Эта неповторимость усиливается в результате взаимодействия социальных и биологических факторов в процессе индивидуального развития человека, ибо каждый индивид обладает уникальным жизненным опытом (даже однояйцевые близнецы по мере взросления становятся в чем-то отличными друг от друга).

Уникальность каждого человека — факт первостепенной философско- мировоззренческой важности. Признание бесконечного многообразия рода человеческого, а, следовательно, и бесконечного разнообразия способностей и дарований, которыми могут обладать люди, есть один из основополагающих принципов гуманизма. Во времена культа личности Сталина в нашей стране, как известно, было в ходу утверждение: «Незаменимых людей нет». Оно использовалось для обоснования отношения к отдельному человеку как «винтику» громадной машины, для оправдания попрания прав и достоинства человека. Признание же уникальности и самоценности каждого человеческого существа прямо противоположно такому пониманию человека и такой антигуманной практике.

О соотношении биологического и социального в генезисе преступного поведения

Признание того факта, что преступность как социальное явление имеет, прежде всего, социальную обусловленность, отнюдь не обозначает игнорирования индивидных свойств личности при изучении генезиса преступного поведения. Выявление роли и места психобиологических предпосылок, особенностей организма и психики в антиобщественном поведении затруднено тем, что в психологии в настоящее время не решена до конца проблема соотношения биологического и социального в личности. Эти вопросы при рассмотрении самых различных сторон личности, от природы способностей до природы отклоняющегося поведения, составляют предмет весьма острой, многолетней дискуссии ученых.

5 стр., 2153 слов

Человек как биологическое, социальное и культурное существо

... становилось мало различимым. Литература личность человек социальное биологическое культура 1.Калач Е.Б.: «Культурный человек: учеб. пособие для ... Это касается биолого-генетических детерминант социальных качеств человека. Биолого-физиологическая природа личности изменчива и на современном этапе ... вера превращаются в поведение человека в окружающем мире, в его отношение к другим людям и к миру ...

Дуалистический, альтернативный подход к пониманию соотношения биологического и социального в личности привел к выделению в психологическом знании двух взаимоисключающих подходов: социологизаторской и биологизаторской концепций, в которых природа различных психологических свойств и явлений, в том числе и природа асоциального, преступного поведения, объяснялась либо за счет неких врожденных, наследственных факторов и механизмов, либо только за счет социальных условий существования индивида.

Эта важнейшая методологическая проблема психологии занимает центральное место в работах ведущих отечественных психологов, таких как Б. Г. Ананьев, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, С. Л. Рубинштейн, К. К. Платонов и другие. Заслугой отечественной психологии является переход от дуалистического понимания природы личности, по выражению Б. Г. Ананьева, к монистическому пониманию человека, за которым стоит единство истории и природы в развитии человека.

Как пишет Б. Г. Ананьев: «Не отделение человека как субъекта и объекта истории от природы, не игнорирование человеческой природы как биологического начала в человеческой организации, а диалектическое единство истории и природы, преобразование природы историческим путем — такова традиция марксизма».

Однако наметившийся монистический подход определяет лишь общие принципы рассмотрения биологического и социального в личности» отнюдь не давая непосредственного прямого ответа на важные вопросы превентивной теории и практики: какие индивидные особенности, с какого периода, в каком сочетании с другими условиями жизнедеятельности, воспитания, обучения способны привести к тем или иным отклонениям в сознании и поведении ребенка и взрослого человека? В результате сложности, многомерности, взаимообусловленности связей социального и природного в личности данные вопросы представляют для исследователя весьма сложно разрешаемую проблему. На это указывает, в частности, Б.Ф. Ломов: «Относительно связей биологического и психологического вряд ли целесообразно пытаться формулировать некоторый универсальный принцип, справедливый для всех случаев. Эти связи многоплановы и многогранны. В одних измерениях и при определенных обстоятельствах биологическое выступает по отношению к психическому как его механизм — физиологическое обеспечение психических процессов, в других — как предпосылка, в третьих — как содержание психического отражения (например, ощущение состояний организма), в четвертых — как фактор, влияющий на психические явления, в пятых — как причина отдельных фактов поведения, в шестых — как условие возникновения психических явлений и т.д.).

8 стр., 3972 слов

Биологическое и социальное в развитии личности

... человека. Новорождённому биологическому существу Homo Sapiens ещё только предстоит стать человеком в полном смысле этого слова.[3] СОЦИАЛЬНОЕ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ Социализация личности представляет собой процесс формирования личности ... или, напротив, отрицающие генотипическую обусловленность психологии и поведения человека. Генетика поведения за последние несколько десятков лет дала обширный материал ...

Криминологический анализ социального и биологического в личности предполагает, прежде всего, рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Попытку сопоставить соотношение биологического и социального на разных иерархических уровнях структуры личности в процессе онтогенеза в свое время предпринял К. К. Платонов, показав, что соотношение этих факторов неодинаково на различных подструктурах. Если на нижней биологической подструктуре, куда автор включил такие особенности индивида, как пол, соматику, телесную организацию, тип нервной системы, патологии и задатки, то есть все то, что человек получает при рождении, биологические факторы — наследственные и врожденные — выступают ведущими, то высшая подструктура, представленная направленностью, важнейшей личностной социально-нравственной характеристикой человека, включающей его ведущие мотивы и ценностные ориентации, в основном, обусловлена социальными факторами: средой и воспитанием.

То есть, в отличие от промежуточных подструктур, психологической (темперамент, способности, особенности познавательной и эмоционально-волевой сферы) и структуры опыта (знания, умения, навыки), где биологический и социальный фактор представлены в сложном соотношении, крайние нижняя и верхняя подструктуры, казалось бы, имеют вполне однозначно трактуемую природу, которая в одном случае определяется наследственными, врожденными факторами, в другом случае — обучением, воспитанием, средой. Но при более пристальном рассмотрении природы биологической подструктуры и подструктуры направленности становится ясно, что ни в одной из них ни социальный, ни биологический фактор не проявляют себя в чистом виде, и в одном и в другом случае имеют место свои более завуалированные и опосредствованные связи.

3 стр., 1342 слов

Задания по психологии развития человека

Курс «Психология развития человека в образовании» Темы практических занятий 1. Пренатальное развитие; младенчество Психологические предпосылки благополучной беременности и родов Как подготовиться к рождению ребенка? Появление ребенка: что меняется в жизни родителей? Психологическое развитие в первый год жизни Детско-родительские отношения в младенчестве 2. Дошкольный возраст Развитие ...

Косвенное опосредствованное влияние социального фактора на особенности биологической подструктуры не менее очевидно, как и косвенное опосредствованное влияние биологического на подструктуру направленности. Хотя пол, тип и структура нервной системы, патологии и задатки — природные свойства индивида, но это не значит, что на них никак не отражаются социальные факторы, например, образ жизни, определяющий состояние здоровья и психики матери во время беременности, условия протекания родов и беременности. Сегодня, к сожалению, известны такие явления, как «воскресные дети», «дети карнавала», то есть дети, зачатые пьяными родителями и появляющиеся на свете различными патологиями нервной системы, затрудняющими их социальную адаптацию. Так, по данным, приведенным Ф. Г. Угловым, наблюдения за 1500 женщинами-роженицами показали, что различные отклонения в организме детей наблюдаются у 2% непьющих матерей» У 9% умеренно пьющих и у 74% матерей, злоупотребляющих спиртными напитками.

Эксперименты над животными, проводимые в настоящее время физиологами, исследующими развитие эмбриона, показывают, как губительны для будущего организма животного стрессы и психотравмы, переживаемые матерью в период беременности. Потомство крольчих, подвергнувшихся сильным психотравмирующим стрессам в первой половине беременности, страдает серьезными дефектами организма и центральной нервной системы. У тех же, кто испытал подобные стрессы во второй половине срока, рождается физиологически ослабленное потомство, страдающее отставанием в развитии и часто подвергающееся различным заболеваниям.

Эти факты свидетельствуют о том, что даже биологическая подструктура, где речь идет о сугубо врожденных и наследственных свойствах индивида, не свободна полностью от влияния среды, воздействующей на него опосредованно, через организм матери.

Достаточно сложным оказывается также взаимодействие биологического и социального факторов на высшей подструктуре направленности, проявляющейся, прежде всего, в личностных качествах и поведении человека, в характере его социальной активности» где доминирующее, ведущее место отводится социальным, прижизненным факторам, воспитанию, обучению, среде.

Когда-то журналист В. Аграновский в своем очерке «Остановите Малахова», скрупулезно исследуя путь, приведший подростка на скамью подсудимых, обратил внимание, что трудности во взаимоотношениях с одноклассниками у Антона Малахова начались еще в первом классе из-за дефекта речи — шепелявости, И поскольку не были приняты своевременные меры ни по исправлению речи, ни по коррекции его отношений с одноклассниками, на основе этих конфликтов возникла изоляция подростка в классе, что и послужило одной из причин падения Малахова.

Изучая причины изоляции на выборке из 300 «изолированных» учащихся» мы установили, что около 10% оказались в изоляции в связи с различными дефектами и недостатками сугубо соматического характера (толстый, рыжий, заика и т.д.).

Еще 8% в числе изолированных оказались из-за отставания в интеллектуальном развитии (слабо учились, не способны были усваивать учебный материал, имели ограниченные интересы и т.д.).

Однако необходимо отметить, что в числе изолированных выявилось также 24% хорошистов, отличников, активистов, противопоставляющих себя классу и не пользующихся уважением одноклассников из-за эгоизма и зазнайства.

Тем не менее, этот анализ показывает, что индивидные качества детей и подростков (по А. Г. Асмолову: половозрастные, конституционные и нейродинамические свойства, включая телосложение, биохимические свойства и такие интегральные, индивидные характеристики как темперамент и задатки при отсутствии дополнительной медико-педагогической коррекции способны оказывать свое негативное влияние на социальную ситуацию развития, а соответственно, и на процесс социального развития личности).

Таким образом, когда речь идет о неблагоприятных индивидных особенностях, выступающих в качестве психобиологических предпосылок асоциального поведения, необходимо иметь в виду весьма широкий круг природных свойств человека, далеко выходящих за рамки физиологии, а также нервно-психического здоровья и развития, чем иногда ограничиваются исследователи при изучении данного вопроса.

Важным методологическим положением при изучении места и роли индивидного фактора в генезисе отклоняющегося поведения является положение об изначальной «безличности», «нейтральности» органических предпосылок по отношению к социальному развитию личности, которые играют ту или иную роль в процессе социализации лишь в зависимости от социальных факторов, воспитания, среды, определяющих в конечном счете социальную ситуацию развития.

Как справедливо отмечал А. Н. Леонтьев, «парадокс в том, что предпосылки развития личности по самому существу своему безличны. Личность как и индивид есть продукт интеграции процессов, осуществляющих жизненные отношения субъекта. Существует, однако, фундаментальное отличие того особого образования, которое мы называем личностью. Оно определяется природой самих порождающих его отношений: это специфические общественные отношения, в которые он вступает в своей предметной деятельности».

Выявление так называемых психобиологических предпосылок асоциального поведения, тех неблагоприятных свойств психики и организма, которые затрудняют социальную адаптацию индивида, является отнюдь не самоцелью, а имеет свой смысл, прежде всего, в связи с превентивной практикой, так как позволяет строить воспитательно-профилактическую деятельность системы органов ранней профилактики с учетом всех, в том числе и индивидных факторов, обусловливающих отклонения в поведении и сознании личности. Отсюда понятен тот интерес, который проявляют к данному вопросу представители различных отраслей психологии, криминологии, медицины, исследующие проблему отклоняющегося поведения и преступности.

Существует ряд серьезных проблем. Это такие проблемы, как акселерация и ее связь с отдельными преступлениями несовершеннолетних, хронобиология и биоритмология и их проявления в поведении человека» особенно существенна их роль в дорожно-транспортных нарушениях, высокий уровень невротизма, психопатий и психопатоподобных состояний преступников, что должно быть учтено в воспитательно-профилактической и пенитенциарной практике,

Г. А. Аванесов, останавливаясь на данной проблеме, отмечает определенные трудности в ее исследовании, связанные с тем, что «все биологическое в личности в большей или меньшей степени социализировано. Это делает задачу изучения влияния биологических факторов чрезвычайно трудной, однако реально решаемой».

Выделяя биологические предпосылки, играющие отрицательную роль в поведении человека, он отмечает, что речь отнюдь не идет «о специальных генах, фатально обусловливающих преступное поведение, а лишь о тех факторах, которые наряду с социально-педагогической требуют также и медицинской коррекции».

Так, в частности, Г. А. Аванесов среди таких предпосылок рассматривает следующие:

1. Патология биологических потребностей, что, в частности, нередко служит причиной половых преступлений, сексуальных извращений.

2. Состояние нервно-психического здоровья, нервно-психические заболевания, психопатии, неврастении, пограничные состояния, повышающие возбудимость нервной системы, обусловливающие неадекватную реакцию и затрудняющие социальный контроль за действиями.

3. Влияние наследственных заболеваний, а особенно наследственности, отягощенной алкоголизмом, которой страдает до 40% умственно отсталых детей.

4. Влияние психофизиологических нагрузок, конфликтных ситуаций, изменение химического состава окружающей среды, использование новых видов энергии, которые приводят как к различным психосоматическим, аллергическим, токсическим заболеваниям, так и служат дополнительным криминальным фактором [1. с, 226 — 230].

Таким образом, в понятие «психобиологические предпосылки асоциального поведения» включают различные патологии, отклонения в развитии организма и психики, имеющие как наследственный либо врожденный характер, так и возникающие под влиянием неблагоприятных условий жизнедеятельности индивида и затрудняющие процесс его социализации, процесс усвоения индивидом социальных программ. Чрезвычайно важным для правильного адекватного оценивания роли психобиологических предпосылок асоциального поведения является понимание того факта, что влияние этих предпосылок отнюдь не носит фатального характера и не ведет с неизбежной необходимостью к преступным проявлениям. Однако наличие неблагоприятных психобиологических предпосылок требует, как правило, дополнительных и психолого-педагогических, и медицинских корректирующих мер и воздействий. То есть общество может и должно предупреждать преступное поведение индивидов, имевших неблагоприятную органическую отягощенность, но при этом социально-воспитательные профилактические программы должны строиться с учетом этой части правонарушителей, имеющих неблагоприятный характер психобиологических особенностей.

Соотношение социального и биологического в причинах конкретного преступления

Соотношение социальных и биологических факторов в генезисе преступного поведения имеет не только теоретическое, но практическое значение: акцент в ту или иную сторону определяет цели и методы борьбы с преступностью. Главное в том, чтобы правильно оценить как биологическое, так и социальное в причинной цепочке криминального поведения.

Сложность данной проблемы состоит в том, что соотношение социального и биологического в поведении человека не является постоянным и одинаковым. Оно различно в разных звеньях причинной цепочки: в начальной стадии развития человека, ведущей к акту сознательного поведения; в процессе развития конкретного организма и жизни индивидуума; в процессе его общественного развития

Первое звено, как сказано, относится к начальной стадии развития человеческого организма и далеко от преступного поведения. Однако с криминологической точки зрения важно установить, действуют ли на данном этапе какие-либо биологические факторы, которые в дальнейшем могут повлиять на развитие личности в криминогенном направлении.

Здесь прежде всего необходимо учитывать, что биологическое развитие индивидуума является сложным взаимодействием трех групп факторов: генетических (наследственных), экологических (влияние внешней среды) и индивидуальных, которые являются продуктом взаимодействия всех названных факторов.

Биологическое, естественное начало в личности, тесно переплетается с социальным. Генетический код человека, взаимодействуя с внешней средой, получает широкий путь развития, который в основном определяется жизнью и деятельностью конкретного индивида, его воспитанием, обучением и общественной практикой. Имеющиеся неблагоприятные наследственные признаки могут быть в одних случаях нейтрализованы, в других — получить криминальное развитие. В связи с этим сложно не согласится с мнением профессора Е.Е. Сапогова, который отмечает что многие биологические свойства человека при благоприятном изменении жизненных условий меняются в общественно полезную сторону, и наоборот, неблагоприятная социальная обстановка способствует закреплению и развитию генетически унаследованных отрицательных качеств, которые при определенных обстоятельствах могут привести к криминогенным последствиям.

Второе звено рассматриваемой причинной цепочки связано с соотношением социального и биологического в процессе формирования личности. Следует сразу же заметить, что биологический элемент в этом звене выражен гораздо слабее, чем в предыдущем, а социальный — значительно сильнее.

Из числа биологических качеств в процессе формирования личности существенное значение имеют пол, возраст, состояние физического и психического здоровья, а также наличие патологических отклонений. Наибольшее влияние на формирование личности оказывают возрастные признаки. На разных возрастных этапах воздействие социальной среды на личность далеко не одинаково. Так, незрелость нервной системы в раннем возрасте, неподготовленность организма ко многим психическим проявлениям, особенности юношеского восприятия окружающей действительности, повышенная эмоциональность и неумение реально оценить возможные последствия при возможных неблагоприятных обстоятельствах (нищета, голод, отсутствие работы и т.п.) могут способствовать совершению преступления.

С увеличением возраста в поведенческой реакции конкретнoгo человека все большую роль играют социальные факторы. Если говорить об антиобщественном поведении, то в этом случае криминогенное влияние на формирование личности оказывают в первую очередь неблагополучные обстоятельства семейного воспитания, среда общения и досуга, негативные условия учебы и трудовой деятельности. Подобная позиция в целом находит широкое научное подтверждение достаточно назвать работы таких ученых как:

И.С. Кон, С.И. Левикова и других авторов.

Третье звено причинного комплекса индивидуального преступного поведения связано с зарождением преступного намерения и реализацией преступного замысла. В этом звене взаимодействуют два социальных фактора: конкретная жизненная ситуация, имеющая значение повода к совершению преступления, и личность преступника со сложившейся криминогенной мотивацией. Это звено ближе всех других стоит к акту преступного поведения.

Подчеркивая решающую роль в этом звене социальной среды, нельзя не учитывать значение биологических моментов. К числу постоянных биологических факторов относятся прежде всего те, что действовали в предыдущих стадиях: пол, возраст, индивидуальные особенности физического и психического развития. Но здесь к ним добавляются еще и такие факторы, как естественные потребности и основанные на них мотивы поведения, а также временные физические и психические состояния типа усталости, утомляемости, болезни, опьянения и др.

Уголовная статистика, например, показывает, что большинство преступлений насильственного характера совершается лицами молодого и среднего возраста. Однако возрастную активность нельзя расценивать в качестве причины преступности, поскольку она может быть как социально полезной, так и социально вредной. Здесь важно учитывать, на что именно направлена возрастная активность. Последнее, безусловно, определяется социальными причинами, связанными с формированием личности.

Не являются причинами преступного поведения и потребности биологического характера. Естественные человеческие потребности в пище, жилище, одежде и т.д. могут определять конечную цель поведения, но не средства ее достижения. Преступными же могут быть только средства (а не цели) удовлетворения этих потребностей, но, как известно, они определяются жизненной ориентацией личности, которая имеет социальное происхождение.

В поведение человека включаются, помимо целеполагания и мотивационных основ деятельности, также воля, творчество, эмоциональная сфера. Для индивидуальной специфики поведенческой реакции существенное значение имеют особенности биологии человека — нейродинамические процессы, связанные с проявлением элементарных поведенческих реакций. Но даже они опосредуются социальными условиями по многоканальным связям с внешней средой.

В последние годы в криминологической литературе получили дискуссионное отражение проблемы хромосомных аномалий. Криминогенными признаются две хромосомные аномалии, такие, как синдром Клайнфельтера (хромосомное половое нарушение у мужчин типа 47/ХХY) и синдром Y-дисомии (хромосомное половое нарушение у мужчин типа 47/ХYY).

Нормальный набор половых хромосом у мужчин — 46/ХY. Здесь бросается в глаза крайняя спорность по существу и весьма слабая эмпирико-статистическая обоснованность выдвигаемых положений. Несовершенство методик исследования, малое число наблюдений в каждом из них — все это привело к тому, что различия в оценках разных ученых степени распространенности лишней хромосомы среди преступников достигают двадцатикратных размеров. По существу, исследования хромосомных аномалий установили известную связь этих аномалий не столько с преступностью, сколько с психическими заболеваниями: среди обследованных значительное большинство составили именно лица с такими заболеваниями (аномалиями).

Как отмечается в криминологической литературе, динамика преступности несопоставима по своим темпам с генетической эволюцией человека. Генотип современного человека сложился еще 40 тыс. лет назад. Это, безусловно, не означает, что естественный отбор уже окончен: генетическое развитие — процесс по существу бесконечный, но весьма длительный, преступность же изменяется гораздо более динамично, буквально за годы и десятилетия. Однако некоторых ученых подкупает заманчивая простота подмены изучения социальных факторов исследованием биологических структур человека, т.к. анализ социальных факторов гораздо сложнее, чем биологических. Поэтому и изучение причин преступности переносится в область генетических законов.

Результаты исследований на «криминогенность» хромосомных нарушений показали, что среди 1868 обследованных только пять оказались аномалами, четверо из которых были невменяемыми, а один — с психопатическими чертами и интеллектуальной ограниченностью. Отечественная наука пока располагает информацией о шести тысячах преступников, среди которых обнаружено около двадцати человек с хромосомными аномалиями. Почти все они признаны невменяемыми или имеющими серьезные психические отклонения. Эти данные не подтверждают утверждение ряда ученых о большой криминогенности хромосомных аномалий, если иметь в виду общую популяцию населения и остальную массу преступников.

Некоторые ученые в подтверждение того, что биологические факторы могут сами по себе приводить к преступному поведению, что предрасположенность к такому поведению биологически детерминирована и может передаваться по наследству, приводят данные о том, что в общей массе преступников немало лиц с расстройствами психической деятельности.

Действительно, как показывают исследования, среди преступников, особенно совершающих насильственные преступления, высок (достигает 30%) удельный вес людей, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. Положения психологии, психофизиологии, психиатрии, некоторые криминологические данные дают основание считать, что ослабление или искажение психической деятельности любого происхождения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость, и вместе с тем ведет к снижению волевых процессов, повышению внушаемости, ослаблению сдерживающих контрольных механизмов. Эти черты препятствуют нормальной социализации личности, приводят к инвалидности, мешают заниматься определенными видами деятельности и вообще трудиться, что повышает вероятность совершения противоправных действий и ведения антиобщественного образа жизни. Значимость указанных факторов возрастает в современных условиях, характеризуемых общей психической напряженностью, увеличением количества эмоционально-стрессовых расстройств, состояний психической дезадаптации.

Однако это вовсе не означает, что аномалии психики являются причиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы преступников субъекты с такими аномалиями не составляют большинства. Во-вторых, даже наличие психических аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, как доказано многими эмпирическими исследованиями, не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Разумеется, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего это поведение в целом.

Констатация какой-то психической аномалии (например, психопатии, олигофрении в степени дебильности, органического поражения центральной нервной системы и т.д.) отнюдь не объясняет, почему данный человек совершил преступление. Мотивация, внутренние причины преступного поведения не представлены в диагнозе, который лишь определяет наличие того или иного расстройства, его степень, тяжесть и т.д. Поэтому понять субъективные причины преступления, представленные в мотиве, можно лишь путем психологического изучения личности. Дефекты психики, если, конечно, они имеются, вовсе не представляют мотивов преступного поведения, хотя и могут влиять на них.

Как установлено, психопатиия, например, являются одним из факторов, способствующих совершению насильственных преступлений. В то же время давно известно, что психопаты успешно работают и выполняют многие другие обязанности. Поэтому основное значение имеет не аномалия сама по себе, а социальный облик лица, сформированный обществом.

Криминологами предпринимались попытки выявить значение биологических факторов в личности преступника и путем изучения близнецов. Это изучение ориентируется на единое генетическое начало, а именно на сходство (идентичность) генотипа, и направлено на выяснение степени совпадения иных, в том числе криминологических признаков. Значение близнецового метода состоит в том, что однояйцевые близнецы имеют идентичный генотип. Они рождаются в виде двух мальчиков или двух девочек. Сравнивая таких близнецов и оценивая величину внутрипарной корреляции (соответствия), можно установить, какие их особенности детерминированы генотипом и какие — воздействием среды. Сопоставление данных различных исследований показывает частоту преступности второго близнеца, если первый был преступником. При этом, как оказалось, частота преступного поведения однояйцевых близнецов в два раза выше, чем у двуяйцевых. Однако это не может служить доказательством биологического происхождения преступлений. Преступное поведение лиц, обладающих сходным генотипом, может объясняться как общей средой формирования личности, так и сходными психофизическими особенностями изученных лиц. К тому же однояйцевых близнецов среди населения очень немного, а среди преступников практически единицы, что не позволяет сделать какие-либо однозначные выводы.

Таким образом, когда речь идет о личности, о роли биологических факторов, можно говорить лишь о личностном, психологическом уровне. Личность, ее психика являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимодействие социальных и биологических факторов. Вне психики их соотношение понять невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит от того, на какой личностной основе они функционируют. Интенсивность проявления социальных и биологических обстоятельств зависит от того, какова сама личность. Однако и здесь мы имеем в виду именно личность, т.е. субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека, сформированное воспитанием, средой.

Тем самым подчеркивается, что преступность, как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характер, социально обусловлена. Это не означает игнорирования биологических факторов, однако они могут носить лишь характер условия, способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.

Исследования А. Бухановского

Профессор Александр Бухановский уверен: серийных убийц можно выявлять и лечить. В России идет охота на детей. За два месяца жертвами преступников стали одиннадцать несовершеннолетних в возрасте от 5 до 10 лет. Кто эти чудовища? Что движет маньяками? Как их вычислить еще до того, как они перейдут грань? Можно ли остановить? Ответить на эти вопросы после 30 лет исследований и практики может профессор Александр Бухановский. В свое время он составил психологический портрет Андрея Чикатило и сумел его “разговорить”. Уже много лет в частной клинике в Ростове-на-Дону он анонимно лечит потенциальных маньяков.

Для многих психических расстройств, в частности — маниакально-депрессивного психоза, некоторых форм шизофрении, эпилепсии и органических поражений головного мозга, свойственна сезонность. Я не знаю ни одного серийного убийцы, который был бы совершенно здоров психически. При переходе от зимы к лету и от лета к зиме меняется настрой мозговых центров и функций, они адаптируются к окружающей среде: природной и социальной. Когда на системы ложатся большие нагрузки, возникают обострения. Мы исследовали психологию серийных убийц, их личность, сексуальность, структуру семьи и семейные отношения. Все “серийники” в детстве воспитывались в неблагополучных семьях, где главенствовала мать. С детства ребенок подвергался унижению. Его постоянно контролировали и били. Вопросы секса в семье были запрещены. Отец был оттеснен от воспитательного процесса. Иногда он пытался доказать, что является отцом, при этом все воспитание сводилось к физическому насилию. Не получая в семье душевного тепла и ласки, ребенок рос замкнутым, у него были проблемы в общении со сверстниками. Часто он прятался от действительности в мире фантазий, которые со временем перерастали в садистские проявления.

Среди моих “серийников” был Юрий Цюман, более известный как Черноколготочник. Он рос в семье законченных алкоголиков, в нищете, среди бесконечных скандалов. Мальчик безумно боялся мать, которая избивала его за малейшие провинности, постоянно угрожала повесить или задушить веревкой за непослушание. Отец также периодически бил ребенка. В силу этого у мальчика сформировалась явная недостаточность самооценки, полностью отсутствовали навыки самозащиты. Он вырос и с периодичностью раз в месяц стал убивать девушек, одетых в черные колготки. Еще пример. Будущий серийный убийца Владимир Муханкин в детстве уезжал на каникулы в деревню к бабушке. Чтобы окрестная ребятня на него плохо не повлияла, бабушка не выпускала парня со двора. Когда мальчик убегал, она брала в руки хворостину и через всю деревню, на осмеяние окружающим, гнала его домой. В школе над Муханкиным издевались. Он был изгоем. Однажды учитель географии при всем классе обвинил его в воровстве. Вещь потом нашлась, Муханкин же убежал из школы. Он не знал, куда деваться. В обиде, растерзанный, смешанный с грязью, пошел к дому учителя. У географа была любимая собака. Муханкин взял камень, отвел пса за село и забил до смерти. Позже вспоминал: “Рыдал, мне было жалко собаку, но остановиться не мог”. Так Муханкин отомстил за унижение. А потом аналогичным образом стал убивать людей. Как наркоману требуется все большая доза, так и “серийнику” необходимы все новые, более серьезные объекты. Доктор Бухановский детально изучил, как формируются психические расстройства, превращающие человека в маньяка:

«Сначала ребенок многократно прокручивает в голове увиденную сцену, испытывая только любопытство и ужас. Потом он рисует в воображении сцены насилия. В фантазиях представляет себя всемогущим. У него формируется агрессивное поведение, возникает потребность доказать свое превосходство. Он начинает искать жертву. Чтобы садизм прочно вошел в жизнь ребенка, необходима острая реакция с эмоциональным или сексуальным возбуждением, которая запечатлевается в его мозгу на всю жизнь.

Мы работали с Самурханом Индеевым по кличке Питон, который совершил серию жестоких убийств. В детстве это был очень талантливый ребенок. Занимаясь в престижной спортивной школе, он рано выполнил норматив мастера спорта по гимнастике. Однажды Индеев стал свидетелем того, как товарищ по сборной получил травму. Подросток сорвался и упал плашмя на железное основание брусьев. Индеев, думая, что он умер, подскочил к нему, схватил за голову, увидел зияющую рану на голове… В состоянии ужаса он ощутил запах крови и пота. У него возникли эрекция и семяизвержение. Все это, как условный рефлекс, закрепилось у него в голове. Потом он стал возвращаться к этим воспоминаниям, фантазировать. Специально после тренировок повреждал себе палец, вдыхал запах крови и пота. А спустя 11 лет Питон зверски убил трех девушек-студенток, жестоко их порезав. Он пил их кровь и уже мертвых насиловал

К счастью, можно избавить детей с “феноменом Чикатило” от склонности к садизму и предотвратить криминальное поведение в будущем. И этому есть доказательства! В клинику к нам из Москвы привезли 9-летнего мальчика, который, увидев фильм о вампирах, испытал смешанное чувство ужаса, любопытства и восторга. Мальчик стал перерезать горло цыплятам и пить их кровь. Причем делал это публично. Нам удалось его вылечить. У мальчика исчезло не только вампирическое поведение, но и фантазии на подобную тему. Но есть в практике и другой случай. Из южного городка к нам мама привезла щуплого мальчишку. На кладбище он разрывал могилы. У него появились специфические садистские фантазии, стала развиваться некрофилия. Несчастная женщина сказала: “Если вы не сможете помочь сыну, я убью его и себя. Я не хочу, чтобы моя семья была второй семьей Чикатило”. С ним работали три врача: психолог, психотерапевт и психиатр. Мы с ним прошли большой путь: успешно закончили школу. Он научился общаться, у него появились друзья. У мальчика была бедная семья. Все эти годы мы тащили его на собственном хребте. На одни только лекарства мы тратили по 150 долларов в месяц. Парень стал нашей гордостью. Он поступил в престижный университет, закончил его по двум специальностям. 12 лет он был у нас под наблюдением. А потом женился и перестал к нам приезжать. Через два года этот человек убил нищенку на кладбище и двух детей. Ему дали 9 лет строгого режима». Маньяки — всегда мужчины. Мировая практика знает только два случая, когда серийными убийцами стали женщины. “Но и они развивались с детства как транссексуалы, — объясняет профессор. — У этих “дам” был мужской мозг”.

Бухановский с группой коллег впервые в мире с помощью ядерно-магнитной томографии исследовали мозг серийных убийц и выявили закономерность: маньяки отличаются мозгами. У всех наблюдается поражение участков коры мозга в районе лба и виска, которые ответственны за личность, мораль, этику, за формирование устойчивости поведения. Поражен мозг потенциальных маньяков и на уровне глубоких структур.

При нынешнем конфликтном обществе, обнищании населения, тотальном алкоголизме маньяков будет все больше. Одни из них будут охотиться только на старух, другие — на гомосексуалистов, третьи — на девочек определенного возраста. Будут “серийники”, которые вообще не различают полового объекта. Профессор убежден, что в каждом округе должен быть создан штаб, работа которого была бы направлена на предотвращение серийных убийств. В его состав должны войти лучшие розыскники, следователи, представители информационных центров МВД, криминальные психологи, психиатры, которые помогут провести анализ на выявление скрытых серий. Подобная школа следственно-розыскного аппарата в ходе поиска серийного убийцы Чикатило уже работала в Ростове.

«Проблема серийных убийств и серийных убийц не имеет ни географических, ни исторических границ. Это проблема всего человечества, и возникла она, видимо, вскоре после того, как человечество сформировалось как общество. И наша работа показывает, что один самых распространенных объектов серийных убийц — это дети. Это связано со многими аспектами, в частности, с историей возникновения серийных убийств. По нашим данным, более 40%, даже около 50% всех погибших, жертв серийных убийц — это дети. Поэтому дети всегда становились жертвами.

Эта проблема обострилась в последние пару лет. Это связано с вниманием средств массовой информации, в первую очередь. Я не помню, кто первый показал убийства детей. Наверное, Красноярск, город очень чувствительный к этой проблеме, где случилось очередное убийство, они на это отреагировали, и вот это как бы дало импульс, заострилось общественное внимание. Не могу сказать, что это было сделано искусственно, внимание к этой проблеме заострять особо и не надо. Но заострять на этом внимание надо. В разных регионах гибнут дети. Так было всегда, так есть и, наверное, длительное время так будет еще. И сейчас при решении проблемы пытаются сосредоточить внимание то на детях, иногда — на родителях, на обществе в целом. Пытаются предотвратить убийства, повышая бдительность родителей, бдительность общества. В одном случае обвиняют студентов, которые не сразу сказали об увиденных трупах. В другом — обвиняют бабушку, которая недоследила за своим внуком. В одной из телепрограмм недавно выступал профессор Виноградов, и запись велась в московском зоопарке. И было видно, что отдельные дети бегают сами по себе. Некоторые, глядя на подобную картинку, говорят: «Нельзя отпускать детей одних!» Но тогда будет общий психоз, паника. Ничего хорошего не выйдет. Дело в том, что когда убийца выходит на охоту, он забрасывает своеобразный невод. Он всегда найдет себе жертву. Не в данный момент — так в другой. Ошибется с одним ребенком — попадет со следующим. Такая уж его судьба: ловить. И здесь, мне кажется, надо смещать акцент при решении проблемы на убийц. На их выявление, на работу с ними, на лечение их, пока они еще не стали убийцами. Вот где, мне кажется, главный критерий».

Литература

1. Сапогова, Е.Е. Психология развития человека / Е.Е. Сапогова. — М.: Аспект Пресс, 2001. — С. 312, 374.

2. Кудрявцев, В.Н. Причинность в криминологии / В.Н. Кудрявцев. — М., 1968. — С. 58.

3. Кон, И.С. Психология ранней юности / И.С. Кон. — М.: Просвещение, 1989.

4. Левикова, С.И. Молодежная субкультура / С.И. Левикова. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004.

5. Конев, А.А. Преступность молодежи и рецидив / А.А. Конев, В.В. Муравьев. — Н. Новгород: Нижегородская правовая академия, 2003. — С. 35.

6. Криминология / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. Г.М. Миньковского. — М.: БЕК, 2003. — С. 271.

7. Антонян, Ю.М. Преступное поведение и психические аномалии / Ю.М. Антонян. — М., 1998. — С. 54, 117, 118, 126, 127.

8. Каримский, А.М. Социальный биологизм: природа и идеологическая направленность / А.М. Каримский. — М.: Мысль, 1984.

9. http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/05/10/society/96644/

10. http://www.mk.ru/blogs/MK/2007/05/07/society/242388/