«Механизмы психологической защиты

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Ульяновский государственный университет Институт медицины, экологии и физической культуры Медицинский факультет им. Т.З.Биктимирова

Реферат

«Механизмы психологической защиты.

Копинг-механизмы."

Подготовили:

студентка гр. ЛД-о-11/10 Б

Сафронова Н.

Проверил:

Ярзуткин С.В.

Ульяновск 2013

Виды психологической защиты

Наиболее распространенные и важные механизмы психологической защиты могут быть представлены в виде нескольких групп. Первую группу составляют защитные механизмы, которые объединяет отсутствие переработки содержания того, что подвергается вытеснению, подавлению, блокированию или отрицанию.

Отрицание — это стремление избежать новой информации, не совместимой со сложившимися положительными представлениями о себе, снижение тревоги достигается путем изменения восприятия внешней среды. Внимание блокируется на стадии восприятия. Информация, противоречащая установкам личности, не принимается. Защита проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонении от нее. Чаще других механизмов защит отрицание используется внушаемыми личностями и нередко преобладает при соматических заболеваниях. При этом, отвергая определенные аспекты действительности, человек всеми силами сопротивляется лечению.

Отрицание рассматривается как отказ признавать травмирующую реальность, как прием самосохранения, выстраивающий психологический барьер на пути разрушительного проникновения трагедии во внутренний мир человека, в его ценностно-смысловую систему. Оно позволяет человеку перерабатывать трагические ситуации постепенно, поэтапно. Избегание может возникнуть как естественный способ удалиться от стресса (наказания) и его источника (родителей).

7 стр., 3394 слов

Виды психологической защиты, применяемые преступниками

... психологической защиты отражается в структурной теории «защиты эго» Р. Плутчика. Он выделил восемь механизмов психологической защиты: вытеснение, регрессия, замещение, отрицание, проекция, компенсация, гиперкомпенсация и рационализация. Неэффективными видами психологической защиты ...

Дети, чье поведение удалось изменить сильными физическими наказаниями, с большой долей вероятности будут склонны к бессознательному отрицанию тех норм, которые им пытались привить таким образом.

Примитивное отрицание — один из главных механизмов подавления страха, с помощью которого опасность как бы отодвигается и прекращает свое существование. Оно чаще всего наблюдается у людей пассивных, инертных, бездеятельных. Особенности защитного поведения в норме: эгоцентризм, внушаемость, самовнушаемость, общительность, стремление быть в центре внимания, оптимизм, непринужденность, дружелюбие, умение внушить доверие, уверенная манера держаться, жажда признания, самонадеянность, хвастовство, жалость к себе, обходительность, готовность услужить, аффектированная манера поведения, пафос, легкая переносимость критики и отсутствие самокритичности, артистические и художественные способности, отсутствие самокритики и богатая фантазия.

Акцентуация:

демонстративность. Возможные девиации поведения: лживость, склонность к симуляции, необдуманность поступков, недоразвитие этического комплекса, склонность к мошенничеству, эксгибиционизм, демонстративные попытки суицида и самоповреждения.

Диагностическая концепция:

истерия. Возможные психосоматические расстройства (по Ф. Александеру): конверсионно-истерические реакции, параличи, гиперкинезы, нарушения функции анализаторов, эндокринные нарушения.

Вытеснение связано с избеганием внутреннего конфликта путем активного выключения из сознания не информации о случившемся в целом, а только истинного, но неприемлемого мотива своего поведения. Можно сказать, что неосознанным остается глобальный смысл вполне осознаваемых действий, поступков и переживаний. Вытеснение выполняет свою защитную функцию, не допуская в сознание желаний, идущих вразрез с нравственными ценностями, и тем самым обеспечивает приличие и благоразумие. Оно направлено на то, что раньше было осознано, хотя бы частично, а запрещенным стало вторично, и поэтому удерживается в памяти. В дальнейшем этому вытесненному побуждению не позволяется проникать в область сознания в качестве причины данного поступка. Исключение мотива переживания из сознания равносильно его забыванию. Причина подобного забывания — намерение избежать дискомфорта, которое вызывается данным воспоминанием.

2 стр., 680 слов

Стремление руководить, подчинять, править, определять правила поведения, иметь последователей — это проявления мотива…

... :   Индукция Стремление руководить, подчинять, править, определять правила поведения, иметь последователей – это проявления мотива….     Власти Сенсорная адаптация – это:   изменение ... Резко выраженная черта характера, представляющая собой крайние варианты нормы:   Акцентуация Стечение обстоятельств, являющихся поводом для конфликта.   Инцидент Способ мышления ...

А. Фрейд особо выделял вытеснение, объясняя тем, что оно «количественно совершает гораздо большую работу, чем другие техники. Кроме того, оно используется против таких сильных влечений бессознательного, которые не поддаются переработке другими техниками» В частности, выдвигается предположение, что функция вытеснения в первую очередь состоит в борьбе с сексуальными влечениями, тогда как другие техники защиты направлены в основном на переработку агрессивных импульсов.

Вытеснение как защитный механизм снижает качество исследовательской деятельности ребенка, не освобождая энергетического потенциала для сублимации, т. е. перевода энергии на социально одобряемую деятельность, в том числе и интеллектуальную.

При подавлении, как и при вытеснении, защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, но эта блокировка осуществляется либо при ее переводе из воспринимающей системы в память, либо при выводе из памяти в сознание. Подавление вступает в действие лишь тогда, когда тенденция нежелательного действия достигает определенной силы. В этих условиях соответствующие следы снабжаются как бы специальными метками, которые и затрудняют последующее произвольное воспоминание события в целом блокируют их, в то же время, информация, маркированная таким образом, в памяти сохраняется. При подавлении страх блокируется путем забывания реального стимула и обстоятельств, связанных с ним по ассоциации. Обычно подавление проявляется при сдерживании эмоции страха и преодолении зависимости от агрессора.

Особенности защитного поведения в норме: тщательное избегание ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх (например, полеты на самолете, публичные выступления и т. д.), неспособность отстоять свою позицию в споре, соглашательство, покорность, робость, забывчивость, боязнь новых знакомств. Выраженные тенденции к избеганию и подчинению подвергаются рационализации, а тревожность — сверхкомпенсации в виде неестественно спокойного медлительного поведения, нарочитой невозмутимости.

12 стр., 5678 слов

Состояние человека (поведение, психика, нервная система и т. д.) после перенесенного инфаркта миокарда

... . Н.Г. Чернышевского Кафедра коррекционной педагогики КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: Состояние человека (поведение, психика, нервная система и т.д.) после перенесенного инфаркта миокарда ... перенесенного инфаркта миокарда». Объектом работы является человек после перенесенного инфаркта миокарда. Предмет - поведение, психика, нервная система человека после перенесенного инфаркта миокарда. Цель работы ...

Акцентуация: тревожность (по К. Леонгарду); конформность (по П. Б. Ганнушкину).

Возможные психосоматические расстройства и заболевания (по Э. Берну): обмороки, изжога, потеря аппетита, язвенная болезнь 12-перстной кишки. Диагностическая концепция: пассивный диагноз (по Р. Плутчику).

Тип групповой роли: «роль невиновного»

Вторая группа механизмов психологической защиты связана с преобразованием (исскажением) содержания мыслей, чувств, поведения больного.

Рационализация — это защита, связанная с осознанием и использованием в мышлении только той части воспринимаемой информации, благодаря которой собственное поведение предстает как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Инициировать рационализацию может ситуация фрустрации — ситуация блокировки актуальной потребности, ситуация преграды на пути к исполнению жела­ния. Прототипом такой ситуации является знаменитая басня «Лиса и виноград». Не имея возможности достать столь желаемый виноград, лиса, в конце концов, понимает бесплодность своих попыток и начинает словесно «заговаривать» свою нереализованную потребность: виноград зелен и вообще вреден, да и хочу ли я его?! Задача такого рода рационализации — обесценивание цели, привлекательной для индивида, которой он, однако, не может достичь, и он понимает или начинает понимать, что не достигнет ее, или же достижение цели требует слишком больших усилий.

Это рациональное объяснение человеком своих желаний и действий, истинные причины которых коренятся в иррациональных социально или личностно неприемлемых влечениях. Суть рационализации — в отыскании места для испытываемого побуждения или совершенного поступка в имеющейся у человека системе внутренних ориентиров, ценностей, без разрушения этой системы. Для этого неприемлемая часть ситуации из сознания удаляется, особым образом преобразовывается и, после этого, осознается, но уже в измененном виде. Этот вид защиты чаще используется людьми с сильным самоконтролем. У них за счет рационализации происходит частичное снятие возникшего напряжения. Установлено, что рационализация формируется тем быстрее, чем чаще и сильнее человек испытывает субъективное ощущение несправедливости наказания. При этом в процессе рационализации может осуществляться дискредитация цели или жертвы. Например, цель может переоцениваться как «не настолько желательная, чтобы рисковать».

3 стр., 1332 слов

1. человек как личность

... оригинальность каждой личности; Б) сказываются на поведении, отношениях с людьми. 1) верно А); 2) верно ... Социальный индивид, включённый в общение с другими людьми, в систему общественных отношений и деятельности, обозначается ... неверны. Совокупность внутренних состояний, явлений внутреннего мира человека, имеющих биологическую основу, именуется _______________________________________. Созданная ...

Выгоды рационализации. Мир предстает стройным, логически обоснованным, предсказуемым, прогнозируемым. Рационализация придает уверенность, снимает тревогу, напряжение. Рационализация позволяет сохранить самоуважение, «выйти сухим из воды», «сохранить лицо» в ситуациях, которые несут в себе нелицеприятную информацию. Она меняет отношение к релевантно­му предмету, позволяя ничего не менять в самом себе.

Минусы рационализации. Вышеперечисленные выгоды достаточно сомнительны. Используя рационализацию, человек не решает про­блему, из-за которой защита и возникла. Происходит «отодвигание» конструктивного решения проблемы во времени или в пространстве. Мышление становится шаблонным, ригидным, используются одни и те же схемы объяснения, быстро, без задержки навешиваются ярлыки, человек все знает, все может объяснить и предвидеть.

Особенности защитного поведения в норме: старательность, ответственность, добросовестность, самоконтроль, склонность к анализу и самоанализ, основательность, осознанность обязательств, любовь к порядку, нехарактерность вредных привычек, предусмотрительность, индивидуализм.

Акцентуация: психастения (по П. Б. Ганнушкину), педантичность (по К. Леонгарду).

Возможные днвиации поведения: неспособность принять решение, подмена деятельности «рассуждательством», самообман и самооправдание, выраженная отстраненность, цинизм; поведение обусловленное различными фобиями, ритуальные и навязчивые действия.

6 стр., 2912 слов

Поведение как психофизиологический феномен

... защита путем произвольного подавления стремления удовлетворить очень сильную потребность. Существует еще два типа поведения: нормальное и девиантное поведение. Человек ... , что нередко является уже признаком девиантного поведения (например, никотинизм, алкоголизм, наркомания и т.  ... не сформировались общепринятые представления о физиологических механизмах поведенческого акта. Очевидно, что не ...

Диагностическая концепция: навязчивость. Возможные психосоматические расстройства: болевые ощущения в области сердца, вегетативные расстройства: спазмы пищевода, полиурия, сексуальные расстройства. Тип групповой роли: «роль философствующего»

Проекция — вид защиты, который связан с бессознательным переносом неприемлемых собственных чувств, желаний и стремлений на других, с целью перекладывания ответственности за то, что происходит внутри «Я», — на окружающий мир. С этой целью границы «Я» расширяются настолько, чтобы человек, на которого осуществляется перенос, оказался внутри них. Тогда в этом общем пространстве можно осуществить проекцию и тем самым вынести неприязнь к своим собственным представлениям и состояниям наружу. Это механизм, который выполняет свою «защитную» функцию в случае, когда человек близок к осознанию у себя наличия отрицательных свойств характера, аморальной мотивации, асоциальных поступков. Подступающая к осознанию нелицеприятная информация грозит нарушить красивый автопортрет.

После осуществления проекции человек избегает необходимости принимать как свои собственные неприглядные мысли, чувства и желания. За счет этого у него полностью блокируется осознание своей вины, т.к. он переносит ответственность за свои поступки на окружающих. В этом плане проекция выступает как попытка справиться с недовольством собой путем приписывания неких качеств или чувств другим людям. Такая переориентация позволяет защититься от неприятия себя окружающими. Вместе с этим положительным эффектом возникает видение мира как угрожающей среды. А если среда угрожает, то это оправдывает собственную критичность и чрезмерное неприятие окружения. Проекция существенно искажает познавательные процессы человека. Различают:

  • атрибутивную проекцию (бессознательное отвержение собственных негативных качеств и приписывание их окружающим);
  • рационалистическую (осознание у себя приписываемых качеств и проецирование по формуле «все так делают»);
  • комплиментарную (интерпретация своих реальных или мнимых недостатков как достоинств);
  • симилятивную (приписывание недостатков по сходству, например, родитель — ребенок).

Когда среди других механизмов защиты акцентируется проекция, в характере могут усиливаться: гордость, самолюбие, злопамятность, мстительность, обидчи­вость, честолюбие, ревность, нетерпимость к возражениям, тенденция к уличению окружающих, уязвимость, поиск недостатков, повышенная чувствительность к критике и замечаниям. Акцентуация — застреваемость.

3 стр., 1024 слов

26 Тревога и психологические механизмы защиты личности

26. Тревога и психологические механизмы защиты личности. В самом широком смысле защита – это понятие, обозначающее любую реакцию ... нарушают перфекционистские требования Сверх-Я. Сверх-Я направляет поведение в русло действий, вписывающихся в моральный кодекс ... защитные механизмы Аннулирование или возмещение — бессознательная попытка «отменить» эффект негативного события путём создания ...

Возможные девиации поведения: поведение, детерминируемое сверхценными или бредовыми идеями ревности, несправедливости, преследования, изобретательства, собственной ущербности или грандиозности. На этой почве возможны проявления враждебности, доходящие до насильственных действий и убийств.

Диагностическая концепция — паранойя. Психосоматические заболевания: гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз. Тип групповой роли: «роль проверяющего»

Идентификация — разновидность проекции, связанная с неосознаваемым отождествлением себя с другим человеком, переносом на себя желаемых чувств и качеств. Это возвышение себя до другого тоже осуществляется путем расширения границ «Я». Однако, в отличие от проекции, процесс направлен в другую сторону. Не от себя, а к себе. За счет этих перемещений проекция и идентификация обеспечивают взаимодействие личности с окружающей социальной средой, создают незаменимое для процесса социализации чувство отождествления. Идентификация связана с процессом, в котором человек, как бы включив другого в свое «Я», заимствует его мысли, чувства и действия. Переместив свое «Я» в этом общем пространстве, он может испытать состояние единения, сочувствия, соучастия, симпатии, т. е. почувствовать другого через себя и тем самым не только понять его существенно глубже, но и избавить себя от чувства отдаленности и порожденной этим чувством тревоги.

В результате идентификации осуществляется воспроизведение поведения, мыслей и чувств другого лица через переживание, в котором познающий и познаваемое становятся единым. Этот механизм защиты используется как бессознательное моделирование отношений и поведения другого лица, как путь повышения самооценки. Одним из проявлений идентификации выступает предупредительность — самоотождествление с ожиданиями других людей. Важно обратить внимание на то, что становление идентификации имеет своим следствием и ограничение агрессии против человека, с которым идентифицируются. Этого человека щадят и помогают ему. Человек, у которого ведущим механизмом защиты является идентификация, тяготеет к занятиям спортом, коллек­ционированию, литературному творчеству. При акцентуации возможны проявления высокомерия, дерзости и амбициозности.

Ситуация идентификации обладает следующими параметрами:

  • Это ситуация иерархических отношений. Тот, с кем я идентифицируюсь, всегда наверху, в позиции сверху. Тот, кто идентифицируется, всегда внизу.
  • Тот, кто идентифицируется, находится в жесткой зависимости от вышестоящего.
  • Вышестоящий задает, навязывает очень жесткий алгоритм поведения, мышления, жестко контролирует наказывает за любое отклонение.

Механизм индентификации может включаться сознательно и бессознательно. Бессознательно личность может как бы предугадывать те последствия, которые наступят в случае отклонения от требуемого поведения, поэтому легче принять, выполнить требования, нежели сопротивляться, благодаря чему усиливается жесткий рисунок поведения жертвы. С другой стороны, одновременно усваиваивается и поведение тирана, деспота, палача, тем более, что он рядом. Этот сценарий отыгрывается на своих детях, учениках, подчиненных. Механизм идентификации может запускаться сознательно с участием рационализации. Например, в отношениях с начальником. У лиц, которые часто использовали и продолжают использовать практику идентификации, очень ригидные сценарии, которые по сути диктуют только два полюса поведения: или абсолютно безропотное поведение по отношению к сильному, или позиция кулака по отношению к слабому. Идентифицирующий и не мыслит возможности диалогического обращения с тем и другим.

Отчуждение — это защита, приводящая к изоляции, обособлению внутри сознания особых зон, связанных с травмирующими факторами. Отчуждение провоцирует распад обычного сознания: его единство дробится. Возникают как бы отдельные обособленные сознания, каждое из которых может обладать своими собственными восприятием, памятью, установками. Вследствие этого некоторые события воспринимаются по отдельности, а эмоциональные связи между ними не актуализируются и, поэтому, не анализируются. Можно сказать, что отчуждение осуществляет защиту личности путем отстранения «Я» от той части личности, которая провоцирует не­переносимые переживания.

Замещение — это защита от тревожащей или даже нестерпимой ситуации с помощью переноса реакции с «недоступного» объекта на другой объект — «доступный», или замены неприемлемого действия на приемлемое. За счет такого переноса происходит разрядка напряжения, созданного неудовлетворенной потребностью. Этот механизм защиты связан с переадресацией реакции. Когда желаемый путь реагирования для удовлетворения некой потребности оказывается закрытым, то нечто, связанное с исполнением этого желания, ищет другой выход. Существенно, что наибольшее удовлетворение от действия, замещающего желаемое, возникает тогда, когда их мотивы близки, т. е. они размещены на соседних или близ­ких уровнях мотивационной системы личности. Замещение дает возможность справиться с гневом, который не может быть выражен прямо и безнаказанно. Оно имеет две разные формы: замещение объекта и замещение потребности. В первом случае снятие напряжения осуществляется путем переноса агрессии с более сильного или значимого объекта (являющегося источником гнева) на более слабый и доступный объект или на самого себя.

Особенности защитного поведения людей с акцентуацией защиты по типу замещения — это импульсивность, раздражительность, требовательность к окружающим, грубость, вспыльчивость, реакция протеста в ответ на критику, выраженная тенденция к доминированию иногда сочетается с сентиментальностью, склонность к занятиям физическим трудом. Часто имеет место увлечение «боевыми» видами спорта (бокс, борьба и т. п.) Такие люди предпочита­ют фильмы со сценами насилия, а профессию выбирают связанную с риском.

Акцентуация: возбудимость (эпилептоидность) Возможные девиации поведения: жестокость, неуправляемая агрессивность и аморальность, бродяжничество, промискуитет, проституция, часто хронический алкоголизм, самоповреждения и суициды. Диагностическая концепция: эпилептоидность (по П. Б. Ганнушкину); возбудимая психопатия (по Н. М Жарикову), агрессивный диагноз (по Р. Плутчику).

Возможные психосоматические заболевания (по Ф. Александеру): гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз, (по Э. Берну): язва желудка.

Сновидение — вид замещения, в котором происходит переориентация, т. е. перенос недоступного действия в иной план: из реального мира в мир сновидений. При этом чем больше комплекс подавляется, тем более вероятно, что он будет аккумулировать энергию в бессознательном и угрожать сознательному миру своим вторжением. Тайное покаяние, тайные угрызения совести приводят к прорыву их в сновидении. В сновидении конфликт устраняется не на основе его логического разрешения и не на основе трансформации, что характерно для защиты по типу рационализации, а с помощью языка образов. Возникает образ, примиряющий антагонистические установки и тем самым снижающий напряженность. Так, сцена перехода через мост может служить метафорой необходимости принятия важного решения или существенного изменения в жизни. Падение напряженности одновременно устраняет надобность в вытеснении. Сны постоянно что-то компенсируют и дополняют. Необходимо подчеркнуть, что, в отличие от реальности, сон проявляет тенденцию к расширению зоны допустимых восприятий и представлений.

Реактивное образование — защитный механизм, развитие которого связывают с окончательным усвоением индивидом «высших социальных ценностей». Реактивное образование развивается для сдерживания радости обладания определенным объектом (например, собственным телом) и возможности использования его определенным образом (например, для секса или агрессии).

В результате реактивного образования поведение сменяется на прямо противоположное и совершается замена подлинных чувств и аутентичного поведения на их противоположности. При этом предмет желания сохраняется. Например, меняется знак отношения — с любви на ненависть. Такое отгораживание от искренности в чувствах и поведении приводит к усвоению того, что первоначально человеку было чуждо. Чем авторитарнее общество и репрессивнее культура, тем больше вероятность проявления реактивных образований. На уровне социального поведения реактивные образования находят свое выражение в следовании социальным стереотипам: «Мальчики не плачут», «Хороший начальник всегда строг» и т. п.

Особенности защитного поведения в норме: неприятие всего, связанного с функционированием организма и отношением полов; резкое отрицательное отношение к «неприличным» разговорам, шуткам, кинофильмам эротического характера, сильные переживания по поводу нарушений «личностного пространства», случайных соприкосновений с другими людьми (например, в общественном транспорте); вежливость, любезность, респектабельность, бескорыстие, общительность.

Акцентуация: сензитивность, экзальтированность. Возможные девиации поведения: выраженная завышенная самооценка, лицемерие, ханжество, крайний пуританизм. Диагностическая концепция: маниакальность. Возможные психосоматические заболевания (по Ф. Александеру): бронхиальная астма, язвенная болезнь, язвенный колит. Тип групповой роли: «роль пуританина»

Компенсация — онтогенетически самый поздний и когнитивно сложный защитный механизм, который развивается и используется, как правило, сознательно. Предназначен для сдерживания чувства печали, горя по поводу реальной или мнимой потери, утраты, нехватки, недостатка, неполноценности. Компенсация предполагает попытку исправления или нахождения замены этой неполноценности.

Особенности защитного поведения в норме: поведение, обусловленное установкой на серьезную и методическую работу над собой, нахождение и исправление своих недостатков, преодоление трудностей, достижение высоких результатов в деятельности, стремление к оригинальности, склонностьк воспоминаниям, литературное творчество.

Акцентуация: дистимность. Возможные девиации: агрессивность, наркомания, алкоголизм, сексуальные отклонения, клептомания, бродяжничество, дерзость, высокомерие, амбициозность. Возможные психосоматические расстройства и заболевания: нервная анорексия, нарушения сна, головные боли, атеросклероз. Тип групповой роли: «роль объединяющего».

Третью группу способов психологической защиты составляют механизмы разрядки отрицательного эмоционального напряжения.

К ним относится защитный механизм реализации в действии, при котором аффективная разрядка осуществляется посредством активная разрядка осуществляется посредством активации экспрессивного поведения. Этот механизм может составлять основу развития психологической зависимости от алкоголя, наркотиков, и лекарств, а также суицидальный попыток, гиперфагии, агрессии и др.

Защитный механизм соматизации тревоги или какого-либо отрицательного аффекта проявляется в психовегетативных и конверсионных синдромах путем трансформации психоэмоционального напряжения сенсорно-моторными актами.

Сублимация — это замещение инстинктивного действия реализации цели и использование вместо него иного, не противоречащего высшим социальным ценностям. Такая замена требует принятия или, по крайней мере, знакомства с этими ценностями, т. е. с идеальным стандартом, в соответствии с которым избыточные сексуальность и агрессия объявляются антисоциальными. Сублимация способствует социализации благодаря накоплению социально приемлемого опыта. Поэтому этот механизм защиты развивается у детей достаточно поздно. Таким образом, сублимация осуществляет защиту путем перевода сексуальной или агрессивной энергии человека, избыточной с точки зрения личностных и социальных норм, в другое русло, в приемлемое и поощряемое обществом — творчество. Сублимация — это способ уклонения на иной путь разрядки напряженности. Она является наиболее адаптивной формой защиты, поскольку не только снижает чувство тревоги, но и приводит к социально одобряемому результату. Тогда чувство освобождения мыслей, просветление занимают место сексуального удовлетворения. Успех сублимации зависит от степени, до которой новое поведение отвечает цели первоначального поведения. При акцентуации сублимация может обнаруживаться ритуальными и другими навязчивыми действиями.

Чаще всего сублимация противопоставляется защитным техникам; использование сублимации считается одним из свидетельств сильной творческой личности. Хотя некоторые исследователи, в частности, американский психоаналитик О. Феничел, понимали под сублимацией целый спектр защитных техник, способствующих эффективной, здоровой, бесконфликтной социализации личности. В психоаналитической литературе стало привычкой анализировать биографии великих деятелей культуры или литературных героев как примеры сублимации. Сам З. Фрейд этюдами о Леонардо да Винчи и Моисее создал прецеденты для подобной практики. Отметим, что в отличие от того жеФеничела, использование сублимации, по З. Фрейду, отнюдь не означало бесконфликтной интеграции в социум. Одним из критериев психологического благополучия он считал отсутствие психической симптоматики, но отнюдь не свободу от конфликтов.

К четвертой группе могут быть отнесены механизмы психологической защиты манипулятивного типа.

При регрессии происходит возвращение к более ранним, инфантильным личностным реакциям, проявляющимся в демонстрации беспомощности, зависимости, детскости поведения с целью уменьшения тревоги и ухода от требований реальной действительности.

Министерство образования и науки РФ псих — Стр 2

Особенности защитного поведения в норме: слабохарактерность, отсутствие глубоких интересов, податливость влиянию окружающих, внушаемость, неумение доводить до конца начатое дела, легкая смена настроения, плаксивость, в эксквизитной ситуации повышенная сонливость и неумеренный аппетит, манипулирование мелкими предметами, непроизвольные действия (потирание рук, кручение пуговиц), специфическая «детская» речь, и мимика, склонность к мистике и суевериям, обостренная ностальгия, непереносимость одиночества, потребность в стимуляции, контроле, подбадривании, утешении, поиск новых впечатлений, умение легко устанавливать поверхностные контакты, импульсивность.

Акцентуация (по П. Б. Ганнушкину): неустойчивость Возможные девиации поведения: инфантилизм, тунеядство, конформизм в антисоциальных группах, употребление алкоголя и наркотических веществ. Диагностическая концепция: неустойчивая психопатия. Тип групповой роли: «роль ребенка»

Механизм фантазирования позволяет больному повысить чувство собственной ценности и контроль над окружением приукрашивая себя и свою жизнь. Читаем у Фрейда: «Можно сказать, что счастливый никогда не фантазирует, это делает только неудовлетворенный. Неудовлетворенные желания являются движущими силами фантазий».

Механизм ухода в болезнь или образование симптомов. Уход в симптоматику, в болезнь — своеобразное решение нерешаемых проблем в жизни индивида. Отчего человек выбирает язык симптомов? «Энергия влечения, которая не может разрядиться в целенаправленной, желаемой активности, выбирает форму выражения, которая по ту сторону задачи, которую необходимо решить, и по ту сторону желания, которое нужно удовлетворить. Она связывается в симптоме (К. Ом, 1980).

Другими словами: «Симптом оттягивает на себя энергию влечения».

Человек не смог реально решить свои проблемы, не смог сублимировать первичные желания либидо и танатоса на социально приемлемых предметах. Более того, их интенсивное использование как раз инициирует образование симптомов. Человек отказывается от надежды самоактуализации в нормальном мире, в процессе взаимодействия с людьми. И через симптом сообщает об этом своему окружению. Как сказал бы Фрейд, для своей неспособности и своего бессилия что-либо изменить в своей жизни человек, например, находит соматическое выражение. При формировании ухода в болезнь больной отказывается от ответственности и самостоятельного решения проблем, оправдывает болезнью свою несостоятельность, ищет опеки и признания, играя роль больного.

Катарсис — защита, связанная с таким изменением ценностей, которое приводит к ослаблению влияния травмирующего фактора. Для этого в качестве посредника иногда привлекается некая внешняя, глобальная система ценностей, по сравнению с которой травмирующая человека ситуация теряет в своей значимости. Изменения в структуре ценностей могут происходить только в процессе мощного эмоционального напряжения, накала страстей. Система ценностей человека весьма инерционна, и она сопротивляется изменениям до тех пор, пока не возникнут раздражения столь мощные или столь не соответствующие всей наличной системе норм и идеалов человека, что они сломают защитный барьер всех других форм психологической защиты. Следует особо подчеркнуть, что катарсис несет с собой очистительный эффект. Катарсис — это и средство защиты личности от необузданных импульсов (своего рода клапан, спасающий от примитивных инстинктов), и способ создания нового направления в устремленности в будущее.

Психологическая защита и совладание (копинг)

В качестве основных способов адаптации к трудным, стрессовым ситуациям, выделяют механизмы психологической защиты и механизмы совладающего (копинг) поведения.

Механизмы психологической защиты направлены на ослабление психического дискомфорта и реализуются, как правило, в рамках неосознанной деятельности психики.

Стили и стратегии совладающего поведения рассматриваются как отдельные элементы сознательного поведения, с помощью которых человек справляется с жизненными трудностями.

Таким образом, в качестве основного отличия защитных механизмов от совладающего поведения выступает неосознанное включение первых и сознательное, целенаправленное использование последних. В связи с этим многие исследователи рассматривают психологическую защиту как механизм пассивного типа, не способствующий полноценной адаптации.

Несмотря на то, что и совладающее поведение и защитные механизмы базируются на тождественных процессах, они отличаются направленностью — либо на продуктивную, либо на слабую адаптацию. Совладающее поведение определяется как гибкое, целенаправленное и ориентированное на реальность, тогда как защитное поведение является ригидным, вынужденным и искажающим действительность. Если процессы совладания направлены на активное изменение ситуации и удовлетворение значимых потребностей, то процессы защиты направлены на смягчение психического дискомфорта. Можно рассматривать защитные механизмы как интрапсихические формы преодоления стресса, как пассивное копинг-поведение, направленное на снижение эмоционального напряжения раньше, чем изменится ситуация.

Психологическую защиту также определяют как одну из форм психических регулятивных механизмов, имеющих место в случаях, когда личность не может адекватно оценить чувство беспомощности, вызванное внешним или внутренним конфликтом, не может понять его истинные источники и успешно справиться со стрессом. Защитные механизмы направлены на снижение ощущения выраженного дискомфорта, что достигается преимущественно путем искажения восприятия и оценки внешнего и внутреннего мира.

Выделяются две группы методов психологической защиты:

  • симптоматические техники — употребление алкоголя, транквилизаторов и т. д.
  • «интрапсихические техники когнитивной защиты» — идентификация, перемещение, отрицание, подавление, реактивное образование, проекция и интеллектуализация.

Психологические защиты являются неизбежным, типичным и нормальным механизмом, регулирующим психическую активность субъекта и обеспечивающим тем самым гибкость и пластичность его взаимодействия с экстремальной ситуацией. По вкладу в процесс самообеспечения безопасности среди механизмов психологической защиты выделяются три группы: 1) тормозящие поспешную активность субъекта (отрицание); 2) маскирующие осознание опасности при одновременной «проработке» деструктивной ситуации (замещение); 3) реализующие некоторые шаги по нейтрализации опасности (компенсация).

Под механизмами совладания (копинга) понимаются как поведенческие усилия, так и внутрипсихические усилия по разрешению внешних и внутренних требований, а также возникающих между ними конфликтов (т.е. попытки их разрешения, редукции или усиления по созданию терпимого отношения к этим конфликтам), которые требуют напряжения сил или даже превышают эти силы.

В ситуации новых для личности требований, при которых существующий ответ не является подходящим, возникает копинг-процесс. Если новые требования непосильны для личности, тогда копинг-процесс может принимать, форму защиты. Защитные механизмы позволяют устранить психотравму за счет исключения действительности.

Механизм совладания имеет сложную структуру, что позволяет достичь более полного соответствия не только с субъектом, но и с ситуацией. Этому способствует развернутость во времени по нескольким этапам процесса реализация действия механизмов совладания: когнитивная оценка ситуации и собственных ресурсов преодоления > разработка механизмов преодоления экстремальности с целью адаптации, «когнитивная репетиция» > осуществление собственно процесса совладения. Среди основных стратегий совладания рассматриваются следующие: преобразующие стратегии совладания; приемы приспособления: изменение собственных характеристик и отношений к ситуации; вспомогательные приемы самосохранения в ситуациях трудностей и несчастий; образование двух жизненных миров и раздвоение сознания под влиянием массовых бедствий; влияние особенностей личности на выбор стратегий и успешность совладания.

Совладание (копинг) представляет собой более совершенный, чем психологическая защита, механизм гармонизации взаимодействия субъекта с экстремальной ситуацией, основанный на осознанном, произвольном установлении им желаемого равновесия со средой на уровне энергии и информации. Экстремальные ситуации, в зависимости от доминирующей опасности, привлекают различные виды совладающего поведения. Возможность освоения техники совладающего поведения позволяет субъекту целенаправленно совершенствовать процесс самообеспечения безопасности, однако совладание не универсально применительно к взаимодействию с экстремальными ситуациями.

В отличие от защитных механизмов, совладающее поведение направленно на активное взаимодействие с ситуацией. Это особый вид социального поведения, позволяющий субъекту с помощью осознанных действий, способами, адекватными личностным особенностям и ситуации справиться со стрессом или трудной жизненной ситуацией.

Наши реакции на стрессовые, трудные ситуации осуществляются одновременно на нескольких уровнях, ключевым из которых является поведение. Если мы эффективно справляемся, «совладаем» со стрессовыми ситуациями на поведенческом уровне, то потенциально «вредные» эмоциональные и физические проявления, характерные для них, подавляются. В связи с этим, именно осознанные стратегии совладания с трудными жизненными ситуациями связаны с конструктивным преодолением трудностей, преобразованием жизненных ситуаций в соответствии с намерениями человека.

Стиль совладающего поведения, хотя и представляет собой результат аккумуляции наиболее типичных способов сознательного поведения в трудной жизненной ситуации, сформировавшихся у субъекта, не является пассивным интегратором внутренних и внешних условий существования человека. Становление полноценного стиля совладающего поведения не может произойти при пассивной позиции индивида. Стиль характеризуется как приспособительной активностью, так и активностью, преобразующей ситуацию, и себя как субъекта этой активности.

Совладающее поведение не только развивается у субъекта, но его можно целенаправленно формировать, обучать ему с целью повышения психосоциальной компетентности. Именно выбор конструктивных стратегий совладания с трудными ситуациями в конечном итоге становится фактором, определяющим успешность развития личности, ее целостность, зрелость, устойчивость.

В последние годы широкое распространение получила теории опережающего совладания, проактивного копинга. Опережающее, проактивное совладание (proactive coping) рассматривается как комплекс процессов, посредством которых люди предвосхищают или обнаруживают потенциальные стрессоры и действуют упреждающе с целью предупреждения их влияния. Оно рассматривается как сочетание процессов саморегуляции и совладания. В опережающем совладании выделяется пять взаимосвязанных компонентов: 1) накопление разных ресурсов (социальных, финансовых, временых и т. д.), которые в последующем могут быть использованы для предупреждения или нейтрализации будущих потерь; 2) понимание, осознание потенциальных стрессоров; 3) оценка потенциальных стрессоров на начальном этапе; 4) заблаговременные, подготовительные попытки совладания; 5) вывод и осуществление обратной связи об успешности совершенных попыток. Совладающее поведение разделяется на следующие формы: восстановительное, реактивное совладание (reactive coping); опережающее, проактивное совладание (proactive coping), профилактическое, превентивное совладание (preventive coping), предвосхищающее, антиципационное совладание (anticipatory coping) — попытки совладания с угрожающим событием, неизбежным или почти неизбежным в ближайшем будущем.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод: механизмы совладания более пластичны, но требуют от человека большей затраты энергии и включения когнитивных, эмоциональных и поведенческих усилий. Механизмы защиты склонны к более быстрому уменьшению эмоционального напряжения и тревоги и работают по принципу «здесь и теперь».

Исследование совладающего поведения, как существенной составляющей адаптивного социального поведения, выступает в качестве одной из актуальных задач современной психологии, а развитие навыков саморегуляции стало одной из важнейших целей воспитания и социализации.

История и развитие «копинга»

Значительная часть исследований в 60−70х годах была тесно связана с проблемой стресса. По определению Г. Селье (1959) стресс — это неспецифическая, стереотипная, филогенетически древняя реакция организма в ответ на различные стимулы среды, подготавливающая его к физической активности (на-пример к бегству и т. п.).

Понятием «стрессор» он обозначил физические, химические и психические нагрузки, которые может испытывать организм. Если нагрузки чрезмерны или социальные условия не позволяют реализовать адекватный физический ответ, эти процессы могут привести к физиологическим и даже структурным нарушениям.

Понятие «coping» происходит от английского «соре» (преодолевать).

В российской психологической литературе его переводят, как адаптивное «совладающее поведение» или «психологическое преодоление». Отметим, что согласно словарю Владимира Даля (1995г.), слово «совладание» происходит от старорусского «лад» (ладить) и означает справляться, привести в порядок, подчинить себе. Образно говоря, «совладать с ситуацией» — значит подчинить себе обстоятельства, сладить с ними.

Теория «копинга» получила всеобщее признание и самой разработанной является концепция Р. Лазаруса.

R. S. Lasarus (1966) понимал «копинг», как средства психологической защиты, вырабатываемые человеком, от психотравмирующих событий и воздействующие на ситуационное поведения.

Термин «coping» начал активно использоваться в американской психологии в начале 60-х годов для изучения поведения личности в стрессовых ситуациях. Эти исследования, в свою очередь, стали частью массивного когнитивного движения, которое начало формироваться в 60-е годы работами I. Jams (1958), M. Arnold (1960), D. Mechanic (1962), L. Murphy (1962), J. Rotter (1966), R. Lasarus, (1966).

В многочисленных работах отмечается, что при недостаточном развитии конструктивных форм совладающего поведения увеличивается патогенность жизненных событий, и эти события могут стать «пусковым механизмом» в процессе возникновения психосоматических и других заболе-ваний.

Постепенная смена модели стресса, разработанная Г. Селье (1956), произошла после выхода книги R. Lazarus «Psychological stress and the coping process» (1966), где копинг рассматривался в качестве центрально-го звена стресса, а именно — как стабилизирующий фактор, который может помочь личности поддерживать психосоциальную адаптацию в пери-од воздействия стресса.

Ограничиваясь психологическим аспектом, Лазарус трактует стресс как реакцию взаимодействия между личностью и окружающим миром, опосредованно оцененую индивидом (Folkman S., Lazarus R., 1984).

Это состояние в большей степени является продуктом когнитивных процессов, образа мыслей и оценки ситуации, знания собственных возможностей (ресурсов), степени обученности способам управления и стратегии поведения в экстремальных условиях, их адекватному выбору.

Р. Лазарус придает особое значение когнитивной оценке стресса, утверждая, что стресс — это не просто встреча с объективным стимулом, решающее значение имеет его оценка индивидом. Стимулы могут быть оценены как неуместные, положительные или стрессогенные. Также автор утверждает, что стрессогенные стимулы приводят к различной величине стресса у разных людей и в разных ситуациях. Таким образом, ключевым моментом в исследованиях Лазаруса было то, что стресс стал рассматриваться как результат субъективной оценки вредного стимула.

Р. Лазаруса и его сотрудники обратили особое внимание на два когнитивных процесса — оценку и преодоление (купирование) стресса, являющихся, несомненно, важными при взаимодействии человека с окружающей средой. Слово «оценка» в рассматриваемом контексте означает установление ценности или оценивание качества чего-либо, а «преодоление» («сорing») — приложение поведенческих и когнитивных усилий для удовлетворения внешних и внутренних требований. Копинг вступает в действие, когда сложность задач превышает энергетическую мощность привычных реакции, и требуются новые затраты, а рутинного приспособления недостаточно.

В исследованиях при сравнении двух крайних групп испытуемых (устойчивых и неустойчивых к стрессу) обнаружены существенные различия между группами в отношении личностных особенностей. Так, неустойчивые к стрессу проявили интенсивное чувство неполноценности, отсутствие веры в свои силы, боязливость, значительную импульсивность в действиях. Напротив, лица, устойчивые к стрессу, были менее импульсивны и менее боязливы, им была свойственна большая устойчивость в преодолении препятствий, активность, энергичность, жизнерадостность.

Т. Holmes и R. Rahe (1967) ввели понятие «критического восприятия жизненных переживаний». По мнению авторов, стрессовое событие начинается с восприятия какого-либо внутреннего (например, мысль) или внешнего (например, упрек) события. Речь идет о макрострессоре или сильном недлительном раздражителе, который нарушает равновесие и характеризуется сильным эмоциональным участием.

Значительный вклад в изучение копинг-поведения у соматических больных внес Е. Heim (1988).

Изучая копинг-процессы у онкологических больных и рассматривая их с точки зрения преодоления болезни, Е. Heim дает следующее определение копинга: «Преодоление болезни можно обозначить, как стремление уменьшить уже существующее или ожидаемое давление со стороны болезни интрапсихически (эмоционально-когнитивно) или путем целенаправленных действий выровнять это со-стояние или переработать его». Е. Heim выделил 26 форм копинг-поведения в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах. «В целом, — пишет E. Heim (1988), удивительно, как характерно действует адаптивный фактор копинг-поведения в смысле трех различаемых нами параметров — действия, познания и эмоциональной переработки — прежде всего благодаря активному действию, и, наоборот, неблагоприятный (не-адаптивный) фактор, благодаря эмоциональным диссонансам. Важным фактором является степень гибкости или спектр форм преодоления, находящихся в распоряжении индивида для благоприятного преодоления болезни».

Впервые термин «coping» появился в психологической литературе в 1962 году; Л. Мэрфи применил его, изучая, каким образом дети преодолевают кризисы развития. Термин «coping"при этом понимается, как стремление индивида решить определенную проблему. Четыре года спустя, в 1966 году Р. Лазарус в своей книге «Psychological Stress and Coping Process» («Психологический стресс и процесс совладания с ним») обратился к копингу для описания осознанных стратегий совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями.

Р. Лазарус (1966) дает следующее определение копинга: «стремление к решению проблем, которое предпринимает индивид, если требования имеют огромное значение для его хорошего самочувствия (как в ситуации, связанной с большой опасностью, так и в ситуации, направленной на большой успех), поскольку эти требования активируют адаптивные возможности».

Таким образом, «копинг» — или «преодоление стресса» рассматривается как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям. Психологическое предназначение «копинга» состоит в том, чтобы как можно лучше адаптировать человека к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, ослабить или смягчить эти требования. По мнению автора, главная задача «копинга» — обеспечение и поддержание благополучия человека, физического и психического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями.

Несмотря на значительное индивидуальное разнообразие поведения в стрессе, по мнению Р. Лазаруса, существуют два глобальных стиля реагирования. Проблемно-ориентированный (problem-focused) стиль, направленный на рациональный анализ проблемы, связан с созданием и выполнением плана разрешения трудной ситуации и проявляется в таких формах поведения, как самостоятельный анализ случившегося, обращение за помощью к другим, поиск дополнительной информации. Субъективно-ориентированньй стиль (emotion-focused) является следствием эмоционального реагирования на ситуацию, не сопровождающегося конкретными действиями, и проявляется в виде попыток не думать о проблеме вообще, вовлечения других в свои переживания, желания забыться во сне, растворить свои невзгоды в алкоголе, наркотиках или компенсировать отрицательные эмоции едой. Копинг, нацеленный на эмоции, определяется как когнитивные, эмоциональные и поведенческие усилия, с помощью которых личность пытается редуцировать эмоциональное напряжение.

По-разному оцениваются эмоционально-экспрессивные формы преодоления. Вообще, выражение чувств, принято считать достаточно эффективным способом преодоления стресса; исключение составляет лишь открытое проявление агрессивности в силу своей асоциальной направленности. Но и сдерживание гнева, как показывают данные психосоматических исследований, представляет собой фактор риска нарушения психологического благополучия человека.

Р. Лазарус полагал, что взаимодействие между личностью и средой регулируют два основных конструкта — когнитивная оценка и копинг. Автор различают два вида когнитивной активности: первичную и вторичную. Первичная оценка позволяет субъекту сделать вывод о том, что ему сулит стрессор — угрозу или благоденствие. Первичная оценка стрессорного воздействия заключается в вопросе — «что это значит для меня лично?». Стресс воспринимается и оценивается в таких субъективных параметрах, как масштаб угрозы или повреждения, которые приписываются событию, или оценка масштабов его влияния. За восприятием и оценкой стрессора следуют нагрузочные эмоции (злость, страх, подавленность, надежда большей или меньшей интенсивности).

Вторичная когнитивная оценка считается основной и выражается в постановке вопроса «Что могу сделать в данной ситуации?», оцениваются собственные ресурсы и возможности решить задачу. Вторичная оценка является дополнением первичной и определяет то, какими методами мы можем влиять на негативные события, их исход и выбор ресурса преодоления стресса. Включаются более сложные процессы регуляции поведения: цели, ценности и нравственные установки. В результате личность сознательно выбирает и инициирует действия по преодолению стрессового события. Стадии оценки могyт происходить независимо и синхронно.

Р. Лазарус утверждает, что первичная и вторичная оценки влияют на форму проявления стресса, интенсивность и качество последующей реакции.

Индивидуальная когнитивная оценка определяет количество стресса, генерированного событием или ситуацией. Первый шаг в процессе когнитивной оценки представлен «поляризующим фильтром», который может усилить или ослабить значимость события. Одни и те же события жизни могут иметь различную стрессовую нагрузку в зависимости от их субъективной оценки.

После когнитивной оценки ситуации индивид приступает к разработке механизмов преодоления стресса, то есть собственно к копингу. В случае неуспешного копинга, стрессор сохраняется и возникает необходимость дальнейших попыток совладания.

Из этого следует, что структура копинг-процесса начинается с восприятия стресса, далее — когнитивная оценка, выработка стратегии преодоления и оценка результата действий

Структура копинг-процесса

Как считает A. Bandura (1977), «ожидание личной эффективности, мастерства отражается как на инициативе, так и на настойчивости в купирующем поведении. Сила убеждения человека в своей собственной эффективности дает надежду на успех». Убеждение в том, что подобных способностей не хватает (низкая самоэффективность), может привести к такой вторичной оценке, которая определит событие как неподдающееся управлению и поэтому как стрессовое. Если на стрессор возможно повлиять объективно, то такая попытка будет адекватной копинговой реакцией. Если по объективным причинам индивид не может повлиять на ситуацию и изменить ее, то адекватным функциональным способом совладания является избегание. Если человек объективно не может ни избежать ситуации, ни повлиять на нее, то функционально адекватной копинговой реакцией является когнитивная переоценка ситуации, придача ей другого смысла. Успешная адаптация возможна тогда, когда субъект в состоянии объективно и в полном объеме воспринимать стрессор.

Предложено разделение копинга на антиципаторный и восстановительный. Антиципаторный копинг рассматривается как предвосхищаемый, предвидимый ответ на стрессовое событие, происхождение которого ожидается, как средство управления событиями, которые произойдут. Восстановительный копинг рассматривается как ме-ханизм, помогающий снова обрести психологическое равновесие после произошедших неприятных событий.

Эффективность копинг-поведения определяется спецификой ситуации в конкретном случае. Инструментальные стратегии преодоления эффективны в том случае, если ситуация контролируется субъектом, а эмоциональные уместны, когда ситуация не зависит от воли человека.

В зависимости от интерпретации ситуации либо как неизбежной, либо как преодолеваемой посредством активности и борьбы с ней, Лазарус и Фолкман различают два вида совладающего поведения. Целенаправленное поведение на устранение или избегание угрозы (борьба или отступление), предназначенное для изменения стрессовой связи с физической или социальной средой, рассматривается как активное копинг-поведение. Пассивное копинг-поведение представляет собой интрапсихические формы преодоления стресса, являющиеся защитными механизмами, предназначенные для снижения эмоционального возбуждения раньше, чем изменится ситуация.

Человек может себя представить в любом эмоциональном состоянии. Автор считает, что стресс и тревога возрастают, в основном, когда индивид верит, что он не может управлять приближающимися проблемами. Собственная оценка по отношению к человеческим способностям справляться с жизненными событиями основывается на предыдущем опыте действий в подобных ситуациях, вере в себя, на социальной поддержке людей, самоуверенности и рискованности.

В целом большинство исследователей придерживается единой классификации способов совладания:

1) копинг, нацеленный на оценку; 2) копинг, нацеленный на проблему; 3) копинг, нацеленный на эмоции.

В 1998 году Шенпфлюг с соавторами предложил биокибернетическую модель копинга. Модель основывается на том, что среда и личность изменчивы, это определяет обоюдное влияние их друг на друга, то есть требования выражено влияют на личность, в то время как реакции личности влияют на среду. Согласно этой концепции, старые процессы регуляции перепрограммируются или начинается развитие новых регуляторных процессов, что может приводить к возникновению новых форм регуляции поведения.

Министерство образования и науки РФ псих — Стр 3

Исследования, проведенные в Японии, показали, что активные копинг-стратегии, ориентированные на решение проблемы, ведут к уменьшению имеющейся симптоматики, тогда как избегание и другие копинг-стратегии, направленные на редукцию эмоционального напряжения, приводят к усилению симптоматики.

Многие исследователи в области принятия решения отмечают, что люди под воздействием стресса недостаточно часто используют рациональные когинг-стратегии.

На основе анализа работ различных авторов, можно выделить три подхода к понятию «копинг»: определение копинга — как свойство личности, относительно постоянную предрасположенность отвечать на стрессовое событие; рассмотрение копинга в качестве одного из способов психологической защиты, используемой для ослабления напряжения. К третьему подходу принадлежат R. Lazarus и S. Folkman (1984), согласно которым копинг понимается как динамический процесс, постоянно изменяющиеся когнитивные и поведенческие попытки управлять внутренними и (или) внешними требованиями, которые оцениваются как напрягающие или предвосхищающие ресурсы личности.

Подводя итог вышеизложенному, следует сказать, что копинг-поведение — это стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуациях психологической угрозы физическому, личностному и социальному благополучию, осуществляемые в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах функционирования личности и ведущие к успешной или менее успешной адаптации.

Классификация копинг-стратегий

Вопрос об эффективном и неэффективном копинге напрямую связан с понятием копинг-стратегий. Копинг-стратегии — это те приемы и способы, с помощью которых и происходит процесс совладания.

Р. Лазарус и С. Фолкман предложили классификацию копинг-стратегий, ориентированную на два основных типа — проблемно-ориентированный копинг (problem-focused) и эмоционально-ориентированный копинг (emotional-focused).

Проблемно-ориентированный копинг, по мнению авторов, связан с попытками человека улучшить отношения «человек-среда» путем изменения когнитивной оценки сложившейся ситуации, например, поиском информации о том, что делать и как поступить, или путем удержания себя от импульсивных или поспешных действий. Эмоционально-ориентированный копинг (или временно помогающий) включает в себя мысли и действия, которые имеют своей целью снизить физическое или психологическое влияние стресса. Эти мысли или действия дают чувство облегчения, однако не направлены на устранение угрожающей ситуации, а просто дают человеку почувствовать себя лучше. Примером эмоционально-ориентированного копинга является: избегание проблемной ситуации, отрицание ситуации, мысленное или поведенческое дистанцирование, юмор, использование транквилизаторов для того, чтобы расслабиться.

Р. Лазарус и С. Фолкман выделяют восемь основных копинг-стратегий:

  1. планирование решения проблемы, предполагающее усилия по изменению ситуации, включающие аналитический подход к решению проблемы;
  2. конфронтационный копинг (агрессивные усилия для изменения ситуации, определенная степень враждебности и готовности к риску);
  3. принятие ответственности (признание своей роли в возникновении проблемы и попытки ее решения);
  4. самоконтроль (усилия по регулированию своих эмоций и действий);
  5. положительная переоценка (усилия по поиску достоинств существующего положения дел);
  6. поиск социальной поддержки (обращение к помощи окружающих);
  7. дистанцирование (когнитивные усилия отделиться от ситуации и уменьшить ее значимость);
  8. бегство-избегание (желание и усилия, направленные к бегству от проблемы).

Эти копинг-стратегии можно условно разделить на четыре группы.

В состав первой группы входят стратегии планирования решения проблемы, конфронтации, принятия ответственности. Можно предположить, что их активное использование усиливает связь между справедливостью взаимодействия и эмоциональным состоянием участников. Эти стратегии подразумевают, что человек прикладывает активные усилия, пытаясь самостоятельно изменить ситуацию, и поэтому нуждается в дополнительной информации о ней. В результате он обращает особое внимание на условия взаимодействия, одним из которых является справедливость, и анализирует их. Именно этот процесс и обеспечивает серьезное влияние оценки справедливости на эмоциональное состояние человека.

Вторую группу образуют стратегии самоконтроля и положительной переоценки. Вероятно, что их использование также усиливает связь между справедливостью взаимодействия и эмоциями участников. Это происходит, поскольку эти копинг-стратегии подразумевают контроль человека за своим состоянием, решение проблемы посредством его изменения. Люди, активно использующие эти стратегии, могут обращаться к условиям взаимодействия как к средству, которое поможет им осуществить задуманное. Например, они могут искать оправдание или позитивные аспекты того положения, в котором они оказались. Серьезное влияние оценки справедливости как одного из условий взаимодействия является следствием этого процесса.

В состав третьей группы копинг-стратегий входят дистанцирование и бегство-избегание. Можно предположить, что их использование не оказывает влияния на связь между справедливостью взаимодействия и эмоциями участников. Это происходит, поскольку они подразумевают «уход», отказ человека от активного изменения ситуации или своего состояния. Людям, использующим эти стратегии, не нужна информация об условиях взаимодействия, от участия в котором они отказываются, и поэтому они не придают ей серьезного значения. В результате она не оказывает влияния на их состояние.

И наконец, четвертую группу образует стратегия поиска социальной поддержки. Вероятно, ее использование также не оказывает влияния на связь между справедливостью взаимодействия и эмоциональным состоянием. Дело в том, что эта копинг-стратегия хотя и не подразумевает стремления «выйти» из ситуации, но и не предполагает самостоятельного решения возникшей проблемы. Поэтому использующий ее человек также не заинтересован в поиске дополнительной информации.

Данная классификация, по мнению Р. Лазаруса и С. Фолкмана, не указывает на то, что человек прибегает исключительно к одному типу копинга. Каждый человек использует комплекс приемов и методов как проблемно-ориентированного, так и эмоционально-ориентированного копинга для того, чтобы справиться со стрессом. Таким образом, процесс копинга представляет собой комплексный ответ на стресс.

В теории копинг-поведения, основанной на работах когнитивных психологов Лазаруса и Фолькмана, выделяются базисные копинг-стратегии: «разрешение проблем», «поиск социальной поддержки», «избегание» и базисные копинг-ресурсы: Я-концепция, локус контроля, эмпатия, аффилиация и когнитивные ресурсы. Копинг-стратегия разрешения проблем отражает способность человека определять проблему и находить альтернативные решения, эффективно справляться со стрессовыми ситуациями, тем самым способствуя сохранению как психического, так и физического здоровья. Копинг-стратегия поиска социальной поддержки позволяет при помощи актуальных когнитивных, эмоциональных и поведенческих ответов успешно совладать со стрессовой ситуацией. Отмечаются некоторые половые и возрастные различия в особенностях социальной поддержки. В частности, мужчины чаще обращаются за инструментальной поддержкой, а женщины — как за инструментальной, так и за эмоциональной. Молодые пациенты наиболее важным в социальной поддержке считают возможность обсуждения своих переживаний, а пожилые — доверительные отношения. Копинг-стратегия избегания позволяет личности уменьшить эмоциональное напряжение, эмоциональный компонент дистресса до изменения самой ситуации. Активное использование индивидом копинг-стратегии избегания можно рассматривать как преобладание в поведении мотивации избегания неудачи над мотивацией достижения успеха, а также как сигнал о возможных внутриличностных конфликтах.

Одним из основных базисных копинг-ресурсов является Я-концепция, позитивный характер которой способствует тому, что личность чувствует себя уверенной в своей способности контролировать ситуацию. Интернальная ориентация личности как копинг-ресурс позволяет осуществлять адекватную оценку проблемной ситуации, выбирать в зависимости от требований среды адекватную копинг-стратегию, социальную сеть, определять вид и объем необходимой социальной поддержки. Ощущение контроля над средой способствует эмоциональной устойчивости, принятию ответственности за происходящие события. Следующим важным копинг-ресурсом является эмпатия, которая включает как сопереживание, так и способность принимать чужую точку зрения, что позволяет более четко оценивать проблему и создавать больше альтернативных вариантов ее решения. Существенным копинг-ресурсом является также аффилиация, которая выражается как в виде чувства привязанности и верности, так и в общительности, в стремлении сотрудничать с другими людьми, постоянно находиться с ними. Аффилиативная потребность является инструментом ориентации в межличностных контактах и регулирует эмоциональную, информационную, дружескую и материальную социальную поддержку путем построения эффективных взаимоотношений. Успешность копинг-поведения определяется когнитивными ресурсами. Развитие и осуществление базисной копинг-стратегии разрешения проблем невозможно без достаточного уровня мышления. Развитые когнитивные ресурсы позволяют адекватно оценить как стрессогенное событие, так и объем наличных ресурсов для его преодоления.

Интересной представляется расширенная классификация копинга, которую предложили американский исследователь К. Гарвер и его сотрудники [Carver C. S., Scheier M. F., Weintraub J. K. Assessing coping strategies: a theoretically based approach //Journal of Personality and Social Psychology. 1989. V. 56. P. 267−283.]. По их мнению, наиболее адаптивными копинг-стратегиями являются те, которые направлены непосредственно на разрешение проблемной ситуации. К таким копинг-стратегиям авторы отнесли следующие:

  1. «активный копинг» — активные действия по устранению источника стресса;
  2. «планирование» — планирование своих действий в отношении сложившейся проблемной ситуации;
  3. «поиск активной общественной поддержки» — поиск помощи, совета у своего социального окружения;
  4. «положительное истолкование и рост» — оценка ситуации с точки зрения ее положительных сторон и отношение к ней как к одному из эпизодов своего жизненного опыта;
  5. «принятие» — признание реальности ситуации.

Другой блок копинг-стратегий, по мнению авторов, также может способствовать адаптации человека в стрессовой ситуации, однако он не связан с активным копингом. К таким стратегиям совладания относятся:

  1. «поиск эмоциональной общественной поддержки» — поиск сочувствия и понимания со стороны окружающих;
  2. «подавление конкурирующей деятельности» — снижение активности в отношении других дел и проблем и полное сосредоточение на источнике стресса;
  3. «сдерживание» — ожидание более благоприятных условий для разрешения ситуации.

Третью группу копинг-стратегий составляют те, которые не являются адаптивными, однако, в некоторых случаях, помогают человеку адаптироваться к стрессовой ситуации и справиться с ней. Это такие приемы преодоления как:

  1. «фокус на эмоциях и их выражение» — эмоциональное реагирование в проблемной ситуации;
  2. «отрицание» — отрицание стрессового события;
  3. «ментальное отстранение» — психологическое отвлечение от источника стресса через развлечения, мечты, сон и пр.;
  4. «поведенческое отстранение» — отказ от разрешения ситуации.

Отдельно К. Гарвер выделяет такие копинг-стратегии как «обращение к религии», «использование алкоголя и наркотиков», а также «юмор».

Достаточно подробной является классификация П. Тойса. опирающаяся на комплексную модель копинг-поведения.

П. Тойс выделяет две группы копинг-стратегий: поведенческие и когнитивные.

Поведенческие стратегии подразделяются на три подгруппы:

  1. Поведение, ориентированное на ситуацию: прямые действия (обсуждение ситуации, изучение ситуации); поиск социальной поддержки; «уход» от ситуации.
  2. Поведенческие стратегии, ориентированные на физиологические изменения: использование алкоголя, наркотиков; тяжелая работа; другие физиологические методы (таблетки, еда, сон).
  3. Поведенческие стратегии, ориентированные на эмоционально-экспрессивное выражение: катарсис: сдерживание и контроль чувств.

Когнитивные стратегии также делятся на три группы:

  1. Когнитивные стратегии, направленные на ситуацию: продумывание ситуации (анализ альтернатив, создание плана действия); выработка нового взгляда на ситуацию: принятие ситуации; отвлечение от ситуации; придумывание мистического разрешения ситуации.
  2. Когнитивные стратегии, направленные на экспрессию: «фантастическое выражение» (фантазирование относительно способов выражения чувств); молитва.
  3. Когнитивные стратегии, направленные на эмоциональные изменения: переинтерпретация существующих чувств.

К дополнительным стратегиям автором были отнесены такие, как написание дневников, писем; слушание музыки; стратегия ожидания

Методика Э. Хейма (Heim Е.) позволяет исследовать 26 ситуационно-специфических вариантов копинга, распределенных в соответствии с тремя основными сферами психической деятельности на когнитивный, эмоциональный и поведенческий копинг-механизмы. Методика адаптирована в лаборатории клинической психологии Психоневрологического института им. В. М. Бехтерева, под руководством доктора медицинских наук, профессора Л. И. Вассермана.

К когнитивным копинг-стратегиям относятся следующие: отвлечение или переключение мыслей на другие, «более важные» темы, чем болезнь; принятие болезни как чего-то неизбежного, проявление своего рода определенной философии стоицизма; диссимуляция болезни, игнорирование, снижение ее серьезности, даже подшучивание над болезнью; сохранение апломба, стремление не показывать своего болезненного состояния другим; проблемный анализ болезни и ее последствий, поиск соответствующей информации, расспрос врачей, обдумывание, взвешенный подход к решениям; относительность в оценке болезни, сравнение с другими, находящимися в худшем положении; религиозность, стойкость в вере («со мною Бог»); придание болезни значения и смысла, например отношение к болезни как к вызову судьбы или проверке стойкости духа и др.; самоуважение — более глубокое осознание собственной ценности как личности.

Эмоциональные копинг-стратегии проявляются в виде: переживания протеста, возмущения, противостояния болезни и ее последствиям; эмоциональной разрядки — отреагирования чувств, вызванных болезнью, например, плачем; изоляции — подавления, недопущения чувств, адекватных ситуации; пассивного сотрудничества — доверия с передачей ответственности психотерапевту; покорности, фатализма, капитуляции; самообвинения, возложения вины на себя; переживания злости, раздражения, связанных с ограничением жизни болезнью; сохранения самообладания — равновесия, самоконтроля.

Поведенческими копинг-стратегиями являются следующие: отвлечение — обращение к какой-либо деятельности, уход в работу; альтруизм — забота о других, когда собственные потребности отодвигаются на второй план; активное избегание — стремление избегать «погружения» в процесс лечения; компенсация — отвлекающее исполнение каких-то собственных желаний, например покупка чего-то для себя; конструктивная активность — удовлетворение какой-то давней потребности, например совершить путешествие; уединение — пребывание в покое, размышление о себе; активное сотрудничество — ответственное участие в диагностическом и лечебном процессе; поиск эмоциональной поддержки — стремление быть выслушанным, встретить содействие и понимание.

Варианты копинг-поведения по методике Э. Хейма:

А. Когнитивные копинг-стратегии

  1. Игнорирование — «Говорю себе: в данный момент есть что-то важнее, чем трудности»
  2. Смирение — «Говорю себе: это судьба, нужно с этим смириться»
  3. Диссимуляция — «Это несущественные трудности, не все так плохо, в основном все хорошо»
  4. Сохранение самообладания — «Я не теряю самообладания и контроля над собой в тяжелые минуты и стараюсь никому не показывать своего состояния»
  5. Проблемный анализ — «Я стараюсь проанализировать, все взвесить и объяснить себе, что же случилось»
  6. Относительность — «Я говорю себе: по сравнению с проблемами Других людей мои — это пустяк»
  7. Религиозность — «Если что-то случилось, то так угодно Богу»
  8. Растерянность — «Я не знаю, что делать и мне временами кажется, что мне не выпутаться из этих трудностей»
  9. Придача смысла — «Я придаю своим трудностям особый смысл, преодолевая их, я совершенствуюсь сам»
  10. Установка собственной ценности — «В данное время я полностью не могу справиться с этими трудностями, но со временем смогу справиться и с ними, и с более сложными».

Б. Эмоциональные копинг-стратегии

  1. Протест — «Я всегда глубоко возмущен несправедливостью судьбы ко мне и протестую»
  2. Эмоциональная разрядка — «Я впадаю в отчаяние, я рыдаю и плачу»
  3. Подавление эмоций — «Я подавляю эмоции в себе»
  4. Оптимизм — «Я всегда уверен, что есть выход из трудной ситуации»
  5. Пассивная кооперация — «Я доверяю преодоление своих трудностей другим людям, которые готовы помочь мне»
  6. Покорность — «Я впадаю в состояние безнадежности»
  7. Самообвинение — «Я считаю себя виноватым и получаю по заслугам»
  8. Агрессивность — «Я впадаю в бешенство, становлюсь агрессивным»

В. Поведенческие копинг-стратегии

  1. Отвлечение — «Я погружаюсь в любимое дело, стараясь забыть о трудностях»
  2. Альтруизм — «Я стараюсь помочь людям и в заботах о них забываю о своих горестях»
  3. Активное избегание — «Стараюсь не думать, всячески избегаю со-средотачиваться на своих неприятностях»
  4. Компенсация — «Стараюсь отвлечься и расслабиться (с помощью алкоголя, успокоительных средств, вкусной еды и т. п.
  5. Конструктивная активность — «Чтобы пережить трудности, я берусь за осуществление давней мечты (еду путешествовать, поступаю на курсы иностранного языка и т. п.).
  6. Отступление — «Я изолируюсь, стараюсь остаться наедине с собой»
  7. Сотрудничество — «Я использую сотрудничество со значимыми мне людьми для преодоления трудностей»
  8. Обращение — «Я обычно ищу людей, способных помочь мне сове-том»

Виды копинг-поведения были распределены Хеймом на три основные группы по степени их адаптивных возможностей: адаптивные, относительно адаптивные и неадаптивные.

Адаптивные варианты копинг-поведения Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся:

  • «проблемный анализ»,
  • «установка собственной ценности»,
  • «сохранение самообладания» — формы поведения, направленные на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, наличие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

  • «протест»,
  • «оптимизм» — эмоциональное состояние с активным возмущением и протестом по отношению к трудностям и уверенностью в наличии выхода в любой, даже самой сложной, ситуации.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

  • «сотрудничество»,
  • «обращение»,
  • «альтруизм» — под которыми понимается такое поведение личности, при котором она вступает в сотрудничество со значимыми (более опытными) людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или сама предлагает ее близким в преодолении трудностей.

Неадаптивные варианты копинг-поведения Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся:

  • «смирение»,
  • «растерянность»,
  • «диссимуляция»,
  • «игнорирование» — пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из-за неверия в свои силы и интеллектуальные ресурсы, с умышленной недооценкой неприятностей.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

  • «подавление эмоций»,
  • «покорность»,
  • «самообвинение»,
  • «агрессивность» — варианты поведения, характеризующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, покорности и недопущения других чувств, переживанием злости и возложением вины на себя и других.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

  • «активное избегание»,
  • «отступление» — поведение, предполагающее избегание мыслей о неприятностях, пассивность, уединение, покой, изоляция, стремление уйти от активных интерперсональных контактов, отказ от решения проблем.

Относительно адаптивные варианты копинг-поведения, конструктивность которых зависит от значимости и выраженности ситуации преодоления

Среди когнитивных копинг-стратегий к ним относятся:

  • «относительность»,
  • «придача смысла»,
  • «религиозность» — формы поведения, направленные на оценку трудностей в сравнении с другими, придание особого смысла их преодолению, вера в Бога и стойкость в вере при столкновении со сложными проблемами.

Среди эмоциональных копинг-стратегий:

  • «эмоциональная разрядка»,
  • «пассивная кооперация» — поведение, которое направлено либо на снятие напряжения, связанного с проблемами, эмоциональным отреагированием, либо на передачу ответственности по разрешению трудностей другим лицам.

Среди поведенческих копинг-стратегий:

  • «компенсация»,
  • «отвлечение»,
  • «конструктивная активность» — поведение, характеризующееся стремлением к временному отходу от решения проблем с помощью алкоголя, лекарственных средств, погружения в любимое дело, путешествия, исполнения своих заветных желаний.

Некоторые исследователи пришли к тому, что стратегии лучше всего сгруппировать в копинговые стили, представляющие собой функциональные и дисфункциональные аспекты копинга. Функциональные стили представляют собой прямые попытки справиться с проблемой, с помощью других или без нее, в то время как дисфункциональные стили связаны с использованием непродуктивных стратегий. В литературе принято называть дисфункциональные копинг-стили «избегающим копингом». Так, например, Фрайденберг предлагает классификацию, в которой 18 стратегий сгруппированы в три категории: обращение к другим (обращение к другим за поддержкой, будь это сверстники, родители или кто-то еще), непродуктивный копинг (стратегии избегания, которые связаны с неспособностью справиться с ситуацией) и продуктивный копинг (работать над проблемой, сохраняя оптимизм, социальную связь с другими и тонус).

Как видно, копинг-стратегия в категории «Обращение к другим» стоит особняком от категорий «эффективного» и «неэффективного» копинга. Таким образом, несмотря на то, что данная классификация основана на измерении «эффективности- неэффективности», исследователями здесь все же предпринята попытка выделить еще одно измерение — «социальная активность», которое, с точки зрения исследователей, не может однозначно оцениваться как продуктивное или непродуктивное.

Была сделана попытка объединить в единое целое защитные механизмы и копинг-механизмы. При постановке психотерапевтических задач такое объединение адаптивных реакций личности представляется целесообразным, так как механизмы приспособления личности к болезни на разных этапах заболевания и его лечения чрезвычайно многообразны — от активных гибких и конструктивных до пассивных, ригидных и дезадаптивных механизмов психологической защиты.

Д. Б. Карвасарский выделяет также четыре группы защитных механизмов:

  1. группа перцептивных защит (отсутствие переработки и содержания информации): вытеснение, отрицание, подавление, блокирование;
  2. когнитивные защиты, направленные на преобразование и искажение информации: рационализация, интеллектуализация, изоляция, формирование реакции;
  3. эмоциональные защиты, направленные на разрядку отрицательного эмоционального напряжения: реализация в действии, сублимация;
  4. поведенческий (манипулятивные) типы защит: регрессия, фантазирование, уход в болезнь.

Механизм действия копинг-стратегий аналогичен действию защитных механизмов по приведенной выше схеме.

Сходными по действию с защитными механизмами выделяют действие копинг механизмов (механизмов совладания).

Копинг механизмы — это активные усилия личности, направленные на овладение трудной ситуацией или проблемой; стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуации психологической угрозы (приспособление к болезни, физической и личностной беспомощности), которые определяют успешную или не успешную адаптацию. Сходство копинг стратегий с механизмами защиты заключается в поддержании гомеостаза психики. Главными отличиями копинг механизмов от механизмов защиты является их конструктивность и активная позиция человека, использующего их. Однако это утверждение является спорным. Различие между этими двумя понятиями настолько мало, что порой трудно отличить обусловлено ли поведение человека защитными механизмами или копинг механизмами (человек может с легкостью переходить от использования одной стратегии к другой).

Более того, в различных публикациях такие термины, как «сублимация», «отрицание», «проекция», «подавление», «вытеснение» и др. используются и в значении психологических защит, и в значении копинг механизмов. Пожалуй, наиболее весомый аргумент в пользу различения механизмов копинга и защиты заключается в том, что копинг считается процессом осознанным, в то время как защита неосознаваема. Однако изначально человек сознательно не выбирает способ реагирования на проблемную или стрессовую ситуацию, сознание лишь опосредует этот выбор и делает возможным дальнейшую коррекцию поведения. В то же время можно указать защиты, которые могут быть осознанными (например, сублимация) и копинги, которые могут быть неосознанными (например, альтруизм).

Классификация способов совладающего поведения может быть проведена с использованием разных подходов. Например:

Министерство образования и науки РФ псих — Стр 4

а) дифференциация способов совладания по выполняемым функциям; б) группирование способов совладания в блоки (включение способов совладания более низкого порядка, младшего разряда в блоки категорий более высокого порядка, старшего разряда и создание иерархической модели способов совладания).

А. Дифференциация способов совладания по выполняемым функциям.

1. Дихотомия «совладание с проблемой (problem-focused coping) либо совладание с негативными эмоциями (emotion-focused coping)».

Проблемно-разрещающее совладание направлено на устранение стрессора или уменьшение последствий его негативного действия, если он не может быть разрушен. Совладание, сфокусированное на эмоциях, направлено на сведение к минимуму вызванного стрессорами эмоционального напряжения. Для его реализации может использоваться широкий арсенал способов совладания (избегание негативных эмоций либо из активное выражение, уход от стрессовой ситуации, самоуспокоение, размышления о возникших негативных эмоциях).

2. Дихотомия «взаимодействие со стрессором либо избегание его».

Совладание, направленное на взаимодействие со стрессором (engagement coping), на борьбу с ним или со связанным с ним эмоциями. Данный тип совладающего поведения включает в себя поведение, сфокусированное на разрешении проблемы и некоторые формы поведения, сфокусированное на совладании с эмоциями: регуляция эмоций, поиск социальной поддержки, когнитивное реструктурирование. Совладание, ориентированное на избегание стрессора (disengagement coping), нацелено на уклонение от взаимодействия с ним, на избавление от угрозы или связанной с ней эмоциями. Данный тип совладания прежде всего способствует освобождению от проявлений дистресса, негативных эмоций и относится к совладанию, сфокусированному на эмоциях. Он включает такие копинг-стратегии как отрицание, избегание, стремление выдать желаемое за действительное.

3. Дихотомия «приспособление, аккомодация к стрессовой ситуации либо определение смысла, значения стрессовой ситуации».

Совладание, сфокусированное на приспособлении к стрессовой ситуации (accommodative coping) направлено на действие стрессора. В ответ на возникающие ограничения личность пытается приспособиться к стрессовой ситуации используя разные стратегии (стратегии когнитивного реструктурирования, принятия непреодолимого препятствия, самоотвлечения).

Сфокусированное на смысловом содержании совладание (meaning-focused coping) включает в себя поиск смысла негативного события для человека, исходя из имеющихся у него ценностей, убеждений, изменение смысла целей и ответа личности на стрессовую ситуацию. Этот тип совладающего поведения может отражать придание обычным событиям жизни позитивного значения. Он включает переоценку ситуации, прежде всего в неконтролируемых ситуациях с прогнозируемым негативным исходом, и основывается на предположении, что переживание стрессового события включает в себя одновременно переживание как негативных, так и позитивных эмоций.

4.Дихотомия «опережающее либо восстановительное совладание».

Опережающее совладание (proactive coping) рассматривается как комплекс процессов, посредством которых люди предвосхищают или обнаруживают потенциальные стрессоры и действуют упреждающе с целью не допустить начала их действия. Ожидание новых угроз мотивирует человека принимать активные меры по их предотвращению до наступления действия стрессора и меньше переживать дистресс, когда возникновение переживаний становится неизбежным. Восстановительное, реагирующее на уже имевшую место проблемную ситуацию совладание (reactive coping) сфокусировано на преодоление полученного ущерба, вреда или возникших в прошлом потерь. Дифференциация способов совладания по выполняемым функциям дает возможность получить особенную и полезную информацию об особенностях реагирования на стресс при использовании определенного способа совладания (например: отвлечение внимания).

Тем не менее, ни одно различие не дает полного представления о структуре совладающего поведения. Поэтому представляется целесообразным создание многомерных моделей совладающего поведения, в которых копинг-стратегии сгруппированы исходя из выполняемой ими функции.

Б. Группирование способов совладания более низкого разряда в блоки копинг-стратегий более высокого разряда.

Одна и та же копинг-стратегия, отнесенная в разные классификационные группы, может получать иное значение и становится многомерной. Блок способов совладания «избегание» является интегрированным комплексом разнообразных копинг-стратегий более низкого разряда с узко специализированной направленностью, помогающим покинуть среду, вызывающую дистресс (отрицание, употребление наркотиков, выдавание желаемого за действительное, когнитивное и поведенческое избегание, дистанцирование и т. д.).

Блок способов совладающего поведения «поиск поддержки» отражает многомерность способов совладающего поведения и позволяет использовать доступные источники социальных ресурсов. Содержание поиска поддержки связано с ее смыслом (обращение с призывом, покаяние), источником (семья, друзья), отражает ее вид (эмоциональная, финансовая, инструментальная) и сферу поиска (учеба, медицина).

Наличие множества копинг-стратегий не означает то, что человек использует какую-то одну из них. Вслед за Р. Лазарусом, и С. Фолкманом. и К. Гарвером можно считать, что в той или иной ситуации личность прибегает к целому комплексу копинг-стратегий в зависимости от своих личностных особенностей и характера ситуации, т. е. существуют паттерны копинга.

Одним из центральных вопросов в теории копинга Р. Лазаруса и С. Фолкмана является вопрос о его динамики. По мнению авторов, копинг — это динамический процесс с составляющими структурными элементами, т. е. копинг не является постоянным, а подвержен модификации с изменением социального контекста.

Копинг представляет собой многомерный процесс когнитивных и бихевиоральных стратегий, которые используют люди для управления требованиями в специфических стрессовых ситуациях.

Вопрос о динамики копинга напрямую связан с проблемой прогноза того или иного поведения человека в стрессовой ситуации.

Социальный контекст копинга, а именно специфика и особенности события, с которыми взаимодействует человек в процессе преодоления, способны влиять на процесс совладания. Ситуация во многом определяет логику поведения человека и меру ответственности за результат его поступка. Особенности ситуации в большей степени детерминируют поведение, чем диспозиции субъекта. Стрессовая ситуация оказывает на личность значительное влияние.

Поведение во многом детерминировано не объективно заданной ситуацией, а ее субъективной оценкой и восприятием, однако нельзя недоучитывать и объективные показатели ситуации, которые отражаются в субъективной репрезентации индивида.

Люди по-разному интерпретируют стрессовую ситуацию. Они могут оценивать ее как угрозу или как требование. Стрессовые последствия, по мнению ученых, возможны только в том случае, если событие воспринимается индивидом как угроза, если же событие воспринимается как требование, то это вызовет другой способ ответа на него. По их мнению, оценка того или иного стрессового события зависит от оценки личности своих ресурсов совладания со стрессором, которые могут быть основаны на индивидуальном опыте, знаниях или практики или же на самооценке, восприятии собственной компетентности и др. На сегодняшний день вопрос остается открытым по поводу того, какие характеристики среды или личности могут оказывать наибольшее влияние на процесс преодоления.

Когнитивная оценка стрессовой ситуации, согласно теории Р. Лазаруса и С. Фолкмана, является ключевым механизмов, обуславливающим процесс преодоления.

Р. Лазарус предлагает две формы оценки — первичную и вторичную. При первичной оценке человек оценивает свои ресурсы, другими словами, отвечает на следующий вопрос: «Что я имею для преодоления этой ситуации?». Ответ на этот вопрос содействует качеству его эмоциональных реакций и их интенсивности. При вторичной оценке человек оценивает свои возможные действия и прогнозирует ответные действия среды. Другими словами задает следующие вопросы: «Что я могу сделать? Какие у меня стратегии преодоления? И как среда ответит на мои действия?». Ответ влияет на тип копинг-стратегий, которые будут выбраны для управления стрессовой ситуацией.

Значима роль способности к оценке ситуации, от которой зависит адекватный выбор стратегий преодоления. Характер оценки во многом зависит от уверенности человека в собственном контроле ситуации и возможности ее изменения. Вводится термин «когнитивное оценивание», определяющий некую активность личности, а именно процесс распознавания особенностей ситуации, выявление негативных и позитивных ее сторон, определение смысла и значения происходящего. От того, как у человека работает механизм когнитивного оценивания, зависят стратегии, которые будет использовать человек при разрешении трудной ситуации. Результат когнитивного оценивания — вывод человека о том, сможет ли он разрешить данную ситуацию или нет, сможет ли он контролировать ход развития событий или ситуация неподконтрольна ему. Если субъект расценивает ситуацию как подконтрольную, то он склонен применять для ее разрешения конструктивные копинг-стратегии.

По мнению Р. Лазаруса и С. Фолкмана, когнитивная оценка — это интегральная часть эмоционального состояния. Гнев, например, обычно включает оценку параметров вреда или угрозы, счастье включает оценку условий «человек-среда» с точки зрения их выгоды или полезности.

Выбор стратегии копинга Один из проблемных вопросов — оценка эффективности копинг-стратегий. Стратегии копинг-поведения могут быть полезны в одной ситуации и совершенно неэффективными в другой, а одна и та же стратегия может быть эффективной для одной и бесполезной для другой личности, а также эффективной считается такая копинг-стратегия, использование которой улучшает состояние человека.

Выбор стратегии копинга зависит от множества факторов. В первую очередь, от личности субъекта и особенностей ситуации, вызвавшей копинг-поведение. Кроме того, влияние оказывают половозрастные, социальные, культурные и другие особенности.

Имеется обусловленность способа психологического преодоления жизненных сложностей половыми стереотипами: женщины (и феминные мужчины) склонны, как правило, защищаться и разрешать трудности эмоционально, а мужчины (и мускулинные женщины) — инструментально, путем преобразования внешней ситуации. Если принять, что возрастные проявления феминности характеризуют лиц обоего пола в подростково-юношеском и пожилом возрасте, то станут более понятными обнаруженные возрастные закономерности развития форм копинга. Существуют и некоторые общие, достаточно устойчивые выводы об эффективности и предпочтительности различных форм копинг-стратегий. Наименее эффективными является избегание и самообвинение, достаточно действенным считается реальное преобразование ситуации или ее перетолкование.

Неоднозначно оцениваются эмоционально-экспрессивные формы преодоления. Вообще выражение чувств принято считать достаточно эффективным способом преодоления стресса. Однако есть исключение, которое составляет открытое проявление агрессивности в силу своей асоциальной направленности. Но и сдерживание гнева, как показывают данные психосоматических исследований, представляет собой фактор риска нарушения психологического благополучия человека.

Предпочтение копинг-стратегий субъектами с различным уровнем жизнестойкости Жизнестойкость является интегративным качеством личности, включающим три сравнительно автономных компонента: вовлеченность, контроль, принятие риска. Субъекты с более высоким уровнем жизнестойкости склонны использовать более эффективные копинг-стратегии для совладания со стрессом (планирование решения проблемы, положительная переоценка), в то время как личности с низким уровнем жизнестойкости склонны прибегать к менее эффективным стратегиям (дистанцирование, бегство/избегание).

Проведенные исследования позволили специалистам признать стратегии планирование решения проблемы и положительная переоценка, как более адаптивные, способствующие разрешению трудностей, а дистанцирование и бегство/избегание — как менее адаптивные. Полученные результаты позволили подтвердить гипотезу о положительной связи жизнестойкости и ее компонентов с предпочтением копинга планирование решения проблемы и отрицательной — с использованием копинг-стратегий дистанцирование и избегание. Не было выявлено ожидаемой положительной связи жизнестойкости с выбором копинга положительная переоценка. Это можно объяснить тем, что данный тип копинга, как отмечают специалисты, предполагает ориентацию на философское отношение к негативным событиям, может вести к отказу от действенного решения проблемы. Именно поэтому положительная переоценка может быть более эффективной для людей более старшего возраста, а не студентов.

Копинг-стратегии при невротических заболеваниях Исследование копинга у лиц, страдающих неврозами (Карвасарский и соавт., 1999), показало, что по сравнению со здоровыми людьми для них характерна большая пассивность в разрешении конфликтов и проблем, им свойственно менее адаптивное поведение. Больные неврозами часто реагировали «растерянностью» (когнитивная копинг-стратегия), «подавлением эмоций» (эмоциональная копинг-стратегия) и «отступлением» (поведенческая копинг-стратегия).

Исследования копинг-поведения у больных неврозами свидетельствуют о том, что они достоверно реже по сравнению со здоровыми людьми используют адаптивные формы копинг-поведения, такие как поиск социальной поддержки, альтруизм, оптимистичное отношение к трудностям. Больные неврозами чаще, чем здоровые, склонны выбирать копинг-поведение по типу изоляции и социального отчуждения, избегания проблемы и подавления эмоций, легко впадают в состояние безнадежности и покорности, склонны к самообвинению.

Здоровые испытуемые отличаются сформированностью таких копинг-стратегий, как конфронтативный копинг, планирование решения проблемы, положительная переоценка; принятие ответственности; дистанцирование и самоконтроль. Ими достоверно чаще, чем больными, используется адаптивная копинг-стратегия «оптимизм». Поведенческий, эмоциональный и когнитивный блоки совладания более интегрированы также в группе здоровых испытуемых. Между психологическими защитами «регрессия» и «замещение» в группе здоровых лиц наблюдается слабая положительная взаимосвязь, в то время как в группах больных эта взаимосвязь более прочная.

В группе лиц, страдающих психосоматическими расстройствами, все показатели антиципационной состоятельности имеют более низкие значения, чем в группе здоровых лиц. При этом их отличают выраженность психологической защиты «проекция», преобладание эмоции отвращения и таких черт личности как подозрительность и высокая критичность.

В группе лиц, страдающих психосоматическими расстройствами, наблюдается достоверно более высокая, чем в группе здоровых испытуемых, выраженность таких видов психологических защит как «компенсация», «рационализация», «регрессия», «замещение», «реактивное образование», «вытеснение»; копинг-стратегии «бегство-избегание» и «эмоциональная разрядка».

Однако совладающее поведение этих лиц отличается от такового у лиц, страдающих невротическими расстройствами, большей представленностью блоков «опережающего» совладания и копинг-стратегий, большей адаптивностью.

В группе лиц, страдающих невротическими расстройствами, высоко выражены психологические защиты «рационализация» и «проекция». У представителей данной группы преобладают эмоции ожидания и отвращения, сдерживающиеся с помощью соответствующих психологических защит. Для таких лиц характерны такие черты, как высокая критичность и стремление контролировать среду, педантичность, совестливость, подозрительность. Они отличаются более высокой выраженностью всех диагностируемых видов психологических защит.

Неадаптивная копинг-стратегия «растерянность» достоверно более часто применяется в группах лиц, страдающих психосоматическими и невротическими расстройствами, чем в группе здоровых лиц.

Копинг-стратегии и эмоциональный интеллект в оценке справедливости взаимодействий

Справедливость — один из основных параметров, по которым люди оценивают взаимодействие. Общая оценка справедливости складывается из оценок результата (дистрибутивная справедливость), процесса его достижения (процедурная справедливость) и отношений между участниками (межличностная справедливость).

Каждый из видов справедливости представлен в обыденном сознании с помощью ряда норм.

Оценка справедливости влияет на эмоциональное состояние участников взаимодействия. Подобное влияние ярче проявляется в случае отрицательных эмоций. Так, столкновение человека с несправедливостью приводит к доминированию в его эмоциональной сфере кратковременных (гнев, злость, чувство вины) и долговременных (хроническая враждебность, депрессия) отрицательных эмоциональных состояний.

Степень влияния оценки справедливости взаимодействия на эмоциональное состояние определяется индивидуальными особенностями участников. Однако их изучение не получило пока широкого распространения. Например, известно, что в качестве таких особенностей выступают ориентация во взаимодействии (оценка справедливости оказывает большее влияние на эмоции людей с альтруистической ориентацией) и групповая идентификация (несправедливость вызывает более сильные отрицательные эмоции у людей с сильной групповой идентификацией).

Вместе с тем, при изучении данной проблемы из виду упускаются психологические характеристики, непосредственно связанные с эмоциональной сферой, определяющие умение человека понимать и контролировать эмоциональное состояние. К их числу относятся эмоциональный интеллект и копинг-стратегии.

Эмоциональный интеллект — способность к понимаю своих и чужих эмоций, а также к управлению ими. Способность к пониманию эмоций означает, что человек может распознать эмоцию; идентифицировать ее и найти для нее словесное выражение; понимает причины, вызвавшие данную эмоцию, и следствия, к которым она приведет. Способность к управлению эмоциями означает, что человек может контролировать интенсивность эмоций, прежде всего, приглушать чрезмерно сильные эмоции; может контролировать внешнее выражение эмоций; может при необходимости произвольно вызвать ту или иную эмоцию. И способность к пониманию, и способность к управлению эмоциями может быть направлена как на собственные эмоции, так на эмоции других людей. Поэтому выделяют внутриличностный и межличностный эмоциональный интеллект.

Эмоциональный интеллект оказывает большое влияние на успешность и психологическое состояние человека. Люди с высоким уровнем эмоционального интеллекта устанавливают более позитивные отношения с окружающими, выше оцениваются ими, добиваются больших успехов в учебе и работе, более позитивно относятся к себе и имеют более высокий уровень психологического благополучия. Это происходит, поскольку высокий уровень эмоционального интеллекта, во-первых, позволяет человеку получить дополнительную информацию и тем самым повысить качество принимаемых решений, и, во-вторых, претворить эти решения в жизнь за счет хорошо сформированного самоконтроля.

За счет действия этих механизмов эмоциональный интеллект может выступать посредником влияния оценки справедливости взаимодействия на эмоциональное состояние участников. Вероятно, что способности к пониманию эмоций и управлению ими оказывают разное влияние.

С одной стороны, способность к пониманию эмоций усиливает связь между справедливостью взаимодействия и эмоциональным состоянием участников. Это происходит, поскольку она предполагает умение найти причину возникшего эмоционального состояния. Поиск причины заставляет людей обращать внимание на условия взаимодействия, одним из которых является его справедливость или несправедливость. Результатом такого поиска становится установление связи между оценкой справедливости и отрицательными эмоциями.

С другой стороны, способность к управлению эмоциями ослабляет связь между справедливостью взаимодействия и эмоциями участников. Это происходит, поскольку она включает в себя умение снижать интенсивность нежелательных эмоций. Демонстрация сильно выраженных негативных эмоций в отношении участников взаимодействия является социально нежелательной, результатом чего становится уменьшение интенсивности негативных эмоций при неизменной оценке справедливости взаимодействия.

Копинг-стратегии являются составной частью совладающего поведения, под которым понимается целенаправленное социальное поведение, позволяющее человеку справиться с трудной жизненной ситуацией (или стрессом) способами, адекватными личностным особенностям или ситуации — через осознанные стратегии действий. Несправедливость взаимодействия может выступать в качестве такой ситуации.

Эмоциональный интеллект и копинг-стратегии могут выступать посредниками во влиянии справедливости взаимодействия на эмоции, которые испытывают его участники. Эти эмоции могут быть направлены как на себя, так и на окружающих.

Оценка справедливости оказывает большее влияние на выраженность негативных эмоций в отношении других людей.

Оценка несправедливости взаимодействия порождает у его участников отрицательные эмоции, объектом которых становятся представители групп-соперников. Сила этого влияния определяется индивидуальными особенностями участников взаимодействия. В частности, оно сильнее выражено у людей с хорошо сформированным эмоциональным интеллектом, а также использующих копинг-стратегии, предполагающие самостоятельные усилия по изменению ситуации или собственного состояния.

Если вы автор этого текста и считаете, что нарушаются ваши авторские права или не желаете чтобы текст публиковался на сайте ForPsy.ru, отправьте ссылку на статью и запрос на удаление:

Отправить запрос

Adblock
detector