Расово-антропологическая школа

Американская антропологическая школа — одна из ведущих национальных школ, в широком смысле — американская антропологическая традиция. В рамках Американской антропологической школы сформировался ряд направлений, опирающихся на собственную методологию и методику исследования, отчетливо образующих самостоят, школы: историческую (Боас, Крёбер, Уисслер, Лоуи), этнопсихологическую (Кардинер, Бенедикт, М. Мид и др.), культурно-эволюционную (Л. Уайт, М. Салинс, Э. Сервис, Дж. Стюард и др.) и т. д.

Американская антропологическая школа пережила ряд этапов в своем развитии, связанных со сменой преобладающего методологического подхода: от классического эволюционизма Л. Моргана (с сер. до конца 19 в.), его дискредитации и полного вытеснения антиэволюционным эмпиризмом Боаса, противостояния исторического подхода любым другим интерпретациям культуры (включая структурно-функциональный), до возрождения эволюционизма (Уайт) и утверждения методологического плюрализма во вт. пол. 20 в.

Особенность американской традиции в антропологии как науки о человеке — нерасчлененность знания, стремление к целостному подходу в изучении человека как существа биологического и культурного одновременно и выделение культуры как центр, объекта исследования, основного и автономного феномена истории.

Крёбер, определяя принципы построения антропологического знания, рассматривал антропологический метод как результат синтеза гуманитарного и естественнонаучного подходов, а гуманитарно-естественнонаучную двойственность антропологии понимал как внутренне присущую ей характеристику. Традиция нерасчлененности знания формально существовала около 100 лет, а фактически продолжает определять развитие современной антропологии.

Дисциплинарная дифференциация внутри американской антропологии сложилась к сер. 20 в. и имела свою специфику. Основное деление произошло по главным направлениям исследования биологической и культурной сущности человека, что соответствовало физической и культурной антропологии.

Физическая (биологическая) антропология (К. Брейс, Дж. Картер, Р. Халлоуей, У. Хауэлс, Ш. Уошберн и др.) сосредоточилась на изучении сравнительной морфологии приматов, генетике, биологической эволюции человека, разнообразии этнич. типов (рас) и др. Проблемы психологии и поведения человека — пограничные темы и изучаются как физич. (соматический аспект), так и культурной (экстрасоматический аспект) антропологией.

7 стр., 3108 слов

Песенно-поэтическая антропология. Люди трудных профессий в изображении Ю. Визбора и В. Высоцкого

... профессий. Говоря об антропологическом аспекте собственного художественного мира, поэт-певец подчеркнул расширенное понимание самого феномена "трудной профессии": "Сила человека – не в профессии ... боли вглядываюсь вдаль". В песне "В твоей душе" (1961) геологическое исследование природы вписано в образный контекст психологической лирики, ассоциируясь с бесконечностью ...

Согласно традиции, преобладающей в США, культурная антропология включаетэтнографию как изучение и описание специфики отдельных культур, этнологию как сравнительно-исторический анализ культур, лингвистику, первобытную археологию, теоретическую антропологию.

В европейской традиции большее распространение получила социальная антропология (особенно в Великобритании и Франции), этнология (в Германии).

В СССР под антропологией понималась только физическая антропология, а непосредственное изучение конкретных культур ограничивалось описательной фазой — этнографией.

Полем для этнографических исследований американских антропологов стала большая часть культурных регионов Земли. Первые полевые исследования проводились в целях изучения культур коренного населения Северной Америки, затем в сферу интересов американской антропологии вошли Латинская Америка, Африка, Океания и Азия. Был собран и систематизирован объемный и уникальный материал по истории культуры, который составил основу музейных коллекций и послужил источником для социокультурного анализа.

История американской антропологической традиции насчитывает более 150 лет, начиная с первых работ Дж. Стефенса и Л. Моргана. Оформление антропологии как дисциплины произошло на рубеже 60−70-х гг. 19 в., но поворотным пунктом в ее развитии и зарождении собственной традиции стали работы Моргана 70-х гг.: «Системы родства» и «Древнее обществово», в которых ему удалось сделать для антропологии то же, что сделал для биологии Дарвин, т. е., на основе анализа эмпирического материала, полученного в результе исследований жизни и быта североамериканских индейцев, классифицировать системы родства, показать их универсальность для человеческой истории, что вкупе с другими данными позволило ему создать концепцию эволюции культуры. В книге «Древнее общество» Морган рассматривает две линии эволюции культуры (развитие интеллекта и развитие орудий труда) и предлагает свою периодизацию культурной истории, опирающуюся на смену технологий. Открытия Моргана оказали большое влияние на формирование антропологии в США и Европе. Он основал антропологическое отделение в «American Association for the Advancement of Science» и был избран президентом Ассоциации в 1880 г.

6 стр., 2741 слов

Ориентиры аксиологии, информатизация и культурно-исторические традиции педагогического образования

... Литература 1.Бусев, В.М. Школьная математика как культурно-историческая традиция // Математика в школе. - 2009. - № 4. - С. 42 ... основанный на понимании педагогической деятельности как педагогической антропологии и, соответственно, цели педагогического образования как ... приветствовать разработку в Беларуси проблемы формирования психологической культуры будущего педагога, начало которой было положено ...

К концу 19 в. под влиянием идей Моргана и Спенсера сложилась значит, эволюционистская школа (Ф. Патнэм, Ф. Кашинг, А. Флетчер, Э. Смит, У. Пауэлл и др.), представители которой со временем в большей степени стали опираться на опыт кабинетной работы. В этот период эволюционистское направление подверглось жесткой критике и потеряло свои лидирующие позиции. Если в Европе борьба культурно-исторической школы против «спекулятивных теоретических конструкций эволюционистов» нанесла серьезный удар по эволюционизму, но не вытеснила его полностью с научной арены, то в США пересмотр методологических принципов и формирование новой, исторической школы, привел не только к забвению, но и к шельмованию эволюционных традиций в антропологии.

Историческая школа как идейный лидер американской антропологии первой трети 20 в. сложилась под влиянием взглядов и личности Боаса, который привнес в американскую антропологию традиции немецкой культурно-исторической школы.

В Колумбийском университете Боас создал первую профессиональную школу американских антропологов, где в основу подготовки была положена четко сформулированная программа интенсивных полевых исследований, изучение физической антропологии, лингвистики и этнографии.

Идейным стержнем исторической школы стал эмпирический метод. В качестве единственно возможного научного подхода Боас принимал накопление большого количества фактов и их тщательное описание, полностью отказываясь от синтеза полученных данных.

7 стр., 3026 слов

Орлова Э.А. О предмете и развитии соц. антропологии

... культурно-исторические регионы, поселения различных типов; — специализированные области культуры, исследование которых обуслови­ло формирование таких субдисциплин, как экономическая, политическая, право­вая антропология, антропология ... , визуальной антропологии, Американское этнологи­ческое общество, Национальную ассоциацию практической антропологии, Совет по антропологии и образованию ...

Историческая школа рассматривала каждое культурно-историческое явление как уникальное, возникающее единожды, в рамках определённого культурного ареала, а возможности изменений в культуре (культурная динамика) понимались как количественные изменения, возникающие в результате привнесения или заимствования культурных элементов путем диффузии и их взаимодействия (аккультурация).

По существу, исторический метод Боаса предусматривал изучение культуры в состоянии статики в синхронном аспекте, т. е. демонстрировал антиисторический подход, доведенный до абсолюта его учениками и последователями (Голденвейзер, Лоуи, Херсковиц и др.).

Достижения американской исторической школы состояли в накоплении этнографического и археологического материала, развитии технических приёмов полевого исследования, а также введении некоторых общих понятий: область распространения культуры, аккультурация, параллелизм и т. д.

Традиции исторической школы во многом определили дальнейшее развитие американской антропологии. Под влиянием научных принципов Боаса сформировались такие ученые, какКрёбер, Бенедикт, П. Радин и др., которые в свою очередь создали новые направления в антропологии.

Под воздействием идей, рождавшихся в семинаре Кардинера при Колумбийском университете, работ Э. Сепира и Бенедикт 20-х гг., к 40-м гг. в американской антропологической школе складывается направление «психологической антропологии». Ядро новой школы составили М. Мид, М. Оплер, Линтон, К. Клакхон, К. Дюбуа, И. Халлоуэл и др.

Методологической основой деятельности этой школы стали концепции Бенедикт и традиции психоанализа. Психологическая (этнопсихологическая) школа в основу своей деятельности положила изучение взаимодействия человеческого сознания и культуры, в которой живет индивидуум. Опираясь на идеи психоанализа, Бенедикт создала целый ряд концепций, формирующих психологический подход к типологии культуры, в т. ч.: конфигурации, паттерны культуры, характеризующие целостность культуры исходя из стереотипа или образца культурно-детерминированного поведения. Бенедикт отстаивала необходимость изучения каждого культурного явления в контексте данной культуры. В годы Второй мировой войны она изучала японскую национальную психологию, используя разработанную ею технику «дистанцированного исследования культуры». На основе собранных материалов была написана книга «Хризантема и меч», которая стала классической работой по культурной антропологии в целом. Большую известность получили работы М. Мид по психологии детства. Исследования психологии личности были уходом за рамки исследовательских интересов исторической школы.

10 стр., 4504 слов

2. Эволюция взглядов на происхождение человека, его место в мире

... раздел, посвященный исследованию человека, – "философская антропология". Под тем же названием существует основанная в 20 веке философская школа, главными представителями которойявляются: М. Шелер ... и форм организации их совместной жизнедеятельности, которые сложились исторически. Культура- Понятие культуры трудно поддается однозначному определению. Не случайно в философской литературе существует ...

Крёбер по-своему преодолел ограниченность традиции Боаса. Он предложил новое понимание культуры как особого явления, подчиняющегося своим собственным закономерностям, ввёл понятия реальной и ценностной культур, «стилистический» подход к типологии культуры, а также, под влиянием идей Риккерта, Шпенглера, Тойнби, разработал своеобразную модель циклического развития культуры, которую назвал «конфигурации развития культуры». Одной из основных задач культурной антропологии он считал классификацию культур и цивилизаций, реконструкцию «естестественной истории мировых культур, живых и вымерших». Крёбер внес значит, вклад во все области антропологических исследований: этнографию, археологию, лингвистику, теоретическую антропологию. Работы Крёбера во многом предопределили «культурологическую» направленность американской антропологической школы.

Коренной поворот в истории американской антропологии происходит в 50-е гг., с возвращением на научную арену эволюционизма. Необходимость дальнейшего развития антропологии потребовала восстановления данной науки в том ее значении и роли, в которых она существовала с самого начала, т. е. науки, изучающей не только отдельные элементы культуры, но и динамику эволюции человеческой цивилизации.

3 стр., 1201 слов

Эволюция управленческой мысли 2

Первый взрыв интереса к управлению – 1911г.Фредерик Уинслоу Тейлор опубликовал книгу «Принципы научного управления». Выделяются 4 важнейших подхода: Подход с позиций выделения различных школ управления , иначе его называют классическим или традиционным подходом (Первая половина ХХ века, 1885-1950) Школа научного управления (1885-1920) Административная школа (1920-1950) Школа психологии и ...

Решающую роль в возрождении эволюционизма в новом качестве и на новом уровне осмысления сыграл Л. Уайт. Под влиянием его работ произошёл поворот от частных исследований локальных культур, устремлённых в прошлое, к исследованию культурно-исторического процесса, целостному исследованию мировой культуры. Обращение к наследию Моргана, переиздание его трудов, публикация архивных материалов заставили Уайта по-новому взглянуть на эволюционистскую традицию, отказаться от антиэволюционизма исторической школы и выступить с критикой Боаса, Голденвейзера, Лоуи.

За 40 лет работы в Мичиганском университете (1930 — 70) он воспитал целую плеяду профессиональных антропологов. Некоторые из них стали последователями Уайта в научных изысканиях. В начале своей деятельности он отошел от боасовской концепции культурного релятивизма. Открыто защищая непопулярную до сер. 20 в. эволюционную теорию и концепцию культурологии, поставил свои статьи и книги под острую критику коллег. Лишь в 60-е гг. концепции Уайта как основноположника неоэволюционизма получили широкое признание. Наследие Уайта в целом не было должным образом оценено при его жизни — не придерживаясь ни одного из официально признанных направлений, он создаёт свое — культурно-эволюционное; его концепции, особенно в области культурологии, опередили свое время, и только в 90-е гг. приходит понимание значимости его работ. Уайт выделил культурологию как самостоятельную науку в комплексе общественных наук, немало сделал для утверждения в науке самого термина «культурология», развил понятие «культура», охарактеризовав ее как специфический класс явлений, имеющий символическое значение и присущий только человеческому сообществу, определил предметное поле культурологии и основные методы её исследования.

Будучи эволюционистом, Уайт считал необходимым использовать исторический, структурно-функциональный и эволюционистский подходы для интерпретации культуры как соответствующие культурным процессам различного типа: временному, формальному, формально-временному. Уайт первый применил системный подход для описания и интерпретации культуры как самоорганизующейся термодинамической системы, функционирующей по естественным законам. Неосуществлённым замыслом ученого осталось завершение книги «Эволюция культуры», в которой он собирался всесторонне рассмотреть развитие современной культуры. Последняя книга Уайта «Концепция культурных систем» должна была стать заключит, частью задуманной работы. Предложенные им концепции: культуры как особого класса явлений, новой науки — культурологии, культурных систем, теория универсальной эволюции и др., определили место Уайта как выдающегося учёного, плодотворность идей которого была подтверждена их влиянием на развитие антропологии и культурологии второй пол. 20 в.

4 стр., 1664 слов

4. Методы, направления, школы изучения культурных форм и процессов

... лит-ведч. и филол. наук, истории и теории культуры, религиоведения, иск-ведения, этнографии, культурной антропологии, философии, этики и др. Когда речь идет о ... и взаимопроникновению различных областей знания при изучении общего объекта исследования. Антропологическая школа в культурологии, сложилась в Великобритании в 1860-е гг. (Э ...

К концу 50-х годов эволюционизм становится основным, но не единственным способом интерпретации культуры в американской антропологии. Разнообразие подходов чётко обозначилось и в самом эволюционизме. В 20 в. к классической концепции однолинейной эволюции добавились концепция универсальной (общей) эволюции Уайта/ Чайлда, которая позволяла определить законы культурно-исторического процесса; многолинейный эволюционизм Дж. Стюарда, концепция специфической эволюции Салинса/Сервиса.

Опираясь на многолинейный эволюционный подход, Стюард предложил в качестве основной единицы классификации «культурный тип». Концепции Стюарда послужили методологической основой для археологии и этнографии США в 70-е гг.

Культурно-эволюционное направление (под влиянием Уайта и, отчасти, Стюарда) сосредоточило свои усилия на осмыслении особенностей культурной эволюции и её отличии от эволюции биологической, продолжили работу Уайта, дополнив его концепцию универсальной эволюции концепцией специфической культурной эволюции, учитывающей локально-исторический тип культуры. В рамках этого же направления сложилась и школа экологической антропологии, опирающаяся на системный подход Уайта и экологический — Стюарда. Эта школа рассматривала культуру как механизм адаптации человеческого сообщества к среде обитания, с целью восстановления равновесия общества и природы (Р. Вайда, Д. Андерсон, Р. Раппопорт и др.).

Влияние идей школы Уайта прослеживается во многих направлениях культурной антропологии США в 70 — 90-е гг.

Последняя треть 20 в. представляет собой качественно новый этап в развитии американской антропологической школы. В 70 — 80-е гг. происходят изменения в традиционной ориентации на изучение дописьменных культур и переход к изучению культур всех типов, включая постиндустриальное общество. Одним из объектов тщательного изучения становится культура США (М. Харрис, М. Салинс и др.).

Изменились внешние привычные условия работы — резко сузилось поле этнографических исследований вместе с исчезновением многих локальных культур с лица Земли.

В целом, произошло перемещение интересов с микроуровня изучения отдельных культур на макроуровень, ярко проявилась тенденция к дальнейшей дифференциации знания. В этот период получают развитие традиционные и появляются новые исследовательские направления и темы: городская антропология, экономическая, политическая, антропология религии, психологическая антропология, прикладная, этноистория, символическая и т. д. Появились новые подходы к анализу культуры как целого — от системного до герменевтического.

Определённое влияние на развитие культурной антропологии США в последней четверти 20 в. оказал лидер направления «интерпретативной антропологии» К. Гирц (Герц).

Гирц — один из создателей интерпретативной антропологии, которая впитала традиции герменевтики, социологии и аналитической философии, автор интерпретативной теории культуры, в основу которой положено т.н. «насыщенное описание культуры». Он предложил рассматривать культуру как «текст» и интерпретировать его соответствующим образом. В одной из своих центральных работ — «Интерпретация культур», он пытается заново пересмотреть весь предшествующий опыт осмысления теории культуры и направленности культурной антропологии как таковой; выдвигает семиотическую концепцию культуры.

Специфика американской антропологической школы проявилась в развитии мощного теоретического блока (теоретической антропологии).

Некогда (в эпоху доминирования исторической школы) увлечение теорией считалось, как минимум, нереспектабельным занятием, если не просто профанацией науки. С возрождением эволюционизма вернулось понимание важности теоретического анализа. Стало общепризнанным, что антропологу необходимо освободиться от «табу кабинетной работы» и слепого преклонения перед бесплодным экспериментализмом. Отделение теоретической работы от практического исследования порождало либо пустую, бездоказательную спекуляцию, либо бессвязное нагромождение данных. Сложилось критическое отношение к текстам, в которых отсутствует анализ фактического материала.

Новый этап развития теории в США характеризовался повышенным интересом к истории науки в целом и к истории антропологической теории в частности. Появилась целая серия работ, посвященных этим проблемам: «Социальная организация этнол. теории» Уайта, «Развитие антропологической теории» и «Культурный материализм: борьба за науку о культуре» Харриса; «Теоретическая антропология» Д. Бидни и др.

Традиция целостного исследования культуры способствовала тому, что наиболее мощным и разработанным стал культурологический пласт. В культурной антропологии был пройден путь от изучения примитивных к целостному исследованию современных культур (Уайт, Салинс, Харрис и др.); от эмпирических описаний к анализу и теории, к тщательной работе над следующими проблемами: 1) формирование понятия «культура» (Крёбер, Клакхон, Уайт, Бидни, Кафанья и др.); 2) развитие понятия «культурная динамика», изучение культурных процессов разного уровня: от ассимиляции и аккультурации отдельных культурных черт до эволюции культуры (Боас, Лоуи, Крёбер, Уайт, Дж. Стюард и др.).

Разработаны основы типологии культур (Крёбер, Бенедикт, Мёрдок, Стюард, Фейблман, Уайт и др.); сформировались различные подходы к интерпретации культуры.

Для американской культурной антропологии последней трети 20 в. характерны переход к проблемам понимания и интерпретации культуры и развитие такого направления, как символическая антропология, отражающие общую тенденцию культурологизации антропологического знания, достижение культурной антропологией качественно нового уровня осмысления культуры.

Особенностью американской антропологической школы второй половины 20 в. помимо мирного сосуществования и взаимного обогащения различных методологических подходов (диффузионизм, эволюционизм, структурализм, функционализм) является очевидное использование наследия предшественников, что позволяет говорить о существовании непрерывной традиции в американской антропологии. Так, опыт полевых исследований Моргана и стремление к классификации отдельных элементов культуры воспроизводился в традициях школы Боаса, которая выявила все возможности изучения культурной совокупности в рамках ограниченной культурной территории. Уайт, получивший образование в рамках той же традиции, воспроизведя положительный опыт эмпиризма исторической школы, вернул концепцию эволюции культуры в науку и, таким образом, расширил возможности интерпретации культуры, не отказываясь и от использования структурно-функционального подхода при описании ваимодействия элементов культурной системы. Дж. Стюард в концепции мультилинейной эволюции обобщил взгляды Моргана и Уайта и рассмотрел параллелизмы в развитии отдельных замкнутых (исторически и географически) ареалов, используя разработки Крёбера, разработал теорию культурно-исторических типов. Экол. подход Стюарда, концепция энергетического развития цивилизации и взгляд на культуру как адаптивную систему Уайта стали основой для развития культурно-эволюционного и культурно-экологического направлений в современной американской антропологии

Основные школы и направления культурной антропологии: эволюционизм, диффузионизм, функционализм. Научный, систематический характер представления о культуре стали приобретать в новое время, в XVII—XVIII вв. Первыми на стезе систематизации представлений о многообразии культуры были немецкие ученые Иоганн Готфрид Гердер и Иоганн Форстер, которых одновременно можно назвать философами культуры и антропологии. В их работах появилась постановка вопросов, характерных для современного культурологического знания. В широко известной книге И. Г. Гердера «Идеи к философии истории человечества» сформулировано такое понимание культуры, которое составило основу европейской культурологической традиции. И. Г. Гердер утверждал, что культуры обладают способностью развиваться из самих себя. Это составляет закон прогресса в истории. Поэтому в любом событии он пытался выявить тенденцию к высшей цели. Закон прогресса в природе он понимал как восходящий ряд живых существ, в истории усматривал его в устремленности человеческого общества к гуманности. Первым теоретическим представлением, появившимся в результате изучения жизни народов, их культур, стало эволюционистское (по Э. Тейлору, Дж. Фрезеру, Г. Спенсеру, Ш. Ле—турно, Л. Г. Моргану и др.).

Идеи линейности, единства человеческого рода и единообразия, стадиальности, прогресса в развитии культуры от простого к сложному стали основополагающими для исследований эволюционистов. Эволюционистская парадигма в изучении культуры много внесла в понимание человеческой природы, функций культуры, закономерностей ее развития. В XIX в. на волне исследований по проблемам различных культур становится самостоятельной областью научной рефлексии философия культуры, а ее предметом — человек и создаваемый им символический, искусственный мир. Важным направлением в развитии культурологических идей стало социологическое направление (по О. Конту, Э. Дюркгейму, М. Веберу, Г. Зиммелю и др.), исследующее соотношение элементов культуры и социального устройства, показывающее, как культурные ценности воплощаются в социальной реальности. Социологию культуры, особенно ее аналитическое направление, развивали Ч. Кули, У. Томас, Д. Мид. В XIX в. в качестве самостоятельного в науках о культуре выделяется психологическое направление, активно исследующее различные формы проявления духа культуры (мифы, сказки, мораль, быт, нравы).

Новый подход в культурологических исследованиях заложило психоаналитическое направление (по З. Фрейду, М. Миду, Б. Бенедикту, К. Г. Юнгу и др.), позволившее более основательно понять не только логику, но и чувственные стороны и основания культурных феноменов

Расово-антропологическая школа

Введение

Расово-антропологическая школа — разновидность биологического направления в социологии второй половины 19 — начала 20 в.

Основателем школы является французский социолог Ж. Гобино. Основным трудом Гобино, в котором были заложены теоретические направления расово-антропологической школы, явилась книга «О неравенстве человеческих рас» (1839−1840).

[5]

В этой работе Гобино сделал попытку обосновать необходимость существования господствующей в обществе элиты и выдвинул теорию, согласно которой неравенство, связанное с расовыми различиями, и вытекающая из него борьба рас являются главной движущей силой развития народов и общества.

По мнению Гобино, наиболее способной к культурному развитию является белая раса, и особенно ее германская ветвь, что и определяет ее ведущую роль по отношению к другим расам. Гобино отмечал, что, стремясь к расширению своего влияния, белая раса постепенно смешивается с представителями других рас, а это оказывает негативное влияние на ее способности и культуру. Гобино вошел в историю науки как ученый, выдвинувший первую расистскую концепцию.

Другими известными представителями расово-антропологической школы являются Ж. Лапуж (Франция), Х. Чемберлен и Ф. Гальтон (Великобритания), Л. Вольтман и О. Аммон (Германия) и др. [6]

Чемберлен в своих работах призывал к возрождению «арийского духа» и явился одним из главных предшественников идеологии немецкого фашизма. Аммон и Лапуж явились основоположниками такой ветви расово-антропологической школы как антропосоциология, сделав попытку установить и научно обосновать универсальную связь между классовой принадлежностью и некоторыми размерами головы человека.

Несмотря на различное содержание исследований, относящихся к расово-антропологической школе, можно выделить общие черты и положения этого направления в социологии.

История расово-антропологической школы. Истоки и принципы

Как особое направление в социальной мысли расово-антропологическая школа складывается ко второй половине ХІХ в. В то время старая идеология начинает апеллировать к новому авторитету — авторитету научного знания. Существенно то, что стремление опереться на этот авторитет возникает в тот момент, когда наука о расах — физическая антропология — пребывала еще в зачаточном состоянии. Это оставляло простор для старого и нового мифотворчества и спекуляций, которые превращали незрелое научное знание в псевдонаучное знание. [2]

Среди непосредственных источников формирования расово-антропологических концепций в социальной науке следует отметить труды французского историка и философа Виктора Курте де Л’иля и немецкого биолога и врача Карла Густава Каруса.

Поскольку важнейшее место в рассматриваемой школе, как это явствует из ее обозначения, занял расово-антропологический фактор, следует уточнить, что под человеческими расами в физической антропологии обычно понимаются «исторически сложившиеся ареальные группы людей, связанные единством происхождения, которое выражается в общих наследственных морфологических и физиологических признаках, варьирующих в определенных пределах». [8]

В составе современного человечества выделяются три основные группы рас: негроидная, европеоидная и монголоидная. Внутри этих больших рас выделяют более мелкие категории антропологической классификации, называемые антропологическими типами или группами.

Несмотря на множество различий, и оттенков, присущих отдельным расово-антропологическим концепциям, все они сводятся к следующим главным постулатам, объединяющим эти концепции в школу.

Различные общества, социальные и культурные группы (классы, сословия, этнические группы, профессиональные группы) — это в основе своей расово-антропологические образования: разновидность этих образований, надстройка над ними или их превращенная форма. Отсюда и определенные варианты расизма как политической идеологии. Помимо собственно физико-антропологического расизма, подчеркивающего фактор расы как группы, объединенной морфологическими и физиологическими признаками, существуют и такие варианты, как классовый, сословный, этнический и даже профессиональный расизм. Любые групповые различия в принципе могут трактоваться как расовые. [4]

Эволюция общества и культуры — результат различий и взаимодействий между расово-антропологическими группами и признаками.

Расы и антропологические группы неравноценны. Отсюда вытекает неравноценность (превосходство, неполноценность, ущербность), а также благотворность или опасность соответствующих социальных институтов и культурных творений.

2_vopros — Стр 2

Социальное поведение людей и культура целиком или преимущественно определяются биологической наследственностью.

Смешения между расами или антропологическими группами вредны с точки зрения биологического, социального и культурного развития.

Отмеченные постулаты впервые в развернутой форме выдвинул французский философ, писатель и дипломат Жозеф-Артюр де Гобино (1816−1882) в четырехтомном трактате «Опыт о неравенстве человеческих рас».

«Опыт о неравенстве человеческих рас» по жанру — произведение философско-историческое. Центральная проблема, которую Гобино стремится разрешить в своем главном труде, — это проблема упадка и гибели различных цивилизаций. По его утверждению, все цивилизации смертны, и европейская цивилизация в этом отношении отличается от других только тем, что впервые начинает осознавать неизбежность своей гибели.

Следует подчеркнуть, что изначально в концепции Гобино основным предметом рассмотрения и главным субъектом исторического процесса является на самом деле не общество, культура, цивилизация, а раса, отождествляемая с этнической группой. Социальные институты не определяют жизнедеятельность рас (этнических групп), а наоборот, определяются ими: «Это следствия, а не причины». Институты, которые не согласуются с глубинными тенденциями расы, не прививаются, если не происходит расового смешения. Поэтому Гобино отрицает цивилизующую роль мировых религий, в частности христианства, которое, будучи воспринято самыми разными народами, не может само по себе поколебать их глубинных черт и наклонностей.

Категоричность и безапелляционность, с которыми Гобино описывает столь удаленные во времени типы, поразительны. При этом он описывает их достоинства в настоящем времени, как бы забывая об их временной удаленности; в результате эти «чистые» типы фигурируют в его концепции как существующие в настоящее время.

Впрочем, его сравнения различных групп внутри белой расы так же категоричны и безапелляционны, как и межрасовые. Нисколько не колеблясь, Гобино утверждает, что итальянцы красивее, чем немцы, швейцарцы, французы и испанцы; что англичане красивее телом, чем славяне, и обладают самой большой силой кулака среди европейцев; что французы и испанцы обладают лучшей сопротивляемостью усталости, лишениям, неблагоприятным климатическим условиям, чем другие европейцы. Смешение рас представляет собой необходимый источник возникновения и развития цивилизаций (с обязательным участием «белой» расы), но оно, же в дальнейшем является причиной их вырождения — такова, согласно Гобино, трагическая диалектика истории. Смешения в какой-то мере возвышают посредственных людей, массу, но за счет исчезновения лучших, благородных элементов, что, в конце концов, ведет общества и человечество к деградации и гибели. [4]

Отмечая необходимость и неизбежность смешения рас, их взаимозависимость в процессе создания и развития цивилизаций, Гобино ведущую роль в этом процессе отводит «белой» расе. Именно этой расе в наибольшей мере присуще «мужское» начало, «жизненный элемент», без которого другие расы пребывают в состоянии неподвижности. Этот тезис Гобино перекликается с делением человечества на «активные» и «пассивные» расы, о котором ранее говорил немецкий историк Г. Клемм.

Гобино выделяет в истории десять цивилизаций; все они в его истолковании обязаны своим возникновением инициативе «белой» расы. Это индийская, египетская, ассирийская, греческая, китайская цивилизации, древняя цивилизация италийского полуострова, западная цивилизация, созданная германцами, и три цивилизации Америки: аллеганская, мексиканская и перуанская.

Любопытно, что тезис о пагубном характере расовых смешений определил антиколониалистскую позицию Гобино, так как колониальные завоевания, по его мнению, способствуют смешениям и, следовательно, вырождению европейской цивилизации. Это отличает его от многих других представителей школы, но, впрочем, не помешало истолкованию его идеи «превосходства» белой расы для обоснования колониалистских устремлений.

Расовая теория Гобино нашла признание уже после его смерти и главным образом не во Франции, а в Германии, что было связано с развитием национализма и расизма в этой стране на рубеже ХIХ-ХХ вв.

Еще в конце жизни Гобино сблизился с одним из лидеров германского национализма, композитором Рихардом Вагнером; его произведения были с одобрением встречены Ф. Ницше. В 1894 г. по инициативе Л. Шемана, популяризатора идей французского философа, в Германии было основано «Общество Гобино». В 1939—1940 гг. в Германии вышло уже пятое издание «Опыта о неравенстве человеческих рас». Специально подобранные фрагменты из него в период третьего рейха публиковались в популярных антологиях о расах и приводились даже в обязательных школьных учебниках. [4]

В концепции Гобино раса (и этническая группа, понимаемая как расовая) — подлинный субъект социально-исторического действия. Вопреки своему декларируемому намерению он решает не проблему «жизненности» цивилизаций, а проблему «жизненности» рас; именно последняя раса волнует его на самом деле. Но Гобино не был биологом или антропологом, чтобы решать последнюю проблему. Вместе с тем он оказался и вне социальной науки, так как представлял историю обществ в виде «истории кровей».

Основные представители расово-антропологической школы

Другими известными представителями расово-антропологической школы являются Ж. Лапуж (Франция), Х. Чемберлен и Ф. Гальтон (Великобритания), Л. Вольтман и О. Аммон (Германия) и др.

Лапуж разделил европейцев на три главные расы: homo europaeus — длинноголовая, светло-русая и высокорослая раса; homo alpinus — короткоголовая, темная по цвету волос и глаз и малорослая раса; homo mediterranaeus — длинноголовая, черноволосая раса.

Homo europaeus — раса, в психологическом отношении отличающаяся тщеславием, энергией, умом, идеализмом. Homo alpinus — консервативная, осторожная и малогениальная раса, а homo mediterranaeus морально стоит ещё ниже. «Длинноголовые блондины исполняют функции мозга и нервов в общественном организме, а короткоголовые и их метисы играют роль мышц и костей. Тысяча брахицефалов не стоит тысячи долихоцефалов», — вот сердцевина концепции Лапужа. Лапуж приписывал белокурой долихоцефальной расе образование высших классов в Египте, Халдее, Ассирии, Персии и Индии, так же как и большое влияние на всю греко-римскую цивилизацию. Он доходил до утверждения, что цивилизованность народов почти в точности пропорциональна количеству белокурых долихоцефалов, входящих в состав правящих классов.

Свою теорию Лапуж называл антропосоциологией. Приняв во внимание новую трактовку истории, он сформулировал свои одиннадцать антропосоциологических законов:

Закон распределения богатств: в странах со смешанным населением homo europaeus — homo alpinus богатство возрастает в отношении, обратно пропорциональном головному указателю.

Закон высот: в местностях, где существуют совместно homo europaeus и homo alpinus, первый локализуется на более низких местах.

Закон распределения городов: важные города почти исключительно локализованы в долихоцефальных областях или в наименее брахицефальных частях брахицефальных областей.

Закон городского головного указателя: головной указатель городского населения ниже, чем сельского населения.

Закон эмиграции: среди населения, начавшего диссоциироваться (разъединяться, разделяться) перед перемещением, эмигрирует наименее брахицефальный элемент.

Закон браков на новых местах: менее брахицефальные элементы особенно склонны к бракам вне своей страны.

Закон концентрации долихоцефалов: мигрирующие элементы привлекаются центрами долихоцефалии, которые все больше обогащаются долихоцефалами. Закон этот может формулироваться и так: в областях, где существует брахицефальный тип, он стремится локализоваться в деревнях, а долихоцефальный тип — в городах.

Закон городской элиминации (исключения): городская жизнь производит отбор в пользу долихоцефальных элементов и разрушает, или элиминирует (исключает) наиболее брахицефальные элементы.

Закон стратификации: головной указатель в одной и той же местности распространяется, уменьшаясь от низших классов к высшим. Средняя высота роста и количество высокорослых возрастают от низших классов к высшим.

Закон интеллигентов: череп интеллигентов более развит во всех направлениях, и особенно в ширину.

Закон увеличения указателя: начиная с доисторических времен, головной указатель везде и непрестанно увеличивается. [1]

Основная работа Чемберлена, принесшая ему скандальную известность, — «Основы XIX века» вышла в Мюнхене в 1899 г. Поставив перед собой задачу, раскрыть основы, на которых покоился XIX век, Чемберлен писал, что европейская культура явилась результатом слияния пяти компонентов: искусства, литературы и философии Древней Греции; юридической системы и формы государственного управления Древнего Рима; христианства в его протестантском варианте; возрождающегося созидательного тевтонского духа; и отталкивающе-разрушительного влияния евреев и иудаизма в целом.

Через всю книгу Чемберлена проходят красной нитью две основные темы: арийцы — как творцы и носители цивилизации, и евреи — как негативная расовая сила, разрушительный и вырождающийся фактор истории. Чемберлен рассматривал арийцев как единственную опору мирового развития. Евреи же заслуживали приговора, но не с позиций ненависти или подозрительности, а с позиций недосягаемых высот арийского превосходства. [7]

Чемберлен называет рождение Христа наиболее важной датой в истории человечества. Но для всех должно быть очевидным, писал он, что Христос не был евреем, в нем не было, ни капли еврейской крови, а называвшие его евреем были просто невежественными или лицемерными людьми.

«Основы» Чемберлена стали необычайно популярны в Германии после того, как император Вильгельм II назвал его работу монографией величайшей важности. Критики восхваляли книгу за блестящее высочайшее красноречие, огромную эрудицию и проницательность автора. В Англии же эта книга подверглась нападкам: ее либо высмеивали, либо поносили резкой бранью.

Американские приверженцы нордической школы провозгласили Чемберлена величайшим зодчим нордической теории. С другой стороны, Теодор Рузвельт заявил, что теория Чемберлена исходит из глупой ненависти и что его «блестящие ляпсусы для нормального человека выглядят безусловным сумасшествием, отражением ненормальной психики. Ему нравится Давид, и на этом основании он тотчас делает его арийцем. Ему нравятся Микеланджело, Данте или Леонардо да Винчи, и он тут же сообщает, что они — арийцы. Он не любит Наполеона и потому утверждает, что Наполеон — истинный представитель безрасового хаоса».

Социально-философские взгляды Вольтмана отличались крайним эклектизмом: он пытался объединить расово-антропологический детерминизм, социальный дарвинизм, кантианство и некоторые идеи исторического материализма.

В политико-практическом плане Вольтман был приверженцем реформистского социализма, активно отстаивал идеи пангерманизма. Приписывая расово-антропологическим факторам главную роль в общественном развитии, Вольтман обосновывал решающее значение «тевтонского духа» в развитии европейской цивилизации, стремился доказать германское происхождение ряда видных деятелей истории и культуры Италии и Франции.

Вольтман исходил из биологической доктрины Дарвина о всеобщей борьбе за существование и распространял её на историю людей. Он был убежден в духовном превосходстве европеоидной («кавказской») расы над остальными. Из «кавказской» же расы он отдавал всяческое предпочтение североевропейской («германской») ее разновидности. Подобно Гобино, он считал гибельным смешение этой расы с другими, менее полноценными. Капитализм, по мнению Вольтмана, есть наилучшая из всех существующих социальных форм в смысле способствования социальному отбору, но и он ограничен и со временем будет заменен другим, более целесообразным строем. Что касается неевропейских рас, то к ним Вольтман относился с полным пренебрежением, не считая их способными к культуре. [3]

На основе лично проведенных антропометрических замеров в ряде германских городов немецкий антрополог О. Аммон пришел к выводу, что среди горожан и представителей высших классов статистически преобладают долихоцефалы, тогда как среди крестьян и представителей низших классов — брахицефалы.

О. Аммон, его основной научный труд имеет весьма показательное название: «Общественный порядок и его естественные основания», сформулировал общий принцип: носителями более высокого интеллекта являются долихоцефалы, и каждое общество прогрессирует до тех пор, пока в нем количество долихоцефалов не сократится до критического уровня.

Заключение

Расово-антропологическая школа в социальной науке складывалась с середины XIX в.

Среди ее представителей были философы, историки, биологи, антропологи. С различными вариациями эта школа подчеркивала неравноценность человеческих рас и антропологических типов, выражающуюся в неравноценности соответствующих психических, социальных и культурных черт.

Представители этого направления: Ис. А. де Гобино, Ж. Ляпуж, С. Аммон и другие считали социальную жизнь и культуру продуктом расово-антропологических факторов. Фактору расы отводилась ведущая роль во внутренней политике и эволюции человечества.

Представители этой школы обосновывали пагубность смешений рас и антропологических групп. Вместе с тем в концепциях Гобино тезис о неравноценности различных рас сочетался с утверждением о равноценности различных цивилизаций и культурным релятивизмом. Это было новым явлением в социальной мысли того времени, в которой господствовали идея прогресса и представление о превосходстве европейской культуры. [4]

Концепции расово-антропологической школы оказали сильное влияние на развитие концепций расизма, проповедующего физическую и психологическую неполноценность некоторых человеческих рас, исконное разделение людей на полноценные и неполноценные расы, определяющие влияние расовых различий на историю и культуру общества.

Гитлер и другие идеологи нацизма заимствовали и приспособили к собственным мировоззренческим концепциям многие положения теории Гобино с целью обосновать «право» немцев господствовать над миром.

Хотя идеи расово-антропологической школы и подвергаются резкой критике, отдельные ее положения еще оказывают влияние на интерпретацию данных антропологии, этнопсихологии и других наук, изучающих специфику расовой культуры современного общества. [6]

Представители расово-антропологической школы обратили внимание исследователей на значение взаимодействия биологически наследуемых постоянных антропологических признаков, с одной стороны, и социальных и психических черт с другой стороны. Но истолкование этого взаимодействия, как правило, сопровождалось такой мифотворческой нагрузкой, что научная ценность этих концепций становилась минимальной, нулевой или отрицательной.

Поэтому для истории социологии расово-антропологическая школа — это не столько источник серьезных идей, сколько интересный и поучительный объект изучения, позволяющий лучше понять механизмы рационализации расовых, этнических и классовых предрассудков.

Несомненно, важное значение в современном обществе имеют исследование и практический учет влияния биологической наследственности на здоровье населения, комплекс проблем, изучаемых евгеникой и медицинской генетикой. Но эта проблематика находится главным образом за пределами социальной науки. [4]

Что касается междисциплинарных исследований, находящихся на стыке социологии, антропологии, этнологии, генетики, то их перспективность несомненна.

Список использованной литературы

Авдеев В.Б. Расология. — М.: Белые альвы, 2005.

Алексеев В.П. Историческая антропология и этногенез. — М., 1989.

Биологические течения в этнографии. Расизм // Токарев С. А. История зарубежной этнографии: Учебное пособие. — М.: Высшая школа, 1978.

Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. -5-е изд. — М.: Университет, 2001.

Демографический энциклопедический словарь/Гл.ред. Валентей Д.И. М.: Советская энциклопедия — 1985

Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г. М. Евелькин, Г. Н. Соколова, О.В. Терещенко. — М., 2003.

Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. — М., 1991.

Чебоксаров Н. Н. Расы // Большая советская энциклопедия. 3-е изд., — М., 1975. — Т. 21.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector